Краткий этимологический словарь шанского

Вот как трактуют его в словаре Шанского – Бобровой, и это толкование стоит привести полностью, настолько оно уникально в своей нелепости.
КНИГА. Происхождение точно не установлено. Наиболее предпочтительным является объяснение слова как праславянского заимствования из др.-тюрк. яз., где булгарск. küinig — уменьшит.-ласкат. суф. производное от küin (ср. уйгурск. kuin «книга»), передающее кит. küen «свиток». Книга была первоначально в виде свитка.
Начнём с того, что когда распалась праславянская языковая общность, точно неизвестно, но уже в конце 1 в. н.э. Тацит пишет о венедах, балтийских славянах, как об отдельном народе, никак не смешивая их с привислинскими склавинами и приднепровскими антами.
В 4 веке общности не существовало уже однозначно – столкновения антов с готами никак не вмешивали в себя ни склавинов, ни венедов. То есть никакого праславянского языка уже не было, и слово, попавшее в один славянский язык, вовсе не обязательно переходило в другой.
Между тем первые – самые ранние! – надписи на древнетюркском языке относятся к первой половине 8 века, когда праславянской общности не существовало уже минимум 400 лет. До этого срока — зачем нужны книги дописьменному народу?
И обнаружены они, эти надписи, были едва ли на противоположном конце Евразии, на реке Орхон в Монголии.
До Восточной Европы тюркское письмо доползло где-то через столетие, примерно к тому моменту, когда болгарский царь Борис уже принял христианство. Разумеется, его подданым было решительно нечего делать, кроме как заимствовать слово «книга» от китайцев, да еще через тюркское посредство. Особенно учитывая, что под боком Византия с её тысячелетней книжной культурой. Между тем греческое «библион» вошло в русский язык куда позже, вместе с христианством и его библиотеками, а латинское «либро» уже в новое время, в составе слова «либретто».
Отвергнув это толкование как смешное и нелепое, естественно, принялся искать своё.
В поисках обратился к древнейшим из славянских книг – книгам Нового Завета.
Встречается ли там слово «книга»? Встречается, и постоянно. Но что примечательно: очень часто в составе другого слова – «книжник».
Вот типичнейший отрывок, Евангелие от Матфея, 23:13-15
13 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете. Иез 22:26; Лк 11:52
14 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение. Мк 12:40; Лк 20:47
15 Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас.
С самого начала удивила откровенно отрицательная коннотация этого слова. Заглянул в толковый словарь, как трактуется слово «книжник». Там было несколько толкований – «книгочей, книголюб, усердный читатель». Было ещё четвертое, но о нём пока помолчу.
Фарисеи (Перушим, т. е. толкователи), самая многочисленная и могущественная партия между евреями.

Имеется в виду – толкователи Закона Божьего.
Подставляем в текст современные толкования этих слов.
13 Горе вам, ЧИТАТЕЛИ и ТОЛКОВАТЕЛИ (Закона), лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете.
Сам отрицательный настрой в словах проповедника непонятен. Человек читает закон, читает, вероятно, чтобы не нарушать – ну и дай Бог ему здоровья. Ни в еврейской, ни в греческой традиции никогда не было отрицательного отношения к ПОЗНАНИЮ как таковому.
Вот результаты этого познания могут быть несколько разными.
И тогда я обратился к четвёртому толкованию – «знаток книг».
Взял и предположил – а что, если не только книг? Вообще знаток, без приложения к конкретному предмету?
13 Горе вам, ЗНАТОКИ и ТОЛКОВАТЕЛИ (Закона), лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете.
Чувствуете, как сразу поменялся акцент? ЗНАНИЕ, в отличие от ПОЗНАНИЯ, может быть уже истинным и ложным, со знаком плюс или со знаком минус.
Что интересно – сразу в новом свете проявилось значение многих, казалось бы уже знакомых старинных слов.
Взять хотя бы «чернокнижника». Буквально это – «человек, что читает книгу чёрного цвета». Ну и что, спрашивается? Разве сама Библия (или Веды, Талмуд, как кому нравится) не может быть в чёрном переплёте?
А вот если подставить наше новое толкование – ЗНАНИЕ, получаем нечто иное – «чернознатец», «знаток черноты». Сразу понимаешь, что дело тёмное.
Или «книга за семью печатями» (Откровение Иоанна Богослова 5:1). Лично я никогда не видел запечатанную книгу, да еще семью печатями сразу. И даже не представляю себе такого. А вот закрытое, тайное, «запечатанное» знание – это пожалуйста.
После чего, уловив верную нить – начал искать соответствия в других индоевропейских языках. Есть ли там нечто похожее на слово «книга», означающее «знание»?
Поиски не затянулись надолго. Γνώση – гнози (знание) на греческом, Кenntnis – «знание, познание» на немецком, knowledge – «знание» на английском, и, наконец, knan – «знать» на тохарском (индоевропейское население Центральной Азии). Один и тот же корень!
Кстати, попутно задумался и другом древнем слове, исконность которого не отрицают даже Шанский с Бобровой (за фасмероидов, правда, не ручаюсь).
Это слово – «кон». Толкуется как «начало» (ис-конный, испо-кон, на-кануне), так и «граница, рубеж» (кон-ец, до-канать, дос-кональный). И наконец «за-кон», то есть переход за «рубеж» всего исследованного, проверенного и разрешенного. А что такое это «разрешенное, проверенное и исследованное», как не «знание»?
Резонный вопрос – а может, «книга» (в изначальном варианте, возможно, «книжа») – это и есть заимствованное из греческого «гнози»?:
Полагаю это маловероятным. Где-то уже в гомеровские времена греки обозначали «книгу» словом «библион», и никак не доказано, что «гнози» у них означало что-то иное, нежели знание.
Единственное, что меня искренне удивляет (я не страдаю чрезмерной самонадеянностью): почему до меня обо всём этом никто не додумался?
Важное добавление: Благодаря любезности одного из друзей узнал, что те же мысли, что у меня, пришли в голову и другим людям — авторам учебника по истории книги.
Второе важное добавление: благодаря любезности оппонента получил цитату из Этимологического словаря славянских языков, из которой следует, что версия происхождения слова от префикса *k’Ъn обсуждалась и была признана легитимной. Что не вполне совпадает с моей версией, но также обосновывает исконность слова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *