Коран о иисусе

Как слово Бога стало Кораном, из чего он состоит и как одна книга повлияла на всю мусульманскую культуру

Автор Ефим Резван

В мире существует только две книги, которые на протяжении многих и многих столетий люди перечитывают, вычитывают в них не только прошлое, но и на­стоящее и будущее. Эти две книги — Библия и Коран. Мы пого­во­рим о второй из этих книг, о Коране. Книге по-настоящему уникальной, потому что, в отли­чие от других свя­щенных писаний, у нее есть несколько совершенно фантасти­ческих, с моей точки зрения, особенностей.

Мы точно знаем, где и когда эта книга возникла. Она возникла между 610 и 632 годом в Аравии. Причем мы точно знаем даже место в Аравии, район: условно — между городами Меккой и Мединой (до пророка он назывался Ясриб).

Кроме того, это, если хотите, факти­чески магнитофонная запись тех слов, которые звучали в Аравии почти полторы тысячи лет назад. В этом отношении Коран — совершенно уникальный литературный памятник и совершенно фан­тастический исторический источник. Представьте, если бы у нас была магни­тофонная запись, скажем, событий, связанных с пришествием варягов на Русь. Вот приблизительно такие возможности нам предоставляет текст Корана. Для того чтобы мы поняли важные особенности, отличающие Коран от других священных писаний, нам придется поговорить об истории.

Аравия на протяжении многих веков воспринималась и воспринимается мно­гими сейчас как периферия цивилизованного мира: там живут какие-то купцы-караванщики, это бесплодная пустыня. В то же время отчетливо известно, что на протяжении тысячелетий по этой территории проходил важнейший торго­вый путь. Такая большая торговая дорога слу­жила раньше важнейшим каналом передачи информации.

Этот путь был и дорогой паломни­че­ства. Люди шли от пункта А в пункт Б, и в пункте А был храм, где люди моли­лись, чтобы божество даровало им воз­можность совершить путь и добиться своих целей. Приходя в пункт Б, они благодарили божество, если все получалось хорошо. И сегодня, когда мы путе­шествуем по Великому шел­ковому пути в Центральной Азии, мы встречаем на одном и том же месте остатки неолитического святилища, потом там мог быть несторианский храм, потом буддийский, потом мусульманский мазар  Мазар (с араб. «место, которое посещают») — могила так называемого мусульманского святого (авлия) как объ­ект поклонения.. Вдоль этого торгового пути сложилась особая культура, которая была связана крепчайшими нитями со сложнейшими цивилизациями той поры: с цивили­зациями Средиземноморья, Централь­ной Азии, с Индией, с Китаем. Из поко­ле­ния в поколение здесь рождались люди, которые получали прекрасное образо­вание, умели говорить на разных языках, были смелыми и предприим­чивыми. И аудиторией пророка, как мы сегодня понимаем, были в первую очередь эти люди. Сегодня мы знаем, что до ислама этот караванный путь состоял из двух дорог, одну из них контролировали христиане, другую — иудеи. И если бы мы сегодня взяли карту Аравийского полуострова и нанесли бы на нее в местах раскопок христианские храмы и синагоги, мы бы удивились, сколько их там на самом деле.

Накануне возникновения ислама между двумя главными державами того периода, между сасанидским Ираном и Византией, шла многолетняя война. Эти страны истощили друг друга; они, по существу, перекрыли торговый путь в Аравии. Требовалось найти выход из бедственного положения, вызван­ного опустошительной войной на тех территориях, которые окружали Аравию. И вот однажды на площадь города Мекки вышел человек, который созвал своих собеседников с помощью клича, возвещающего об опасности. И стал чи­тать, по существу, свою первую проповедь. Рассказывать о том, что люди жи­вут неправильно и если они не начнут жить правильно, то их ждут кары. Слушатели возмутились, потому что обычно такой призыв звучал, когда горо­ду грозила действи­тельно серьезная опасность, ска­жем набег, и с на­смешками ушли с площади.

Незадолго до того Мухаммад, состоя­тельный купец, проживший к тому време­ни достаточно сложную жизнь, поднялся на гору Хира, где предавался благоче­стивым размышлениям. Его посетили необычные видения, его стал бить озноб, он стал слышать в сознании какие-то слова. Он пришел домой, поведал своей жене Хадидже о том, что он слышал, они пригласили родствен­ника, который знал не понаслышке об иудейских ритуалах, рассказали ему, что произошло. И постепенно Мухам­мад стал чувствовать и понимать, что он общается с Богом.

Поначалу его слушатели были ограни­чены только его семьей. Потом к ним присоединились богатые и бедные, в том числе рабы, — так постепенно стала возникать община. И в ответ на вызовы, которые эта община встречала на про­тяжении своей ранней истории, Мухаммад обращался к Богу за помощью и получал ответ. Собствен­но говоря, эти ответы и содержит текст Корана.

Особенность Корана состоит в том, что это как бы диалог, но мы слышим только ответы на вопросы. Более того, Коран — это фактически магнито­фонная запись выступления. А вы зна­ете, когда человек выступает на сцене, он может замолчать, показать что-то жестом, может кив­нуть, выразить какие-то слова интонацией. Совер­шенно очевидно, что этот пласт в Коране присутствует — но нам уже его, конечно, не разгадать.

В Коране находят в том числе приблизительно 50 грамматических ошибок. Мусульманские комментаторы объявляли эти речевые сбои особыми оборо­тами красноречия. И для нас эти места как раз и служат свидетельством того, что текст Корана, по существу, дошел до нас неизменным. Потому что в про­тивном случае его бы отполи­ровали, отредактировали. Но в связи с тем, что для мусульман слово Корана, в отличие от, скажем, ново- и ветхоза­ветных текстов, — это прямое слово Аллаха, то было никак невозможно вторгнуться в этот текст.

Основное содержание Корана — это призывы к вере в единого Бога, то есть вопросы веры. Причем эти вопросы соотносятся с той конкретной истори­че­ской и политической ситуацией, в рамках которой та или иная пропо­ведь звучала. И еще очень важно сказать, что Мухаммад сначала был гонимым проповедником, а в конце жизни — руководителем громадной страны. И, как вы понимаете, в рамках этой эволюции очень многое поменя­лось. Если поначалу звучали призывы о том, что, если хотите спастись, нужно поверить в единого Бога, посмотрите, как мы неправильно живем, то по мере возникно­вения государства необходимо было решать самые баналь­ные, самые простые вопросы: как делить наслед­ство; что делать, если ты раз­велся с женой; когда женщина после развода заново может вступить в брак и т. д. Огромный блок юридических, условно говоря, материалов, и составил основу шариата.

Очень еще важно, что поскольку тексты Корана возникали на протяжении двадцати лет в разной исторической ситуации, то в Коране можно встретить взаимоисключающие положения. Например, в начале, когда пророк считал, что он послан в равной степени и к иудеям, и к христианам, и к своим после­дователям, звучали одни слова, а потом, уже в рамках полемики с иудеями и хри­стианами, звучали другие слова. И со временем у мусуль­ман возник воп­рос: в Коране есть это и это — как надо жить, на основа­нии какого аята  Аят — минимальная единица в структуре Корана, стих.? Так появилась особая наука, связанная с изучением хронологии: что произнесено раньше? И тот аят, который про­из­несен позже, естественным образом отме­няет предыдущий аят. И благодаря этой науке мы каким-то образом можем выстроить коранические тексты в хронологическую цепочку.

Каждая буква, каждое слово Корана считается прямым словом Бога. Поэтому, например, в самых древних рукописях Корана конец одной суры  Сура — глава Корана., начало другой сопровождались просто пустым местом на пергамене. Через какое-то время стали добавлять название суры и количество аятов, чтобы было легче искать нужные места. Хотя они возникли, по существу, едва ли не одновре­мен­но с появлением полного свода коранических текстов, люди все равно боя­лись их добавлять, смешивать сакральное с профанным. Только постепенно страх ушел, и эти названия, иногда причем их может быть несколько для одной суры, стали добавляться в рукописи.

Существует традиционный мусуль­манский взгляд: на Небесах существует некое главное священное писание ал-Лаух ал-Махфуз и его варианты были ниспо­сла­ны и Мусе (Моисею), и Исе (Иисусу), и Мухаммаду. Но проблема в том, что текст, посланный Мусе, был искажен его последователями и текст, посланный Исе, также был искажен. Поэтому Господь был вынужден вновь и вновь посы­лать пророков, сообщая им вот этот текст, который хранится на небесах. По­началу Мухаммад считал, что он послан ко всем людям Писа­ния — ахль ал-китаб. И к иудеям, и к христианам, которых, как я говорил, в Аравии было множество. Поначалу, например, мусульмане молились в сто­рону Иерусалима и соблюдали иудейский пост. Но постепенно выяснилось, что Мухаммада не спешат при­знавать в качестве посланника Божия ни иудеи, ни христиане. И ран­не­мусульманской общине приходилось бороться и против язычников, и против иудеев, и чуть позднее против христиан. При этом, есте­ственно, возникала полемика, которая была связана с политическими и воен­ными событиями. Скажем, тот город, куда пророка Мухаммада пригласили, Ясриб (нынешняя Медина): там была большу­щая иудейская община, состоящая из нескольких племен, арабская община и жили язычники. Среди них уже то­гда были мусульмане, и вот они пригласили Мухаммада в качестве третей­ского судьи. И мы видим, что какие-то тексты в Коране появляются в ответ на такую межнациональную полемику. Скажем, после битвы при Бадре, когда мусуль­мане потерпели поражение от иудеев и были готовы предать своего пророка, в Коране стали появляться антииудейские тексты.

И христианский мир был тогда невероятно многообразен — Аравия была ме­стом, куда, в частности, бежали представители многочисленных еретиче­ских течений. Эти люди основывали, как мы бы сегодня сказали, пу́стыни, жили в пещерах. Вокруг них собирались бедуины, останавливались на ночлег купцы-караванщики, там звучали проповеди (сегодня мы бы назвали их ерети­чески­ми), основанные на Новом Завете. Вот яркий пример: в Коране Мухаммад упрекает христиан, что они молятся Отцу, Сыну и Божией Матери, хотя при­знают, что Бог един. Это не ошибка Мухаммада в христиан­ской догматике, а свидетельство о том, что ему противостояли в тот момент носители именно такого течения в христианстве.

Мухаммад объединил несколько социальных ролей, которые в то время были в его обществе. Он был и религи­озным лидером — кахином, и военным пред­водителем, и судьей, и поэтом (хотя он это всячески отрицал). В каждой из этих его ипостасей он создавал какие-то тексты в соответ­ствии с некими правилами. И оказалось так, что в Коране эти тексты вошли во взаимодей­ствие. Коран оказался текстом, в который вошли отрывки, представляющие множество жанров. В этом тоже удивительная особенность текста Корана. Конечно, для слушате­лей и для первых последователей текст Корана был невероятным чудом — и по своему охвату проблем, и по своим литературным достоинствам.

Мухаммад умер, не оставив наслед­ников. Фактически сразу после его смерти в мусульманской общине по вопросу о праве на верховную власть разразилась гражданская война. И Коран, конечно, уже тогда стал важнейшим инструмен­том в этой борьбе. Стороны, которые боролись между собой, в своей полемике постоянно опирались на тексты, как, собственно, это происходит и сегодня.

И в этой связи, конечно, нужно сказать и о том, как сохранялся текст Корана. Во времена пророка текст Корана запоминали. В Аравии существовала очень богатая поэтическая традиция — и у каждого поэта был рави, человек, который служил как бы магнитофоном, то есть сохранял в памяти и передавал его сти­хи. Ну и сам поэт, конечно, их помнил. Поэтому огромные массы текста сохра­нялись в людской памяти. И более того, когда все-таки возникла необходи­мость зафиксировать текст Корана на писчем материале (это могла быть кожа, мог быть пергамент, даже лопатки животных или плоские камни), люди, кото­рые помнили Коран, проти­вились этому, говорили: вы множите ошибки!

Считается, что Мухаммад еще незадол­го до смерти приступил к созданию кни­ги. И я излагаю сейчас одну из тео­рий, которая мне кажется наиболее пред­по­чтительной: Коран сложен не хронологически, не по содержанию, и в этом есть проблема восприятия текста. Дело в том, что, когда пророк умер, его по­сле­дова­тели столкнулись с проблемой: как хранить эти тексты? как их распре­де­лить в книге? Поэтому есть краткая вводная молитва «Фатиха» — и дальше идут суры, сначала большие, потом все меньше и короче. Так вот, первые, самые большие суры Корана, как считается, были уже объединены самим пророком в рамках какой-то его редактуры текста. Эти записи сохранились у дочери пророка. По­том халиф Усман, третий праведный халиф, осознал, что необ­ходимо все-таки приступить к созданию единого текста Корана для всех. (Как я уже упоминал, тогда был период гражданской войны и существова­ли разные школы рецита­ции, Коран по-разному передавали — например, суще­ствовали разные вариан­ты последовательности сур, и в древнейших списках Корана мы имеем разно­чтения.) Усман собрал людей, которые знали Коран наизусть, во главе с Зейдом ибн Сабитом (это был секретарь Мухаммада), взяли у дочери Мухаммада хафсы, тексты, которые сохранились от проро­ка, — и сде­лали рукопись, копии которой разошлись по важнейшим центрам халифата.

И дальше Коран начинает историю письменной фиксации, когда он стал сти­мулом для развития, скажем, арабской грамматики, других наук, связанных с языком. И постепенно возник максимально возможно точный текст книги. То, что Коран фактически сразу после смерти пророка стал использоваться политическими силами в их борьбе, оказало громадное влияние на историю его бытования. Ясно, что та сила, которая контролирует текст Корана, которая его совершенствует и добивается наиболее точной передачи слов Бога, зани­мает главенствующее место. Поэтому власти в том или ином государстве, которое возникало на ос­но­ве Арабского халифата  Арабский халифат — исламское госу­дарство, возглавлявшееся халифами. Возникло в результате мусульманских завоеваний в VII–IX веках., созданного сразу же после смерти пророка, пыта­лись вкладываться в текст Корана.

В Аравии времен пророка арабский язык, арабская графика были доста­точно примитивными, отвечая нуждам торгового сообщества. Представьте, вы долж­ны точно зафиксировать слова Бога таким образом, чтобы не было у вас ни ма­лейших расхождений, чтобы не существовало ни малейшей возможности пере­толковать их иначе. А в арабской графике существует одна особенность — за­писывается только консонантная основа слов, то есть основа слов из согласных. Например, мы пишем: «брн». И можем прочесть «борона», «баран» или «Бай­рон». Поэтому, когда мы читаем по-арабски (коль скоро вот эти вот дополни­тель­ные значки, обозначающие гласные, часто опущены), мы сначала должны понять, а потом правильно прочесть. И в рамках задачи точной фиксации текста Корана происходило становление комплекса гуманитарных наук в мусуль­ман­ском халифате.

Принципиально важно, что мусульман­ский халифат охватил ключевые циви­ли­зационные центры того периода. Расцвела торговля, шел активный инфор­маци­онный обмен. Соответ­ствен­но, в толкование Корана вкладывались люди, кото­рые принадле­жали к разным цивилизациям. Все время была нужда в ка­ких-то инстру­мен­тах, которые давали возможность толковать Коран. Была (и суще­ствует сегодня) огромная палитра этих толкований. Так, например, существуют феминистические толкования. Есть, условно говоря, прозападные коммента­торы, которые пытаются показать, что Коран ни в коей мере не про­тиворечит европейским ценностям.

Вот пример подобного толкования. Был такой выдающийся комментатор Мухам­­мад Абдо, он жил в Египте в конце XIX — начале ХХ века. Он автор одного из очень популярных коммента­риев, который называется «Ал-Манар», издавал журнал вместе с другим выдающимся мусульманским теологом Ра­шидом Ридой. И одновременно он был муфтием, то есть человеком, который имел право высказываться на правовые сюжеты, мог произносить так назы­вае­мые фетвы. И вот в Коране говорится, что каждый мужчина может иметь четырех жен, если только он любит их одинаково. На что Мухаммад Абдо говорил, что поскольку мужчина одинаково четырех женщин любить никак не может, то на самом деле здесь речь идет о том, что мужчина должен жить с одной женщиной. И с помощью таких, логических ухищрений Коран мы мо­жем перетолковать каким удобно образом. Важно понимать, что когда ислам выплеснулся за пределы Аравийского полуострова, он столкнул­ся с совре­мен­ными течениями — иконоборчество, например. Иконо­борцы были и среди христиан, и среди мусульман, и среди язычников; они утверждали, что творцы изображений конкурируют с Богом. Мухаммад отвечал на самое пере­довое тогда течение, и поэтому в исламе запрещено создание изображений. Не в последнюю очередь поэтому в этой связи аяты Корана — коранические стихи — в интерь­ерах храмов стали играть такую же роль, как иконы в христи­анских храмах. Соответственно, возрастает роль арабской каллиграфии, кото­рая стала важнейшей художе­ственной средой для мусульманской цивилизации.

Очень важно, что Коран лег в основу законодательства множества стран. Нам сложно представить это, говоря о Ветхом или Новом Завете, но Коран прони­зывает жизнь мусульманского общества во всех его проявлениях. Поэтому его роль значительно выше, чем роль священных писаний иудеев и христиан. В свое время Институт социологии в Санкт-Петербурге про­водил опрос среди коренных петер­буржцев татарской националь­ности, мусульман, и православ­ных петербуржцев. Задавали им вопрос: назовите, пожалуйста, в порядке убы­вания значимости десять важнейших понятий, связанных с вашей религией, с вашей верой. Если для христиан на одном из первых мест оказался храм, то для мусульман на одном из первых мест оказался Коран. Поэтому, напри­мер, история с Pussy Riot вызвала в христианской среде такое возмуще­ние. Православные говорили: вот попробовали бы они таким образом выступить в мечети! На что какой-то имам сказал: «Ну что, мы бы их вывели просто за стены мечети». Если в православии есть особые процедуры освя­щения церкви, процедуры, связанные с тем, как священнослу­житель получает свой статус, то сак­раль­ных процедур, связанных с ме­четью и с получением имамом своего статуса, не существует. По существу любое здание, которое не обра­щено, скажем, в сторону бойни, «чистое» здание, может быть мечетью. И лю­бой человек, который знает, как вести молитву, может выступить има­мом. Поэтому советское время очень часто центры атеистического воспитания, роскошные здания в республиках Средней Азии, запросто вечером могли ста­но­виться мечетью.

Для мусульман важно, чтобы в стенах здания звучал Коран. Он звучит много больше, чем для иудеев и христиан звучат, соответственно, Ветхий и Новый Завет. Например, в любой стране проводятся конкурсы чтецов Корана. Если вы откроете любое издание арабского текста, вы увидите на каж­дой третьей, пятой странице особые значки. Они могут обозначать и литур­гическое деление части, либо метки, где надо промолчать, где остановиться, перевести дух, а здесь как раз нельзя останавливаться. Как пра­вило, достойный чтец Корана должен быть хафизом, то есть знать текст наизусть. Приблизительно как, ска­жем, Сороковую симфонию Моцарта мы все знаем — какая мелодия дальше прозвучит. Но в исполнении того или другого дирижера вот здесь чуть раньше вступает скрипка или меняется интонация. Так и чтец Корана с помо­щью такой тонкой настройки может читать Коран чуть-чуть по-разному, подчеркивая что-то, что важно лично для него. Я думаю, что даже для неискушенного слу­шателя это очень красиво. Особенно когда ты, скажем, путешествуешь по стра­нам распростра­нения ислама, и сидишь где-то на привале, и в это время слы­шишь азан в соседней мечети, и шофер или твой мусульманский коллега начинает читать Коран — это совершенно удиви­тельное чувство.

Но сегодня Коран звучит и в концерт­ных залах; в мусульманских странах чтение Корана предваряет начало важнейших государственных церемо­ний. Государственные деятели клянутся на издании Корана во многих странах. Поэтому рецитация Корана играет в мусульманском обществе очень большую роль.

Также огромную роль для мусульман­ской цивилизации играет рукописный, а впоследствии печатный текст Корана. Рукописи Корана, особенно ранние списки, были своеобразным знаменем, которое различные религиозно-поли­тические группировки, скажем суфий­ские братства, использовали в своей борьбе. И случалось так, что в граждан­ской войне «флагом» с одной стороны является одна древняя рукопись Корана, с другой — другая.

Когда Коран выходит из обращения в связи с ветхостью, есть обычай класть его в мечеть между потолком и крышей. И благодаря этой практике до нас дошли древнейшие рукописи Коранов. Благодаря этим находкам (так называемым генизам) мы многое знаем о ранней истории текста Корана. Другая воз­мож­ность сохранить Коран — похоронить рукопись так, как хоронят человека: завернув его в саван и прочтя специальные молитвы. И сегодня рукописи Кора­на являются святыней, к которой может быть организовано паломничество.

Коран пронизывает художественную культуру мусульманских стран. Не только визуальное искусство, но и изящную словесность. Поэтому, если мы изучаем, скажем, арабскую или персидскую поэзию или прозу и не знаем текст Корана, будем многое не в состоянии понять.

То, что Коран — это как бы магнито­фонная запись живой речи, то есть запись одной стороны некоего диалога, крайне мешает восприятию текста Корана современными читателями. Поэтому перевод Корана — очень необычная, очень сложная задача. Связана эта сложность еще и с тем, что те понятия, которые существовали тогда, часто непонятны нам сегодня. Например, если мы произносим «дом», мы видим перед глазами некое типичное строение. А в кораническом языке множество специальных слов: «дом из камня», «палат­ка такая», «палатка кожаная», «такой-то навес». Или вот мы гово­рим «семья, род, племя, народ» — и как бы укладываем это как матре­шечку. А в Коране суще­ствует множество терминов, один из которых обозначает группу людей, связанных общими хозяйствен­ными интересами, другой — группу людей, обязанных защищать друг друга в случае военной опасности, чему нет эквивалентов в русском языке.

Достаточно давно последователи ислама поняли, что при переводе теряется очень важная составляющая коранического текста — его обаяние. Поэтому на протяжении многих веков перевод текста Корана был формально запрещен в исламе. Он существовал в таком виде: в линеечку записаны строки Корана, а под каждым словом записан перевод слова. Написано в Коране «Аллах». А под углом написано «Бог».

В 1930-х годах каирский университет Аль-Азхар, один из крупнейших универ­ситетов, центр мусуль­манской учености, все-таки признал возмож­ность пере­вода текста Корана, и сегодня существует даже целое направление ислама, которое считает перевод своей важнейшей обязанностью. Текст Корана пере­веден на все языки мира.

Кроме того, значительные фрагменты Корана написаны рифмованной прозой. Там существуют очень красивые интонации, повторы специальные, рефрены — то есть определенная художественная форма, которая и поз­во­ляет его так кра­сиво читать. Ясно, при переводе эта художественная форма пропадает. И здесь уже мы, к огромному сожалению, сделать ничего не можем. Хотя в русской традиции существуют стихотворные переводы Корана, например перевод Шу­мовского. Но это весьма условные переводы, я бы сказал, что это некие поэ­тические тексты по поводу Корана. Здесь можно вспомнить «Подражания Корану» Пушкина, это приблизительно вот то же самое. Тем не менее гран­диозная работа ученых, которая про­дол­жается на протяжении вот уже лет трехсот, постепенно приводит к тому, что мы все лучше и лучше понимаем этот текст. И я надеюсь, что достаточно скоро появится серия переводов Кора­на, которая придет на смену великим пере­водам, сделан­ным в ХХ веке. И к та­ким переводам, несомненно, относится перевод Игнатия Юлиановича Крачковского.

Во время христианской литургии на арабском языке Бога называют Аллахом. По-арабски Бог — Аллах, и у христиан, и у мусульман. Это не то что у мусульман свой Аллах, а у христиан — свой Бог. Просто слово Бог по-арабски — Аллах.
Аллах, в переводе с арабского означает «Бог», а вовсе не личное имя, как думают некоторые. У мусульман, кстати, особым почитанием пользуется Иисус Христос. Они почитают его как пророка и последнего судью. Христиане называем Иисуса Сыном Божиим, мусульмане — пророком. Между пророком и Богом разница принципиальная. Бог в монотеизме один. А пророков много. Моисей, к примеру (для иудаизма, христианства и ислама). Иисус (для ислама — пророк) много раз с благоговением упоминается в Коране. Также в Исламе особым почтением окружена Дева Мария. По-арабски и мусульмане, и христиане называем Иисуса Иса, Деву Марию — Мариям. А Моисея — Муса.
Кстати, отнюдь не все христианские концессии считают Иисуса Христа Богом. Первые христиане Христа Богом как раз не считали все. Для первых христиан он был пророком, как Моисей для иудеев. Или как, позднее, стал Мухаммед для мусульман. Богом он окончательно стал только в 451 году нашей эры по решению Халкидонского собора.
Важнейшим из решений этого собора было утверждение догмата о двойственной (богочеловеческой) природе Христа. Собор торжественно провозгласил, что в Иисусе Христе есть две природы, божественная и человеческая.
Этот постулат признали далеко не все. Эфиопская церковь входит в число нехалкидонских (не признающих его решений, то есть не считающих Христа Богом) восточно-христианских церквей наряду с армянской, коптской и сирийской церквями. Это только из ныне существующих церквей. Когда-то таких церквей, для которых Иисус Христос только пророк, было гораздо больше.
Кстати, вопрос о том, был или не был Иисус Богом, христианство решало с момента своего возникновения. Христианство, строго говоря, было создано по решению Никейскейского собора в 325 году н.э. До этого это просто секты в иудаизме. И главной теологической причиной, по которой Константин собрал этот собор (политические остаются за скобками), это необходимость решения вопроса — был ли Иисус богом или нет. Собор был назван Вселенским, потому что он представлял не что-нибудь, а всю Римскую Вселенную. В работе приняло участие 318 человек, под председательством императора Константина (а еще его именем назвали город Константинополь).
Главная причина, по которой многие не хотели считать Иисуса Богом – это то, что он был убит людьми. С точки зрения язычников, Бога могут убить только другие боги, для людей же это невозможно. Другое дело — пророк. Пророк — это человек, который общался с Богом и сообщает своим последователям ту информацию, которую получил от Бога. А живого человека можно и убить. А Бог в монотеизме — это достаточно абстрактное понятие, некая первопричина всего. Как абстрактное понятие можно убить?
Император Константин в теологии ничего не смыслил, он решал политическую проблему создание общеприемлемой монотеистической религии для созданной им империи, которая потом получит название Византийской. А вопросы теологии легли на плечи апостола Павла. Он, конечно, в работе собора не участвовал, ибо умер за триста лет до его начала. Но он то и соединил понятие «Бог» с образом Иисуса Христа, который до этого был только пророком. В результате место пророка осиротило и, для его замены, христианству пришлось создавать институт апостолов — живых свидетелей деятельности Бога-человека, которые и передают рекомендации Бога. Эту несколько громоздкую конструкцию, созданную апостолом Павлом, и взял за основу император Константин. Чтоб людЯм понятнее было, наверное. Но эта идея далеко не всем пришлась по вкусу, а потому так и спорили с 325 года и по 451, то есть более ста лет, пока с Иисусом Христом окончательно не определились.

Небольшое предисловие: У меня много знакомых-мусульман и я с уважением отношусь к традиционному исламу. Я ни в коем разе не хочу задеть религиозные чувства мусульман или каким-либо образом оскорбить их. Упаси Всевышний меня от этого!
Просто, читая Коран и видя в нем некоторые отрывки о христианах, христианстве и Библии, я рассуждаю об этом. И плод этих рассуждений я публикую ниже.
Естественно, у меня нет исламского богословского образования, но у меня есть христианское богословское образование. Да. возможно я сужу (с точки зрения мусульманского богослова) не верно, но тем не менее, я не совсем профан, который вообще ни о чем не может судить.
Ниже, я постараюсь писать меньше СВОИХ комментариев и больше — отрывков из самого Корана. Пусть сам Коран ответит на все поставленные мной вопросы.
И последнее. Эта статья, в первую очередь, предназначена для мусульман, которые хотят понять (или вспомнить), что же Коран говорит о христианстве и как им следует относиться к христианам, христианству и Самому Иисусу Христу (Исе ибн Марьяму).
Но, так же, она будет полезна и для христиан, которые тоже хотят просветиться в этом вопросе.
Статья построена по принципу ВОПРОС — ОТВЕТ ИЗ КОРАНА. С минимумом моих комментариев.
Итак:
1. ВОПРОС: Достаточно ли мусульманину читать один Коран, или он должен так же читать и Библию, Тору и Евангелие, что бы познать истину? Что об этом написано в Коране?
ОТВЕТ ИЗ КОРАНА: «Скажи: О, люди Писания! Вы ни на чем не держитесь, пока не установите прямо (не поймете правильно) Торы и Евангелия и того, что низведено (открыто) вам от вашего Господа.» (сура Трапеза /аль-Мейда/ 68 )
2. ВОПРОС: Должны ли мусульмане сомневаться в точности Торы, данной Мусе? Что в Коране написано об этом?
ОТВЕТ ИЗ КОРАНА: «Вот мы дали Мусе книгу — не будь же в сомнении о встречи с этим!..» ( сура аль-Сайада 23 )
3. ВОПРОС: Была ли Тора изменена евреями в угоду своим амбициям и желаниям или она оставалась точной и неизменной, как Аллах дал её Мусе? Является ли Евангелие подтверждением истинности Торы? Является ли само Евангелие истиной и светом и должно ли оно стать руководством для всех богобоязненных иудеев, христиан и мусульман? Что об этом написано в Коране?
ОТВЕТ ИЗ КОРАНА: «И отправили Мы по следам их ( прошлых пророков ) Ису ( Иисуса ), сына Марйам ( Марии ), с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и даровали Мы ему Евангелие, в котором — руководство и свет, и с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и руководством и увещеванием для богобоязненных.» ( сура аль- Мейда 46 ).
4. ВОПРОС: Должны ли христиане читать Коран и придерживаться ислама или для них достаточно читать Евангелия и придерживаться того, что написано там, то есть христианских правил и постановлений? Что об этом написано в Коране?
ОТВЕТ ИЗ КОРАНА: «И пусть судят обладатели Евангелия по тому, что низвел в нём Аллах. А кто не судит по тому, что низвел Аллах, те — распутники.» ( аль-Мейда 47 )
5. ВОПРОС: Но действительно ли Торы и Евангелия достаточно для спасения, чтобы христиане и мусульмане попали в Рай? Что об этом написанно в Коране?
ОТВЕТ ИЗ КОРАНА: «Поистине, те, которые уверовали, и те, кто обратились в иудейство, и христиане, и сабии, которые уверовали в Аллаха и в последний день и творили благое, — им их награда у Господа их, нет над ними страха, и не будут они печальны.» (сура Корова /аль- Баккара/ 62 )
6. ВОПРОС: Сказано ли еще где нибудь в Коране, что спасение последователей Христа ( Христиан ) обязательно свершится и христиане попадут в Рай? И является ли христианство выше других религий?
ОТВЕТ ИЗ КОРАНА: «О, Иса! (сказал Аллах) Я упокою Тебя, и вознесу Тебя ко Мне, и очищу Тебя от тех, которые не веровали (в Тебя), и сделаю тех, которые следовали за Тобой (христиан) выше тех, которые не веровали (в Тебя) до дня воскресения (то есть так будет всегда).» (Сура аль-Имран 55)
Как итог: Можно привести еще много других аятов из различных сур Корана на эту тему. И все они указывают нам: Тора и Евангелие истинная дорога к правде в соответствии с волей Аллаха. Они не были изменены и в них нет неточностей, как об этом свидетельствует в Коране Сам Аллах и являются истиной и светом и руководством для ВСЕХ богобоязненных.
Вывод же ко всему этому делайте сами… И пусть Всевышний направит всех нас на Путь Истины! Аминь.
(Алекс Голдвин)
ДОПОЛНЕНИЕ 1. Сравнение различных переводов отрывков Корана, которые были мной процитированы выше:
1. Cура 5 аль-Мейда (Трапеза) 72/68
Переводы:
Крачковский: «Скажи: О, люди Писания! Вы ни на чем не держитесь, пока не установите прямо Торы и Евангелия и того, что низведено вам от вашего Господа.»
Кулиев: Скажи: «О люди Писания! Вы не будете идти прямым путем, пока не станете руководствоваться Тауратом (Торой), Инджилом (Евангелием) и тем, что ниспослано вам от вашего Господа».
Османов: Скажи : «О люди Писания! Вы не будете стоять на прочной основе, пока не следуете Торы и Евангелия и того, что ниспослал вам Господь»,
Порохова: Скажи: «О люди Книги!
Ничто (на сей земле) не станет вам опорой,
Пока вы твердо не последуете Торе, Евангелию
И тому, что вам ниспослано (сейчас) от вашего Владыки!»
2. Cура 32 аль-Сайада (Поклон) 23
Переводы:
Крачковский: «Вот мы дали Мусе книгу — не будь же в сомнении о встречи с этим!..»
Кулиев: Мы даровали Мусе (Моисею) Писание, и не сомневайся во встрече с ним.
Османов: Мы, воистину, даровали Мусе писание. Так не сомневайся же в том, что ты обретешь его.
Порохова: Мы прежде Мусе дали Книгу —
Не будь в сомнении о встрече с Ним.
3. Cура 5 аль-Мейда (Трапеза) 46
Переводы:
Крачковский: «И отправили Мы по следам их ( прошлых пророков ) Ису ( Иисуса ), сына Марйам ( Марии ), с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и даровали Мы ему Евангелие, в котором — руководство и свет, и с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и руководством и увещеванием для богобоязненных.»
Кулиев: Вслед за ними Мы отправили Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), с подтверждением истинности того, что было прежде ниспослано в Таурате (Торе). Мы даровали ему Инджил (Евангелие), в котором было верное руководство и свет, которое подтверждало то, что было прежде ниспослано в Таурате (Торе). Оно было верным руководством и назиданием для богобоязненных.
Османов: Вслед за пророками Мы отправили ‘Ису, сына Марйам, с подтверждением истинности того, что было до него в Торе. И Мы даровали ему Евангелие, а в нем — свет и праведный путь в подтверждение тому, что в Торе, и ниспослали наставление для богобоязненных.
Порохова: По их следам отправили Мы Ису, сына Марйам,
Чтоб истинность Закона утвердить,
Что был ниспослан до него.
Ему Евангелие Мы послали,
В котором правый путь, и свет,
И подтверждение того,
Что до него ниспослано в Законе,
И правый путь, и увещание (для верных),
Которые страшатся (Бога).
4. Сура 5 аль-Мейда (Трапеза) 47
Переводы:
Крачковский: «И пусть судят обладатели Евангелия по тому, что низвел в нём Аллах. А кто не судит по тому, что низвел Аллах, те — распутники.» ( аль-Мейда 47 )
Кулиев: Пусть люди Инджила (Евангелия) судят согласно тому, что Аллах ниспослал в нем. Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются нечестивцами.
Османов: Пусть последователи Евангелия судят согласно тому, что Аллах ниспослал в нем. А кто не будет судить согласно тому, что ниспослал Аллах, тот — грешник.
Порохова: Пусть обладатели Евангелия судят по тому,
Что в нем Аллах им ниспослал,
А те, кто суд вершит не по тому,
Что им низвел Аллах, —
Те — возмутители (Его порядка).
5. Сура 2 аль- Баккара (Корова) 62
Переводы:
Крачковский: «Поистине, те, которые уверовали, и те, кто обратились в иудейство, и христиане, и сабии, которые уверовали в Аллаха и в последний день и творили благое, — им их награда у Господа их, нет над ними страха, и не будут они печальны.»
Кулиев: Воистину, верующим, а также иудеям, христианам и сабиям, которые уверовали в Аллаха и в Последний день и совершали праведные деяния, уготована награда у их Господа. Они не познают страха и не будут опечалены.
Османов: Воистину, уверовавшим, а также иудеям, христианам и сабеям — всем тем, кто уверовал в Аллаха и в Судный день, кто творил добро, уготовано воздаяние от Аллаха, им нечего страшиться, и не изведают они горя.
Порохова: Поистине, те, кто уверовал (в Коран),
И те, кто следует иудаизму,
И назореи, и сабеи,
Кто верует в Аллаха и Последний День
И (на земле) творит добро,
Найдут у Господа награду.
На них не ляжет страх,
Печаль не отягчит.
6. Сура 3 аль-Имран (Семейство Имрана) 55
Переводы:
Крачковский: «О, Иса! (сказал Аллах) Я упокою Тебя, и вознесу Тебя ко Мне, и очищу Тебя от тех, которые не веровали (в Тебя), и сделаю тех, которые следовали за Тобой (христиан) выше тех, которые не веровали (в Тебя) до дня воскресения.»
Кулиев: Вот сказал Аллах: «О Иса (Иисус)! Я упокою тебя и вознесу тебя к Себе. Я очищу тебя от тех, кто не уверовал, а тех, которые последовали за тобой, возвышу до самого Дня воскресения над теми, которые не уверовали. «
Османов: как сказал Аллах: «О ‘Иса! Я упокою тебя, вознеся тебя ко Мне, и очищу тебя от тех, кто не уверовал, а тех, которые следовали за тобой, возвышу до самого Дня воскресения над теми, которые не уверовали.»
Порохова: И (вспомните), когда Аллах сказал:
«О Иса! Я Сам пошлю тебе упокоенье,
Потом же вознесу к Себе,
Освобожу от (богохульств) неверных,
А тех, кто следует тебе,
Превознесу над теми, кто в неверии остался,
До Воскресения (на Суд),
Когда вы все ко Мне вернетесь
ДОПОЛНЕНИЕ 2: Уже после того, как данная статья была написана, опубликована и с ней ознакомилось много людей (как христиан, так и мусульман, нашел в сети отрывок из книги Хемрена Эмбри «Бог избрал для меня жизнь вечную» http://vk.com/note86330295_10467767 , который хорошо дополняет все мною вышеизложенное. Решил и вас с ним ознакомить. Итак:
Сура «Трапеза» (аль-Мейда), 68: «Скажи:»О, люди Писания! Вы ни на чём не держитесь, пока не установите прямо Торы и Евангелия и того, что открыто вам вашим Господом». Сура «аль-Сайада», 23: «Вот Мы дали Мусе (Моисею) книгу — не будь же в сомнении о встрече с этим!..»
Сура «Трапеза» (аль-Мейда), 46: «И отправили мы по следам прошлых пророков Ису(Иисуса), сына Марйам (Марии), с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и даровали Мы ему Евангелие, в котором — руководство и свет, и с подтверждением истинности того, что ниспослано до него в Торе, и руководством и увещанием для богобоязненных».
Сура «Трапеза» (аль-Мейда), 47: «И пусть судят обладатели Евангелия по тому, что низвёл в нём Аллах. А кто не судит по тому, что низвёл Аллах, те -распутники».
Сура «Корова» (аль-Баккара), 62: «Поистине, те, которые уверовали, и те, кто обратились в иудейство, и христиане, и сабии,которые уверовали в Аллаха и в последний день и творили благое, — им их награда у Господа их, нет над ними страха, и не будут они печальны».
Евангелие от Иоанна 1:1 и 1:14 — «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… И Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу,как Единородного от Отца». Сам Мухаммед несколько раз свидетельствовал об истинности этого стиха, говоря: «Иса воистину Дух Божий и Слово Его» (Халис Анас бин Малик — Мутиара Халиф, стр.353).
Сура «аль-Ниса», 171: «Воистину, Иса Аль-Масих(Иисус Христос), сын Марйам (Марии) является Посланником Божиим и Словом Его, которое Он погрузил в Марию, и Он (т.е.Иса) является Духом Его».
Доктор Хазбуллах Бакри пишет в своей книге «Неби Иса далам Аль-Куаран енз» (Пророк Иисус в Коране о выражении «Его Слово»(стр.109): «Пророк Иисус был назван «Калимету Аллах» (Слово Божие), ибо Он есть воплощение Слова Божия, которое было дано Марии, чтобы она родила Пророка Иисуса».
О ТРИЕДИНСТВЕ.
Истинный смысл Святой Троицы вовсе не противоречит догмату единственности Бога ( -Таухиду ).
Сура «аль-Мейда» (Трапеза), 73: «Не веровали те, которые говорили:»Ведь Аллах -третий из трёх».
Сура «аль-Ниса» (Женщины), 171: «Веруйте же в Аллаха и Его посланников и не говорите — три!»
«Поистине, Аллах — только единый Бог».
Мы, христиане, также можем согласиться с этими стихами из Корана, ибо христианство отрицает всякую форму политеизма, в том числе и тритеизм… В Библии так сформулировано основное положение веры в единого Бога: «Слушай Израиль! Господь, Бог наш, Господь един есть!» (Второзаконие 6:4). И также Иисус Христос открыто исповедовал эти слова! (Мрк.12:29-30). А в Евангелии от Иоанна 17:3 сказано: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа».
1. Бог-Творец, называемый «Отцом», есть Создатель вселенной, подобно слову «Аль-Квадир» в исламе, означающем «могущественный».
2. Слово Его, называемое «Сыном», которое стало плотию в рождении Иисуса Христа, аналогично слову «Мюрид» («Желание»).
3. Дух Божий, или Дух Святой,который помогает верующим, — «Мухджии — Дающий жизнь» в догматах мусульманства.
Перечисленные три Лица Бога являют себя как три отдельные личности («Сифат»), но являются проявлениями единого Бога. Они не отделимы друг от друга, все существовали всегда.
ВОСКРЕСЕНИЕ ИИСУСА ХРИСТА ИЗ МЁРТВЫХ.
Мухаммеду было явлено такое откровение об Иисусе: «И сделал Меня благословенным,где бы Я ни был… И мир Мне в тот день, как Я родился, и в день, что умру, и в день, когда буду воскрешён живым!» (сура»Марйам», 33).
ВОЗНЕСЕНИЕ.
Сура «аль-Имран», 55: «Вот, сказал Аллах:»О Иса! Я успокою Тебя, и вознесу Тебя ко Мне…»
ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ИИСУСА ХРИСТА.
1. Хадиф Бухари из Абу Хурайра, книга вторая, стр.256: «Что же будет с вами, если Сын Марйам сойдёт и придёт и станет вашим Учителем и священником?»
2. Хадиф из Мушнада имама Ахмада Ибн Ханбала, книга 2:240, 411: «Скоро придёт с небес к вам Сын Марйам как Первосвященник Судия праведный».
3. Мухаммед сказал однажды: «Согласно воле Божией, воистину, Сын Марйам сойдёт на землю как Судия праведный» (хадиф мусульман, книга 1, стр.76).
О СПАСЕНИИ ВЕРУЮЩИХ В ИИСУСА.
«О, Иса! Я успокою Тебя, и вознесу Тебя ко Мне, и очищу Тебя от тех, которые не веровали, и сделаю тех, которые следовали за Тобой, выше тех, которые неверовали до дня воскресения». (Сура «аль-Имран», или семейство Имрана,55).
Вот, что сказал наш Спаситель Иисус Христос:
«Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мёртвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут».( Ин.5:25) «Я есмь Путь и Истина и Жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня».(Ин.14:6)
(конец отрывка)
Как я уже писал, вывод же ко всему этому делайте сами… И пусть Всевышний направит всех нас на Путь Истины!
(Алекс)
По теме:
Ислам и христианство http://www.proza.ru/2016/06/30/1550
Кровожаден ли Ислам? http://www.proza.ru/2016/07/01/1094
Коран. Правда и предрассудки http://www.proza.ru/2016/07/02/1414
Ислам и терроризм. Правда и вымысел http://www.proza.ru/2016/07/05/1206

Мусульмане верят в то, что Тора была ниспослана пророку Мусе и является основным законом сынов Исраила, то есть потомков пророка Якуба: «Мы даровали Мусе Писание в качестве наглядного наставления для людей, верного руководства и милости» (сура 28 «Рассказ», аят 43).

По Торе жили и судили еврейские пророки, в ней — верное руководство и свет: «Мы ниспослали Тору, в которой верное руководство и свет. Покорившиеся пророки выносили по ней решения для тех, кто исповедовал иудаизм» (сура 5 «Трапеза», аят 44).

Аллах записал Тору Своей Рукой и ниспослал её на скрижалях: «Мы написали для него на скрижалях назидание о всякой вещи и разъяснение всего сущего» (сура 7 «Ограды», аят 145). В одном из хадисов сообщается, что Адам сказал пророку Мусе: «Аллах избрал и почтил тебя тем, что разговаривал с тобой и написал для тебя Тору Своей Рукой».

В Коране сообщается о некоторых предписаниях, содержащихся в законе Мусы: «Мы предписали им в ней: душа — за душу, глаз — за глаз, нос — за нос, ухо — за ухо, зуб — за зуб, а за раны — возмездие» (сура 5 «Трапеза», аят 45). В другом аяте сообщается, что в скрижалях Мусы было записано: «Ни одна душа не понесёт чужого бремени. Человек получит только то, к чему он стремился. Его устремления будут увидены, а затем он получит воздаяние сполна» (сура 53 «Звезда», аяты 38-41).

В Коране упоминается ещё одна книга, ниспосланная сынам Исраила, — Псалтырь: «Давуду же Мы даровали Псалтырь» (сура 4 «Женщины», аят 163). Катада, известный толкователь Корана, сказал: «Нам рассказывали, что Псалтырь состоял из молитв, которым Аллах научил Давуда, из слов восхваления и прославления Великого и Могучего Аллаха и что он не указывал на дозволенное и запрещённое, на обязательные предписания и ограничения».

Во многих коранических аятах наряду с Торой упоминается Евангелие — Писание, ниспосланное пророку Исе: «Мы отправили Ису, сына Марьям, с подтверждением истинности того, что было прежде в Торе. Мы даровали ему Евангелие, в котором верное руководство и свет. Оно подтвердило то, что прежде было ниспослано в Торе. Оно было верным руководством и назиданием для богобоязненных» (сура 5 «Трапеза», аят 46).

По мнению мусульманских учёных, между Евангелием и Торой не было противоречий, и различия между ними сводились лишь к отдельным предписаниям. В Коране сообщается, что Мессия Иса, сын Марьям, сказал: » чтобы подтвердить истинность того, что было в Торе до меня, и чтобы разрешить вам часть того, что было вам запрещено» (сура 3 «Семейство `Имрана», аят 50).

Мусульмане не считают богооткровенными все тексты, вошедшие в Священное Писание иудеев, которое христиане называют Ветхим Заветом, а сами иудеи — Танах (Тора ва Невиим ва Кетувим — «закон, пророки и писания»). Они верят в Слово Аллаха, ниспосланное пророку Мусе на древнееврейском языке (Тора).

Мусульмане не считают богооткровенными предания, описывающие ряд событий из жизни пророка Исы, вошедшие в четыре новозаветных Евангелия. Согласно Корану, Евангелие едино и представляет собой Слово Аллаха, содержащее благую весть и некоторые религиозные предписания. Коран подтвердил истинность предыдущих Писаний, и с его ниспосланием Аллах заключил с людьми заключительный завет, отменивший все предыдущие.

В исламе не принято заострять внимание на различиях между Кораном и священными книгами иудеев и христиан. Мусульмане верят, что основные положения вероучений всех Божьих пророков одинаковые: «О люди Писания! К вам явился Наш посланник, который разъясняет вам многое из того, что вы скрываете из Писания, и воздерживается от многого» (сура 5 «Трапеза», аят 15). Это значит, что Пророк разъяснял людям Писания то, что они неверно истолковали, но умалчивал о многом из того, что было искажено в священных книгах, потому что в разъяснении этого не было смысла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *