Кризис совести реймонд Франц

«Если люди подвергаются опасности от источника, о котором не подозревают, если их сбивают с пути те, кого они считают друзьями, разве неправильно будет предупредить их об этом? Может быть, они не захотят поверить этому предупреждению, возможно, даже оскорбятся. Но разве это освобождает нас от нравственной ответственности высказать это предупреждение»?

(Журнал «Сторожевая башня», 15 января 1974 г.).

Жизнь непредсказуема, и, когда человек умирает, вместе с ним умирает все, что он знал, — если только он не передаст эти знания еще при жизни.

Эта книга написана из чувства долга перед людьми, которых я искренне люблю. С чистой совестью я могу сказать, что она предназначена не для того, чтобы обидеть, но для того, чтобы помочь. Если что–то из написанного больно читать, то это было так же больно писать. Я надеюсь: читатель поймет, что поиски истины не должны разрушать веру, что каждое усилие познать и удержать истину не разрушит, но укрепит основание подлинной веры. Что предпримут те, кто прочитает эти сведения, решать им самим. По крайней мере, это будет сказано, и нравственные обязательства будут выполнены.

  • Рецензии на книгу 1

  • Глава 1. ЦЕНА СОВЕСТИ 1

  • ГЛАВА 2. ОСНОВАНИЯ И ПРИЧИНЫ 3

  • ГЛАВА 3. РУКОВОДЯЩАЯ КОРПОРАЦИЯ 11

  • ГЛАВА 4. ВНУТРЕННИЙ ПОДЪЕМ И РЕОРГАНИЗАЦИЯ 19

  • ГЛАВА 5. ТРАДИЦИЯ И ЗАКОННИЧЕСТВО 27

  • ГЛАВА 6. ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ 31

  • ГЛАВА 7. ПРЕДСКАЗАНИЯ И ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ 38

  • ГЛАВА 8. 1975 ГОД: «ПОДХОДЯЩЕЕ ВРЕМЯ ДЛЯ БОЖЬИХ ДЕЛ» 47

  • ГЛАВА 9. ВРЕМЯ РЕШАТЬ 54

  • ГЛАВА 10 ПОСЛЕДСТВИЯ 72

  • ГЛАВА 11 ПЕРСПЕКТИВА 83

  • ПРИЛОЖЕНИЕ 88

  • Примечания 98

Рецензии на книгу

— журнал «Христианство сегодня»

Правдивое изложение фактического материала, повествующее о структуре власти и внутренних процессах религиозной организации Свидетели Иеговы.

…эта книга — актуальный документ, подтверждающий значимость «свободы совести» и приглашающий по–новому взглянуть на классическую проблему того, как сохранить ее перед лицом постоянного, возрождения бюрократических и авторитарных структур

— д–р Джозеф Ф. Зигмунт,

доцент кафедры социологии Университета штата Коннектикут

Великолепно! Я поражен, что автор пишет о том многом, что пришлось испытать и мне. Похоже, что маленькие религиозные группы. не опирающиеся на истинное понимание Божьей благодати, наталкиваются на одинаковые подводные камни и ведут себя похожим образом

— д–р Десмонд Форд,

теолог, в прошлом член группы адвентистов седьмого дня, профессор Пасифик Юнион Колледж, лишен сана из–за несогласия по отдельным вопросам доктрины

Книга предупреждает о том, что может произойти, когда человек уступает организации право принимать решения, которые дал ему Бог

— Ким Киммонз, заместитель редактора издательства Франклин Пресс

В последние годы появилось много различных книг о Свидетелях Иеговы. За небольшим исключением, они довольно посредственного качества с точки зрения науки… Сейчас эта книга, снабженная множеством документов, рассказывающая о противоречивом религиозном движении, стала доступна Свидетелям и широкой общественности… Отныне ни один серьезный ученый или читатель не может игнорировать информацию, представленную Реймондом Францем. Авторы, считающие необходимым писать о реальных или выдуманных ошибках и недостатках движения, с которым им пришлось порвать, часто делают это с ненавистью и горечью. Ничего подобного вы не увидите в книге «Кризис совести». Напротив, спокойный и объективный тон повествования вызывает уважение и восхищение

— д–р Ингемар Линден,

профессор богословия

Даген, Стокгольм, Швеция

Трогательный рассказ… История жизни приоткрывает завесу над деятельностью организации Сторожевая Башня

— Архив общественных наук и религий

Париж, Франция

Глава 1. ЦЕНА СОВЕСТИ

Нравится нам или нет, но нравственный выбор оказывает воздействие на каждого из нас. Это — одна из тех горько–сладких составляющих жизни, которые невозможно избежать. Она может превратить нас в богачей или бедняков, определить истинное качество наших взаимоотношений с теми, кто нас окружает. Все зависит от того, как мы ответим на ее вызов. Право выбора принадлежит нам — и этот выбор нечасто бывает легким.

Конечно, можно еще закутать совесть в некое подобие кокона самодовольства, пассивно «плыть по течению», ограждая внутренние чувства от всего, что может их потревожить. Когда возникают сложные вопросы, вместо того, чтобы занять определенную позицию, можно сказать: «Я это пережду. Пусть других это и касается — пусть кому–то даже будет плохо, — но только не мне». Некоторые всю жизнь вот так нравственно «пережидают». Но когда все сказано и сделано и жизнь подходит к концу, кажется, что те, кто могут сказать: «По крайней мере, я за что–то стоял», чувствуют большее удовлетворение, чем те, которые редко стояли за что бы то ни было.

Иногда мы спрашиваем, не превратились ли люди с глубокими убеждениями в нечто вроде исчезающей нации, о которой все когда–то читали, но которую сейчас мы так редко встречаем. Для большинства из нас сравнительно нетрудно действовать по совести, когда речь идет о делах не слишком важных. Чем больше поставлено на карту, чем выше цена, тем труднее ответить на вопрос о совести, принять нравственное решение и предугадать его последствия. Когда эта цена очень велика, мы оказываемся на нравственном распутье, в жизни наступает настоящий кризис.

Эта книга — именно о таком кризисе и о том, как люди справляются с ним, как он воздействует на их жизнь.

Надо признать, рассказы о людях, приведенные здесь, мало похожи на высокую драму суда над ересью Джона Уиклифа или на интригу международной охоты за неуловимым Уильямом Тиндэйлом, или на ужас угрозы быть сожженным как Майкл Серветус. Но борьба и страдания людей, о которых рассказано в этой книге, по–своему не менее напряженны. Немногие из них смогли бы сказать об этом так же красноречиво, как Лютер. И, тем не менее, они занимают практически ту же позицию, которую занял он, когда обращался к собранию из семидесяти человек, судивших его.

«Если я не убежден свидетельствами Писания или очевидным доводом (ибо я не доверяю лишь одному Папе или церковным советам, ведь хорошо известно, что они часто ошибались и противоречили самим себе), я связан Писанием, которое цитировал, и моя совесть покорна Слову Божьему. А поскольку действовать против совести небезопасно и неправильно, я не могу и не стану ни от чего отрекаться. На этом я стою. Я не могу иначе. Господь, помоги мне. Аминь» .

Задолго до этих людей девятнадцать столетий назад апостолы Петр и Иоанн оказались в подобной ситуации, когда предстали перед судебным советом, состоявшим из самых уважаемых представителей исконной религии, и откровенно говорили:

«Справедливо ли пред Богом — слушать вас более, нежели Бога? Мы не можем не говорить того, что видели и слышали» .

Я очень близко знаю людей, о которых пишу. Они были или являются членами религиозной группы, известной как Свидетели Иеговы. Я уверен (и тому есть доказательства), что их опыт ни в коем случае не единственный, что подобное смятение чувств испытывают люди самых различных верований. Они сталкиваются с той же проблемой, что и Петр, и Иоанн, и многие мужчины и женщины последующих столетий: они борются за то, чтобы, находясь под давлением религиозных властей, оставаться верными своей совести.

Для многих это — эмоциональное «перетягивание каната». С одной стороны, они чувствуют, что не должны навязывать человеческий авторитет в своих взаимоотношениях с Создателем; должны отвергнуть религиозный догматизм, законничество и авторитарность, оставаться верными учению о том, что «всякому мужу глава» — Иисус Христос, а не человеческий религиозный орган. С другой стороны, они рискуют потерять всех друзей, разрушить семейные отношения, пожертвовать религиозным наследием, накопленным многими поколениями. На подобном распутье решения даются нелегко.

Для Свидетелей Иеговы Реймонд Френц стал с одной стороны — знаковой фигурой, а для руководства данной организации — самым страшным «отступником». Что же сделал этот человек и чего он явно не договорил?
Этот человек, будучи Свидетелем Иеговы состоял 8,5 лет в Руководящем совете Свидетелей Иеговы. Это было между 1971 и 1980 годами.
То есть, Реймонд Френц входил в состав управленческой верхушки (формальной), от которой зависели самые значимые решения в организации Свидетелей Иеговы.
Впоследствии, этот человек был изгнан из Руководящего совета, из Управленческого центра, а потом и вообще из организации Свидетелей Иеговы.

И он написал две книги, которые сделали его самым известным и самым страшным «отступником» Свидетелей Иеговы. Эти книги: «Кризис совести» и «В поисках христианской свободы», где он разобрал многие спорные и нелогичные учения, решения и поступки руководителей организации, показал, каким образом принимались эти решения и поделился собственной позицией по поводу «христианской свободы». Книги эти при желании можно легко нагуглить и скачать в интернете.
Стоит ещё упомянуть, что Реймонд Френц был племянником Фредерика Френца — по сути, главного идеолога общества Свидетелей Иеговы, который больше 30 лет был вице-президентом организации, а потом, 24 года, до своей смерти был четвертым президентом общества. Надо сказать, что такое родство и общение с дядей явно давало Реймонду возможность лучше понять как строилась идеология в организации Свидетелей Иеговы.
Реймонд Френц в своих книгах довольно подробно прошелся по ряду моментов и современной мифологии, а также по противоречиям толкований, которые были на момент написания книг. Но он явно очень многого не договорил. И именно об этом мой пост.
Итак, что же не стал разбирать Реймонд Френц в своих книгах и почему? Конечно, я не смогу сказать это за него, но я смогу предположить, высказав свои догадки и некоторые обоснования.
Для начала объясню кое-что по поводу религий и христианства (и иудаизма) в частности.
Как нетрудно заметить, самые известные религии имеют 1. Священные книги (как некие основные тексты для своей веры). 2. Книги или устные традиции толкования и расширения «понимания» этих священных книг.
Понятно, что со временем обстоятельства и жизнь меняются, появляются новые особенности жизни (даже в быту) и прямолинейное следование «допотопным» заповедям и законам становится даже физически невозможно. Поэтому всегда существовали толкователи и создатели современных правил на основе старых, «допотопных».
По сути, получается, что существуют две мифологии: 1. «Допотопная», в священных книгах. 2. Современная.
Так вот, Реймонд Френц разобрал только часть современной мифологии Свидетелей Иеговы. И при этом он не стал трогать почему-то «допотопную», то есть саму мифологичность библии. А почему не стал? Не знал?
Я никогда не поверю, что Реймонд Френц не знал о мифологичности библии. В одной из книг он написал, что работал над библейским словарем в Управленческом центре. Это явно тщательная работа с разными источниками, которые затрагивают именно глубинные знания о библейском смысле, вплоть до смысла и контекста слов. Выявить там массу нестыковок, приписываемых значений, изменяемых значений понятий и слов, происхождение слов и прочего — вполне легко даже не будучи серьезным исследователем.
Кроме того, судя по книгам, Реймонд Френц очень даже понимал современную мифологию Свидетелей Иеговы. А древняя мифология и современная строятся по одним и тем же принципам. Тогда почему он не стал говорить о нестыковках и противоречиях, а также особенностях библейской мифологии в самой библии?
Сейчас я выскажу свои предположения.
Во-первых, как мне кажется, Реймонд прекрасно понимал, с каким мышлением будущих читателей он будет иметь дело. Это — религиозное мышление, мышление людей, которые фанатично верят толкованиям организации, а также принимают на веру постулат о том, что в библии любое слово от бога и там не может быть никаких «противоречий».
То есть, люди, которые могли бы читать его книги, из Свидетелей Иеговы, в большинстве своем не смогли бы читать «библейскую критику» в силу своего мышления. Точнее, в их понимании, человек, которые не верит, что библия — это «слово бога», такой человек вообще в их глазах не может (не имеет права) что-то там критически разбирать из библии, тем более, что этот человек «был в истине (Свидетелем Иеговы), а потом стал «отступником».
Во-вторых, как мне кажется, Реймонд мог понимать, что библейская мифология существуют во всех религиях (в той или иной степени), которые пользуются библией. Но она не столько вредна сама по себе, как то, какое значение и смысл придают ей современные толкования.
То есть, можно читать библию и верить в бога и Христа, но понимать — где явно мифологичные моменты, а где — более-менее исторические.
В каждой религии своя система толкований и создания мифологии для верующих.
В-третьих, Реймонд Френц жил в США (он уже умер в 2010 году), а там до 90% людей относит себя к верующим (если верить статистике). Возможно, что и сам Реймонд, проведя свою жизнь в среде верующих, решил, что не сможет жить полноценно, если откажется от религиозного мировоззрения.
В-четвёртых, вполне понятно, что человек, который потратил на эту организацию лучшие годы своей жизни (а точнее, почти все молодые годы и средние также) и после этого был изгнан и «лишен общения», захотел показать «скелеты в шкафу», которые организация скрывала и скрывает.
Сколько он потратил лет своей жизни? Во-первых, свое детство. Он родился и вырос в семье Свидетелей Иеговы. Потом были около 44 лет «активного служения». Ему уже было около 60 лет, когда его изгнали из организации.
Кстати, нечто похожее, только без служения в «Управленческом центре» в России произошло с Анатолием Ададуровым, который с детства был Свидетелем Иеговы, а после написания книги, в которой он критиковал ряд действий организации — быстро был изгнан из неё функционерами. У меня ранее были посты о нем со ссылками на его книги и статьи. Человек отдал организации около 50 лет. И при этом он так и не понял, что в библии множество мифологичных и искаженных моментов. Что он исследовал все эти годы — непонятно.
Если же вернуться к Реймонду Френцу, то его расчёт в отношении критики именно современной мифологии Свидетелей Иеговы — оказался довольно точным. Многим Свидетелям в последующие годы (с момента написания книг и по нынешнее время), эти книги помогли посмотреть на свою «непогрешимую» организацию совсем с другой стороны. Но я думаю, что если бы Реймонд писал книги в наше время, то фактов было бы намного больше, и возможно, набор был бы совсем другой.
Вообще, идеологи Свидетелей очень часто всячески ругают «отступников», обвиняя их в том, что те «борются против организации, стремясь нанести ей вред», что толкуется ими, как «вражда против бога». Если учесть, что ряд этих «отступников» были «изгнаны за правду», при том, что многие из них отдали от 10 до 50 и более лет своей жизни, а также здоровье данной организации, а потом обнаружили, что их водили искусно за нос, то очень даже понятно их негодование и желание показать какой «истиной» приторговывает в собственных интересах руководство данной организации.
То, что ряд лиц из этих бывших Свидетелей переходит в другие религии, которые не требуют от них слишком много жертв, не осуществляют столь жесткий контроль над ними, говорит лишь о том, что эти люди не хотят полностью расставаться с религиозным мировоззрением в силу своих причин, но при этом хотят вести более-менее полноценную жизнь.
Что касается финансовых вопросов, которые Реймонд Френц также не стал обсуждать, я просто уверен, что он также много чего не договорил.
Возможно, это ещё потому, что в США считается нормальным, что религиозные организации зарабатывают деньги и вряд ли этим кого-то там удивишь.
Впрочем, в наше время, уже достаточно и других, современных источников информации и без книг Реймонда Френца. Причем, часто очень интересных и разнообразных, как по сути, так и по форме преподнесения.
И самая последняя мысль.
Когда другие «христианские конфессии» начинают «бодаться» со Свидетелями Иеговы, то, обычно плохо владея их современной мифологией они испытывают при критике большие сложности. С одной стороны, они не могут разоблачать библию, как мифологизированную книгу, потому что тогда они будут подрывать основы своей религии. А современную мифологию Свидетелей они знают недостаточно хорошо, чтобы найти в ней уязвимые места, кроме самых заметных. И в этом заключается главная сложность для этих религий.

#jw_org, #свидетели_Иеговы, #Религиозные_миражи, #Бруклин_Уорвик_JW, #Вениамин_Яковлев_JW, #Анатолий_Ададуров

Кризис совести

Рэймонд Франц, бывший член Руководящей корпорации Свидетелей Иеговы

Рецензии на книгу

Автор выходит далеко за рамки описания своих проблем. Он рассказывает о кризисе, с которым столкнулись Свидетели Иеговы во всем мире

— журнал «Христианство сегодня»

Правдивое изложение фактического материала, повествующее о структуре власти и внутренних процессах религиозной организации Свидетели Иеговы.

…эта книга — актуальный документ, подтверждающий значимость «свободы совести» и приглашающий по–новому взглянуть на классическую проблему того, как сохранить ее перед лицом постоянного, возрождения бюрократических и авторитарных структур

— д–р Джозеф Ф. Зигмунт, доцент кафедры социологии Университета штата Коннектикут

Великолепно! Я поражен, что автор пишет о том многом, что пришлось испытать и мне. Похоже, что маленькие религиозные группы. не опирающиеся на истинное понимание Божьей благодати, наталкиваются на одинаковые подводные камни и ведут себя похожим образом

— д–р Десмонд Форд, теолог, в прошлом член группы адвентистов седьмого дня, профессор Пасифик Юнион Колледж, лишен сана из–за несогласия по отдельным вопросам доктрины

Книга предупреждает о том, что может произойти, когда человек уступает организации право принимать решения, которые дал ему Бог

— Ким Киммонз, заместитель редактора издательства Франклин Пресс

В последние годы появилось много различных книг о Свидетелях Иеговы. За небольшим исключением, они довольно посредственного качества с точки зрения науки… Сейчас эта книга, снабженная множеством документов, рассказывающая о противоречивом религиозном движении, стала доступна Свидетелям и широкой общественности… Отныне ни один серьезный ученый или читатель не может игнорировать информацию, представленную Реймондом Францем. Авторы, считающие необходимым писать о реальных или выдуманных ошибках и недостатках движения, с которым им пришлось порвать, часто делают это с ненавистью и горечью. Ничего подобного вы не увидите в книге «Кризис совести». Напротив, спокойный и объективный тон повествования вызывает уважение и восхищение

— д–р Ингемар Линден, профессор богословия Даген, Стокгольм, Швеция

Трогательный рассказ… История жизни приоткрывает завесу над деятельностью организации Сторожевая Башня

— Архив общественных наук и религий Париж, Франция

Глава 1. ЦЕНА СОВЕСТИ

Нравится нам или нет, но нравственный выбор оказывает воздействие на каждого из нас. Это — одна из тех горько–сладких составляющих жизни, которые невозможно избежать. Она может превратить нас в богачей или бедняков, определить истинное качество наших взаимоотношений с теми, кто нас окружает. Все зависит от того, как мы ответим на ее вызов. Право выбора принадлежит нам — и этот выбор нечасто бывает легким.

Конечно, можно еще закутать совесть в некое подобие кокона самодовольства, пассивно «плыть по течению», ограждая внутренние чувства от всего, что может их потревожить. Когда возникают сложные вопросы, вместо того, чтобы занять определенную позицию, можно сказать: «Я это пережду. Пусть других это и касается — пусть кому–то даже будет плохо, — но только не мне». Некоторые всю жизнь вот так нравственно «пережидают». Но когда все сказано и сделано и жизнь подходит к концу, кажется, что те, кто могут сказать: «По крайней мере, я за что–то стоял», чувствуют большее удовлетворение, чем те, которые редко стояли за что бы то ни было.

Иногда мы спрашиваем, не превратились ли люди с глубокими убеждениями в нечто вроде исчезающей нации, о которой все когда–то читали, но которую сейчас мы так редко встречаем. Для большинства из нас сравнительно нетрудно действовать по совести, когда речь идет о делах не слишком важных. Чем больше поставлено на карту, чем выше цена, тем труднее ответить на вопрос о совести, принять нравственное решение и предугадать его последствия. Когда эта цена очень велика, мы оказываемся на нравственном распутье, в жизни наступает настоящий кризис.

Эта книга — именно о таком кризисе и о том, как люди справляются с ним, как он воздействует на их жизнь.

Надо признать, рассказы о людях, приведенные здесь, мало похожи на высокую драму суда над ересью Джона Уиклифа или на интригу международной охоты за неуловимым Уильямом Тиндэйлом, или на ужас угрозы быть сожженным как Майкл Серветус. Но борьба и страдания людей, о которых рассказано в этой книге, по–своему не менее напряженны. Немногие из них смогли бы сказать об этом так же красноречиво, как Лютер. И, тем не менее, они занимают практически ту же позицию, которую занял он, когда обращался к собранию из семидесяти человек, судивших его.

«Если я не убежден свидетельствами Писания или очевидным доводом (ибо я не доверяю лишь одному Папе или церковным советам, ведь хорошо известно, что они часто ошибались и противоречили самим себе), я связан Писанием, которое цитировал, и моя совесть покорна Слову Божьему. А поскольку действовать против совести небезопасно и неправильно, я не могу и не стану ни от чего отрекаться. На этом я стою. Я не могу иначе. Господь, помоги мне. Аминь».

Задолго до этих людей девятнадцать столетий назад апостолы Петр и Иоанн оказались в подобной ситуации, когда предстали перед судебным советом, состоявшим из самых уважаемых представителей исконной религии, и откровенно говорили:

«Справедливо ли пред Богом — слушать вас более, нежели Бога? Мы не можем не говорить того, что видели и слышали».

Я очень близко знаю людей, о которых пишу. Они были или являются членами религиозной группы, известной как Свидетели Иеговы. Я уверен (и тому есть доказательства), что их опыт ни в коем случае не единственный, что подобное смятение чувств испытывают люди самых различных верований. Они сталкиваются с той же проблемой, что и Петр, и Иоанн, и многие мужчины и женщины последующих столетий: они борются за то, чтобы, находясь под давлением религиозных властей, оставаться верными своей совести.

Для многих это — эмоциональное «перетягивание каната». С одной стороны, они чувствуют, что не должны навязывать человеческий авторитет в своих взаимоотношениях с Создателем; должны отвергнуть религиозный догматизм, законничество и авторитарность, оставаться верными учению о том, что «всякому мужу глава» — Иисус Христос, а не человеческий религиозный орган. С другой стороны, они рискуют потерять всех друзей, разрушить семейные отношения, пожертвовать религиозным наследием, накопленным многими поколениями. На подобном распутье решения даются нелегко.

То, что здесь описано, не является «бурей в стакане воды», большой склокой в небольшой религии. Мне кажется, что любой человек может извлечь немало жизненно важного, размышляя над этим, ибо, хотя приводимые цифры невелики, проблемы более чем серьезны. Это — глубокие вопросы, на протяжении истории вновь и вновь приводившие мужчин и женщин к подобным кризисам совести. На карту поставлены свобода следовать духовной истине, не связанной ограничениями сверху, и право иметь личные отношения с Богом и Его Сыном, свободные от всякого посреднического вмешательства священника со стороны какой–либо церкви. Хотя многое из написанного на первый взгляд может показаться типичным только для Свидетелей Иеговы, на самом деле глобальные, глубокие вопросы оказывают влияние на жизнь людей любой веры, называющей себя христианской.

Для тех, кого я знаю, цена твердой веры в то, что «действовать против совести небезопасно и неправильно», была немалой. Некоторые вдруг обнаружили, что их отлучили от семьи в результате принятия официальной религиозной меры — отрезали от родителей, сыновей и дочерей, братьев и сестер, даже от дедушек, бабушек и внуков. У них нет больше радости свободного общения с давними, глубоко любимыми друзьями, которые подвергаются опасности пострадать от таких же официальных действий, Они воочию видят, как пятнается их доброе имя — а они зарабатывали его всю жизнь — и перечеркивается все, что это имя значило для тех, кто их знал. Таким образом, они лишены всякой возможности по праву действовать даже с самыми добрыми намерениями от имени тех людей, кого они ближе и лучше всего знают в своем кругу общения, в своей стране, во всем мире. Материальные потери, даже физическое воздействие и насилие, пожалуй, легче перенести, чем что–либо подобное.

вернуться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *