Капитанская дочка 14 глава

Береги честь смолоду.

Пословица

Глава I. Сержант гвардии

– Был бы гвардии он завтра ж капитан.
– Того не надобно; пусть в армии послужит.
– Изрядно сказано! пускай его потужит…
………………………………………………………
Да кто его отец?

Княжнин

Отец мой, Андрей Петрович Гринев, в молодости своей служил при графе Минихе и вышел в отставку премьер-майором в 17… году. С тех пор жил он в своей Симбирской деревне, где и женился на девице Авдотье Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина. Нас было девять человек детей. Все мои братья и сестры умерли во младенчестве.

Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости майора гвардии князя Б., близкого нашего родственника. Если б паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта, и дело тем бы и кончилось. Я считался в отпуску до окончания наук. В то время воспитывались мы не по-нонешнему. С пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки. Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля. В это время батюшка нанял для меня француза, мосье Бопре, которого выписали из Москвы вместе с годовым запасом вина и прованского масла. Приезд его сильно не понравился Савельичу. «Слава Богу, – ворчал он про себя, – кажется, дитя умыт, причесан, накормлен. Куда как нужно тратить лишние деньги и нанимать мусье, как будто и своих людей не стало!»

Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour être outchitel, не очень понимая значение этого слова. Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности. Главною его слабостию была страсть к прекрасному полу; нередко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам. К тому же не был он (по его выражению) и врагом бутылки, то есть (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее. Но как вино подавалось у нас только за обедом, и то по рюмочке, причем учителя обыкновенно и обносили, то мой Бопре очень скоро привык к русской настойке и даже стал предпочитать ее винам своего отечества, как не в пример более полезную для желудка. Мы тотчас поладили, и хотя по контракту обязан он был учить меня по-французски, по-немецки и всем наукам, но он предпочел наскоро выучиться от меня кое-как болтать по-русски, – и потом каждый из нас занимался уже своим делом. Мы жили душа в душу. Другого ментора я и не желал. Но вскоре судьба нас разлучила, и вот по какому случаю.

Прачка Палашка, толстая и рябая девка, и кривая коровница Акулька как-то согласились в одно время кинуться матушке в ноги, винясь в преступной слабости и с плачем жалуясь на мусье, обольстившего их неопытность. Матушка шутить этим не любила и пожаловалась батюшке. У него расправа была коротка. Он тотчас потребовал каналью француза. Доложили, что мусье давал мне свой урок. Батюшка пошел в мою комнату. В это время Бопре спал на кровати сном невинности. Я был занят делом. Надобно знать, что для меня выписана была из Москвы географическая карта. Она висела на стене безо всякого употребления и давно соблазняла меня шириною и добротою бумаги. Я решился сделать из нее змей и, пользуясь сном Бопре, принялся за работу. Батюшка вошел в то самое время, как я прилаживал мочальный хвост к Мысу Доброй Надежды. Увидя мои упражнения в географии, батюшка дернул меня за ухо, потом подбежал к Бопре, разбудил его очень неосторожно и стал осыпать укоризнами. Бопре в смятении хотел было привстать и не мог: несчастный француз был мертво пьян. Семь бед, один ответ. Батюшка за ворот приподнял его с кровати, вытолкал из дверей и в тот же день прогнал со двора, к неописанной радости Савельича. Тем и кончилось мое воспитание.

Я жил недорослем, гоняя голубей и играя в чехарду с дворовыми мальчишками. Между тем минуло мне шестнадцать лет. Тут судьба моя переменилась.

Однажды осенью матушка варила в гостиной медовое варенье, а я, облизываясь, смотрел на кипучие пенки. Батюшка у окна читал Придворный календарь, ежегодно им получаемый. Эта книга имела всегда сильное на него влияние: никогда не перечитывал он ее без особенного участия, и чтение это производило в нем всегда удивительное волнение желчи. Матушка, знавшая наизусть все его свычаи и обычаи, всегда старалась засунуть несчастную книгу как можно подалее, и таким образом Придворный календарь не попадался ему на глаза иногда по целым месяцам. Зато, когда он случайно его находил, то, бывало, по целым часам не выпускал уж из своих рук. Итак, батюшка читал Придворный календарь, изредка пожимая плечами и повторяя вполголоса: «Генерал-поручик!.. Он у меня в роте был сержантом!.. Обоих российских орденов кавалер!.. А давно ли мы…» Наконец батюшка швырнул календарь на диван и погрузился в задумчивость, не предвещавшую ничего доброго.

Вдруг он обратился к матушке: «Авдотья Васильевна, а сколько лет Петруше?»

– Да вот пошел семнадцатый годок, – отвечала матушка. – Петруша родился в тот самый год, как окривела тетушка Настасья Герасимовна, и когда еще…

«Добро, – прервал батюшка, – пора его в службу. Полно ему бегать по девичьим да лазить на голубятни».

Мысль о скорой разлуке со мною так поразила матушку, что она уронила ложку в кастрюльку и слезы потекли по ее лицу. Напротив того, трудно описать мое восхищение. Мысль о службе сливалась во мне с мыслями о свободе, об удовольствиях петербургской жизни. Я воображал себя офицером гвардии, что, по мнению моему, было верхом благополучия человеческого.

Батюшка не любил ни переменять свои намерения, ни откладывать их исполнение. День отъезду моему был назначен. Накануне батюшка объявил, что намерен писать со мною к будущему моему начальнику, и потребовал пера и бумаги.

– Не забудь, Андрей Петрович, – сказала матушка, – поклониться и от меня князю Б.; я, дескать, надеюсь, что он не оставит Петрушу своими милостями.

– Что за вздор! – отвечал батюшка нахмурясь. – К какой стати стану я писать к князю Б.?

– Да ведь ты сказал, что изволишь писать к начальнику Петруши.

– Ну, а там что?

– Да ведь начальник Петрушин – князь Б. Ведь Петруша записан в Семеновский полк.

– Записан! А мне какое дело, что он записан? Петруша в Петербург не поедет. Чему научится он, служа в Петербурге? мотать да повесничать? Нет, пускай послужит он в армии, да потянет лямку, да понюхает пороху, да будет солдат, а не шаматон. Записан в гвардии! Где его пашпорт? подай его сюда.

Матушка отыскала мой паспорт, хранившийся в ее шкатулке вместе с сорочкою, в которой меня крестили, и вручила его батюшке дрожащею рукою. Батюшка прочел его со вниманием, положил перед собою на стол и начал свое письмо.

Любопытство меня мучило: куда ж отправляют меня, если уж не в Петербург? Я не сводил глаз с пера батюшкина, которое двигалось довольно медленно. Наконец он кончил, запечатал письмо в одном пакете с паспортом, снял очки и, подозвав меня, сказал: «Вот тебе письмо к Андрею Карловичу Р., моему старинному товарищу и другу. Ты едешь в Оренбург служить под его начальством».

Итак, все мои блестящие надежды рушились! Вместо веселой петербургской жизни ожидала меня скука в стороне глухой и отдаленной. Служба, о которой за минуту думал я с таким восторгом, показалась мне тяжким несчастьем. Но спорить было нечего! На другой день поутру подвезена была к крыльцу дорожная кибитка; уложили в нее чемодан, погребец с чайным прибором и узлы с булками и пирогами, последними знаками домашнего баловства. Родители мои благословили меня. Батюшка сказал мне: «Прощай, Петр. Служи верно, кому присягнешь; слушайся начальников; за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся; от службы не отговаривайся; и помни пословицу: береги платье снову, а честь смолоду». Матушка в слезах наказывала мне беречь мое здоровье, а Савельичу смотреть за дитятей. Надели на меня заячий тулуп, а сверху лисью шубу. Я сел в кибитку с Савельичем и отправился в дорогу, обливаясь слезами.

В ту же ночь приехал я в Симбирск, где должен был пробыть сутки для закупки нужных вещей, что и было поручено Савельичу. Я остановился в трактире. Савельич с утра отправился по лавкам. Соскуча глядеть из окна на грязный переулок, я пошел бродить по всем комнатам. Вошед в биллиардную, увидел я высокого барина, лет тридцати пяти, с длинными черными усами, в халате, с кием в руке и с трубкой в зубах. Он играл с маркером, который при выигрыше выпивал рюмку водки, а при проигрыше должен был лезть под биллиард на четверинках. Я стал смотреть на их игру. Чем долее она продолжалась, тем прогулки на четверинках становились чаще, пока, наконец, маркер остался под биллиардом. Барин произнес над ним несколько сильных выражений в виде надгробного слова и предложил мне сыграть партию. Я отказался по неумению. Это показалось ему, по-видимому, странным. Он поглядел на меня как бы с сожалением; однако мы разговорились. Я узнал, что его зовут Иваном Ивановичем Зуриным, что он ротмистр ** гусарского полку и находится в Симбирске при приеме рекрут, а стоит в трактире. Зурин пригласил меня отобедать с ним вместе чем Бог послал, по-солдатски. Я с охотою согласился. Мы сели за стол. Зурин пил много и потчевал и меня, говоря, что надобно привыкать ко службе; он рассказывал мне армейские анекдоты, от которых я со смеху чуть не валялся, и мы встали из-за стола совершенными приятелями. Тут вызвался он выучить меня играть на биллиарде. «Это, – говорил он, – необходимо для нашего брата служивого. В походе, например, придешь в местечко – чем прикажешь заняться? Ведь не все же бить жидов. Поневоле пойдешь в трактир и станешь играть на биллиарде; а для того надобно уметь играть!» Я совершенно был убежден и с большим прилежанием принялся за учение. Зурин громко ободрял меня, дивился моим быстрым успехам и, после нескольких уроков, предложил мне играть в деньги, по одному грошу, не для выигрыша, а так, чтоб только не играть даром, что, по его словам, самая скверная привычка. Я согласился и на то, а Зурин велел подать пуншу и уговорил меня попробовать, повторяя, что к службе надобно мне привыкать; а без пуншу, что и служба! Я послушался его. Между тем игра наша продолжалась. Чем чаще прихлебывал я от моего стакана, тем становился отважнее. Шары поминутно летали у меня через борт; я горячился, бранил маркера, который считал Бог ведает как, час от часу умножал игру, словом – вел себя как мальчишка, вырвавшийся на волю. Между тем время прошло незаметно. Зурин взглянул на часы, положил кий и объявил мне, что я проиграл сто рублей. Это меня немножко смутило. Деньги мои были у Савельича. Я стал извиняться. Зурин меня прервал: «Помилуй! Не изволь и беспокоиться. Я могу и подождать, а покамест поедем к Аринушке».

Что прикажете? День я кончил так же беспутно, как и начал. Мы отужинали у Аринушки. Зурин поминутно мне подливал, повторяя, что надобно к службе привыкать. Встав из-за стола, я чуть держался на ногах; в полночь Зурин отвез меня в трактир.

Савельич встретил нас на крыльце. Он ахнул, увидя несомненные признаки моего усердия к службе. «Что это, сударь, с тобою сделалось? – сказал он жалким голосом, – где ты это нагрузился? Ахти Господи! отроду такого греха не бывало!» – «Молчи, хрыч! – отвечал я ему, запинаясь, – ты, верно, пьян, пошел спать… и уложи меня».

На другой день я проснулся с головною болью, смутно припоминая себе вчерашние происшествия. Размышления мои прерваны были Савельичем, вошедшим ко мне с чашкою чая. «Рано, Петр Андреич, – сказал он мне, качая головою, – рано начинаешь гулять. И в кого ты пошел? Кажется, ни батюшка, ни дедушка пьяницами не бывали; о матушке и говорить нечего: отроду, кроме квасу, в рот ничего не изволила брать. А кто всему виноват? проклятый мусье. То и дело, бывало, к Антипьевне забежит: «Мадам, же ву при, водкю». Вот тебе и же ву при! Нечего сказать: добру наставил, собачий сын. И нужно было нанимать в дядьки басурмана, как будто у барина не стало и своих людей!»

Мне было стыдно. Я отвернулся и сказал ему: «Поди вон, Савельич; я чаю не хочу». Но Савельича мудрено было унять, когда, бывало, примется за проповедь. «Вот видишь ли, Петр Андреич, каково подгуливать. И головке-то тяжело, и кушать-то не хочется. Человек пьющий ни на что не годен… Выпей-ка огуречного рассолу с медом, а всего бы лучше опохмелиться полстаканчиком настойки. Не прикажешь ли?»

В это время мальчик вошел и подал мне записку от И. И. Зурина. Я развернул ее и прочел следующие строки:

«Любезный Петр Андреевич, пожалуйста, пришли мне с моим мальчиком сто рублей, которые ты мне вчера проиграл. Мне крайняя нужда в деньгах.

Готовый ко услугам
Иван Зурин».

Делать было нечего. Я взял на себя вид равнодушный и, обратясь к Савельичу, который был и денег, и белья, и дел моих рачитель, приказал отдать мальчику сто рублей. «Как! зачем?» – спросил изумленный Савельич. «Я их ему должен», – отвечал я со всевозможной холодностию. «Должен! – возразил Савельич, час от часу приведенный в большее изумление, – да когда же, сударь, успел ты ему задолжать? Дело что-то не ладно. Воля твоя, сударь, а денег я не выдам».

Я подумал, что если в сию решительную минуту не переспорю упрямого старика, то уж в последствии времени трудно мне будет освободиться от его опеки, и, взглянув на него гордо, сказал: «Я твой господин, а ты мой слуга. Деньги мои. Я их проиграл, потому что так мне вздумалось. А тебе советую не умничать и делать то, что тебе приказывают».

Савельич так был поражен моими словами, что сплеснул руками и остолбенел. «Что же ты стоишь!» – закричал я сердито. Савельич заплакал. «Батюшка Петр Андреич, – произнес он дрожащим голосом, – не умори меня с печали. Свет ты мой! послушай меня, старика: напиши этому разбойнику, что ты пошутил, что у нас и денег-то таких не водится. Сто рублей! Боже ты милостивый! Скажи, что тебе родители крепко-накрепко заказали не играть, окроме как в орехи…» – «Полно врать, – прервал я строго, – подавай сюда деньги или я тебя взашеи прогоню».

Савельич поглядел на меня с глубокой горестью и пошел за моим долгом. Мне было жаль бедного старика; но я хотел вырваться на волю и доказать, что уж я не ребенок. Деньги были доставлены Зурину. Савельич поспешил вывезти меня из проклятого трактира. Он явился с известием, что лошади готовы. С неспокойной совестию и с безмолвным раскаянием выехал я из Симбирска, не простясь с моим учителем и не думая с ним уже когда-нибудь увидеться.

Примечания

Гвардия – специальные отборные войска. Первые гвардейские полки (Семеновский, Преображенский) появились в России при Петре I. В отличие от остального состава армии пользовались преимуществами.

Княжнин Я. Б. (1742–1791) – русский писатель, драматург.

Миних Б. Х. (1683–1767) – военачальник и политический деятель, командовал русскими войсками в войне с Турцией в 1735–1739 годах.

Премьер-майор– старинный офицерский чин (приблизительно соответствует должности командира батальона).

В XVIII веке дворянские дети с малых лет приписывались к какому-либо полку. Пока они росли, их повышали в чинах.

Стремянной – слуга, сопровождавший барина во время псовой охоты.

Дядька – слуга, приставленный к мальчику в дворянской семье.

Чтобы стать учителем. Русское слово учитель дано во французском написании для придания ему комического оттенка.

Придворный календарь – (годы издания 1735–1917), помимо календарных и других сведений, содержал списки высших военных и гражданских чинов, роспись дворцовых приемов и пр.

Шаматон (разг., устар.) – гуляка, шалопай, бездельник.

Погребец (устар.) – дорожный сундучок для посуды и съестных припасов.

Маркер (фр.) – лицо, прислуживающее при бильярде.

Рекрут (устар.) – солдат-новобранец, лицо только что призванное на военную службу. Здесь употребляется устарелая форма родительного падежа множественного числа (вместо рекрутов).

Сударыня, я вас прошу (фр.).

Краткое содержание романа «Капитанская дочка» Александра Сергеевича Пушкина — это возможность за 13 минут прочитать все произведение и получить ответы на все основные вопросы по сюжету, персонажам и основным главам.

1. Краткое содержание «Капитанской дочки» — как прочитать книгу за 13 минут
2. Персонажи произведения «Капитанская дочка»
3. Глава 1
4. Глава 2
5. Глава 3
6. Глава 4
7. Глава 5
8. Глава 6
9. Глава 7
10. Глава 8
11. Глава 9
12. Глава 10
13. Глава 11
14. Глава 12
15. Глава 13
16. Глава 14
17. Частые вопросы и ответы по роману «Капитанская дочка»
18. Тест по роману «Капитанская дочка»

Произведение Александра Сергеевича Пушкина «Капитанская дочка» талантливо соединяет в себе реализм и романтизм. До сих пор не существует единого мнения, называть ли произведение повестью или полноценным романом. История ярко описывает события времен восстания Пугачева, но в то же время фокусируется на любовной линии главного героя.

Краткое содержание «Капитанской дочки» — как прочитать книгу за 13 минут

С одной стороны нет ничего зазорного в том, чтоб прочитать краткий пересказ романа «Капитанская дочка» на страницах блога Читай Быстро и уже через 13-15 минут знать ответы на все основные вопросы по книге.

А с другой стороны вы должны знать, что используя основные методы скорочтения собранные в наших рабочих тетрадях вы можете читать «Капитанскую дочку» в полном содержании, если не за 13 минут, то за вечер точно.

Скорочтение — это то, что может выделять вас среди других людей, делать более конкурентноспособным и успешным. Как это работает? Если на то, чтоб получить какие-то определенные знания вашим коллегам-конкурентам нужно при их скорости чтения потратить месяц, то вы с вашими навыками сможете сделать это за неделю. Соответственно, будете быстрее раза в четыре.

Начинать подготовку к скорочтению нужно с проверки вашей текущей скорости чтения и осознанности. Сделать это можно тут: https://bukva.info/rapid/. Совершенно бесплатно и не больно :). На втором шаге обратите внимание на наши бесплатные книги и тетради для скорочтения.

Однако, вернемся к роману Александра Сергеевича Пушкина «Капитанская дочка» и попробуем за 13-15 минут разобраться в хитросплетении сюжета и основных персонажей.

Персонажи

Гринев Петр Андреевич – главный герой, молодой военный, который отправляется служить в одну крепость, где влюбляется в дочку капитана. Персонаж отличается сильной волей, он до конца остается предан императрице, но при этом способен здраво судить и сочувствовать Пугачеву.

Миронова Марья Ивановна – дочка капитана Миронова, которая отличается добротой, привлекательностью, умом. Она любит главного героя, готова ради него даже просить милости у самой императрицы.

Пугачев Емельян – главарь бунтовщиков и мятежников, который однако не лишен и положительных качеств. Он жесток, так как приказывает убивать всех офицеров застав, однако питает симпатию к Гриневу и не раз помогает ему.

Архип Савельич – верный соратник главного героя, который всегда следует за ним. Он воспитывал Петра еще с малых лет, он упросил Пугачева помиловать юношу во время бунта, помогал ему освобождать Марью.

Швабрин Алексей Иванович – военный в крепости, где служит главный герой, попал туда за убийство. Не раз показывает свой неприятный и злобный характер, не задумываясь предает своих и переходит на сторону мятежников. Он запирает Марью, силой пытается женить ее на себе. А когда бунт подавляют, быстро возвращается на сторону государства и обвиняет Петра в измене.

Отец Петра Гринева – Андрей Петрович, отставной военный.

Зурин Иван Иванович – военный офицер, под началом которого некоторое время служил Петр.

Отец Марии (капитан) – начальник и комендант крепости. Сильный и верный мужчина, который отказывается примыкать к бунтовщикам. За это его казнят через повешенье.

«Капитанская дочка» – произведение, основанное на реальных событиях, которые происходили во времена правления Екатерины II. История подается в виде записей из дневника Петра Гринева, который является главным героем.

Глава 1

История начинается с того, что отец Петра Гринева живет в Симбирской деревне, женится на одной девушке дворянского сословья. У них появляется сын – Петр, которого в пятилетнем возрасте отдают стремянному на воспитание. Когда юноше исполняется 16 лет, то отец меняет планы и отправляет его не в Петербург для поступления в гвардейский полк, а в Оренбург. Савельич – стремянной, который долго занимался воспитанием мальчишки, отправляется вместе с ним.

Когда Петр вместе с Савельичем едут в Оренбург, то им приходится остановиться в трактире для отдыха. Там главный герой знакомится с Иваном Ивановичем Зуриным, который является ротмистром в гусарском полке. Новый знакомый учит юношу играть в бильярд, а затем предлагает игру на деньги. Слегка подвыпивший Петр соглашается и проигрывает сто рублей. Савельичу приходится выплачивать долг молодого человека.

Глава 2

Герои направляются дальше, но погода ухудшается и начинается сильная вьюга. Дорогу заносит снегом, поэтому Петр с Савельичем просят незнакомого мужика подвезти их до ближайшего жилища.

Пока они едут, Гринев засыпает и видит странный и страшный сон. В нем Петр приходит попрощаться с отцом, находящимся при смерти, но вместо родного лица видит незнакомого мужика. Матушка говорит Петру поцеловать тому руку, но молодой человек отказывается. Тогда неизвестный мужчина начинает убивать всех окружающих людей. Также он приговаривает ласково, чтобы Петр не боялся, а подходил для благословения. На этом моменте Гринев просыпается – они прибывают к постоялому двору. В качестве благодарности за помощь главный герой дает мужику свой тулуп.

Когда Петр с Савельичем прибывают в Оренбург, молодого человека сразу же направляют под командование некого капитана Миронова, который служит в Белогорской крепости.

Глава 3

Белогорская крепость представляла собой небольшую деревню со строгими патриархальными взглядами, в которой стоял гарнизон из нескольких десятков солдат, практически не способных сражаться. Комендантом и начальником крепости был Иван Кузьмич Миронов, который проживал в деревушке с семьей. Главный герой знакомится с ним, его женой и их прелестной дочерью Марьей. Она кажется скромной девушкой, которую родители уже отчаялись удачно выдать замуж.

Также Петр Гринев знакомится с Алексеем Иванычем Швабриным, который был сослан в крепость за совершенное преступление – убийство во время дуэли. При этом Алексей постоянно издевается над Мироновыми и совершенно не уважает их дочку, считая ее недалекого ума. При этом Марья очень нравится главному герою.

Глава 4

Гринев испытывает неприязнь к Швабрину, который выказывает неуважение всем окружающим, отпускает неуместные шуточки, дает неприятные комментарии о Марье. При этом главный герой заинтересован девушкой и пишет ей стихотворение, которое читает Алексею. Тот критикует произведение и говорит, что ей больше понравились бы серьги. Спор перерастает в ссору, в результате которой Петр вызывает Алексея на дуэль.

Первый раз сражение отменяется, потому что их замечают и отводят к начальнику крепости. В тот же день Петр узнает, что Швабрин ранее ухаживал за Мироновой Марьей, однако девушка его отвергла.
Вторая попытка сойтись в поединке оказывается более удачной. Гринев сильнее противника, ему почти удается загнать того в угол, однако в этот момент появляется Савельич. Петр отвлекается всего лишь на мгновение, но этого достаточно, чтобы Алексей ранил его справа в области груди.

Глава 5

Пока главный герой поправляется от нанесенной раны, за ним ухаживают Савельич и Миронова Марья. Молодой человек влюбляется в девушку окончательно и на почве радости даже прощает негодяя Швабрина. Петр просит руки Маши, и та соглашается. Тогда молодой человек пишет письмо домой, где сообщает отцу о намерении жениться и просит его благословения, однако тот отвечает резким отказом, даже угрожает перевести сына куда-нибудь в другое место. Отцу Петра уже все известно о дуэли, скорее всего, о ней уже доложил подлый Швабрин.

Гринев очень любит девушку, поэтому предлагает обвенчаться без отцовского благословения. Однако Маша отказывается от этого шага, отчасти из-за моральных убеждений, отчасти из-за того, что является бесприданницей. После этого девушка начинает избегать Петра, который переживает ситуацию очень тяжело.

Глава 6

Однажды комендант крепости капитан Миронов получает тревожное письмо, которое он зачитывает своим людям. В нем содержится информация от начальства о побеге из-под караула некоего Емельяна Пугачева, который собрал вокруг себя людей и затеял бунт. В письме сообщается, что мятежник уже захватил несколько крепостей.

Миронов очень беспокоится насчет происходящего, так как защита крепости выглядит не слишком надежно. Через время капитану приходит извещение, что бунтовщик захватил соседнюю крепость, где перевешал всех офицеров, ее защищавших. После таких новостей капитан Миронов с женой решают вывезти Машу из крепости. Девушка с рыданиями прощается с главным героем.

Глава 7

Марья выехать не успевает, как появляются бунтовщики. Гарнизон крепости, конечно же, не выдерживает натиска – силы слишком неравны. Мятежники врываются в крепость и начинают вершить свой суд. Емельян Пугачев находится среди них. Офицеров заставляют присягать «новому государю», а иначе – виселица. Швабрин примыкает к бунтовщикам. Капитан Миронов отказывается, поэтому его убивают вместе с помощником. Петра должна была ждать такая же участь, однако за него вступается Савельич, поэтому молодого человека отпускают.

Бунтовщики грабят дома в деревне. На крыльце одного из жилищ показывается жена капитана Миронова. Однако ее тут же убивают.

Глава 8

Чтобы оградить Марью от насилия, девушку прячут у попадьи. Однако бунтовщики заявляются к женщине, чтобы устроить пир, поэтому Миронову приходится скрывать в комнате. Попадья говорит, что у нее там больная родственница, поэтому мятежники не обнаруживают Машу.

К Гриневу заявляется Савельич и спрашивает, узнал ли тот Пугачева. Оказывается, он был тем самым мужчиной, который довез их до постоялого двора в метель и которому Петр отдал свой тулуп.

Пугачев также помнит молодого человека, поэтому он и позволил его пощадить. Он вызывает Петра к себе и убеждает поступить к нему на службу, он обещает ему высокий чин. Однако Гринев отказывается, говорит, что не может предать королеву. Несмотря на то, что Емельяна злят слова юноши, он все же проникается уважением к его прямолинейности и силе духа. Пугачев отпускает Петра из крепости, говорит, что тот может отправляться, куда пожелает.

Глава 9

Пугачев ненадолго задерживается в крепости и почти сразу после победы решает выступать дальше. В крепости он оставляет Швабрина. Памятуя о том, как он сватался к Марье, но был отвергнут и озлоблен отказом, возникает ужасная ситуация. Спасти девушку нельзя – все выходы из крепости перекрыты. Та от ужаса впадает в беспамятство и страдает от горячки.

Перед отбытием Пугачев велит Гриневу ехать в Оренбург и сказать генералам, что через несколько недель он прибудет со своими людьми. По пути в город Петра нагоняет казак, который предоставляет молодому человеку лошадь и тулуп, которые изволил подарить Пугачев.

Боясь за Марью, Петр прибывает в Оренбург отчаянно просить высшее начальство о том, чтобы выслать военных и освободить Белогорскую крепость.

Глава 10

Петр докладывает генералу о произошедшем захвате крепости. Он настаивает на решительном противодействии. Однако мнение осторожных военных, которые являются приверженцами выжидания и обороны – преобладает. Генералы решили спрятаться за крепкими стенами Оренбурга, под которые вскоре прибывает Емельян и начинает осаду.

Город страдает от голода. Петр регулярно участвует в вылазках и сражается с мятежниками. Однажды он встречает знакомого из крепости, который передает ему послание от Маши. Девушка в отчаянии. Она пишет, что Алексей обходится с ней грубо, заставляет ее сочетаться с ним браком. Швабрин угрожает тем, что в случае отказа отошлет девушку к Пугачеву. Миронова просит помощи у Петра.

Глава 11

Петр очень переживает за свою возлюбленную и, так как генералы все еще не желают поддержать его идеи противостояния, решает отправиться в крепость самостоятельно. С ним в дорогу напрашивается верный Савельич. Когда мужчины проезжают мимо расположившегося войска бунтовщиков, их задерживает дозор и сразу же отправляет прямиком к Пугачеву.

Емельян расспрашивает Гринева, и тот сознается, что едет в недавно захваченную Белогорскую крепость. Там Петра ждет возлюбленная, с которой ужасно обращается Швабрин, а также силой заставляет выходить за него замуж.

Пугачев проникается историей и решает, что поедет к крепости вместе с Петром, а там самолично женит молодых людей. Пока они едут в повозке к крепости, Гринев всеми силами пытается отговорить Пугачева от дальнейшего противостояния с властью. Однако тот рассказывает ему сказку, в которой ворона живет несколько сотен лет и питается падалью, а орел живет всего лишь несколько десятков лет, зато пьет свежую кровь.

Глава 12

Пугачев и Петр прибывают в крепость, где Швабрин утверждает, что Маша уже является его женой. Однако, когда мужчины находят девушку, то видят, насколько она истощена. Оказывается, Алексей держал ее все время взаперти, а кормил только хлебом и водой. Швабрин не желает подчиняться и отдавать Миронову, однако под угрозами Пугачева сдается. Он предупреждает лидера бунтовщиков, что девушка – дочь казненного коменданта крепости. Однако Емельян, несмотря на это, отпускает Миронову вместе с Гриневым.

Глава 13

Марья и Петр на пути из Белогорской крепости попадают в руки караулу. Войско было отправлено для подавления мятежа Пугачева. Командует им Зурин, который в самом начале истории обыграл Гринева на деньги. Петр решает присоединиться к его людям, а Миронову отправляет в родное селение к родителям.

Пугачева разбивают. Затем он снова собирает мятежников и идет на Москву, однако его бунт снова подавляют – в этот раз окончательно. Петр радуется и предвкушает, когда сможет вернуться домой и увидеть Машу. Однако этим намерениям не суждено сбыться. Зурин получает распоряжение арестовать Гринева Петра и направить его в Казань. Арест связан с ведением дела Пугачева.

Глава 14

Петр прибывает в Казань и находится там под арестом. Его обвиняет Швабрин, называя шпионом Пугачева. Петр не хочет ввязывать в это дело Миронову, поэтому отказывается говорить, зачем уезжал из города в крепость. Это лишь усугубляет ситуацию.

В это время Марья Миронова радушно была принята родными Петра. Вся семья молодого человека шокирована вестями о его аресте. В связи с ними Маша собирается поехать в Петербург, чтобы спасти любимого. По пути она останавливается в Царском селе, где встречает незнакомую женщину. Ей она рассказывает всю нелегкую историю своей жизни. Девушка говорит, что собирается просить у самой императрицы о помиловании Петра.

В этот же день к девушке присылают карету самой императрицы. Оказывается, историю своей жизни Марья рассказывала именно ей. Государыня великодушно соглашается помиловать Петра Гринева. Кроме того, она обещает помочь молодым людям с приданным.

Завершается история словами автора. Он говорит, что Петра вскоре освободили. Гринев через некоторое время женился на Мироновой. Мужчина присутствовал на казни Пугачева, который узнал Петра и кивнул ему. Один из родственников Гринева передал рукопись о его жизни автору.

📖 Частые вопросы и ответы по роману «Капитанская дочка»

📕 Почему «Капитанская дочка» так называется? Произведение называется так потому, что все важные события главного героя Петра Гринева были связаны с его большой и единственной любовью – Машей Мироновой. Она была дочерью капитана, погибшего во время Пугачевского восстания.
📗 Как прочитать «Капитанскую дочку» за 13 минут? У вас есть всего два способа. 1. Прочитать краткое содержание произведения на блоге проекта Читай Быстро или посмотреть его на ютубе 2. Овладеть навыками скорочтения и одолеть оригинальный текст за один присест. Это, конечно, не 13 минут займет, но за вечер точно справитесь без проблем.
📘 Какую роль в произведении играет пейзаж и есть ли в истории описания, которые не привязаны к судьбам героев? Пушкин мало использовал описаний природы в своей повести, но каждое из них приурочено к какому-нибудь событию и достаточно символично. Например, буран в степи символизирует бурю восстания народа.
📙 Какие еще обзоры книг есть на сайте? Кроме постов о беглом чтении и саморазвитии мы регулярно делаем обзоры нонфикшн литературы и обзоры произведений школьной программы. Найти их все можно в соответствующих разделах у нас на сайте. Каждую неделю стараемся добавлять что-то новенькое и интересное.

Как можно трактовать эпиграф к повести?

Эпиграф к «Капитанской дочке» полностью отражает жизнь главного героя Петра Гринева. Он
показывает, что вне зависимости от событий и судьбоносных поворотов в жизни, нужно
оставаться добрым и честным дворянином.

Как Гринев относится к крестьянскому бунту?

Главный герой повести проявляет сочувствие к Пугачеву, однако нельзя сказать, что он одобряет
происходящее. По его мнению, бунт русских крестьян не имеет никакого смысла и никого не
щадит. Быть свидетелем такого действа и врагу не пожелаешь.

Тест по роману «Капитанская дочка»

Ура! Краткое содержание «Капитанской дочки» позади. Все самые частые вопросы и ответы на них — тоже. Пришло время достать «двойные листочки» (если вы, конечно, знаете, что значит эта фраза) и проверить ваш уровень знаний.

Мы подготовили тест из восьми основных вопросов по краткому содержанию романа. Отключите мобильные телефоны и сосредоточьтесь — сейчас станет понятно зря вы потратили около получаса своего времени или это было очень полезно и теперь вы всем можете хвастаться, что прочитали «Капитанскую дочку» за 13 минут.

Искренне надеемся, что вы были максимально внимательны и результат теста такой, что все ваши друзья и учительница по литературе просто ахнуть. Не забудьте, кстати, похвастаться тем как хорошо вы знаете содержание романа. Для этого достаточно просто запостить свой результат в социальных сетях и все, дело сделано.

Если вы у нас первый раз, то на всякий случай напомним, что у нас тут кроме всяческого скорочтения и развития памяти есть еще отдельный раздел со школьными произведениями — добавляйте в закладки, если хотите получать хорошие оценки :).

ИЗ ВАРИАНТОВ РУКОПИСЕЙ

С. 7, строка 10: и вышел в отставку премьер-майором в 17… году / и вышел в отставку в 1762 году

С. 7, строки 13—15: Я был записан в Семеновский полк ~ близкого нашего родственника. / Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом, по милости майора гвардии князя К., близкого нашего родственника. Если бы паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта, и дело тем бы и кончилось.

С. 13, строка 31: Я приближался к месту моего назначения. / Я ехал по степям заволжским.

С. 13, строки 32—33: Все покрыто было снегом. / Я видел одни бедные мордовские и чувашские деревушки. Я приближался к месту моего назначения.

С. 18, строка 18: в *** полк / в Шемшинский драгунский полк

С. 23, строки 23—24: которая сторона правая, которая левая / которая сторона правая, которая левая, хотя многие из них, дабы в том не ошибиться, перед каждым оборотом клали на себя знамение креста

С. 38, строка 34: без всяких насильственных потрясений / без насильственных потрясений, и что не должно торопить времени, и без того уже довольно деятельного

С. 39, строка 4: после: останавливался у Ивана Кузьмича. — Помню даже, что Марья Ивановна была недовольна мною за то, что я слишком разговорился с прекрасною гостьей, и во весь день не сказала мне ни слова, и вечером ушла, со мною не простившись, а на другой день, когда подходил я к комендантскому дому, то услышал ее звонкий голосок: Марья Ивановна напевала простые и трогательные слова старинной песни:

Во беседах во веселых не засиживайся,
На хороших, на пригожих не заглядывайся.

С. 49, строка 43: Обещаешься ли служить мне с усердием? / Ступай ко мне в службу, и я пожалую тебя в князья Потемкины. Обещаешься ли служить с усердием мне, своему государю?

С. 58, строка 38: Вдруг мысль / Вдруг странная мысль

С. 59, строка 17: Я еду в Белогорскую крепость». / Я еду из города на несколько дней». — «Куда это?» — спросил он с изумлением. — «Куда бы то ни было, не твое дело, — отвечал я с нетерпением, — делай, что тебе говорят, и не умничай».

С. 59, строка, 39: после: Начинало смеркаться. — Я направил путь к Бердской слободе, к пристанищу Пугачева. Прямая дорога занесена была снегом; но по всей степи видны были конские следы, ежедневно обновляемые. Я ехал крупной рысью. Савельич едва мог следовать за мною издали и кричал мне поминутно: «Потише, сударь, ради бога, потише. Проклятая клячонка моя не успевает за твоим долгоногим бесом. Куда спешишь? Добро бы на пир, а то под обух, того и гляди…»

Вскоре засверкали бердские огни. Я поехал прямо на них. «Куда, куда ты? — кричал Савельич, догоняя меня, — это горят огни у разбойников. Объедем их, пока нас не увидали. Петр Андреич — батюшка Петр Андреич!.. Не погуби! Господи владыко… пропадет мое дитя!»

Мы подъехали к оврагам, естественным укреплениям слободы. Савельич от меня не отставал, не прерывая жалобных своих молений. Вдруг увидел я прямо перед собой передовой караул. Нас окликали, и человек пять мужиков, вооруженных дубинами, окружили нас. Я объявил им, что еду из Оренбурга к их начальнику. Один из них взялся меня проводить, сел верхом на башкирскую лошадь и поехал со мною в слободу. Савельич, онемев от изумления, кое-как поехал вслед за нами.

Мы перебрались через овраг и въехали в слободу. Во всех избах горели огни. Шум и крики раздавались везде. На улице я встретил множество пароду; но никто в темноте меня не заметил и не узнал во мне оренбургского офицера. Вожатый привез меня прямо к избе, стоящей на углу перекрестка. «Вот и дворец, — сказал он, слезая с лошади, — сейчас о тебе доложу». Он вошел в избу. Савельич меня догнал: я взглянул на него, старик крестился, читая про себя молитву. Я дожидался долго; наконец вожатый воротился и сказал мне: «Ступай, наш батюшка велел тебя впустить».

Я сошел с лошади, отдал ее держать Савельичу, а сам вошел в избу, или во дворец, как называл ее мужик.

С. 61, строки 18—26: Но Пугачев привел меня в себя своим вопросом ~ которую там обижают. / Пугачев мне сам напомнил о том своим вопросом: «От кого и зачем ты ко мне послан?» — «Я приехал сам от себя, — отвечал я, — прибегаю к твоему суду. Жалуюсь на одного из твоих людей и прошу тебя защитить сироту, которую он обижает».

С. 62, строка 21: после: Сам в могилу смотришь, а других губишь. — Офицер к нам волею приехал, а ты уж и вешать его.

С. 63, строка 18: после: Я вышел вместе с ними. — Савельич стоял у ворот, держа наших лошадей. По распоряжению Хлопуши, караульный отвел меня в приказную избу, где меня оставили с Савельичем взаперти.

С. 74, строка 6: переправиться через Волгу. / переправиться через Волгу и спешить к Симбирску, дабы не дать распространиться разгорающемуся пожару. Мысль, что предстоял мне случай заехать к нам в деревню, обнять родителей и увидеться с Марией Ивановной, одушевила меня радостию; я прыгал как ребенок и повторял, обнимая Зурина: «В Симбирск! в Симбирск!» Зурин вздыхал и говорил, пожимая плечами: «Нет, тебе несдобровать; женишься, ни за что пропадешь!»

С. 79, строка 44: и, узнав / и, узнав на почтовом дворе

С. 83, строки 30—38: Оно писано ~ 19 окт. 1836. / Оно писано к отцу Петра Андреевича и содержит оправдание сына его. Петр Андреевич умер в конце 1817-го года. Рукопись, его досталась старшему внуку его, который и доставил нам оную, узнав, что мы заняты были историческим трудом, относящимся ко временам, описанным его дедом. К сожалению, мы получили ее слишком поздно и решились, с дозволения родственников, напечатать ее особо, приискав к каждой главе приличный эпиграф, и тем сделать книгу достойною нашего века.

23 июля <1836 г.>

А. Пушкин

Воспитывался Петруша «не по-нонешнему»: с пяти лет им занимался стремянной Савельич («дядька»), с которым Петруша освоил грамоту. На двенадцатом году ба­тюшка нанял француза мосье Бопре — бывшего парикмахера и солдата. Обучив­шись разговорному русскому языку, Боп­ре зажил со своим учеником «душа в ду­шу». Одна из сцен такого житья описана в повести: отец пришел на урок географии, когда Петруша делал змея из только что полученной географической карты. Мосье прогнали, а занятиями Петруши до шест­надцати лет стали голуби, чехарда и про­чие домашние развлечения.

Когда Гриневу исполнилось шестнадцать лет отец сказал: «Пора его в службу». Так переменилась жизнь Петруши Гринева.

Создайте краткие портреты-характеристики родителей Петруши. Как относится автор к своим героям?

Родители Петруши Гринева, простые и добрые люди, жившие по обычаям своего времени, были похожи на многих русских небогатых дворян. Выйдя в отставку премьер-майором, Андрей Петрович Гринев же­нился на дочери одного из своих сосе­дей — бедного симбирского дворянина и начал жить в своем имении. Из девяти детей в их семье остался только один Пет­руша. Матушка была занята по хозяйст­ву, батюшка наблюдал за имением и даже иногда почитывал Придворный кален­дарь.

Автор относится к своим героям с чувст­вом глубокой симпатии и отчасти с добро­желательной усмешкой, которая показы­вает, что он заранее видит и прощает их не­избежные и легко объяснимые недостатки.

Какие причины вызвали перемену в судьбе Петруши? Какую роль сыграл Придворный кален­дарь в решениях отца?

Дворянские недоросли обычно начина­ли нести военную службу, приближаясь к совершеннолетию, точной даты не было установлено. Многое зависело и от их раз­вития, и от их здоровья, и от желания семьи. Подтверждение этому мы видим, читая о судьбе Петруши Гринева. Как-то, листая Придворный календарь, Гринев старший узнал о продвижении по службе своих однополчан и был явно раздосадо­ван их успехами. Это обстоятельство заста­вило его подумать и о судьбе собственного сына, которому пора было приступать к военной службе. Тогда-то и вспомнил отец, что сын числился гвардии сержан­том!

Объясните, как раскрывает смысл главы по­словица, использованная в качестве эпиграфа ко всей повести.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *