Как найти наставника?

Можно ли подвизаться без духовного руководства? Вопрос праздный, ибо ответ на него очевиден: нельзя. Без наставника в такой сложной области, как духовная, никак не обойтись. Но как найти духовного руководителя? Надо ли активно и целенаправленно искать, ездить по обителям, ходить от одного батюшки к другому?.. Как понять, что вот этот батюшка – твой духовник? И каким должно быть его руководство? Разъяснения дают пастыри Русской Церкви.

Тайна Божиего попечения

Игумен Лука (Степанов) Игумен Лука (Степанов):

– Как найти духовника? Не искал, не знаю. Мне, 22-летнему, духовник был дарован Богом в момент моего крещения. Потому его роль в своей жизни я осознаю как промыслительную данность, необходимую для моего спасения. Если даже земные браки «свершаются на Небесах», то обретение духовника тем более обнаруживается из тайны Божиего попечения о верующей во Христа душе.

У нас есть пример Христа, есть Евангелие, есть Предание Церкви

Иеромонах Иларион (Резниченко):

Иеромонах Иларион (Резниченко) – Тут нет одного ответа, это глубоко индивидуально. Как найти духовника? Не знаю, его может Бог послать неожиданно, а бывает, что его можно всю жизнь искать и не найти или найти. У всех по-разному, но что важно для всех христиан: никто не отменял Евангелия, Предание Церкви, выраженное в ее непростой истории, традиции, духовной литературе, богослужении. Разве это второстепенные вещи? Духовник – это не панацея и не решение всех проблем. Наверное, 95% христиан не имеют духовников (не просто исповедующих батюшек, а именно духовников). И им закрыто Царство Небесное? А Христос? Не Он ли его дарует? Поэтому если духовник ищется, чтобы стать живым Христом на земле, заслонить Его, – в нем нет никакого смысла, а только вред.

Бог пошлет тебе духовного руководителя – только не пропусти

Протоиерей Сергий Правдолюбов:

– Духовного руководителя найти трудно. Но замечено многими людьми: и учеными, и богословами, и подвижниками: если ты просишь у Бога духовного руководителя, Он пошлет его тебе. Он пошлет тебе, только не пропусти. Но если ты будешь просить какого-то совершенно невероятного, великого, святого, ты можешь просто не дождаться такого. Владыка Онуфрий в одном из интервью сказал: «Мне не нужно прозорливого руководителя, потому что я сам знаю все свои грехи. Что там больше обозревать? И так все ясно. Мне не нужно святого руководителя, зачем? что мне это даст для спасения? Мне нужен человек, который поймет меня, который не осудит, который подставит плечо. И который знает, что нельзя требовать от человека невероятных и удивительных высот, которых мы никак не достигаем. Он просто может понять, почувствовать и помочь в самых трудных моментах». Если просить такого руководителя, о котором говорил владыка Онуфрий, то Бог пошлет его.

Протоиерей Сергий Правдолюбов А без духовного руководства вообще спасаться нельзя. Без духовного руководства это гибельно и смертельно. Нельзя ни в чем никогда на себя полагаться. Я всегда для современных людей привожу такое сравнение: космические корабли и космические станции летают непременно при помощи и под внимательным контролем станции наземного управления, потому что в космосе, как известно всем, космонавты даже юмор воспринимают не так, как на Земле. И они могут не понять и не увидеть того, что с их космическим кораблем делается. Им осторожно-осторожно так с Земли говорят: «Мы должны включить такие-то двигатели, чтобы выровнять вашу орбиту, приподнять ее чуть-чуть, чтобы она больше не снижалась». Это значит, что через 10 минут на полторы, 25 или 30 секунд включатся двигатели, и вы не дергайтесь, не пугайтесь этого. Чтобы они осознали это и действительно не испугались.

Нечто похожее требуется любому человеку. У нас сознание, не твердо отражающее действительность. Оно постоянно меняется. У меня есть даже такой термин: «плавающее сознание». Нет постоянного и твердого соответствия нашего сознания действительности. И вот тут необходим духовник. Он должен сказать: «Стоп-стоп-стоп! Почему? А это куда? А это что такое?» Он должен помогать – и помогать доброжелательно, с любовью.

Никто не застрахован от ошибок и промахов. И даже самые великие подвижники обязательно идут к духовнику и исповедуются.

Духовник необходим, чтобы в нужный момент сказать нам: «Стоп! Ты куда?»

На меня очень сильное впечатление произвело, как Святейший Патриарх Пимен, у которого я был иподиаконом, однажды во время службы, прямо перед Причастием, вдруг подозвал отца Алексия Демина, 90-летнего клирика Патриаршего Богоявленского собора, и сказал: «Я должен исповедоваться». Он отошел к жертвеннику и исповедовался. И простой батюшка сельский, обычный, взял крест напрестольный, прочитал разрешительную молитву и благословил голову Святейшего Патриарха. Потому что патриарх, как хороший опытный монах, знает, как страшно небольшое отклонение в сторону, и если сейчас не затормозить – даже в исповеди простому священнику, последствия могут быть ужасающими и страшными.

Вот почему необходимо всегда исповедоваться, во всех случаях, даже вот как Святейший Патриарх Пимен на ходу исповедовался, чтобы быть твердым умом и твердо стоящим на земле без всяких отвлечений и всяких уходов в сторону в созидании своего спасения.

Послушание – это принцип богоподобия

Протоиерей Максим Козлов Протоиерей Максим Козлов:

– Важность духовного руководства исходит из простого, но совершенно базового христианского принципа – принципа послушания. Сын был послушлив Отцу даже до смерти, и смерти крестной. Принцип послушания – это не дисциплина в церкви, для того чтобы епископам и священникам проще было управлять паствой, а это принцип богоподобия, который может и должен быть нами реализован в нашей жизни. Безусловно, это возможно в семье у детей по отношению к родителям, у младших по отношению к старшим, у супругов по отношению друг к другу в той или иной мере. Но естественнее всего это может быть реализовано через духовное руководство в Церкви: на приходе, в монастыре.

Меры и пределы здесь могут быть очень различными, но самое главное, на мой взгляд, чтобы тот, кого вы ищете в качестве духовного руководителя, был хорошим человеком. Все остальное может быть очень по-разному, это все остальное – трудно измеряемые вещи: молитвенность, многолетний опыт и еще что. Просто по-настоящему хорошим человеком. Не значит – без ошибок, без греховных отступлений, без каких-то несовершенств, но в главном, в основном, в том, что душа чувствует, – хорошим человеком. Хорошего человека можно слушаться.

Если нет традиции преемства духовничества, мы имеем дело с новоделом

Чтобы не обмануться в духовнике, надо четко знать, что у него тоже есть духовник

Протоиерей Олег Стеняев:

– Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорил: в последнее время духовных наставников не будет – спасайтесь по книгам. Это субъективная реальность наших дней, но, по милости Божией, еще сохраняются люди, которые имеют навык духовного руководства.

Протоиерей Олег Стеняев Но для того, чтобы не обмануться в духовнике, надо четко убедиться, что у него тоже есть духовник, а у того духовника – тоже духовник. Потому что если нет этой традиции преемства духовничества, то мы имеем дело с новоделом. А новодел – всегда плохо, это всегда имитация чего-то. Поэтому очень важно, чтобы сохранялось преемство духовного руководства от одного духовника к другому. Этим, кстати, была сильна Оптина пустынь, которая через Паисия Величковского возродила афонскую традицию преемства от одного старца к другому. К сожалению, сейчас очень многим этого недостает и старцами становятся какие-то младостарцы, которые сами не находились под духовным управлением, и, общаясь с такими людьми, мы рискуем выдать за что-то действительно ценное и значимое то, что на самом деле является дешевым новоделом и не более того.

Без духовника в духовной жизни не будет основательности

Священник Валерий Духанин Священник Валерий Духанин:

– Тот, кто вовремя нашел духовника, – счастливый человек. Мне в этом отношении очень не повезло. Прежде чем обрести здравое духовное руководство, я прошел через ложное наставничество и понес огромное душевное повреждение. Поэтому мне есть с чем сравнивать.

Руководство у духовника – бесценный дар, который, может быть, даже не сразу осознается. Разве мы сразу ценим то, что у нас есть родители? Понимаешь ценность этого только потом. Так и в отношении духовника.

Без духовника в духовной жизни не будет основательности. Можно ли самому научиться водить автомобиль, выучить иностранный язык без учителя или пройти без проводника через незнакомую местность? Если и бывает такое, то лишь в исключительных случаях. Для всех же общим правилом является необходимость руководства. В самых тяжелых ситуациях моей жизни не раз спасала от бед именно откровенность перед духовником и его молитва и внимание. Поэтому сейчас я знаю точно: хочешь спасти свою душу, имей духовника.

Для человека вообще важно, чтобы кто-то услышал его в бедах и горестях, смог дать нужный ему совет. И, собственно, кто мог бы стать здесь еще более надежной опорой, как не священнослужитель, которому Бог вверил Свою благодать для укрепления верующих? Духовничество очень нужно. Иначе христиане вместо священника будут спешить к психологу и говорить, что у него они получили пользы больше, нежели у батюшки.

Конечно, для прощения греха неважно, кто тебя исповедует. Само Таинство исповеди с чистым раскаянием испепеляет грехи, потому что перед Святым Духом наши грехи словно солома перед огнем. Раскаянный, исповеданный грех исчезает. Но если посредством греховной жизни и погружения в заблуждения с душой произошли внутренние сломы, то раны остаются еще долго, они напоминают о себе. Вот почему так бывает нужен духовник, тот, кто знает все твои душевные особенности, все жизненные преткновения, ошибки, слабости и повреждения, полученные и совершенные твоей душой. Духовник – это тот, кто находит ключик к проблемам твоей души и помогает тебе выйти из них, обратившись к Богу. Духовник помогает обрести тот твой личный путь, на котором душа раскроется перед Господом и примет Его благодать.

Как же найти духовника? Во-первых, надо очень просить об этом Господа. Во-вторых, постарайтесь заметить, перед кем из батюшек ваша душа в особенности раскрывается, чьи наставления особенно разрешают возникшие у вас проблемы.

Духовник, прежде всего, обнаруживает внутреннее неустройство духовного чада

Зачастую мы идем к духовникам с каким-то вопросом, надеясь найти ответ. При этом наивно думаем, что, получив разрешение вопроса, тут же облегчим себе жизнь. Однако опытные духовники видят, что каждый из нас страдает не от нерешенного вопроса, а от целого комплекса духовных проблем, о которых мы, может быть, даже и не задумываемся. Поэтому подлинное духовничество заключается не только в разрешении сиюминутных вопросов, а прежде всего во вскрытии в духовном чаде его основных внутренних неустройств, в решении проблем, мешающих чаду, по сути, быть с Богом.

Зачастую нам нравятся те духовники, которые позволяют нам делать то, чего мы сами хотим. Услышать горькую правду о своем образе жизни больно, менять себя страшно, и потому мы часто ищем, чтобы духовник подстраивался под нас, смягчал требования духовной жизни и помогал, так сказать, заключать компромисс нашей совести с нашей расхлябанностью. Вот это очень неправильно. Важно найти духовника, который бы помогал потихоньку менять себя, освобождаться от ветхости, который подбирал бы то духовное лечение, которое окажется наиболее эффективным против наших главных страстей.

Духовник видит нас со стороны

Священник Александр Сатомский Священник Александр Сатомский:

– Духовное руководство крайне необходимо для христианина. В любом деле, начинаемом с нуля, человеку нужен помощник, наставник. Нельзя добиться результатов в иностранном, занимаясь по самоучителю. Невозможно получить результата в спортзале, не обращаясь к тренеру. Так же и в духовной жизни: нужен кто-то, кто видит вас со стороны, а также (дай Бог) обладает определенными навыками в духовной жизни, которым может не от книжек, а от опыта научить.

Духовник – это тот человек, у которого прихожанин регулярно исповедуется и с которым советуется по разного рода вопросам внутренней жизни. Для того чтобы такого человека встретить, нужно молиться о такой встрече, побывать на богослужениях в нескольких храмах. Посмотреть на общины – каковы люди, на то, как служит и как проповедует священник. Если к кому-то расположилось сердце, подойти и договориться о встрече, на которой можно задать вопросы, и/или об исповеди. Так может завязаться тот контакт, который перерастет потом в серьезные отношения духовного роста как прихожанина, так и священника.

Настоящие духовники не ломают духовную и социальную жизнь своих чад

Диакон Владимир Василик Диакон Владимир Василик:

– Для начала надо самому пройти хорошую школу духовного руководства. Это как в армии, так и в Церкви. Править и повелевать может только тот, кто прошел школу повиновения, смирения, управляемости. Тот, кто знает, каково быть подчиненным.

Не быть духовным руководителем, а самого себя подготовить к окормлению духовником.

Кто знает, каково быть подчиненным, тот относится милосердно и с состраданием к подчиняемым, к пасомым. Когда в архиереи выскакивает человек, не прошедший подлинной духовной школы – ни серьезной приходской, ни монашеской, а потершийся некоторое время вокруг архиерея в иподиаконах и по сути дела не знающий жизни паствы, то ничего доброго из этого выйти не может. Разве что по великой милости и благодати Божией. Это что касается пастырства вообще и церковного управления.

Что же касается духовного руководства, именно спасения душ, то это наука, и сам человек на себя это брать не должен.

Нам деваться некуда, поскольку исповедь перед Причастием у нас обязательна. Поэтому ставят исповедовать и молодых неопытных священников. В Греции отношение к исповеди совершенно другое: неопытных на исповедь не ставят. Другое дело, что там далеко не все, увы, исповедаются. Молодым священникам в Греции запрещается исповедовать. Отправляют на исповедь к опытным серьезным духовникам. У нас это нереально, неосуществимо. И молодые священники, на мой взгляд, должны быть очень осторожны. В ряде случаев, если они сталкиваются с той проблемой, которая для них явно не разрешима, явно выше их духовного опыта, они должны знать, к кому отправить исповедующегося, если он проявляет к этому достаточную волю. Здесь нужно четкое понимание своей компетенции. Это, во-первых.

Во-вторых, не следует искать духовного руководства, испытывать стремление стать духовным руководителем.

Как же найти себе духовного руководителя? В Писании сказано: «С преподобным преподобен будеши… и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися» (Пс. 17: 26–27). Надо искать таких людей, которые и преподобны, и избранны, и молитвенны. Не обязательно, чтобы это были люди славные, известные и информационно освещенные. Главное, чтобы это были люди благодатные, вокруг которых царит любовь и мир и жизнь чад которых устрояется ко спасению.

Каковы черты подлинных пастырей? – Отсутствие властолюбия и в то же время реальная духовная власть

Каковы черты таких пастырей? Я отмечу так: отсутствие властолюбия и в то же время реальная духовная власть, потому что от непродуманного властолюбия духовников очень много нехорошего происходит в жизни пасомых. Настоящие духовники не ломают духовную и социальную жизнь своих чад. Они, как опытные садовники, напротив, аккуратненько выпрямляют кривое; как опытные врачи, перевязывают хромающее; пробуждают к жизни все живое, что есть в их чаде. Часто говорят, как мой покойный духовник отец Василий Ермаков: «Думай сам». Не становятся костылями, не становятся заменителями, но, напротив, стараются, чтобы их чада скорее пошли сами, большую часть своей жизни думали, делали, решали сами. Они не попирают богоданной свободы своих чад, а удивительно деликатно советуют, как это делал отец Иоанн (Крестьянкин). Я вспоминаю общение с ним: он деликатно советовал. Я получал «по полной программе», если его не слушался, и уже после это понимал, но он и тогда принимал меня со всей любовью, несмотря на мое упрямство, ослушание, глупость, неразумие, гордыню. Это тоже удивительная черта настоящего духовника – такое терпение и любовь.

Страшные беды возникают от властолюбия и от взыскания духовной власти, от духовной тирании. Я знал один случай просто трагический, связанный с весьма известным духовником – не буду называть его имени. Его чадо, будущий священник, пришел к нему на прием со своей невестой, которую он любил. На приеме у этого духовника сидела на диване одна девица. Этот будущий батюшка спрашивает старца: «Батюшка, благословите меня на брак с такой-то». – «Нет, она не твоя, а вот твоя, тебя ждет, – и указывает на совершенно незнакомую девицу, на диване сидящую. – Вот на ней ты и повенчаешься. Ясно?» Тот по послушанию духовнику, разорвав общение с невестой, с которой все было договорено, женился на той, которую посоветовал старец. Что произошло? Его жена полюбила его всей душой, а он ее видеть не мог. Когда она приезжала к нему на место служения, он буквально через несколько часов отправлялся с ней на вокзал, покупал ей обратный билет и провожал до следующей станции, чтобы она по дороге не вздумала выпрыгнуть и вернуться к нему.

Столько трагедий возникало от властолюбивого и неразумного руководства духовников!.. Настоящий духовник не должен властолюбиво попирать свое чадо. Где надо, он, конечно, должен и вмешиваться, и свидетельствовать о неправде его жизни, и наставлять его крепко. Но там, где нет вещей зазорных и греховных, там, где чадо должно и может действовать само, там настоящий духовник должен давать этому «зеленый свет».

Надо четко разделять проблемы духовной жизни и те, что связаны с нашими социальными и семейными обязанностями

Как найти настоящего духовника? Об этом надо молиться. Надо вести регулярную церковную жизнь и просить Господа. Тут даже не обязательно, чтобы духовник был славным, великим, духовным. Достаточно, чтобы он был просто добрый батюшка, добросовестно относящийся к своим духовным обязанностям, внимательный и молитвенный. Если человек ему доверяет и молится Богу, чтобы Бог через него открыл Свою волю, то он все получит по своему прошению, получит все, что надо ему для спасения.

Другое дело, что надо четко разделять вещи, относящиеся к нашей духовной жизни, к нашему спасению – а с другой стороны, к нашим социальным и семейным обязанностям. У моей покойной бабушки был такой случай. На исповеди священник ее спросил: «Вы где работаете?» А она работала на Балтийском оборонном заводе, о месте своей работы говорить не имела права. И она нашла в себе мужество и разум духовный сказать: «Батюшка, простите, это к исповеди не относится». Нужно рассуждение и трезвение и для самого духовника, и для его чада.

Недавно один из старейших московских священников протоиерей Николай Ведерников рассказал Правмиру о своей жизни. В очередном интервью сайту он размышляет о духовничестве и смысле духовной жизни.

Кто относится к своей духовной жизни всерьез — ищет духовного наставника

— Отец Николай, обязательно ли, на ваш взгляд, христианину иметь духовника?

— Желательно исповедоваться у одного священника. Разумеется, исповедь принимает Господь, священник только свидетель, и если человек искренне раскаивается в своих грехах, таинство действительно независимо от того, у знакомого ли священника он исповедовался, насколько благочестив священник. Но лучше, когда священник знает прихожанина, когда между ними по-настоящему доверительные отношения.

Если человек серьезно относится к своей духовной жизни, он обычно находит священника, с которым такие отношения складываются. Пусть не сразу, но находит. Для духовного роста это очень важно. Когда ко мне приходит на исповедь незнакомый человек, я обязательно спрашиваю, есть ли у него духовный наставник. И большей частью оказывается, что нет, даже если он исповедуется не впервые и ходит в храм не один год. Меня это всегда огорчает. Печально, что люди за несколько лет церковной жизни так и не позаботились о том, чтобы кто-то наставлял их в духовных вопросах.

Нам с женой всю жизнь везло с духовниками. Отец Николай Голубцов благословил ее на рождение детей, хотя у нее с юности была гипертония, и врачи в один голос говорили, что рожать ей нельзя, опасно для жизни. Но три дочки родились у нас, можно сказать, по благословению отца Николая.

Отношения чада с духовником обычно длятся до смерти одного из них. Отец Николай скончался в 1963 году, после него нашим духовником был отец Владимир Смирнов из храма Илии Обыденного, а после его кончины — отец Василий Серебренников, ученик старцев, прозорливый батюшка. Он советовал ежедневно записывать свои грехи в блокнотик. Без подробностей, просто «осудил, позавидовал…». Мы старались следовать его совету. Он болел, поэтому на исповедь обычно приходили к нему домой и не очень часто, но посмотришь свои записи, и уже ничего вспоминать не надо.

Отец Василий прожил почти 90 лет и скончался в 1996 году. Потом мы с недавно ушедшим из жизни отцом Герасимом Ивановым исповедовались друг у друга. Замечательный был человек, талантливый художник, добрый пастырь, на десять лет меня старше, но при всем к нему уважении я не считал его своим духовным отцом. Последние месяцы перед кончиной он тяжело болел, не служил.

В храме Иоанна Воина на Якиманке, где я служу теперь уже внештатно, священников много, всегда есть у кого исповедаться. Доверяю им, чувствую, что они относятся к своему служению ответственно, но пока духовного отца у меня нет. Надеюсь, что если по воле Божьей жизнь моя продлится (а мне уже 84), Господь и духовника пошлет. И у Патриарха есть духовный отец, и у других епископов — каждый, кто относится к своей духовной жизни всерьез, ищет духовного наставника.

— Священнику, наверное, это действительно необходимо — ему же других приходится напутствовать.

— Это всем необходимо, потому что все мы грешны: «Ибо нет человека, который не согрешил бы» (2 Пар., 6, 36). Ты можешь не делать ничего плохого, достойно вести себя в обществе, пользоваться уважением, но есть помыслы, на которые не обращаешь внимания, а ведь недаром в монастырях каются в помыслах.

Борьба с помыслами

В течение дня каждому человеку приходит в голову много разных помыслов, явно греховных. Приходит помимо воли — от дьявола, стремящегося внушить нам жадность, зависть, осуждение, раздражение и другие нехорошие чувства. Я стараюсь прогонять помыслы Иисусовой молитвой. Отец Василий вообще рекомендовал читать ее постоянно.

В эту короткую молитву — «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного» — включено все наше православное исповедание, на ней строится вся догматика. Если ее внимательно читать, Господь постепенно очищает твой внутренний мир. А если помыслы овладевают мной, они этот мир загрязняют, и, пусть даже я не делаю никому ничего плохого, мой загрязненный внутренний мир воздействует на близких, на тех, с кем общаюсь, да и на всех окружающих. Это очень важно понимать — мы спасаемся вместе. «Стяжи дух мирен и вокруг тебя спасутся тысячи», — говорил преподобный Серафим Саровский.

Чистоты помыслов, исправления своего внутреннего мира можно достичь, если следовать совету апостола Павла: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите» (1 Фес., 5, 16–18). Нет повода унывать, впадать в отчаяние, если с нами Христос. Поэтому я всем рекомендую читать ежедневно хотя бы по одной главе Евангелия. Это даже важнее, чем соблюдать молитвенное правило, потому что Евангелие — письмо Самого Христа, именно через Евангелие мы входим с Ним в контакт.

Некоторые думают, что главное — свечки поставить перед иконами и сделать земные поклоны. А главное в христианстве — любовь человека ко Христу, встреча со Христом. Господь ценит личное обращение — каждый может найти свободную минуту (например, перед сном) и рассказать Ему, что сегодня произошло в его жизни, с какими трудностями столкнулся, попросить прощения и помощи, и Господь обязательно отзовется. Может быть, не сразу, но отзовется. Именно поэтому я советую всем каждый день прочитывать главу из Евангелия.

Духовная жизнь требует руководства. Духовный отец — священник, который руководит твоей духовной жизнью. Он может быть самый простой, самый неказистый, не иметь особого образования, но если я ему доверяю, значит, Господь через него может мне сказать что-то очень важное.

Без послушания отношения бессмысленны.

— А как новоначальному прихожанину понять, что этому священнику можно довериться, что он именно пытается понять Божию волю о человеке, а не навязать ему свою?

— Действительно, некоторые навязывают свою волю в полной уверенности, что им открыта воля Божия. Священник, только приняв сан, не имея ни опыта, ни знаний, воображает себя духовным руководителем. Это называется младостарчество — болезненное, но очень широко распространившееся в девяностые годы явление. Оно изживается, но постепенно.

Можно ли довериться священнику настолько, чтобы попросить его быть руководителем твоей духовной жизни, подскажет только внутренний опыт. Это трудно, особенно человеку, только начинающему церковную жизнь, но другого пути нет. Формально подходить к таким серьезным вопросам нельзя и дать какой-то общий совет я не могу.

Самим священникам, наверное, не следует спешить становиться духовниками. Я, например, не считаю, что достоин быть духовным отцом. Есть прихожане, которые постоянно исповедуются у меня — человек 10–15, привыкли они ко мне, — но когда меня просят стать духовным отцом, я, как правило, отказываюсь. Я всегда готов исповедовать человека, утешить, что-то посоветовать, но отношения чада с духовным отцом предполагают послушание.

Если священник соглашается быть моим духовным отцом, я верю, что он мне не просто по-человечески что-то советует, но через него мне советует Господь, и я должен проявить послушание. Проявлю ли, зависит от моего свободного выбора, но в случае послушания духовнику Господь подаст Свою благодатную помощь, а если не прислушаюсь к его совету, духовник не отвечает. Но без послушания такие отношения бессмысленны.

Некоторые прихожане прислушиваются к моим советам, стараются им следовать, и это всегда меня радует, но формально я никогда не называл себя чьим-либо духовным отцом. Не чувствую я в себе готовности к такой ответственности.

— Послушание касается только духовных вопросов? Должен ли духовник давать житейские советы: переходить ли на другую работу, куда ехать отдыхать?

— Опытный духовник, хорошо знающий свое чадо, может с пониманием отнестись и к его житейским проблемам. Например, на работе возникают конфликты, часто люди хотят тут же хлопнуть дверью, уйти. И не всегда после этого перемены бывают к лучшему. Когда человек поступает по своей воле, нередко потом жалеет. И, наоборот, если не стал сразу поддаваться эмоциям, прислушался к совету другого, все в итоге нормализуется.

Я обычно советую в таких случаях не торопиться, подождать — время многое лечит, в том числе и многие конфликты со временем разрешаются. Не только на работе, но и в семье. Бывает, что муж гуляет на стороне — как быть жене? Церковь допускает развод в таких случаях, но если она готова потерпеть и простить, потом семейная жизнь может восстановиться, нормализоваться. Необязательно восстановится, но я знаю случаи, когда восстанавливалась. А развод — всегда трагедия.

Послушание — от слова «слух»

В семейной жизни, кстати, тоже необходимо послушание — друг другу. Причем надо не от другого требовать послушания, а самому его проявлять. Допустим, жена что-то тебе говорит, а ты не согласен. Возражать, лишь бы сделать по-своему, идти на конфликт неправильно. Всегда надо уметь прислушаться.

Послушание — от слова «слух», оно начинается с умения вслушаться в то, что говорит другой. Мы не любим молчать. Наш друг митрополит Антоний Сурожский учил нас: «Мы все умеем хорошо говорить, но не умеем слушать друг друга. Поэтому очень важно вслушиваться». И в семейной жизни это очень важно. Муж должен уметь слушать жену, жена — мужа, и все вопросы надо решать с рассуждением. Не убедила тебя жена — ничего страшного, иногда ради мира все равно лучше согласиться с ней. Мир в семье важнее любых наших амбиций.

С духовником отношения другие — здесь я проявляю послушание, но дать правильный совет, не от себя, а от Бога, священник может, только если он понял человека, а чтобы понять, надо внимательно слушать, вслушиваться. Ну, а я в свою очередь должен вслушиваться в слова духовника, чтобы понять его совет.

— Были в вашей жизни случаи, когда после совета духовника вам казалось, что вы не в силах проявить послушание, что оно неподъемное для вас?

— Нет, такого не помню, но бывало, что я впадал в грех, от которого с трудом освобождался. Для этого мне требовались и время, и молитвенная помощь духовного отца. Священники, которым я исповедовался в своих грехах, всегда за меня молились, я чувствовал их духовную поддержку, благодаря которой мне удавалось выйти из того состояния, освободиться от греха. Это большое дело — свобода от греха!

Трудно бывает справиться с собой. Самый лютый враг духовной жизни — моя самость, гордыня, неумение делать над собой усилие. Разными путями идет человек. Один грех удается победить, он уходит, но что-то опять возникает в душе. Это требует большого внимания, и как раз духовный отец может подсказать, иногда даже со слезами.

Помню, когда я в детстве и юности исповедовался в своих юношеских грехах, священник плакал. Кажется, отец Вениамин его звали. Я подходил к нему действительно со страхом и трепетом, а он, слушая мою исповедь, плакал. Плакал о моих грехах. У каждого свой путь, иногда очень трудный, иногда полегче, но в любом случае надо уметь делать над собой усилие. А мы не любим, когда требуется проходить через тесные врата. «Ищите же прежде Царства Божия» (Мф., 6, 33). Оно внутри нас.

Благодарить за каждый прожитый день

— Если совет духовника непонятен, надо ему честно это сказать и попросить разъяснить или лучше принять на веру?

— Я думаю, что лучше попросить разъяснить. Иногда разъяснения достаточно, а иногда требуется время, чтобы человек понял совет, который пока не готов принять.

У священника не должно быть горделивого превозношения над прихожанами. Да, у него, допустим, больший опыт, как у профессора больше знаний, чем у студента, но именно когда этот опыт подается скромно, волей-неволей прислушаешься и поймешь, что это ты еще не дорос до понимания совета, не готов его исполнить, так как еще неопытен в духовной жизни, незрел. А когда понимаешь, проще смириться и все-таки попробовать исполнить совет.

Не стоит до конца доверять своему сердцу. Прислушиваться к нему, безусловно, нужно, но сохраняя трезвенность. «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить», — говорит апостол (1 Пет., 8, 9). Темные силы тоже действуют через сердце человеческое, поэтому и необходим духовный контроль.

— Насколько изменились прихожане за 50 лет вашего священнического служения? Понятно, что по сравнению с советским временем их стало гораздо больше, но некоторые священники говорят, что сегодня большинство приходит в церковь не с духовными запросами, а с психологическими проблемами.

— Приходят с разными проблемами, но в любом случае стараешься помочь человеку задуматься о главном. Говоришь с ним о смысле жизни, о том, что смерть всегда у нас за плечами, и надо помнить о смертном часе. Если бы мы действительно всегда помнили о смерти и об ответе перед Богом, перестали бы грешить. А мы не помним. Настолько поглощают нас заботы о собственном благополучии в земной жизни, что главное, ради чего живет человек, уходит из нашего сознания.

«В руце Твои, Господи Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой: Ты же мя благослови, Ты мя помилуй и живот вечный даруй ми. Аминь», — читаем мы перед сном. «В руце Твои, Господи», потому что я не знаю, встану ли утром. Память об этом не отменяет радость жизни. Можно радоваться, общаться с людьми, но помнить при этом, что неизвестно, сколько ты проживешь, и благодарить Господа за каждый прожитый день.

Я всегда советую людям утром просить Господа, чтобы день прошел без греха, а в конце дня — благодарить Его за все, за хорошее и за трудное. Обычно люди это выполняют.

— Были ли в вашей пастырской практике примеры такого глубокого покаяния, что оно укрепляло вас в вере?

— О таком покаянии мне рассказывал митрополит Антоний Сурожский. Один священник, у которого он однажды исповедовался, много пил, страдал пристрастием к алкоголю. «Но на исповеди он плакал не пьяными слезами, а слезами о моих грехах», — говорил митрополит Антоний. Имени этого священника он, разумеется, не называл, но та исповедь потрясла его как никогда, а ведь он был опытный духовник, сам исповедовавший тысячи людей. Я такую исповедь никогда не принимал.

— Вам же приходилось исповедовать приговоренных к смертной казни.

— Да, но с тех пор прошло почти 20 лет, подробности уже выветрились из головы. Помню только, что каялись эти люди искренне. Они ждали расстрела, но вскоре был введен мораторий на смертную казнь, и расстрел им заменили на пожизненное заключение. Некоторые до сих пор пишут письма из Мордовии моей дочери и ко мне обращаются с вопросами.

Сначала все они стремились на свободу, но я против. Не выдержат они здесь, могут сползти, совершить еще худшее, чем раньше. А там у них налажена духовная жизнь, приходит священник. Я не считаю их своими духовными чадами, но каждый день молюсь за них, и это очень важно. Ну, а раз они продолжают писать и задавать вопросы, значит, и у них есть какое-то душевное движение ко мне.

— Как я понял, вы считаете, что священнику не нужно стремиться в духовники?

— Да, не нужно. Молодым священникам я советую прежде всего найти духовников себе. Это не поучение, а совет старшего товарища. Без опыта послушания, мне кажется, трудно будет наставлять других в духовной жизни.

Я сам никогда не стремился быть духовным руководителем, но, как я уже сказал, есть человек 15, которые ко мне привыкли и регулярно исповедуются у меня. Наше общение не ограничивается исповедью в храме. По понедельникам они по возможности приходят ко мне домой. Мы беседуем на тему воскресного Евангелия, люди проблемами делятся, но осмысляем все через Евангелие, через Христа, потом пьем чай. Вижу, что и встреча друг с другом, возможность поделиться опытом, многих радует. И я рад, что чем-то могу помочь людям.

Беседовал Леонид Виноградов

  • 126поделились
  • Odnoklassniki
  • WhatsApp
  • Mail.ru
  • Viber
  • Facebook Messenger

В последнее время мне часто задают вопросы об Учителе, а именно: как найти Учителя, как установить с ним связь. В этой статье я хочу поделиться тем, что знаю об этом и прожила на своем опыте (для меня эта тема всегда была и остается актуальной).

Для начала давайте определим, кто такой ученик. Это человек, который встал на духовный путь, ищущий ответы на свои вопросы, устремленный в самопознании и самосовершенствовании.

Духовный путь тернист и полон испытаний. Считается, что у того, кто встал на эту стезю, назад дороги нет, только вперёд. Это объясняется тем, что на Пути перед человеком открываются новые знания, расширяется сознание, утончается внутреннее восприятие. На Пути человек проходит ряд преображений, трансформаций и трансмутаций, а, значит, он уже никогда не будет прежним.

На Пути ученику всегда помогают Учителя, Наставники, Руководители, Мастера. Это могут быть как земные Учителя, так и Духовные (невидимые), которые находятся в Тонких мирах.

Какими бывают Учителя


Итак, земные Учителя — это проводники знаний, которые помогают ученику на пути приближения к своему главному высшему аспекту. Учителем также может быть любой человек, если ты готов к такому восприятию мира, когда у каждого можно чему-то научиться (выйти на определенные осознания). Но видеть во всех людях Учителя очень сложно, особенно, если это кармические отношения, которые несут определенный урок. На это способны люди, которые уже достигли определенного уровня сознания.

В астрологии 9 дом отвечает за духовного Учителя, за отца, за удачу. Управляет этим домом духовная планета Юпитер (её еще называют Гуру), которая показывает, насколько человек может воспринимать высшие знания, насколько он благословлен удачей. По положению Юпитера в карте можно понять, способен ли человека видеть во всех людях Гуру, благословлен ли он Учителем. Очень важно чтить отца, а для женщин и муж также является Гуру.

Земные Учителя уже прошли часть Пути и больше продвинулись в своем развитии, а, значит, могут помочь и ученику. Учитель идёт впереди и освещает дорогу светом своих знаний, своего опыта. Он может объяснить, что происходит и подсказать направление, если вдруг ученик оказался в ситуации дезориентации и непонимания того, что с ним происходит.

В начале Пути, когда высшие импульсы ученика ещё непостоянны, Учитель помогает росту духа, помогает выявить и проявить соответствующие воплощению ученика качества.

Но когда-то «наступает момент духовного возмужания”, и ученик сам выбирает вектор своего дальнейшего устремления. Для Учителя важно отпустить ученика в самостоятельное свободное плавание, не привязывать его к себе.

Да, ученик может догнать и перегнать своего Учителя. Не будем пугаться этого повседневно встречающегося явления. Каждый, передающий знание, является Учителем. Может наступить такой момент, когда ученик вместит все знания Учителя, и последнему уже нечему будет его учить. Может наступить такой момент, когда ученик превзойдет знанием своего Учителя и станет сам Учителем, а Учитель — учеником своего ученика.

(Николай Уранов «Жемчуг исканий»).

Могут ли быть недопонимания между Учителем и учеником


Недопонимания могут быть у людей в земном воплощении. А земные Учителя — это те же люди, значит, они несовершенны, ибо они также проходят свой Путь, они тоже имеют эго, они такие же личности со своим характером и т.д. Но в моменты душевного единства с высшими аспектами, с Мировой душой Учитель земной становится проводником высших знаний для ученика. Он передает не только истинные знания, но и свою духовную силу, энергию. Эта передача может происходить через взгляд, касание, чтение лекций, ментальный посыл, какие-то наставления и т.д. В Ведах это называется шактипат, «нисхождение благодати, милости» свыше, от Учителя к ученику.

Для ученика будет правильно считать такого человека Учителем и относиться соответствующим образом к нему, выражая уважение к энергии, которая спускается свыше в виде знаний и передачи опыта. Считается, что когда Учитель дает какое-то задание (например, прочитать 100 тысяч раз мантру или другое), то одновременно он передает ученику силу для этого. И уважение ученика проявляется выполнением наставлений Учителя. Сложно… по себе знаю, но это способствует пробуждению дерзновенного духа ученика.

Друзья, мы поговорили о земных Учителях, которые приходят в нашу жизнь на время, а иногда даже на какие-то мгновения. С этим все более-менее понятно. И сейчас я хочу рассказать про Учителей Невидимых, которые заслуживают отдельного внимания, потому что наш истинный Учитель — это наш Дух, наше Высшее Я, наша Божественная часть (далее по тексту под словами Наставник, Учитель я буду иметь в виду именно высшее Я, Дух, Божественную часть).

Безусловно, у каждого человека есть свой Невидимый Учитель. Ведь «высший аспект Учителя – это Мировая душа, лучиком которой является каждое индивидуальное сознание. И какая-то часть нашего сознания всегда пребывает с Учителем. Даже если мы еще не знаем об этом”. Наш главный Наставник — наше высшее Я, искра Абсолюта, через которую мы находим связь с Божественным.

Как установить связь с Духовным Наставником


Незримое присутствие Учителей мы чувствуем в момент духовного пробуждения. Взаимодействие с Наставником зависит от возможностей воспринимать информацию из Тонкого мира, от уровня вибраций, открытости сердца, доверия своим ощущениям, интуиции. Потому что общение происходит при помощи тонких органов восприятия (чувствознания).

По мере расширения сознания и утончения восприятия распознавания мира связь с Учителем усиливается.
Также мы можем чувствовать присутствие Учителя в момент чтения духовных текстов, древних писаний, Учений в виде вспышки озарения, внутреннего голоса.

Каждый ученик должен научиться самостоятельно понимать Учение, иначе говоря, развить в своем собственном сердце свой собственный приемник Высокого Разъяснения… настоящее понимание (познавание) начнется тогда, когда начнет действовать приемник собственного сердца… Лишь то понимание, которое придет изнутри, остается с учеником навсегда…

(Николай Уранов «Жемчуг исканий»).

Чтобы услышать голос Наставника, важно для ученика преодоление самости, тогда связь с Учителем становится источником Радости озарений и Безусловной Любви. Это возбуждает в ученике любовь и признательность.

Когда приходит учитель


Всем известна фраза: «Когда готов ученик, готов и Учитель”. Было бы заблуждением считать, что по первому желанию ученика появляется Учитель. Одного желания от ума или эго недостаточно. Должна быть прежде всего сердечная готовность, огненное устремление и искреннее обращение к высшим силам. Вот тогда Учитель «бросает взгляд” на ученика. Он проверяет, насколько это желание искреннее, чистое, чем оно подкрепляется, какими порывами, самопожертвованием.

Нужно понимать, для чего Учитель, и тогда твой искренний вопрос, посыл приведет тебя к Нему. Тогда, когда намерение будет чистым, от сердца.

Отмечу, что Наставники могут добавляться на определенные миссии, задачи, но это все зависит от индивидуального плана развития ученика. По мере научения человеком взаимодействию со своим Духом, а также в зависимости от задач на воплощение, от духовных устремлений зависит, придет ли к ученику дополнительный Учитель и когда. Нужна готовность, самопожертвование и стремление быть учеником и получать наставления от Руководителей. И, главное, нужно понимать, что испытания на этом не заканчиваются, Дух продолжает закаляться посредством очищения сердца, приближения своего сознания к сознанию Абсолюта.

Почему не приходит учитель

Иногда человеку кажется, что он уже достаточно продвинулся на духовном пути, прошел много трансформаций и развил в себе нужные качества. Но долгожданной встречи с Учителем почему-то не происходит. Почему?

Стремление ученика приблизиться к Высшим аспектам естественно, но зависит это только от самого ученика – от накопленного опыта души в прошлых жизнях и от силы устремлений в настоящей.

Ведь когда ученик готов, готов ему и Учитель. А, значит, стоит спросить себя, всё ли я сделал для встречи с Учителем? Достаточно ли пройдено трансформаций, благодаря которым свойства, препятствующие этому, преобразованы в необходимые качества? Достаточно ли в жизни понимания и уважения, обузданы ли самомнение и критицизм, проявляются ли любовь и смирение и прочие качества, которые способствуют продвижению и развитию Духа. Ответ можно получить в результате испытания. И самый простой способ исследовать это в ближайшем окружении.

Конечно, если кто-то стоит на месте – ему не нужен проводник, но идущий не будет оставлен без руководства. Если кто-то лишается земного руководителя, значит, настало время двигаться самостоятельно. Полагаясь лишь на Высшее Руководство, которое не оставляет никогда и которое принимает единственную признательность – ваше продвижение вперед. Конечно, Высшее Руководство нуждается в высшей чуткости, внимательности и зоркости. Записывайте все явления, импульсы и Мысли.

(Николай Уранов «Жемчуг исканий»).

На первом курсе ИР наши студенты под чутким руководством капитанов соприкасаются, знакомятся, взаимодействуют со своим высшим аспектом — Высшим Я, своим Духовным Наставником. Исследуют Тонкое пространство, где душа пребывает между воплощениями — Мир Душ. Это всегда незабываемые впечатления и переживания любви, поддержки, радости, ощущения дома.

Я уверена, что читатели нашего блога имеют опыт взаимоотношений с Учителями. Дорогие, если у вас есть вопросы по данной теме, пишите, мы по возможности ответим вам. А также пишите темы, которые вас интересуют, и мы раскроем их в следующих статьях.

Поделитесь в комментариях, а как Вы взаимодействуете со своим Наставником? Что значит в Вашем понимании фраза «когда готов ученик, готов и Учитель”? Ну, и конечно же, дайте знать, была ли данная статья полезна для Вас?

Подписывайтесь на наш Telegram , чтобы быть в курсе самых важных новостей. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по и нажать кнопку Join.

Консультант реинкарнационики, капитан 1 курса ИР, ведический астропсихолог, парапсихолог. Многолетний опыт изучения и исследования различных целительских, духовных и эзотерических практик позволил выстроить свою систему духовного целительства и совершенствования личности.

Наставничество помогает расти в карьере, строить прочные отношения с окружающими и получать удовлетворение от жизни ментору и подопечному. Разбираемся, как работает менторинг, где найти наставника и как им стать

Кто такой ментор и зачем он нужен

Ментор или наставник — опытный профессионал, источник знаний и ответов. Он вдохновляет, помогает развиваться в личной и профессиональной жизни своему подопечному — менти. Например, чтобы привлечь инвестора, основатели стартапа приходят к ментору. Он помогает обосновать идею цифрами и составить план развития компании, делится контактами знакомых инвесторов.

В английском языке наставника называют ментором (mentor), подопечного — менти (mentee), а процесс наставничества — менторингом (mentoring или mentorship).

Начинающие предприниматели не могут знать, чего они не знают. Ментор смотрит на ситуацию «сверху», вовлекает подопечного в работу и мотивирует двигаться вперед личным примером. Он не дает точных рекомендаций и не решает проблемы за менти, а создает условия, в которых подопечный достигнет успеха.

По результатам исследования Endeavor, у 30% успешных нью-йоркских технологических стартапов были менторы. Основателей с самыми высокими показателями бизнеса обучали другие бизнесмены. Такую модель наставничества используют предприниматели по всему миру. После смерти Джобса Марк Цукерберг отметил, что основатель Apple был бесценным наставником. Создателей Dropbox Дрю Хьюстона и Араша Фирдоуси наставляют успешные серийные предприниматели Силиконовой Долины — Али и Хади Партови.

Марк Цукерберг поделился с премьер-министром Индии Нарендрой Моди тем, что в моменты, когда у Facebook не все в порядке, его наставник Стив Джобс советовал тому посещать храм в Индии, в который ходил и сам основатель Apple в смутные времена

Менторы поддерживают не только предпринимателей. Опытные наставники помогают избавляться от старых привычек и внедрять новые, решать проблемы в семье, строить команду и запускать проекты. Ментором может стать любой, у кого есть личный опыт и желание помогать другим.

Чем ментор отличается от коуча, тренера и фасилитатора

Ментор строит долгосрочные отношения для поддержки развития подопечного и помогает решать текущие проблемы. Он сосредоточен на общем развитии человека. Ментор применяет инструменты коуча, тренера и фасилитатора.

  • Коуч. Помогает подопечному достигнуть конкретных профессиональных или жизненных целей, о которых договариваются вначале. Как и ментор, коуч советует, организует процесс и делится опытом. Например, сотрудник компании обращается за помощью к коучу, чтобы стать руководителем отдела. Коуч будет работать с текущей моделью поведения, привычками, знаниями и навыками, чтобы подопечный возглавил отдел.
  • Тренер. Развивает конкретные навыки с понятным результатом. Тренер работает по заранее подготовленной программе тренинга, которая отвечает на запрос аудитории. Например, маркетологи компании не могут придумать новые способы продвижения. Тренер неформального образования научит генерировать идеи с помощью креативных методик и покажет, что делать с ними дальше.
  • Фасилитатор. Задача фасилитатора — привести участников к решению проблемы, отталкиваясь от их личностей и стиля работы. Фасилитатор ведет аудиторию по процессу, подбирает подходящие инструменты во время сессии. Он не знает, каким будет результат или решение. Например, топ-менеджмент крупной компании не может решить проблему текучки кадров. Фасилитатор погружает аудиторию в проблему и направляет ее до выработки решения.

Обязанности ментора и менти

Менторинг будет успешным, если обе стороны активно работают. Подопечный владеет процессом, определяет и направляет совместную работу на достижение профессиональных или личных целей. Приходит на каждую встречу, готовый обсуждать свой прогресс в достижении этих целей.

Наставник создает безопасную и теплую обстановку, чтобы подопечный не боялся задавать сложные, личные вопросы. Ментор дает честную объективную обратную связь по запросу подопечного. Отвечает на вопросы, сохраняет направление работы и границы наставничества. Менторы и менти осознают свою ответственность. Если чувствуют необходимость, могут передоговориться или ввести новые правила в любой момент наставничества.

Учитель с 40-летним стажем Рита Пирсон призывает преподавателей стать настоящими наставниками, чтобы строить будущее вместе с детьми:

Главная ответственность ментора — установить первые шаги наставничества, а затем сохранить его границы. Ментор продолжает поддерживать подопечного и фиксирует его результаты на протяжении всего курса.

Ментор:

  • предлагает свою экспертизу и время;
  • фокусируется на вопросах и стремлениях подопечного;
  • поддерживает менти словами и действиями;
  • терпеливо и внимательно слушает;
  • дает и принимает конструктивную обратную связь и комплименты;
  • советует без конкретного алгоритма действий;
  • предлагает поддержку со стороны;
  • хранит договоренности и секреты;
  • уважает время подопечного;
  • открыт, честен, надежен и заботлив.

Менти несет ответственность за активную работу над достижением своих целей и регулярное общение со своим наставником. Менти открывается к обучению и обратной связи ментора.

Менти:

  • формулирует цели обучения;
  • выделяет время и силы на свое развитие;
  • открыто и честно делится ошибками и неудачами, чтобы научиться их не допускать;
  • готовится к каждой встрече;
  • задает вопросы;
  • запрашивает обратную связь и дает ее ментору, если он просит;
  • объективно смотрит на свои сильные и слабые стороны, возможности;
  • уважает и благодарит ментора;
  • готов к новому опыту, навыкам, привычкам;
  • не разглашает договоренности;
  • уважает время наставника.

Нурана Мамедова, тренер, фасилитатор международной Коллегии им. Теодора Хойса, национальный ментор для членов сети EU4Youth Alumni Network:

«Часто менти думают, что ментор может поддерживать их как полноценный член команды или выполнять за них какую-либо работу. В тоже время, менторы совершают ошибку, когда пытаются повлиять на принятие решений и протолкнуть свою идею или мнение. Ментору и менти следует понимать, что менторинг — это разделение опыта: ментор уже прошел то, что предстоит пройти подопечному. Наставник может дать совет, поделиться знаниями, контактами, инсайтами. Последний выбор всегда за менти. Ментор не несет ответственности за успех проекта или личностное развитие менти, а старается поддержать достижение этих целей. Ясное понимание сути менторства может предотвратить подобные ошибки, а также помочь обеим сторонам определить правильные ожидания друг от друга. Менторство — это двухсторонний процесс обучения».

Как работает менторинг — четыре фазы наставничества

Фазы наставничества могут меняться в зависимости от договоренностей менторской пары. Например, наставник нового сотрудника в офисе или ментор команды стартапа.

Разберем основные фазы наставничества на примере, в котором ментор нацелен на долгосрочное общее развитие подопечного, а менти готов активно работать. В этом случае наставник помогает придумать и запустить проект, довести его до конца и понять, что делать после завершения. Такой проект может длиться от нескольких дней до нескольких лет.

1. Определение менторской пары. Ментор и подопечный начинают работу с запроса: ментор предлагает помочь или менти обращается за помощью. Участникам менторинга должно быть комфортно работать и общаться вместе.

Фото: Pexels

На первой встрече они знакомятся, ментор вникает в новую ситуацию. Подопечный и наставник формулируют цели своих взаимоотношений и определяют, как будут измерять результаты. Составляют расписание, периодичность и длительность встреч. Договариваются о границах в общении и темах, которые остаются только между ментором и менти. Выбирают удобный способ связи и планируют встречи. Участники менторинга подписывают «виртуальный контакт» — прописывают ожидания, цели работы и обязанности сторон.

2. Разработка и анализ. Менти разрабатывает проектную идею. Ментор анализирует цели проекта и сопоставляет их с потенциалом подопечного. Корректирует план действий, делится советами и списком ресурсов, которые помогут менти довести дело до конца.

3. Производительность и вмешательство. Это основная фаза работы ментора. Наставничество колеблется между молчанием, короткими встречами и активной поддержкой. Наставник должен поддерживать и помогать подопечному, но не запускать проект за него, поэтому постоянно контролирует свое вмешательство. На этом этапе ментор спрашивает себя: «Насколько здесь нужно мое активное участие?»

Подопечный запускает проект, проверяет свои способности и навыки. Если нужно, обращается за поддержкой и советами к ментору. Менти задает себе вопрос: «Как это наставничество удовлетворит мои потребности через самостоятельные действия?»

Запись встречи рэпера Diddy со своим наставником — миллиардером Реем Далио. Посмотрите, как ментор дает советы, а подопечный делится мыслями и страхами

На этом этапе границы наставничества могут начать размываться: менти перекладывает ответственность на ментора, а наставник выполняет работу за своего подопечного. Чтобы такого не было, нужно договориться об обязанностях и границах на первой встрече и периодически о них напоминать друг другу.

4. Отражение. На последнем этапе наставник переходит от активной работы к наблюдению. Ментор видит результаты своей работы: навыки, которые развил подопечный, результаты проекта, личности и человека. Ментор и менти подводят итоги сотрудничества, дают друг другу обратную связь. Проверяют, соответствовал ли менторинг целям «виртуального контракта».

Какие навыки нужны для менторинга

Доктор философии, психолог и консультант по наставничеству Линда Филлипс-Джонс выделяет три типа менторских навыков: общие ключевые навыки, специальные навыки для ментора и менти.

В модели Филлипс-Джонс для ментора и менти свой набор специальных навыков. Например, ментору нужно уметь управлять рисками и давать честную обратную связь, а менти — быстро учиться и проявлять инициативу

Чтобы менторинг приносил пользу, ментору и подопечному нужно развивать четыре ключевых навыка: активно слушать, создавать доверие, поощрять, понимать свои цели и текущую ситуацию.

1. Активное слушание — основной навык наставничества. Активное слушание помогает наставнику и подопечному быть услышанными и понятыми, строить прочные доверительные взаимоотношения.

Чтобы научиться активно слушать:

  • давайте развернутые ответы и комментарии;
  • не перебивайте наставника;
  • используйте невербальные средства общения: жесты, мимику, интонации;
  • интересуйтесь тем, что говорит собеседник;
  • обобщайте ключевые моменты и подводите итоги диалогов.

Не поддавайтесь побуждению всегда переводить разговор к своему опыту и мнению, чтобы быстро решить проблему. Сначала выслушайте собеседника, а потом принимайте решение.

2. Создание доверия. Чем больше наставник и подопечный доверяют друг другу, тем сильнее партнерские отношения и эффективнее работа. Если ментор и менти соблюдают договоренности, доверие будет расти.

Чтобы стать надежным:

  • не разглашайте информацию, которую договорились сохранить между собой;
  • выделяйте достаточно времени на встречи;
  • выполняйте свои обещания;
  • уважайте наставников, подопечных и их границы;
  • признавайте и исправляйте свои ошибки;
  • вежливо и вовремя говорите собеседнику, если несогласны с ним. Будьте честны;

3. Поощрение. Согласно исследованию Филлипс-Джонс, поощрение — самый ценный навык наставничества. Это признание партнера, искреннее положительные отзывы и похвалы. Поощрение помогает оставаться сосредоточенным и мотивированным. Эффективный наставник вовремя поощряет менти, чтобы повысить доверие и мотивировать к развитию.

Чтобы научиться поощрению:

  • хвалите партнера наставничества за достижения и действия;
  • указывайте на положительные черты характера, например, настойчивость или целостность;
  • хвалите перед другими людьми;
  • благодарите;
  • пишите обнадеживающие письма или голосовые сообщения;
  • говорите, как собеседник вам помог.

Убедитесь, что ваша похвала и поддержка искренняя. Не поощряйте слишком много или мало. Эксперты по человеческому развитию рекомендуют поощрять четыре-пять раз за каждое корректирующее замечание.

4. Понимание своих целей и реальной ситуации. Независимо от роли наставничества вам нужно ясно понимать свои жизненные и профессиональные цели, мечты, видение и сравнить их с текущей ситуацией. Навык помогает ментору удовлетворять свои потребности и оказывать нужную помощь подопечному, менти — точно формулировать запрос.

Фото: Jo Szczepanska / Unsplash

Чтобы использовать этот навык:

  • узнайте, что для вас важно;
  • определите свои сильные и слабые стороны;
  • выделите сферы профессии и личной жизни, в которых вы хороши;
  • поставьте цели в карьере и личной жизни на 1—5 лет;
  • точно опишите ваши способности в текущей ситуации.

Эффективные наставники и подопечные постоянно развивают навык самопознания и саморефлексии. Запрашивают обратную связь у других людей, наблюдают за своими действиями, навыками и эмоциями. Профессор Массачусетского технологического института Питер Сенге в книге «Пятая дисциплина» пишет, что эти навыки являются частью «личного мастерства».

Где найти наставника

Чтобы найти подходящего ментора, точно сформулируйте свои потребности, цели и запросы. Ищите человека, который вас вдохновляет и обладает экспертизой в нужной области. Например, вы тоже хотите руководить небольшой компанией, выступать на профильных конференциях и получать удовлетворения от своей работы.

Нурана Мамедова рекомендует искать ментора на проект среди людей, которые уже сделали несколько подобных проектов. Для личностного роста ищите экспертов из сферы тех компетенций, которые вам нужно развить. Тренеры и проектные менеджеры справляются с ролью ментора эффективнее, поскольку знают, как и что преподносить.

  • Окружение. Присмотритесь к людям, с которыми работаете, учитесь или общаетесь. Не бойтесь спрашивать друзей и знакомых, они могут подсказать подходящего человека. Сформулируйте несколько одинаковых вопросов, чтобы задавать их кандидатам. Сделайте список потенциальных наставников с контактами, ключевыми компетенциями и ответами на эти вопросы.
  • Мероприятия и конференции. Люди с экспертизой собираются на профильных мероприятиях, чтобы поделиться опытом и завести полезные знакомства. Попробуйте найти ментора среди спикеров или участников. На таких мероприятиях люди готовы общаться о работе, целях и достижениях.
  • Медиа и соцсети. Выберите несколько изданий и медиаресурсов, на которых люди делятся профессиональным опытом. Например, на rbc.trends вы найдете экспертов в футурологии, образовании, экологии, бизнесе. На vc.ru пишут о маркетинге, стартапах и предпринимательстве, а на habr.com — о технологиях. Следите за личными блогами людей, которые могли бы стать вашими наставниками. Даже если вы не будете работать лично, сможете задать вопрос, вдохновляться и следовать рекомендациям лидера мнений.
  • Курсы, лекции, школы. Посещайте образовательные лекции, учитесь в школах и на интенсивах по вашей теме. Среди спикеров или слушателей может быть ваш ментор. Во время длительного обучения студенты часто предлагают друг другу поддержку, чтобы улучшить учебные показатели. Такой вариант поможет разобраться в основах наставничества и попробовать его в жизни.
  • Тематические сообщества. Узнайте, где общаются ваши коллеги или люди нужной профессии. Например, графические дизайнеры, иллюстраторы и художники делятся работами на behance. Вступите в профессиональные группы и чаты, заведите профиль на сайте, участвуйте в дискуссиях и обсуждениях. Есть специальные площадки для поиска подопечного или ментора, например, My mentor.

Помните, зачем вам нужен наставник и зачем наставнику нужны вы. Вкладывайтесь в работу, поддерживайте и будьте честны со своим собеседником.

Чтобы менторинг прошел успешно

  • Ищите наставника, с которым чувствуете себя сильным и мотивированным.
  • Открыто делитесь своими целями и страхами.
  • Не ждите, что ментор решит ваши текущие проблемы или сделает работу за вас.
  • Не ждите конкретного совета.
  • Делитесь своими ошибками и неудачами.
  • Прислушивайтесь, «пропускайте через себя» и применяйте советы ментора на практике.
  • Поощряйте своего наставника или подопечного.
  • Не рассчитывайте на связи, партнерство и поддержку организаций, коллег вашего ментора или менти.

Чтобы определиться, подойдет ли вам менторинг, прочитайте эти книги

  • «Элементы Менторинга: 65 ключевых элементов», Брэд Джонсон и Чарльз Ридли
  • «Наставничество 101: Что нужно знать каждому лидеру», Джон Максвелл
  • «Элементы стиля». Уильям Странк-младший и Элвин Брукс Уайт
  • «Как добраться до Да», Роджер Фишер и Уильям Ури
  • «Книга решений: 50 моделей стратегического мышления», Микаэль Крогерус и Роман Чеппелер

Больше информации и новостей о трендах образования в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.

Насколько нас обязывает решение стать духовным чадом, насколько оставляет свободными? Какое отношение к духовнику — неправильное? Как быть, если руководителя в духовной жизни у вас пока нет? Можно ли иметь «духовника по переписке»? Как быть, если у мужа и жены разные духовники? Можно ли перейти от одного духовника к другому? И что это за тайна духовничества, делающая отношения отца и чада особыми?

Об этих и других нюансах темы говорим с известным московским священником, на протяжении 35 лет бывшим в послушании у архимандрита Иоанна (Крестьянкина), — настоятелем храма Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках протоиереем Владимиром Волгиным.

Время на проверку

— Отец Владимир, с чего человеку, только что пришедшему в Церковь, начать поиск духовника?

— Прежде всего, об этом нужно молиться. Преподобный Симеон Новый Богослов советует молиться много, чтобы Господь послал духовника. Еще один совет: не спешить. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил следующее: когда молодой человек и девушка познакомились и имеют симпатию друг к другу, то до решения вопроса о браке должно пройти три года. Безусловно, между ними должны быть дружеские отношения, целомудренные, и уже к концу третьего года молодые люди должны определиться: могу ли я с этим человеком жить или нет? Вот духовничество — это тоже в каком-то смысле брак, только духовный. И поэтому не сразу нужно проситься в духовные чада к тому священнику, который тебе пришелся по вкусу и отвечает сегодня внутренним твоим запросам. Завтра это может оказаться не так!

Нужно очень внимательно присмотреться к нему, увидеть положительные стороны — а мы, священники, будучи человеками, являем и пристрастные, отрицательные свои стороны. Нужно наблюдать за тем, как священник руководит своими духовными детьми, навязывает ли тотально свою волю, настаивает ли на ней или оставляет человеку свободу. Даже Господь не ограничивает нашу свободу, Он стучится в дверь сердца, именно стучится, но не приказывает: «Откройте Мне дверь!»

— Можно с лёту довериться и духовно не­опытному человеку, «младостарцу»…

— Да. Младостарцы — это молодые, не­опытные священники, которые считают себя людьми, знающими волю Божию, всё понимающими, всё видящими. А на самом деле это не так. Да, безусловно, бывают исключительные случаи: преподобный Александр Свирский уже в 18 лет считался старцем, преподобный Амвросий Оптинский в 38 лет стал старцем. А в обычной нашей жизни люди приходят зрелыми к этой харизме, к тому послушанию, которое Господь может возложить на человека непосредственно или через духовного отца. Но если мы не видим чего, а утверждаем, что видим, и настаиваем на этом, то горе нам, священникам, духовникам!..

Поэтому, повторюсь, спешка ни к чему.

Я уже 36 лет служу в сане священника, и много людей прошло через меня и остановилось у меня как у духовника. Но раньше я преждевременно устанавливал отношения: человек просит об этом, «влюбился» как в священника с первого взгляда и думает, что все будет благополучно. Были и такие случаи, когда люди уходили от меня, наверное, разочаровываясь, наверное, потому, что я не смог достаточно глубоко ответить на их вопросы. А может быть, отвечал так, что вопрошающим было неинтересно слушать. Разные бывают причины отхода верующих мирян от своих духовников. И для того чтобы этого не было, я постепенно, с опытом, стал устанавливать какой-то период, так скажем, «воздержания» до заключения отношений. Я говорю: «Понаблюдайте за мной. Я вам не откажу ни в коем случае, буду сейчас на правах «исполняющего обязанности” духовного отца. Но не буду таковым до тех пор, пока вы не посмотрите на меня достаточно продолжительное время».

— При этом Вы исповедуете этих людей?

— Да, конечно, исповедую, беседую, отвечаю на все те вопросы, которые они ставят передо мной.

— Чем отличается духовное чадо от человека, который просто приходит на исповедь?

— А чем отличаются свои дети от чужих детей? Наверное, тем же. Твои дети тебя слушаются, по крайней мере, обязаны слушаться до какого-то возраста. Да и потом, может быть, послушание сохраняется, если это полезно будет. А чужие дети тебя не слушаются. Они к тебе могут обращаться за каким-нибудь советом, за конфеткой, условно говоря, за объяснением чего-то. Вот и исповедующийся человек, не являющийся духовным чадом, находится примерно на таком уровне отношений со священником.

Послушание и свобода

— Строго говоря, абсолютное послушание — это монашеская категория. А в какой мере послушание может соблюдать мирской человек?

— Конечно, необходимо учитывать возможности человека.

Есть определенный круг проблем — не очень разносторонний и обширный, — который люди, живущие в миру, обычно ставят перед нами, священниками. Эти вопросы по сути своей касаются кодекса нравственно-христианской жизни, и когда речь заходит о них, духовное чадо, безусловно, должно проявить послушание. Ну, например, жизнь в так называемом «гражданском браке», в отношениях, которые не зафиксированы органами государственной власти и Церковью не освящены. Это блуд. Некоторые говорят: «Да я лучше повенчаюсь, я не пойду в ЗАГС». Но эти люди не понимают того, что до революции Церковь сочетала в себе два института: ЗАГС (метрические книги) и сам институт Церкви, где совершались таинства или обряды. И, безусловно, человек, который просит у тебя духовничества, должен послушать тебя и перестать жить в таком незаконном сожительстве. Или же узаконить его. Это же просто, правда?

Есть проблемы другого уровня. К примеру, переход с одной работы на другую работу — правильно это или неправильно? Я знаю, что старцы никогда не советовали просто так переходить на другую работу, допустим, из-за более высокой заработной платы, а рекомендовали своим духовным детям оставаться на прежней работе. И, в общем, опыт показывает: это правильно чаще всего. Почему? Потому что, когда человек переходит на другую работу, он должен адаптироваться, его должны принять сотрудники, сослуживцы, а если не примут, это может закончиться увольнением. Вот тебе и повышенный уровень заработной платы!..

— Должен ли человек обсуждать с духовником любые вопросы семейной жизни? Почему не решить их самому?

— Думаю, любое обсуждение должно начаться в семье. Есть вопросы и проблемы, которые муж и жена сами могут отрегулировать. А есть такие, которые приходится выносить на благословение духовника, когда, допустим, муж не согласен с точкой зрения жены или наоборот. Причем нужно понимать: я задаю этот вопрос только в том случае, если я готов исполнить благословение духовника. Если не исполню, потому что не понравится мне ответ, то это профанация отношений. Лучше не подходить с этим вопросом к духовнику и жить по собственной воле, чем спросить и не исполнить.

Об играх в духовную жизнь

— Нет ли тут такой опасности: человек, привыкнув обо всем спрашивать духовника, потеряет способность самостоятельно принимать решения и, главное, брать на себя ответственность за них? Раз духовник благословил, он за все и отвечает…

— На моей практике я не встречал людей, которые хотели бы возложить всю свою жизнь и попечение о себе на духовного отца. Бывают некоторые отклонения, искривления, неправильности в отношениях с духовным отцом. Например, когда духовные чада спрашивают о каких-то мелочах. Условно скажем: «Благословите меня сегодня сходить в магазин, у меня в холодильнике ничего нет». Но что меня больше удивляет, это то, что иногда люди спрашивают благословения, предположим, на поездку куда-то, уже имея билет, имея путевку: «Благословите ли поехать туда-то во время Великого поста?» Я в таких случаях говорю: «Такая просьба — профанация. Я могу только помолиться о Вас в вашей поездке, раз Вы сами решили этот вопрос».

Я думаю, опасность скорее не в неумении принимать решения, а в том, что мы достаточно горды, тщеславны и привыкли решать проблемы сами по себе. И поэтому хорошо, когда люди свою голову подклоняют под благословение духовного отца.

И есть, безусловно, сложные вопросы, на которые человек не может сам ответить. А священник, по благодати Божьей, данной ему свыше, во всяком случае, способен дать очень разумный совет.

— Получается, что человек не вполне свободен как духовное чадо, у него есть некие обязанности по отношению к духовному отцу?

— Как у детей по отношению к родителям. Но эти обязанности необременительны. Сейчас ситуация такова, что многие молодые христиане, закончившие, может быть, даже не один вуз, а два или три, бывают очень самоуверенными: зачастую они считают себя компетентными не только в тех областях, в которых получили профессиональные знания, но и в духовной жизни, где якобы можно с пол-оборота разобраться. Нет, это не так. О таких людях отец Иоанн (Крестьянкин) сказал: «Нынешние чада Церкви совершенно особые… они приходят к духовной жизни, отягощенные многими годами греховной жизни, извращенными понятиями о добре и зле. А усвоенная ими правда земная восстает на оживающее в душе понятие о Правде Небесной <…> Спасительный крест <…> отвергается, как бремя неудобоносимое. И, внешне поклоняясь великому Кресту Христову и Его Страстям, <…> человек ловко и изобретательно будет сторониться своего личного спасительного креста. И тогда как часто начинается страшнейшая подмена духовной жизни — игрой в духовную жизнь».

— Где все-таки пролегает граница между старчеством и духовничеством?

— Старцы от нас, обычных духовников, отличаются вовсе не прозорливостью. Прозорливость, безусловно, сопутствует старчеству. Но старчество — больше, чем прозорливость! Ведь среди людей, которые служат не Богу, а темным силам, есть ясновидящие, которые тоже могут предсказывать судьбу человека.

Главное в старцах — другое: они — носители Божественной любви. Не человеческой, которая пристрастна и бывает часто лжива, а Божественной. И когда ты ощущаешь эту любовь, ты понимаешь, что она — истинна и никакая другая любовь не может заменить ее. Так как на моем веку встретилось мне 11 старцев, мне кажется, хотя я дерзновенно сейчас говорю, что во мне есть некий «индикатор»: подлинный ли старец тот или иной человек или нет. И я могу сказать, что старец узнается по этой любви — всепокрывающей, всепрощающей, нераздражающейся. Той самой, свойства которой описаны в Первом послании к Коринфянам апостола Павла: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…

Мое послушание на всю жизнь

— Как Вы познакомились с Вашим духовным отцом, архимандритом Иоанном (Крестьянкиным), и со схиигуменом Саввой?

— К сожалению, в свое время нам, молодежи, священники уделяли очень малое внимание, потому что в советское время им было опас­но вступать в общение с молодыми людьми. Хотя были такие московские иереи, которые с молодежью общались, но их было немного. Я, еще не будучи крещеным (принял крещение спустя полгода после этой поездки), приехал в Псково-Печерский монастырь и познакомился с отцом Саввой (Остапенко). Даже отца Иоанна (Крестьянкина) я не помню, хотя говорили, что он был и мы с ним познакомились. И уже спустя год я снова приехал в Печоры. И вот как-то отец Савва, зная, что я занимаюсь литературными трудами, предложил мне отредактировать его книгу. И вложил молитовку о духовном отце туда. Я спросил: «Вы хотите меня принять в духовные дети?» Он говорит: «Если ты хочешь, я могу принять». Я знал, что он великий, что это особенный человек… А я был очень тщеславным и, в общем-то, остаюсь до сих пор, наверное, таковым, поэтому иметь такого духовного отца для меня, безусловно, было престижно. Я еще не понимал, что такое духовничество!

Так вот я попросил отца Савву быть моим духовным отцом. О чем я совсем не жалею! Благодарю Бога за то, что он какое-то время, не очень долгое, но руководил мною и обозначил такие важные, реперные точки в моем дальнейшем пути духовной жизни.

— Например? Что больше всего Вам запомнилось из его советов?

— После первой моей, генеральной, исповеди он мне сказал: «Я тебе дам послушание, которое тебе может показаться сложным, но это делание всей жизни: не осуждай людей». Я кое-как старался это исполнить, и действительно, это послушание на всю жизнь. И это есть путь к любви.

— Как Вашим духовником стал отец Иоанн (Крестьянкин)?

— Несколько раз я обращался к отцу Савве, и параллельно у меня стали нарождаться какие-то отношения с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Вот я исповедовался у отца Саввы, он мне говорил: «Благословляю», или «Не благословляю» — и не объяснял ничего. Отец Иоанн не противоречил никогда отцу Савве, их точки зрения, безусловно, совпадали, но отец Иоанн как бы «разжевывал» мне все: почему именно так, почему не по-другому. И мне это оказалось гораздо ближе, чем просто: «благословляю», «не благословляю». Так что постепенно я «перебазировался» к отцу Иоанну, который меня принял в духовные дети.

В отсутствие старцев

— Какова сегодня ситуация с духовничеством?

— Сложная. Думаю, не у всех священников, к сожалению, есть дарование духовничества.

— А что такое дарование духовничества, в чем оно заключается?

— Я бы так сказал: это разумность требований, которые предъявляет духовник к духовному чаду. Ни в коем случае не ставя себя в пример, я могу сказать из своего опыта, что всегда руководствовался возможностями, силой души человека. И если чувствовал, что я могу передавить и сломать, я останавливался. Если же я чувствовал, что еще есть запас каких-то сил духовных, то я еще более углублялся в душу и давал какие-то советы, которые порой, может быть, было нелегко исполнить, но духовные дети, как правило, стремились их придерживаться.

— Что же случилось сейчас — почему с духовничеством в наше время сложности?

— Главное, что происходит, — это исчезновение старцев.

В свое время мне отец Иоанн (Кресть­ян­кин) говорил: «Мы знали таких старцев, подобных по духу древним старцам. А вы знаете нас. А потом придут другие, которые не будут отличаться какими-то особыми дарованиями и силой духовной». Вот, наверное, это время и пришло, мы его сейчас переживаем — время, как это сейчас принято называть, апостасии, т. е. отступления от веры. Только по благодати Божией наша Россия и русский народ возрождаются, становятся верующими. И как раз для современного поколения святитель Игнатий Брянчанинов, размышляя о старчестве и об исчезновении его в будущем, говорил: не надо печалиться в связи с исчезновением мудрых духовных руководителей, нужно ориентироваться на духовные книги, на отцов Церкви.

И Вы знаете, вот удивительно, ведь я стал верующим человеком, принял крещение, когда мне было 20 лет, в 1969 году. Прошло 20 с небольшим лет, когда вдруг в России произошли изменения — вышел закон о свободе вероисповедания и свободе совести человека. И вот примерно с этого времени, а лучше сказать, с конца перестройки горбачевской, в 1989 году, стали издаваться православные книги: святые отцы, жития. А сейчас — море этих книг и огромное количество издательств! И мы имеем возможность знакомиться с трудами святителя Игнатия Брянчанинова, святителя Феофана Затворника, многих оптинских старцев, глинских старцев, современных старцев, как отец Иоанн (Крестьянкин), и других, кто после себя оставил труды. И они, в общем-то, для нас ответили на все вопросы, которые сейчас встают перед современным человечеством. Так, например, у отца Иоанна (Крестьянкина) есть «Духовная аптечка», составленная как советы по разным проблемам духовной жизни. Сейчас труды святых отцов систематизируются по темам, предположим: о смирении, о молитве, о гордости и так далее. Мы вполне можем искать духовного руководства и в них.

Причем я своим духовным детям не советую сейчас углубляться в аскетические труды таких подвижников, как, допустим, Исаак Сирин, потому что древние отцы, пустынножители ориентировались на монашество, на людей, живущих глубоко аскетической жизнью. Мы такой жизнью не живем. И если мы попытаемся исполнять их советы, с одной стороны, это, безусловно, может быть благом для нас, а с другой стороны, мы можем оказаться в капкане непонимания и несоответствия такого опыта и современной жизни. От этого возможны душевные помрачения, вплоть до психических заболеваний. Поэтому я ориентирую тех, кто обращается ко мне, на современных старцев и отечественных подвижников благочестия, уже почивших, но оставивших нам свои драгоценные труды, ориентированные на современное общество.

— Что это за книги — Вы можете перечислить еще несколько?

— Отец Николай Голубцов, святой праведный отец Алексей Мечёв, конечно, глинские и оптинские старцы, святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, Феофан Затворник, Игнатий Брянчанинов. Их море, всех не перечитаешь! И сейчас люди очень занятые — на одну только дорогу на работу или на службу тратишь много времени. Всего не перечитаешь, но достаточно будет и этого для руководства в духовной жизни.

Духовник по переписке

— Может ли современный человек иметь духовника на расстоянии? Созваниваться, переписываться по Интернету, лично редко встречаясь или не встречаясь вообще?

— Конечно, могут быть такие отношения, и они очень распространены. Я слышал, что такие известные духовники, как протоиерей Владимир Воробьев, протоиерей Димитрий Смирнов имели с неким старцем переписку — брали у него советы письменно и получали ответы письменно.

И, кажется, никто из них ни разу не увидел этого старца. Такое возможно. Нам посчастливилось выбираться в Псково-Печерский монастырь, когда мы хотели, сначала мы приходили к старцам с «простынями» вопросов, потом вопросов становилось все меньше и меньше. А некоторые уже не приезжали, а письменно вопрошали старцев и получали ответы. И руководствовались этими ответами.

— Мы снова говорим о старцах, людях особых дарований, прозорливых, которые могли на расстоянии решать определенные вопросы. А как быть с обычными духовниками?

— Есть вопросы, на которые, я думаю, обычные духовники-священники, не осененные такой благодатью духовнической, старческой, не могут дать ответ. Вопросы сложные, которые требуют не только внимания и углуб­ления в душу человека, но еще какого-то параллельного знания, духовного познания, дающегося только свыше, только Богом.

Но, предположим, я имею духовных детей, которых давным-давно знаю, и это знание помогает мне, не будучи старцем и прозорливым человеком, решать, может быть, и гораздо более сложные проблемы. А если ты, обычный священник, не знаешь всех сложностей, нюансов жизни твоего духовного чада, как ты можешь ответить на его вопросы и затруднения?

— Со временем человек начинает меньше нуждаться в духовнике, меньше задавать вопросов, короче исповедоваться. Нормально ли это?

— Я думаю, это нормально. Конечно же, человек учится. Безусловно, любой предмет, по которому мы получаем знания, он гораздо более обширен, чем, допустим, институтская программа. Но тем не менее в институте дают системные знания об этом предмете, достаточно цельные. Основа в тебе заложена, и, опираясь на нее, ты можешь развиваться и дальше. Если у человека пытливый ум, и он продолжает стремиться к познанию интересующего его предмета, то все же постепенно, постепенно вопросов становится все меньше и меньше. Так же и в духовной жизни! Когда мы в последнее время приезжали к отцу Иоанну (Крестьянкину), я выцеживал из себя, как из комара, 2-3 вопроса. Мне нечего было задавать, не было проблем!

И я понимаю, что почти на все вопросы отец Иоанн ответил нам за достаточно продолжительные наши духовные отношения, которые насчитывают три с половиной десятилетия.

— Как Вы относитесь к смене духовника?

— Вы знаете, когда я был моложе, я очень ревностно относился к этому, и достаточно сильно переживал, когда от меня отходили духовные дети. Но, если они отходили, допустим, к отцу Иоанну (Крестьянкину) или к таким столпам Церкви, радость от этого превозмогала ту боль, которая во мне была. А сейчас я свободно отношусь.

Руководствуясь поговоркой: рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Человек свободен! И замыкаться на мне, человеке, который не является святым и знает, может, несовершенно, но цену своей духовной жизни… Я бы не хотел этого, не хотел бы говорить о себе: «Вот я — источник знаний». Ничего подобного. Есть люди гораздо мудрее меня. И если мои духовные чада попадают к таким людям, я сейчас уже этому радуюсь и не испытываю боли.

Неправильные отношения

— Какие отношения с духовником могут быть неправильными? Как понять, что они неверно складываются?

— Допустим, если человек видит в священнике — я говорю о личностном опыте — старца и обращается к нему как к старцу, это ложное отношение. Я не старец. Неверно, когда человек возвышает обычного духовника и ставит его на пьедестал святости. Мы, люди, я человек, грешный человек, и хотел бы избавиться, как и мои духовные дети, от страстей. Иногда это получается, иногда не получается, но все время молюсь Богу, чтобы Он меня освободил от страстей.

Очень неправильно собирать сведения о духовном отце как о чудотворце: вот здесь он проявил прозорливость, а здесь по его молитвам кто-то выздоровел. Чаще всего это в себе заключает достаточно большой элемент фантазии, и человека, духовника, начинают обожествлять. И потом, когда мы вдруг проявляем слабость, наше падение бывает велико в глазах таких людей. И погибает наша память с шумом, как сказано в Евангелии.

— Обязательно ли семье иметь общего духовника, и что делать, если у невесты один, а у жениха другой, как им поступать?

— Я придерживаюсь такого взгляда, хотя никогда не настаиваю на нем, что правильней иметь одного духовника. Представим такую картину: в Москве сейчас множество замечательных духовников; они замечательные еще и тем, что имеют опыт общения со старцами, которые передали им какой-то свой опыт — и его не почерпнешь ни в каких книжках!

Но тем не менее в силу разности характеров, личностных подходов они смотрят иногда по-разному на ту или иную проблему и на средства исцеления от той или иной душевной болезни. И это может оказаться камнем преткновения! Предположим, ваш духовник говорит одно в связи с определенной проблемой семейной жизни, а духовник вашего мужа говорит мужу другое в связи с этой же проблемой. И вы оказываетесь перед выбором: что же делать? И теряетесь, потому что вы любите своего духовника и почитаете его за «последнюю инстанцию», а супруг верит своему духовнику. И вот уже конфликт.

— Что же делать?

— Я бы таким семьям посоветовал следующее. Если не получается выбора, то жене нужно прислушиваться к своему мужу. Потому что она — за-мужем.

Тайна духовничества

— Что для Вас самое тяжелое в духовничестве и что — самое отрадное?

— Самое тяжелое в духовничестве — это то, что моя душа не является обителью для Бога. Вот чем отличались старцы от таких духовников, как я: они зрели душу человека, по благодати Божией видели ее. И давали такие советы, которые были целительны конкретно для этого человека. Вот это то, что мне приносит боль, но ни в коем случае не разочарование, а боль, потому что в духовничестве я вижу для своей души огромные возможности и именно духовничество мне приносит огромнейшее удовлетворение само по себе. Потому что порой я вижу, как советы — не мои, а «слизанные» с кого-то — приносят пользу другому человеку. Это огромная отрада! Это радость, когда советы, почерпнутые тобой у святых отцов и у старцев, оказывают целительное воздействие на души твоих духовных чад.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *