Ламех потомок каина

Песнь Ламеха – кончина первой цивилизации

Потомок Каина Ламех изобрел многоженство (вероятно, при нем родство стало передаваться по матери). Дети жен Ламеха-каинита были изобретателями – кочевого скотоводства, инструментальной музыки, ковки и заточки металла, ритуальной проституции (Быт. 4:19-22). При Ламехе произошли одновременно цивилизационный взрыв и кончина каинской цивилизации.

Был человек, который засвидетельствовал о кончине – сам Ламех. Это дети его жен были изобретателями и двигателями «прогресса», при них все вдруг так многопланово и ярко развернулось. Но каинитяне были религиозные люди: Ламех все понял и пропел – то ли пророчество, то ли плач. Это – песня Ламеха. Первая цивилизация кончилась с песней.

Цивилизация каинского духа не гибнет от внешних причин, она иссякает – гибнет «от себя самой» (Отк. 18:20). Именно на подъеме она слаба.Эта истина очень скупо изложена в Книге Бытия, и вполне развернуто она изложена в Апокалипсисе – применительно к последней всемирной каинской цивилизации «Вавилон».

Сказал же Ламех своим женам:

Адá и Циллá, услышьте глас мой,

жены Ламеховы, вонмите речи моией.

Ибо мужа я убил – в рану мне

и юношу – в язву мне.

Ибо всемеро отмстится Каин,

а Ламех – в семьдесят и семь.

Быт. 4:23, 24

Песне Ламеха дают самые разные истолкования. Однако через Песнь Ламеха обозначено то, что явится в апокалиптические времена: на финальных стадиях развития цивилизации является особенная кровожадность – как тотальная беспощадность и новый вкус крови, когда кровопролитие санкционировано.

«Цивилизация вырабатывает в человеке только многосторонность ощущений и решительно ничего более. А через развитие этой многосторонности человек еще, пожалуй, дойдет до того, что отыщет в крови наслаждение. По крайне мере, от цивилизации человек стал если не более кровожаден, то уж наверное хуже, гаже кровожаден, чем прежде» (слова человека «из подполья». Ф.М. Достоевский. Записки из подполья. М., 1985, с. 244).

Смысл песни Ламеха – в том, что Каинова печать не исчезает со смертью Каина. «Каин» – это и личность, и общность. Песнь Ламеха есть осознание того, что «знамение Каина» – навеки запечатлелось на самом Ламехе, на детях его жен («Адá и Циллá, слушайте») и на всех каинитах.

«Семьдесят семь раз» (в греч. переводе: «семьдесят раз по семь») напечатано знамение Каина на Ламехе, поэтому убийства, которые совершил Ламех, это ему «рана» и «язва». Именно от Ламеха, который был пятым от Каина, могли ждать, что проклятие Каина на него не ляжет. Произошло прямо противоположное: при Ламехе стало ясно, что цивилизация сделала поворот на – изобретение, расширение, матриархальность, разврат и войну. Проклятие Каина навсегда останется на его потомках.

Внутри первой, каинской цивилизации убийство приобретает какой-то – новый вкус: это и применение нового оружия, и то, что убийство отмечено в Писании первым поэтическим опусом.

Ламех – это второй Каин. Но Каин еще мог мечтать о прогрессе и желать счастья своим потомкам: Каин изобрел городскую жизнь и назвал город по имени сына своего «Енох». Ламех уже отведал цивилизации и понимает, что не будет никакой «новой жизни». «Новый мир» – построен, «новая жизнь» – иллюзия. «Каинова печать» – с этим надо жить, когда будущего нет.

Хочется узнать, конечно, с каким чувством была пропета эта «песня». Ведь перед нами поэзия. Поэзия, как и музыка, есть искусство амбивалентное. Вот «песнь Ламеха», – есть в ней плач, страх, уныние, ужас… Есть – вместе с гордой решимостью (все решено!) – жить без Бога. По чувству песнь Ламеха – то же «стенание» Каина, когда он говорил Богу: «Вина моя больше, чем можно простить мне. Наказание мое больше, чем можно снести мне. От лица Твоего я скроюсь» (Быт. 4:13, 14). В своем стенании Каин был трясущийся и решительный. Вот Ламех – стенающий: смертельное уныние и смертная решимость – один звук.

Св. Писание в великой скупости слов говорит о событиях перед Потопом. Подлинно, тут каждое слово на вес золота. И вдруг – достаточно пространная песнь Ламеха, на ней заканчивается рассказ о каинитянской цивилизации. Это ее итог. Ламеха не обманул расцвет внешних сил, изобретательство и подвиги детей Ады и Циллы, скорее, наоборот: вкульминации Ламех увидел кончину.

Не самый конец, а (что, может быть, страшнее) – обреченность, кончину. Ламех увидел, что в его родовой общности смерть – есть, проклятие – есть, а жизни и будущего у каинской цивилизации нет… Каинитяне не могут жить изолированно от сынов Божьих.

Когда Каин уходил от Адама, ему это не было ясно. Ламеху все стало ясно, и даже вполне – до «семидесяти крат седмерицею». В раю диавол искусил первых людей: «Откроются глаза ваши» (Быт. 3:5); люди прошли путь грехопадения до конца, и «открылись глаза у обоих, и они познали, что наги» (Быт. 3:7). В истории с Каином диавол подбил его уйти от Адама; когда потомки Каина прошли путь своей цивилизации до конца (конец – это «Ноема», дальше некуда), открылись глаза у Ламеха, и он познал, что здесь жизни нет.

Как диавол навсегда привязан к человеку, ибо «к человеку обращение его» (Быт. 4:7), так и каинитяне навсегда привязаны к сынам Божьим – им без них жизни нет.И это важнейшая характеристика каинитян как исторической общности: такой народ в изолированном состоянии начинает вырождаться. Если не приходит вразумление, а каинская печать глубже и глубже отпечатывается на нем (как это Ламех на себе увидел), тогда народ привязывается к другому народу, одна общность – к другой общности. Каина никто не изгонял, каинитян никто не гонит по земле, а они все идут и идут… Песнь Ламеха свидетельство того, что каинитяне начали поход к сынам Божьим.

Медленно и неотвратимо мы приближаемся к этому страшному событию: когда «сыны Божии брали себе жен от дочерей человеческих» (см. Быт. 6:2) – дочерей каинова рода, а после – Потоп.

Создание первых профессий приписывается детям слепого (по преданию) Ламеха, потомка Каина. Сам Ламех — фигура, о которой так мало сказано в Библии, послужил источником множества легенд, самая известная из которых — что он невольный убийца Каина, своего деда. Основано это на следующих словах
«Речé же Ламéхъ сво­и́мъ женáмъ: Адá и Селлá, услы́шите глáсъ мóй, жены́ Ламéховы, внуши́те моя́ словесá: я́ко мýжа уби́хъ въ я́зву мне и ю́ношу въ стрýпъ мне:
я́ко седми́цею от­мсти́ся от­ Кáина, от­ Ламéха же сéдмьдесятъ седми́цею.» (Быт.4:23-24).

Ламех убивает Каина. Миниатюра. Франция, после 1246
Psalter-Hours of Guiluys de Boisleux MS M.730 fol. 11r
Соответственно под мужем понимался Каин, а под отроком сын Ламеха, чаще всего называемый Тувалкаином. Этот отрывок, называемый Песнью Ламеха нам еще понадобится. Что же касается самого Каина, то он является первым строителем (основателем первого города по крайней мере), а также, согласно Иосифу Флавию — изобретатель мер и весов, которые нам встретятся в истории про Пифагора
Изобретением весов и мер он изменил ту простоту нравов, в которой дотоле жили между собою люди, так как жизнь их, вследствие незнакомства со всем этим, была бесхитростна, и ввел вместо прежней прямоты лукавство и хитрость. Он первый поставил на земле разграничительные столбы, построил город и, укрепив его стенами, принудил своих близких жить в одном определенном месте (1).

Giohargius (Каин с весами) и Тувалкаин. Гобелен. Голландия, нач. XVI в.
Но вернемся к детям Ламеха. Вот что говорит текст Книги Бытия
«И взя́ себе Ламéхъ две жены́: и́мя еди́ней Адá и и́мя вторей Селлá.
И роди́ Адá Иови́ла: сéй бя́ше отéцъ живýщихъ въ селéнiихъ скотопитáтелей.
И и́мя брáту егó Иувáлъ: сéй бя́ше показáвый певни́цу и гýсли.
Селлá же и тáя роди́ Фóвела (Тувалкаина): сéй бя́ше млатобíецъ, ковáчь меди и железа: сестрá же Фóвелова Но­емá.»(Быт.4:19-22)
Занятия Ноемы не сообщаются, однако в Рукописи Кука (Англия, XV в.) она называется первооткрывательницей ткацкого станка (прясть на веретене, согласно широко распространенному преданию, ангел обучил еще праматерь Еву), а по другому мнению и первой женщиной древнейшей профессии.

Дети Ламеха. Справа Ноема за ткацким станком. Англия, XIV в.
Среди потомков Сифа также случались некоторые открытия. Так, самому Сифу, или же его сыну Еноху (восхищенному, по преданию, на небо) приписывается создание грамоты и астрономии. Вот отрывок из Хроники Георгия Амартола (IX в.) по русской рукописи XVI века.
«Сиф же наипервее (обрете) грамоту жидовскую и премудрость, и знамения небесная и нравы четыре годины… и звездам сотвори имена… По потопе же Каинан сын Арфаксадов, исписа звездный закон» (2).

Енох пишет грамоту. Миниатюра. Греция, XVI в. Add MS 40724
Этот Каинан узнал звездный закон , обнаружив его на столбах, созданных Сифом, дабы не пропала вся мудрость человеческая. Вот что пишет об этом Иосиф Флавий
Они же (т.е. потомки Сифа) изобрели науку о небесных телах и их устройстве, и для того, чтобы изобретения их не были забыты и не погибли раньше, чем с ними познакомятся люди,- ввиду того, что Адам предсказал погибель отчасти от силы огня, отчасти же вследствие огромного количества воды,- они воздвигли два столба, один кирпичный, другой каменный, и записали на них сообщение о своем изобретении (1).

Иавал и Иувал. Миниатюра. Франция, 1480-1485
Сотворение этих столбов, называемых в масонстве marble (мраморный) и latres (латунный), при этом приписывается все тем же детям Ламеха, притом что обнаружили их, согласно Полихроникону Ранульфа Хигдена (Англия, XIV в.) Пифагор и Гермес Трисмегист, откуда они и черпали свою мудрость
And after this flood many years, as the chronicle telleth, these 2 pillars were found,
and as the Pilicronicon saith, that a great clerk that called Pythagoras
found that one, and Hermes, the philosopher, found that other, and they taught forth the sciences that they found therein written (3).
Изобретение астрономии приписывается также Хаму, или четвертому, неупомянутому в Библии сыну Ноя — Ионитусу, или Нимроду, послепотопному гиганту, согласно преданиям, начавшего строительство Вавилонской башни. Вот что пишет Гуго Сен-Викторский, французский философ XII века
Говорят, что астрономию первым создал Хам, сын Ноя. Халдеи же первыми стали изучать астрологию, беря за основу время рождения человека. И Иосиф удостоверяет, что Авраам научил астрологии египтян. Позднее астрономию восстановил Птолемей, царь Египта, и он же установил правила расчёта движения звёзд. Другие же говорят, что величайшим астрономом был Немврод, у которого даже и само слово «астрономия» впервые встречается (4).

Астрономия при Сифе и Нимроде. Миниатюра. Россия, пер. пол. XIV в.
Нам еще встретится предание о происхождении Нимрода от Тувалкаина. Но тут стоит сказать о гигантах отдельно. Между историей о Ламехе и Потопе в Книге Бытия следующий рассказ:
«И бы́сть егдá начáша человецы мнóзи бывáти на земли́, и дщéри роди́шася и́мъ:
ви́дев­ше же сы́нове Бóжiи дщéри человечи, я́ко добры́ сýть, поя́ша себе жены́ от­ всехъ, я́же избрáша.
И речé Госпóдь Бóгъ: не и́мать Дýхъ Мóй пребывáти въ человецехъ си́хъ во векъ, занé сýть плóть: бýдутъ же днíе и́хъ летъ стó двáдесять.
Исполи́ни же бя́ху на земли́ во дни́ о́ны: и потóмъ, егдá вхождáху сы́нове Бóжiи къ дщéремъ человеческимъ, и раждáху себе: тíи бя́ху исполи́ни, и́же от­ века, человецы имени́тiи.» (Быт. 6:1-4).
Традиционно деятельность Сынов Божиих связывали с появлением гигантов, однако текстуально это необязательно. Версий же о Сынах и дочерях несколько. Одна из них — это что потомки Сифа стали входить к потомкам Каина. Упоминание об этом есть в русской Палее, являющейся переводом византийского текста. Притом величина детей — заслуга сифитов. Вот что говорит Палея:
И от тех (т.е.сынов Сифа) раждахуся гиганти, сиречь исполини за невоздержание сынов Сифовых ко дщерем изчадию Каиню, не бяше бо повелел Бог смешатися тем лукавства ради племени Каина…(и от тех начались гиганты)… Сифа ради красни и велицы, и силни, Каина же ради лукавни и несмыслени (2).
Ефрем Сирин связывает этот эпизод опять с той самой Песней Ламеха, но уже не как случайным происшествием, а сознательным поступком праотца
Итак, убив Каина и тем как бы уничтожив преграду, разделявшую поколения Каиново и Сифово и препятствовавшую вступить им между собой в родственные связи, Ламех как бы втайне говорит женам своим: «Муж и юноша умерщвлены, украсьте дочерей ваших для сынов Сифовых, ибо совершенные мной убийства, красота и убранство дочерей ваших сделают, что с нами согласятся вступать в брачные союзы даже и те, которые в прошедшие шесть родов не хотели иметь с нами таких союзов». И жены Ламеховы украшают дочерей своих для сынов Сифовых. Иовил услаждает их на пиршествах мясами животных. Иувал пленяет их сладкими звуками гуслей своих (5).

Сыны Божии и дочери человеческие. Фреска. Сербия, XIV век.
По другой, весьма древней и более популярной версии, Сыны Божии — это падшие ангелы. Таким именем, например, ангелы называются в Книге Иова. А вот что сообщает об этом смешении Книга Юбилеев (II в. до н.э.)
И случилось, когда сыны детей человеческих начали умножаться на поверхности всей земли и у них родились дочери, Ангелы Господни увидели в один год этого юбилея, что они были прекрасны на вид. И они взяли их себе в жены, выбрав их из всех; и они родили им сыновей, которые сделались исполинами. И неправда усилилась на земле, и всякая плоть извратила свой путь, от людей до скота, и до зверей, и до птиц, и до всего, что ходит по земле. Все извратили свой путь и свой порядок, и начали пожирать друг друга (6).
Более подробно рассказывает об этом Книга Еноха, весьма авторитетный апокриф, цитируемый уже апостолами. Между прочим в ней сказано, что именно ангелы обучили людей искусствам, наукам и магии
И слyчилось, — после того как сыны человеческие yмножились в те дни, y них pодились кpасивые и пpелестные дочеpи… И они взяли себе жён, и каждый выбpал для себя однy; и они начали входить к ним и смешиваться с ними, и наyчили их волшебствy и заклятиям, и откpыли им сpезывания коpней и деpевьев. Они зачали и pодили великих исполинов, pост котоpых был в тpи тысячи локтей. И Азазел наyчил людей делать мечи, и ножи, и щиты, и панциpи, и наyчил их видеть, что было позади них, и наyчил их искyсствам: запястьям, и пpедметам yкpашения, и yпотpеблению белил и pyмян, и yкpашению бpовей, и yкpашению дpагоценнейших и пpевосходнейших камней, и всяких цветных матеpий и металлов земли. И явилось великое нечестие и много непотpебств, и люди согpешали, и все пyти их pазвpатились. Амезаpак наyчил всяким заклинаниям и сpезыванию коpней, Аpмаpос — pастоpжению заклятий, Баpакал — наблюдению над звёздами, Кокабел — знамениям; и Темел наyчил наблюдению над звёздами, и Астpадел наyчил движению Лyны (7).

Гиганты погибают во время Всемирного потопа (Испания, XI в.)
Все это привело к Всемирному Потопу. Касаемо Ноя стоит сделать важное замечание. Две генеалогии, которые встречаются в Библии (потомков Каина и Сифа) — явление позднее. Согласно древнейшей версии Ной также является сыном того же Ламеха . Сифитская же генеалогия, по которой Ной сын такжесын Ламеха, но уже другого — позднего происхождения (конца VII — начала VI в. до н. э.). Видимо, чтобы объединить обе версии, в Средневековье Ноему, дочь Ламеха, иногда называют женой Ноя. Между тем, иудейские предания Ною приписывают и заслуги Тувалкаина.
Когда родился Ной, что совпало со смертью Адама, жизнь на земле стала намного лучше. До тех пор, если сеяли пшеницу, то половину урожая составляли чертополох и колючки. Бог отменил это проклятие. До тех пор все делалось голыми руками, а Ной дал людям плуги, серпы, топоры и другие инструменты. Однако некоторые полагают, что инструменты были изобретены Тувалкаином, его братом (8).
Дети Ламеха с изобретениями. Иавал — геометр (об этом ниже). Ной — муж Ноемы. Миниатюра. Англия, 1435. MS. Lat. misc. b. 2 (R)
Вернемся же к детям Ламеха. Выполняя изначально функции божеств классической древности, они вполне соответствуют Аполлону, Гефесту и Афродите. Однако второе рождение они обрели все-таки в Средневековье.
Так, Иавал, о котором говорится не вполне определенно в самом тексте Бытия, стал в масонстве первым геометром
Старший его сын и был первый человек на свете, кто открыл Геометрию и каменщичество, и стал он строить дома, и назван он в Библии отцом всех живущих в шатрах и в домах. И у Каина был он мастером-каменщиком, и управителем всех работ, когда строил тот свой град Енох… В том месте и приложил он к делу в первый раз науку Геометрию и ремесло каменщическое, и там и сделались они наукой и ремеслом (3)
Тувалкаина, поскольку он должен был нести отрицательные каинитские черты, стали считать и родоначальником оружия, отсюда и другая, распространенная в Европе, трактовка Песни Ламеха. Они называют ее «Песнь меча» (The Song of the Sword), подразумевая, что эти слова произнес Ламех, никого не убивший, но уверенный в своем могуществе после изобретения сына. Вот что говорит о военном искусстве Флавий
Фовел (Тубалкайн) же, один из сыновей другой жены, превосходя всех других силою своею, особенно усердно занялся военным искусством, доставая себе при помощи его все способствовавшее физическим его удовольствиям, и первый изобрел кузнечное ремесло (1).
Изобретение музыки в кузнице. На заднем плане на двух столпах записываются ноты. Гравюра. Германия, 1490
С изобретением музыки сложилась вообще интересная история. На большинстве изображений деятельности братьев (а эти изображения были распространены в основном в рукописях Speculum humanae salvationis начиная с XIV века) оно соответствует истории об изобретении музыки Пифагором. Вот эта легенда, описанная у философа-неоплатоника Ямвлиха (ок. 242–306 гг.)
Однажды он пребывал в напряженном размышлении над проблемой, можно ли придумать для слуха какой-нибудь вспомогательный инструмент, надежный и не вводящий в заблуждение, каким для глаза является циркуль, отвес и, разумеется, диоптры, а для осязания – весы и изобретение мер. По счастливой случайности проходя мимо кузницы, Пифагор услышал, как на наковальне ковали железо и одновременные удары молотов издавали очень гармоничные звуки, кроме одного сочетания. Он различил в них октаву и созвучия, построенные на квинте и кварте, а интервал между квартой и квинтой он видел как не образующий гармонии сам по себе, но заполняющий расстояние между ними. Радуясь, как будто он получил эту идею от богов, он вбежал в кузницу и методом проб выяснил, что звучание зависит от тяжести молота, а не от силы удара, формы молота или изменения положения железа, которое ковали (9)
Изобретение Пифагором музыки. Миниатюра, XIII в.
Смешение это произошло, как замечает C.J. Verduin (10), из-за помещения их имен рядом еще у Исидора Севильского, однако обрело небывалую популярность. Тот же Гуго Сен-Викторский пишет
Творцом музыки, по словам Моисея, был Тувалкаин, происходивший из потомства Каина; греки же таковым называли и Пифагора (4)
Дети Ламеха. Германия, сер. XIV в. Speculum humanae salvationis
О прямом отождествлении легенд говорит следующий пассаж из Franchino Gaffurio, одного из важнейших теоретиков музыки XV века
musices disciplinam … Iosephus ac Sacre Littere Iubalem, de stirpe Chaym, cytara et organo primum instituisse ferunt ex numeraro maleorum sonitu exquisitam (… Иосиф и Священное Писание утверждают что Иувал из племени Каина первый изобрел изысканную музыку с арфой и органом, рассчитав звук молотков).
Иувал стал, по сходству имен путаться с Тувалом — Тувалкаином. На большинстве итальянских средневековых изображений Семи свободных искусств на месте изобретателя музыки — Тувалкаин, единственный библейский персонаж в этом ряду.
Семь свободных искусств с Тувалкаином. Francesco di Stefano Pesellino (1422-1457)
В масонстве Тувалкаин стал отцом ремесленников с огненной сущностью (недаром Вулкан возможно родственное этому слово). Этот пассаж встречается в Легенде об Адонираме, весьма важной для них. Так, Louis Blanc в своей истории французской революции говорит, что на ней, как на священном фундаменте основано все масонство. Вот что говорится о происхождении Адонирама в изложении Нилуса, того самого первооткрывателя «Протоколов Сионских мудрецов»
Адонирам — прямой потомок Каина, благороднейший отпрыск Вулкана, сына Тувалкаина, рожденного ему сестрой его Ноэмой. Ковач металлов, углублявшийся в самые недра гор, Вулкан в расселине Этны сохранил себя от потопа и впоследствии познал жену Хама, родившую ему Хуса, отца Нимврода, сильного зверолова пред Богом (11)
Тувалкаин возникает из огня. Литография. Франция, XIX в.
В конце повествования, несправедливо обиженного царем Соломоном, зовет
Адонирама в глубину огненной стихии, к центру земли, его дед — Тувалкаин.
В заключение стоит сказать, что сама Песнь Ламеха, с которой мы начали — это первое в Библии поэтическое произведение
ki iš haragtí
lpiş‘i weled lhaburatí
Так что создание поэзии тоже можно отнести все к этой же ветхозаветной семье
1. Иосиф Флавий «Иудейские древности. Книга первая»
2. И.Порфирьев. «Апокрифические сказания…» М.:Индрик, 2005
3. Рукопись Кука
4. Гуго Сен-Викторский. «Дидаскалион. Книга третья»
5. Ефрем Сирин. «Толкование на Книгу Бытия. Глава 4»
6. Книга Юбилеев. «Ветхозаветные апокрифы» СПБ: Амфора, 2000
7. Книга Еноха
8. Р.Грейвс «Иудейские мифы. Книга Бытия»
9. Ямвлих «О Пифагоровой жизни» М.: Алетейа, 2002
10. C.J. Verduin. «A la recherche de GIIOHARGIIIVS»
11. С.Нилус «Близ есть, при дверех.»

Электронная библиотекаRuBook.org

Последующие стихи описывают нам потомство Каина.

Енох родил Ирада; Ирад родил Мехиаеля; Мехиаель родил Мафусала.

Относительно всех этих лиц известны только их имена. Мафусал родил некоего Ламеха, который был в вопросах брака более ненасытен, чем его благородные предки.

Почтенный Ламех является изобретателем многоженства: для начала он берет себе двух жен. От жены своей Ады он имеет двух сыновей, названных Иавал и Иувал, и от жены своей Циллы он имел сына Тувалкаина и дочь Ноему.

Похоже на то, что сыновья Иавала предпочли чистый воздух полей городу, построенному их предком Каином, ибо они первые на земле жили в шатрах (стих 20).

Что касается сыновей Иувала, то им город, напротив, понравился; они же оказались и самыми веселыми в семье: они любили музыку. Иувал «был отец всех играющих на гуслях и свирели» (стих 21).

Многоженец Ламех был, по-видимому, без царя в голове. Книга Бытие приводит одну из его речей, имеющую, правда, то хорошее качество, что она коротка. Однако ни один комментатор никогда не мог толково объяснить её:

«И сказал Ламех женам своим:…жены Ламеховы! внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне; если за Каина отметится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро» (Бытие глава 4, стихи 23-24).

Эта речь страшно подействовала на обеих дам: будучи, вероятно, совершенно ошеломлены, они не потребовали ни малейшего объяснения этому ретивому бахвальству.

Далее «писание» непосредственно переходит к регистрации акта рождения Сифа. третьего сына Адама.

«И познал Адам ещё (Еву) жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что, (говорила она) бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин. У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя господа (бога)» (Бытие глава 4. стихи 25-26).

Следующая, пятая глава посвящена исключительно родословной Ноя, происходившего от Адама через Сифа. Потомство Каина оставляется в стороне и в дальнейшем не упоминается.

Мы находим следующее развитие родового дерева, в котором названы только имена старших сыновей: Сиф, Енос, Каинан, Малелеил, Иаред. Енох, Мафусал. Ламех. Ной.

Самое любопытное в этой главе — это сведения о необыкновенном долголетии всех этих патриархов: Адаму было 130 лет, когда родился Сиф, и он прожил ещё 800 лет;

Сиф умер в возрасте 912 лет; Енос прожил 905 лет, Каинан — 910 лет. Самым молодым умер Ламех, отец Ноя; этот Ламех (которого не следует смешивать с чудаковатым двоеженцем Ламехом) скончался на своей 777-й весне.

Енох, сын Иареда, был самый ловкий из всех остальных: он просто-напросто не умер.

«Енох жил шестьдесят пять (165) лет и родил Мафусала. И ходил Енох пред богом, по рождении Мафусала, триста (200) лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Еноха было триста шестьдесят пять лет. И ходил Енох пред богом; и не стало его, потому что бог взял его» (Бытие глава 5, стихи 21-24).

Этот случай великолепен! Неважно, какими объяснениями богословы его растили: мы им не удивляемся.

Почетный кубок за долголетие достался Мафусалу — сыну взятого живым на небо Еноха: он таки был здоров! Прожил он в половом воздержании 187 лет и только после этого позволил себе произвести на свет Ламеха второго. Затем он прожил ещё 782 года, на этот раз уже проявляя мужские способности:

«По рождении Ламеха, Мафусал жил семьсот восемьдесят два года и родил сынов и дочерей» (Бытие глава 5, стих 26).

Итого 969 лет! Не извольте сомневаться: такая уж раньше была продолжительная жизнь.

А что вы скажете о сыне Ламеха Ное? Он назвал сына своего Ноем, «сказав: он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании земли, которую проклял господь (бог)» (Бытие глава 5, стих 29).

«Ною было пятьсот лет и родил Ной (трех сынов): Сима, Хама и Иафета» (Бытие глава 5, стих 32).

Дожить до 500 лет и только тогда начать целоваться со своей женой? Впрочем, лучше поздно, чем никогда!

Много чернил было пролито по поводу необыкновенного долголетия патриархов из книги Бытие. Католические ученые-богословы, чувствуя, как трудно переварить этого рода небылицы, старались спасти повествования «священной» книги от насмешек; они стали утверждать, что под годами надо подразумевать, быть может, лишь обороты Луны, ибо в ту эпоху якобы время считали только по месяцам. Таким образом, выходило бы, что Мафусал прожил всего 80 лет. Но этих комментаторов осадили бешеные фанатики, которые хотят верить в чудеса долголетия первых людей.

Они настаивают на том, что библейские годы надо считать именно по 12 месяцев, иначе библейские сказания станут и вовсе смешными. Например, Авраам, согласно книге Бытие, умер «насыщенный жизнью» 175 лет от роду (Бытие глава 25, стихи 7-8).

Если же годы считать по оборотам Луны, получится, что Авраам прожил всего 14 лет и 7 месяцев. Или ещё: Библия говорит, что Енос, Каинан, Малелеил родили первенцев в возрасте 90, 70 и 65 лет. Если считать по оборотам Луны, надо допустить, что эти праотцы имели детей в возрасте 7 с половиной лет, 5 лет и 10 месяцев и 5 лет и 5 месяцев. Наконец, согласно библейскому тексту, Нахор произвел потомство в 29 лет. Можно ли допустить, восклицает один благочестивый комментатор, что Нахору было только 2 года и 5 месяцев, когда у него родился первый сын?!

Конечно же, уважаемые господа, служители культа, Библия считает год в 12 месяцев.

Но таким образом в высшей степени забавно, что простак Ной ждал, пока ему стукнет 500 лет, чтобы, наконец, начать свою половую жизнь.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. ЛЮБОВНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ АНГЕЛОВ НА ЗЕМЛЕ.

Мы подходим к одному из наиболее любопытных мест Библии — к месту, вычеркивание которого в кратких руководствах по «священной истории» лучше всего характеризует беззастенчивость церковников и их искусство подтасовывать догматы веры. «Святые» отцы церкви на все лады поют, что Библия есть книга «божественная», что она была написана под непосредственную диктовку самого бога, что все написанное в ней есть сама истина, самая совершенная, самая высшая и что эта книга достойна самого искреннего поклонения. Почему же церковники не предоставляют верующим возможности знать её целиком, не исключая ни одного стиха? Ведь эти «священные» книги нужно принимать так, как они есть. Если же вычеркнуть из них те или иные места, потому что они находятся в противоречии с некоторыми пунктами богословских наук, провозглашёнными догматами веры, тогда проще выбросить всю книгу. Она более не священна, а достойна презрения. Ложь в одном каком-нибудь пункте может послужить достаточным аргументом для того, чтобы опровергнуть божественное происхождение всей книги.

Грандиозный замысел, само собой, портит… женщина! Впрочем, как всегда. Жена Ноя отправляется к Мафусаилу и просит того излечить Илу. «Ганнибал Лектор» водит руками над животом «Гермионы Гренджер» (актриса Эмма Уотсон, исполнившая роль подружки Гарри Поттера в многочисленных фильмах о последнем), после чего молоденькая девушка аж вприпрыжку бежит к старшему сыну Ноя, Симу. Обнимает его, целует. Ну и, разумеется, раздевает.

А в это время о происходящем прознает постаревший Тубал-Каин, ставший царем. Он предпринимает штурм ковчега. Защищают Ноя все те же каменные стражи, которые в результате схватки погибают, все до одного. Ной дерется так ловко и умело, словно всю жизнь только тем и занимался, что убивал людей. Перед объективом камеры Рассел Кроу сражает мечом не менее десятка воинов Тубал-Каина, а сам Тубал-Каин ударом кирки пробивает сквозное отверстие в борту ковчега (!) и, не потрудившись заделать дыру, будучи незамеченным, оказывается внутри.

Вода прибывает. Находящиеся в ковчеге слышат крики утопающих. Неугомонная жена Ноя говорит ему, что, дескать, можно ведь спасти хоть кого-нибудь. Для них полно места. Ох, уж эти женщины! Однако Ной стоически держится. Он объясняет жене, что нельзя, потому что спасение людей противоречит замыслу Создателя.

C небес прекращает изливаться вода, наступает штиль, и тут выясняется, что Ила беременна. Ной одновременно и в ярости, и в отчаянии. Он поднимается на крышу ковчега и выпрашивает у Создателя ответ на вопрос: что теперь делать? Но Творец остается нем. Мол, сам решай. Нечего дожидаться подсказок. Деваться некуда. Надо принимать какое-то окончательное решение. И Ной объявляет, что если родится мальчик, пусть живет и умрет в статусе последнего человека на планете. Если — девочка, то она будет незамедлительно умерщвлена.

Сим и Ила принимаются строить плот, чтобы сбежать, но не тут-то было. Ной его сжигает.

У Илы начинаются роды, и в это самое время сын Ноя, Хам, заманивает отца в ловушку, в то место, где того поджидает вооруженный Тубал-Каин. Завязывается смертельная схватка. Вот-вот злодей, кажется, убьет добродетельного потенциального детоубийцу, но, увы. Ковчег налетает на мель, и царя отбрасывает далеко в сторону. Хам раскаивается в содеянном и убивает Тубал-Каина. А Ной узнает, что у Илы родились девочки-близнецы.

И вот на крыше ковчега стоит овеваемая ветром Ила с двумя младенцами на руках, а к ней для праведного возмездия подкрадывается непогрешимый Ной с ножом. Душещипательная сцена! Но нет. Довершить замысел Ной не смог. На новорожденных девочек рука не поднялась.

В конце фильма Ила учит Ноя жизни. Дескать, молодец. У тебя был выбор, и ты его сделал. И этот выбор правильный, ибо отражает доброту и милосердие. Happy end!

Мораль сей басни такова: ничего, у вас, ребята, не вышло. Кровь Каина уцелела!

Нельзя обойти вниманием еще одну чрезвычайно любопытную деталь. В фильме никто не называет жену Ноя по имени. Исполняет ее роль актриса Дженнифер Коннели. И вот в заключительных титрах мы видим следующую надпись: «Neameh — Jennifer Conneli». На русский язык это имя можно перевести как «Ноема». Кто она такая и упоминается ли она в Библии? Да, упоминается. Это сестра Тубал-Каина и дочь двоеженца Ламеха (другого, не отца Ноя), потомка Каина в 5-м колене. Таким образом, получается, что затея с потопом с самого начала была обречена на провал, поскольку с самого начала в ней не наблюдалось никакого сколько-нибудь определенного смысла.

А теперь вернемся к Библейскому писанию.

… И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?

И сказал: что ты сделал? Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли;

И ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей;

Когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле.

И сказал Каин Господу: наказание мое больше, нежели снести можно;

Вот ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица Твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня.

И сказал ему Господь: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его.

И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема.

И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох.

У Еноха родился Ирад (Гаидад), Ирад родил Мехиаеля (Малелеила), Мехиаель родил Мафусала, Мафусал родил Ламеха.

И взял себе Ламех две жены: имя одной: Ада, и имя второй: Цилла (Селла).

Ада родила Иавала: он был отец живущих в шатрах со стадами.

Имя брату его Иувал. Он был отец всех играющих на гуслях и свирели.

Цилла также родила Тувалкаина, который был ковачем всех орудий из меди и железа. И сестра Тувалкаина Ноема.

И сказал Ламех женам своим: Ада и Цилла! Послушайте голоса моего; жены Ламеховы! Внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне;

Если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро.

И познал Адам еще жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что говорила она, Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин.

У Сифа также родился сын, и он нарек ему имя: Енос; тогда начали призывать имя Господа.

Вот родословие Адама: когда Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его.

Мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарек им имя: человек, в день сотворения их.

Адам жил 130 лет и родил сына по подобию своему по образу своему, и нарек ему имя: Сиф.

Дней Адама по рождении им Сифа было 800 лет, и родил он сынов и дочерей.

Всех же дней жизни Адамовой было 930 лет; и он умер.

Сиф жил 105 лет и родил Еноса.

По рождении Еноса Сиф жил 807 лет родил сынов и дочерей.

Всех же дней Сифовых было 912 лет, и он умер.

Енос жил 90 лет и родил Каинана.

По рождении Каинана Енос жил 815 лет и родил сынов и дочерей.

Всех же дней Еноса было 905 лет; и он умер.

Каинан жил 70 лет и родил Малелеила.

По рождении Малелеила Каинан жил 840 лет и родил сынов и дочерей.

Всех же дней Каинана было 910 лет, и он умер.

Малелеил жил 65 лет и родил Иареда.

По рождении Иареда Малелеил жил 830 лет и родил сынов и дочерей.

Всех же дней Малелеила было 895; и он умер.

Иаред жил 162 года и родил Еноха.

По рождении Еноха Иаред жил 800 лет и родил сынов и дочерей.

Всех же дней Иареда было 962 года; и он умер.

Енох жил 65 лет и родил Мафусала.

И ходил Енох пред Богом, по рождении Мафусала, 300 лет и родил сынов и дочерей.

Всех же дней Еноха было 365 лет.

И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его.

Мафусал жил 187 лет и родил Ламеха.

По рождении Ламеха Мафусал жил 782 года и родил сынов и дочерей.

Всех же дней Мафусала было 969 лет; и он умер.

Ламех жил 182 года и родил сына,

И нарек ему имя: Ной, сказав: он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании земли, которую проклял Господь.

И жил Ламех по рождении Ноя 595 лет и родил сынов и дочерей.

Всех же дней Ламеха было 777 лет; и он умер.

Ною было 500 лет и родил Ной Сима, Хама и Иафета.

Таким образом, мы получили две родословные. От Сифа и от Каина. Для наглядности приведем их в виде таблицы:

Каин

Сиф

Енох

Енос

Ирад

Каинан

Мехиаель

Малелеил

Мафусал

Иаред

Ламех

Енох

Мафусал

Ламех

Ной

Как видим, двоеженец Ламех, отец Ноемы, 5-й потомок Каина, и Ламех, отец Ноя, 8-й потомок Сифа, это два совершенно разных человека. Вполне возможно, что они даже не были современниками. Вообще с потомками Сифа и Каина возникает множество сложностей, которые связаны с тем, что многих из них одинаково зовут. Но теперь, кажется, мы полностью разобрались и путаницы больше не будет.

Библейская энциклопедия

Ламех (могущественный, сильный) – имя двух лиц:

а) (Быт. IV, 18–22, 23, 24) – сын Мафусаила, одного из допотопных патриархов, отец Иавала, Иувала и Тувал-Каина и сестры их Ноемы. Нельзя положительно сказать, было ли введено в обычай многоженство Ламехом или кем-либо другим жившим до него, но о нем первом упоминается в Библии как о лице, имевшем уже двух жен: Аду и Циллу. Его обращение к своим женам (ст. 23, 24) замечательно как древнейший образец поэзии, дошедший до нашего времени. Ада и Цилла! – говорил он, послушайте голоса моего; жены Ламеховы! внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне, и отрока в рану мне. Если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро. Какое значение имеет это обращение, по-видимому не имеющее никакой связи с предыдущим повествованием, решить довольно трудно. Вероятнее всего, что Ламеха и жен его тревожили отзывы, в которых сравнивали их мужа с Каином, как нововводителя многоженства, неслыханного дотоле преступления, и вот он в оправдание свое говорит как бы следующее, только в вопросительной форме: разве я убил мужа или отрока, чтоб считать меня преступником и подвергать опасности жизнь мою? Я не убил ни одного человека, как Каин, и никакого не сделал зла даже малым детям; и потому если за Каина должно быть отмщено всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро. По свидетельству Иосифа Флавия, Ламех имел будто бы семьдесят семь сыновей;

б) (Быт. V, 25–31; IПар. I, 3) – сын Мафусала, отец Ноя из потомства Сифа, последний из благочестивых допотопных патриархов. Он пророчествовал, что при Ное будет покой земле, обремененной проклятием Божиим, и жил 777 (775) лет.

23. Ламех и его жены, – песнь Ламеха.

23. И сказал Ламех женам своим: Ада и Цилла! послушайте голоса моего; жены Ламеховы! внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне;

24. если за Каина отметится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро.

Эти два библейских стиха, известные под именем “песни Ламеха,” представляют собой древнейший памятник семитической поэзии, так как в нем мы впервые встречаемся с характеристическим ее признаком – параллелизмом мыслей и строф. “Во всей всемирной литературе нет памятника древнее данного отрывка семитической поэзии,” – говорит один ученый полуотрицательного направления (Ленорман).

“послушайте голоса моего… внимайте словам моим”- вот типичный для еврейской поэзии пример параллелизма мыслей, т.е. повторения одной и той же мысли, только в разных словах.

“я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне…” Здесь точно также повторяется одна и та же мысль, хотя и с некоторыми вариациями. Гораздо труднее вопрос о том, в каком смысле следует понимать всю эту речь Ламеха перед своими женами о каком-то будто бы совершенном им убийстве. Говорится ли все это только в вопросительной форме, т.е. в смысле того – “разве я убил мужа… и юношу,” или в положительной – как уже о совершившемся факте только двойного убийства, или же, наконец, лишь в предположительной – именно, что я убью всякого, кто станет на моей дороге, будет ли то зрелый муж, или юный отрок? Большинство современных экзегетов склоняются на сторону последнего решения вопроса, находя, что здесь прошедшее время глагола “убил” употреблено вместо будущего, для выражения несомненности исполнения выражаемого им действия: “я несомненно убью, все равно, как бы уже убил,” дерзко и хвастливо заявляет о себе Ламех.

В зависимости от такого взгляда на характер текста и вся песнь Ламеха получает значение победного гимна мечу. Восхищенный кровавым изобретением своего сына Тувалкаина, Ламех как бы подходит к своим женам и, потрясая грозным оружием, надменно хвалится перед ними этой новой культурной победой, создающей ему положение деспота и властелина. “Я убью всякого, будет ли то почтенный, зрелый муж или легкомысленный отрок, раз он осмелится нанести мне хотя бы малейшее оскорбление. И если Бог за смерть Каина обещался воздать всемеро, то я, вооруженный грозным изобретением своего сына, сумею в семьдесят раз лучше постоять за себя сам!”

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Имя Ламех означает свирепый человек, человек войны или человек разрушения. В Ветхом завете есть два персонажа с именем Ламех. Более известен Ламех — допотопный библейский патриарх. Второй библейский персонаж с этим именем – Ламех – потомок Каина в шестом поколении. Интересно то, что к обоим из них применимо именование Ламех, сын Мафусала.

Поговорим об этих персонажах в том порядке, как они появляются в Библии.

Кого убил Ламех?

Читая эту песнь, многие задаются вопросом: кого убил Ламех?

Однозначного ответа на этот вопрос нет. Большинство исследователей считают, что данные строки носят гипотетический характер: этими строками Ламех говорит, что готов убить любого, кто встанет у него на пути – будь то взрослый мужчина или молодой юноша.

Глаголом “я убил” переведено еврейское haraty – глагол длительного настоящего времени.

В других главах Ветхого Завета данный глагол переводится как “убил бы” или “убью”, к примеру:

и воспламенится гнев Мой, и убью вас мечом, и будут жены ваши вдовами и дети ваши сиротами (Исход, глава 22);

Валаам сказал ослице: за то, что ты поругалась надо мною; если бы у меня в руке был меч, то я теперь же убил бы тебя. (Числа, глава 22)

Есть и другая версия, согласно которой Ламех убил Каина. Эту версию предлагает Леопольд Зонди в своей книге «Каин. Образы зла».

Ламех убивает Каина. Миниатюра. Франция, 1246 г.

Согласно одному из преданий, Ламех был слеп и ходил на охоту в сопровождении третьего сына – Тувалкаина. Тувалкаин направлял руку отца, который стрелял из лука в добычу. Однажды Тувалкаин направил руку отца на Каина, скрывавшегося в чаще леса, ошибочно приняв его за оленя. Стрела поразила цель – и Каин был убит. Приблизившись к убитому Каину, сын сказал отцу об ошибке, Ламех в ярости убил сына. Позже Ламех рассказывал женам о случившемся:

…Мною был убит мужчина из-за моего недостатка и мальчик из-за моего избытка…

Сын Ламеха

В возрасте ста восьмидесяти двух лет Ламех родил сына Ноя. Имя Ной переводится с еврейского как «отдых» или «покой».

… он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании земли, которую проклял Господь…

Эти слова наталкивают библейстов и толкователей Писания на мысль, что Ламех не отличался особым благочестием. В имени сыну отражаются богопротивные мысли – успехи его сына в труде должны были уничтожить силы божественного проклятия. Таким образом, Ламех противопоставляет своего сына воле Божьей.

Некоторые отцы Церкви, наоборот, усматривают в этих строках пророческие способности Ламеха, который предсказал, что через непоколебимую веру в Бога будет ослаблено божественное наказание.

Интересный факт: патриарх Ламех, сын Мафусала и отец Ноя, умер раньше Мафусала, отца своего, за 30 лет до Всемирного потопа. Мафусал, отец Ламеха, скончался перед самым потопом. Он известен как библейский долгожитель. Согласно Библии, он прожил 969 лет.

Лука Лейденский: «Ламех и Каин»

Одно из самых загадочных мест Писания

Рами ЮДОВИН

«И сказал Ламэх (Лемех) жёнам своим: Ада и Цилла, послушайте голоса моего, жёны Ламэха! Вслушивайтесь в речь мою: мужа убил я за рану мне, и мальчика за побои мне. Если Каин будет отмщён всемеро, то Ламэх — семьдесят раз всемеро» (Быт. 4:23).

Значение имени Ламех интерпретируют по-разному. Возможно, оно происходит от арабского lamaka— «месить тесто», некоторые объясняют слово למך (лемех) — «притеснение» (E. König, PRE, ХVIII, 244), другие «воин» или «победитель» (Budde, см. l. с.).

Знаменитый иудейский толкователь Раши приводит следующую легенду: потерявшего зрение Ламеха водил его малолетний сын Тувал-Каин; и однажды мальчик увидел нечто, показавшееся ему зверем; по приказу отца выстрелил из лука и попал в Каина. Ламех в отчаянии всплеснул руками, но по неосторожности убил своего сына. Тогда его жены оставили его, и он пытался умилостивить их своей песнью.

А вот согласно Мидрашу (Beresch. r., XXIII, 5), Ламех никого не убил, но его жены отказались от совместной с ним жизни, так как были уверены, что его потомство, являющееся седьмым поколением от Каина, обречено на гибель («ибо через семь поколений отмстится Каину», как толкует агада книгу Быт. 4, 15). Ламех рассеял их страх, сказав: «разве я убил человека или дитя, что мое потомство должно погибнуть? Если Каин должен искупить свое преступление после семи поколений, то я, который никого не убил, должен искупить свои грехи после семидесяти семи поколений!» Эта интерпретация принята Онкелосом и Иосифом Флавием:

«Ламех же, став отцом дочери по имени Ноема и понимая хорошо и точно требования религии, был того мнения, что ему самому придется поплатиться за братоубийство Каина. Это он сообщил своим женам» (Иуд. др. Кн.1, гл. 2:2).

На мой скромный взгляд, дело обстоит несколько иначе. Песнь Ламэха — одно из древнейших произведений Библии, и вероятно до нас дошёл лишь отрывок, ибо не вполне ясно, к какому событию относится столь громкое заявление Ламэха. Этот стих напоминает хвалебные песни древних кочевников.

Известна древняя арабская песнь кочевников, в которой основной мотив — кровная месть, т.е. одна из обязанностей, от которой зависит репутация мужчины. Честь убитого требует возмездия. Нередко, как и говорится в песне Ламэха, убивали десятерых за одного, прославляя собственный «героизм».

В арабской песне герою пели женщины:

«Мститель за кровь вернулся к племени своему — женщины выходят навстречу ему с танцами и песнями». Сравните: «…при возвращении Давида с победы над филистимлянином, то женщины из всех городов израильских выходили навстречу Саулу царю с пением и плясками» (1 Цар. 18:6-7).

Согласно древнему восточному обычаю мести, было разрешено убивать мальчика из детей кровных врагов только при достижении им возраста ношения оружия. Возможно, этот обычай проясняет непонятные, на первый взгляд, слова Ламэха об убийстве мужчины и мальчика: «мужа убил за рану мне, и мальчика за побои мне».

Гордое бахвальство выражается в том, что отмщение за Ламэха суровее, чем за предка его Каина. Подобного рода восхваление содержится и в словах Ровоама:

«Мой мизинец толще чресл моего отца, если отец мой тяготил вас тяжким игом, то я прибавлю к игу вашему: отец мой наказывал вас бичами, а я буду наказывать вас скорпионами» (3 Цар. 12:10-11).

Ламех (потомок Каина)

Ламех Пол

мужской

Упоминания

Быт. 4:19—24

Отец

Мафусаил

Супруг(а)

Ада и Цилла

Дети

Тубал-Каин, Ноема, Иавал и Иувал

Медиафайлы на Викискладе

Об одноимённом потомке Сифа см. Ламех.

Ламе́х (др.-евр. למך, Ле́мех; «сильный») — библейский патриарх, шестой потомок от Адама в поколении Каина (Быт. 4:18); сын Мафусала; первым ввёл многожёнство — имел «две жены: имя одной: Ада, и имя второй: Цилла» (4:19) и был отцом трёх сыновей Иавала, Иувала (от Ады) и Тубал-Каина, прославившихся разными изобретениями, и дочери Ноемы (последние оба — от Циллы). Песнь, обращённая Ламехом к своим жёнам, Аде и Цилле (Быт. 4:23, 24), является первым образцом поэтической речи и имеет все характерные признаки еврейского параллелизма.

В Талмуде приводится легенда, согласно которой ослепший Ламех охотится с помощью Тубал-Каина и по ошибке они убивают Каина, затем огорченный Ламех убивает Тубал-Каина, а, узнав об этом, Ламеха оставляют его жены. Аналогичная легенда содержится и в «Адамовой книге». Мидраш комментирует историю Ламеха в контексте последующего потопа и уничтожения всех потомков Ламеха как порицание полигамии.

Ветхозаветная история

Генеалогия

И сказал ему Господь : за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его. И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема. И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох. У Еноха родился Ирад ; Ирад родил Мехиаеля ; Мехиаель родил Мафусала; Мафусал родил Ламеха.

Двоежёнство Ламеха

Согласно Книге Яшера (Праведного):

  • Ламек (Ламех), сын Матушлаха (Мафусала), взял в жёны двух дочерей Каинана, сына Аноша (Еноса) — Аду и Циллу;

От двух своих жен Ламех имел трёх сыновей и одну дочь:

  • от жены Ады — Иавала, первого номада и пастуха, и Иувала, первого музыканта;
  • от жены Циллы — Тубал-Каина (Тувалкаина), первого кузнеца, и Ноему.

И взял себе Ламех две жены: имя одной: Ада, и имя второй: Цилла . Ада родила Иавала: он был отец живущих в шатрах со стадами. Имя брату его Иувал: он был отец всех играющих на гуслях и свирели. Цилла также родила Тувалкаина , который был ковачом всех орудий из меди и железа. И сестра Тувалкаина Ноема.

Вардан Великий:

  • называет только двух сыновей Ламеха: Фовела (Тувалкаина) и Ювала (Иувала) и сестру их Ноему.

Песнь Ламеха

Обращение Ламеха к своим жёнам являет собой древнейший образец поэзии, дошедший до нашего времени. Значение этого обращения загадочно, как не имеющего никакой очевидной связи с предыдущим повествованием. Песнь имеет все характерные признаки еврейского параллелизма.

Смысл песни Ламеха иногда связывают с изобретением кузнецом Тубал-Каином меча, и называют «Песней Меча». Стихотворение может происходить из «Книги браней Господних», хотя более широкий контекст для неё не ясен.

И сказал Ламех женам своим:
Ада и Цилла! послушайте голоса моего;
жены Ламеховы! внимайте словам моим:
я убил мужа в язву мне
и отрока в рану мне;
если за Каина отмстится всемеро,
то за Ламеха в семьдесят раз всемеро.
Тубал-Каин принимает Каина за животное, и Ламех пускает стрелу. Капитель XII века из собора в Отёне.

Комментарии из Талмуда и Флавия

К библейскому стиху о двоежёнстве Ламеха комментатор Раши приводил следующую легенду: потерявшего зрение Ламеха (евр. Лемех) водил его малолетний сын Тубал-Каин; однажды мальчик увидел издали нечто, показавшееся ему зверем; по его указанию Ламех выпустил стрелу; оказалось, что это был Каин. Ламех в отчаянии ударил руку об руку, но по неосторожности убил при этом своего сына. Тогда его жены оставили его, и он пытался умилостивить их своей песнью.

По Мидрашу, Ламех никого не убил, но его жены отказались от совместной с ним жизни, так как были уверены, что его потомство, являющееся седьмым поколением от Каина, обречено на гибель («ибо через семь поколений отмстится Каин», — так толкует агада библейский отрывок Быт. 4:15); Ламех, однако, рассеял их страх, сказав: «разве я убил человека или дитя, что мое потомство должно погибнуть? Если Каин должен искупить свое преступление после семи поколений, то я, который никого не убил, должен искупить свои грехи после семидесяти семи поколений!» Эта интерпретация была принята Онкелосом и Псевдо-Ионатаном.

Иосиф Флавий из слов «семьдесят семь» — «… если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро» (Быт. 4:24) — выводил, что у Ламеха было 77 сыновей («Иудейские древности», I, 2, 2).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *