Круговой поруки

КРУГОВА́Я ПОРУ́КА, со­ли­дар­ная от­вет­ствен­ность груп­пы за дей­ст­вия ка­ж­до­го из её чле­нов, це­лью ко­то­рой яв­ля­ет­ся свое­вре­мен­ное ис­пол­не­ние их обя­за­тельств. Прак­ти­ка К. п. в об­щи­не су­ще­ст­во­ва­ла со вре­мён пер­во­быт­но-об­щин­но­го строя, яв­ля­ясь од­ной из ос­нов ро­до-п­ле­мен­ных от­но­ше­ний и важ­ней­шей нор­мой обыч­но­го пра­ва. Как пра­ви­ло, К. п. за­клю­ча­лась в со­ли­дар­ной иму­ществ. от­вет­ст­вен­но­сти по дол­гам (уп­ла­та на­ло­гов и пр.), а в ран­нем Сред­не­ве­ко­вье так­же в от­вет­ст­вен­но­сти об­щи­ны за пре­сту­п­ле­ние, со­вер­шён­ное од­ним из чле­нов груп­пы или на её тер­ри­то­рии. На­ли­чие К. п. за­фик­си­ро­ва­но в Рус­ской прав­де: она при­ме­ня­лась при взи­ма­нии штра­фа (ви­ры) за пре­сту­п­ле­ние, со­вер­шён­ное на тер­ри­то­рии об­щи­ны (вер­ви). В Рос­сии позд­нее К. п. ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­лась гл. обр. в фис­каль­ной сфе­ре при взи­ма­нии раз­лич­ных ка­зён­ных по­да­тей и сбо­ров, пла­те­жей по не­до­им­кам и др.: их рас­клад­ка пе­ре­да­ва­лась на ус­мот­ре­ние са­мих чле­нов об­щи­ны под кол­лек­тив­ную от­вет­ст­вен­ность (с этой же це­лью сбор пла­те­жей воз­ла­гал­ся на из­бран­ных са­ми­ми пла­тель­щи­ка­ми лиц).

Пожалуй, нет в России человека более презираемого обществом, чем стукач или доносчик. Даже если неравнодушный гражданин сообщил о готовящемся ограблении банка, его поступок не понравится многим людям. Не любят у нас активистов, борцов за правое дело и прочих инициативных личностей. Начиная с детского сада, людям втолковывают, что нужно молча пройти мимо любого события, если оно непосредственно тебя не касается. Между тем, в Европе и США общественность настроена по-другому.

Кто виноват

Во многих странах мира считается достойным делом, например, донести начальству на коллегу, допустившего какой-то просчет, или настучать в налоговую инспекцию на соседа, утаивающего часть своих доходов. В России же это не принято.

Живущий в Лондоне исследователь Александр Горбовский написал научную работу «Доносы и доносчики в России», в которой проанализировал данное социальное явление. По мнению автора, вопреки негативному отношению к «стукачам”, отмеченному в нашей стране, многие россияне и в настоящее время являются добровольными информаторами различных силовых структур и органов власти. К тому же, жители Руси доносили князьям и боярам друг на друга с древних времен.

«Иногда случается слышать, что доносительство в этой стране – порождение обстоятельств внешних, временных и привходящих. Некоторые считают, что дурному научили нас византийцы, другие говорят – татары… Третьи винили во всем самодержавие. Но больше всего принято говорить, что коммунисты во всем виноваты», – рассуждает Александр Горбовский.

Исследователь пришел к выводу, что «добровольные помощники» необходимы властям страны, чтобы иметь полное представление о происходящем на подведомственной территории. В любую историческую эпоху эти люди получали значительные преференции в карьере или финансах взамен на важные сведения. А значит, в самом существовании доносчиков, прежде всего, виновны представители государственного аппарата.

На протяжении веков

Автор книги «Доносчики в истории России и СССР» (Москва, 2014 год издания) Владимир Игнатов тоже всесторонне исследовал данную тему. Он отметил, что о стукачестве тех или иных исторических деятелей упоминается еще в древнерусских летописях. А во времена татаро-монгольского ига князья частенько доносили друг на друга правителям Золотой Орды ради личной власти и выгоды.

Например, в 1339 году Иван Калита приехал к хану Узбеку с доносом на князя Александра Тверского. В результате навета казнен был не только правитель города, соперничавшего с Москвой за влияние на Руси, но и его сын Федор. Калита же вернулся на родину в ранге великого князя. А в 1380 году князь Олег Рязанский оклеветал Дмитрия Донского, что через два года привело к разорению Москвы войсками хана Тохтамыша.

Во времена Ивана Грозного (1530-1584 гг.) доносительство приняло масштабный характер. Опричники стучали как на бояр и князей, так и друг на друга. Не было доверия даже между родственниками. Обвиненных пытали, казнили мучительной смертью на глазах у всех.

Данная практика продолжилась и во время правления династии Романовых. В Соборном уложении 1649 года, принятом в эпоху царя Алексея Михайловича, есть такие строки: «А буде кто, сведав или услыша на царское величество в каких людях скоп и заговор или иной какой злой умысел, а государю, и его государевым боярам и ближним людем, а в городах воеводам и приказным людем про то не известит… и его то казнити смертию безо всякие пощады».

То есть, за недоносительство человеку полагалась смертная казнь. И эта юридическая норма получила законодательное закрепление.

Ради личной наживы

«В Петровскую эпоху донос стал орудием не только политической власти. В 1711 году Петр создал ведомство штатных доносчиков – фискалов во главе с обер-фискалом. Фискалы были во всех центральных и местных учреждениях, в том числе и церковных. Им предписывалось «над всеми делами тайно надсматривать и проведывать», а затем доносить о преступлениях. За верный донос фискал получал награду: половину конфискованного имущества преступника», – написал В.Д. Игнатов в своей книге.

Причем, за ложный донос фискал практически не нес никакой ответственности, максимум, небольшой штраф. Жители России стали активнее доносить друг на друга не только ради сведения счетов с личными врагами, но и банально ради наживы.

Известно, например, что в 1739 году некий подьячий Осип Тишин из г. Березова получил за донос, в результате которого несколько дворян из рода Долгоруких были казнены, доходную должность секретаря в Сибирском приказе и целых 600 рублей. По тем временам это были огромные деньги.

С появлением в России народовольческих кружков заинтересованность властей в осведомителях серьезно возросла. Секретным сотрудникам (сексотам) и агентам наружного наблюдения (филерам) выдавали материальное вознаграждение за их труды.

Известный исследователь Александр Кокурин пришел к неожиданному выводу, что некоторые особо ценные информаторы в России XIX-начала ХХ века получали даже больше, чем боевые генералы. Так, стукач-провокатор Роман Малиновский, входивший в состав ЦК ВКП(б), регулярно сдавал сотрудникам царской «охранки» своих товарищей, сообщал о планах большевиков. Сначала этот ценный осведомитель получал ежемесячное жалованье в размере 300 рублей, а потом его зарплата возросла аж до 700 целковых.

Награжден как стукач

Впрочем, уже в XIX веке стукачей презирали не только рядовые граждане, но и представители власти. Историк Александр Кокурин описал интересный случай, наглядно демонстрирующий такое пренебрежительное отношение к доносчикам, произошел он во время Николая I (1796-1855 гг.).

Донос в царскую канцелярию направил некий морской офицер, отбывавший наказание на петербургской гарнизонной гауптвахте. Сидевший в одной камере со стукачом офицер-гвардеец на несколько часов отлучился домой «развеяться», вопреки всем нормам Устава. Помог нарушителю получить такую внеплановую увольнительную его друг, который являлся дежурным начальникам охраны.

По поручению Николая I донос расследовали, и все обстоятельства, изложенные в нем, подтвердились. Гвардеец и его друг были разжалованы в рядовые по решению суда, а морской офицер, оказавшийся стукачом, получил в качестве поощрения одну треть своего месячного жалованья. Но кроме этого царь приказал внести в послужной формуляр доносчика запись о пожалованной ему денежной награде с обязательным упоминанием: за что она была выдана.

Так в личном деле морского офицера появилось позорное пятно, отныне всем стало известно, что это стукач.

От страха и по убеждениям

Много доносчиков было и после Октябрьской революции. Власть в них по-прежнему нуждалась. Ради «дела революции» рабочие и солдаты доносили на дворян и купцов. Некоторым информаторам даже в те непростые времена выплачивались небольшие денежные средства или выдавались продуктовые пайки.

Отдельная тема – доносчики эпохи И.В. Сталина, когда данное социальное явление приобрело массовый характер. Многие люди были настолько напуганы репрессиями, что стучали из чувства самосохранения, чтобы обезопасить самих себя от возможных подозрений.

Но несмотря на все то зло, которое стукачи причинили народу России, лондонский исследователь Александр Горбовский считает, что доносчики заслуживают уважения.

«Для среднего человека сильная, пусть и жестокая власть безопаснее, чем любое безвластие и произвол. И наверное, он в этом прав – сильная власть нужна народу, чтобы выжить. А именно этому – укреплению сильной власти – объективно и служит донос. Вот почему ни Сталину, ни другим правителям не было нужды насаждать доносы, их порождал народный инстинкт государственности, желание сильной власти», – предположил Александр Горбовский.

То есть, доносчиками порой движут не только корыстные интересы, желание обезопасить себя или свести счеты с личными врагами, но и убеждения. Иногда другой возможности сообщить правителю страны о злодеяниях и казнокрадстве, происходящем на местах, просто не существует. Не поэтому ли такой популярностью в современной России пользуется «Прямая линия с президентом»?

Влияние криминального мира

По мнению большинства исследователей, на негативное отношение к доносчикам в России во многом повлияла криминальная субкультура, которая предполагает самое суровое наказание для человека, уличенного в стукачестве.

Впрочем, еще со времен Ивана Грозного, когда опричники стали делить между собой имущество казненных по их наветам бояр и князей, в народе возникло стойкое нравственное отчуждение к деяниям подобного рода. Это брезгливое отношение к доносчикам только усиливалось от эпохи к эпохе.

Традиционная для народа нелюбовь к власти, коррумпированные представители которой часто совершали беззаконные поступки, пользуясь бесправным положением простых людей, перешла и на стукачей. Эти люди в глазах коллег и соседей стали выглядеть предателями, каковыми их, например, считают в криминальном мире.

В стране, где «от сумы и от тюрьмы» зарекаться не принято, процветающие среди заключенных нравы и понятия часто проникают чрез колючую проволоку, серьезно влияя на общественное мнение.

Круговая порука — форма групповой ответственности или коллективной безответственности (в зависимости от ситуации).

Круговая порука, как способ уйти от ответственности

Например, круговая порука среди медицинского персонала может быть способом снять ответственность за неквалифицированную помощь пациенту. Cвоеобразное коллективное укрывательство виновных в неблаговидных делах. Человек, повязанный круговой порукой, идет по пути безответственности.

Круговая порука, как ответственность за других

Круговая порука, как ответственность всех членов группы за действия или выполнение обязанности каждым из ее представителем. Корпоративная ответственность в крупной компании — квартальная премия сотруднику выплачивается не только за собственные достижения, а строго при условии, что все структурные подразделения компании выполнили план. Например, отдел продаж к концу 1-го квартала не выполнил план. Премию при этом не получают не только продавцы, но и не принадлежащие к ним сотрудники, даже если последние показали очень высокие результаты.

Другой пример: когда человек берет кредит в банке, ответственность ложится не только на заемщика, но и на его поручителей.

Истоки круговой поруки

Исторически круговая порука — это система коллективных обязательств жите­лей той или иной округи перед властями.

В России вплоть до начала XX века круговая порука действовала в сельских общинах. Облагалась ли община податью, взимались ли с нее казен­ные, земские и мирские сборы — она должна была гарантировать их выплату, даже если кто-то из членов общины уклонился от внесения своей доли. Если кто-то совершал проступок, отвечали за него все. Если кто-то отказывался участвовать вместе с другими в каком-либо незаконном деле, ему, без вины виноватому, все равно приходи­лось делить ответственность со всеми членами общины.

  • Взаимозависимость
  • Ответственность
  • Безответственность
  • Сделка
  • Солидарность
  • Произвол

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *