Ложь во спасения

Это выражение буквальный перевод латинского Pia fraus (пиа фраўс). Выражение применил Овидий в рассказе о дочери Лигда («Метаморфозы», IX, 711). Лигд сказал своей беременной супруге, что она обязана родить мальчика. Если же та родит дочь, то он убьет младенца. Беременная Телетуза увидела во сне богиню, вдохновившую её, и когда родилась девочка, ради спасения выдала её за мальчика:

«705 Выпало: дочь родилась, а отец и не ведал об этом.
Девочку вскармливать мать отдает, объявив, что родился
Мальчик. Поверили все. Лишь кормилица знает про тайну.
Клятвы снимает отец и дает ему дедово имя,
Ифис — так звали того. Мать рада: то имя подходит
710 И для мужчин и для женщин; никто заподозрить не может.
Так незаметно обман покрывается ложью невинной».

Девочка получила имя Ифис и её растили как мальчика, пока она не достигла совершеннолетия. К Ифис была посватана невеста, в которую та, считая себя мужчиной, влюбилась. Тогда её мать обратилась к богине, и та обратила Ифис в настоящего мужчину.

Близка по смыслу русская пословица — Сладкая ложь лучше горькой правды.

Фраза «Ложь во спасение» из Библии, но применяемое значение этого выражение расходится со смыслом этой фразы в Библии. Так, в старославянском тексте Библии сказано (Ветхий завет, Псалтырь, псалом 32, ст. 17): «Ложь конь во спасение, во множестве же силы своея не спасется». Русский синодальный перевод этой фразы: «Ненадежен конь во спасение, не избавит великою силою своею».

Как видим, эта цитата из Библии не оправдывает ложь, но в речи фраза «ложь во спасение» означает оправданную ложь.

Примеры

Гашек Ярослав (1883 – 1923)

«Похождения бравого солдата Швейка» (1923 г., перевод П.Г. Богатырёв (1893 – 1971)), ч. 4, гл. 1:

«С той поры, когда его звали к генералу Финку, он несколько раз пытался отречься от всяческих земных наслаждений, ссылаясь на больной желудок. Он верил, что это ложь во спасение и что она избавит его душу от мук ада.»

Чехов Антон Павлович (1860 – 1904)

«Ариадна» (1895 г.):

«— Про какую это вы тетю говорили давеча? Что еще за тетя?

— Это ложь во спасение, — рассмеялась Ариадна. — Они не должны знать, что я без спутницы»

«Безотцовщина» (1878 г.), д. 4 явл. 10:

«Скажи ты ей, что ты ее любишь, за жену свою считаешь! Успокой ты ее ради Христа! Мишенька! Ложь бывает во спасение.»

Дополнительно

Святая святых

Сладкая ложь лучше горькой правды

Словарь

Словарь крылатых фраз

Словарь иностранных слов

Русские пословицы

Внешние ссылки

Благочестивый обман на wikipedia.org

Иудина правда погибельна, а ложь иногда необходима. Вынужденно необходима. Сказать, что она спасительна, было бы неверно. Ведь в ситуации, когда к Вам подбегает человек с дубиной, есть ещё один вариант поведения — быть мучеником правды и ответить: «Здесь был человек, я знаю, где он, но не скажу, даже если мне придётся умереть». Вопрос только в том, все ли способны на это?

Протоиерей Георгий Горбачук, ректор Владимирской духовной семинарии, настоятель Спасо-Преображенского храма у Золотых Ворот, Владимир

Всегда ли спасительна правда?

Ответ, казалось бы, очевиден. Ложь — это грех, следовательно, она не может быть спасительна.

Но всё ли так однозначно? Всегда ли спасительна правда?

Давайте обратимся к Евангелию. Иуда не солгал. Он не Петра поцеловал, сказав, что это Иисус, и не Фому… Но правда, сказанная не вовремя, не для пользы, не для добра, является предательством и считается тягчайшим грехом. Такая правда — прямой путь в ад и она не может быть спасительна.

А если правда не всегда спасительна, логично предположить, что иногда лучше солгать, чем сказать правду.

Чтобы пояснить это утверждение, приведу следующий пример.

В советское время меня неоднократно вызывали в Комитет государственной безопасности для «проработки» (он располагался в здании, где теперь находится Владимирская духовная семинария). Как-то раз мне показали список фамилий и спросили, крестил ли я названных там людей.

Если бы я сказал правду и признался в совершении таинства, людей, занесённых в список, стали бы прорабатывать на партийных собраниях, лишили бы премий, сняли бы с очереди на квартиры и т. д. Поэтому я ответил сотруднику КГБ, что не крестил названных в списке, и объяснил суть проблемы следующим образом: «Мимо меня бежит человек в большом страхе, я вижу, как он прячется в кустах. Вскоре прибегает другой, с дубиной в руках, и спрашивает: «Не пробегал ли здесь кто-либо?» Если я покажу неверное направление, спрятавшийся будет спасён. Поэтому я отвечаю: не крестил никого из указанных Вами лиц». Он негодовал, но дело на том и закончилось.

Итак, Иудина правда погибельна, а ложь иногда необходима. Вынужденно необходима. Сказать, что она спасительна, было бы неверно. Ведь в ситуации, когда к Вам подбегает человек с дубиной, есть ещё один вариант поведения — быть мучеником правды и ответить: «Здесь был человек, я знаю, где он, но не скажу, даже если мне придётся умереть». Вопрос только в том, все ли способны на это?

Протоиерей Александр Сорокин, настоятель храма Феодоровской иконы Божией Матери, председатель Издательского отдела Санкт-Петербургской епархии, Санкт-Петербург

Определить «наименьшее зло»

Если кто думает, что «ложъ во спасение» — цитата из Библии, то он ошибается. Это искаженная цитата из 32 псалма: Не спасается царь многою силою, и исполин не спасется множеством крепости своея. Ложъ конь во спасенiе, во множестве же силы своея не спасется (Пс 32:16–17), по-русски: Ненадежен конь для спасения. Ложъ — в данном случае славянское краткое прилагательное мужского рода (в русском Синодальном переводе оно и переведено как «ненадежен»). Речь идет, как мы видим, о коне, однако в пословицу вошел совсем другой смысл. Другой пример употребления того же слова (и снова в Псалтири) — это псалом 115: Аз же рех во изступлении моем: всяк человек ложъ (Пс 115:2), то есть опять-таки «ненадежен». Мне кажется, когда мы стоим перед вопросом «лгать или не лгать» и при этом в пользу «лгать» нас склоняют различные соображения о благе или преодолении какого-то вреда, мы сталкиваемся с классической ситуацией выбора «наименьшего зла». Мы-то знаем, что в принципе, лгать — плохо, это грех, за это так или иначе если не угрызает, то укалывает совесть. Но бывают ситуации, когда на противоположной чаше весов («не лгать») оказываются перспективы еще худших последствий. Главный вопрос здесь, как всегда, в том, чтобы определить, что есть в той или иной ситуации «наименьшее зло». В самом ли деле данное конкретное вранье будет меньшим грехом и принесет меньше вреда, чем «правда-матка», которую человек готов «резать» по полной программе при любом раскладе? Не говоря уже о том, что совестливому человеку лгать даже «во спасение», даже в какой-то небольшой мелочи трудно и дискомфортно, так что обманывает он зачастую довольно неумело, и в конечном итоге от этого может выйти еще большее зло.

Если конкретизировать проблему, то нужно сказать, что ложь «в свою пользу» запретна, и прежде всего потому, что чаще всего «применяется», чтобы избежать неприятных последствий, наказания за преступление или расплаты за какую-либо ошибку. Допустимо солгать ради спасения жизни ближнего, укрывая его от преследования; иногда допустимо уклониться от истины, говоря о диагнозе смертельно больному человеку (подчеркиваю — иногда, так как очень многое зависит от самых разнообразных дополнительных обстоятельств). В целом же, если «ложь во спасение» и можно в каких-то конкретных редких ситуациях оправдать любовью к ближнему, то вообще она является весьма опасным инструментом, «замыливающим» глаз между любовью к ближним и неким «благом» по собственному разумению.

Священник Иоанн Охлобыстин, сценарист, писатель, Москва

В черном белого быть не может

Мне кажется, говоря о лжи, надо четко разграничивать два понятия — «ложь» и «утаивание». Ложь во спасение невозможна, а вот утаивание — да, в некоторых случаях оно, действительно, спасительно. Предположим, человек смертельно болен — это форс-мажорная ситуация, в которой сокрытие страшной правды — иногда единственный способ не дать ему пасть духом.

Но все-таки очень непросто самостоятельно, полагаясь лишь на свое представление о благе, решать, будет ли ложь в конкретном случае спасением. Мир существует по определенным законам, и событийный ряд — проявление этих законов, соответственно, он находится под патронажем Бога. Так или иначе, если ситуация произошла, значит она угодна Господу, либо спровоцирована нашими же поступками по попущению Божьему. Говоря неправду, мы коверкаем истину: в черном белого быть не может.

Протоиерей Георгий Блатинский, настоятель храма Рождества Христова и святителя Николая Чудотворца, Флоренция, Константинопольский Патриархат

Ложная правда

Нет, я считаю, что ложь, под каким бы соусом она ни подавалась, недопустима. В Евангелии написано, что отец лжи — дьявол (Ин 8:44). Если мы творим ложь, думая, что спасаем кого-то или что-то — это обман. Ложь, а другими словами лукавство, к добру привести никого и никаким образом не может. Лукавство Духом Святым не совершается. Поэтому нужно стараться не допускать лжи в наших речах или поступках.

Но, конечно, бывают в жизни ситуации, когда правда, сказанная в лицо, может сильно задеть человека, причинить боль. В таком случае, я предпочитаю просто не говорить ничего, отложить правдивый разговор до другого раза. Думаю, что не сказать — это, в редких случаях, все же возможный путь. Я бы очень хотел и этого не делать, но в жизни не все получается так, как хочешь. Поэтому я оставляю для себя эту возможность на крайний случай.

Протоиерей Игорь Пчелинцев, пресс-секретарь Нижегородской епархии, Нижний Новгород

Истлевшие лохмотья глянцевой лжи

Я понимаю, что люди, употребляющие выражение «ложь во спасение», чаще всего имеют в виду сокрытие или искажение настоящего положения дел ради душевного покоя, например, людей тяжело больных или еще в каких-либо критических ситуациях. В делах, когда невыгодно открывать правду, но от неведения никто не пострадает. То есть не имеется в виду какое-то сознательное предательство, служение «отцу лжи и главному лжецу».

Подобное, увы, возможно в нашем падшем мире, и от этого очень печально. Например, дипломатия (как дипломатия человеческих отношений, так и международная) тоже часто является «ложью во спасение». Применение этого приема и есть одно из свидетельств невыносимой разделенности нашего мира. Как смертная казнь — «необходимое, неизбежное зло», убийство во имя «счастья» оставшихся в живых. И душе остается только скорбеть и плакать о том счастливом времени, когда не надо будет прятать правду в истлевшие лохмотья глянцевой неправды.

При этом «ложь во избавление» — это и есть зло. Ложь есть ложь, и отвечать за нее надо как за грех. Например, Великая княгиня и преподобномученица Елисавета Феодоровна в своей Марфо-Мариинской обители старалась приложить усилия сердца, чтобы приготовить безнадежно больного человека к христианской кончине, нежели оставлять его в неведении о своем трагическом положении.

Священник Евгений Лихота, настоятель Свято-Христорождественской церкви, Брест

Нельзя врать Богу

Мы живём в мире, который лежит во зле. В нём часто действуют законы греховных сплетений, где ложь порождает ложь. Христианство предлагает вариант разорвать цепь лжи — покаяние. Другой вопрос — говорить ребёнку о том, что он скоро умрёт? Является ли ложью сокрытие правды или умолчание о правде? Это дело совести каждого.

Авва Дорофей в своих поучениях писал, что «когда случится такая великая необходимость уклониться от слова правды, то и тогда человек не должен оставаться беспечальным, а должен каяться и плакать перед Богом и считать такой случай временем искушения».

Мне кажется, проблема современных людей — разорвать круг лжи в их собственной жизни. Человек надевает одну маску в общении с близкими, другую — на работе, ещё одну — в кругу друзей, и, самое страшное, он надевает маску, когда начинает читать молитвенное правило или идёт в церковь. Он начинает врать Богу и теряет себя. В этой лжи распадается его собственная душа. Насколько человек духовно развивается, настолько же он освобождается от всякой лжи.

Священник Александр Рябков, клирик храма святого великомученика Димитрия Солунского, Санкт-Петербург

С какой целью произнесена неправда?

Сказанная один раз неправда — это еще не сама ложь. Всякий может споткнуться, испугаться, попасть под давление более сильного. Ложь — это внутренняя установка, сложившееся мировоззрение или даже намеренное служение «отцу лжи». В основе лжи лежит неправильный жизненный ориентир. Поэтому нужно различать — с какой целью произнесена неправда?

Если я скрываю местоположение человека от людей, которые хотят подвергнуть его насилию, будет ли это ложью? Нет, потому что в основе есть желание послужить правде. Разве служили лжи герои-подпольщики, не выдавая своих товарищей? А будем ли мы служить лжи, если будем беречь своих детей от разлагающей информации? Конечно, нет. Но если мы в процессе их воспитания не будем исправлять свои недостатки, а просто всеми средствами скрывать их, — это будет ложью. Будем ли мы служить лжи, сберегая человека, ставшего на путь исправления, от прежних развращающих его связей? Нет, мы, например, вправе сказать старым дружкам, что того, за кого мы боремся, нет дома или он уехал.

Но можем ли мы не говорить человеку, что он смертельно болен? Если человек болен нравственно, нельзя от него это скрывать. Если человек болен физически и дни его сочтены, он тоже должен быть об этом извещен. Ему надо примириться с Богом, ближними, осознать реальность встречи с иным миром и быть готовым к ней. И часто в этой ситуации близкие выбирают путь «заговаривания зубов». «Мы его обманываем ради него». Но здесь есть лукавство. Создать человеку покойную атмосферу осмысления пройденного пути и расположить его к покаянию — большая и серьезная работа. И мы не хотим взваливать на себя еще и этот психологический груз.

Архимандрит Алексий (Шинкевич), ответственный сотрудник Белорусского экзархата по связям со СМИ, Минск

Промолчать ради любви

К сожалению, в пастырской жизни бывают такие ситуации, когда приходится не говорить истинную правду, но только в тех случаях, когда она опаснее и губительнее лжи. Но не менее ответственна ситуация, когда приходится открывать истину, как бы нелицеприятна она ни была. Решение об умолчании требует особых нравственных борений и переживаний. Вспоминаются слова отца Павла Флоренского, который заметил, что даже истина, даже правда — антиномична, противоречива.

Ибо не может быть у Бога неправда (Иов 34:10).

Здесь нужно иметь особое духовное рассуждение, содействующий истине и правде особый внутренний голос Божий, или, как говорит апостол Иоанн, здесь нужен ум, имеющий мудрость (Откр 17:9).

Иеромонах Никон (Бачманов), преподаватель Ставропольской православной духовной семинарии, Ставрополь

Ложь — то, чего нет

Для человека размышляющего ответ очевиден, никакой грех (а ложь — это грех) не может нас сделать ближе к Богу, т. к. ложь есть злой вымысел сатаны, ложь — это, по сути, то, чего нет. Священное Писание осуждает ложь в любой форме: всякая неправда есть грех (1 Ин 5:17). Но вот когда приходится спускаться из области размышлений к реалиям жизни, то наша падшая природа подводит. Всякий человек лжив (Рим 3:4), говорит нам апостол Павел о нашей природе. Здесь, однако, нет противоречия. Если мы обратимся к Священному Писанию и житиям святых, то увидим, что в них ложь и хитрость либо однозначно осуждаются, либо имеют плачевные последствия. Например, ветхозаветному Иакову за обман отца пришлось долго терпеть скитание вдали от родного дома и ненависть брата. Да и сами каноны церковные не освобождают от ответственности тех, кто хотя и по нужде, но согрешил обманом (Последование о исповеди. Требник). Сказать, безусловно, возможна ли ложь во спасение, — нельзя. А вот на вопрос, приведет ли ложь к спасению нашей души, ответ однозначный — нет! «Ложь заключает двери к молитве. Ложь изгоняет веру из сердца человека. Господь удаляется от человека, творящего ложь» (свт. Феофан Затворник).

Ложь конь во спасение

Ненадежен, говорит, конь для спасения и сбережения всадника своего, а часто и свергает его в пропасть.

Слова великого Василия: У святых изгнан конь из употребления: и Израиль никогда не представляется счастливым в бранях, употреблявшим силу конскую, ни в частности кто либо из святых не признавал приличным употребление лошадей… Почему и данный чрез Моисея закон, ограничивая царей, говорит: не должен (царе) умножать себе коней (Вт. 17,16). И Феодорит: Самым опытом мы научены, что не должно надеяться на силу тела, ни на твердость души, ни на быстроту коней, ни на множество подданных; ибо, всем этим изобилуя, Сеннахерим никакой не получил от сего пользы, но совершенную погибель (в изд. Своде).

Во множестве же силы своея не спасется

Конь, то есть, крепкая лошадь не сберегается на брани своею силою. Ибо и царь Ассирийский Сеннахерим, хотя имел много войск и богатство и бессловесных, не получил никакой пользы от них; напротив, злою смертью погиб и исчез, как сам, так и все войска его. Почему и Соломон сказал: конь уготовится на день брани, а помощь—от Господа (Прит.1, 31).

И Исихий говорит: Напрасно мы стараемся о силе телесной, вообще ограждаемся силою родственников, друзей и богатства; ибо никто не может спасти без содействия свыше. Возьми в примере Голиафa и Фараона: первый, не смотря на то, что был великан сильный, побежден простым отроком Давидом; а второй хотя со множеством колесниц преследовал Израиля, нашел для себя гроб в море (в издан. Своде).

Во всех религиях ложь считается грехом. Несмотря на это, каждый человек лжет не менее десяти раз за день. Что им движет в эти моменты? Для чего человек врет, скрывая от близких людей правду?

В начале 60-х годов прошлого столетия начинающая писательница Виктория Токарева издала свою первую книгу под названием «День без вранья». В сюжете молодой человек решил обойтись один день безо лжи. На протяжении дня он четко следует плану, но никто из его окружения не воспринимает героя всерьез, люди вокруг уверены, что он подшучивает над ними. В итоге молодой человек осознает, что если он продолжит и дальше говорить только правду, в конце концов, он останется без семьи, друзей, работы. Рассказ молодой писательницы нашел отклик в сердцах читателей, сюжет в последствие стал основой для сотни книг и фильмов.

Получается, что решись любой из нас на подобный эксперимент, результат его оказался таким же печальным. Оказывается, ложь бывает не только от злого умысла, но и во имя спасения. Как говорится, правда бывает горькой, она может ранить, накалить атмосферу, причинить боль. Вот и приходится скрывать некоторые жизненные моменты от детей, родителей, поддакивать начальству, лукавить любимому человеку.

Значит, ложь во спасение – это все-таки реальность? А не слишком ли мы часто пользуемся этим приемом и закрываемся фразой «ложь во спасение» в качестве отговорки каждый раз, когда избегаем говорить правду?

Почему человек лжет?

Человек редко врет окружающим только потому что ему так хочется, если это не патологический лгун, конечно. Обычно для лжи всегда есть причины:

Страх за другого человека. При нежелании причинить близкому человеку боль, страдания, расстройства, боясь его возможной неадекватной реакции на правду – человек врет. Врет, якобы, чтобы защитить его, укрыть от жестокого мира. Желание скрыть правду возникает в действительно серьезных ситуациях: болезнь, потеря, финансовая проблема.
Страх за себя. Боязнь наказания за свершенный поступок, боязнь последствий вынуждают врать. Это некого рода защита организма, которая огораживает человека от болезненной реальности. Нередко в таких ситуациях, человек, который лжет, придумывает альтернативную реальность, где он не выглядит в глазах окружающих некрасиво. В последствие же сам фантазер верит в новый мир и уже не отличает правду от вымысла. В некоторых случаях обман обоснован и благодаря нему удается сохранить семью, дружбу, отношения. В других – это жестоко по отношению к близким людям и, когда правда выходит наружу, ждать прощения не за сам свершенный поступок, а за ложь уже не стоит.
Личная выгода. Это когда человеку необходимы некие моральные или материальные дивиденды и чтобы их заполучить, он вынужден солгать. Либо для отстаивания своих интересов, для избегания неприятной и ненужной лично для него ситуации.

Правда для всех едина?

Зачастую человек лжет во спасение, но дело в том, что правда – относительное понятие, и если один увидит в ней нечто страшное, что нужно скрыть, то другой посчитает ее не такой уж и опасной и не требующей укрывательства. Все зависит от человека, его характера, жизненного опыта, знаний, осознания причин и порою даже настроения. Подобные критерии влияют на то, будет ли сказана правда или прозвучит новый вымысел.

Все люди воспринимают ложь по-разному и неважно сами они лгут или обманывают их. Можно выделить три основные категории:

Те, кто считает не важным способ достижения поставленного результата – они уверены, что любая ложь во благо.
Те, для кого цель не оправдывает применяемые средства – они уверены, что вранье не может сопровождать благие намерения.
Патологические вруны – те, кто лгут без страха быть наказанным за свой обман, таких не останавливает ни стыд, ни вероятность быть пойманным на вранье.

Люди первой категории – правдолюбы, «правдорубы», для них в любой ситуации не столь важны человеческие эмоции и переживания. Главное – истина.

Люди второй категории не столь категоричны, они допускают обман в некоторых случаях.

Люди третьей категории искренне верят в свои фантазии и врут не из корысти, а потому что считают выдуманную правду – настоящей. Бороться с ними практически бесполезно – такие люди уверены в своей правоте, в своей правде.

И ответ на дилемму «Оправдана ли ложь во спасение? Отговорка это или реальность?» зависит от группы, к которой принадлежит человек.

На весах совести: солгать или сказать правду?

В зависимости от щекотливости ситуации, человек решает, взвешивая аргументы и доводы за и против, солгать ему или сказать правду.

Примеры:

Подруга, мама, знакомая спрашивает, как ее новая прическа? На ваш взгляд она ужасна и ей не идет. Как быть в этой ситуации? Можно соврать и сказать, что новая прическа ей к лицу. Настроение модницы поднимется, она почувствует уверенность в себе и своей красоте. Можно сказать правду, но это будет ваша правда. И не факт, что то, что не понравилось вам, не понравится другим людям – с одной стороны. С другой – скажи вы ей, что прическа ужасна, или не скажи – в итоге вы все равно окажетесь вруньей или вруном.

А если муж, поддавшись минутному импульсу, изменил своей жене, после чего осознал ужас поступка. Должен ли он говорить своей супруге о факте измены или лучше промолчать, дабы сохранить отношения и семью? А что будет, узнай супруга правду от любовницы или сторонних людей?

Перечисленные ситуации – это дилемма? Да. Ситуации элементарные, но щекотливые и каждый сам решает, как из них выйти, не потеряв при этом человеческое лицо и не разочаровав человека.

Или более серьезная ситуация: нередко родственники утаивают правду от больных родных, не говоря им о тяжести их болезни. С одной стороны они хотят уберечь любимого от переживаний, ведь им и так осталось жить считанные дни, с другой – ну разве человек не имеет право внутренне побороться со своими болезнями тела или попрощаться с близкими ему людьми и завершить незаконченные дела?

Главное не переборщить, взяв ответственность за утаивание правды. Не сообщая человеку информации, врун не дает возможности обманутому реагировать на какое-либо событие по-своему. Порою, обман – это услуга добра, но иногда лгун берет на себя слишком большую ответственность.

Взять, к примеру, ситуацию с изменой: разве жена не заслужила знать правду? А может, она, узнай ее, посчитала бы, что лучше бы она жила спокойно в неведение.

Почему не любят людей, говорящих только правду?

Это может показаться невероятным, но «людей-правдорубов» мало кто воспринимает как эталон моральности и нравственности. Наоборот, общение с ними избегают и зачастую правдивые люди становятся изгоями.

И дело не в том, что правда в некоторых случаях может быть просто неуместна, любители правды «открывают людям глаза» не из-за моральных качеств, а из-за собственного эгоизма и даже скрытой агрессии.

Эгоисты редко когда задумываются о том, как их правдивые слова отзовутся в душе человека. Им не столь важна реакция, эмоциональное состояние собеседника, главное высказаться, а дальше будь что будет. «Правдорубам» самим станет хорошо и приятно за то, что они сказали правду, остальное их мало волнует.

Правдолюбцами выступают и перфекционисты, и скрытые агрессоры. Первый тип желает во что бы то ни стало остаться безупречным, второй – под видом правды с удовольствием наблюдает за болью собеседника.

Так во благо ложь «правдорубов» или во зло?

Почему врут дети?

Если взрослых людей и подростков еще можно понять, то что заставляет врать маленьких несмышленышей

Малыши хитрят и изворачиваются уже лет с четырех, почему некогда честные и открытые дети начинают врать?

Ребенок экспериментирует, смотрит, как родные воспримут его шалость.
Родители сами того не желая, учат своих детей лгать. Это происходит в банальных бытовых ситуациях, в которых взрослые не видят ничего предосудительного, ребенок же все видит и воспринимает это по-своему. Например, мама может говорить подруге, что все у нее в порядке, хотя сама буквально час назад плакала из-за проблем на работе. Или к телефону зовут отца, а он просит сказать, что его нет дома.

Так что говорить правду или лгать первоначально дети учатся на примере своих родителей.

Маленький ребенок врет не со зла, он узнает мир, но чем дольше он живет, тем больше учится хитрить и изворачиваться. Понятие «ложь во благо» приходит в его осознание гораздо позже, когда уже выросший малыш понимает, что ложь может быть не только игрой, но и серьезной проблемой или решением какого-либо вопроса. Обычно восприятие, когда, где и зачем можно и нужно врать приходит к человеку в подростковом возрасте.

Как понять врет человек или говорит правду?

Неопытные вруны, лгущие по острой необходимости, не справляются с внутренними эмоциями и переживаниями во время обмана. Их выдают некоторые соматические признаки, распознать которые могут приборы типа полиграфа, психологи, и даже сторонние люди.

У врущего человека расширяются зрачки, учащается сердцебиение, напрягается голос. Говоря неправду, человек отводит глаза, прикрывает рот рукой, совершает лишние в данной ситуации жесты. У него потеют ладошки и лоб, горят уши и щеки.

Но люди, врущие ежедневно с поводом и без него, спокойно справляются с эмоциями и понять, что они лгут практически невозможно. То же и с человеком, который переплетает правду и вымысел – вытащить его на чистую воду не так-то и просто.

Кстати, люди, которые часто и много врут, подвержены различного рода болезням больше, чем те, кто обманывает гораздо реже. Дело в том, что ложь заставляет человека напрягаться, беспокоиться и нервничать. А это не может не сказаться на организме в виде стресса.

Итак, ответить однозначно на вопрос ложь во благо реальность это или вымысел довольно затруднительно. Все зависит от ситуации, от правдивых или лживых произнесенных фраз, интонации и многих других факторов. Врать – это, конечно, нехорошо, но порою необходимо.

Ложь во спасение — не всякая неправда губительна. Иногда соврать или просто не сказать правды, промолчать — значит помочь, спасти, уберечь. А уж когда наступает момент этого «иногда», решает сам человек. В каком-то смысле выражение «ложь во спасение» продолжение мысли «не будите спящую собаку»

Происхождением фраза «ложь во спасение» обязана церковно-славянскому переводу 32 Псалома, 17 строки Ветхого завета: «Ложь конь во спасение, во множестве же силы своея не спасется», что переводится «Ненадежен конь для спасения, не избавит великою силою своею»

12 Блажен народ, у которого Господь есть Бог, – племя, которое Он избрал в наследие Себе.
13 С небес призирает Господь, видит всех сынов человеческих;
14 с престола, на котором восседает, Он призирает на всех, живущих на земле:
15 Он создал сердца всех их и вникает во все дела их.
16 Не спасется царь множеством воинства; исполина не защитит великая сила.
17 Ненадежен конь для спасения, не избавит великою силою своею.
18 Вот, око Господне над боящимися Его и уповающими на милость Его,
19 что Он душу их спасет от смерти и во время голода пропитает их.

Синонимы выражение «ложь во спасение»

  • Святая ложь
  • Сладкая ложь лучше горькой правды
  • Живут же люди неправдой — и нам не лопнуть стать
  • Умная ложь лучше глупой правды
  • Красное словцо не ложь
  • Хороша святая правда — да в люди не годится
  • С правдой шутить — что с огнем
  • Правда — что мутовка: повертев, да не покинешь.
  • Прямой, что дурной
  • Прямиковое слово, что рогатина
  • Прямой, что слепой: ломит зря
  • Не во всяком камне искра
  • Правда, что цепная собака

Использование фразеологизма в литературе

    — «И в газетном интервью я подтвердил: да, в февральском, хотя в это время ее только еще «изучали» в Воронеже. Это была ложь во спасение. Судьбу романа Василия Гроссмана, слова, им сказанные незадолго до смерти ― «Меня задушили в подворотне», ― эти слова я помнил» (Г. Я. Бакланов. «Жизнь, подаренная дважды»)
    — «Если ты считаешь, что понятие «ложь во спасение» годится лишь для проповедей ― верь» (Сергей Лукьяненко «Ночной дозор»)
    — «Возможно, что это и так, но не способна я на эту ложь во спасение» (В. А. Каверин «Перед зеркалом»)
    — «Они облечены внешней искренностью и внутренней ложью ― не только у людей злой воли, но иногда и в устах честных и правдивых. У последних ― ложь во спасение» (А. И. Деникин «Очерки русской смуты»)
    — «Лучше приму грех на душу, нежели возмущу спокойство истиною. И ложь во спасение! ― Не знаю, ― отвечал он Ряполовскому, ― разве этот боярин прятался от меня в мышью норку ― я не видал его у моего родителя» (Н. А. Полевой. «Клятва при гробе Господнем»)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *