Конунги Руси

1.Давайте разберемся, почему викинги не нападали на Русь, и в частности на Новгород. Почему они не оставили в истории следов военной экспансии на Руси ?

Они грабили Францию, Англию, Ирландию, Италию, Испанию и даже Марокко. Нападали на карел,эстов,ливов,куршей,финнов но не на восточных славян.При том что на балтийских славян нападали, и в отдельные периоды заставляли платить дань, разрушали города. Одна часть славян могла напасть на другую часть вместе с датчанами. Правда свирепых руян особо не трогали.Во время крестового похода 1147 года против ободритов, руяне помогли братьям и разбили датский флот. Некоторые провинции Дании платили руянам дань, за что король Вальдемар I таки захватил Аркону несколькими годами позже в 1168.

Из приведенных в «Круге земном» Снорри Стурлусона из 601 скальдических строф только 23 посвящены путешествиям на восток. И то там основным объектом грабительских набегов скандинавов предстает Прибалтика.

Что касается новгородских славян(ильменские словены),из скандинавских источников известно лишь одно разрушении Альдейгьи (Ладоги) ярлом Эйриком, которое датируется обычно 997 годом, произошедшее через 100 лет после Рюрика.

2.Почему «Повесть временных лет» проявляет полное равнодушие к Скандинавии,откуда согласно норманнской теории и вышли основатели Руси? Почему в преданиях самих скандинавских народов нет буквально ни слова, ни даже слабого отзвука, свидетельствующего о сколько-нибудь значительной роли скандинавов в древней русской истории? Они конечно оставили свой след в качестве наёмников,но не в большей степени чем наёмные печенеги , половцы, угры,ляхи, западные и южные славяне, финны и прибалты, германцы и некоторые другие.

3.И могли ли скандинавы, не создав,на тот момент, у себя ни одного государства, в 8-м веке,создать государство у нас ?

Получается парадоксальная ситуация.Норманны до такой степени «затерроризировали»западные государства,что европейские короли предпочли предоставить им земли и породнится, отдавая дочерей и сестёр замуж за скандинавских конунгов,которые и стали основателями нормандских династий Запада.

И в то же время ,новгородские славяне без всякого военного давления,вот так взяли и пригласили на правление совершенно чуждых им неуправляемых скандинавов. Почему такая идея не пришла в голову карелам,финнам,эстам ?

ВИКИНГИ, КОНУНГИ И ДРАККАРЫ

На родине викингов недолюбливали. Слово «викинг» носило оскорбительный оттенок, вроде современного «пират» или «бандит».

Викинги, — это пираты, а разграбления городов норманнами, — это уровень уже не просто «пиратской шайки», а нескольких сильных конунгов, за которыми готовы потянуться крупные силы. Поэтому, когда мы говорим о разграблении европейских городов, не совсем корректно называть грабителей викингами. Если бы вы назвали уважаемого конунга викингом, то есть пиратом,(это то же самое что назвать русского князя ушкуйником или грабителем) то стали бы короче на голову.

«Той же осенью в шведских шхерах у Шхеры Соти Олав впервые был в битве. Там он сразился с викингами. ..Викинги недосчитались многих и отступили».

С викингами конунги не только воевали но и охотно творили общие дела .

Именно тактика «блицкрига», стремительного и смелого нападения, позволяла им достигать отличных результатов.В затяжных же боях на чужой территории с сильным противником норманны в итоге часто проигрывали.

Викинги, как это почему-то любят представлять, не были «машинами для убийства» и «непобедимыми воинами». От любых других воинов того времени они не сильно отличались, хотя их воинские традиции и соответствующая религия очень помогали в военном деле, но по уровню вооружения и защиты скандинавы даже уступали, например, франкам или славянам, просто в силу неразвитости собственной металлургии и кузнечного дела.

Устоявшаяся модель поведения норманнов – набеги на побережье на небольшую глубину , и заход в судоходные реки для атак на крупные города.Дело в том, что скандинавские лодки являлись сугубо морскими судами. Предназначенными для плавания только по большим глубинам. Все корабли, которые когда-либо находили в Скандинавии, были оснащены большими килями и имели слабое, достаточно незащищённое днище. И они физически просто развалились бы, зайди они в мелководье, или в наши реки. Тем более — если на них попытались бы пройти через пороги. А равно, по этим же причинам, были абсолютно непригодны и для перемещения их по суше при помощи бревенчатых катков.

Новгород был слишком глубоко внутри материка, чтобы пострадать от морских разбойников. Для достижения Новгорода нужно было проплыть 260 км по рекам. 200 км проходится по сложному фарватеру, в основном на веслах, река имеет пороги, не проходимые для больших военных судов. Для сравнения, в Европе разграблялись города на широких реках, и на глубину в среднем 100-150 км. Предпочиталось же побережье.

Между Русью и норманнами была буферная зона из финнов ,эстов,карел варягов(бодричи (ободриты) и лютичи — древнеславянские племена)

Что бы занять территории Финляндии, шведам потребовалось 490 лет, со времен Рюрика. Долго, потому что финны хоть и небогатые но и непростые. Плавать и пиратствовать они могли не хуже шведов, хотя чаще просто рыбачили.

Эсты жили тогда небогато, торговали янтарем, что позволяло им покупать мечи, хотя в небольшом количестве. Еще они занимались рыболовством и пиратствовали. В саге об Олаве Трюгвассоне, где сказано, что во время бегства Олава и его матери на восток «на них напали викинги. Это были эсты». А например, эсты с острова Эзель (эзельцы) и родственное ливам племя куршей неоднократно нападали на побережье Дании и Швеции.

Карклы долгое время были самостоятельными и весьма неспокойными ребятами.Которые в 1187 г разграбили Сигтуну , столицу шведского государства на тот момент, крупнейший город Швеции, политический и торговый центр, расположенный в сердце Уппланда на берегу озера Меларен.

В соответствии с представлениями норманнистов, «викинги» просто таки сновали туда-сюда по весьма разветвлённой речной системе Русской равнины на своих драккарах — с запада на восток и с севера на юг. И это неправда.

Несостоятельность представлений о передвижении скандинавских «викингов» по просторам Восточной Европы была в последнее время убедительно продемонстрирована рядом работ, включая несколько экспедиций, и полевых экспериментов.

В ходе экспериментов, историки-реконструкторы пытались

а.) преодолеть некоторые наши восточно-европейские реки на ладьях, имитирующих средневековые скандинавские,

б.) воспроизвести при помощи этих кораблей знаменитый «волок» (операцию по перемещению лодок по сухопутным участкам торговых путей) как он виделся теоретикам от норманизма.

Все эти эксперименты закончились полным провалом. Скандинавские корабли оказались совершенно неподходящими для путешествий по мелководью, и рекам Восточной Европы (даже достаточно полноводным). Скандинавские корабли также продемонстрировали полную непригодность для использования в волоках, как эти волоки описывались источниками и реконструировались историками.

В ходе одной из этих экспедиций реконструкторы попытались преодолеть на драккарах путь из Финского залива через Неву, Ладожское озеро и Волхов — в Новгород. И если Неву и Ладогу им, с грехом пополам, удалось преодолеть ( нелишним будет напомнить о постоянно ведущейся в этих водоёмах работе по углублению фарватера ) то дойдя до волховских порогов (на много менее серьёзных, чем знаменитые в прошлом днепровские пороги) их великий поход прочно встал на мель. Эта попытка закончилась полным фиаско.

Другая, боле ранняя экспедиция пыталась, помимо всего прочего, повторить «волок». Но ничего похожего на то, что представлялось норманистам в их кабинетах — у экспериментаторов не вышло.

Вывод из этого материала печален для наших доморощенных норманнских историков. На самом деле — ни один корабль, из найденных в Скандинавии не мог оказаться во внутриконтинентальных районах Восточной Европы, на Руси. А равно — не мог преодолевать и сухопутные участки торговых путей: между бассейном Балтики и Днепром, бассейном Балтики и Волгой, Волгой и Доном. Это установленный факт. Ничего, что могло бы пройти по нашим рекам от моря до Новгорода, и тем более до Смоленска или Киева с Булгаром в Скандинавии найдено не было. Хотя находок других древних кораблей там сделано весьма немало.

ВАРЯГИ

Несомненно — варяги(западные славяне) и викинги(норманны) — разные народы.

Славянские племена расселились на южном побережье Балтийского моря от устья Одера до Кильской бухты не позднее конца VI в. Руяне — «ругины», рюгенские славяне впервые появляются в источниках VII в. в связи с попытками англосаксонских миссионеров распространить христианство на Балтике.В 738 г. во время похода Карла Мартелла франкам стали известны «вильцы» (с X в. называвшиеся также лютичами); новый поход против них совершил в 789 г. Карл Великий, союзником Карла в борьбе против саксов, данов и вильцев стал третий из славянских племенных союзов Балтики, ободриты, часто воевавшие с вильцами-лютичами «из закоренелой вражды», как отмечают франкские анналы под 808 г.

Варяги — бодричи (ободриты) ,руянеи , лютичи — были покорены и онемечены при германской экспансии на Восток в XIII веке. Герцоги Мекленбургские ведут свою родословную от славянского княжеского рода поморян или лютичей. То же самое можно сказать и про Шлезвиг-Гольштейн .

Рюрик — внук новгородского князя Гостомысла, сын его дочери Умилы,которая была замужем за одним из западнославянских князей с о-ва Руген (совр. Рюгеи в Германии). Был призван вместе с братьями, поскольку все 4 сына Гостомысла умерли или погибли в войнах. Был принят по уговору со старейшинами, и зело потрудился, чтобы заслужить уважение на Руси.

У археологов и лингвистов все меньше сомнений в том, что средневековые новгородцы — это «западные» славяне, очень рано отделившиеся от основной массы славянства Подунавья. Их путь затем с берегов от Эльбы до Вислы на Ильмень-озеро четко прослеживается по многим характерным признакам: ономастике, типам курганных насыпей,( О курганах http://www.balto-slavica.com/forum/index.php?showtopi.. ) керамике и др. Язык новгородских берестяных грамот во многом указывает на западнославянские корни новгородцев.

«Новугородьци ти суть людье Ноугородстии от рода Варяжьска, преже бо беша Словени» ( Повесть временных лет).

Еще в XII веке новгородские славяне поддерживали связи с городом Волин в западнославянских землях. Контакты с землями ободритов были и много раньше, когда славяне — в частности, — развивали руническую письменность, общую у ободритов и датчан. Татищев напоминал: «Шведский писатель Лакцений в главе 40 показует, что славяне из Вандалии в Северную Русь около 550 лет по Христе пришли. Всю Европу повоевав безсумненно письмо имели и с собою в Русь принесли».

Никоновская летопись под 1380 г. сообщает, что литовский князь Ягайло «совокупил Литвы много, и Варяг, и Жемоти». А Ягайло – это хорошо известный историкам литовский князь, живший в 1350-1434 годах. И время его жизни – это совсем не такая отдаленная древность, как время жизни Рюрика, так что деяния князя Ягайло историкам известны достаточно хорошо. Он действительно вел захватническую политику, именно при нем территория Литвы расширилась от Балтики до Черного моря. Но достоверно известно, что со скандинавами он не воевал, так что Варягами в Никоновской летописи именуются точно не скандинавы.

ПВЛ упоминается, что варяги селились от земли Агнянски (имеется в виду полуостров Ютландия, на котором в наше время находится Дания) к востоку «до предела Симова», что обычно вызывает недоумение историков-норманистов. Дело в том, что под «пределом Симовым» надо понимать Среднюю Волгу, восточный край владений ильменских славян! И так получается, что варяги селились не только в Скандинавии, но и вообще отчасти на тех же территориях, что и словене (ильменские славяне).

Это единственное место в «Повести временных лет», в котором говорится о территории, где жили варяги, и ПВЛ указывает здесь на южный берег Балтики.

В Ермолаевском списке древнерусской Ипатьевской летописи сказано, что первая жена польского короля Пшемысла II Лукерья была родом «с кашуб, от помория Варязкаго от Стараго града за Кгданском». То есть «варязким» или варяжским Поморьем на Руси называли территорию за Гданьском, который сейчас находится на терр. Польши, а тогда эта была именно территория балтийских славян, простиравшаяся от Гданьска на востоке до границ Дании на западе.

Ранне-средневековые корабли балтийских славян, которые были найдены в достаточно большом количестве, и которые обладая более плоским и крепким, чем у скандинавских аналогов дном, прекрасно соответствовали как требованиям, предъявляемым для путешествий по открытому морю, так вполне годились и для каботажных, прибрежных, мелководных плаваний, а равно и путешествий по рекам и внутриконтинентальным озёрам. Что было подтверждено, в том числе, и в результате исторических реконструкторских походов в Польше и Германии.

Скандинавские кораблестроительные технологии той эпохи были направлены целиком на освоение глубоководных водоёмов. Скандинавы были нацелены на море. Балтийско-славянские же, допускали применение их кораблей как на море, так и эффективное передвижение по мелководным внутриконтинентальным водоёмам.

Здесь также следует отметить, что многие русские морские и корабельные термины имеют праславянское и славянское происхождение. В том числе такие слова, как ладья, лодка, палуба, весло, корма, нос, судно, грести, пристань и т.д. и т.п. Что бы там норманисты не говорили о происхождении этих слов (а они заявляли когда-то, что многие из них являются скандинавскими заимствованиями, но это полностью опровергнуто современной лингвистикой). Славянскими, конечно, являются и такие слова, как залив, пролив, протока, ростока, мыс и т.д. Да и само море — собственное, исконное славянское слово, восходящее в древнеиндоевропейским временам. И всё это наблюдается у нас даже не смотря на всем известные преобразования Петра Великого, в ходе которых были заимствованы многие морские термины из западно-европейских языков.

Также не очень понятным происхождением обладает современное русское слово причал, помимо приставки «при» несущее корень, который имеет аналоги в балтских и германских языках.

Характерно, что норманнские саги, с их пристальным вниманием к генеалогиям, не ведают родословной правителей Руси — вещь совершенно невозможная, если предположить, что последние были скандинавскими конунгами или их потомками. Уже одно это красноречивое умолчание яснее ясного показывает, насколько чужды скандинавским народам Рюрик и русь, насколько мало знали они о древней Руси до самого конца X века. И это тем более показательно, что саги «помнят» об Аттиле и Теодорихе Великом. Но действие переносится «на восток, в Гарды» только в тех сагах, в которых действуют исторические персонажи, жившие в конце Х — начале XI в. И герои этих саг служат у русских князей, иногда помогая им одолеть их врагов, — только и всего. Никаких претензий на большее, никаких «исторических воспоминаний»…

В Исландских сагах описаны четыре конунга, путешествующие на Русь, – Олав Трюггвасон, Олав Харальдсон с сыном Магнусом и Харальд-Суровый. Все они на Руси прячутся, а когда возвращаются, то их иногда не узнают.Саги порой не знают удержу в восхвалении подвигов своих героев. Но даже в легендарной своей части они умалчивают о каких-либо событиях на Руси IX-X вв. и участии в них победоносных и храбрых конунгов.

В целом географическая осведомленность скандинавских источников о Руси ниже даже знаний о ней арабских авторов. По сути дела, Русь в сагах — это Гарды с могущественным конунгом в Хольмгарде. Можно ли на основе этого всерьез рассуждать о том, что скандинавы были обычными гостями на Руси уже в VIII столетии? Что они играли здесь ведущую политическую роль? А ведь эти утверждения — не более чем общее место в «исследованиях» норманнистов. Равным образом и «Повесть временных лет» проявляет полное равнодушие к Скандинавии.

Причина этого умолчания ясна: викинги были неинтересны русским людям, потому что скандинавский и восточнославянский миры почти не соприкасались в реальной жизни.

Еще в своей юности, когда только начал интересоваться историей, я заострил внимание к некоторым фактам. Казалось факты вторичные, но логика в них явно отсутствовала. Историография обычно обходит эти моменты стороной, любо эти факты подгоняет под научные теории. Вот про это я и хочу поговорить сегодня.

Призвание Рюрика ильменскими словенами

1. Самый первый вопрос, возможно, по-детски наивный, который меня озадачил – это на каком языке князь Рюрик и его бояре разговаривали со славянским населением, если допустить, что они были скандинавами? Ни в «Повести временных лет», ни в других летописях, да и вообще, нигде не упомянуты переводчики-толмачи. Пытался это представить, не получается.

2. Второй момент, поход князя Олега на Царьград в 907 году, и заключение мира с Византией. Самое интересное – это закрепление договора о мире клятвой. Император Лев VI Мудрый и его брат Александр (будущий приемник) целуют крест, а Олег со своими дружинниками по закону русскому клялись Перуном и Велесом. В «Повести временных лет» это так записано:

… а Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир…

Теперь вопрос, если варяги скандинавы, то почему Олег со своими воинами клялся чисто славянскими богами? Это был хитрый план от варягов, чтоб поклясться чужими богами и не выполнять клятву? Или Византийский император был дурачок, не знавший кто такие варяги и каким богам они молятся? Ну, Лев VI точно не был дурачком, так как прозывали его Мудрым. Или варяги, попав на русскую землю, тут же ославянились, поменяли своих богов, или, как это работает? Напомню, Олег по ПВЛ – это пришлый варяг условно «первой волны» пришедших с Рюриком.

3. Третий момент, меня всегда поражала разница между норманнами/викингами и варягами. Читаешь западные хроники про норманнов/викингов – это сплошь грабеж, насилие, резня и т.д. Читаешь про варягов – это воины, защитники, торговцы, основатели государства. Откуда такая разница, это же один скандинавский народ, согласно истории норманистов.

4. Имена. Почему имена русских князей считаются скандинавскими? Кто сказал, что имена Игорь и Олег – это скандинавские имена? Например, имя Олег привязывают к скандинавскому Хеларг (святой, священный), хотя есть тюркское имя Улук (знатный, великий) или иранское имя Халик (создатель). Это первое, второе, а почему князь Игорь называет своего единственного сына чисто славянским именем Святослав? Да и потомки Святослава никого не называли ни Эриком, ни Бьёрном, ни Олафом, ни каким другим чисто скандинавско-германским именем? Родовой именослов – это очень важная, почти сакральная традиция любого правящего рода, особенно в древности. Например, назвать сына в честь деда, прадеда, дяди или другого прославившего род или известного члена семьи. Где у детей русских князей имена их скандинавских предков?

Меч найденный в 2017 в Гнёздовском археологическом комплексе, заточка до сих пор острая Меч найденный в 2017 в Гнёздовском археологическом комплексе, заточка до сих пор острая

5. Про находки. Почему то считается, если нашли скандинавский предмет, значит, в этом месте жили скандинавы. Пример Гнёздовские курганы, из нескольких тысяч курганов только в нескольких сотнях нашли предметы скандинавского происхождения, и лишь в нескольких десятках курганах, были захоронены, предположительно, выходцы из Скандинавии. Из чего норманисты делают вывод о массовом заселении скандинавами северной Руси, чуть ли не сотнями тысяч. Откуда эта чушь? А давайте представим, что через 1000 лет следующая цивилизация будет вести раскопки на месте сегодняшних городов, например, Москвы, Берлина, Праги и т.д. и что они найдут? 2/3 товаров используемые сегодня произведены в Китае. И какой они сделают вывод? Большая часть населения этих территорий были китайцы?

Друзья! Понравилась статья, поделитесь в соц. сетях Буду благодарен за ПОДПИСКУ и ЛАЙК

Следует начать своё небольшое повествование с того, что с древнейших времён Скандинавы, называли Великую восточную страну за морем – Гардарика (исл. Garðaríki, швед. Gårdarike), или, в наиболее ранних источниках – Garđar, то есть «страной городов». Саги повествуют о великой древности Гардарики, так же называя её Русией, и Годхеймом – страной Богов, которую посещал в своих странствиях сам Один.

Форма топонима Garðaríki является более поздним творением Исландцев (начиная с XII в.), тогда как до сего времени (X век и ранее) на всем Скандинавском полуострове для обозначения Руси использовалась форма Garđar. Именно так Великая восточная страна – родина богов, Годхейм, представлена в скальдических стихах 9-12 в., и в рунических надписях на камнях Швеции и Норвегии.

«Даны называют Русь также Острогардом по той причине, что, будучи расположена на востоке, она изобилует всеми благами. Её называют также Хунигардом, потому что на этих местах сначала жили гунны… …Главный город её Куэ «. — Славянская хроника (Chronica Slavorum) Гельмольда, 12 в.

Теперь начнём наше повествование, или лучше сказать список, о некоторых древних королях Гардарки-Руси, известных по скандинавским сагам и русским летописям, с некоторой попыткой привести их в общем хронологическом порядке.

Ульфхейдинн (или Гудмунд) Заслуживающий Доверия — из Саги о Торстейне Силе Дома, правитель какой-то части Руссии. В саге Гудмунд, правитель Гласисвеллира (Янтарной равнины), сообщает, что его владения, являются частью «той страны, которая носит название Руссия», а сам он сын короля. Далее Гудмунд сообщает о своём отце: «Земля, которая лежит рядом, называется Йотунхейм (страна великанов). Король, который там правил, — Гейррод. Мы платим ему дань. Мой отец Ульфхейдинн Заслуживающий доверия. Он был назван Гудмундом, подобно тому, кто жил в Гласисвеллире. Мой отец ходил на суд Гейррода чтобы доставить королю дань и умер в походе. Король сказал, что я должен торжественно справить похороны своего отца и получить тот же чин, который имел мой отец. Но мы не рады служить йотунам (великанам)»

Транон (ок. 1 века) — по Саксону Грамматику («Деяния Данов») великий Северный король Ливонии, который пал в морском сражении от короля готов Фротона I.

Гандаван — в 1 веке по Саксону Грамматику великий Северный король Гардарики.

Бой — по Саксону Грамматику сын Одина и Ринды, король Гардарики во 2-3 веке.

Король готов Фротон III в 3 веке по Саксону Грамматику, покоряет Гунгард-Гардарику и отдаёт Холмгардское княжество (оно же позже Новгородское) некоему Олимару.

Саксон Грамматик так же сообщает о некоем царе Гардарики Флоке, правившем в 4 веке.

Sigrlami или Svafrlami — мифический легендарный древний король Гардарики, с рассказа о котором начинается Сага о Хервёр. Сын или внук Одина. Отец красавицы Эйвуры (Eyfura). Жил за 9 поколений до Ивара Видфадме (VII век), т.е. в 3-4 веке. Обладатель легендарного волшебного меча Tyrfingr , выкованного дварвами (гномами) Двалином и Дурином. Tyrfing, Tirfing, Tervingi — был самым острым из мечей. Его удар невозможно было отразить, нанесенная им рана всегда была смертельной. По легенде выкованный гномами меч никогда не ломался, не ржавел, с легкостью прорубал железо и камень и всегда приносил победу. Имя Tyrfing, явствуя из Саги о Хервёр, дал ему сам Сигрлами. Этот же меч всплывает в «Саге о Хледе», «Саге о Фритьофе Смелом» уже как меч Агантира короля Готов, у Рихарда Вагнера как древний меч Одина.

Из Гардарики меч, с варягом-берсерком Ангримом, которому он достался по одной версии в бою, по другой как дар, попал в страну свеев (Швецию), а затем, с его сыном Агантиром в страну готов (Рейдготаланд), где тот стал правителем. Конунг Хейдрик, сын Хервёр, внук Агантира, поднял Турвинг на самого Одина, за что заслужил проклятие. Король готов Ангантир III, потомок Агантира I, сына Ангрима, использовал Турвинг в битвах с гуннами во времена Атиллы. Согласно «Саге о Хледе», это меч Агантира, короля готов, которым он сражался в битве Каталауна. В этой саге он упоминается в ст. 9: «…И воинов много, Падет на траву, Прежде чем Тюрвинг начну я делить…» и в прозаической вставке между ст. 29 и 30: «…что полки гуннов дрогнули. Увидев это, Ангантюр вышел из ограды щитов, стал во главе войска и, взяв Тюрвинг в руки, начал рубить людей и коней».

О некоем волшебном мече древней династии правителей, передаваемом по наследству, сохранилась память в былинах, сагах и сказаниях всех Славяно-Германских и Финно-Угорских народов, всплывает подобный меч и у этрусков, и в легенде о короле Артуре, и в былинах о Святогоре и Калеве поеги, но об этом стоит говорить в отдельном рассказе.

Сага о Хервёр являющаяся ценным историческим источником о «древних временах» и «древних конунгах» Гардарики, древнейший из изводов которой хранится в королевской библиотеке Дании, послужила одним из источников Дж. Р. Толкиена при создании «Властелина колец». Но о пересечении исторических реалий во «Властелине колец», стоит так же говорить отдельно.

Роллауг (Rollaugr) — согласно сагам о Хервёр и Олаве Трюггвасоне, легендарный правитель Гардарики, сын и преемник Сигрлами. Дочь Гергерда его славилась неземной красотой. Был союзником легендарного правителя Готии (Рейдготландии) Гейдрика, сына Говунда, короля Йотунхейма. Гейдрик женился на Гергерде, дочери Роллауга, которая родила сына Агантира, и получил в приданое Винланд (землю Венов, Венетов). Также взял с собой на воспитание Герлауга – сына Роллауга. Герлауг впоследствии помогал племяннику Агантиру, а затем вернулся в Гардарики. По версии Саксона Грамматика дочь Роллауга была Эйвура, которая в сагах названа дочерью Сигрлами, а зятем его и отцом Агантира предстаёт не Гейдрик, а берсерк Ангрим, которому впоследствии переходит меч Турвинг.

Атилла — в начале 5 века великий король Гуннов (Гунгарда) и Гардарики, который присоединил к своему царству земли Саксов (Францию и южную Германию), Дакию, Византию и дошёл до Италии. Помимо общеизвестных Византийских и Латинских источников о Атилле, повествует о нём и Сага о Тидрике Бернском.

Сага о Тидрике Бернском сообщает и о Владимире, сыне Гертнита, князя всей Руси. Владимир воевал с гуннами и пал в битве с Атилой, из чего следует что жил он в начале 5 века. «…Перед смертью дал Гертнит титул конунга сыну своему Вальдемару и посадил его конунгом над всею Русью, и Польшей, и всею восточной половиной своего царства. Скончался Гертнит, а его сыновья долгое время правили царством…».

Ирон, младший брат Владимира, по смерти отца был назначен Аттилой князем в Хольмгарде.

Князь Вандал (Венд, Венед) — по Иоакимовской летописи князь Руси, правитель Словенска, сын князя Славена Старого. Его жена Адвинда, родом «от варяг», их дети: Избор, Столпосвят, Владимир. Его братья — Бастарн, Волхов, Волховец, Рудоток. (Новгородские летописи, ПСРЛ. Т.III СПб, 1841 г.; Иоакимовская летопись\Василий Татищев. История Российская. Т. 3.; Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. «Издательство Академии Наук СССР», 1950.)

«И был князь Вандал, правил славянами, ходя всюду на север, восток и запад морем и землею, многие земли на побережье моря завоевав и народы себе покорив, возвратился во град Великий (Велиград)…
После сего Вандал послал на запад подвластных своих князей и свойственников Гардорика и Гунигара с великими войсками славян, руси и чуди. И сии уйдя, многие земли завоевав, не возвратились. А Вандал разгневался на них, все земли их от моря до моря себе подчинил и сынам своим передал. Он имел три сына: Избора, Владимира и Столпосвята. Каждому из них построил по городу, и в их имена нарек, и всю землю им разделив, сам пребывал в Великом граде лета многие и в старости глубокой умер, а после себя Избору град Великий и братию его во власть передал» — Иоакимовская летопись\Василий Татищев. История Российская. Т. 3.

«Он был во всем подобен отцу своему: мудрый законодатель и счастливый полководец. К нему присоединялися многие соседние с ним народы, для которых он на другом берегу реки Мутной построил крепкий город, назвал его Новым городом, а Кунигардию назвал Великим Словенском». — «Книга о славяно-русском народе, о великих князьях русских и ростовских, отколе корень их произыде на Руси от Нояпраотца до великаго князя Рюрика», в пересказе А. Артынова. 1842 г.

«По смерти Владимира и матери его Адвинды княжили сыновья его и внуки до Буривоя, который девятым был после Владимира, имена же сих восьми неведомы, ни дел их, разве в песнях древних воспоминают» — Иоакимовская летопись.

Из этого явствует, что правил Вандал и завоевал многие земли в 6 веке (10 поколений от Буривоя), в правление императоров Юстиниана и Тиверия. Носил ли этот князь именно это имя или другое, так или иначе время его правления и завоеваний по Иоакимовской летописи в точности совпадает со свидетельством епископа Иоанна Эфесского. Иоанн, епископ Эфеса, из секты монофизитов, современник императора Юстиниана, написал церковную историю на сирийском языке, в трёх частях, из которых последняя, к сожалению не дошедшая до нас в полноте, издана Кюретоном в 1853 году («The third part of the ecclesiastical history of John bishop of Ephesus. Oxfod, 1853»). В шестой книге этой части, обнимающей историю с 536 по 586 годы, находится две главы о Славянах (25-я и 48-я); но к сожалению, только первая из них дошла до нас. Название этой главы: «О народе Славян (Асклавин) и опустошении, которое они производили во Фракии в третий год царствования императора Тиверия»:
«На третий год по смерти императора Юстиниана и царствования императора Тиверия Победоносного (то есть в 581 году), выступил проклятый народ Славян и производил набеги на всю Элладу, местности Солуня и всю Фракию. Они завоевали много городов и укреплённых мест, опустошали, жгли, грабили страну и овладели ею. Они поселились в ней без страха, как будто она им принадлежала. Это продолжалось четыре года, то есть пока император был занят войною против Персов и послал все свои войска на восток. Поэтому Славяне имели полную власть в стране, поселялись там и распространялись, пока бог не низверг их. Они опустошали, жгли и грабили до внешней стены Константинополя. Даже до нынешнего времени, то есть до 895 года (эры Селевкидов = 583 год по Р.Х.) живут, сидят и покоятся они в римских провинциях без заботы и страха… богатея и приобретая золото, серебро, стада, лошадей и много оружия. Они выучились и вести войны лучше Римлян…»

В 7 веке по Саксону Грамматику, морским военным походом в Гардарику отправляется Упсальский конунг из рода Инглингов — Ингвар IV, но погибает в пути. В последствии королём Гардарики каким то образом становится его выживший сын — Скир, который становится так же основоположником династии тамошних королей.

Сын Скира, легендарный король Гардарики Радбар, является уже более известной фигурой упомянутой в саге о Скиолдунгах, и современником Шведского, не менее легендарного, короля Ивара Видфадме (Широкие обьятия). («Sogubrot af Fornkonungum i Dana ok Svia veldi», Atiquites Russes, I, p. 14 и pp. 66—73 ; на стр. 487 дана генеалогическая таблица Скиольдунгов. Согуброт является единственным до нас дошедшим отрывком саги о Скиолдунгах.) Ивар Видфадме из Сконии, прославился тем, что изгнал из Упсалы династию Инглингов и сам стал родоначальником последующих Шведских и Датских королей. Впоследствии подчинил себе множество земель от Англии до границ Гардарики. Он имел дочь Ауду, которая после гибели мужа – Датского конунга Рорика, от руки её отца Ивара, ушла с малолетним сыном Геральдом около 710 года спасаться в Гардарику, где вышла замуж за тамошнего короля Радбара и родила сына Рандвера. Ивар, из мести, идёт против Радбара войной, но в бою погибает, а Геральд, его внук от Рорика, в последствии с помощью Рандвера становится королём Дании. (Беляев Н.Т. «Рорик Ютландский и Рорик начальной летописи». Сборник статей по археологии и византиноведению. Прага, 1929. Т.3.)

Генеалогия Геральда приводится в Эдде в «песне Гиндлы»:
«Haraldr hilditоnn fvars dottir,
borinn Hroeriki en Radbardr var
slaungvanbauga, Raudvers fadir»
sonr var hann Audar «allt er Çat aett Jin
Audr djupaudga Ottar heimski!»
(Ant. Russes, I, p 14.)

Перевод: «От Ауды родился Гаральд Боевой-Клык,
Сын Рюрика, Метателя колец.
Глубоко задумчива Ауда дочь Ивара,
И Радбар сталъ отцем Рандвера.
Это все твои предки, Оттар Простодушный!»

Рандвер, сын Радбара, сам являясь внуком Ивара, около 730 года поддержав своего единоутробного брата Геральда Боезуба в попытке стать королём Дании, позже сам занимает престол в Упсале, став конунгом земель Швеции и Норвегии. Рандвер был женат на Ингильде (Ingild), которая родила ему сына Сигурда (легендарного Сигурда Ринга). Сигурд впоследствии наследовал престол Швеции и стал отцом не менее легендарного конунга — Регнара Лодброка, воевавшего в начале 9 века с Франками и захватившего Ливонию, убив тамошнего князя Дия.

В Гардарике в это время правит внук Радбара Регнальд по прозвищу Русский (около 750-770 г.). По Саксону Грамматику — конунг Кенугарда (Киева), который около 770 года принимал участие в битве при Бравалле, на стороне своего брата Сигурда Ринга.

В саге о Хрольве Пешеходе сообщается о легендарном короле Гардарики и Хольмгарда Реггвиде (возможно сыне Регнальда). Согласно саге Реггвид правил в Хольмгарде в Гардарики, много воевал, подчинил себе «земли по реке Дюне (Западная Двина), которая течёт в Гардарики», занимался морским разбоем, семь лет отсутствовал, покорил себе многие земли в Аустррики («Восточном королевстве», земле Эстов). Также ему принадлежали Кенугард (Киев), город Алаборг и страна Эрмионов, по соседству с Йотунхеймом (страной великанов). Женой Реггвида была «дочь великого рода», а единственной дочерью — Ингегерд, которая вышла за Хрольва Пешехода и родила от него сына, названного в честь деда Реггвидом. По одной версии Реггвид Старший погиб при нападении шведского конунга Эйрика, по другой — был убит Стурлавгом Трудолюбивым. После чего престол Руси унаследовал вначале Хрольв, затем Реггвид II, но в попытках подвести их под хронологические рамки, выходит, что произходило это уже во времена войны с варягами (очевидно именно с династией варягов Радбара), которую возглавил тогдашний князь восточной Руси-Бярмии Буривой.

Князь Буривой появляется около 790-х годов. По Иоакимовской летописи отец Гостомысла, освободивший Бярмию-Русь от власти варягов (возможно имеются ввиду именно потомки Радбара). По периоду деятельности (начало 9 века), «новгородскому княжению» примерно пересекается с личностью славянского князя Бравлина, который из свидетельств «Жития Стефана Сурожского» (XV век), известен своим походом в конце 8 – начале 9 века на Крым.

«Буривой, имея тяжкую войну с варягами, неоднократно побеждал их и стал обладать всею Бярмиею до Кумени. Наконец при оной реке побежден был, всех своих воинов погубил, едва сам спасся, пошел во град Бярмы, что на острове стоял, крепко устроенный, где князи подвластные пребывали, и, там пребывая, умер. Варяги же, тотчас пришедшие, град Великий и прочие захватили и дань тяжелую возложили на славян, русь и чудь. Люди же, терпевшие тяготу великую от варяг, послали к Буривою, испросить у него сына Гостомысла, чтобы княжил в Великом граде. И когда Гостомысл принял власть, тотчас варягов что были каких избили, каких изгнали, и дань варягам отказался платить, и, пойдя на них, победили, и град во имя старшего сына своего Выбора при море построил, заключил с варягами мир, и стала тишина по всей земле. Сей Гостомысл был муж великой храбрости, такой же мудрости, все соседи его боялись, а его люди любили, разбирательства дел ради и правосудия. Сего ради все близкие народы чтили его и дары и дани давали, покупая мир от него. Многие же князи от далеких стран приходили морем и землею послушать мудрости, и видеть суд его, и просить совета и учения его, так как тем прославился всюду». — Иоакимовская летопись, Татищев В. История Российская. 2003. — С. 54.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *