Кто женится на разведенной

«Сан — не шуба: захотел — снял, захотел — надел»: почему каждый пятый брак у священников заканчивается разводом

В Екатеринбурге в уходящем месяце свою карьеру в качестве священника закончил протоиерей Владимир Зайцев. Он написал прошение о запрете в служении в связи со вступлением во второй брак. Аналогичным образом права на служение лишился руководитель скандально известного фонда «Дом старчества», бывший священник Алексей Новожилов, которого опекал Владимир Зайцев.

Случаи распада браков на сегодняшний день в Екатеринбургской и соседних епархиях не редкость, говорят коллеги Владимира Зайцева. Один из них на условиях анонимности согласился обрисовать корреспонденту ЕАН современное положение семей священников.

— Для начала хотелось бы в целом прояснить ситуацию, обязательно ли священнику жениться?

— Создание семьи — дело добровольное, но если человек хочет полностью отдать себя служению — он идет в монашество. Это так называемое черное духовенство. Тот, кто хочет обрести семейное счастье, идет в белое духовенство.

— Возможен ли вариант целибата, когда человек не хочет принимать монашество, но и жениться не хочет? Например, в католической церкви целибат обусловлен тем, что священник полностью должен отдать себя на служение.

— По идее такая формулировка верна, но священник все-таки человек. У него есть человеческие потребности, одной из которых является стремление к созданию семьи. Семья для священника некая отдушина, куда он сможет прийти и быть самим собой – не строгим начальником, не проповедником, а обыкновенным отцом и мужем. В Русской православной церкви есть целибат, но это согласуется только через патриарха и не раньше, чем к 40 годам. Это скорее исключение.

— В дореволюционное время на священников указывали как на образцовых семьянинов, с крепкой и многодетной ячейкой общества. Как бы вы сейчас охарактеризовали ситуацию?

— Хотелось бы сказать, что проблем у нас с этим нет, но, к сожалению, это будет неправдой.

Проблема с крепостью семьи у священников серьезная, в особенности у молодых.

Как мне кажется, сегодня такая ситуация сложилась из-за отсутствия преемственности. В 1990-е годы, когда церкви дали полную свободу действий, в нее пришли разные люди. Нужно было заполнять приходы пастырями, и практически брали людей с улицы, которые о церкви ничего не знали. Их сразу поставили в определенные рамки служения, но привычки у них остались старые. А так как преемственности нет, они молодому поколению ничего передать не смогли, в том числе семейные ценности. До революции сословное деление играло роль цемента, когда внутри сословия заключались браки. Это была передача опыта.

— Наблюдали ли вы в 1990-е годы, что жена новоиспеченного священника не принимала новые правила?

— Да. Присутствовал такой момент. Бывает, девушка выходит замуж, полагая, что она будет жить сыто и весело. А на деле оказывалось, что мужа сутками нет дома и проку от него мало, начинается напряженность и разлад между супругами.

— Но уже больше 20 лет прошло, ужесточили требования к кандидатам в священники, и курсы по воцерковлению есть и семинарии. Создана среда, так почему ситуация не улучшается?

— Потому что и кандидаты в священники, и будущие матушки приходят из совершенно нецерковных семей, зачастую из неполных, где либо мать, либо отец занимались воспитанием. У них не было перед глазами нормальной модели семьи. Молодые священники испытывают проблемы с семьями, поскольку они по своей сути являются продуктом своего времени. Это первый момент. Второй — это бытовая неустроенность. Священнику просто дают направление на приход, и порой перед семьей встают вопросы: где мы будем жить, на что мы будем жить и как далеко это находится.

— Будущие жены священников осознают эти проблемы?

— Далеко не всегда. Из нецерковных семей матушки пребывают в идеалистическом настроении, что с «милым рай в шалаше». А когда этот шалаш превращается в реальность, да еще выясняется, что ровесницы намного комфортнее устроились и высокое положение занимают…Это тоже может служить поводом разлада.

— Бывает ли, что кандидаты в священники и невесты их просто спешат жениться, что не успевают рассмотреть будущие трудности?

— Да. И этот фактор нередко влияет. Порой семинарист уже заканчивает обучение, и встает вопрос, что пора определяться. Да и священноначалие и преподаватели ему активно намекают. В результате под давлением человек берет первую попавшуюся, которая согласилась за него выйти.

— В настоящее время насколько массово происходят разводы в семьях священников?

— Непосредственно распадов браков относительно немного. Примерно до 20%. Но есть те, кто находятся в процессе, те, кто в стадии, и те, кто только формально сохраняют семью.

— Как часто случается, что священник бросил жену ради другой женщины?

— Подобного рода случаи крайне редки, и каждый из них для церкви — нонсенс. Чаще всего причиной разлада становятся бытовые неурядицы и внутрисемейные противоречия. Священник — человек все-таки верующий и богобоязненный, чтобы ради другой женщины жертвовать саном. Говорить о том, что это сплошь и рядом, нельзя.

— Должно ли священноначалие вмешиваться в семейные дела пастырей, если дело дошло до развода?

— Священник, как и его семья, — образец для прихода.

Он на виду у людей, поэтому скрыть разлады в семье от них достаточно сложно. Поэтому все заблаговременно доносится куда надо и не надо. Если и не доносится, то священнику стоит обратиться к архиерею или благочинному (руководитель церковных округов, — прим. ЕАН) за поддержкой. Церковь сама заинтересована в сохранении браков пастырей, поскольку даже разлады бьют по ее сути. Ведь если священники не могут сохранить семью, то уже прихожане не будут заинтересованы в браке.

— Какие маневры принимает руководство пастырей, чтобы сохранить семью? Могут ли в таком случае перевести священника на облегченные условия службы?

— Зависит от епархии, а именно — какими ресурсами она обладает. Могут и перевести в другой приход, где полегче. Проблема в том, что заменить священника попросту некем. Зачастую благочинный может показать человеческое участие в проблеме пастыря. Ведь человек идет вразнос от ощущения, что он никому не нужен.

— Приход тоже активное участие принимает для сохранения семьи священника?

— Если люди дорожат пастырем, то да. Они могут мобилизоваться, в том числе в материальном плане. Люди понимают, что если у священника хорошо с семьей, то и в приходе будет спокойно.

— Какие санкции применяются к священнику, если он все же развелся?

— Канонами никаких ограничений не предусмотрено в таких случаях, но при условии, если он не вступил в новый брак. Он может остаться в существующем положении или принять монашество.

Если он женится вторым браком, его, конечно, запретят в служении.

Хотя чаще всего второбрачные священники сами просят об этом, понимая, что нельзя играть со своей совестью.

— Насколько распространены случаи, что пастырь готов расстаться с саном ради второго брака?

— Это тоже скорее исключение. Сан — это не шуба: захотел — снял, захотел — надел. Все равно ответишь перед Богом. Конечно, есть канонические понятия, что человек лишен сана. Но извергает ли его из сана Бог, никто не знает.

Евангельский взгляд на развод и повторный брак

Тема развода и повторного брака всегда вызывает повышенный интерес. Оно и понятно – развод — одно из самых болезненных и, к сожалению, весьма распространенных явлений современности. Количество разводов в России увеличилось с 685 900 в 2007 году до 703 400 в 2008. Разводы, к сожалению, не обходят стороной и христианские церкви. Различные церкви выработали определенные подходы к этому непростому вопросу. Мнения варьируются от абсолютного осуждения любого развода, вплоть до отлучения от причастия всякого разведенного, до либеральной позиции, которая фактически не отличается от мирской – разводиться допустимо по самым разным причинам, а после развода возможны повторные браки. Что же по этому поводу говорит Новый Завет?

Прежде всего, мы посмотрим слова Иисуса из Нагорной проповеди: «Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную. А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мат. 5:31-32).

Приверженцы самого консервативного подхода рассуждают примерно так: если женщина совершила грех прелюбодеяния, тогда развод со стороны мужа не может быть поводом для ее прелюбодеяния, поскольку она уже находится в этом грехе. Значит, Иисус говорит о том случае, когда муж разводится с женой, которая не согрешила и верна ему, но если эта верная женщина после развода выйдет замуж повторно, тогда она прелюбодействует, даже если нет никакой ее вины в разводе. Такое толкование закономерно приводит к полному осуждению всех повторно вышедших замуж и женившихся.

О чем же говорил Иисус? Неужели Он хотел подвести людей под еще более жесткий закон, который все равно никого спасти не в силах? Давайте рассмотрим параллельный вышеприведенному евангельский текст: «И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Матф.19:5-9).

Прежде всего, Господь акцентирует здесь святость брака и говорит о первоначальном Божьем плане. Развод никогда не был Божьим планом, поскольку отношения мужа и жены прообразуются отношениями Бога к Израилю и Спасителя к Церкви (см. Ос. 2:16-20, Еф. 5:23-32). В свете святости Божьей, не может быть даже речи о разводе для всех богобоязненных христиан. Это очевидно. Я помню ответ одной сестры на вопрос приходили ли ей мысли о разводе. Она ответила: «о самоубийстве приходили, но не о разводе». Проблем в браках верующих людей было бы куда меньше, если бы все современные христиане ставили грех развода и самоубийства на один уровень.

К сожалению, мы живем в падшем мире, в котором происходит многое, что не соответствует совершенному плану Господа. Возникает вопрос, что же делать в случае, если семья все же разрушается. Надо ли понимать слова Иисуса, как абсолютный запрет на развод и повторный брак в случае, если речь идет о супруге, не виновном в разрушении брачного завета?

Иисус, конечно, обращался к иудеям, жившим по закону Ветхого Завета. Закон говорил, что развестись может только муж. Жена не имела права развестись. Более того, она была по словам апостола Павла привязана к мужу, пока он жив: «Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона, и не будет прелюбодейцею, выйдя за другого мужа» (Рим.7:2,3). Очевидно именно это и имел ввиду Иисус, говоря, что в соответствии с законом, даже если муж развелся с женой, жена не может считать себя свободной — она остается связанной с ним и будет прелюбодействовать, если выйдет замуж до смерти своего первого мужа.

Конечно, мы помним, что время закона для нас прошло. Мы должны сегодня применять к себе принципы, а не букву закона. Есть два принципа, стоящих за словами Иисуса. Во-первых, брачные отношения святы и нет воли Божьей на развод. Более, того, Бог ненавидит развод. В синодальном переводе книги пророка Малахии есть один стих, переведенный некорректно. Это стих 16 второй главы. Точным был бы такой перевод на русский язык: «Господь Бог Израиля ненавидит развод».

Во-вторых, Иисус говорит о прелюбодеянии как об особом грехе, разрушающем саму сердцевину брачного завета. Сексуальные отношения имеют духовную составляющую и люди, нарушающие супружескую верность, разрушают брачный завет. Этому учил и Ветхий Завет, где прелюбодеяние было одним из самых тяжких грехов и каралось смертью (Лев. 20:10, Втор. 22:22). На особую серьезность этого преступления указывает и тот факт, что оно вошло в список Десяти заповедей (Исх. 20:19). В НЗ эта тема развивается дальше (см. напр. 1Кор.6:9-10, 16)

Именно по причине такой разрушительной силы прелюбодеяния, Иисус сделал исключение: «кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует» (Мат. 19:5). Стоит также отметить, что для иудеев развод автоматически давал право на повторный брак. Иисус жил среди иудеев и обращался именно к ним. Если Он допускал возможность развода, Он также допускал и возможность повторного брака.

Теперь нам стоит обратить самое пристальное внимание на учение о разводе апостола Павла, поскольку Павел, в отличие от Иисуса, обращался не к иудеям, а к Церкви: «А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей» (1Кор.7:10,11). Принцип святости брачного завета еще раз утверждается именем Господа. Однако, здесь допускается идея развода со стороны жены. Мы помним, что по закону Ветхого Завета женщина вообще не имела такого права. В Новом же Завете во Христе нет ни мужского пола ни женского (Гал. 3:28), поэтому женщине дается право развода, но с условием – она должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим.

В моей практике был случай, когда сестра Надя (имя вымышленное) пришла ко мне с решением развестись с мужем, который несколько раз поднимал на нее руку и бил ее. К сожалению, обида в ее сердце была настолько велика, что Надя не внимала советам повременить с разводом. Она была согласна на то, что никогда уже не выйдет ни за кого замуж. Надя развелась, ее муж уехал в другой город, где повторно женился. Прошло четыре года, обида ушла и осталась реальность того, что как христианка она уже никогда не сможет создать новую семью. Наде потребовалось четыре года, чтобы понять, что она поспешила развестись, а спешить не следовало…

Что же делать верующему супругу, если его партнер прелюбодействует, или ведет антиобщественный образ жизни, но разводиться не хочет? В данной ситуации самым правильным представляется для верующего не инициировать развод, но отказаться от совместного проживания до того времени когда согрешающий супруг покается.

Далее апостол Павел рассматривает крайне важную для нашей темы проблему: как поступать в случае, если неверующий человек хочет развестись с верующим супругом. Апостол пишет: «Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь» (1Кор. 7:15). Возникает вопрос: как толковать слова «не связаны». Не связаны, чтобы настаивать на продолжении семейной жизни, или не связаны в смысле имеют право повторно жениться, конечно, только в Господе (в Писании заповедан брак только между верующими людьми — 1Кор. 7:39). Разные церкви понимают по-разному.

Самая жесткая позиция у Католической церкви: «Для Церкви уже сам развод является грехом, но повторное заключение брака рассматривается как деяние вдвойне греховное, ведущее к отлучению от причастия». Надо заметить, что отцы Церкви, выступая конечно однозначно против разводов, все же допускали повторный брак. Так Василий Великий в своем четвертом правиле говорит, что вступающие во второй брак после смерти жены или развода должны исповедоваться и понести епитимию — то есть быть отлучены от причастия — на срок от одного до двух лет. Православная Церковь допускает повторное и даже третье бракосочетание, но разрешение на это должен дать епископ. При этом в Православии развод и повторный брак считается тяжелым грехом, в котором, однако, можно покаяться. Епитимьей является обычно двухгодичное (или более того) отлучение от Причастия.

Многие Евангельские церкви допускают возможность развода и повторного брака при условии греха прелюбодеяния на основании 1Кор. 7:15 и Мат. 19:5. Конечно, развод допускается только как крайняя мера. Никакая церковь никогда не поощряет развод, понимая, как к этому относится Бог.

Рассмотрим ситуацию, когда один из супругов, даже будучи верующим, начинает изменять другому, не принимает обличения, но упорствует в своем грехе. Такой человек становится для Церкви «как язычник и мытарь» (Мат.18:17). Если далее такой «язычник» разводится (верующий человек никогда не должен быть инициатором развода – 1Кор. 7:10), то брат или сестра не связаны.

Павел заканчивает эту главу таким образом: «Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а думаю, и я имею Духа Божия» (1Кор. 7:39-40).

Здесь используется слово «связан», которое мы уже встречали в 1Кор. 7:15, в значении не может повторно жениться и «свободен» в значении — возможен повторный брак. Правда Павел говорит здесь только о случае смерти бывшего супруга и не упоминает о других возможных причинах. Людям, оказавшимся вне брака, апостол советует оставаться в таком положении. Впрочем, он допускает и повторный брак, но только с верующим человеком – только в Господе.

Итак, какие выводы можно сделать из этого краткого рассмотрения вопроса о разводе и повторном браке? Во-первых, брак свят в любом случае: даже, если один из супругов неверующий и брак не был освящен таинством бракосочетания. Господь ненавидит развод и таким же должно быть и наше отношение.

Во-вторых, в тех прискорбных ситуациях, когда имеет место супружеская измена, развод допустим. Хотя и в этом случае необходимо сделать все возможное для сохранения семьи и в случае покаяния, такое восстановление возможно.

Наконец, в тех случаях, когда неверующие или «язычники» разводятся с верующими, последние «не связаны». Каждая сестра или брат, оказавшиеся в подобном печальном положении, пусть ищут Господа для правильного истолкования этих слов в своей конкретной ситуации. При этом надо искать подтверждения и совета у руководителей церкви, где верующий служит Богу. Мы призваны служить Господу в смирении и страхе Божьем. Господь обязательно даст ответ каждому, кто искренно желает исполнить Его волю.

Толкования Священного Писания

А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует

При объяснении этого, одного из труднейших стихов, — не то, чтобы он труден был сам по себе, а потому, что им затрагиваются весьма сложные практические житейские отношения, — мы должны прежде всего рассмотреть значение отдельных терминов и затем общий смысл речи Спасителя. Мы изложим этот предмет с наивозможной краткостью, а интересующихся подробностями отсылаем к весьма ценной в научном отношении брошюре проф. Н. П. Глубоковского под заглавием: “Развод по прелюбодеянию и его последствия по учению Христа Спасителя”, Спб. 1895. Первое трудное слово, которое встречается при рассмотрении настоящего стиха есть παρεκτος. В русском переведено “кроме”, в славянском “разве”, Вульгата: excepta (fornicationis) causa. Παρεκτὸς везде переводится одинаково словом “кроме”, за исключением перевода Лютера, недовольно ясного; новейшие немецкие переводчики вместо es sei denn um Ehebruch, как у Лютера (в скобках), переводят лучше и точнее аusser dem Grunde der Hurerei.

Παρεκτός, говорит проф. Н. Η. Глубоковский, “не было исконным в греческом языке” и возникновение его относится к периоду времени между 322 и 150 гг. до Р. X. Во всяком случае, оно не встречается ни у классиков, ни у LXX, где в равном значении употребляется πάρεχ и πάρεξ. Достоверно, однако, что παρεκτός, по словам того же профессора, указывало (вместе с другими выражениями) “на исключение для того, что находится вне данного порядка и не подпадает его законам”. Дальнейшее λόγος необходимо. Если бы его не было, то выражение “разводится, исключая прелюбодеяния” было бы непонятно. Λόγος здесь значит “причина” (causa, Grund). Смысл: если кто разводится, за исключением того случая, когда его вынуждает к этому основательная причина — прелюбодеяние жены, или вообще одной из сторон и проч. Следующее слово — πορνεία. Евфимий Зигабен: Христос “повелевает не разводиться с женою по другой причине, кроме прелюбодеяния (таков должен быть и русск. перевод 32 ст. на основании вышесказанного), т.е. без (δίχα) распутства (πορνεία), а распутство (πορνείαν) здесь Он называет прелюбодеянием (μοιχείαν)”. По словам проф. Глубоковского, термин πορνεία “не специализировался настолько, чтобы о содержании его не могло быть споров”.

В этом пункте далеко не безынтересно, что Христос употребляет πορνεία, хотя — фактически — речь идет о μοιχεία. Если нет πορνεία, то отпускающий жену “попирает самую брачную основу, разлучает то, что Бог сочетал законом природы и освятил в христианстве нарочитым таинством”. После этих разъяснений смысл и дальнейших слов Спасителя представится нам более ясным. Тот, кто разводится с женою (или жена с мужем) по какой-нибудь другой причине, кроме вины прелюбодеяния, тот заставляет (дает повод), вследствие недостатка удовлетворения плотской страсти, разведенной (оставленной) сторон прелюбодействовать. Таким образом, одно зло, произвольное разлучение с женою (или с мужем) без всякой основательной причины (вины прелюбодеяния), влечет за собою другое, заставляет невинно покинутую (или покинутого) впадать в грех, прелюбодействовать, и этот грех, как можно судить по тону речи Христа, ложится всею тяжестью не на отпущенную (или отпущенного), а на того, кто отпускает без вины, и вина его делается, таким образом, сугубою. Это видно из употребленного здесь глагола ποιεί.

Кроме того, тот, кто вступает с разведенной без вины женщиной в новую связь, также допускает грех, но этот грех опять должен быть вменен и тому человеку, который разводится с своей женой без вины с ее стороны. Таким образом беспричинный развод бывает соединением многих зол, многих грехов, которые ложатся всею своею тяжестью на лицо, допустившее произвольный и неосновательный развод.

Такова сущность учения Христа, изложенного в 32 стихе. О женщинах Он может быть не говорил потому, что их не было в числе лиц, Его слушавших. Но “если бы кто стал утверждать, что Господь допустил, как причину оставления супруга, только любодеяние, которое совершается при недозволенном конкубинате, то можешь сказать, что Господь сказал об обоих верных, не позволяя им оставлять друг друга, за исключением вины прелюбодеяния” (Августин). Такое воззрение Спасителя на брак вполне возможно оправдать и разумными соображениями.

“Отношение между полами”, говорит Толюк, “вводит нас в глубочайшую тайну жизни; без двойственности не бывает живого единства; без противоположности между положительным и отрицательным нет рождения. Закон полярности проходит в царстве звезд и планет, как и через другие силы, элементы, материи и царства Мира; только, естественно, в каждом царстве он выражается различно”. Значит, союз между мужчиной и женщиной есть выражение естественной, свойственной мировому, установленному Богом порядку, “полярности”, а нарушение его противоречит всем естественным законам. Спаситель нигде не выступал против брачной жизни и, как известно, освятил брак Своим присутствием.

Но нарушение брачных связей Он осуждал не один раз. Далее, “рождение дитяти, – говорит тот же ученый, – нет надобности считать за обособленный акт; в нем необходимо предполагается воспитание, как продолжение первоначального акта получения жизни через телесное рождение”. И это также не может служить оправданием произвольных и беспричинных разводов, за исключением тех случаев, когда разрушается самое таинство брака вследствие вины прелюбодеяния. Но за всем этим, конечно, возникает множество дальнейших юридических вопросов. Мы вполне согласны, что “каноническая традиция допускала развод по прелюбодеянию и даже дозволяла новый брак для невинного, хотя бы он отошел и по причинам менее уважительным”; что “отпущение жены мыслимо и в христианской церкви по причине, пунктуально отмеченной Искупителем” (Глубоковский).

Но как поступать, если прелюбодеяние, будучи единственным проступком, когда развод дозволителен, будет выставляться, как средство для получения развода с нелюбимой женой или нелюбимым мужем? Другими словами, если, ради получения развода, будет совершаться намеренное прелюбодеяние, как это и бывает на практике, когда даже “берут на себя вину”, не будучи в ней повинны? Одно ли прелюбодеяние может считаться уважительною причиною для развода, или тут могут быть и другие причины, например impotentia, болезни, несходство характеров, преступления и прочее? Эти юридические вопросы разрешаются тем, что Спаситель смотрит вообще на нарушение брачной связи, как на грех. Каждый может, затем, в своей совести решить, допускает ли он грех, разводясь с своею женой или жена с мужем, и поступать по велениям своей совести, имея постоянно в виду заповедь. Тут уже мы, очевидно, опять выходим из сферы чистого нравственного учения, и вступаем в практически юридическую область, разработку которой и частное применение заповеди Новый Завет всегда предоставляет самим людям. Он доставляет только свет, при котором должны разрешаться практические нравственные отношения. На практике едва ли не всегда выступает отдельный случай, который разрешается через такое или иное применение к нему учения и принципа. На этом мы и закончим настоящее рассуждение, заметив только, что выступление из области чистого нравственного учения и нарушение его всегда и неизменно свидетельствуют только об “ином законе,” который противоборствует в человеке закону ума его и делает его пленником закона греховного, находящегося в членах его (Рим. 7:23). Все многочисленные злоупотребления, бывающие в брачной жизни, свидетельствуют только о продолжающейся жизни “ветхого человека” и ни о чем ином.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *