Мамин сын

Прозвище «маменькин сынок» является уничижительным для парня или мужчины, показывающее, что он излишне привязан к матери, зависит от каждого ее решения, даже будучи взрослым, и позволяет ей принимать все главные решения в его жизни за него. Как быть с такими мужчинами? Если ли будущее рядом с ними?

Некоторые определения и признаки маменькиного сынка

  • Взрослый мужчина, который все еще зависит от своей матери.
  • Взрослый мужчина, который разрешает матери контролировать большинство аспектов его жизни и решать все его проблемы, или сам поощряет мать делать это.
  • Тот, кто должен слышать или навещать свою мать каждый день, и, безусловно, больше, чем один раз.
  • Тот, кто умрет в том же месте и времени, что и его мать, потому что он просто не может жить без нее, или будет в дальнейшем потерян по жизни, поскольку он не умеет самостоятельно принимать решения.

«Маменькиными сынками» не рождаются

Человек обычно становится маменькиным сынком либо будучи изнеженным с детства, что не позволяет ему созреть морально и эмоционально, либо имея властную мать с сильным характером, которая с детства подавляла его волю и навязывала свое мнение. Очень часто такие сыновья вырастают в неполных семьях, где есть одна мать, либо в тех семьях, где муж морально слаб, «забит», не принимает участия в решении проблем семьи. Самое плохое в том, что иногда маменькиного сынка нельзя распознать сразу. Далеко не всегда такие мужчины производят впечатление «тюфячков» и безвольных слабаков. Немало из них – представительные, видные, уверенные в себе мужчины, добившиеся карьерных успехов. По такому на первый взгляд никогда и не скажешь, что он держится за мамину юбку.

Однако все очень быстро проясняется при более тесном знакомстве и особенно при знакомстве с мамой (а если мужчине вы действительно понравились, то, будьте уверены, такое знакомство состоится очень скоро, ведь ему потребуется одобрение мамы для того, чтобы встречаться с новой спутницей). И уж если маме вы не понравитесь, то дальнейшее продолжение отношений вряд ли будет иметь место, ведь маменькины сынки свято верят мнению мамы и не хотят ее расстраивать.

Типы «маменькиных сынков»

Тип первый. Такие мужчины держатся за юбку своей мамы в прямом смысле слова. Еще с детства они привыкли, что мама решает за них все проблемы – разбирается со сверстниками, «отмазывает» от армии, помогает ему поступить в университет, помогает устроиться на работу, и… находит и выбирает жену. Жить с таким человеком крайне трудно. Вы должны навсегда смириться, что мама у него всегда будет на первом месте, и вы никогда не должны претендовать на занятие ее места. Правда, если мама мужа умрет, то вам придется-таки занять ее место. Готовы ли вы тянуть на себе всю семью – быт, детей и безвольного «тюфяка»-мужа?

Тип второй. Его не устраивает чрезмерная материнская опека. Он будет стараться держаться подальше от матери, абстрагироваться от нее, что ему обычно с трудом удается. К сожалению, у таких мужчин есть отторжение от женщин уже на уровне подсознания. Он бы и рад завести серьезные отношения с жещиной, да не может этого сделать, ведь страх, сомнения и боязнь того, что женщина снова захочет его контролировать, перевешивают все остальное. Такие мужчины вообще редко женятся.

Тип третий. Такие мужчины находят для себя оптимальный вариант – и семью заводят, и маму далеко не отпускают. Они заранее ищут себе женщину, которая будет как мама — прекрасно готовить и стирать его рубашки, ухаживать и опекать, давать советы. Но он все равно будет регулярно звонить своей маме и спрашивать совета по любому поводу. В принципе, если мама и невестка поладят, у такой семьи даже может быть счастливое будущее. Предел счастья для такого типа маменькиного сынка – приходить домой и видеть двух своих любимых женщин, мило беседующих за чашкой чая. А на столе должен стоять мамин борщ, который приготовила жена…

Поделиться:

Очередные фотографии светской хроники – и мы таем от умиления: каждый второй голливудский или отечественный секс-символ появляется под руку с обожаемой мамой и поет ей хвалу при любой возможности. Сильвестр Сталлоне, Лео ДиКаприо, Мэтт Дэймон, Евгений Миронов (как и его великий однофамилец Андрей Миронов, кстати!), Сергей Лазарев, Владимир Пресняков-младший… Сильные, уверенные, успешные, — женщины не только влюбляются в них как в образцовых «мачо», но и расплываются в нежных улыбках, видя трогательную преданность и благодарность мамам. И мечтают, ох, как мечтают, чтобы их полюбил такой «маменькин сынок» — воспитанный в уважении к женщине, заботливый и верный. Кстати, предлагаю сразу же изменить формулировку. Мы говорим «папина дочка» — давайте уж тогда говорить и «мамин сын»: насмешливо-пренебрежительных интонаций эти мужчины никак не заслуживают. И мамин сын – вовсе не обязательно инфантильный безвольный холостяк, как мы привыкли думать.

А кто? «Мамин сын» – мужчина, который с детства находится со своей матерью в особых отношениях, выраженных как в недостатке внимания и любви, так и в их переизбытке и гиперопеке. Здесь самое время и место вспомнить все знаменитые анекдоты про «я продрог? – нет, ты проголодался» и про «а на боку справа пробовали? – как, лицом к маме?!», отсмеяться и обнаружить, что маминым сыном может оказаться даже Джеймс Бонд. Да-да, такой вот роскошный мужественный волк-одиночка, вполне возможно, всю жизнь… жаждет доказать маме, что достоин ее любви. На подсознательном уровне мамин сын всегда чувствует себя привязанным к матери – словно находится на вечной «службе Ее величества». А вот с точки зрения того, какой эта служба бывает, психологи выделяют четыре типа.

«Излучающий». Это именно его, когда вырастет, будут называть «мачо». В детстве его главной задачей было – радовать маму, во взрослой жизни женщины рядом с ним расцветают. Чаще всего мама воспитывала его одна под девизом: «Ты – моя единственная радость, самый лучший и любимый мужчина в моей жизни». И в ответ получала заботу и внимание, которые, по-хорошему, должен бы давать взрослый партнер. Рядом с ним мама до преклонных лет остается моложавой, яркой и привлекательной – внимание обожающего сына-верного пажа отдано удовлетворению любых ее желаний и капризов.

А что сам он в качестве взрослого партнера может дать женщине? Вот тут-то и вспоминаем Джеймса Бонда, ни одна возлюбленная которого, скажем так, не оставалась обиженной. И Костика из «Покровских ворот» (о его отношениях с мамой можно судить по отношениям с тетей – теплым, нежным и уважительным). И очаровательного Касла из одноименного сериала – с его не менее очаровательной элегантной мамой-актрисой. И даже Рудольфа-Родиона из «Москва слезам не верит».

С детства привыкший создавать максимальный комфорт для мамы, излучающий мужчина переносит эту модель во взрослые отношения – и его женщины чувствуют себя обласканными и счастливыми. До поры до времени.

Излучающий мужчина – охотник, но не в привычном стиле Казановы. Он ищет женщину, которую хочет баловать. И если она перестает стимулировать его на «нанесение добра и причинение пользы», теряет к ней интерес.

Какой же женщине суждено задержаться с ним рядом надолго? Той, что постоянно в тонусе, вечно молода, способна «заряжать» драйвом и желаниями. А еще она знает, что вся ответственность на ней и никогда не сможет позволить себе расслабиться и перейти в стадию семьи с ребенком.

Если вы так любите яркого волшебника с вертолетом, бесплатным кино и пятьюстами «эскимо», что готовы принять его блистательную инфантильность и со всем справляться самостоятельно, — это ваш случай. Просто не стоит ждать от него больше, чем он может дать. При всей внешней мужественности, главный минус этого типа вот в чем: они эффективно действуют только в «горизонтальном» формате, где отношения так или иначе связаны с сексуальностью. А когда речь заходит о глубоких чувствах и ответственности…попросту сбегают. К другой женщине, с которой можно начать все сначала, поражая галантными ухаживаниями и комплиментами.

А как же Костик? А Касл? А это «ложь – да в ней намек»: встреча с очень властными женщинами, аккуратно присвоившими материнские функции. Что не удалось бедной Кате, от которой Рудик стремительно бежал по свистку интеллигентной мамы. И в равной степени не удалось многочисленным возлюбленным Джеймса Бонда, меняющего их, как перчатки, и присягающего на верность исключительно английской королеве да своей могущественной начальнице агенту «М».

Совсем другое дело – «страдающий» тип. Если «излучающего» мама легко выпускает на выпас, зная, что навсегда останется путеводной звездой для своего мальчика, то «страдающему» покой и воля только снятся.

Несуразный Эмик в «Ликвидации», Лев Евгеньевич Хоботов в «Покровских воротах», очаровательный Трей – муж Шарлотты в «Сексе в большом городе», Дейв, сын психоаналитика-Мерил Стрип в «Моем лучшем любовнике»… Их мамы когда-то зациклились на отношениях с сыновьями и способны существовать только в них. В процессе они, естественно, полностью подавляют и пресекают любые естественные порывы к независимости и самостоятельности. А потом и сами становятся заложницами этих отношений – и отказывают в личной свободе себе. Так образуется крепкий тандем, в котором ребенок знает «на подкорке», что если уйдет в собственную жизнь, с мамой непременно случится что-то ужасное, ибо она Утратит Смысл (да, именно с большой буквы и очень патетически). Часто такие матери шантажируют сыновей болезнями, а то и возможной смертью, артистично хватаясь за сердце и сползая по стене в критический момент внезапного неповиновения. Что в такой ситуации делает сын? Приносит себя в жертву.

Иногда на улице можно встретить трогательную и грустную пару: пожилая женщина под руку с мужчиной лет пятидесяти, одетым немного по-детски. Это он, страдающий мамин сын. Он вырос в рамках «где тебя положили, там и взяли», и в дальнейшем уже не способен взять на себя ответственность. Его единственная задача и страх – «лишь бы не огорчить». Из любви, конечно. Из огромной любви ребенка к маме.

Между тем, он вполне способен быть любимым и нужным. Для женщин, которые в отношениях предпочитают руководить и контролировать. Ведь только с таким мужчиной они чувствуют себя комфортно и привычно – и будут жаловаться на него всю жизнь, но никогда не оставят. Но вот что делать той, кому свойствен совсем другой характер? Не властной Маргарите Палне Хоботовой, а Людочке?

Разобраться, так ли ей нужен «страдающий» мужчина – или она готова быть главной рядом с тем, кто никогда не оспорит этой роли, зато будет смотреть на нее с восторгом. Подумать, что будет, если (и когда) она устанет от того, что принятие решений всегда на ней. Попробовать осознанно научить его принимать решения, но знать, что для этого потребуется немало времени. Правда, если этот мужчина действительно любит, то будет очень стараться. И если предстоит принять очень сложное решение – как минимум постарается разделить ответственность.

Характер «ответственного» мужчины формирует «несчастная» мама. Может, она серьезно больна, может, у нее неурядицы в личной жизни или иной драматический анамнез вроде «тяжелого детства» или раннего вдовства. Ее сын очень рано понимает, что является единственной опорой и надеждой. Он с детства становится самостоятельным, умеет готовить и заботиться о себе. Впоследствии мужчина, выросший из такого мальчика, часто выбирает профессию, связанную с возможность помогать. Врачи, психологи, сотрудники МЧС – такие вот варианты. У «ответственных» маминых сыновей вырабатывается потребность спасать и отдавать себя людям. Хотя изначально речь шла о спасении лишь одного человека – мамы.

Посмотрите, какие разные примеры: Женя Лукашин из «Иронии судьбы», Форрест Гамп, наследник обедневшего английского поместья Джон из «Легкого поведения», да даже Давид Гоцман в «Ликвидации»… И, кстати, из юного Ромки в «Вам и не снилось» в перспективе мог получиться такой мужчина- его мать и бабушка выстроили для этого идеальную западню, выбраться из которой помог только случай и бескомпромиссный возраст первой любви. Ну, а самый одиозный пример самоотверженного служения выросшего маминого сына явлен в «Искренне вашем Шурике» Людмилы Улицкой.

Такие мужчины – очень хорошие друзья, ответственные семьянины и заботливые отцы. Они всегда выручат в беде, проявят щедрость и понимание. Но при общении с ними иногда вы чувствуете что-то такое… словно невидимую преграду, некоторую дистанцию. Она нужна им самим – чтобы не «перегореть», иначе они будут с излишней назойливостью и энтузиазмом штурмовать крепостные стены и рубить головы драконам.

Вы полюбили такого маминого сына? Что ж, это вполне семейный человек. Если только у него не произойдет упомянутое эмоциональное выгорание на почве слишком активной помощи. Долго он не выдерживает: или болеет, или грустит, а вам приходится принять на себя гнев свекрови, чьего мальчика «вы совсем заездили». Потому что, когда ваш рыцарь слезает со своего белого коня, он превращается в грустного больного котика, и вместо заботливого мужа вы обнаруживаете усталого и капризного партнера, который сам нуждается в помощи.

Вам придется быть готовой, что все всегда на вас, пока любимый в мыле спасает других. Но – терпение! Если он эффективен, его уважение к себе возрастает – силы возвращаются, и он снова подставляет плечо вам.

В отличие от «тоскующего» маминого сына, вся жизнь которого – поиск подходящего плеча. Хотя с виду, между прочим, и не скажешь. «Альфи» в исполнении Джуда Лоу, или матерый ловелас Гарри-Джек Николсон в «Простых сложностях», Алекс из «Метода Хитча» в исполнении Уилла Смита или Эдди Мерфи в стареньком, но блистательном «Бумеранге»… Это они-то – мамины сыновья, да еще и тоскующие?! С высокой вероятностью. Как, впрочем, и обратный пример – Орсон в «Отчаянных домохозяйках», чью жизнь едва не разрушила властная холодная мать, любовь которой он тщетно пытался заслужить.

Их мамы, в силу каких-то обстоятельств, были эмоционально или физически далеки от своего ребенка. Отсутствовали. Игнорировали. Либо, обладая «сильным» характером, бесконечно ругали, физически наказывали и подавляли любые желания и потребности. Ребенок, растущий в таких условиях, в глубине души чувствует: что-то не так. На самом деле мама, кажется, должна любить? Но не любит – и, может быть, дело в нем? Логика простая и убийственная: сын начинает чувствовать собственную вину: видимо, именно из-за него она не может вести себя по-другому.

Часто таких мальчиков вообще воспитывают бабушки. Но даже самым любящим не под силу компенсировать недостаток материнского внимания и ласки. Потребность в любви, в результате, проходит через всю жизнь выросшего тоскующего мужчины. И женщины это отлично чувствуют: «ой, девочки, он такой… как котенок… так и хочется приласкать». Правда, «котенок» часто оставляет на душе раны, достойные тигриной лапы. В молодости они часто – самые ярые дон-жуаны. Подсознательно они ждут от близости, что тепло физического контакта заполнит душевную пустоту. Не получилось? Что ж, тогда мы идем к вам! Их талант – ювелирное умение улавливать настроение женщины. Еще бы: с детства они отточили его, «читая» по маме, что сделать, чтобы она обратила внимание и приласкала.

А с возрастом из молодого попрыгунчика выковывается матерый «ходок». Да-да, это все те же мамины сыновья, и вполне себе тоскующие. Они «не могут отказать женщине» и порхают от одной к другой, пытаясь обогреть их или, если честно, согреться самим…

Вы полюбили «тоскующего»? Что ж, имейте в виду, его потребность – согреть и согреться, но до определенного предела, семья в планы не входит. Чтобы его удержать, обратите внимание на стратегию «излучающего» типа. Но помните: «тоскующий» выбирает не ярких, а наоборот – не уверенных в себе. Как альфонс, безошибочно спикировавший на героиню Инны Чуриковой в «Плаще Казановы». И рано или поздно, решив, что уже достаточно вас «обогрел», он отправится помогать другой женщине.

Это – классические типажи, и при встрече с ними имеет смысл как можно раньше и решительнее задать себе вопрос: я точно «потяну»? Если любовь так сильна, что обратной дороги нет, обратите внимание на наши рекомендации. Если же вы еще не определились с желаниями… Подумайте трижды.

…Впрочем, об одной категории маминых сыновей мы еще не упомянули. Она встречается крайне редко, впору занести в «красную книгу». Эти мужчины любят, ценят и бесконечно уважают своих матерей…за то, что те воспитали их мужчинами и отпустили – независимыми, самостоятельными, сильными и верными.

Михаил Булгаков, сражаясь с демонами эпохи, тихонько звал со страниц «Белой гвардии»: «Мама, светлая королева, где же ты?»… Владимир Набоков в «Далеких берегах» мучительно пытался передать чистоту и величие своей мамы, которую всю жизнь искал во встреченных женщинах. Ромен Гари добился немыслимых успехов как писатель, военный и дипломат только потому, что однажды на заре юности пообещал это своей самоотверженной маме. Они есть. Они бывают. И встретить такого маминого сына – большая удача. Как, впрочем, и воспитать, будучи его мамой.

Маменькин сынок, хороший мальчик – довольно распространенные определения, часто используемые людьми. Как часто мы слышим от друзей и подруг – вон этот до сих пор за мамину юбку держится, уже полтинник скоро, а он все с мамочкой живет! Чаще всего окружающие просто смеются над ним, но никто на самом деле по настоящему не понимает всей глубины трагедии человека с таким жизненным сценарием.

Проблема в том, что такой человек всем пытается угодить, всех уважить, только бы им не было плохо. Т.е. свою безопасность он ставит в зависимость от хорошего настроения других людей. Но при этом надо понимать, что человеческий социум это не уютное домашнее гнездышко, это аналог первобытной стаи, где каждый борется за свое место под солнцем. И конечно нашему хорошему мальчику приходится туго в этой стае. При том, что он пытается быть лояльным обществу, быть как все, т.е. быть успешным, здоровым, богатым, он не может этого добиться привычными для него методами, угождая всем. Его либо используют, либо просто не принимают всерьез. Такой человек пребывает в острейшем внутреннем противоречии, когда есть желание быть лучше всех, но нет свойств, чтобы достичь этого. Угодить всем сразу, да так, чтобы и тебе досталось, невозможно, у всех разные и противоречивые интересы.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент о комплексе хорошего мальчика из тренинга по системно-векторной психологии:

Хорошим мальчиком не рождаются, им становятся. Этот сценарий формируется в процессе взаимоотношений между сыном с анальным вектором и кожно-зрительной мамой. Из системно-векторной психологии мы знаем, что у зрительного вектора все наоборот, не так как у нормальных людей, т.е. по сути животных в хорошем смысле этого слова. Зрение – это антиживотное, антижизнь. Если у всех нормальных матерей есть животный инстинкт к своему ребенку, и она готова любого загрызть, кто посмеет тронуть его, то у кожно-зрительной такого инстинкта нет. У нее нет ценности семьи, инстинкта продолжения рода. Она начинает устанавливать эмоциональную связь с ребенком только где-то к 3-м годам. И это все равно не материнский инстинкт, она любит его по культурному типу, не по-животному. Точно также она любит цветочки, животинку, подружек. Т.е. для нее первично именно установление эмоциональной связи с ребенком.
Любой анальный ребенок восприимчив к похвале, можно сказать, что это такой ключ к его мотивации. Например, кожного ребенка на похвалу не купишь, ему велосипед подавай, тогда он будет стараться получить пятерку по литературе. Что касается анального малыша, то неразвитая кожно-зрительная мама быстро понимает, что им легко управлять через похвалу. Такая мать находится в состоянии страха, что ведет ее к поиску удовлетворения своей эмоциональной амплитуды путем получения эмоций от окружающих людей, а не отдачи их от себя, как в развитом зрительном векторе. И ближайшим кандидатом для получения эмоциональной близости становится собственный ребенок.

А если еще проблемы в личной жизни с папой или с другими мужчинами, то тут начинается такая эмоциональная раскачка, жалобы, истерики, закатывание глаз, что сыну только и остается, что отдуваться за всех мужчин в жизни его матери, успокаивать ее, делать так, чтобы ей было приятно. Кроме того, неразвитый кожный вектор мамы создает для ребенка неадекватные запрет и ограничения, везде «нет!» и «нельзя!», что губительно для психики анального ребенка, и заводит его в ступор.

А ведь мы же анальные мальчики самые хорошие, мама для нас самое святое, когда мы взрослые, за мать убить готовы. Мама – гарант безопасности любого ребенка, а анального в первую очередь. И мы готовы сделать все, только чтобы она осталась жива и продолжала обеспечивать нам сохранение нашей целостности. Тем более, если присутствует зрительный вектор, то значит есть и бурная фантазия, воображение. Мы начинаем придумывать, фантазировать, накручивать. Мама в плохом настроении, у мамы голова болит, у нее давление, почки и т.д. Это я во всем виноват! Это я опоздал на 5 минут и пришел домой не в 18.00 как положено, а в 18.05. Все из-за меня, она наверное умрет теперь. Господи! Только бы в этот раз пронесло, и мама осталась жива, никогда больше так не буду делать! Всегда буду слушаться маму!

Такое эмоциональное манипулирование со стороны мамы вызывает у сына чувство вины, ведь он воспринимает это все через себя, свои свойства. Он постоянно чувствует себя виноватым, непослушным ребенком, и не может выровнять свой перекошенный квадрат, т.к. мама никогда не будет довольна им, ведь у нее внутреннее состояние такое, по сути, он здесь не причем, но понять это никогда не в состоянии.

И этот сценарий взаимоотношений с мамой переносится в жизнь за пределами дома. Внешне даже это может быть вполне благополучный человек, у него со всеми хорошие отношения, он хорошо делает свою работу. Но никто не знает, что творится у него внутри, чего стоит ему это внешнее благополучие и успешность. Эмоциональную зависимость от мамы он переносит и на остальных людей. В результате он быстро разочаровывается в жизни, понимая, что живет не своей жизнью, а жизнью других людей. Без одобрения он не может и шагу ступить, сидит в ступоре как пес, ожидающий команды своего хозяина. Появился внешний стимул – сделал. Для себя такой человек никогда ничего не будет делать, напротив, будет всячески избегать этого из-за страха вступить в противоречие с чьим-либо желанием.

Если у анального человека есть еще зрительный вектор, то это вообще самые лучшие люди: он лучший профессионал, муж, отец, когда это развито наружу, т.е. для других. Отличие мужчины с таким же векторальным набором, но с комплексом хорошего мальчика в том, что он это свое свойство использует для себя и стремится быть не самым лучшим, а хорошим. В этом огромная разница. Он делает хорошо не ради другого, а ради себя, чтобы его похвалили. И зачастую люди не любят таких, потому что они чувствуют, что он стремится доказать им, что он лучше их, выше их, а они пустое место. Он конкурирует с вами за внимание, за похвалу, и ему по большому счету не важны ваши чувства, когда он делает вам добро, главное для него – это получить похвалу и почувствовать себя в безопасности. В этом проявляется также и неразвитый зрительный вектор, т.е. человек как бы помогает вам, сопереживает внешне, а внутри сосредоточен только на себе, думает о своей эмоциональной «выгоде».

В случае, если мать не отпускает от себя ребенка будь то по причине страха или эмоционального шантажа, он вырастает неразвитым, неприспособленным к жизни, архетипичным, т.е. неадекватным современным условиям жизни. И тогда он не может реализовать существующие в нем желания и естественно страдает от этого. Единственное, что ему остается – это быть с тем человеком, который как ему кажется понимает его, помогает ему, с кем у него есть эмоциональная связь (догадайтесь с кем). С другими людьми чаще всего у него эмоциональной связи нет, т.к. мама не хотела делить своего сына ни с кем, и привязала его к себе крепкими нитями эмоциональной зависимости.

Мы привыкли считать, что раз психология – это наука, ее преподают в университетах, обучают специалистов, то она может объяснить поведение любого человека, что есть некиезаконы, которые выведены в психологии и специалисту остается только применить их на практике. Однако в реальности мы видим, что эти законы существующим психологам неизвестны, они тыкаются наощупь, ориентируясь по большей части на свой опыт и на то, что написано в книгах (т.е. на опыт предыдущих таких же «психологов»), и не могут помочь человеку.

Только системно-векторной психологии известны все имеющиеся психотипы характера человека и только с помощью системного мышления можно понять себя и избавиться от негативных программ поведения. Путем осознания своих желаний и степени их наполнения можно постепенно своими собственными усилиями прийти к их адекватному наполнению. И тогда болезненная зависимость от других людей сама собой проходит, человек начинает отдавать, а в отдаче нет места комплексам.

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *