Критика в литературе

Литерату́рная кри́тика — область литературного творчества на грани искусства (художественной литературы) и науки о литературе (литературоведения).

Критика занимается истолкованием и оценкой произведений литературы с точки зрения современности (в том числе насущных проблем общественной и духовной жизни) и личных взглядов; выявляет и утверждает творческие принципы литературных направлений; оказывает активное влияние на литературный процесс, а также непосредственно на формирование общественного сознания; опирается на теорию и историю литературы, философию, эстетику. Часто носит публицистический, политико-злободневный характер, сплетается с журналистикой. Тесно связана со смежными науками — историей, политологией, языкознанием, текстологией, библиографией.

История

Выделяется уже в эпоху античности в Греции и Риме, также в древней Индии и Китае как особое профессиональное занятие. Но долгое время имеет только «прикладное» значение. Задача её — дать общую оценку произведения, поощрить или осудить автора, рекомендовать книгу другим читателям.

В Европе, начиная с XVII века и до первой половины XIX века (Т. Карлейль, Ш. Сент-Бев, И. Тэн, Ф. Брюнетьер, М. Арнолд, Г. Брандес).

История русской литературной критики

До XVIII века

Элементы литературной критики появляются уже в письменных памятниках XI века. Собственно, как только кто-то выражает своё мнение о каком-либо произведении, мы имеем дело с элементами литературной критики.

В число произведений, содержащих такие элементы входят

  • Слово некоего доброго старца о чтении книг (входит в Изборник 1076 г., иногда ошибочно называемый Изборником Святослава);
  • Слово о законе и благодати митрополита Илариона, где есть рассмотрение Библии как литературного текста;
  • Слово о полку Игореве, где в начале заявлено намерение петь новыми словами, а не по обыкновению «боянову» — элемент дискуссии с «бояном», представителем предыдущей литературной традиции;
  • Жития ряда святых, которые были авторами значимых текстов;
  • Письма Андрея Курбского Ивану Грозному, где Курбский попрекает Грозного слишком большой заботой о красоте слова, о плетении словес.

Значимые имена этого периода — Максим Грек, Симеон Полоцкий, Аввакум Петров (лит.произведения), Мелетий Смотрицкий.

XVIII век

Впервые в русской литературе слово «критик» употребил Антиох Кантемир в 1739 году в сатире «О воспитании». Ещё на французском — critique. В русском написании оно войдет в частое употребление в середине XIX в.

Литературная критика начинает развитие вместе с появлением литературных журналов. Первым таким журналом в России стали «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» (1755). Первым российским автором, обратившимся к рецензии, считается Н. М. Карамзин, предпочитавший жанр монографической рецензии.

Характерные черты литературной полемики XVIII века:

  • лингво-стилистический подход к литературным произведениям (основное внимание уделяется погрешностям языка, преимущественно первая половина века, особенно свойственно выступлениям Ломоносова и Сумарокова);
  • нормативный принцип (характерен для господствовавшего классицизма);
  • вкусовой принцип (выдвинут в самом конце века сентименталистами).

XIX век

Историко-критический процесс происходит преимущественно в соответствующих разделах литературных журналов и других периодических изданий, поэтому тесно связан с журналистикой этого периода. В первой половине века в критике преобладали такие жанры, как реплика, отклик, заметка, позже основными стали проблемная статья и обзор. Представляют большой интерес рецензии А. С. Пушкина — это краткие, написанные изящно и литературно, полемичные произведения, свидетельствовавшие о стремительном развитии русской литературы. Во второй половине преобладает жанр критической статьи или цикла статей, приближающегося к критической монографии.

Белинский и Добролюбов, наряду с «годовыми обозрениями» и крупными проблемными статьями, также писали рецензии. В «Отечественных записках» Белинский в течение нескольких лет вел рубрику «Русский театр в Петербурге», где регулярно давал отчеты о новых спектаклях.

Разделы критики первой половины XIX века складываются на базе литературных направлений (классицизм, сентиментализм, романтизм). В критике второй половины века литературные характеристики дополняются социально-политическими. В особый раздел можно выделить писательскую критику, которая отличается большим вниманием к проблемам художественного мастерства.

Известные литературные критики XIX века:

  • Виссарион Григорьевич Белинский (1811—1848)
  • Аполлон Александрович Григорьев (1822 — 1864)
  • Павел Васильевич Анненков (1813, по другим данным 1812—1887)
  • Николай Гаврилович Чернышевский (1828—1889)
  • Николай Николаевич Страхов (1828—1896)
  • Николай Александрович Добролюбов (1836—1861)
  • Дмитрий Иванович Писарев (1840—1868)
  • Николай Константинович Михайловский (1842—1904)
  • Юрий Николаевич Говоруха-Отрок (1854-1896)

XX век

На рубеже XIX — XX веков активно развиваются промышленность и культура. По сравнению с серединой XIX века значительно ослабляется цензура, вырастает уровень грамотности. Благодаря этому, выпускается множество журналов, газет, новых книг, увеличиваются их тиражи. Литературная критика в эпоху модернизма также испытывает расцвет (появляется импрессионистическая, символистская, акмеистическая и футуристическая критики). Среди критиков большое количество писателей и поэтов — И. Анненский, Д. Мережковский, В. Соловьев, В. Розанов, А. Блок, А. Белый, Вяч. Иванов, Н. Гумилев, О. Мандельштам, М. Цветаева, М. Волошин, К. Чуковский и др.

Вместе с появлением немого кино рождается кинокритика. До революции 1917 г. выпускалось несколько журналов с рецензиями на фильмы.

Новый культурный всплеск модерна происходит в середине 1920-х гг. Закончилась гражданская война, и молодое государство получает возможность заняться культурой. На эти годы приходится расцвет советского авангарда. Творят К. Малевич, В. Маяковский, А. Родченко, Эль Лисицкий. Развивается и наука.

Крупнейшая традиция советской литературной критики первой половины XX в. — формальная школа — рождается именно в русле строгой науки. Главными её представителями считаются В. Шкловский, Б. Эйхенбаум, Ю. Тынянов и др. Настаивая на автономии литературы, идее независимости её развития от развития общества, отвергая традиционные функции критики — дидактическую, моральную, общественно-политическую, — формалисты были оппонентами другим литературно-критическим группам 1920 — нач. 1930-х гг.:

В последующие 1928–1934 гг. формулируются принципы социалистического реализма — официального стиля советского искусства. Критика становится карательным инструментом. В 1940 году был закрыт журнал «Литературный критик», распущена секция критики в Союзе писателей. Теперь критика должна была направляться и контролироваться непосредственно партией. Во всех газетах и журналах появляются колонки и отделы критики.

Многообразие литературно-критических групп 1920-х годов сходит в 1930-е на нет. Вплоть до периода «оттепели» в сер. 1950-1960-х гг. монопольное положение занимает партийная соцреалистическая критика.

Кроме того, в период 1954—1970-х гг. формируется неофициальная советская литературная критика, которая становится частью более масштабного феномена «неофициальной культуры» СССР («андеграунд»). Основные статьи публиковались в самиздатовских журналах «Часы», «37», «Вече», «Митин журнал», «Обводный канал», «Северная почта», «Транспонанс». Появляются критические работы В. Кривулина, Б. Иванова, К. Бутырина, Вен. Ерофеева, В. Эрля, М. Мейлаха, Б. Гройса, В. Папперного, М. Эпштейна, Д. А. Пригова и др.

«Перестроечная» критика к. 1980-х — нач. 1990-х гг. характеризуется публицистичностью, злободневностью, в это время активно обсуждаются тексты «возвращённой литературы», русского постмодернизма 1970—1980-х гг., появляется ряд метакритических высказываний (о значении и функциях самой литературной критики). Центром литературно-критического пространства в это время становятся «толстые журналы», чьи тиражи достигают пика именно в период с 1986 по 1990 гг.

В критике 1990-х годов в ситуации свободной дискуссии (по вопросам идеологии, эстетики, философии) существенную роль начинает играть поколенческий фактор. В это время работают несколько поколений критиков:

XXI век

В 2000-х, а особенно в начале 2010-х годов усиливается раскол между традиционалистской и либеральной («младофилологической») критиками; первая наследует «шестидесятнической», реальной и почвеннической линии литературной критики, а вторая — линии русского формализма, структурализма, неофициальной советской критики, а также зарубежной традиции «новой критики».

С позиций новой традиционалистской критики в 2009 году выступили участницы литературно-критической группы «ПоПуГан» — Е. Погорелая, В. Пустовая и А. Ганиева. Участницы этой группы проявляют интерес к литературе «нового реализма» (З. Прилепин, С. Шаргунов, Р. Сенчин).

Основными платформами «либеральной» (хотя и идеологические, и стилистические различия между этими критиками могут быть довольно существенными) критики являются научный журнал «Новое литературное обозрение», журнал поэзии «Воздух» и интернет-издание Colta.ru. Основные имена: С. Львовский, А. Житенев, Д. Давыдов, Б. Дубин, Е. Вежлян, А. Скидан, М. Айзенберг, Е. Фанайлова, А. Голубкова, К. Корчагин, И. Гулин, Д. Ларионов, Л. Оборин). Также с 2005 года в Санкт-Петербурге издается литературно-критический альманах «Транслит», объединяющий самых разных теоретиков литературы, критиков и собственно авторов; наиболее важными идейно-философскими и методологическими базами альманаха являются критическая теория, деконструктивизм и левая идея. Но на фоне всех новаторств крупные общественно-политические издания продолжают публиковать рубрики с литературной критикой, в которых все обозреватели применяют различные подходы к критике произведений. Например, в «Литературной газете» это прослеживается в рубриках, которыми руководят Максим Замшев или Юрий Поляков, в «Независимой газете» примерами тому являются работы Андрея Щербака-Жукова и Евгения Лесина, в «Московской правде» тому свидетельсвует приложение «Книга в Москве» где регулярно публикуются рецензии Игоря Воеводина или Никиты С. Митрохина.

Жанры литературной критики

  • рецензия,
  • критическая статья об отдельном произведении,
  • обзор, проблемная статья,
  • критическая монография о современном литературном процессе.

Школы литературной критики

  • Чикагская школа, также известная под названием «неоаристотелевской».
  • Йельская школа деконструктивистской критики.

См. также

  • Литературные критики
  • Сравнительное литературоведение

Примечания

  1. 1 2 3 История русской литературной критики: советская и постсоветская эпохи / Под ред. Е. Добренко, Г. Тиханова. — М.: Новое литературное обозрение, 2011. — ISBN 978-5-86793-918-2
  2. В редакционной статье «Литературной газеты» писали: «Советская литературная критика призвана, подобно мудрому садовнику, пестовать богатый сад советской литературы, тщательно выпалывать сорняки и чертополох, лелеять ростки новых талантов». Цит. по: Об ответственности критики // Литературная газета. 14 февраля 1948.
  3. Евгения Вежлян. Новая литературная карта России.
  4. Игорь Гулин. Новая литературная карта России.
  5. Денис Ларионов. Новая литературная карта России.
  6. Лев Оборин. Новая литературная карта России.

Литература

Ссылки

Что такое литературная критика

Под понятием литературная критика понимают область литературного творчества, которая стоит на границе между художественной литературой и литературоведением. Литературные критики истолковывают и дают оценку произведениям с точки зрениях их личного мнения. Так же в их работу входит выявление литературных принципов направлений и жанров. Они могут оказывать активное воздействие на процесс формирования литературы, более того своими критическими комментариями они могут воздействовать на общественное сознание, этого они достигают, уходя во взаимодействие с такими дисциплинами как философия, этика, история литературы.

Литературная критика начала формироваться достаточно давно, еще во времена Древней Греции и Древнего Китая это направление воспринималось как особое профессиональное знание. Долгое время ее задача заключалась лишь в том какую оценку дать произведению, рекомендовать или нет его читателю.

Древнерусский период литературной критики

Русская литературная критика начала свое развитие с того момента, как только стали появляться первые литературные произведения. Элементы критики появились уже в письменных памятниках 11 века. Например, следы литературной критика видны в таких произведениях как «Слово о законе и благодати митрополита Илариона» — в этом произведении имеет место изучение библейского текста как литературного; письма Андрея Курбского Ивану Грозному, в них Андрей Курбский высказывает замечания Грозному, о том, что он слишком сильно заботится о красоте слов. Критиками того времени можно назвать Максима Грека, Аввакума Петрова.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Критика русской литературы 400 руб.
  • Реферат Критика русской литературы 280 руб.
  • Контрольная работа Критика русской литературы 190 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

18 век русской литературной критики

В 18 веке впервые вводится термин «критика». Литературная критика берет свое развитие с момента появления литературных журналов. Первым критиком по сути можно считать Н. М. Карамзина, он любил жанр монографической рецензии. Специфическими характеристиками русской литературной критики 18 века являются:

  • акцентирование внимание на языковых погрешностях,
  • использование нормативного принципа
  • использование вкусового принципа

19 век русской литературной критики

В 19 веке начинает явно прослеживаться связь литературной критики и журналистики. Критические замечания, рецензии публикуются в основном в литературных журналах и других периодических изданиях. В 19 веке популярными были такие критические жанры как:

  • реплика
  • отклик
  • заметка
  • проблемная статья
  • обзор

Замечание 1

Особенно славился написанием рецензий А. С. Пушкин. Его рецензии представляли собой краткие, изящные, полемичные произведения, которые способствовали развитию русской литературы.

В 19 веке критика в основном зиждется на базе литературных произведений. К известным литературным критикам этого периода относят В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарев и др.

20 век русской литературной критики

Конец 19 – начало 20 века ознаменован развитием промышленности и культуры. В этот период цензура становится более лояльной, повышается уровень грамотности. Публикуется большое количество периодических изданий, газет, журналов, книг. Критики подставлены в своём большинстве писателями, такими как: В. Соловьев, А. Блок, Н. Гумилёв, О. Мандельштам, М. Цветаева, К. Чуковский.

В это время образовывается «Формальная школа» — научное объединение, которое оказало большое влияние на литературоведение и семиотику. Представители этой школы вступали в полемику с другими критическими литературными кружками такими как «Круг Бахтина», представителями психоаналитической критики.

Далее в 30-х годах 20 столетия формируется основной литературный стиль литературы советского периода – социалистический реализм. Критика принимает облик карательного инструмента. Журнал «Литературный критик» и другие организации, осуществляющие литературную критическую деятельность, были закрыты, так как качество литературных произведения имела право определять только партия.

50-60 годы 20 века становятся новым витком в развитии русской литературной критики. Давление ослабевает и появляются два противостоящие друг другу лагеря: демократическая критика и ортодоксальная критика.

В 70- х годах появляются такие направления как «националистическая» критика и «эстетическая» критика.

Следует отметить, что несмотря на запреты, все это время (50-ые-70-ые гг.) имеет место неофициальная советская литературная критика, развивается она на почве всей неофициальной советской культуры.

Далее в период перестройки формируется и перестроечная литературная критика. Она вовлечена в период 1980-90 годов. Характерная черта этого периода – злободневность, идет осуждение русского постмодернизма, появляются статьи о значении самой русской литературной критики. Критика 1990гг отличается тем что в этот период критической работай занимаются несколько поколений критиков. Для старшего поколения характерна вера в социальную роль литературы. Представителями этой группы критиков были Л. Аннинский, И. Золотусский и др. Среднее поколение отличалось тем, что не имело приверженности к какой-то одной группе. Предстателями его можно назвать С. Чупринина, В. Ерофеева, Н. Иванова. Младшее поколение критиков было представлено критиками различных направлений: реализма, постмодернизма, филологического направления, представителями его были А. Агеев, А. Немзер, П. Басинский, А. Казинцев, Д. Быков, М. Липовецкий, Д. Кузьмин.

Основные жанры литературной критики

Основные жанры литературной критики включают в себя:

  • рецензию
  • критическую статью об отдельном произведении,
  • проблемную статью,
  • критическую монографию о современном литературном процессе

Рецензия – жанр литературной критики, который дает оценку произведения, рецензия помогают автору, который нуждается в совете, корректировке. В рецензии речь идет о произведении, проводится анализ и даётся оценка этому произведению.

Критическая статья является жанром литературной критики, который дает разбор, оценку, содержанию произведения, его тематике, проблематике, оценивает стиль и язык автора.

Проблемная статья посвящена изучению конфликта, сложному противостоянию, как правило она затрагивает серьезные общественные темы.

Критическая монография представляет собой работу в которой содержится углубленное изучение определенной темы.

Статья, рецензия и эссе являются жанрами литературной критики, призванной оценивать и истолковывать художественные произведения и отраженные в них явления жизни.

Литературная критика рассматривает как современную, так и классическую литературу (современное ее прочтение), она тесно связана с эстетикой, теорией и историей литературы.

Характер литературной критики меняется во времени. Сначала это была в основном общая оценка произведения, рекомендация его другим читателям. Затем ее цели и задачи усложняются. Важными критериями оценки становятся эстетическая, общественная и нравственная значимость произведения, которое рассматривается как целостное художественное явление в единстве формы и содержания.

Однако зачастую одни критики рассматривали и оценивали художественные произведения в основном с позиций эстетической значимости (эстетическая критика), другие — исследовали содержание произведения, сверяя его с самой жизнью, подвергали анализу общественные процессы, выявляли типические явления, выносили приговор жизни, запечатленной писателем (реальная критика). Были и другие направления. Критика советского периода руководствовалась классовыми и партийными критериями в оценке произведений.

Критика стремится рассматривать художественное произведение в единстве всех его качеств: общественной, эстетической, нравственной значимости и гуманистической направленности. Критик помогает читателю осмыслить идеи и образы, данные автором. При этом он учитывает особенности языка и стиля писателя, его художественную манеру.

Критику важно быть доброжелательным в обращении, точным, искренним и честным в своей аргументации.

Критическая статья — один из основных жанров литературной критики. В ней даются разбор и оценка книги, ее темы, идейного содержания, языка и стиля, указывается значение в ряду других работ писателя и др.

Часто литературно-критические статьи носят публицистический характер, т. е. наряду с разбором и оценкой произведения в них рассматриваются общественные проблемы, поднятые писателем.

Школьные сочинения в жанре литературно-критической статьи могут быть посвящены персонажу или группе персонажей одного произведения («Татьяны милый идеал» в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин», «Дворянская Москва в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»), сравнению персонажей одного или двух произведений («Смысл противопоставления Обломова и Штольца в романе И. А. Гончарова «Обломов», «Онегин и Печорин — герои своего времени»), а также целостному истолкованию произведения или поставленной в нем проблемы или теоретико-литературному вопросу («Идейно-художественное своеобразие поэмы М. Ю. Лермонтова «Мцыри», «Л. Н. Толстой о роли личности в истории» (по роману «Война и мир»), «Пейзаж и его роль в романе И. С. Тургенева «Отцы и дети»).

Литературно-критические сочинения требуют прежде всего хорошего знания текста и умения его интерпретировать. Однако школьное истолкование художественного текста отличается от литературоведческого.

Овладеть жанром статьи позволяет чтение и разбор статей русских критиков.

Примерные вопросы, помогающие разобрать литературно-критическую статью:

— В какое время написана статья?

— Каковы взгляды автора, основные критерии оценки, которыми он пользуется, какое свойство художественной литературы выдвигает на первый план?

— Во имя чего написана статья, какие цели и задачи поставил критик?

— Какими приемами толкования текста он пользуется?

— Как доказывает свою точку зрения, как делает выводы и обобщения, с кем полемизирует? Культура полемики.

— Какие еще написаны статьи об этом произведении? Какова точка зрения их авторов?

— Какие мысли и чувства стремится пробудить критик у читателя?

— Как выражается личное отношение автора статьи к прочитанному?

— Как начинается статья? Ее композиция, язык и стиль.

— Как вы относитесь к оценкам критика? Используйте для доказательства текст художественного произведения.

При изучении содержания конкретной критической статьи можно использовать следующие приемы: дать историко-литературную справку, организовать комментированное чтение статьи, помочь составить план и тезисы к нему, предложить написать самостоятельную работу в виде ответа на вопросы по наиболее сложным положениям статьи.

Обучая писать сочинения на тему, связанную с теоретико-литературным понятием, необходимо учитывать, что теория литературы имеет прикладное значение в школьном изучении и служит средством грамотной интерпретации и постижения художественного текста.

Литературная критика (гр. critita – суждение) – один из относительно самостоятельных видов творческой деятельности, опирающийся на практический тип мышления и различные научные методики с целью оценки и определения художественных особенностей литературного произведения, их своеобразия и эстетической ценности.

Критик, в отличие от обычного читателя, «язык чувств передает языком разума» (И.Франко), его выводы не являются элементарной рефлексией и обоснованы используемой при анализе методологией, знанием системы литературно-критических жанров. Среди жанров литературной критики широко известны, например, рецензии-пересказы, рецензии-отзывы, рецензии-памфлеты, рецензии-фельетоны, статьи монографического плана и статьи-обзоры. Л.Гроссман выделял целых 17 типов критики (литературный портрет, эссе, импрессионистический этюд, статья-трактат, публицистическая или агитационная критика, критический фельетон, литературный обзор, рецензия, критический рассказ, литературное письмо, критический диалог, пародия, памфлет на писателя, литературная параллель, академический отзыв, критическая монография, статья-глосса). Однако данную классификацию поддают сомнению в связи с отсутствием единства подходов, — в ней смешаны три классификации жанров: — по методу критика (эссе, импрессионистические этюды, академические отзывы); — по литературному роду (письма, пародии, диалоги); — по степени и широте охвата объектов (литературные портреты, рецензии, монографии). Тем не менее, попытка Л.Гроссмана систематизировать обилие жанров критики полезна для общего сведения.

Также критику можно поделить по целевой аудитории: — научные исследования преимущественно обращены к научному сообществу, хотя могут заинтересовать и других читателей; — критика, обращенная напрямую к читателям (в основном имеет рекламные цели); — критика, обращенная к автору. И если критика, обращенная к читателям, апеллирует в основном к их эмоциям и чувствам, то профессиональная критика, обращенная к автору, ценна именно рациональным обоснованием мнения критика, поэтому в ней уместно использовать научные методы литературной критики.

Важные категории литературной критики

Основные определяющие текста:

— знак — модель, объединяющая смысл и структуру; один из способов создания художественного мира. Знаки есть иконические (буквы), индексы (указующие — функции), символы, сигналы;

— код — система знаков (символов), благодаря которым текст передается, воспринимается и сохраняется;

— дискурс — (общность размышлений, суждений, описаний) — определяет различные уровни структурированности текста: нарративный (изложение, сюжет), семантический (содержание, образы, замысел), языковой (как индивидуальный вариант использования языка), синтаксический. фонетический, грамматический. Также дискурс определяют и как множество возможных интерпретаций текста.

Художественному тексту свойственны:

— завершенность;

— вариативность смысла;

— открытость для интерпретации (сотворчество автора и реципиента);

— контекст — текстуальное обрамление, раскрывающее суть того или иного образа, мотива;

— подтекст — скрытое внутреннее значение текста;

— гипертекст — дискурс вокруг текста, параллели с другими текстами и источниками.

Уровни интерпретации художественного текста:

— философский — определение обоснования, причин для интерпретации;

— идеологический — ориентирование на определенные нормы;

— эстетический:

а) репродуктивный — описательная реконструкция текста;

б) декодирование образов и символов;

в) рефлексивно-ассоциативный — осмысление себя (читателя) сквозь призму текста.

Типы выражения авторского сознания:

— мировоззренческий (восприятие действительности, затрагиваемая тематика);

— психологический (интроверсия, экстраверсия);

— эстетический (организация подачи художественного материала);

— социальный (оценочная, критическая позиция).

Методы литературной критики

Биографический метод – долгое время был ведущим в советской критике. Основал его Шарль Сент-Бев. Литература, художественные произведения трактуются как буквальное отражение биографии и личности писателя, при этом не принимаются во внимание эпоха и литературный процесс в целом, традиции и возможные влияния, состояние общественной мысли и духовности общества. Сегодня биографический метод используют в основном при создании литературных эссе, портретов писателей, и в сочетании с другими методиками (компаративистика, психоанализ).

Дополнительная информация

Культурно-исторический метод – частично похож, а частично противоположен биографическому методу. К.-и.м. интерпретирует художественное произведение исключительно в контексте эпохи и культуры, в которых оно создано, т.к. (по мнению апологетов данного метода) ни одно художественное произведение не может возникнуть в отрыве от породившей его культуры и традиции, оно является исключительно ее продуктом, и только в ней может быть понято. Основоположники данной школы – Гердер и И.Тен.

Художественные тексты интерпретировались представителями к.-и. метода как «дух» народа на определенном этапе его развития, а особенности художественного произведения объяснялись национальной ментальностью, климатическими, социально-экономическими условиями и влиянием традиций (И.Тэн обозначал эти параметры терминами — раса, среда, момент). Отождествление истории литературы с историей общественной мысли и развитием общества слишком размыло границы чисто литературного анализа.

Дополнительная информация

Компаративистика (лат. comparative – сравнительный ) – сравнительное литературоведение, занимающееся проведением параллелей, установлением сходства между стилями, развитием литературных жанров, творчеством конкретных авторов. Компаративистика исследует мигрирующие образы или сюжеты в литературе и фольклоре разных народов через сравнение двух и более литературных произведений, школ, течений или авторов из различных или одной языковой культуры. Это поиск универсальных явлений, так или иначе проявившихся в различных произведениях. Основателями метода считаются И.-Г.Гердер, Гете, Бенфей. В российском литературоведении компаративистикой занимался А.Веселовский.

Два типа сопоставлений, на которые опирается компаративистика:

— историко-генетический (или контактно-генетический) подход, когда общность явлений объясняется общностью происхождения;

— сравнительно-типологический подход, когда общность объясняется поздними сближениями или общими социально-историческими условиями развития (проявляется в «вечных темах» и «вечных героях», общих жанрах, сходных литературных направлениях и течениях, стилевых приёмах и т.д.)

Базисные положения метода:

— возможны сопоставления литературных явлений в синхронии и диахронии (из одного или разных временных отрезков);

— в основе всякого сопоставления лежит механизм сходства и различия «своего» и «чужого»;

— литературные явления полигенетичны (могут восходить к нескольким источникам одновременно);

— при сопоставлении сюжетов мотив выступает неделимой единицей;

— при сопоставлении образов единица — группа ассоциаций, аллюзии;

— метод включает изучение влияния разных видов искусства (живописи, музыки, кино и др.) на литературу;

— возможны тематические исследования (напр., христианские мотивы в творчестве разных авторов; концепт войны и мира, и т.д.)

Мифопоэтика – серия методов, направленных на изучение первичных, глубинных смыслов и значений художественной образности. У истоков школы — работы братьев Гримм по фольклористике, показавшие наличие сходства многих сюжетов и образов в разных сказках. Далее к мифопоэтике присоединили архетипный анализ, изучающий повторяемость образов или ситуаций, опираясь на теорию архетипов и коллективного бессознательного, разработанную К.-Г. Юнгом. (Архетип — прообраз, матрица коллективного бессознательного, в гуманитарных науках понимаемый как первичный образ, оригинал, символ, переходящий из поколения в поколение, положенный в основу мифов, фольклора и самой культуры).

Мифопоэтика исследует:

— скрытые аналогии, связывающие литературные образы, сюжетные ситуации, тропы, жанры – с обрядами, ритуалами (прежде всего, календарными и посвятительными, по Дж. Фрэзеру) и с архетипами (национально- культурными проявлениями «коллективного бессознательного», по К. Юнгу);

— «авторскую мифологию» — представление о бытии, представленное в художественном мире писателя.

Во второй половине ХХ ст. мифопоэтика сближается со структурализмом и в методологический набор данной школы включается и теория фр.ученого Р.Барта.

Дополнительная информация

Психологический метод — основан А.А. Потебней и связан с такими подходами, как психопоэтика, фрейдизм, неофрейдизм (Э.Фромм, Анна Фрейд), психоаналитическая критика. Основные цели метода — изучение психологии творца, внутренней жизни героя, исследование читательского восприятия. Исследователи обращают внимание на доминирующую точку зрения и формы ее раскрытия: исповедь, дневник, переписку, внутренний монолог, поток сознания, диалог, несобственно-прямую речь, «диалектику души», процессы индивидуального бессознательного (сон, бред, видения, обморок и т.п.)

В границах психологического метода Потебня разработал психолингвистическую теорию, согласно которой язык — особенный вид духовно-практической деятельности, не способ выражения готовой мысли, а орудие творения ее. Т.о., источник литературы — язык с его психосемантическими особенностями, а ключевое понятие — слово.

Метод помогает в исследовании характера персонажа, его эволюции, духовного и этического выбора, творческой лаборатории писателя. Он связан с этническими и национальными проявлениями, менталитетом личности – эмоциями, мировидением, подсознанием. Среди российских представителей данной школы можно отметить Л.С. Выготского, Д.Н. Овсянико-Куликовского.

Психоаналитическая критика – опирается на исследования основателя психоанализа З.Фрейда и неофрейдистов (Э.Фромм, А.Фрейд, С.Грофф). В данный момент — одна из популярных и активно развивающихся методик, раскрывающая художественные произведения в весьма неожиданном ракурсе. Тексты рассматриваются как отражения сознательного и бессознательного (комплексов, травм) автора. З. Фрейд применял психоаналитический метод при анализе психологии творчества Л. да Винчи, В. Шекспира, И.В. Гёте, Т. Манна, Ф. Достоевского, опираясь на психосексуальное развитие их личностей и на сформулированный им самим «эдипов комплекс». Однако, как и самого Фрейда обвиняли в чрезмерной односторонности подхода, так и методика психоаналитического литературоведения вышла за данные рамки, и перешла с повышенного внимания к автору на персонажей, образы, ситуации, представленные в произведении. Психоаналитическая интерпретация текста ищет скрытые смыслы в образах и символах, подтексты и скрытые мотивы в ситуациях и поведении персонажей, используя категории и принципы психоанализа.

Основные принципы психоаналитической интерпретации текста по Фрейду:

— выявление и анализ энергетически насыщенных слов;

— переосмысление явного смысла истории и поиск скрытого смысла;

— противопоставление сознания и бессознательного, внешнего и внутреннего — основополагающее в психоанализе;

— выявление неосознанных мотивов и чувств, вне зависимости от того, принадлежат ли они автору или персонажам произведения;

— поиск в художественном произведении ключевых концептов психоанализа: эдипов комплекс, фантазирование, сны, галлюцинации, эрос-танатос (либидо-мортидо), сублимация, невроз-психоз, Ид (подсознательное), Эго (сознание), Суперэго (сверхсознательное). Данные концепты важны в анализе содержания текста;

— акцентируя на замещениях, отбрасывании явных смыслов и вытягивании на поверхность смыслов (мотивов) скрытых, аналитик обрисовывает семантику скрытых и истинных желаний;

— существует два вида психоаналитической интерпретации: — анализ биографии; — анализ художественного текста.

Психоанализ личности автора произведения не имеет цели открыть, например, его анормальность; речь скорее о реконструкции структур бессознательного и причинно-следственных связей. Задача психоанализа — не исследование внешней реальности, а исследование переживаний, подсознательных мотивов, зачастую пребывающих в конфликте с объективной реальностью. Вопрос, который может задавать себе в данном контексте исследователь: известен ли автору подтекст его произведений?

Принципы анализа и объекты интерпретации по Адлеру:

— характеры персонажей:

а) особенности социальной адаптации/дезадаптации героя;

б) механизмы психологической защиты, отображенные в мыслях, речи, снах, поступках героя;

в) отношения героя с семьей, анализ ситуации его детства;

г) авторские эмоциональные акценты, указывающие на его отношение к герою;

— система образов:

а) как проекция личности автора;

б) как контрастные характеры (социальные группы);

г) как проекция эгоцентрической модели характера, когда в центре один герой, утверждающий определенную осознанную позицию (романтическая традиция);

— структура сюжета и внесюжетные элементы — идентичные сюжеты и коллизии, переходящие у автора из произведения в произведение и указвающие на создание им индивидуальной «авторской мифологии»;

— эпизодические образы-символы, мотивы;

— художественные детали.

Дополнительная информация

Структурализм — возникновение метода связано с переходом в ХХ ст. гуманитарных наук от описательно-эмпирического уровня исследований к строго теоретическому и точному, требующему логизации и абстрагирования. У истоков школы — Пражский лингвистический кружок и Парижская семиотическая школа (Р.Барт, Ю.Кристева). Структуралисты воспринимают текст как четкую систему со своим набором символов и внутренними связями, отношениями; и интересует структуралистов не количество элементов, а именно отношения между ними, собственно, и обеспечивающие устойчивость и уникальность конкретной системы. Как сказал Ю.Лотман: «художественный приём – не материальный элемент текста, а отношение».

Правила интерпретации по Р.Барту:

— текст изучается как замкнутая структура;

— текст делится на сегменты (лексии);

— в лексии определяется коннотационное (дополнительное) значение, вызванное ассоциациями;

— медленное прочтение помогает проследить структурирование;

— отметить исходные точки значения, т.к. то, что создает сам текст — интертекстуально.

По Р.Барту, автор живет и самовыражает себя только в момент создания текста, а когда текст завершен, автор не может вернуться в прошлое, т.к. текст — свершившийся и законченный акт, вне которого автора не существует.

И еще одна интересная цитата Р.Барта — «рождение Читателя приходится оплакивать смертью Автора».

Семиотическая школа — тесно связанная со структурализмом школа, один из его методов. Название получил от науки о знаках, семиотики. Основатели школы — Ф. де Соссюр, Ч.Пирс, У.Моррис. Среди русских исследователей, работавших в жанре семиотики стоит обратить внимание на Я.Проппа и его «Морфологию сказки», в которой он создал знаковую функциональную структуру сказки, выделив 31 функцию и дав их толкование.

Семиотические исследования направлены на изучение смыслопорождающих функций знака, которые проявляются в первую очередь в системе бинарных оппозиций ((хороший/плохой, слабый/сильный и т.д.)

Принципы семиотики:

— сфера культуры, литературы, произведения изучается как знаковая система (система кодов);

— словесная структура текста — означающее, заключенная в нем модель мира — означаемое.

Герменевтика — философско-эстетическая теория интерпретации текста и наука о понимании смысла произведения. Функция интерпретации состоит в том, чтобы научить, как следует понимать произведение искусства согласно его абсолютной художественной ценности. Истоки герменевтики восходят еще к первым толкователям Библии. Среди современных ученых, развивающих данный метод исследований — Х.г. Гадамер.

Принципы герменевтики:

— принцип диалогичности (понятие ввел М.Бахтин) — духовный мир, заключенный в произведении, связывает автора и интерпретаторов с традицией;

— принцип эмоциональности — чтобы быть понятым, произведение должно быть прочувствовано реципиентом;

— контекстуальный (культурологический принцип) — интерпретация невозможна без погруженности в конкретную культурно-историческую традицию;

— принцип избирательности — интерпретатор должен учитывать хронологически-историческую дистанцию, отделяющую его от автора;

— принцип целостности (герменевтический круг по У.Дильтею) — при восприятии художественного произведения возможно понимания части через целое и целого — через интерпретацию его частей, — оба пути правильны;

— принцип вариативности — возможно множество интерпретаций одного произведения;

— принцип личного подхода и толерантности — интерпретатор волен руководствоваться личными этическими и эстетическими воззрениями, быть свободным в выборе цели и методов интерпретации текста, но обязан признавать авторитетность его автора;

— принцип единства формы и содержания — основная цель анализа произведения — установление личностного взаимопонимания между читателем и текстом.

Как видим, герменевтика включает в себя элементы некоторых других методик, но основным ее постулатом является учитывание субъективной индивидуальности интерпретатора и объективной ситуации создания произведения (время написания, влияние традиций и духовного контекста и т.д.)

Дополнительная информация

и еще материал

Постмодернистская критика — используется при изучении постмодернистских произведений (хотя некоторые ее элементы применяются исследователями и в анализе произведений более раннего периода). Основной метод — деконструктивизм, основоположником которого является Ж.Деррида.

Базовые принципы постмодернистской критики:

— литература — дискурс (открытая динамическая и саморегулирующаяся система в ее взаимодействии с внелитературной средой);

— деконструкция — (выявление внутренней противоречивости культурной практики человека) используется как главный вектор анализа текста — в приемах пародирования, травестирования, иронии, выявления бинарных оппозиций;

— автор может быть носителем множества авторских масок;

— постмодернистский текст можно интерпретировать одновременно и как явление масскульта, и как элитарное (принцип двойного кодирования);

— акцент на анализе телесности и «шизофренического дискурса» в произведении.

Экзистенциальный анализ — (лат. existentia — существование) ориентирован на исследование личности человека во всей полноте и уникальности.

Экзистенциальная философия, зародившаяся в Европе 19 века, опирается на труды С.Кьеркегора, Гуссерля и Хайдеггера, а из русских мыслителей к экзистенциалистам можно отнести Бердяева.

«Бытие-в-мире» – принципиальный феномен человеческого существования, и потому экзистенциалисты считают важнейшим вопросом не поиск абстрактных общих истин, а проблему переживания конкретным человеком своего конечного пути.

Ситуации выбора, составление жизненного плана, диалогичность существования в общении с другими людьми – вопросы, на которых сосредоточен экзистенциальный анализ.

Поскольку бытие человека охватывает прошлое, настоящее и будущее. Между этими измерениями времени должен существовать баланс. Если же начинает преобладать какое-то одно время, внутренний мир личности сужается, а ее экзистенциальное видение ограничивается, что приводит к расстройствам вплоть до ощущения потери смысла жизни. Особенно плохо, когда уменьшается или же вообще исчезает открытость человека будущему.

Преодоление запретов, ощущение личностной свободы – это то, что, согласно экзистенциальному учению, возвращает человеку радость и наполненность жизни.

Таким образом, экзистенциальный анализ — это способ понять, что представляет собой наполненная смыслом настоящая хорошая жизнь, как человек может прожить такую жизнь, оставаясь на почве реальности с ее трудностями и бедами, а также, какой может быть помощь человеку, который не чувствует, что его жизнь – хорошая.

Свой выбор сделали: Александр Агеев, Александр Архангельский, Дмитрий Быков, Андрей Василевский, Дмитрий Воденников, Сергей Костырко, Андрей Левкин, Андрей Немзер, Владимир Новиков, Дмитрий Ольшанский, Вера Павлова, Ирина Роднянская, Ольга Славникова

От редактора «Круга чтения»

Факты говорят о том, что сегодня интерес к литературной критике высок как никогда. Согласно опросу, проведенному Журнальным залом РЖ, более 30% посетителей сетевых страниц «толстых журналов» читают исключительно критику. (Для сравнения: в эпоху безраздельного господства этих самых толстых журналов количество читателей критических разделов не превышало 2%.) Беспрецедентный читательский интерес вряд ли случаен. В нем, пожалуй, можно усмотреть даже нечто обнадеживающее: критика обычно выходит на первый план в периоды литературного «промежутка», перед рывком.

При таком положении вещей естественным становится желание узнать, кого считают лучшими критиками сами представители литературного цеха. Так родилась идея этой анкеты. РЖ обратился к различным автором с просьбой назвать 7 лучших из ныне действующих литературных критиков (числовое отличие от «поэтической анкеты» Славы Курицына объясняется просто: Слава — новатор и потому выбрал коммерческую топ-тен; я — архаист, поэтому предпочел овеянную культурно-историческими ассоциациями семерку. Кроме того, я искренне убежден, что 10 лучших критиков — это уж чересчур). Авторам предлагалось прокомментировать свои предпочтения пространно (жанровая форма — свободная), кратко (в качестве жанрового образца предлагалась реклама пива «Клинское» — «самый меткий», «самый умный», «самый нарядный») или вообще никак не комментировать.

Первоначально предполагалось, что полученные ответы распределятся на три группы: сами критики; поэты и прозаики (и драматурги, если отыщутся); литераторы, работающие в «нехудожественных» жанрах. Но оказалось, что границы между формами сочинительства сейчас зыбки и условны: критик нередко выступает как романист, романист — как критик. Поэтому пришлось от первоначального намерения отказаться и помещать всех одним списком, в алфавитном порядке.

Список получился много короче курицынского. Объясняется это разными причинами: прежде всего, удалось связаться далеко не со всеми, с кем хотелось. К примеру, компьютер вышеупомянутого Славы Курицына в ответ на соответствующий запрос прислал неутешительную информацию: Меня до 20 февраля нет в цивилизованном мире. Иные писатели отказались отвечать, мотивируя свой отказ тем, что никого из критиков не читали, кроме авторов ругательных рецензий, а этих авторов они, понятное дело, лучшими критиками считать никак не согласны. Один ученый литератор сообщил, что он из современной словесности давно не читает ничего, кроме газеты «Коммерсантъ»; потому из критиков он знает только Лизу Новикову, каковую вполне одобряет и, пожалуй, не возражал бы, чтобы она заняла в его ответе все семь позиций — да боится, что остальные коллеги сочтут себя обиженными.

В итоге получилась анкета выборочная, но, хочется надеяться, достаточно представительная: эстетические предпочтения литераторов разных поколений и направлений предстали в ней весьма отчетливо.

Ответы были получены: a) устно (по телефону); b) письменно (автографы сохранились, если что); c) по электронной почте. Атрибуты эпистолярной формы сохраняются в тех случаях, когда они являются конструктивно значимым элементом ответа.

Итак, вот что получилось:

Александр Агеев:

Дорогой Олег!

Простите, я просто очень долго думал, и, кстати, раздумья эти меня расстроили. Выяснилось, что семи критиков в моем списке нет. Во всяком случае, семи «любимых». Читаю я практически всех критиков, каждый время от времени что-нибудь вразумительное и питательное говорит. Но критиков, полноценно функционирующих, то есть появляющихся в прессе не от случая к случаю, а регулярно, очень немного, и из таких большинство мне не близки (ну, к примеру, Ремизова, Басинский, Кобрин — или, с другой стороны, Пирогов, Ольшанский, Лиза Новикова). В этой, так сказать, «весовой категории» у меня не то чтобы в «любимых», но в «значимых» только три имени: Андрей Немзер, Ольга Славникова и Лев Данилкин (который очень умен и хорошо пишет, но, к несчастью, пишет все больше про глупости). Еще Славу Курицына я люблю по старой памяти.

Есть еще категория критиков, мною очень уважаемых, но публикующихся редко. Уважение в данном случае не всегда означает согласие. Это, к примеру, Ирина Роднянская, Сергей Зенкин, Алексей Зверев.

Есть и критики, которых я с радостью бы читал, если бы они писали. На первом месте здесь Борис Кузьминский.

И еще есть писатели, чьи критические выступления я очень ценю, — иной раз выше их прозы и стихов, к примеру, Андрей Левкин, Леонид Шевченко, Елена Фанайлова.

А строгого «списка», простите, нет. Не выстраивается.

Я не знаю, как будет организован Ваш, Олег, текст, но ежели мое присутствие там требуется, то все вышенаписанное и можно, наверное, одним куском процитировать.

Всего доброго!

АА

Александр Архангельский:

1. Андрей Немзер — единственный современный критик, для которого критика не только профессия (т. е. способ зарабатывания денег), но и призвание (т. е. способ жизненной самореализации).

2. Александр Агеев — пример того, как профессиональные навыки критика могут быть применены к сегодняшним социокультурным обстоятельствам.

3. Станислав Рассадин — критик, в последние годы перенесший страсть актуальности в область классики, но работающий с ней как с современным материалом.

5. Ирина Роднянская — образец пожизненной верности литературному делу.

6. Сергей Костырко — первопроходец в области профессиональной интернет-версии литературной критики.

7. Ольга Славникова — критик по необходимости, но яркий и пристрастный.

Дмитрий Быков:

Лев Аннинский — самый одаренный.

Никита Елисеев — самый ядовитый.

Владимир Новиков — самый смелый.

Дмитрий Ольшанский — самый непредсказуемый.

Дмитрий Бак — самый честный.

Андрей Немзер — самый объективный.

Борис Кузьминский — самый противный (но любимый).

Андрей Василевский:

(в алфавитном порядке):

Дмитрий Быков, Владимир Губайловский, Никита Елисеев, Михаил Золотоносов, Андрей Немзер, Мария Ремизова, Ирина Роднянская.

Дмитрий Воденников:

1. Вячеслав Курицын.

2. Лев Пирогов.

3. Дмитрий Ольшанский.

4. Владимир Александров.

5. Илья Кукулин.

6. Дмитрий Кузьмин.

7. Николай Александров.

Сергей Костырко:

Преамбула:

я не берусь определить «лучших» — это трудно сделать, не имея временной дистанции и будучи включенным в жизнь и работу этого цеха, — поэтому называю тех, кого читаю регулярно — с благодарностью, уважением и завистью.

В метках, которые ставлю, определения «культура», «литературный талант» и «дар критика» не употреблены как само собой разумеющиеся.

Андрей Немзер — эстетическая вменяемость и страстность (плюс реабилитация самой профессии критика — как минимум, 15 лет непрерывной интенсивной работы в самые нестабильные для критики времена);

Ирина Роднянская — консерватизм, филологичность, страстность;

Борис Кузьминский /Аделаида Метелкина/ — стилистическая изощренность;

Андрей Василевский — жанротворчество;

Александр Агеев — концептуальность и, соответственно, мужество;

Вл. Новиков — легкость (но не поверхностность) и парадоксальность;

Дмитрий Бавильский — внутренняя свобода и полное доверие к себе.

Сожалею, что не могу включить в список Александра Архангельского, одного из лучших критиков 90-х, как ушедшего ныне в журналистику.

Андрей Левкин:

Тут проблема: вопрос допускает разные толкования. Есть общая литературная ситуация (когда уже по опубликованному), это один вариант. Есть вариант критики, которая относится к тому, что еще пишется и будет писаться: сие предполагает некие интимные связи между близкими по типу пишущими. Учитывая естественную авторскую субъективность, уместнее перечислить людей «второго списка»:

Борис Кузьминский, Алексей Парщиков, Аркадий Драгомощенко, Александр Скидан, Михаил Ямпольский, Евгений Майзель, Елена Фанайлова, Александр Уланов.

Андрей Немзер:

Хороших (и даже незаурядных) критиков в России совсем не мало. Как ни считай, больше семи. Поэтому необходимо оговорить критерии, которыми я руководствуюсь, отвечая на вопрос РЖ. Прежде всего, приходится пожертвовать теми литераторами, что сосредоточены преимущественно на одной «литературной линии» (к примеру, уверен, что поступись Роман Арбитман своими «фантастико-детективными» принципами, его роль в критике была бы весьма весомой). Для меня очень важно постоянное присутствие критика в печатных (или электронных) изданиях и тесно связанное с этим его «самоощущение» (грубо говоря, насколько литератор репрезентирует себя именно как критика).

Поэтому я вынужден оставить за пределами списка тех блестящих представителей цеха, что сейчас большую часть своих сил отдают другой работе (политической публицистике, эссеистике, библиографии, редакторско-издательской сфере, изящной словесности или тому, что за неимением лучшего зовется «индивидуальными проектами»). Все меняется быстро — пожалуй, год назад мой список выглядел бы иначе; совсем не исключаю, что иные из коллег, ныне сосредоточившихся на «сторонней» (ясно, что не менее важной) деятельности через некоторое время вернутся к «практической критике» — тогда придется пересматривать систему «предпочтений».

Сегодня же семь критиков — это (в алфавитном порядке):

Александр Агеев, Сергей Боровиков, Андрей Василевский, Наталья Иванова, Сергей Костырко, Вл. Новиков, Ирина Роднянская.

Владимир Новиков:

Дорогой Олег Анатольевич!

Обыкновенно я стараюсь отвечать на анкетные вопросы кратчайшим способом. Но в данном случае не могу обойтись без предисловий.

О критике и критиках лучше бы судить не нам самим, а читателям — если, конечно, у нас таковые имеются. Недавно у меня был разговор с одним молодым и весьма толковым, квалифицированным читателем, специалистом по русской литературе XIX века. Дурно он отозвался о современной критике в целом: пишут для знакомых писателей и друг для друга, нормальному читателю эти статьи и непонятны, и неинтересны. Увы, многие его примеры и аргументы были неотразимы. Может быть, нам всем сегодня не повредило бы собраться вместе и хором произнести пастернаковское: «Все мы очень плохо пишем».

А после такого покаяния можно и к самоутверждению перейти. Бесконечно уважаю свою профессию и всех, кто к ней принадлежит. Недостойными звания критика я считаю только бесстыдных циников вроде Бондаренко (знаю Володю давно и не верю, что он может искренне считать Проханова настоящим писателем) или Льва Пирогова (назвавшего того же Проханова «эстетически левым» — одной такой фразы вполне достаточно).

Свою «семерку» я выстроил не по иерархическому принципу, не как «пьедестал» почета, а как такую воображаемую лодку, челн, в котором я плыву по реке литературного времени вместе с шестью необходимыми мне спутниками. Несколько слов о тех, кого здесь нет, кто плывет в других лодках. Ничего не имею против П.Басинского, Е.Ермолина, М.Золотоносова, В.Курицына, но они, на мой взгляд, эстетически не развиваются, их оценки слишком предсказуемы. А.Латынина — высокий профессионал, но ее идея «сумерек литературы» — абсурд, быть критиком — значит видеть в текущей словесности живое и помогать ему проявиться, иначе — надо менять профессию. А.Генис — литературный журналист номер один, я готов также считать его культурологом, писателем, хоть композитором, но критик, по-моему, — этот не тот, кто работает на сложившиеся авторитеты, а тот, кто берет на себя смелость утверждать одно и отвергать другое. Ст.Рассадин и Б.Сарнов для меня — классики нашего жанра, вошедшие в литературную историю. но о текущей словесности они не пишут, да и не интересуются уже ею.

Итак, плывем.

Кормчий — Аннинский, хотя бы потому, что у него самое большое критическое имя (фрукт — яблоко, поэт — Пушкин, критик — Лев Саныч).

Могучие гребцы — Агеев и Немзер, их «за» и «против» для меня всегда существенны.

Для Роднянской у меня нет навигационной метафоры, Ирина Бенционовна — эстетический хирург, только она разрезала ту же «Кысь» и поставила хладнокровный диагноз.

Наконец, Славникова и Быков. Оля и Дима мне близки мировоззренчески и, на мой взгляд, представляют перспективную модель писателя-универсала, критика с собственным креативным опытом. Думаю, что критика наша теперь пойдет не советским путем Белинского и Писарева, а «серебряновечной» дорогой Иннокентия Анненского, Андрея Белого, Юрия Тынянова. Останутся, конечно, и «чистые» критики — но не как правило, а как исключение.

За седьмого — Ваш Новиков

Дмитрий Ольшанский:

1.Павел Басинский — сочинитель грандиозной критики.

2. Андрей Немзер — литначальник # 1.

3. Александр Архангельский — литначальник # 2.

4. Лев Данилкин — кумир развязной молодежи.

5. Глеб Шульпяков — изящнейший из рецензентов.

Вера Павлова:

Олег, вот мой список и мои оговорки: я, мол, не слежу, почти не читаю и все такое, поэтому что с меня взять…..
Дмитрий Бавильский, Наталья Иванова, Сергей Костырко, Борис Кузьминский, Андрей Немзер, Владимир Новиков, Игорь Шайтанов.

Сами понимаете, по алфавиту.

Ваша Вера Павлова

Ирина Роднянская:

Никита Елисеев, Евгений Ермолин, Алла Латынина, Андрей Немзер, Владимир Новиков, Мария Ремизова, Ольга Славникова

Ольга Славникова:

Александр Агеев, Наталья Иванова, Илья Кукулин, Андрей Немзер, Лиза (Елизавета) Новикова, Мария Ремизова, Ирина Роднянская.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *