Лютер и лютеранство

Общество лютеран (часто называемое протестантством) составляют народы, исповедующие христианскую веру в том виде, как установлено это на Западе в XVI веке под главным влиянием Мартина Лютера. Сравнительно с учением Православной Церкви, лютеранство заблуждается в следующих пунктах своего вероучения:

о Св. Писании, как единственном источнике и единственном правиле веры;

о состоянии человека по падении и об оправдании его верою, без добрых дел;

о Церкви, как невидимом обществе святых, что повлекло за собою отрицание иерархии;

о таинствах и

об отношении между Церковью земною и небесною.

Кроме того, имеют также отличительные особенности лютеранское

нравоучение и

богослужение.

1. Главным исходным пунктом протестантских заблуждений послужило то, что протестанты отвергли всякий авторитет церковный в деле веры – авторитет Предания, учителей Церкви, Соборов31. Отвергая значение в делах веры всякого вообще предания, лютеранство единственным источником и правилом веры признало Св. Писание. Читать и толковать Св. Писание в лютеранстве, в противоположность римско-католическому запрещению читать Библию мирянам, разрешается каждому по его уразумению и личному воззрению, не подчиняясь никакому стороннему внешнему руководству и авторитету. Каждый христианин непосредственно озаряется и освящается Духом Святым, умудряющим его в уразумении истины Христовой и открывающим ему эту истину. Единственным руководительным принципом при изъяснении Св. Писания должно служить само же Священное Писание: сопоставление одних мест с другими, объяснение неясных мест ясными и т.п.

2. Первобытная праведность человека, по учению лютеран, состояла в полном совершенстве его природы. Грех глубочайшим образом повредил природу человека, извратил ее и испортил до самой глубины ее, в самых ее основах; через падение человек лишился не только подобия Божия (как у католиков), но и образа Божия. Как потерявший свою свободу, сам человек нравственно действовать не может, если бы даже и хотел. Спасение его поэтому всецело совершается Богом, силою Его благодати. Именно едва только грешный человек, услышав евангельскую проповедь о спасении, признает свою греховность и виновность перед Богом, свое полное бессилие исполнить божественный закон и через то спастись и твердо уверует, что примирен с Богом через Иисуса Христа, тотчас подается ему ради веры его, божественная благодать32. Поданная человеку благодать вменяет ему заслуги Христовы, оправдывает его или, точнее, объявляет его праведным и святым, хотя, на самом деле, он и не становится таковым; она же производит в нем и все его добрые дела, во свидетельство его веры, но без всякого с его стороны участия, к которому он положительно не способен вследствие своего полного бессилия. Таким образом, по Лютеру, человек заслуживает свое спасение или спасается исключительно верою, но не делами33, потому что вера его есть единственный акт, к которому он оказывается самостоятельно способным, хотя и благодаря благодати (евангельской проповеди о спасении).

3. По лютеранскому учению, Церковь есть невидимое общество святых, в котором верно проповедуется Евангелие и правильно совершаются таинства. Под святыми, составляющими Церковь, нужно разуметь не святых людей, находящихся на небе, а истинно верующих на земле, оправданных и возрожденных. Могут быть в Церкви и дурные члены, но они только по имени, номинально принадлежат к ней, а не действительно – реально, почему при определении понятия Церкви и не берутся в расчет. Отрицая Церковь видимую, лютеранство вместе с тем отрицает иерархию как богоучрежденное сословие людей, которым одним, и по Господню установлению, и по силе благодати, полученной ими в таинстве священства, принадлежит право и обязанность учить, священнодействовать и управлять. По лютеранскому учению, все верующие по силе таинства крещения суть равно священники и из среды себя избирают особых мужей, как своих представителей, для отправления духовных обязанностей, как-то: для проповедования Евангелия, совершения таинств, духовного руководствования ко Христу. Эти духовные лица, назначенные на служение Церкви, не составляют особенного сословия, не суть священники в собственном смысле, а только проповедники в наставники (пасторы) и по сану все существенно равны между собою, по божественному праву (jиге divinо) имеют одни и те же служебные полномочия и от прочих верующих отличаются только должностью (Аmt) или служебными обязанностями, а не свыше дарованными им правами и благодатными дарами.

4. По воззрению лютеран, действенность таинств исключительно зависит от веры лиц, приемлющих таинства, так что таинство бывает таинством и имеет свою силу только во время самого принятия и употребления его с верою, а вне употребления или в случае принятия без веры оно не есть таинство и остается бесплодным. Таинства сами по себе не суть проводники благодати, а только знаки для возбуждения и укрепления веры в Искупителя,– напоминания о том, что благодатью Его род человеческий спасен. Уверенность человека в его спасении без внешних напоминаний может ослабевать,– и вот для поддержания и воспитания ее и даны таинства – эти внешние знаки. И насколько таинство в момент совершения его возбуждает в душе верующего веру в Искупителя и сообразное с нею настроение, настолько оно и имеет для него силу и значение.

Установив такой взгляд на таинства, лютеране большую часть из них отвергают, именно: миропомазание34, священство, брак, елеосвящение. Относительно таинства покаяния Лютер некоторое время колебался и сперва признавал его за таинство, находя, что оно, имея своею целью отпущение грехов через веру во Христа, возбуждает эту веру, но потом отверг и его. Протестанты утверждают, что исповедь совершенно невозможна, потому что, по словам псалма, «грехопадения кто разумеет»; исповедание грехов они признают тайное и внутреннее перед Богом, а не перед священником. Имеющими все признаки таинства лютеране считают таинства крещения и евхаристию, но и эти таинства видоизменяют сообразно со своими взглядами. Крещение, по их учению, не доставляет верующему во Христа совершенного очищения от всех (первородного и личных) грехов (как учит Православная Церковь), а только служит символом или внешним знаком прощения их ему. Через крещение изменяются только отношения человека к Богу: из отверженного он становится сыном Божьим, имеющим надежду на вечную жизнь, и участником в дарах благодати, которые получаются им не через самое таинство, а невидимым образом и вне всяких внешних условий: природа же его нимало не изменяется, и грех по-прежнему продолжает царствовать в нем.

Вечеря Господня, по учению лютеран, установлена для утверждения нас в вере, для внешнего исповедания нашей веры и для возвращения благодеяний Христовых; через нее и в ней мы получаем отпущение грехов; тело и кровь Христовы, духовно принимаемые с истинною верою, питают нас в жизнь вечную, и при сем через Святого Духа, обитающего во Христе и в нас, мы более и более соединяемся с Его телом. Значение евхаристии, как жертвы, лютеранами отрицается. По их учению, хлеб и вино не пресуществляются в тело и кровь Христову. Но отрицая действительность пресуществления хлеба и вина в тело и кровь Христовы, лютеране, вместе с тем, учат, что Иисус Христос невидимо и таинственно присутствует в таинстве хлеба и вина, пребывает Своим телом здесь же вместе с хлебом, и вкушающий хлеб и вино невидимо вкушает тело и кровь Христовы не духовным только, но и плотским образом. Как это так, на это лютеране отвечают обыкновенно следующими, ничего не объясняющими выражениями: «In pane, cum pane, sub pane» (в хлебе, с хлебом и под хлебом).

5. Так как человек оправдывается только верою в Искупителя, через которую он входит в непосредственное общение с Ним, и если для оправдания человека ничего не нужно, кроме внутренней личной уверенности в своем спасении, то, само собою понятно, для него не могут иметь никакого значения предстательства и ходатайства прославленных на небе святых и после его смерти молитвы за него оставшихся в живых его собратий. Посему лютеране считают совершенно неуместным почитание и призывание святых, почитание их мощей и изображений – икон35 и молитвы за умерших36.

6. Что касается нравоучения, то, отрицая вообще значение добрых дел в спасении, лютеране особенно восстают против всяких внешних подвигов благочестия: странствований к святым местам, соблюдения постов, аскетических подвигов самоотречения, безбрачия. Протестанты отвергли их не только как бесполезные, но как излишние и вредные, так как будто ими заменяются для людей внутреннее нравственное настроение и дается повод к тщеславию и лицемерию. Отвергая высшие нравственные подвиги самообуздания и самоотречения и ограничивая всю нравственность общими обыденными обязательствами и требованиями, лютеране нравственную жизнь христиан приводят к одному невысокому нравственному уровню.

7. Отвергая внешние выражения благочестия в жизни, протестанты, вместе с тем, стараются, сколько возможно, упростить всякую внешность – обрядность в богослужении. Отвергнув большую часть церковных украшений, служб и обрядов, они оставили в своих храмах только изображение распятия, некоторые иконы, удержали пение и музыку при богослужении, колокольный звон, некоторые церковные процессии и вместо древних, оставленных ими, молитв и гимнов составили свои новые.

Самое главное и, по сути, единственное, что требует от нас Бог, это то, чтобы мы чтили Его как Бога: чтобы все свое упование возложили только на Него, чтобы мы целиком и полностью в жизни и смерти, во времени и в вечности доверились Ему.

Грех человека состоит как раз в том, что он на такое не способен, что он больше думает о себе, чем о Боге, что его сердце не принадлежит целиком и полностью Господу. Грех — это не отдельные поступки, а отдаленность человека от Бога, в обращенности человека к себе самому.
В большинстве религий, и во многих христианских Церквях учат, что человек сам должен в той или иной мере стать угодным Богу, должен работать над собой, что грех должен быть преодолен внутренними силами человека. Из-за таких призывов человек снова и снова обращается к самому себе. Спасение становится его делом. Он уповает, по крайней мере, отчасти на себя самого. И поэтому он не может все свое упование возложить целиком и полностью на Бога. Таким обра¬зом, чем благочестивее и религиознее человек, тем больше он полагается на свои собственные силы, и тем дальше он от Бога. Это замкнутый круг. В этом трагедия человеческого греха: даже если человек своими усилиями, действительно, становится лучше, он все равно, тем самым, отдаляется от Бога. И эта трагедия неизбежна, потому что человек так устроен. Все вокруг учит нас, что, если мы хотим чего-то достичь, к этому нужно приложить усилия, нужно что-то изменить в себе. В лютеранском учении это называется законом. Исполняя закон внешне, человек может выглядеть очень праведным, но так как эта праведность достигается за счет усилий самого человека, то она уводит его от Бога, и потому такая праведность это порождение греха.
Выход из этого замкнутого круга дал нам Сам Бог в Иисусе Христе: через Его смерть и Воскресение Бог простил нас, принял нас. Принял без всяких условий, раз и навсегда. Рассказ об этом называется Евангелием. Евангелие полностью переворачивает привычное мировоззрение . Если человек постигает Евангелие, то он уже больше не должен что-то делать для своего спасения. Он просто понимает, что уже спасен. Спасен без всяких заслуг. Своим спасением он обязан только Самому Богу. Свое спасение и все самое лучшее и самое великое человек теперь видит не в себе, а только в Боге. Это и есть вера: взгляд вне себя, взгляд на Хри¬ста, отказ от того, чтобы самому спасать себя, — полное доверие Богу. Верующий оказывается праведным именно тогда, когда отказывается от достижения своей праведности и принимает то, что он, такой какой он есть, праведный или неправедный — принят Богом. Словно бы без оглядки бросается человек в раскрытые объятия Бога, уже не думая о себе. Это праведность Евангелия, пра¬ведность веры. Праведность, основанная не на собственных достижениях и поступках, а только на прощении Бога. Верующий не спрашивает себя: «А дос¬таточно ли я сделал для своего спасения, искренне ли я покаялся в грехах, твердо ли я верю?». Верующий думает только о Христе, о том, что сделал Он.
Верить — значит понимать, что ничто из того, что внутри меня не может стать причиной моего спасения.
Верить значит: среди всех сомнений и искушений смотреть вне себя, — на распятого Христа и только на Него.
Это и есть исполнение того, что требует Бог: целиком и полностью уповать на Него, быть сосре¬доточенным только на Нем, только в Нем, а не в себе самом искать спасения. Поэтому только вера (а не дела, не работа над собой) спасительна. Вернее: не сама вера, а то, во что мы верим — Бог, как Он открылся нам в жизни, смерти и воскресении Иисуса Христа.
Вокруг этого центрального утверждения (исповедания), этой радикальной сосредоточенности на Иисусе Христе и формируется все остальное вероучение лютеранской Церкви, при этом оно сохраняет боль¬шинство традиционных догм христианства.

ЛЮТЕРАНСКОЕ БОГОСЛУЖЕНИЕ

Не искать собственных заслуг, но, признав свою беспомощность перед грехом, полностью довериться Богу — верить. Из-за своей греховности человеку такое очень трудно, практически невозможно. Поэтому необходимо снова и снова возвещать ему Евангелие, обращая его взгляд вне себя — на крест Иисуса Христа. Снова и снова человеку нужно провозглашать данное ему от Бога прощение. Снова и снова напоминать, что не он сам спасает себя, что его спасение — заслуга единственно Христа. В этом и есть главный смысл лютеранского богослужения. Весь ход богослужения и все устройство каждого церковного здания подчинено этой цели.
Рассказ (возвещение) о спасении осуще¬ствляется в разных формах, прежде всего — в проповеди.
Поэтому в каждой церкви стоит кафедра, с которой пастор или проповедник читает свою проповедь. Проповедь — это возвещение Евангелия в живой и сво¬бодной форме, ориентирующееся на актуальную ситуацию верующих, доступное и понятное им. Поэтому проповедь и является центром лютеранского богослужения.
Второй центр — это Таинство Причастия (Евха¬ристии), которое совершается на лютеранских богослу¬жениях регулярно (в некоторых общинах каждую неделю или даже чаще). Алтарь, стоящий в каждой церкви, явля¬ется столом для этой священной трапезы. Таинство При¬частия для лютеран является таким же Словом прощения, «сказанным» в особо материальной форме. Принимая в Причастии хлеб и вино, собравшиеся вкушают Тело и Кровь Христовы. Это значит, что сама Божья любовь ма-териальным, ощутимым образом прикасается к ним, что они в буквальном смысле принимают в себя провозгла¬шенное Богом в смерти Иисуса Христа прощение. Поэто¬му на алтаре, как правило, стоит освещенное свечами распятие, напоминающее о крестной смерти Спасителя. Также на алтаре лежит Библия, которая является древ-нейшим и авторитетнейшим свидетельством о Христе.
Алтарь открыт (к нему может подойти каждый: взрослый и ребенок, женщина и мужчина): Христос призывает на Свою трапезу всех; всех зовет Он услышать и вкусить Слово спасения. К Причастию в лютеранской Церкви обычно приглашаются все христиане, неза¬висимо от их принадлежности к той или иной Церкви, если они признают, что в этом Таинстве они принимают Тело и Кровь Христовы.
Нередко в церкви можно увидеть доску с цифрами. Это номера песнопений из специальных сборников, которые находятся в руках у прихожан. На каждом богослужении, как правило, звучит несколько церковных песнопений. Эти песнопения написаны христианами различных времен и народов. Это свидетельства их веры, их молитвы и их исповедания, к которым своим пением присоединяемся сегодня и мы.
В лютеранской церкви во время богослужения принято сидеть на скамьях или стульях, чтобы ничто не мешало сосредоточенному восприятию проповеди. Под-ниматься со скамей или опускаться на колени принято только во время молитвы или в особо важные и торжественные моменты литургии.
Часто после проповеди собираются денежные пожертвования на общинные или благотворительные нужды.
Ведет богослужение обычно рукоположенный пастор или проповедник. Однако он не обладает какой-то особой «благодатью», он не отличается от остальных ве¬рующих. Пастор — это получивший соответствующее образование человек, которому от имени Церкви официально поручено осуществлять публичную проповедь Евангелия и преподание Таинств.
Сосредоточенность на многообразном провоз¬глашении Евангелия (рассказе о прощении и спасении, которые Бог дарует человеку), открытость, простота, скромность и вместе с тем бережное сохранение древних традиций христианской Церкви — вот главные черты лютеранского богослужения.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЛЮТЕРАНСКОЙ ЦЕРКВИ

Средневековый немецкий богослов и церковный деятель Мартин Лютер (1483-1546) был одним из тех верующих, которые особенно остро переживали вопрос о своем спасении. Его учили в монастыре, что только тот спасется, кто сможет искренне и глубоко покаяться в сво¬их грехах перед Богом. Лютер неизменно спрашивал себя: «А откуда мне знать, что мое покаяние доста¬точно искренно и глубоко, откуда мне знать достаточно ли я сделал для своего спасения?». В конце концов, его ответом стало: «Я не знаю, достаточно ли мое покаяние, я не знаю, достоин ли я спасения. Ско¬рее всего, нет. Но я знаю одно: Христос умер за меня. Могу ли я сомневаться в силе Его Жертвы? Только на нее, а не на себя, буду я уповать». Это открытие потрясло и вдохновило многих из его современников. Внутри западной средневековой Цер¬кви стремительно формируется партия его сторонников, которые желают обновить церковное вероучение и про¬поведь. Так начинается Реформация. Сам Лютер не стремился к отделению от существующей Церкви и созданию новой. Его единственной целью было, чтобы в Церкви, какими бы ни были ее внешние структуры, традиции и формы, свободно звучала пропо¬ведь Евангелия. Однако в силу исторических причин раскол оказался неизбежен. Одним из его следствий стало возникновение лютеранской Церкви.

ЛЮТЕРАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ СЕГОДНЯ
Отдельные лютеранские Церкви, каждая из которых является самостоятельной, сегодня наиболее распространены в Германии, Скандинавии, Балтии и США. Много лютеран в Латинской Америке и Африке. Всего в мире около 70 млн. лютеран. Большинство лютеранских Церквей объединены во Всемирную Лютеранскую Федерацию (ВЛФ). Также большинство Лютеранских Церквей находится в полном общении с реформатской (кальвинистской, пресвитерианской) Церковью и с целым рядом других протестантских Церквей, сохранивших верность традиционным принципам Реформации. Лютеранские богословы ведут заинтересованный и плодотворный диалог с предста¬вителями Православия.
Огромен вклад лютеранской Церкви в развитие богословия, в мировую и российскую культуру. Альбрехт Дюрер, Иоганн Себастьян Бах, Георг Вильгельм Фридрих Гегель, Вильгельм Кюхельбекер, Пауль Тиллих, Дитрих Бонхеффер, Рудольф Бультман — вот лишь некоторые знаменитые имена. Каждый из них был убежденным лютеранином.
Экономическое благополучие и политические успехи современного Запада многие исследователи свя¬зывают именно с этикой Реформации, ценящей трудолюбие, ответственность, честность, следование долгу, заботу о ближних, умение твердо стоять на своих ногах, но осуждающей излишнюю роскошь.
Уже в шестнадцатом веке лютеране появляются в России. До Октябрьской революции 1917 года лютеранство было второй по числу верующих Церковью в Российской империи и насчитывало несколько миллионов верующих, преимущественно немецкого происхождения. Главой Российской Лютеранской Церкви был сам император Российской Империи. В советское время лютеранская Церковь на территории России была практически полностью уничтожена. Лишь немногочисленные разрозненные общины сумели уцелеть.
Сегодня происходит сложный и трудоемкий процесс возрождения лютеранской Церкви в России и поиска ею новых путей проповеди Евангелия в совершенно новой для нее ситуации современного мира.
Евангелическо-лютеранская Церковь — это собрание людей, глубоко затронутых событием жизни, смерти и Воскресения Иисуса Христа. Лишь в этом событии они видят основу и центр своей духовной жизни.
Евангелическо-лютеранская Церковь — это сообщество людей, которые сознают всю глубину своей вины перед Богом, всю свою греховность, но в то же время дерзновенно уповают на любовь Бога и Его прощение.
Евангелическо-лютеранская Церковь — это традиционная Церковь, признающая и принима¬ющая основные христианские вероучения:
— о троичности Бога
— о Божественности Иисуса Христа
— о необходимости Таинств (Крещения и Причастия).
Но, в то же время, это Церковь, постоянно стремящаяся к новому осмыслению древних истин, не боящаяся размышлять о богословских проблемах, ставить новые, порой «неудобные» вопросы и искать на них свои ответы.
Евангелическо-лютеранская Церковь признает истинность других христианских Церквей, возвещающих Иисуса Христа, открыта к диалогу с ними и готова учиться у них.
В своем учении, богослужении и обычаях Евангелическо-лютеранская Церковь ориентируется на формы и традиции, выработанные на протяжении тысячелетий в западном христианстве.
Члены Евангелическо-лютеранской Церкви -это не фанатики, а обыкновенные люди, не замыкающиеся исключительно в своем кругу, а готовые к общению. Люди живущие нормальной повседневной жизнью, умеющие ценить радости окружающего мира и не отказывающиеся от них.

Лютеране — это реформаторско-протестантская церковная организация, отколовшаяся от Католической Церкви (по научному — секта).

Отрицают верховную власть Риского Понтифика и необходимость Церкви со священниками как «посредников» с Богом. Отменили институт священства, заменив его выборными пасторами — профессиональными проповедниками, равными по статусу с прочими мирянами. Не признают культ святых и культ поклонения Богородице, отменили иконы и статуи.

Отрицают почти все Таинства, кроме крещения и причастия . Единственным критерием правильности веры считают Библию.

Считают, что спасает только личная вера в Христа.

Основатель — бывший католический монах-раскольник Мартин Лютер, жил в 16 веке.

На самом деле единой Лютеранской церкви нет: лютеранство — это несколько государственных церквей в странах, распространенных исключительно в Прибалтийском регионе: в Германии, Скандинавии и Финляндии, в Эстонии и Латвии (в отличие от многонациональных католиков). В остальных странах мира общины лютеран также носят сугубо этнический характер и состоят именно **из представителей и потомков немцев, скандинавов, финнов, латышей и эстонцев.

В современной России существует Сибирская Евангелическо-Лютеранская Церковь, которая позиционирует себя уже не как «немецкая или эстонская»,а как русскоязычная «наднациональная Церковь» для любого россиянина — последователя Лютера.

Есть также некоторое число консервативных лютеранских общин («высокая церковь»), которые более трепетно и традиционно соблюдают обряды и каноны Католической Церкви (например, в отличие от либеральных лютеран, — имеют институт «апостольских епископов», не признают женского «священства» и однополых браков; но не желают при этом и подчиняться Папе Римскому) и поэтому называют себя «реформированными католиками».

Главная страница / В помощь учителю / Христианство / Протестантизм / Евангелическо-лютеранская церковь

Особенности евангелическо-лютеранского вероучения

В центре евангелическо-лютеранской теологии находится учение об оправдании по милости Божьей (по благодати) через веру. Конкретизировать и развить его можно через принципиальное различие между законом и Евангелием. Согласно лютеранскому вероучению Бог говорит с человеком двумя совершенно разными способами. Эти способы именуются Закон и Евангелие. Закон и Евангелие, согласно классической лютеранской теологии, — это два принципиально различных Слова Божия, два принципиально различных образа, при помощи которых Бог обращается к людям.

По Мартину Лютеру, закон — это все требования, которые Бог предъявляет людям (как через записанные заповеди в Писании, так и через голос совести), причём требования, по его мнению, заведомо невыполнимые в их падшем состоянии. Главным является требование превыше всего любить Бога. Тем самым закон показывает человеку всю его несостоятельность и греховность, а также приоткрывает ему невероятную святость Божью. Таким образом, единственное, что может закон, по мнению Лютера, — это довести человека до отчаяния.

Закон должен показывать человеку, что никакие его дела, никакие его качества и усилия не могут ему помочь приблизиться к Богу, бесконечно далёкому в Своей святости. Ведь, идя по пути исполнения закона, стараясь оправдаться перед Богом через исполнение закона, человек так или иначе полагается на себя, на свои дела и силы, а не на Бога и тем самым вольно или невольно ставит себя самого в центр своей религиозной жизни. Поэтому путь закона для Мартина Лютера — это путь «проклятия и только проклятия».

Лютеранское вероучение особенно подчёркивает: самое главное и, по сути, единственное, что требует от нас Бог, — это то, чтобы люди чтили Его как Бога, т. е. чтобы целиком и полностью в жизни и смерти, во времени и в вечности доверились Богу. Однако грех человека заключается именно в обращённости человека к себе самому, его отдалённости от Бога.

В большинстве религий, да и во многих христианских церквях учат, что человек сам должен в той или иной мере нравственно совершенствоваться, «работать над собой», грех должен быть преодолён изнутри человеческого существа. И таким образом спасение становится человеческим делом. Человек уповает отчасти на себя самого, и поэтому он не может всё своё упование возложить целиком и полностью на Бога. Таким образом, как ни странно это звучит, согласно лютеранскому вероучению, чем благочестивее и религиознее в традиционном смысле человек, тем дальше он от Бога. В этом трагедия человеческого греха: даже если человек своими усилиями действительно становится лучше, он всё равно тем самым отдаляется от Бога.

Евангелие, как Слово Божие, учит Мартин Лютер, принципиально иное, чем закон. Оно выражает абсолютное и безусловное принятие человека Богом; ставит отношения человека и Бога на совершенно иную основу. Если человек постигает Евангелие, то он уже не должен что-то делать для своего спасения. Он просто понимает, что уже спасён, спасён без всяких заслуг и усилий со своей стороны. Спасением он обязан только Богу. Человек смотрит уже не на себя, а на Иисуса Христа, уповает только на Него. Это и есть вера: взгляд вне себя, взгляд на Христа, отказ от того, чтобы самому спасать себя, полное и безраздельное доверие одному Богу.

Лютеранское богослужение и лютеранская церковь

Главными элементами лютеранского богослужения являются проповедь и таинства. Проповедь — это свободная речь пастора или проповедника, обращённая к конкретной общине, возвещающая Евангелие, весть о Божьем прощении и принятии.

Таинствами в лютеранском богословии признаются два священнодействия — это крещение и причастие. В крещении через обливание водой верующему возвещается прощение его грехов ради Христа. Крещение младенцев означает то, что только Бог может спасти человека, но не человек сам себя.

Причастие точно так же возвещает мир с Богом и прощение грехов: «Я могу сомневаться в том, касаются ли меня лично слова пастора о Божьем прощении, но я не могу сомневаться в простом факте своего крещения или в том, что я могу регулярно причащаться». При этом для лютеран причастие (так же, как и крещение) не просто некий знак. Согласно лютеранскому вероучению в причастии человек сталкивается с реальным присутствием Христа.

Из учения о богослужении вытекает и лютеранское учение о церкви. Церковь (в отличие от православного или католического богословия) — это не «богочеловече-ский организм», не мистическая связь со Христом или «продолжение» Христа в этом мире. Церковь для лютеран — это не посредница в деле спасения и не «сосуд благодати», она сама по себе не обладает спасительной ценностью. Она лишь собрание людей, слушающих Слово Евангелия. Центр церкви и её основание — вне её, в Иисусе Христе. В понимании лютеран церковь — это сообщество людей, сосредоточенных на Иисусе Христе, на Евангелии.

Евангелическо-лютеранская этика

Для евангели-ческо-лютеранской этики характерны следующие особенности: реалистичность; евангельская спонтанность и ситу-ативность; положительное отношение к миру.
Реалистичность лютеранской этики выражается прежде всего в лютеровском учении о двух царствах, которое лежит в основе взаимодействия церкви с государством и обществом. Согласно этому учению, Бог правит в мире двумя совершенно различными способами. Во-первых, Он действует через Слово Евангелия, через безусловное прощение и спасение грешников. Возвещение этого Слова является прямой и непосредственной задачей церкви. Во-вторых, Бог действует через мирские институты, законы и порядки. Задача государственной власти, общественно-политических и экономических институтов — заботиться о земном благе людей, решать их внешние проблемы и сдерживать зло. Эта область жизни тоже управляема Богом.

Мирская жизнь не автономна. Она тоже в руках Божьих. Однако здесь Бог управляет совершенно другим способом. В мирской жизни действуют другие законы, чем в провозвестии Евангелия. Например, вполне может быть применено насилие с целью противостояния злу (необходимость полицейских сил или армии обосновывается именно этим).

Задача государства и общества — заботиться о благе человека. Церковь должна признавать эту задачу государства, уважать и принимать её. Это может выражаться прежде всего в молитве о государстве, властях, об успехах в политической или экономической жизни. Церковь, будучи социальным институтом, не может уклоняться от выполнения других, пусть второстепенных для неё, но всё же важных задач. Там, где государство не выполняет свою основную задачу или выполняет её недостаточно хорошо, церковь может и должна критиковать его, предлагать пути решения проблем: призывать отказаться от избыточного применения насилия или противостоять ксенофобии, распространённой в обществе, и т. д. Тем не менее церковь не может брать на себя проблемы государства, хотя должна оказывать сопротивление государству, если оно навязывает ей формы жизни, противоречащие Евангелию. Так было в нацистской Германии, когда многие церковные деятели активно выступали против государственного преследования евреев, спасали обречённых на отправку в концлагеря и смерть людей.

Второй особенностью лютеранской этики является евангельская спонтанность и ситуативность. Например, в дискуссии, нужно ли подавать милостыню нищему, если заведомо знаешь, что он распорядится ею не лучшим образом, мнения расходятся. Типичный ответ — милостыню подавать нужно, ведь она важна не столько для нищего, сколько для тебя самого. Лютеранство категорически против этого, так как считает, что доброе дело только тогда является по-настоящему добрым, если совершается не из желания заслужить одобрение у Бога или даже улучшить самого себя, а из спонтанного и бескорыстного желания помочь ближнему. Поэтому подлинно нравственным импульсом является не исполнение абстрактного закона, общих заповедей, а поиск способа эффективной помощи нуждающемуся человеку. Соответственно лютеранин в ситуации, требующей этического решения, ориентируется не только на «вечные» нормы и заповеди, но и на конкретную ситуацию, в которой он оказался и которая, может быть, требует нетрадиционного подхода.

Отсюда исходят две особенности лютеранской церкви: первая — кажущаяся «сухость и бюрократичность» (ведь необходимо точно выявить нужду и определить пути помощи), но в то же время эффективность её социального, диаконического служения. Вторая — большая, чем у других церквей, готовность к новым, нестандартным подходам в решении этических вопросов, с полным осознанием своей ответственности за эти решения: поступать не по написанному закону, а по любви. Любовь же очень конкретна, она всегда смотрит на конкретную нужду конкретного человека, а не на некие вечные принципы.

Третьей важнейшей особенностью лютеранской этики является положительное отношение к миру. Истоки такого отношения также были заложены Мартином Лютером, и суть их в следующем. Средневековая культура была во многом культурой аскетизма. М. Лютер открывает человеку совершенно другой взгляд на мир. Он создан Богом на радость людям, поэтому истинная духовность не может заключаться в бегстве от мира. Только живя в мире, можно жить подлинно духовной жизнью. И более того, жить в мире не значит принимать на себя всё трудное и печальное и избегать радостей мира.

Для Лютера религиозная жизнь, подлинная духовность не только включала в себя телесный аспект, но и требовала его. Телесность — неотъемлемый аспект человеческой жизни. Согласно убеждению лютеран, мы не должны делить свою жизнь, свои потребности на «возвышенное» и «низкое», «бездуховное». Отказываться от человеческих потребностей — значит противостоять Богу. Для лютеранской этики в чувственности человека нет ничего постыдного.

Разумная реализация потребностей и чувство ответственности перед Богом и ближними — вот что определяет поведение человека. Поэтому сплочённая многодетная семья представляется наиболее естественной и предпочтительной формой организации человеческой жизни, и тем не менее с точки зрения лютеранской церкви трудно раз и навсегда провести абсолютно чёткие границы допустимого. Поэтому многие современные лютеранские богословы, всячески подчёркивая безусловную ценность семьи, всё же готовы вести критический диалог и о других формах реализации человеческой сексуальности, ни в коем случае не пропагандируя её сомнительные формы, но в то же время внимательно относясь к нуждам и потребностям конкретных людей. Например, активные дискуссии ведутся по проблеме церковного отношения к незарегистрированному официально «гражданскому браку». Большинство богословов не отвергают добрачные интимные отношения.

Божьим призванием в лютеранстве становится любой честный труд. Но не только работа, профессия является призванием, призванием является и повседневная семейная жизнь. Лютер считал, например, великолепным, что отец меняет и стирает детские пелёнки, люди насмехаются над этим, но зато Бог вместе со всеми ангелами улыбается этому. По Лютеру, настоящая духовность, духовное призвание — честно вести простую, мирскую, семейную жизнь. Для лютеран идеалом являлась и до сих пор является дружная, многодетная семья. При этом сегодня подчёркивается равноправие и необходимость взаимного служения друг другу мужчины и женщины. Патриархальное распределение ролей как в семье, так и в обществе считается изжившим себя.

Организационная структура и особенности религиозной практики

Каждая лютеранская церковь является независимой. Нередко на территории одного государства может существовать сразу несколько лютеранских церквей, отличающихся друг от друга своими историко-этническими корнями, традициями или богословием. Единого центра, способного принимать обязательные для всех лютеранских церквей решения, не существует. Тем не менее подавляющее их большинство объединены во Всемирную Лютеранскую Федерацию, занимающуюся развитием внутриконфессиональных связей, а также отношениями с другими христианскими сообществами. Всемирная Лютеранская Федерация большое значение придаёт и гуманитарному, социальному служению в мире.
Каждая местная община решает свои вопросы на своём собрании, а в промежутках между ними общиной руководит церковный совет (совет общины) совместно с её пастором. Несколько общин одной церкви и одного региона могут быть объединены в пробство (деканат) с пробстом (деканом) в качестве духовного руководителя. Необходимо учитывать, что церковное служение в лютеранстве значительно отличается от того служения, которое существует в некоторых традиционных церквях (особенно православной и католической). Пастор в лютеранстве по своему духовному статусу не отличается от остальных верующих. Каждый верующий в силу Крещения является священником, т. е. не нуждается в посредниках в своих отношениях с Господом и имеет право и духовную способность проповедовать Слово Божие (учение о всеобщем священстве верующих). Однако поскольку в церкви необходим порядок, то во избежание хаоса служение публичной проповеди и преподания таинств, как правило, поручается лишь отдельным, специально назначенным на это людям — пасторам. В этом смысле служение пастора ничем не отличается от любого «мирского» призвания. Оно ничуть не более «священно». Пастор не обладает никакой особой «благодатью» или особыми «духовными дарами». Духовные предпосылки для своего служения он получает не в результате ординации (рукоположения), а, как и любой другой верующий, ещё в Крещении. Необходимость пасторского служения имеет скорее не духовную, а организационную, техническую природу.

Поскольку пастор не является священником в католическом или православном смысле слова и в духовном смысле ничем не отличается от других верующих, поскольку во Христе, в свете Евангелия, стираются внешние различия между людьми, то в большинстве лютеранских церквей на пасторское и епископское служение призываются как мужчины, так и женщины.

Порядки богослужения в разных лютеранских церквях и общинах могут быть различными. Лютеранская церковь в этой области готова к восприятию совершенно новых подходов, равно как и к возрождению древних традиций. Важным для лютеран является обряд конфирмации, на котором девушки и юноши (после соответствующего, иногда многолетнего обучения) публично свидетельствуют о своей вере и получают благословение от пастора. Этот обряд вырос, с одной стороны, из таинства миропомазания, до сих пор сохраняющегося в православной или католической церкви, с другой стороны, из необходимости наставления молодёжи в вопросах вероучения.

Заключение брака сопровождается красивым и торжественным обрядом венчания, которое, однако, таинством не считается. Оно является лишь молитвой о новобрачных, их обетом вести христианскую жизнь в браке и их благословением на совместную жизнь. Брак понимается как «светское дело» (Лютер), и моментом его заключения считается момент его официальной регистрации. Разводы не запрещаются. Повторное венчание также является возможным, хотя и требует более тщательной предварительной душепопечительской беседы с пастором.

Во время богослужений и официальных актов пасторы и проповедники лютеранской церкви, как правило, носят специальные облачения. Это может быть чёрный талар (то же, что и знакомая всем судейская мантия) или более древнее, традиционное западноцерковное белое облачение — альба. Никакой специально предписанной внебогослужеб-ной одежды не существует, однако многие пасторы носят рубашку с колларом (специальным воротником с белой полоской или вставкой). В некоторых церквях каждый пастор носит служебный наперсный крест, в других такие кресты имеют право носить лишь пробсты и епископы.

Лютеранские церкви могут быть построены в любом архитектурном стиле. В случае если у той или иной общины нет церковного здания, она может проводить свои богослужения в любом технически подходящем для этого месте или даже под открытым небом.

Во время богослужения прихожане сидят на стульях или скамьях, поднимаясь (или иногда опускаясь на колени) лишь во время молитвы или в самые важные моменты литургии. Огромную роль в жизни лютеранской церкви играет музыка. С самого начала движение Реформации завоёвывало новых сторонников своими песнопениями. И сейчас лютеранское богослужение невозможно представить себе без общинного пения. Это могут быть переложенные на современный язык древнецерковные песнопения, хоралы времён Реформации (многие из которых написаны самим Лютером), песнопения более поздних времён, современные духовные песни из разных стран и традиций.

Почти в каждой лютеранской церкви установлен орган. Без имён таких церковных музыкантов и глубоко верующих лютеран, как, например, Дитрих Букстехуде или Иоганн Себастьян Бах, невозможно представить себе мировую культуру. Имея такое богатое наследие, лютеранская церковь и сегодня большое внимание уделяет сохранению и развитию музыкальной культуры. Убранство лютеранской церкви может быть очень скромным, создающим ощущение пустоты. Такое, какое описал Ф. Тютчев в своём знаменитом стихотворении: Я лютеран люблю богослуженье, Обряд их строгий, важный и простой — Сих голых стен, сей храмины пустой Понятно мне высокое ученье.
(Я лютеран люблю богослуженье…)

Но лютеранская церковь может быть и богато украшенной, полной картин и скульптурных изображений.

Единых правил и канонов здесь не существует. Важно лишь, чтобы всё убранство церкви и всё происходящее на богослужении помогало верующим сосредоточиваться на восприятии Евангелия. Свои отношения с другими христианскими церквями лютеранство строит на принципе взаимоуважения и взаимной заинтересованности.

Плодотворный диалог на самых разных уровнях лютеранские богословы ведут с православной, католической церквями и другими христианскими конфессиями. Хотя здесь до полного церковного общения ещё очень далеко, лютеране надеются, что принцип примирённых различий может в конце концов оказаться продуктивным и в отношениях с этими церквями.

В России первые лютеране появились уже в XVI в. Первая лютеранская церковь в Москве была построена в 1576 г., спустя несколько десятилетий после Реформации.
Сегодня в силу ряда обстоятельств лютеранская церковь представляет собой две структуры: Евангелическо-лютеранская церковь и Евангелическо-лютеранская церковь Ингрии на территории России. Первая объединяет прихожан прежде всего немецкого происхождения, вторая — финского. Общая численность российских лютеран на сегодня — 50—150 тыс. человек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *