Караван из верблюдов

Рабочий момент: капитан пустыни

Знать фарватер, ориентироваться по барханам и звездам, содержать в порядке транспорт и всегда быть готовым двинуться в путь… Присоединившись к каравану в марокканских песках, «Вокруг света» понял, что жизнь погонщика верблюдов похожа на жизнь моряка. И кое-что узнал про корабли.

ГЕРОЙ
Мустафа Эйтруйя

Погонщик верблюдов в песчаных дюнах Эрг-Шебби, Марокко. Родился в 1995 году. Жил в Сахаре в берберском кочевом племени до 12 лет, пока в 2007-м семья не переехала в деревню Також (чуть севернее Мерзуги). Начал работать погонщиком верблюдов в возрасте 15 лет. Никогда не учился в школе. Говорит на английском, испанском, французском языках. Не женат, имеет троих братьев, тоже занятых в фамильном бизнесе. Семье принадлежат четыре дромадера (одногорбых верблюда).

Верблюды ступают неспешно, огибая цепочкой очередной песчаный вал. Мерные широкие шаги Скуби-Ду, служащего мне транспортным средством, создают ощущение качки на волнах. Он поворачивает вслед за флагманом Джимми, а тот — за человеком с веревкой в руке. Одетый в развевающуюся синюю джеллабу, в черном тюрбане, делающем голову раза в три больше, Мустафа уверенно ведет свой маленький флот привычным курсом.

ЗООСПРАВКА
Одногорбый верблюд (дромадер)
Camelus dromedarius

Класс — млекопитающие
Отряд — парнокопытные
Подотряд — мозоленогие
Семейство — верблюдовые

Диких популяций дромадера, в отличие от бактриана (двугорбого верблюда), в мире не сохранилось. Есть только популяция вторично одичавших в Австралии (потомки завезенных туда в XIX веке верблюдов). Распространены как домашние животные по всей Северной Африке от Марокко до Сомали, на Аравийском полуострове и Ближнем Востоке. Дромадеры миниатюрнее бактрианов: высота в холке — от 1,8 до 2,3 м; длина тела — от 2,3 до 3,4 м; вес — от 300 до 600 кг. Продолжительность жизни — 40–50 лет. Самка вынашивает детеныша (как правило, одного) около 15 месяцев. Уже на следующий день после рождения он начинает кочевать вместе со стадом. Дромадер может проходить за сутки 60 километров с грузом до 100 кг.

Тонкости навигации

Как вы ориентируетесь в пустыне?

Я знаю здесь каждую дюну, каждый колодец. Видишь большой холм впереди? Это Лелемерзул, переводится с берберского как «мать Мерзуги». А вон там, слева, еще два — это Бехнеон, то есть «близнецы». Отсюда не так видно, но с противоположной стороны они похожи друг на друга как две капли воды.

А они не меняют очертаний?

Нет, такие большие не меняют. Разве что очень медленно. А вот маленькие могут измениться из-за песчаных бурь. Пустыня легко запутает неопытного гостя. Но, скажем, если ты здесь отстанешь или заблудишься, для тебя лучший выход — пытаться вспомнить, каким путем сюда пришла, и вернуться к исходной точке. Или дождаться ночи, тогда можно по звездам сориентироваться. Или положиться на верблюда: он выведет к людям.

Верблюд не может заблудиться?

Нет, они прекрасно ориентируются, даже когда маленькие. Например, детеныши верблюда всегда помнят, где мама их кормила. Бывает, что верблюжонок, заигравшись, прибивается к чужому стаду или просто теряется в пустыне. Чтобы найти своих, он возвращается к месту, где в последний раз сосал молоко, даже если ему придется идти несколько часов. Там верблюжонок целый день будет ждать маму. Если же она не придет — отправится в предыдущее место кормления. И так далее по цепочке. Верблюдица идет тем же маршрутом в поисках своего малыша, так что обычно они благополучно находят друг друга. А еще верблюды помнят, где им было хорошо. Место, где они отдыхают и кормятся, всегда найдут.

Много ли отдыхают верблюды-труженики?

В сезон, с октября по апрель, они работают раза по три в неделю, часов по пять. В остальное время пасутся. Летом ходят в пустыню еще реже: жарко, туристов мало. Вам вот с погодой повезло — и жары нет, и ветер слабый. Тут знаешь какие бури бывают!

Что делать, если начнется песчаный шторм?

Искать надежное укрытие. За высокой дюной вставать опасно, ветер очень быстро наметет песок, в котором можно и утонуть. Нужно уложить верблюда на землю и спрятаться за ним, прижавшись к боку с подветренной стороны. Дромадеры хорошо защищены. Они умеют полностью закрывать ноздри, так что мелкая пыль не попадает в нос. А толстые брови и ресницы спасают глаза от песка. Человеку же лучше всего повязать на голову тюрбан и прикрыть нижнюю часть лица концом ткани.

Вода и песок

Ощутимый толчок под локоть заставляет меня обернуться — идущий в кильватере «кораблик» по кличке Билли Марли настойчиво требует внимания. Пытается запихнуть голову мне под мышку, блаженно жмурится, когда я чешу его за ухом. Похоже, пора отдохнуть. По команде капитана караван ложится в дрейф. Мустафа подходит к каждому животному, слегка тянет веревку вниз, придавливая рукой переднюю часть седла и что-то приговаривая. Верблюд опускается на песок. Теперь можно слезть и пассажиру. Тянусь погладить своего Скуби-Ду по курчавой шее. Но с ним такие нежности не проходят: дромадер недовольно отдергивает голову и скалится, высоко задрав верхнюю губу.

Почему Скуби-Ду такой вредный?

Не то что Билли Марли, да?! У всех верблюдов характеры разные, как у людей. Вот Джимми, например, наш флагман, очень добрый и покладистый. Ему уже больше десяти лет. Впереди всегда должен идти тот, у кого опыта много: лет семь или больше.

В караване только самцы? Почему девочки не участвуют?

Да что ты! Если эти парни увидят верблюдицу, они с ума сойдут! Не вмешаешься вовремя — все может плохо кончиться: передерутся до смерти, ногами друг друга забьют. Самцы очень ревнивые и агрессивные. Поэтому в караване самок нет никогда. Отдыхайте, ребята…

А их напоить не надо? У вас, наверное, вода всегда с собой?

Зачем с собой? Вон видишь там бетонный домик с замком на двери? Это колодец. Мы ездим с братьями за водой где-то раз в две недели — берем верблюдов, осликов, нагружаем их канистрами… В Сахаре и другие колодцы есть, мы обычно отправляемся подальше, километров за десять-пятнадцать.

Как-то странно — ехать за водой в пустыню. Разве в Мерзуге ее недостаточно?

В Мерзуге крупный подземный источник. И в Такоже вода есть. Но там она стоит денег, а в пустыне бесплатная. Колодцы в дюнах глубокие, и вода в них есть всегда, даже в засушливый период. А поить верблюдов нам сейчас не надо, они редко пьют.

Как долго они могут без воды?

Зависит от времени года. Зимой до двух недель. Летом меньше. Но вообще, им часто хватает жидкости, которая содержится в растениях.

Как же вы понимаете, что пора обеспечить верблюда «жидким топливом»?

Самый простой способ — оттянуть кожу на шее и отпустить. Если все в порядке, то кожа упругая и не обвисает. А если складка остается, значит, у верблюда обезвоживание, пора поить. Но такое редко случается. Верблюды не потеют, пока температура не поднимется выше 41 градуса. Они хорошо контролируют температуру тела: не ложатся боком к солнцу, только мордой, чтобы уменьшить поверхность тела, на которую падают солнечные лучи. И — видишь? — они так подкладывают под себя ноги, что между телом и горячим песком остается пространство. А еще верб люды едят много соли, помогающей удерживать воду в организме. Раз в шесть больше, чем ослики или мулы. Мы всегда добавляем им соль в кормушки. В жару — до 140 граммов в день.

А чем вы их кормите?

Верблюдам нужен специальный корм: сено, зерно, иногда минеральные добавки. Видишь какой высокий горб у твоего Скуби-Ду? Значит, он хорошо питается. Иначе бы горб повис, как пустой мешок. Корм для одного верблюда обходится примерно в 1500 дирхамов в месяц, около 140 евро. Конечно, верблюд может и не есть почти месяц, но тогда он не работник.

Если верблюд заболеет, вы вызываете врача или сами справляетесь?

Конечно, ветеринара вызываем, и не только в случае болезни. Раз в полгода он приходит в нашу деревню, чтобы осмотреть верблюдов, почистить им уши от песка. Это не так дорого, доктор берет 200 дирхамов за осмотр четырех животных.

А сколько тебе платят за работу с туристами?

100 дирхамов. Если выезд с ночевкой, то 300. Плюс по 50 за каждого из моих верблюдов. За год можно накопить достаточно, чтобы купить еще одного верблюда и зарабатывать больше. У кочевников, живущих глубоко в пустыне, на границе с Алжиром, верблюд стоит 1000–1500 дирхамов. У них мы и покупаем.

ИНФОГРАФИКА

Дромадер в деталях

Глаза защищены прозрачным третьим веком и длинными ресницами.

Ноздри имеют щелеобразную форму и снабжены клапанами, при необходимости верблюд может их полностью закрыть.

Губы, язык и поверхность полости рта достаточно жестки, чтобы верблюд мог пережевывать колючки.

Густая шерсть в ушах не дает им забиться песком и пылью.

Мозоли на ступнях и суставах ног защищают от ожогов части тела, соприкасающиеся с песком, когда верблюд стоит или лежит.

Длина ног позволяет телу находиться на значительном расстоянии от раскаленной земли.

Широкие ступни с двумя пальцами обеспечивают устойчивость на песке.

Горб верблюда, вопреки заблуждениям, не хранит воду. В нем откладывается жир, что позволяет эффективно охлаждать тело и служит спине дополнительной защитой от солнца.

В специальных складках желудка накапливается вода.

Кровеносные сосуды располагаются близко к коже и помогают осуществлять теплообмен, так что потеть верблюд начинает гораздо позже, чем любое другое животное.

Эритроциты имеют овальную форму, благодаря чему при большой потере воды кровь животного не загустевает. Это же помогает выдержать скачки осмотического давления, когда верблюд за кратчайшее время выпивает огромное количество воды.

Большому кораблю большое плавание

Я мысленно считаю: с каждого из восьми пассажиров хозяин риада (местной гостиницы) получил 150 дирхамов. Выходит, что 200 из них идут одной семье, предоставившей половину флотилии, еще 200 — семье Мустафы плюс 100 за его работу. А 700 дирхамов остаются хозяину риада. Обычная история, турбизнес… Мустафа неожиданно начинает суетиться и угрожающе покрикивать на верблюдов. Ну конечно, Скуби-Ду! Воспользовавшись тем, что за ним никто не присматривает, верблюд с независимым видом встает на ноги. За ним последовательно поднимаются все лежащие сзади: ведь каждый верблюд «пришвартован» короткой веревкой к седлу предыдущего. Стоит тому распрямить задние ноги — и «канат» тянет наверх следующего. Досадливо покачав головой, капитан вновь ставит провокатора на якорь, а за ним — всех остальных.

Дромадеры легко обучаются?

Они умные. Обычно мы берем сильных, активных трехлеток. Это самый подходящий возраст для обучения. Но очень важно сразу дать верблюду понять, что ты — главный. Раньше кочевники, поймавшие дикого верблюда, с этой целью отпускали его, чтобы почувствовал себя на свободе и побежал. Сами же хватали его за кончик хвоста и валили на бок. Хвост — чувствительное место, и пока человек его держит, верблюд не будет лягаться. После этого верб люд признает силу человека и станет слушаться. Чтобы приучить верблюда к веревке, мы обвязываем ему нижнюю челюсть и ставим за самцом, который уже привык следовать за погонщиком. Глядя на своего сородича, новичок перестает упрямиться. Через некоторое время можно будет водить его на веревке одного. А примерно через месяц — ставить в караван, где-то в середину, между более опытными животными. К седлу верблюды быстро привыкают.

А к хозяину они привязываются?

Конечно. Дромадер никогда ничего не забывает. Если с ним плохо обошлись — может отомстить и через несколько лет. А если человек завоевал его доверие, верблюд будет заботиться о нем. Мне друг рассказывал, как ночью к нему подбирался скорпион, а верблюд вскочил и давай его топтать, защищая хозяина. У них же такие мозоли на ступнях — никакой скорпион не страшен!

Сложно тут у вас: бури, змеи, скорпионы…

Ничего сложного, если знать, как себя вести. Я люблю эти места, люблю эту жизнь. Вот ты путешествуешь, а я и не стал бы. Здесь — все, что мне нужно.

  • 1 2 4

    Пустыня легко запутает неопытного гостя

***

Мустафа помогает мне «подняться на борт». Удержаться на встающем верблюде непросто: сначала он распрямляет задние ноги, и, если не отклониться в этот момент назад, есть риск нырнуть рыбкой через голову животного. К счастью, на передней части седла имеется своего рода мачта: Т-образный железный штырь, за который можно ухватиться при качке. Мы разворачиваемся и на всех парусах идем в порт приписки. Капитан смотрит вперед, за горизонт, куда уходят барханы, рябя оттенками — желтыми, белыми, ярко-оранжевыми. Горизонт чист, солнце садится в песчаное море, обещая, что завтра снова можно будет отправляться в плавание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *