Лермонтов думы

Михаил Юрьевич Лермонтов

Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу,
Черногривого коня.
Я красавицу младую
Прежде сладко поцелую,
На коня потом вскочу,
В степь, как ветер, улечу.

Но окно тюрьмы высоко,
Дверь тяжелая с замком;
Черноокая далеко,
В пышном тереме своем;
Добрый конь в зеленом поле
Без узды, один, по воле
Скачет, весел и игрив,
Хвост по ветру распустив…

Одинок я — нет отрады:
Стены голые кругом,
Тускло светит луч лампады
Умирающим огнем;
Только слышно: за дверями
Звучно-мерными шагами
Ходит в тишине ночной
Безответный часовой.

«Смерть поэта» — пожалуй, самое известное произведение Лермонтова. Написано оно в 1837 году и посвящено трагической гибели Пушкина в результате дуэли с Дантесом. В свое время стихотворение вызвало недовольство властей. Михаил Юрьевич попал под арест. За расследованием следил лично Николай I. За молодого поэта вступились друзья Александра Сергеевича и бабушка Елизавета Алексеевна Арсеньева, пустившая в ход все свои связи. В итоге Лермонтов оказался в Нижегородском драгунском полку, действовавшем на Кавказе. В высшем обществе к ссылке отнеслись по-разному. Кто-то искренне сочувствовал Михаилу Юрьевичу, кто-то испытывал по отношению к нему враждебные чувства.

Согласно воспоминаниям троюродного брата Лермонтова Акима Павловича Шан-Гирея, стихотворение «Узник» сочинено в феврале 1837 года. В это время Михаил Юрьевич как раз находился под арестом за «Смерть поэта». В тюрьме писать приходилось при помощи спичек, печной сажи и вина на клочках, сделанных из завернутых в серую бумагу кусочков хлеба. «Узник» представляет собой переработку стихотворения «Желанье», датируемого 1832 годом. От оригинала неизменными остались только начальные четыре строки. В «Желанье» тюремная тема раскрывается довольно абстрактно. Здесь преобладает условно-символическое изображение тягот жизни арестанта. «Узник» отличается большей конкретностью. В нем ощущается влияние автобиографического опыта. Изменения, которым подверглось стихотворение «Желанье» при превращении в «Узника», характерны для развития тюремной тематики в русской литературе девятнадцатого столетия. Романтического героя – абстрактного «пленника» или «узника» – постепенно вытеснил более конкретный образ «арестанта». На смену романтической «темнице» пришла вполне реальная тюрьма.

Первая строфа «Узника» демонстрирует читателям оптимизм, желание жить. Лирический герой бодр, дерзок, ему кажется, что близка благословенная воля. В мечтах он целует молодую красавицу, мчится прочь от места заключения на черногривом скакуне. Далее настроение начинает меняться. Герой вспоминает о высоких окнах тюрьмы, о тяжелой двери с замком. Он осознает – черноокая девица находится далеко, а полная воля доступна сейчас лишь доброму коню, без узды резвящемуся в зеленом поле. Если во второй строфе надежда утрачивается, то в третьей констатируется пришедшее ей на смену ощущение безысходности. От начала к финалу сужается пространство, существующее в сознании лирического героя. В конце первого восьмистишия упоминается степь. Завершается стихотворение строками о голых стенах, со всех сторон окружающих арестанта. Кроме того, показано погружение мира во мрак. Начинается произведение с радостного пейзажа, где главное – сияние дня. В финале перед читателями предстает диаметрально противоположная картина: ночь, «тускло светит луч лампады умирающим огнем».

Критика девятнадцатого века к «Узнику» отнеслась неоднозначно. Например, Белинский отзывался о нем неодобрительно. Стихотворение это он считал недостойным имени Лермонтова.

Работа автора: скульптурный пластилин и обгоревшая пластиковая бутылка.
Мой низкий поклон и сердечная благодарность замечательному
душевному человеку и прекрасной поэтессе Анне Дудке, которая
превратила подстрочник латышского стихотворения конца 19 века в
прекрасные стихи, сохранив при этом стиль эпохи и его дух.
ДУМАЮ Я ТЯЖКУЮ ДУМУ…
Думаю я тяжкую думу, почему мне так не везёт?
Всё, что ни делаю, всё наперекосяк, всюду моя нога скользит.
У другого нет никакой работы — деньги сыплются как с неба.
Моя жизнь суровая скорбная — мучиться пока не помрёшь.
За душой ни гроша, проси у кого-нибудь — кто тебе даст?
Лучше уж помереть чем так жить.
Озеро недалеко блестит, броситься туда и покончить со всем.
С Богом братья по несчастью, больше не услышите мой голос.
Дорога ведёт меня мимо кабака, а там танцуют, поют, смеются…
Через открытое окно вижу: пиво в кружки наливают.
Неужели я совершенно пустой, сую быстро руку в карман,
Десять копеек нашлось, их перед смертью надо пропить.
Захожу внутрь пью одну кружку, ещё одну, ещё одну,
И с каждой кружкой пива, становится мне жизни жалко.
Отложим умирание на завтра, сегодня поздно идти туда.
Хозяйка дашь ещё в долг? Дам. Дюжину пива сюда!
Пьём, пьём, уже рассветает, забыто всё, что причиняло боль.
Ноги с трудом слушаются головы, забыто уже и где дом.
Теперь каждый раз выпиваю, когда на душе тоскливо.
А если ноги не слушаются голову, это не такая уж беда!
Эдуард Вейденбаум.
Думы тяжкие печалят…
Думы тяжкие печалят: отчего мне не везёт?
Что ни сделаю — не хвалят, под ногами будто лёд.
У иного нет работы — деньги сыплются с небес.
У меня ж одни заботы, а страданий – тёмный лес.
Ни гроша, пусты карманы, попроси – никто не даст.
Я богаче вряд ли стану, лучше уж помру сейчас.
Озеро блестит маняще, броситься б вниз головой.
«С Богом, братья по несчастью, завершаю путь земной!»
А дорога ведёт мимо кабачка, там песни, смех…
И в окошко даже видно: пиво пенится у всех.
Неужели ж ни копейки? По карманам стал искать,
Вот монета в телогрейке — напоследок пива взять.
Захожу и кружку пива залпом пью, ещё отмерь,
И ещё одну. О, диво! Жизни жалко мне теперь.
Отложу-ка смерть на завтра, рядом озеро всегда.
В долг нальёшь ещё, хозяйка? Пива дюжину сюда!
Пьём и пьём, уже светает, позабылась боль моя.
Ноги кто-то заплетает, где мой дом, не помню я…
Нынче сразу выпиваю, когда тошно на душе.
Если ноги заплетаю, не страшна беда уже!
Анна Дудка.
В 1867 году в семье мелкого крестьянина родился сын -будущий
латышский поэт Эдуард Вейденбаум {Eduards Weidenbaum}.
Он получил образование в Дерптском университете на юридическом
факультете. Принимал активное участие в радикальном студенческом кружке, публиковался в издаваемых им сборниках «Purs».
Поэзия Вейденбаума знаменует собою новую главу в истории
латышской литературы, нашедшую свое дальнейшее развитие в
творчестве Яна Райниса и в латышской пролетарской поэзии Октября.
Кроме оригинальных стихотворений, Вейденбаум оставил ряд
прекрасных переводов (Горация, Шиллера, Гейне, а также первый
перевод Марсельезы).
Прожил он короткую жизнь, умер в 1892 году во время выпускных
экзаменов. от туберкулеза.
Одно из написанных им стихотворений «Думаю я думу тяжкую», на
праздновании нового 1921 года декламировал Готгард-Фридрих Шульц, мой дед, проживавший с семьей в Батуми. В этом же году деда не стало.
Тринадцатилетняя дочь Готгарда, Верочка, запомнила стихотворение
и пронесла его через всю свою, долгую, полную испытаний жизнь.
Она помнила и читала наизусть множество стихов разных поэтов, и
лишь одно из них было на латышском, кто его автор, она не знала.
В 2002 году, я попросила маму записать текст этого
стихотворения и перевод тех слов, которые мне были не известны.
Через год, мама ушла, а это стихотворение «Думаю я думу тяжкую»
в память о своих родных, я выучила наизусть, даже не надеясь
когда- либо узнать имя человека, который его написал.
В 2009 году, я познакомилась по интернету с интересным
человеком, поэтом Александром Рюссом. Совместная работа по
переводу и переложению песен Шарля Азнавура, навела меня на
мысль попросить его сделать переложение стиха с латышского на русский.
Подготовила и послала подстрочник. Стихотворение «Мой дед»
я опубликовала в одном из своих воспоминаний о своей семье.

Вроде на этом история стихотворения заканчивается. Но нет.
Оно вызвало интерес читателей и даже разные мнения.
Ирина, спасибо! С удовольствием прочла рассказ и подстрочник стихов,
именно подстрочник. Мне думается, что и нужды не было в переложении,
настолько он точен, красив, выразителен. Он настоящий, как жизнь.
Людмила Ардышева 10.08.2013
Какое замечательное стихотворение.Память-великая вещь.
Спасибо!
Прочитал с большим интересом.
Сергей Даниэлс 12.07.2012
Дед Ваш на фото и его семья — необыкновенно красивы! Жизнь,
его, выраженная словами песни, душещипательная. Это напоминает
стихи и поэмы Некрасова.
А стих в переводе — получился отличный, очень близкий к оригиналу!
Валентина Тасханова 05.09.2011
Боюсь, что не совпаду во мнении с Вашими рецензентами, а
главное, с Вами, не претендую даже на особую обоснованность мнения,
а только поделюсь своим впечатлением от переведенного стихотворения:
Ваш подстрочник мне показался более глубоким и серьёзным, чем поэтический перевод.
Не понравился лексикон переводного стиха со словами
«жуировать», «танцевать трепака» (разве трепак — национальный танец латышей?), «мания», «глюки», «гроты» какого-то озера (какого?).
Не понравилась интонация перевода. Простите великодушно, но написала так, как почувствовала.
Светлана Лось 01.03.2014
По поводу стихотворения обратилась к Анне Дудке —
писательнице, поэтессе, переводчику, почти не надеясь, что у
неё найдётся время вникать в мои капризные претензии. Но Анна
откликнулась моментально и перевела стихи значительно ближе к
подстрочнику, сохранив ритм и дух оригинала.
Удивительное это искусство — проникнуться чужим произведением,
его настроением, пропустить его через себя, найти созвучие и
отдать людям, оставаясь почти невидимым даже не соавтором, правда?
Светлана Лось 12.03.2014
Мне думается, что читателям тоже будет интересно посмотреть и
обсудить достоинства стиха и сложности стихотворного перевода.
Возможно, кто-то рискнёт и предложит свою версию? Я — точно не
рискну. Потому что не умею и никогда не научусь. Могу только
преклоняться перед Мастерами, перед мастерством художественного
перевода. Кроме всего прочего, эти люди обладают ещё и особыми
человеческими качествами. Честь им и хвала!
Светлана Лось 12.03.2014
Большое спасибо Вам, Анна, я заходила к Вам на страничку:)
Хотела бы в ближайшее время дополнить рассказ и тогда разместить у себя и Ваш вариант перевод стихотворения.
С уважением и признательностью,
Ирина Шульц 17.03.2014
К сожалению, резкое ухудшение зрения и проблемы со здоровьем
помешали мне и, только сейчас, я смогла, на своей странице,
представить читателям великолепный перевод Анны Дудки, за который я
благодарна ей от всей души.
Вновь повторю слова Светланы Лось:
«Могу только преклоняться перед Мастерами, перед мастерством
художественного перевода. Кроме всего прочего, эти люди
обладают ещё и особыми человеческими качествами. Честь им и хвала!»
Лучше, чем она сказала, я не могу…
Безмерная благодарность Светлане Лось за ее неравнодушие и
неоценимый вклад во второе рождение стихотворения Эдуарда
Вейденбаума

368. ДУМА

Печально я гляжу на наше поколенье!
Его грядущее — иль пусто, иль темно,
Меж тем, под бременем познанья и сомненья,
В бездействии состарится оно.
Богаты мы, едва из колыбели,
Ошибками отцов и поздним их умом,
И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,
Как пир на празднике чужом.

К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно малодушны
И перед властию — презренные рабы.
Так тощий плод, до времени созрелый,
Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз,
Висит между цветов, пришлец осиротелый,
И час их красоты — его паденья час!

Мы иссушили ум наукою бесплодной,
Тая завистливо от ближних и друзей
Надежды лучшие и голос благородный
Неверием осмеянных страстей.
Едва касались мы до чаши наслажденья,
Но юных сил мы тем не сберегли;
Из каждой радости, бояся пресыщенья,
Мы лучший сок навеки извлекли.

Мечты поэзии, создания искусства
Восторгом сладостным наш ум не шевелят;
Мы жадно бережем в груди остаток чувства —
Зарытый скупостью и бесполезный клад.
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.

И предков скучны нам роскошные забавы,
Их добросовестный, ребяческий разврат;
И к гробу мы спешим без счастья и без славы,
Глядя насмешливо назад.

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

Печально я гляжу на наше поколенье! Его грядущее — иль пусто, иль темно, Меж тем, под бременем познанья и сомненья, В бездействии состарится оно. Богаты мы, едва из колыбели, Ошибками отцов и поздним их умом, И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели, Как пир на празднике чужом. К добру и злу постыдно равнодушны, В начале поприща мы вянем без борьбы; Перед опасностью позорно малодушны И перед властию — презренные рабы. Так тощий плод, до времени созрелый, Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз, Висит между цветов, пришлец осиротелый, И час их красоты — его паденья час! Мы иссушили ум наукою бесплодной, Тая завистливо от ближних и друзей Надежды лучшие и голос благородный Неверием осмеянных страстей. Едва касались мы до чаши наслажденья, Но юных сил мы тем не сберегли; Из каждой радости, бояся пресыщенья, Мы лучший сок навеки извлекли. Мечты поэзии, создания искусства Восторгом сладостным наш ум не шевелят; Мы жадно бережем в груди остаток чувства — Зарытый скупостью и бесполезный клад. И ненавидим мы, и любим мы случайно, Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви, И царствует в душе какой-то холод тайный, Когда огонь кипит в крови. И предков скучны нам роскошные забавы, Их добросовестный, ребяческий разврат; И к гробу мы спешим без счастья и без славы, Глядя насмешливо назад. Толпой угрюмою и скоро позабытой Над миром мы пройдем без шума и следа, Не бросивши векам ни мысли плодовитой, Ни гением начатого труда. И прах наш, с строгостью судьи и гражданина, Потомок оскорбит презрительным стихом, Насмешкой горькою обманутого сына Над промотавшимся отцом.

Практическая работа по стихотворению М.Ю.Лермонтова «Дума»……………………………………………………………….

Дифференцированные задания по

уровню литературного развития учащихся

Низкий «3»

Средний «4»

Высокий «5»

Самостоятельная работа с текстом.

1. Выразительно прочитайте стихотворения «Дума»

2. Объясните слова и словосочетания, подберите к ним синонимы:

грядущее, бремя, бездействие, постыдно равнодушны, презренные рабы, иссушили ум, пресыщение, насмешка горькая;

3. Из скольких строк каждое состоит предложение? Подчеркните строки, которыми завершается каждое четверостишье.

1. Выразительно прочитайте стихотворение «Дума».

2. Сделайте выписки из статьи В.Г. Белинского «Стихотворения М. Лермонтова»

3. Составьте своё высказывание о стихотворении, основанное на личных впечатлениях.

1. Выразительно прочитайте стихотворение «Дума».

2. Вокруг жанра «Думы» разгорелись жаркие споры: литературные критики давали разноречивые оценки «Думе». К какой точке зрения присоединитесь вы?

Шевырев: «Ужасная эпитафия молодому поколению».

Белинский: «Дума есть сатира».

Фохт: «Дума – социальная элегия». Как бы вы определили жанр стихотворения? Почему?

3. Представьте себе, что начало «Думы” звучит так: «Печально я гляжу на ваше поколение”. Существенно ли меняется смысл строки? Если да, то в чем?

Вопросы открытого характера

1. Какие ключевые слова выражают эмоции поэта. Обведите их в кружок.

2. О каких сторонах жизни своего поколения автор пишет с сочувствием и болью? Выделите слова квадратами.

3. Какое настроение испытываете вы, прочитав стихотворение?

1.Как описывает Лермонтов свое поколение, с чем его сравнивает?

2.Какие пороки поэт вменяет в вину своему поколению?

3. Что является источником гнева и печали автора?

1. Эмоциональность «Думы” связана с высокой романтической традицией. Стихотворение насыщено романтическими метафорами. Найдите их в тексте. Выпишите.

2.Какие еще тропы и стилистические фигуры привлекли ваше внимание? Какие языковые средства доминируют? Исследуйте текст. .

3. Почему стихотворение называется «Дума»? Что такое дума?

Творческое задание.

Письменный ответ на вопрос (по выбору):

1) Каким я вижу собирательный образ поколения, созданный поэтом в стихотворении «Дума»?

2)Стихотворение М.Ю.Лермонтова «Дума»- приговор или урок?

3) В чем я вижу актуальность стихотворения М.Ю.Лермонтова «Дума»?

Отрывок из статьи В.Г.Белинского «Стихотворения М.Ю.Лермонтова

Через год после напечатания «Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» Лермонтов вышел снова на арену литературы с стихотворением «Дума», изумившим всех алмазною крепостию стиха, громовою силою бурного одушевления, исполинскою энергиею благородного негодования и глубокой грусти. С тех пор стихотворения Лермонтова стали являться одни за другими без перемежки, и с его именем.

Поэт говорит о новом поколении, что он смотрит на него с печалью, что его будущее «иль пусто, иль темно», что оно должно состареться под бременем познанья и сомненья; укоряет его, что оно иссушило ум бесплодною наукою. В этом нельзя согласиться с поэтом: сомненье — так; но излишества познания и науки, хотя бы и «бесплодной», мы не видим: напротив, недостаток познания и науки принадлежит к болезням нашего поколения:

Мы все учились понемногу

Чему-нибудь и как-нибудь!9

Хорошо бы еще, если б, взамен утраченной жизни, мы насладились хоть знанием: был бы хоть какой-нибудь выигрыш! Но сильное движение общественности сделало нас обладателями знания, без труда и учения — и этот плод без корня, надо признаться, пришелся нам горек: он только пресытил нас, а не напитал, притупил наш вкус, но не усладил его. Это обыкновенное и необходимое явление во всех обществах, вдруг вступающих из естественной непосредственности в сознательную жизнь, не в недрах их возросшую и созревшую, а пересаженную от развившихся народов. Мы в этом отношении — без вины виноваты!

Богаты мы, едва из колыбели,

Ошибками отцов и поздним их умом,

И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,

Как пир на празднике чужом.

Какая верная картина! Какая точность и оригинальность в выражении! Да, ум отцов наших для нас — поздний ум; великая истина!

Эти стихи писаны кровью; они вышли из глубины оскорбленного духа: это вопль, это стон человека, для которого отсутствие внутренней жизни есть зло, в тысячу раз ужаснейшее физической смерти!.. И кто же из людей нового поколения не найдет в нем разгадки собственного уныния, душевной апатии, пустоты внутренней и не откликнется на него своим воплем, своим стоном?.. Если под «сатирою» должно разуметь не невинное зубоскальство веселеньких остроумцев, а громы негодования, грозу духа, оскорбленного позором общества, — то «Дума» Лермонтова есть сатира, и сатира есть законный род поэзии. Если сатиры Ювенала дышат такою же бурею чувства, таким же могуществом огненного слова, то Ювенал действительно великий поэт!..

Историческая справка

Характеристика 30-х годов XIX века

Молодое поколение дворян 30-х годов XIX века выросло и сформировалось в годы реакции, после поражения восстания декабристов. Это был цвет образованной части русского общества. На это поколение возлагалась ответственность за изменение жизни. Оно должно было возглавить борьбу за общественное переустройство: в России продолжался первый дворянский период освободительного движения. Еще свежи были воспоминания 1825 года, когда лучшие из молодых дворян с оружием в руках пытались добиться свободы для человека. Однако, после поражения декабрьского восстания борьба стала невозможной. Дворянские интеллигенты пытались замкнуться в себе, уйти во внутренний мир, надеясь там найти спасение от существующего порядка. Но «внутренняя свобода” иллюзорна. Мысль стала роковым мученьем и единственной реальной силой, способной возвратить живого человека к деятельности и борьбе. Не случайно современник Лермонтова А.И.Герцен писал в своем дневнике :

Поймут ли, оценят ли грядущие люди весь ужас,
всю трагическую сторону нашего существования –
а между тем наши страдания – почка, из которой
разовьется их счастье. Поймут ли они, отчего мы
лентяи, отчего руки не подымаются на большой
труд? Отчего в минуты восторга не забываем тоски?

В 1838 году Лермонтов пишет стихотворение «Дума”.
Каждая строчка этого стихотворения кричит о душевной боли. Это почувствовал, прочитав «Думу”, В.Г.Белинский: «Кто же из людей нового поколения не найдет в нем разгадки собственного уныния, душевной апатии, пустоты внутренней и не откликнется на него своим воплем, своим стоном!”В творчестве Лермонтова отражаются мысли и настроения 30-х годов XIX в., времени тяжелейшей политической реакции.Молодое поколение дворян 30-х годов XIX в. выросло и сформировалось в годы реакции, после поражения восстания декабристов.Это был цвет образованной части русского общества. Однако после поражения декабристского восстания 1825 г. борьба стала невозможной. Дворянские интеллигенты пытались замкнуться в себе, уйти во внутренний мир, надеясь там найти спасение от существующего порядка. Мысль стала роковым мучением и единственной реальной силой, способной возвратить живого человека к деятельности и борьбе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *