Книги абрамцевой

Самые любимые свои сказки собрала Наталья Абрамцева в книге «Сказки для добрых сердец», над которой работала до последнего дня.

  • Об авторе 1

  • ЗДРАВСТВУЙ! 2

  • РЫЖАЯ СКАЗКА 2

  • А ЗВЕЗДОЧКИ ПАДАЮТ? 3

  • СКАЗКА ПРО СТАРЫЙ ДОМ 3

  • ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ О САДОВНИКЕ 4

  • КТО ЛУЧШЕ ПРЫГАЕТ? 4

  • ЗАВЕТНОЕ ЖЕЛАНИЕ 5

  • А ЗАЙЦЫ ПЛАВАЮТ? 6

  • ПРО СОВУ 6

  • РАДУГА 7

  • НОЧНАЯ СКАЗКА 7

  • ЧУДО-ХОЗЯЮШКА 8

  • МОРОЗНОЕ ОКОШКО 9

  • МАКИ И МЯЧ 9

  • ПРО КОЛЮЧКИ 10

  • ВОЛШЕБНАЯ СКАЗКА 10

  • ЦВЕТЫ И ЗЕРКАЛО 11

  • ПЕСТРАЯ СКАЗКА 11

  • ГОЛУБАЯ СКАЗКА 12

  • ЧУДЕСА ДА И ТОЛЬКО 12

  • ГНОМ СКРИПАЛЕНОК 12

  • СКАЗКА О ТУМАНЕ 13

  • КТО СОБИРАЛ ГРИБЫ? 14

  • ОСЕННЯЯ ИГРА 15

  • ТРОПИНКА 15

  • СКАЗКА О ВЕЧЕРЕ 16

  • САМАЯ ХОРОШАЯ ВАЗОЧКА 16

  • ШЕЛКОВАЯ СКАЗКА 17

  • КАБЛУЧКИ 18

  • ПОЧТИ ВЕСЕННЯЯ СКАЗКА 19

  • ХОРОШО, ЧТО ХОРОШО КОНЧАЕТСЯ 19

  • ЛАСТОЧКА 20

  • О ЧЕМ ДУМАЛ КОТЕНОК 20

  • ОТЧЕГО БЫВАЕТ ВЕСЕЛО 21

  • НУ ЧТО ТЫ, КОШКА! 21

  • КАК КОШКА НА ДАЧУ СОБИРАЛАСЬ 22

  • СЕРАЯ КОШКА 22

  • РАЗНОЦВЕТНЫЕ РАЗГОВОРЫ 24

  • ЗЕЛЕНАЯ СКАЗКА 24

  • ТИШЕ, ПОЖАЛУЙСТА… 25

  • МАЛО ЛИ ЧТО… 25

  • ЯНТАРНАЯ СКАЗКА 25

  • ОСЕННЯЯ СКАЗКА 26

  • СОЛНЕЧНАЯ СКАЗКА 26

  • СВОЙ ЦВЕТ 27

  • ДВА ОКОШКА 28

  • ЖИЛА-БЫЛА ПЕСЕНКА 28

  • СКАЗКА ПРО ЩЕНКА И СТАРУЮ ТАПОЧКУ 29

  • РОЗОВЫЕ ЦВЕТЫ 29

  • ЛЕТНИЕ ПОДАРКИ 29

  • СКАЗКА СТАРОГО ПАРКА 30

  • ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ СТАРОЙ ЕЛИ 30

  • СКАЗКА О СТАРОЙ ВАЗЕ 31

  • СКАЗКА ОБ ОСЕННЕМ ВЕТРЕ 31

  • ОЧЕНЬ ПРОСТАЯ СКАЗКА 32

  • А Я КТО? 32

  • ПОГОВОРИЛИ 33

  • КАК У ЗАЙЧОНКА ЗУБ БОЛЕЛ 33

  • ЭХ ТЫ, КОТЕНОК… 33

  • ДОЖДИК 34

  • СКАЗКА О ВЕСЕЛОЙ ПЧЕЛЕ 34

  • СКАЗКА ПРО СТАРЫЙ ПЕНЬ 35

  • ОЧЕНЬ СТРАШНАЯ ИСТОРИЯ 35

  • СКАЗКА О ДВУХ СНАХ 36

  • ЧТО ТАКОЕ ЗИМА 37

  • СТЕКЛЫШКО 37

  • ЛУЖИЦА 38

Наталья Абрамцева Сказки для добрых сердец

Это уже седьмая книга молодой писательницы.

Я сам сказочник, сам фантазер, автор повести «Баранкин, будь человеком!» и знаю, что за трудная профессия — быть сказочником.

Недаром писателей несказочников много, а сказочников — мало. В сказке писатель, как Бог, начинает на пустом месте. В сказке никогда ничего готового нет и быть не может. В сказке ты должен все придумать сам, начиная от сказочного пейзажа, сказочной обстановки и сказочного сюжета. Кроме того, в сказке автора подстерегает то, что я назвал бы всевозможностью происходящего, то есть, казалось бы, в сказке может происходить все, что тебе взбредет в голову. Но, увы, это совсем не так.

В сказке — свой реализм (пусть сказочный!) и очень строгие правила игры (пусть тоже сказочные!). И вот со всем этим писатель Наталья Абрамцева легко справляется.

В ее сказках живет скрытая мечта о глубоком братстве всего со всем, где люди, звери, природа, живая и неживая, говорят на одном общем языке. Ощущение нерушимой цельности мира, пожалуй, главное в творчестве писателя.

«- Кем вы были в молодости? — спрашивает в одной из сказок птица-синица у старого пня.

— Пальмой! — отвечает тот, устыдившись своего «скромного» прошлого. Это же не так, — возмущается обнаружившая обман синица. — Вы были кленом, обыкновенным кленом! Но разве это плохо — быть кленом в родном лесу?»

Интересны и неожиданны герои в сказках Натальи Абрамцевой.

Как-то на премьере в Московском театре юного зрителя мы разговорились с одним из известных детских писателей.

— Я вижу, вам не нравится пьеса? — спросил я.

— Понимаете, — ответил мой собеседник, — дело в том, что автор неталантлив

— А что такое талант? — полюбопытствовал я.

Он недолго думая ответил с присущим ему остроумием:

— Талант?! Это… когда хочется взять резинку, стереть имя автора и… поставить свое!..

Тогда я рассмеялся. Сейчас признаюсь, что с удовольствием поставил бы свое имя под множеством произведений Натальи Абрамцевой. Скажу больше. Будучи не только писателем, но и режиссером и актером, я как писатель хотел бы написать нечто подобное, как режиссер — поставить ее сказки в театре, а как актер — сыграть в них.

Заканчивая предисловие, я с уверенностью и радостью заверяю читателей в том, что эта книга талантливой писательницы Натальи Абрамцевой, безусловно, порадует их сказками добрыми, умными и красивыми, как она сама.

Валерий Медведев, лауреат Государственной премии РСФСР, лауреат премии Г. X. Андерсена

Дом был старый, деревянный. Крыша покосилась. Печка развалилась. Труба набок съехала. Окна не открываются, двери не закрываются. Щели в полах.

Когда-то в доме жили люди. Давно. Тогда он был новенький и красивый. А потом люди уехали. И дом расстроился. Стал скучать и стареть.

И сад вокруг дома тоже скучал — скучал и даже одичал от одиночества. Яблоки стали кислыми, вишни мелкими. Вместо цветов — высокая трава, крапива да лопухи выросли.

Вот так и жил старый, заброшенный дом в старом, заброшенном саду. Весной, когда стаивали огромные сугробы, выползало из-под снега кривое крылечко, дом и сад просыпались после долгого зимнего сна. Просыпались, потягивались, поскрипывая старыми досками и ветками. И дом говорил:

— А не думаешь ли ты, сад, что в этом году к нам могут вернуться люди?

— Думаю,— неуверенно отвечал сад.

— Мы должны приготовиться к встрече,— говорил дом.

— Конечно,— соглашался сад.

Им помогали ветер, дождь и солнце. Ветер влетал в дом через трубу. Проветривал комнаты, чердак и даже подвал. Потом через вечно открытую дверь вылетал в старый сад. Выметал прошлогоднюю листву, сухие ветки, помогал, очень осторожно, развертываться нежным лепесткам диких яблонь и вишен.

После ветра за дело брался дождь. Дождь тщательно отмывал весь дом: от съехавшей набок трубы до самого крылечка.

Конечно, особенно дождь старался, когда мыл окна. Ведь стекла все-таки. Пусть и разбитые. Еще дождь своими сильными струями расчесывал уже густую листву сирени, разглаживал листья тополей. И землю в саду поил дождь. Жаль, конечно, что не розы на ней вырастут, а лопухи да крапива, но пусть и они лучше зелеными и крепкими будут, чем чахлыми.

За ветром и дождем приходила очередь солнца. Солнце хорошенько просушивало дом. Гладило золотыми лучами стекла в паутине трещин — чтоб блестели ярче. Золотило старые наличники на окнах. Потом лучи солнца скользили по саду. Заглядывали в каждый крохотный цветок дикой сирени, чтобы те светились маленькими искорками.

Затем снова прилетал ветер. Он где-то раздобыл семена кое-каких цветов, но ветер не был настоящим садовником и разбросал семена как умел. А потому одуванчики выросли не только в густой траве, но и на крыльце.

А одна ромашка ухитрилась поселиться даже на крыше в какой-то щелочке.

Так ветер, дождь и солнце помогали готовиться заброшенному дому и старому саду к встрече людей.

Дом и сад ждали. Но люди не приходили. Вернее, приходили, но, посмотрев на дом и сад, уходили.

— Это старый дом,— говорили люди,— у него разбиты окна, и крыша съехала совсем набок, и крыльцо развалилось. Разве это дом?

— Да, конечно,— соглашались другие люди,— и сад тоже совсем заброшен. Яблоки мелкие, вишни кислые. А крапивы сколько-о-о! А трава-то как разрослась… Разве это сад?

— Нет,— решали люди,— лучше мы построим новый, красивый дом и вырастим новый, замечательный сад.

И люди уходили. Дом и сад очень огорчались и начинали ждать снова. Ждали, ждали, ждали…

И дождались.

На покрытом пылью долгих дорог велосипеде к дому подъехал человек. За спиной рюкзак. На багажнике — огромный чемодан с разноцветными наклейками. Через плечо — яркая дорожная сумка. На другом плече — фотоаппарат. На голове — широкополая шляпа. Конечно же, это бывалый путешественник. А путешественники, как известно, любят всякие странности.

Дом с ромашкой на покосившейся крыше, с одуванчиками на кривом крыльце, сад, в котором ветви диких яблонь переплетаются с ветками дикой сирени, как в сказочном лесу, а по земле стелются темно-зеленые лопухи, похожие на огромные зонтики,— разве это не странность? Почти волшебная странность.

— Ах,— сказал путешественник,— какое чудо! Заколдованная избушка в заколдованном лесу.

«Вовсе мы не заколдованные,— подумали дом и сад,— мы заброшенные». —

— Ах!— снова сказал путешественник.— Какая прелесть! И он защелкал фотоаппаратом.

«Мы — прелесть… Мы — чудо…» — почти задохнулись от радости, смущения, неожиданности дом и сад.

— Пожалуй, я поживу здесь,— решил путешественник. И путешественник вместе со своим усталым велосипедом, тяжелым рюкзаком, чемоданом с наклейками, дорожной сумкой и, конечно же, с фотоаппаратом поселился в заброшенном доме и одичавшем саду.

Что же из этого получилось? То, чего не могло не получиться. Яблоки стали крупными-крупными, вишни сладкими-сладкими. Среди лопухов расцвели ярко-красные маки величиной с огромные воздушные шары.

Трещины на стеклах сложились в веселые рисунки. Крылечко перестало просто скрипеть, оно стало чирикать очень музыкально. А дверь, которая уже много лет не могла шевельнуться, с удовольствием и легкостью открывалась и закрывалась.

Почему же так вышло? Смешной вопрос… Ясно, почему…

А потом? Потом путешественнику пришло время отправляться в путь. Ведь он путешественник.

И что же получилось? То, что и должно было получиться: жили-были заброшенный дом и заброшенный старый сад…

И потом пришла зима. Повалил снег. Снег. Снег. Сугробы в одичавшем саду. Сугробы на развалившемся крылечке. Сугробы на покосившейся крыше. Тяжелый зимний сон.

…А потом пришла весна. Прилетел теплый весенний ветер. Застучал теплый весенний дождь. Теплое весеннее солнце расправило длинные хрупкие лучи.

И старый дом сказал:

— А не думаешь ли ты, сад, что и в этом году к нам могут вернуться люди?

— Думаю,— ответил сад.

Все же приятно читать сказку «Лужица» Абрамцева Н. К. даже взрослым, сразу вспоминается детство, и вновь как маленький сопереживаешь героям и радуешься с ними. Главный герой всегда побеждает не коварством и хитростью, а добротой, незлобием и любовью — это главнейшее качество детских персонажей. Народное предание не может потерять своей насущости, в силу незыблемости таких понятий как: дружба, сострадание, мужество, отвага, любовь и жертвенность. Присутствует балансирование между плохим и хорошим, заманчивым и необходимым и как замечательно, что каждый раз выбор правильный и ответственный. Сюжет прост и стар как мир, но каждое новое поколение находит для себя в нем нечто актуальное для себя и полезное. Как очаровательно и проникновенно передавалась описание природы, мифических существ и быта народом из поколения в поколение. Немаловажную роль для детского восприятия играют зрительные образы, коими, довольно успешно, преизобилует данное произведение. Сказка «Лужица» Абрамцева Н. К. читать бесплатно онлайн однозначно стоит, в ней много добра, любви и целомудрия, что полезно для воспитания юной особи.

Стояла отвратительная погода. Небо было низким, тяжелым, снежным. На асфальте кое-где темнели последние осенние лужи. Возле одной лужицы стоял задумчивый воробей. Взъерошенный и растрепанный. Не от холода. Просто он размышлял так напряженно, что его легкие серые перышки зашевелились. Воробей никак не мог понять, почему те снежинки, что падают на асфальт, ложатся тонким, ровным слоем, а те, что падают в лужу, исчезают.
Почему? Ну, почему? Непонятно. Вот упала снежинка на асфальт: блестит, сверкает, а тонкий белый коврик увеличился на одну звездочку. Вот упала снежинка в лужу: мутное пятнышко, а потом и совсем ничего. Непонятно. Погруженный в свои размышления воробей совершенно не обращал внимания на то, что происходит вокруг. А вокруг были люди, ездили машины, дрались другие воробьи. Но не это главное. Задумавшийся воробей не видел страшного кота. Это был тощий, облезлый, бродячий кот. Кот следил за воробьем из-за колеса ближайшей машины. «Сейчас,— думал кот,— прыжок — и полетят серые перышки».
Он собрался в комок, тугой, как пружина, и прыгнул. А воробей все следил за снежинками и совсем не ждал нападения. Он был так занят, что даже не испугался. Слишком занимали его снежинки. Воробей махнул крылышком, попал коту в глаз и сердито сказал:
— Да не мешайте вы!
Кот опешил. У него даже аппетит пропал. Потирая поцарапанный глаз, он прошипел:
— И ты соображаешь, с кем разговариваешь? Воробей наконец понял, что к чему, и, конечно, сразу испугался. Но виду не подал.
— Соображаю,— сказал он, снизу вверх глядя на кота. А потом снова стал следить за снежинками.
Облезлый кот распушился остатками шерсти. «Ну и ну,— рассерженно подумал он,— что же я не съел его еще?»
Подумал так кот и сел рядом. Что-то мешало ему кинуться на воробья. Вероятно, отчаянная смелость птички. Ведь кот не знал, что воробей не улетает только от страха: забыл, что умеет летать.
— Съем ведь,— как-то нерешительно сказал кот. Воробей обреченно вздохнул. А кот вдруг заинтересовался: что это рассматривает воробей.
— Ты что в лужу уставился?— спросил облезлый кот.
— Рассматриваю,— совсем испуганно чирикнул воробей.
— Лужу, что ли, рассматриваешь?
— Да нет,— и, робко пятясь, воробей сказал:— Чудо какое-то получается. Лужа снежинки глотает.
И, испугавшись еще больше, воробей взлетел.
А коту было уже не до воробья. Его заинтересовала история со снежинками. Он сидел возле лужицы и думал, почему так получается. Упала снежинка на асфальт — лежит, сверкает. Упала в лужу и исчезла. Почему же так? Ну, почему? Непонятно.

Она проснулась не очень в хорошем настроении. Почему? Сама не могла понять. Что снилось – она не помнила. Да и вечер прошел нормально: тихо, спокойно, как обычно.

«Может погода за окном так на меня влияет?» – подумала она.

С утра на улице было пасмурно и моросил мелкий дождик. Небо было серое и угрюмое. Она выглянула в окно, чтобы посмотреть на море. Но отличить, где заканчивалось море и начиналось небо, было практически невозможно! Казалось, что там, где заканчивалась суша, сразу начиналось безграничное, серое, плачущее небо. От этого вида ей стало еще тоскливее на душе. И чтобы хоть как–то развеять свою тоску, она включила радио. Но, как назло, там передавали только те песни, которые ей не нравились. Ей начало казаться, что вся вселенная решила сегодня вместе с ней потосковать.

– Значит, так сегодня тому и быть! – сказала она вслух сама себе. – Видимо для чего–то мне это сегодня нужно.

И немного грустно улыбнувшись, пошла в ванную, не сопротивляясь своим чувствам и непонятной грусти.

Приведя себя в порядок и немного позавтракав, девушка решила прогуляться по набережной. Дождя уже не было, но зонт она с собой взяла, так, на всякий случай. И отправилась по старым извилистым улочкам навстречу новому пасмурному дню.

На улице было настолько пасмурно, что казалось, будто небо окутало всю землю в пушистое серое облако, хотя тумана не было. Даже зеленая листва на деревьях, которая в обычный день выглядела довольно ярко, казалась тусклой и не особо выделялась на фоне всего остального. И редкие прохожие, встречающиеся на улице, тоже выглядели тускло и уныло в этот пасмурный день. Никто не улыбался.

Асфальт был влажным после утреннего дождика, но луж на нем не было. Воздух из–за влажности был лишен пыли, поэтому сегодня дышалось особенно легко. Да и деревья во влажную погоду источали свой аромат более насыщенно.

Она спускалась к морю по тихой узкой улочке, удаленной от автомагистрали, поэтому могла наслаждаться ароматами и звуками природы. И она прислушивалась… Вот какая–то птица пролетела над головой и уселась на ветку апельсинового дерева, росшего во дворе чьего–то красивого, ухоженного дома. Вот кот величаво идет по забору и не обращает никакого внимания на собаку, которая изо всех сил лает на него и старается прогнать со своей территории. А вот, откуда ни возьмись, маленькая шустрая белка спрыгнула на травку возле забора, встала на задние лапки и шустро завертела маленькой головой по сторонам, к чему–то принюхиваясь. Потом также быстро вернулась на родное дерево и, цепляясь лапками к стволу, забралась довольно высоко.

Девушка старалась не только прислушиваться к звукам природы, но и полной грудью вдыхать ароматы свежести: мокрой земли, прелых листьев и новой свежей травы, цветущих растений и хвойных деревьев (особенно сильно и приятно пахла туя), моря, которое с каждым шагом становилось все ближе.

И вот она вышла на другую улочку, ведущую прямо к набережной. Перед ней открылся невероятный вид: казалось, за набережной была серая пустота, которая по каким–то непонятным причинам, шумела и пахла как море. Но самого моря не было видно, настолько сильно оно сливалось с мрачно–серым небом! Однако, присмотревшись, она обратила внимание, что серый цвет имеет различные оттенки. Это так привлекло ее внимание, что она смотрела как завороженная на небо, на море и линию соприкосновения моря с небом (точнее пыталась ее рассмотреть). Она даже не заметила, что не стоит на месте, а потихоньку идет к набережной.

Девушка вышла на открытое пространство набережной и остановилась. Вблизи море добавило в себя еще цвета: появился белый цвет пены на некоторых волнах возле берега, и серо–изумрудный немного дальше от берега. А на линии горизонта море все также сливалось с небом, будто не хотело заканчиваться, а решило заполнить собой больше пространства, чем требовалось.

Она стояла как завороженная, вглядываясь в эти необычные серые цвета, и не заметила, что ее тоска сменилась восхищением. Девушка не заметила и того, что на нее уже давно смотрит один молодой человек, который остановился неподалеку и наблюдал, не желая прерывать ее задумчивый взгляд. Но через некоторое время она все-таки почувствовала на себе чей–то пристальный взгляд и стала смотреть по сторонам, чтобы увидеть того, кто помог почувствовать неощутимое. Ей не пришлось долго искать этого человека, так как он сам решил подойти к ней, как только заметил ее движение и понял, что его ищут.

– Привет! Меня зовут Алекс. Могу я узнать имя столь прелестной леди?

Это был довольно высокий молодой человек спортивного телосложения. Он был одет в осеннее пальто приятного синего цвета, джинсы и осенние туфли спортивного стиля. От него приятно пахло.

– Привет! Меня зовут Джульетт. Приятно познакомиться, Алекс!

– И мне приятно, Джульетт! У тебя красивое имя! Оно очень подходит такой прелестной девушке, как ты. Могу ли я узнать, что так увлекло тебя?

– Приятно слышать комплименты. Ты знаешь, что нравится девушкам, Алекс.

– И мне приятно слышать похвалу в свой адрес, – улыбнулся он. – Так могу я узнать, что так сильно увлекло столь прелестную леди?

– Да так, ничего особенного… Просто никогда раньше не замечала такого разнообразия оттенков серого цвета, – немного смущенно ответила Джульетт.

– О, значит ты любитель прекрасного! Мне нравится это! Могу я узнать, что еще ты любишь?

– Тебе все перечислить или только часть? – улыбнулась она.

– Я люблю остроумные шутки, – улыбнулся в ответ Алекс. – Давай начнем с еды: что ты любишь больше всего?

– Я люблю клубнику, вкусные салаты, рыбу, а еще торты и шоколад… И мороженое, и молочный коктейль….

– Вау! Я тоже такое люблю. Ну а из спиртного что предпочитаешь?

– Ты решил пригласить меня в ресторан?

– А ты проницательная. Мне тоже это нравится! – улыбнулся Алекс. – Я бы хотел лучше узнать тебя, если ты согласна. – И он предложил ей свою руку. – Прогуляемся?

– Почему бы и нет? У меня все равно сегодня нет никаких планов. Да и настроение с утра тоскливое….

– О, тогда я знаю, что поднимет твое настроение! Ты готова к небольшому путешествию? Это недалеко, но на машине.

Джульетт недоверчиво взглянула на мужчину.

– Как я могу доверять тому, с кем познакомилась несколько минут назад?

– А ты доверься своим чувствам. Я уверен, что твоя интуиция подскажет верное решение. – И Алекс широко улыбнулся.

Джульетт и вправду не чувствовала никакой угрозы. Ее интуиция была абсолютно спокойной.

– Откуда ты знаешь, что я пользуюсь своей интуицией?

– Интуиция подсказала! – улыбнулся Алекс. – И еще ты смогла почувствовать мой взгляд, а это далеко не каждому дано.

Джульетт взяла Алекса под руку, и они вместе направились к его автомобилю.

– Какие духи ты предпочитаешь? Я бы хотел узнать название, потому что этот легкий манящий запах меня интригует.

– Это мой любимый аромат! Но я пока не хочу говорить название духов, если ты не против.

– Хорошо, настаивать не буду.

– А что ты предпочитаешь из еды? Ах да, ты же сказал, что тебе нравится то же, что и мне, – улыбнулась Джульетт.

– Разреши, я тебя угощу по своему вкусу, надеюсь, тебе это тоже понравится.

– О, это интригующе!

– Сегодня прекрасная погода, не правда ли? – спросил Алекс.

– Да, ароматы свежести после дождя, отсутствие пыли – это прекрасно!

– Я рад, что ты так думаешь! Ну вот и моя машина.

Они подошли к дорогому авто необычного цвета: машина словно меняла свой цвет от синего до черного, иногда отливая темно–серым.

– Вау! – не сдержала своего удивления Джульетт. – Я еще не видела подобного цвета ни на одной машине!

– О, спасибо за восхищение. Но я не вижу ничего необычного, – скромно сказал Алекс.

Он открыл дверь и помог девушке сесть в машину, затем сел сам.

– Ну и куда мы поедем? – спросила она.

– Как и обещал, туда, где твое настроение улучшится. Но пока пусть это останется сюрпризом. Хорошо?

– Договорились. Тогда могу я узнать немного о тебе?

– Конечно, спрашивай. Что именно ты хочешь знать?

– Самый первый вопрос, который меня волнует, это находишься ли ты в отношениях? Точнее: женат ты или нет?

– Нет, я не в отношениях. Я давно развелся. А ты?

– Я тоже разведена.

– Давно?

– Уже несколько лет.

– И почему такая красавица до сих пор не нашла себе мужчину?

– У меня аналогичный вопрос к тебе, – улыбнулась Джульетт.

– Ну хорошо, глупый вопрос с моей стороны. – Улыбнулся в ответ Алекс. – Спрашивай, что еще тебя интересует.

– Что ты любишь делать больше всего?

– Я люблю путешествовать и узнавать мир по–новому, люблю заниматься спортом, знакомиться с людьми. А ты что любишь делать?

– Люблю читать, путешествовать, общаться с интересными людьми, – сказала она, улыбнувшись.

– О, у нас много общего! Это приятно.

Тем временем они ехали по влажной горной дороге. Она была извилистой, но Джульетт почти не замечала этого. Ей было интересно беседовать с новым знакомым. У нее возникло чувство, что они знакомы уже многие годы. Ей было легко и комфортно общаться с ним. И она наслаждалась этим.

– Посмотри вперед. – Сказал Алекс.

Джульетт повернула голову и увидела волшебство! Казалось, солнышко решило поселиться на земле! Перед ее глазами ярко–желтым цветом вспыхнула целая полоса цветов (она пока не знала каких). Между темно–серым небом и не менее темной землей желтый цвет выделялся наиболее ярко. Он притягивал к себе все внимание, манил своей яркостью, нежностью, мягкостью и теплотой. Создавалось впечатление, что кто–то огромным пушистым покрывалом укрыл землю. И будто это покрывало излучало теплый, мягкий свет и согревало окружающее пространство.

– Что это? – заворожено спросила она.

– Так цветет мимоза. – Улыбнулся Алекс. – Этот сад охраняется, но я хочу попросить, чтобы нам дали возможность погулять там.

Он посмотрел на Джульетт: она сидела с широко открытыми глазами и слегка приоткрытым от удивления ртом. Казалось, что она уже путешествует по этому саду, стараясь напитаться той энергией, светом, теплом и мягкостью, которые излучали цветы мимозы.

– Вау! Я никогда такого не видела! – только и смогла вымолвить она.

Тем временем Алекс подъехал к воротам сада, остановил машину и вышел. Он подошел к охраннику, который находился у ворот. О чем–то с ним поговорил, показывая на машину, потом подошел к машине и помог Джульетт выйти.

– Пойдем немного погуляем по саду, нам разрешили.

Они зашли в сад. Аромат мимозы сразу же окутал их, как легкое покрывало. Он казался теплым, мягким и бархатистым. Деревья были посажены рядами и выглядели ухоженными и аккуратными. Казалось, будто каждое дерево было окутано желтым пушистым покрывалом: теплым, мягким, воздушным и ароматным. Зеленых листочков почти не было видно!

– У меня впечатление, будто я попала в сказочную страну! – сказала Джульетт.

– И как эта страна называется?

– Мммм…. Надо подумать…. Все вокруг желтое, яркое, мягкое, пушистое, ароматное, дарящее радость и….

– Романтику? – вставил Алекс.

– Пожалуй… да, соглашусь, – помолчав, сказала Джульетт. – Это действительно романтично. И мне никто раньше не делал подобных подарков.

– Мне приятно, что ты приняла мое приглашение и я смог доставить тебе удовольствие, Джульетт!

– Я тоже рада, что решилась на это! Спасибо тебе, Алекс, за столь щедрый подарок!

– Для меня это не составило особого труда, но доставило огромное удовольствие! И я все еще хочу угостить тебя, поэтому буду благодарен за твое согласие. Что скажешь, Джульетт?

– Ну ладно, я позволю тебе угостить меня! – иронично улыбнувшись, сказала она. – Но можем мы еще немного побыть в этом солнечном месте?

– Конечно! Нам разрешили побыть здесь довольно долго.

– Санни тэйл! – неожиданно сказала она.

– Что, прости? – не понял Алекс.

– Это название сказочной страны, в которую ты меня привез, – улыбнулась Джульетт. – Мне захотелось назвать ее «Sunny tale» – «Солнечная сказка».

– Отличное название! Мне нравится! Я думаю, что жителям этой страны оно тоже понравится. А еще мне кажется, что они были бы не против сделать такую милую, добрую и красивую женщину своей королевой.

И Алекс, улыбаясь, посмотрел на ее лицо, которое от застенчивого взгляда и робкой улыбки выглядело еще прекраснее.

– Разве я похожа на королеву? – смущенно спросила Джульетт. – У меня ведь и подходящего наряда нет….

– Для настоящей королевы наряд не играет особой роли. – Улыбнулся Алекс. – И я думаю, что наряд – это дело наживное. Главное – это качества королевы! А мне кажется, что ты обладаешь всеми качествами, милая Джульетт.

Так началась еще одна незабываемая история любви между мужчиной и женщиной. И хотя день все так же оставался пасмурным, но сердца этих двоих освещало и согревало солнце, наполняя их радостью и любовью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *