Концепция катастрофизма была предложена

Катастрофизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к: навигация, поиск

Теория катастроф, катастрофизм — система представлений об изменениях живого мира во времени под влиянием событий, приводящих к массовому вымиранию организмов. Теория катастроф, по-видимому, происходит от древних сказаний о потопах. Человеком, разработавшим катастрофизм как цельную гипотезу, был известный французский палеонтолог Жорж Кювье. Основываясь на смене видового состава живых организмов, Кювье пришел к выводу, что в результате крупных катастроф планетного масштаба происходило вымирание живого на значительной части земной поверхности. Восстановление флоры и фауны происходило за счёт видов, пришедших из других небольших локальностей. Сами виды по Кювье — неизменны.

По данным последователя Кювье — Альсида Дессалина Д’Орбиньи — всего было 27 катастроф за историю Земли. Восстановление живого мира происходило за счёт повторных актов творения.

Катастрофизм был развенчан в середине XIX века работами Чарлза Лайелла, который разделял эволюционное учение Дарвина. Представления о важной роли катастроф в эволюции живого возродились позже в виде неокатастрофизма.

Записки Геродота в Египте

После посещения Египта (450 год до н.э. и менее чем 250 лет после события, происходившего 23 марта 687 г. до н.э.) Геродот записал, все то, что услышал от египетских жрецов. Так он написал,- «мне удалось выяснить из бесчисленных источников, что последняя крупная катастрофа произошла 23 марта 687 года до н.э. по юлианскому календарю. (Столкновения миров, часть II Марс, раздел 687 год до н.э.). Это была ночь уничтожения армии Сеннахерима. Геродот услышал также от египетских жрецов, что когда их царь Сетос отправился со слабомощьной армией в Палестину, чтобы сразиться с ассицийцами и их царем Сеннахеримом, множество полевых мышей набросилось на лагерь ассирийцев ночью и перегрызло крепления их луков, так что армия, фактических обезоруженная, бежала. При этом Геродот добавил: «И доныне в храме Гефеста стоит каменная статуя царя (Сетоса) с мышью в руках, и по этому случаю имеется надпись: «Взгляни на меня и страшись Богов». Знаменитая фраза Геродота, сообщающая о великой тайне, услышанной им от египетских жрецов, согласно которой до того, как Египет стал царством, Солнце несколько раз меняло назначенный ему путь, расположена в его «Истории» сразу после события о разгроме армии Сеннахерима. Что интересно, что таже самая последовательность наблюдается в 4-й книге Царств: за историей Сенахерима в главе 19 идет рассказ о нарушении движения Солнца в главе 20 идет рассказ о том, что по солнечным часам Солнце задержалось на 10 град.

Записки Платона в Египте

Через 50 лет после посещения Египта Геродотом туда приехал еще один философ — Платон, незадолго до поездки он расстался с Сократом, который выпил чашу с ядом. Впоследствии он написал: «В определенные периоды Земля имеет свое нынешнее круговое движение, а в иные периоды она вращается в обратном направлении… Из всех изменений, которые происходят в небесах, это обратное движение является самым значительным и самым полным».

В «Тимее» Платон описывает результаты столкновения Земли. «Земной шар, сбитый со своей орбиты, двигался вперед и назад, и вновь вправо и влево, и вверх и вниз, блуждая по всем шести направлениям».

Также в «Тимее» Платон рассказывает о посещении афинянином Солоном Египта за два века до времени Платона:

«Ах, Солон, Солон!» — сказал один из жрецов, совсем старик. — Вы эллины, вечно остаетесь детьми, и нет среди эллинов старца! — Почему ты так говоришь? — спросил Солон. — Вы все юны умом, — ответил тот, — ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, никакого учения, поседевшего от времени. Причина тому вот такая. Уже были и еще будут многократные и различные случаи погибели людей, и притом, самые страшные — из-за тысяч других бедствий. Отсюда распространенное у Вас сказание о Фаэтоне, сыне Гелиоса, который будто бы некогда запряг отцовскую колесницу, но не смог направить ее по отцовскому пути, а потому спалил все на Земле и сам погиб, испепеленный молнией. Положим, у этого сказания облик мифа, но в нем содержится и правда: в самом деле, тела, вращающиеся по небосводу вокруг Земли, отклоняются от своих путей, и потому через известные промежутки времени все на Земле гибнет от великого пожара. …Какое бы славное или великое деяние или вообще замечательное событие ни произошло, будь то в нашем краю или в любой стране, о которой мы получаем известия, все это с древних времен запечатлевается в записях, которые мы храним в наших храмах; между тем у Вас и прочих народов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и все остальное, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес низвергаются потоки, словно мор, оставляя из всех Вас лишь неграмотных неученых. И Вы снова начинаете все сначала, словно только что родились, ничего не знаю о том, что совершалось в древние времена в нашей стране или у вас самих… Так, вы храните память только об одном потопе, а ведь их было много до этого; более того, вы даже не знаете, что прекраснейших и благороднейший род людей жил некогда в вашей стране. Ты сам и весь твой город происходите от тех немногих, кто остался из этого рода, но вы ничего о нем не ведаете, ибо их потомки на протяжении многих поколений умирали, не оставляя никаких записей. … Ведь по свидетельству наших записей… еще существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию вместе взятые… На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возникло удивительно по величине и могуществу царство, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка, а сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией, вплоть до Египта и Европой — вплоть до Тиррении. … Но позднее, когда пришел срок для невиданных землетрясений и наводнений, за одни ужасные сутки вся ваша воинская сила была поглощена разверзнувшейся Землей; равным образом и Атлантида исчезла, погрузившись в пучину. После этого море в тех местах стало до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного огромным количеством ила, оставшегося после осевшего острова.».

(см. Платон. Тимей/Собрание сочинений В 4-х т.т, Т. 3, С. 426-427, 429-430 под переводом с древнегреч. С.С. Аверинцева.).

Записки Дарвина в Южной Америке

После посещения Дарвином Южной Америки в своем дневнике он оставил следующие записи, которые говорили в поддержку теории катастроф.

Так Дарвин писал:

«Невозможно осмыслить изменившееся состояние американского континента без глубочайшего изумления. Когда то он должен был быть населен огромными чудовищами: теперь же мы видим просто пигмеев в сравнении с предшествующими, родственными видами»…»Большая часть этих исчезнувших четвероногих, если не все, жили в довольно позднем периоде и были современниками большинства существующих морских ракушек. С того времени, как они жили, не могло произойти значительных изменений в форме земли. Тогда почему исчезло столько видов и даже целых родов? Сначала разум тут же топорится уверовать в какую-нибудь грандиозную катастрофу. Но чтобы таким образом уничтожить животных, больших и малых, в Южной Патагонии, в Бразилии, в Перуанских Кордильерах, в Северной Америке вплоть до Берингова пролива, мы должны были встряхнуть весь земной каркас»…»Вряд ли могли бы произойти такое изменение температуры, которое бы примерно в одно и то же время уничтожило бы обитателей тропических, умеренных и арктических широт в обоих земных полушариях».

И в конце в своем путевом дневника Дарвин сделал вывод:

«Нет сомнений, что ни один факт в долгой истории мира не является столь поразительным, как повсеместное и повторяющееся уничтожение ее обитателей».

Источники

  • Биологический энциклопедический словарь. — М.: «Советская энциклопедия», 1989. — 864 с.
  • http://www.krugosvet.ru/articles/36/1003689/1003689a1.htm
  • http://biogeographers.dvo.ru/pages/0109.htm
  • Проблемы эволюции

п·о·р Эволюционная биология

Процессы биологической эволюции

Адаптация • Видообразование • Микроэволюция • Макроэволюция

Механизмы популяционной генетики

Дрейф генов • Изменчивость • Мутагенез • Наследственность • Отбор (Естественный, Искусственный, Групповой, Кин) • Перенос генов

Возникновение жизни

Химическая эволюция • Гипотеза мира РНК

История эволюционного учения

Жоффруизм • Броккизм • Дарвинизм • Ламаркизм • Пангенезис • Ортогенез • Автогенез • Номогенез • Сальтационизм • Катастрофизм • Неокатастрофизм

Современные концепциии

Синтетическая теория эволюции • Теория прерывистого равновесия • Нейтральная теория молекулярной эволюции • Доказательства эволюции

Эволюция …

Грибов • Земноводных • Китообразных • Лошади • Млекопитающих • Птиц • Растений • Рептилий • Рыб • Человека • Членистоногих

Катастрофи́зм (от др.-греч. καταστροφη «переворот»), или теория катастроф — система представлений об изменениях живого мира во времени под влиянием событий, приводящих к массовому вымиранию организмов.

Пример катастрофизма — разрушение мира водой.
Иллюстрация Гюстава Доре

Согласно этому учению, геологическая история Земли состояла из ряда этапов спокойного развития, разделяемых бурными катастрофами (катаклизмами), изменявшими облик Земли. Сторонники этого учения получили название катастрофистов.

История

Катастрофизм как цельную гипотезу разработал известный французский учёный Жорж Кювье. Изучая смену видового состава живых организмов, он пришёл к выводу, что в результате крупных катастроф планетного масштаба происходило вымирание живого на значительной части земной поверхности, после чего восстановление флоры и фауны обеспечивалось за счёт видов, пришедших из небольших местностей, не подвергшихся (или слабее подвергшихся) катастрофе. Что же касается самих биологических видов, то они, по мнению Ж. Кювье, неизменны.

Согласно некоторым последователям Кювье, восстановление живого мира происходило благодаря повторным актам творения. Так, А. Д. Д’Орбиньи утверждал, что Земля за свою историю пережила 27 катастроф, уничтожавших весь существовавший ранее органический мир.

Катастрофизм был развенчан в середине XIX века работами Чарлза Лайелла, геологические труды которого были построены на принципах актуализма. Позже он разделил эволюционное учение Дарвина.

Некоторые представления о важной роли катастроф в эволюции живого возродились позже в виде неокатастрофизма.

> См. также

  • Теория катастроф (математика)
  • Неокатастрофизм
  • Актуализм (геология)
  • Всемирный потоп

Ссылки

  • Ж. Кювье
  • А. Д’Орбиньи
  • Проблемы эволюции
В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 21 марта 2015 года.

Ламаркизм, первое целостное учение об эволюционном развитии живой природы, основные идеи которого были изложены Ж. Б. Ламарком в «Философии зоологии» (1809).

В основе Л. лежит представление о градации — внутреннем «стремлении к совершенствованию», присущем всему живому; действием этого фактора эволюции определяется развитие живой природы, постепенное, но неуклонное повышение организации живых существ — от простейших до самых совершенных. Результат градации — одновременное существование в природе организмов разной степени сложности, как бы образующих иерархическую лестницу существ. Градация легко прослеживается при сравнении представителей крупных систематических категорий организмов (например, классов) и на органах, имеющих первостепенное значение. Считая градацию отображением основной тенденции развития природы, насажденной «верховным творцом всего сущего», Ламарк пытался, однако, дать этому процессу и материалистическую трактовку: в ряде случаев он связывал усложнение организации с действием флюидов (например, теплорода, электричества), проникающих в организм из внешней среды. Другой фактор эволюции, по Ламарку, — постоянное влияние внешней среды, приводящее к нарушению правильной градации и обусловливающее формирование всего многообразия приспособлений организмов к окружающим условиям. Изменение среды — основная причина видообразования; пока среда неизменна, виды сохраняют постоянство; если в ней произошёл сдвиг, виды изменяются. Ламарк сознательно разграничивал эти факторы эволюции, отмечая, что первому из них в организме соответствуют «способности постоянные», второму — «способности, подверженные изменению под влиянием обстоятельств».

Внешняя среда на растения и низших животных, лишённых дифференцированной нервной системы, действует непосредственно, вызывая у них приспособительные изменения. Животные, обладающие нервной системой, испытывают косвенное влияние среды, их эволюционные преобразования осуществляются более сложным путём. Сколько-нибудь значительная перемена во внешних условиях приводит к изменению потребностей животных, обитающих в данной местности; изменение потребностей влечёт за собой изменение привычек, направленных на удовлетворение этих потребностей; изменение привычек ведёт к усиленному употреблению одних органов и неупотреблению других. Чаще функционирующие органы усиливаются и развиваются, а неупотребляющиеся ослабевают и исчезают. Возникшие функционально-морфологические изменения передаются по наследству потомству, усиливаясь из поколения в поколение. Таким образом, по Ламарку, ведущую роль в эволюционных преобразованиях организмов играет функция: изменение формы — следствие изменения функции. Положения об упражнении и неупражнении органов и о наследовании приобретённых признаков были возведены Ламарком в ранг универсальных законов эволюции. Несостоятельность обоих «законов» была доказана экспериментально уже в конце 19 в. и особенно в начале 20 в. благодаря открытиям генетики. В позднейших трудах (1815, 1820) Ламарк в значительной мере сближает оба фактора эволюции. Он склонен рассматривать среду не только как силу, нарушающую прямолинейность градации, но и как основной фактор эволюции. Соответственно и происхождение главных ветвей родословного древа организмов он связывает с влиянием конкретных условий существования.

Обосновывая своё учение, Ламарк опирался на следующие факты: наличие разновидностей, занимающих промежуточное положение между двумя видами; трудности диагностики близких видов и наличие в природе множества «сомнительных видов»; изменение видовых форм при переходе в иные экологические и географические условия; случаи гибридизации, особенно межвидовой. Важными доказательствами превращения видов Ламарк считал также обнаружение ископаемых форм, изменения животных при одомашнении и растений при введении в культуру. Развивая представления об эволюции, он пришёл к выводу об отсутствии реальных границ между видами и к отрицанию самого существования видов. Наблюдаемые разрывы в естественном ряду органических форм (что даёт возможность их классифицировать) — это только кажущиеся нарушения единой непрерывной цепи организмов, объясняющиеся неполнотой наших знаний. Природа, по его мнению, представляет собой непрерывный ряд изменяющихся индивидуумов, а систематики лишь искусственно, ради удобства классификации, разбивают этот ряд на отдельные систематические группы. Подобное представление о текучести видовых форм стояло в логической связи с трактовкой развития как процесса, лишённого каких бы то ни было перерывов и скачков (так называемый плоский эволюционизм). Такому пониманию эволюции соответствовало отрицание естественного вымирания видов: ископаемые формы, по Ламарку, не вымерли, а, изменившись, продолжают существовать в обличье современных видов. Существование самых низших организмов, как бы противоречащее идее градации, объясняется их постоянным самозарождением из неживой материи. Согласно Ламарку, эволюционные изменения обычно не удаётся непосредственно наблюдать в природе лишь потому, что они совершаются очень медленно и несоизмеримы с относительной краткостью человеческой жизни.

Ламарк распространил принцип эволюции и на происхождение человека, хотя в условиях господствовавшего креационизма был вынужден маскировать свои убеждения. Он считал, что человек произошёл от обезьян. К числу факторов становления человека он относил переход к прямохождению и возникновение речи. Ламарк подходил исторически и к высшим проявлениям жизнедеятельности — сознанию и психике человека, связывая их возникновение с эволюцией нервной системы и её высшего отдела — головного мозга.

Не дав объяснения органической целесообразности и не вскрыв истинной причины эволюционного развития, Ламарк, однако, впервые провозгласил принцип эволюции всеобщим законом живой природы. Бросив смелый вызов господствовавшим в то время представлениям о постоянстве видов, он одним из первых сделал проблему эволюции предметом специального изучения, особым направлением биологических исследований. Вот почему Ламарк заслужил высокую оценку классиков марксизма.

Л. не получил признания у современников и после смерти его создателя был предан забвению. Возрождение Л. в форме неоламаркизма произошло в последней трети 19 в. как реакция на распространение дарвинизма.

Иным образом конкретизировалась идея развития в учении катастрофизма (Ж. Кювье, Л. Агассис, А. Седжвик, У. Букланд, А. Мильн-Эдвардс, Р.И. Мурчисон, Р. Оуэн и др.). Здесь идея биологической эволюции выступала как производная от более общей идеи развития глобальных геологических процессов. Если Ламарк старался своей деистической позицией отодвинуть роль божественного “творчества”, отгородить органический мир от вмешательства творца, то катастрофисты, наоборот, приближают бога к природе, непосредственно вводят в свою концепцию представление о прямом божественном вмешательстве в ход природных процессов. Катастрофизм есть такая разновидность гипотез органической эволюции, в которой прогресс органических форм объясняется через признание неизменяемости отдельных биологических видов. В этом, пожалуй, главное своеобразие данной концепции.

В системе эмпирических предпосылок катастрофизма можно указать следующие: отсутствие палеонтологических связей между историческими сменяющими друг друга флорами и фаунами; существование резких перерывов между смежными геологическими слоями; отсутствие переходных форм между современными и ископаемыми видами; малая изменяемость видов на протяжении культурной истории человечества; устойчивость, стабильность современных видов; редкость случаев образования межвидовых гибридов; обнаружение обширных излияний лавы; обнаружение смены земных отложений морскими и наоборот; наличие целых серий перевернутых пластов, существование трещин в пластах и глубинных разломов коры. Длительность существования Земли в начале XIX в. оценивалась примерно в 100 тыс. лет — таким относительно небольшим сроком трудно объяснить эволюцию органических форм.

Вопрос о возрасте Земли — особая проблема В течение многих веков возраст Земли считался равным нескольким тысячам лет. что следовало из библейского мифа о сотворении мира Однако к концу XVIII в геология уже становилась настоящей наукой, и большинство геологов начали осознавать, что такие процессы как образование осадочных пород или выветривание, имеют затяжной характер и совершаются за огромные промежутки времени Во второй половине XVIII в возраст Земли оценивался геологами лишь в 75 тыс. лет. Однако к середине XIX в этот отрезок времени “растянулся” до сотен миллионов лет В настоящее время методами радиоактивного датирования возраст Земли оценивается в 4,6 млрд. лет

Теоретическим ядром катастрофизма являлся принцип разграничения действующих в настоящее время и действовавших в прошлом сил и законов природы. Силы, действовавшие в прошлом, качественно отличаются от тех, которые действуют сейчас. В отдаленные времена действовали мощные, взрывные, катастрофические силы, прерывавшие спокойное течение геологических и биологических процессов. Мощность этих сил настолько велика, что их природа не может быть установлена средствами научного анализа. Наука может судить не о причинах этих сил, а лишь об их последствиях. Таким образом, катастрофизм выступает как феноменологическая концепция.

Главный принцип катастрофизма раскрывался в представлениях о внезапности катастроф, о крайне неравномерной скорости процессов преобразования поверхности Земли, о том, что история Земли есть процесс периодической смены одного типа геологических изменений другим, причем между сменяющими друг друга периодами нет никакой закономерной, преемственной связи, как нет ее между факторами, вызывающими эти процессы. По отношению к органической эволюции эти положения конкретизировались в двух принципах:

  • во-первых, в принципе коренных качественных изменений органического мира в результате катастроф;

  • во-вторых, в принципе прогрессивного восхождения органических форм после очередной катастрофы.

С точки зрения Ж. Кювье, те незначительные изменения, которые имели место в периоды между катастрофами, не могли привести к качественному преобразованию видов. Только в периоды катастроф, мировых пертурбаций исчезают одни виды животных и растений и появляются другие, качественно новые. Кювье писал: “Жизнь не раз потрясала на нашей земле страшными событиями. Бесчисленные живые существа становились жертвой катастроф: одни, обитатели суши, были поглощаемы потопами, другие, населявшие недра вод, оказывались на суше вместе с внезапно приподнятым дном моря, сами их расы навеки исчезали, оставив на свете лишь немногие остатки, едва различимые для натуралистов”. Творцы теории катастрофизма исходили из мировоззренческих представлений о единстве геологических и биологических аспектов эволюции; непротиворечивости научных и религиозных представлений, вплоть до подчинения задач научного исследования обоснованию религиозных догм. В основе катастрофизма — допущение существования скачков, перерывов постепенности в развитии.

Можно ли выделить инвариантные черты у видов, сменяющих друг друга после очередной катастрофы? По мнению Кювье, можно допустить существование такого сходства. Он выделял четыре основных типа животных (позвоночные, мягкотелые, членистые и лучистые), с каждом из которых соотносил определенный исторически неизменный “план композиции” (основу многообразия систем скоррелированных признаков организма). “План композиции” у катастрофистов — нематериальная сила, идеальный организующий центр божественного творения. По их мнению, добавление “творящей силы” после каждой очередной катастрофы определяет прогрессивное восхождение органических форм.

К концепции катастрофизма в отечественной литературе долгое время относились снисходительно, как к чему-то наивному, устаревшему и полностью ошибочному. Тем не менее значение этой концепции в истории геологии, палеонтологии, биологии велико. Катастрофизм способствовал развитию стратиграфии, связыванию истории развития геологического и биологического миров, введению представления о неравномерности темпов преобразования поверхности Земли, выделению качественного своеобразия определенных периодов в истории Земли, исследованию закономерностей повышения уровня организации видов в рамках общих ароморфозов и др. В исторической геологии и палеонтологии не потеряло своего значения и само понятие “катастрофа”: современная наука также не отрицает геологических катастроф. Они представляют собой “закономерный процесс, неизбежно наступающий на определенном этапе жизнедеятельности геологической системы, когда количественные изменения выходят за пределы ее меры”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *