Матушка сепфора клыково

Неотступная молитва по соглашению

https://www.youtube.com/watch?v=finodQYuEoA&t;=143s Дорогие братья и сестры! Предлагаю почитать молитву по соглашению Схимонахине Сепфоре Клыковской в течение 40 дней! С 1 Ноября по 10 декабря. ИМЕНА ПИШИТЕ В КОММЕНТАРИЯХ. ВСЕ, КТО ПИШЕТ ИМЕНА ДЛЯ ОГЛАШЕНИЯ, НЕПРЕМЕННО ВСТАВАЙТЕ НА СОБОРНУЮ МОЛИТВУ ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ УЧАСТНИКАМИ. ЭТО НАШ МОЛИТВЕННЫЙ ТРУД ЗА НАШИХ БЛИЗКИХ.
ПОЖАЛУЙСТА, ПРОШУ ВСЕХ УЧАСТНИКОВ, НЕ ЗАБЫВАЕМ ПО ВОЗМОЖНОСТИ ОТМЕЧАТЬСЯ В КОММЕНТАРИЯХ ПОСЛЕ МОЛИТВЫ!!!
СЛЕДИТЕ ЗА СПИСКОМ, В НЁМ ВОЗМОЖНЫ ИЗМЕНЕНИЯ!!! Молимся в любое удобное время — ЕЖЕДНЕВНО!!!

Помимо канонизированных святых есть еще один особый вид почитаемых усопших — подвижники благочестия. Канонизации почти всегда предшествует почитание святого как подвижника без всякой на то официальной санкции. На могилах таких подвижников и праведников, еще при жизни прославившихся богоугодным житием и особыми благодатными дарами, поются частые панихиды, в дни их смерти совершаются заупокойные Литургии, их имена вносятся в синодики для каждодневного поминовения на Литургии. Над гробами подвижников благочестия устраиваются памятники в виде арки или часовни, иногда с изображениями подвижников на надгробницах.
Почитатели усопших составляют им службы и акафисты, хотя они и не имеют церковного употребления. В своих келейных молитвах почитатели, верующие в их святость, обращаются к ним как к угодникам, предстоящим перед Престолом Божиим.
Иногда при гробницах почитаемых подвижников пели одновременно и панихиды, и молебны. Патриарх Иосиф дозволял петь на гробнице Соломониды, разведенной супруги Великого князя Василия III, не только панихиды, но и молебны. Святой Анне Кашинской после ее деканонизации и до восстановления чествования ее памяти пели панихиды, а затем читали молитвы с обращением к ней как к угоднице Божией. В XIX веке преподобному Максиму Греку в Троице- Сергиевой Лавре пели панихиды с тропарем ему как святому.
Писали и иконы неканонизированных подвижников. Перед этими иконами возжигали свечи, их лобызали; иногда такие иконы помещали в церквах. В большинстве случаев канонизации святого предшествует его народное почитание как подвижника благочестия.

Протоиерей Владислав Цыпин
Курс Церковного Права
Москва, 2004 год

Схимонахиня Сепфора ( в миру Дарья Николаевна Шнякина) была монахиней в миру долгие годы. И только за два года до кончины подвизалась в обители «Спаса Нерукотворного пустынь» в селе Клыково, что совсем недалеко от Оптиной пустыни. Родилась матушка 19 марта 1896 года в местечке Глухово Тамбовской губернии, а умерла в 1997 году, 13 мая.
Господь даровал ей такую долгую жизнь, чтобы не прервалась связь времен.
Однажды матушка Дарья уединенно молилась, и вдруг явились Ангелы, которые стали ходить вокруг нее, совершая какой то обряд. Когда они начали одевать ее в монашеские одежды, она поняла, что это – постриг. Вскоре Дарья приехала в Лавру и здесь, на исповеди, рассказала о своем чудном пострижении в иночество. Тогда ее благословили на постриг в мантию, который совершили здесь, в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, 20 октября 1967 года. Она была наречена Досифеей. Это произошло так незаметно, что даже дочери матушки далеко не сразу об этом узнали.
Соседи ее знали как «бабушку Дашу», а у этой бабушки – схимническая молельня, где нет ничего лишнего: кровать, столик, стул и божница с иконами. На гвозде плащ-пальто на все сезоны. На полу – три кирпича.
За великую любовь к Богу, к Церкви, к людям, в матушке Досифее открылись духовные дарования: дар молитвы, дар любви, дар прозорливости.
В декабре 1989 года владыка Серапион, Митрополит Тульский и Белевский, постриг матушку Досифею в схиму с именем Сепфоры ( Семфора — птичка (древнеевр.) Это имя носила жена пророка Моисея Боговидца) . Матушке было девяносто три года, но она в тишине уединения сокровенно несла молитвенный подвиг, немного приоткрытый лишь ее келейнице.
Матушку Сепфору очень беспокоило то, что ей, схимнице, придется умереть в миру. Долго она молилась Матери Божией, и вот Та явилась ей однажды ночью во сне, в ее маленькой келейке в Киреевске. «Ты не умрешь в миру, – сказала Она. – Ты умрешь в Клыкове, в монастыре». Матушка лишь подумала недоуменно: «А где ж оно такое есть?», как Пречистая ответила: «Не надо тебе знать. Придет время – священники сами к тебе приедут». И матушка стала ждать.
Схимонахиня Сепфора (+13.05.1997) преставилась на 102-м году. Ей, великой молитвеннице, прозорливой старице, отошедшей ко Господу в конце ХХ века, в мае 1997 года, было дано прожить долгую жизнь. Верно, для того, чтобы донести до людей нового времени традиции старинного благочестия, подлинной праведности, крепкого стояния в вере. Матушка Сепфора духовно подкрепляла оптинских монахов и послушников. За советом и наставлениями к ней ехали из других обителей, миряне из Москвы, Тулы, Тамбова, Смоленска. Среди ее чад – настоятели, игумены, монахи, послушники, миряне, которым она помогла выправить путь к Богу, а иногда переродиться, начать жизнь сызнова.
Ее наставления и поучения преобразили жизнь каждого из тех, кому посчастливилось с ней общаться. Ее непрестанными молитвами, по словам наместника обители о. Михаила, ожило и сдвинулось с мертвой точки дело строительства монастыря, казавшееся в такой глуши неподъемным. Благодаря ей многие люди первый раз в жизни сделали ошеломительное открытие: молитва изменяет мир! Насельники монастыря были свидетелями многому: и исцелениям, и точным исполнениям ее предсказаний, и чудесам! По утверждению о. Михаила, с ней казалось, «что между Небом и землей вообще нет никакой дистанции, настолько помощь ее была очевидна».
Двух лет не прожила матушка Сепфора в Клыкове, кажется, это очень недолгое время, но, судя по плодам, то есть, по всему, что Господь совершил здесь по ее молитвам, не на краткий миг и не бесследно промелькнула она здесь. Сколько людей – иноков и мирян – светом истинной веры напиталось возле нее! Сколько их по молитвам ее вышло на тесную дорогу вечного спасения и души свои повергло к ногам Господа!
После кончины матушки Сепфоры в ее келии замироточила фотография матушки, вставленная в рамку со стеклом. Приехавшая оптинская братия стала свидетелями этого чуда…

Ум воздымается горе, и хочется от сердца сказать: ты, матушка, за чистоту сердечную и крепкую веру приявшая свет Духа Святаго, водворившаяся в сонме блаженных на небесах помяни и нас, грешных, призри на житие наше, как призирала на земле; помолись о нас, как здесь молилась, да прославим Господа Бога нашего, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

ПРЕДНАЧИНАТЕЛЬНЫЕ МОЛИТВЫ

Царю́ Небе́сный, Уте́шителю, Ду́ше и́стины, И́же везде́ сый и вся исполня́яй, Сокро́вище благи́х и жи́зни Пода́телю, прииди́ и всели́ся в ны, и очи́сти ны от вся́кия скве́рны, и спаси́, Бла́же, ду́ши на́ша.

Молитва по соглашению
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты сказал пречистыми устами Твоими: «Истинно говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни просили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Непреложны словеса Твои, Господи, милосердие Твое бесприкладно и человеколюбию Твоему нет конца. Сего ради молим Тебя: даруй мне, и всем тем, кто возносит сейчас с нами соборную молитву, имена Ты их Господи знаешь Сам, согласившимся просить Тебя молитвами Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и блаженной старице Схимонахине Сепфоре Клыковской о даровании здравия, укрепления, исцеления, вразумления и избавления от действа дьявольского, о скором выздоровлении от различных телесных и душевных недугов; о семейном благополучии; мире и любви между супругами, о воссоединении семей; о смягчении наших сердец и наполнение их любовью, верой православной и терпением; о помощи в разрешении финансовых трудностей и избавлении от долгов, о долгих годах благоденственной и спасительной жизни рабам Твоим:

Потоиерею Виталию, матушке Елене со чадами, Александру, Елене со чадами, бол.забл.Елене, забл. Георгии, отр. Алексии, отр. Анастасии, забл.т.бол. Сергию, бол. Татиане, т.бол. Тамаре, бол. Ирине, Владимиру,
Евгении, Льва со ср., Марины, Евгении со чад., тяжко бол. Максима,
Николаю, Ольге, Павлу, Евгении, мл.Михаилу, Константину, Надежде, Павлу, Елене со чадами,
Андрея, Ольги,
Екатерине, Светлане, Сергию, Артемию, Илие, Алле, Евгению, Ольге со срод,
Ирине, Вере, Фотинии, Роману, Любови, Ольге, Нине, Павлу, Валентине, Олегу,
Максиму, Алексии, Владимиру, Михаилу,
Василию, Георгию, Натальи, Неонилы, Любови,
Екатерины,
Андрея,
Любови,
Татианы, Симеона, Ирины, млд. Ники, Иулии, Никиты. Вразумлении Александра, Марии, Владимира,
Ирины,
Виктории, Георгия, Лидии, непразд. Анастасии, Галины, Павла, Ирины, Елены, Фотинии,
Иулие, Евгению, Никите, Анастасии, Фотинии, отр.Максиму, бол.Марии,
Любови, Георгии, Сергию, Татиане, Игорю, Ирины, Людмилы, Фотинии, Николаю, Ольги,
Роману, Наталье, забл.Николаю,
забл. Елены, забл.Георгии, отр.Анастасии, отр. Алексии,

и о всяком прошении, просьбы которых Ты, Господи, знаешь Сам. Услышь также и мою просьбу и помоги мне (проговорите просьбу своими словами). Молим Тебя об исполнении наших прошений. Но да будет не так, как мы хотим, но как Ты, Господи — да будет во веки воля Твоя. Аминь.
Кондак Пресвятой Богородице
Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.
Кондак 1
Избранную измлада святым Богом, предивную угодницу Христову блаженную Сепфору преподобную, похвальными песньми возвеличим. Ты бо еси всем благое утешение и в скорбях сущим тихое пристанище моли о нас Владыку, да зовем ти;
Радуйся, преподобная мати Сепфора, певчая птичка луга духовнаго.

Молитва
О, преподобная и богомудрая мати наша Сепфора!
Божия вестница быстрокрилая, нисходящая до земли. Скорая и дивная помощнице в скорбех и болезнях, в нуждах и печалех всем с верою и любовию притекающим к тебе. Умоли всемилостиваго Бога и Заступницу усердную Пречистую Деву Богородицу, яко да возгорится в сердцах наших огнь любви Божественней, неиссякающей и неугасающей. Да смиренным сердцем славим и благодарим Господа, научающего нас предаватися воле Его святей. Научи нас всех любить и всем прощать, дабы улучить и нам прощение грехов и прегрешений наших на страшном Судище Господа нашего Иисуса Христа, Ему же честь и поклонение подобает со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь.

Кондак 13
О, смиренномудренная голубице Христова, преподобная мати наша Сепфора! Яко имуще криле злате, вознеслася еси к высоте Небесней. Приими ныне малое сие моление наше и огради нас кровом крилу благодати Божественней. Да ограждаеми молитвами твоими беспрепятственно пройдем мытарства воздушныя, и вселимся в Чертогах вечнаго радования, воспевая Богу: Аллилуиа. (читаем кондак 3 раза)

Блаженная старица Схимонахиня Сепфора ! Всем людям ты помощница, помоги и мне в ситуации(беде) моей (…..). Не оставь меня помощью и заступничеством своим, моли Господа о рабе Божьем (имя).Благодарю тебя за помощь твою святую. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Величание:
Ублажаем тя, святая праведная мати Сепфоро, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего.

Достойно есть яко воистинну блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова родшую, сущую Богородицу Тя величаем.
Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь
Господи помилуй (3 р). Благослови.
Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Пустынь в сердце

В Пустыни Спаса Нерукотворного, расположенной неподалеку от Оптиной Пустыни — в старинном селе Клыково, в конце XX в. жила удивительная старица, схимонахиня Сепфора, носительница редчайших духовных даров, трудно совместимых с нашим временем оскудения веры, – глубокого смирения, сильной дерзновенной молитвы и прозорливости.

Матушка Сепфора (в миру – Дарья Николаевна Шнякина, урожденная Сенякина, 1896–1997) прожила в Спасовой пустыни всего около полутора лет, окормляя братию и паломников, но сколько всего произошло за это время… Ее наставления и поучения преобразили жизнь каждого из тех, кому посчастливилось с ней общаться. Ее непрестанными молитвами, по словам наместника обители о. Михаила, ожило и сдвинулось с мертвой точки дело строительства монастыря, казавшееся в такой глуши неподъемным. Благодаря ей многие люди первый раз в жизни сделали ошеломительное открытие: молитва изменяет мир! Насельники монастыря были свидетелями многому: и исцелениям, и точным исполнениям ее предсказаний, и чудесам! По утверждению о. Михаила, с ней казалось, «что между Небом и землей вообще нет никакой дистанции, настолько помощь ее была очевидна».

Иисусова молитва

Почти невероятно, что интенсивная духовная деятельность этой простой женщины, родившейся в глухой Тамбовской деревне и прожившей, по обычным меркам, вполне заурядную жизнь в миру, долгое время была никому не видна. Лишь ближе к концу своего пути великая молитвенница, что сравнилась в своем молитвенном подвиге со знаменитыми подвижниками прошлого, была явлена миру.

Детство матушки Сепфоры, тогда еще Дарьи, было таким же, как у всех крестьянских детей. Она и в поле работала, и на скотном дворе, и еду готовила, и пряла, ткала, вышивала. Но с ранних лет девочку тянуло к монашеской жизни. Монашки научили Дарью Иисусовой молитве. И что бы она ни делала, про себя повторяла эту молитву, ведущую, по выражению исихастов, к единению с Богом – смыслу и цели христианского делания. «Вот, бывало, грядку копаешь, – вспоминала впоследствии матушка Сепфора, – толкнешь лопату-то и разом: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий…» А потом тянешь ее обратно и договариваешь: «Помилуй мя, грешную».

Среди родственников отца и матери Дарьи были монахи; а те, которые жили в миру, ходили по святым местам и на Афон помолиться. Оттуда дед принес для нее, семилетней, четки от прозорливого старца. И стала бы Дарья монахиней, если бы не тяжелые времена. Шла война, отец умер, да и средств особых не было, чтобы уйти в монастырь, (раньше туда с пустыми руками не принимали), и мать благословила Дарью на брак. У свекра хозяйство было большое, ни минуты свободной не оставалось; но душою она «простиралась» к Богу, и что бы ни делала, творила Иисусову молитву. А еще втайне от всех Дарья строго постилась. Мяса никогда в рот не брала. И все больше молчала.

В 1933 г. семью жестоко раскулачили, и она с четырьмя дочками в одночасье оказалась на улице. Их приютила одна старушка. Первое время просили милостыню, потом Дарья стала шить на заказ. Лишь когда удалось перебраться к мужу в Болохово (Тульская область), – муж уехал туда еще до раскулачивания, чтобы заработать и перевезти семью, – стало полегче, хоть и жили поначалу вшестером в проходной комнатушке, спали на полу… Потом началась война, а вместе с ней пришли новые горести и тяготы. Дарья молилась: «Господи! Не дай погибнуть!»

«Душа – лучший храм Божий, и кто молится в душе, для того весь мир стал храмом».
Старец Силуан Афонский.

Когда муж вернулся с фронта, жизнь стала налаживаться. Но в 1955 г. он умер. Дочки выросли. Именно в это время ее напряженная внутренняя жизнь мало-помалу стала открываться окружающим. У нее даже появились духовные дети, которые советовались с ней по всем вопросам.

«Вы не из Клыкова?»

В 1967 г. уже на склоне лет в Свято-Троицкой Сергиевой лавре ее постригли в мантию с именем Досифея. Она подолгу жила у дочери Александры, которая купила небольшую часть дома рядом с лаврой; или отправлялась в Киреевск (Тульская область) к дочери Параскеве, которая, рано овдовев, осталась с маленькими детьми на руках. И опять матушка занималась домашним хозяйством, обихаживала детей, водила их в церковь за 8 км от дома, а в душе молилась.

В 1989 г. ее постригли в схиму с именем Сепфора (в переводе с древнееврейского – «птичка»; так звали жену пророка Моисея, получившего от Бога скрижаль с Десятью заповедями). Это редкое ветхозаветное имя, которым почти никого и не нарекают при пострижении в схиму, заставляет вспомнить о библейских праведниках, которым матушка так близка была по духу и молитвенному подвигу.

Она все больше стала жить в Киреевске. В своей небольшой комнатенке, больше похожей на келию, матушка читала так любимую ею Псалтирь («она такая сладкая, из нее и служба вся составлена», – говорила она), уединенно молилась, прося за близких и за дальних. Об одном горевала, что придется ей, схимнице, умереть в миру.

Но однажды, по молитвам матушки, к ней явилась Пресвятая Богородица и сказала: «Ты не умрешь в миру, ты будешь жить в Клыково, и там окончишь жизнь». На безмолвный вопрос матушки: «А где же оно такое есть?» – Пречистая отвечала: «Не надо тебе знать. Придет время – священники сами к тебе приедут». И матушка стала ждать, встречая каждого приезжающего вопросом: «Вы не из Клыкова?»… Прошло несколько лет. И вот, наконец, приехали из Клыкова, где только-только начал восстанавливаться храм Спаса Нерукотворного.

Храм Спаса Нерукотворного, закрытый в 1937 г., вернули Церкви в начале 90-х. К этому времени от него остались только разрушенные стены. По благословению митрополита Калужского и Боровского Климента решено было устроить здесь Архиерейское подворье. В 1993 г. зародилась Спаса Нерукотворного пустынь.

В 1996 г. под Рождество матушку перевезли в Клыково, в новый сруб, в котором только заканчивали отделку. Но она радовалась. Говорила: «…Господь вернул мне деревящечку».

Дарованное Богом

«С ней всегда было легко. С ней можно было говорить обо всем: о наболевших вопросах, о строительстве храма, о судьбах России, даже о ремонте машины. Она во всем разбиралась, точнее все знала. Только далось ей это не высоким образованием, а молитвами, Богом даровано было», – вспоминал о. Михаил. «По ее молитвам тогда мы просто на крыльях летали», – рассказывали монахи. И работа закипела, и пожертвования пошли, и благодетели появились.

Для многих людей, общавшихся с матушкой Сепфорой, было очевидно, что «слепая старица видит ангельский мир так же ясно, как вот мы видим друг друга», что «для нее само Небо открыто». Сохранилось много историй о провидческом даре матушки. Она зрила все потаенное в людях, их предназначение и грядущие события жизни.

Имела она и дар утешительный. Отчаявшиеся уходили от нее ободренными, печальные – с надеждой в сердце, сомневающиеся – с верой в душе. Многие говорили: «Приходишь к матушке ощипанным куренком – больным, несчастным, унылым, а уходишь белым лебедем. Как будто не идешь уже, а летишь». Но самое важное, если человек попадал к ней, он начинал постепенно поворачиваться в сторону молитвы. Сила ее веры укрепляла и возжигала веру других.

Матушкины уроки

Матушка многому учила своих духовных чад. Вот только некоторые из ее наставлений: «Не блуждай мыслями, молись», «Вот все, что тебе скажут, исполняй как для Господа. А главное – с Господом надо все время быть. Будешь с Ним, и Он с тобой будет», «Послушание дороже всего», «Не ропщи ни на кого», «Отдай себя Господу», «Сила бывает не от еды, сила от Господа… Вот без Бога хоть объешься – все без толку. С Ним … и встанешь бодрым, и голодный пойдешь».

Матушка неустанно повторяла, что надо чаще обращаться к святым. Если висит у тебя дома пять икон, каждой надо знать тропарь, житие святого, чтобы это не было чужим. Иначе это не иконы, а выставка картин. Говорила также, что надо все время обращаться к миру Горнему.

Как-то ей пожаловались, что порой хочется убежать от повседневной суеты в уединенное место. «Радость моя, – сказала матушка, – пустыня везде». «Где?» – последовал вопрос. Она коснулась рукой груди. «В сердце… Вот Он здесь с нами Господь… И Матерь Божия. Где их искать, если Они тут с нами?»

«…Дух Божий не смотрит ни на ученость, ни на «простоту», ни на богатство, ни на бедность, а только на сердце человеческое, и если оно пригодно, то Он там живет и дышит…» Митрополит Вениамин (Федченков).

Старица предвидела свой уход «домой», как говорила она, и накануне всех благословляла и наделяла подарками. Ее похоронили, как она и хотела, возле Никольского придела храма Спаса Нерукотворного. После кончины матушки в ее келии замироточила ее фотография. Каждый приехавший в Спаса Нерукотворного пустынь становится свидетелем этого чуда.

Татьяна Каширина, Подворье Введенской Оптиной Пустыни

Полное житие матушки Сепфоры можно прочесть

Читайте также — В гостях у матушки Сепфоры

ИЗ НАСТАВЛЕНИЙ МАТУШКИ СЕПФОРЫ

Матушка учила : ” Молитесь так: Господи утверди сердце мое по тебе горети!” Молитесь за старших и начальство!”

Никогда не оставлять Богородничное правило, обращаться к святым, к Пресвятой Богородице, ко Господу, не обходить глазами и сердцем ни одной иконы в святом углу: обращаться каждый день, не забыая, что это святые, Пресвятая Богородица, Господь и они слышат нас ”.

Матушка Сепфора часто говорила, что нельзя ругать детей, кричать на них… Дети воск сырой… Из него можно слепить, что хочешь …

А когда дети совершают какие то проступки, когда выходят из повиновения родителй, матери надо молить Бога, чтобы Бог помиловал, направил их на добрый путь.

Матушка Сепфора очень не любила, когда порицали кого-то. Она запрещала: ” Никогда не смей говорить ни оком плохо… Каждый человек стоит перед Богом. Господь знает как управить его жизнь. И кто мы такие, чтобы осуждать…”

” Если хочешь, что то узнать, ты прежде помолись Помолись Господу, Божьей матери, а потом иди ко мне. И все что нужно, я тебе открою “, — говорила матушка Сепфора

Матушка не уставала повторять, что надо чаще обращаться к святым. “Если висит у тебя пять икон, каждой нужно знать тропарь, житие святого, чтобы это не было чужим, иноче это не иконы, а выставка картин”.

Говорила так же, что надо все время обращаться к миру горнему… Сама матушка Сепфора пребыыала в непристанной молитве, долго не разговаривала, не терпела пустой болтовни.

Матушка учила молиться, не раз говорила о том, что наука спасения души самая важная в жизни и самая сложная. Она постигается долгими трудами, потом и кровью. Сама она непристанно читала Иисусову молитву, очень любила петь псалмы.

” Вот все, что тебе скажут, исполняй как для Господа. А главное с Господом надо все время быть. Будешь с ним, и и он с тобой будет “, — учила матушка Сепфора

Матушка учила : ” молитву Иисусову можно везде читать, когда не один, про себя читай, а когда один, то вслух читай устами … ты туда идешь и сюда идешь, ты и в церкви, ты и священник, где ты успеешь? а все равно Иисусова молитва дороже всего ”

Матушка говорила ” Сила бывает не от еды, сила от Бога — вот сила… Вот без Бога хоть объешься — все без толку. С Ним , с НИМ. С Ним ! Тогда и встанешь бодрым и голодный пойдешь… Хоть не ел — не ропщи, ты еще голода не видел. А Господь с тобой — и ты сыт ”

“Вставай с постели и подходи к Господу: ” Господи Иисусе Христе, Боже наш помилуй нас “. И проси куда тебе и что, а то враг поведет

Выйдешь за порг — там семь дорог, а тебе одна нужна . Молчи и молитву держи: “Господи ! сокровище мое ! Ты мое счастье … Ты мой покой.. Предаюсь воле твоей!” Не отходи от Него ! — наставляла матушка Сепфора …

Матушка Сепфора — птичка Небесная

Жизнеописание

Родилась в 1896 году в селе Глухово Гавриловского уезда Тамбовской губернии (ныне Гавриловский район, Тамбовская область) в многодетной крестьянской семье Николая и Матроны Сенякиных. Дочку назвали Дарьей. Из 13 детей Сенякиных выжило трое: Дарья и два её брата. Один впоследствии был убит на войне (1914), второй — в начале 1930-х во время раскулачивания. После смерти отца в 1916 году Дарья вышла замуж за односельчанина Дмитрия Шнякина. У них родились две дочери — Александра (в 1917) и Параскева (в 1922), и сын, который умер в младенчестве. В 1933 году их раскулачили: избу разобрали, жить стало негде. Незадолго до этого муж Дмитрий уехал на заработки в Болохово. Дарья с детьми переехала к нему и там они жили до Великой Отечественной войны. В 1950 муж умер и семья переехала в посёлок Киреевск.

Как рассказывала сама Дарья, однажды во время уединённой молитвы ей было видение: ангелы совершили над ней обряд монашеского пострижения. Приехав на исповедь в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, она рассказала об этом чудном видении. Здесь же 20 октября 1967 года был совершён её постриг в мантию (в возрасте 71 год) с наречением имени Досифея.

Матушка Досифея поселилась в Сергиевом Посаде у дочери Александры, но она часто уезжала в Киреевск. Многие люди часто обращались за советом к монахине Досифее. В декабре 1989 года митрополит Тульский и Белёвский Серапион постриг монахиню Досифею в схиму с именем Сепфоры. В Рождественский сочельник 1996 года схимонахиня Сепфора переехала из Киреевска в Клыково. Старица выходила из своей кельи только в храм. К ней приезжали оптинские иноки, шамординские монахини и послушницы, страждущие со всей России.

Умерла Сепфора 13 мая 1997 года. Похоронена в Спаса Нерукотворного пустыни возле алтаря Никольского придела храма Спаса Нерукотворенного.

Ссылки

  • Житие схимонахини Сепфоры Клыковской. ВикиЧтения. Дата обращения 26 марта 2018.
  • Монах Лазарь (Клыково). Матушка (2004). Дата обращения 26 марта 2018.

МАТУШКА СЕПФОРА
Чудеса, пророчества, духовные наставления.
Схимонахиня Сепфора (†13.05.1997) преставилась на 102-м году. Ей, великой молитвеннице, прозорливой старице, отошедшей ко Господу в конце ХХ века, в мае 1997 года, было дано прожить долгую жизнь. Верно, для того, чтобы донести до людей нового времени традиции старинного благочестия, подлинной праведности, крепкого стояния в вере. Матушка Сепфора духовно подкрепляла оптинских монахов и послушников. За советом и наставлениями к ней ехали из других обителей, миряне из Москвы, Тулы, Тамбова, Смоленска. Среди ее чад – настоятели, игумены, монахи, послушники, миряне, которым она помогла выправить путь к Богу, а иногда переродиться, начать жизнь сызнова.
Воспитание детей, советы женщинам
Схимонахиня Анастасия (Мария, монахиня Пантелеимона):
— Матушка Сепфора часто говорила, что нельзя ругать детей, кричать на них. Дитя – воск сырой. Из него можно слепить, что хочешь. А когда дети совершают какие-то проступки, когда выходят из повиновения родителей, матери надо молить Бога, чтобы Господь помиловал, направил их на добрый путь. Женщина же часто бывает больше занята собой. И это одна из болезней века. И еще. Теперь зачастую мать и жена упивается самодостаточностью, в своей гордыне желает первенствовать. Матушка сокрушалась: «Ты подумай – не подчиниться мужчине… Вот пришел пьяный, а ты ему: «Миленький мой! Ты немножко выпил, устал. Ну, ляг полежи». Если голодный – накорми его. Обойдись с ним ласково. Вот тогда мирно все будет, ладно». И действительно, со мной, например, так и было. Старалась следовать советам матушки, и в семье все менялось (это еще до того, как овдовела). Мне, да и другим, она не упускала случая напомнить, что в Священном Писании сказано: «Жена да убоится мужа своего». Не трепетать надо, но уважать. Спрашивала у нас: «Как называла мужа Сарра?» И тут же отвечала: «Господин мой!»
Милостыня — «Милости хочу, а не жертвы»
Из воспоминаний игумена отца Никона (тогдашнего послушника Сергия), в связи с его новым послушанием, сбором пожертвований для Оптиной:
— Никогда не проси: «Пожертвуйте». Говори: «Сотворите святую милостыню». Господь говорит: «Милости хочу, а не жертвы»…
Молитва. Иисусова молитва. О молитве Святым
Из воспоминаний игумена отца Михаила, настоятеля монастыря Спаса Нерукотворного пустынь: «Она молилась так, что для меня было явно: слепая старица видит ангельский мир так же ясно, как вот мы с вами друг друга. И каждый день, общаясь с ней, я старался выведать тайну старицы. Как научилась она такой сильной, дерзновенной молитве?..
Матушка Сепфора была немногословна. Но когда начинались мои настойчивые расспросы, понемногу открывала свои «тайны»: «Вот, бывало, грядку копаешь. Толкнешь лопату-то и разом: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий…» — а потом тянешь ее обратно и договариваешь: «…помилуй мя, грешную». Так меня глуховские монашки в детстве еще научили».
В земле копалась, корову обихаживала, стряпней занималась, в поле работала, а про себя – Иисусову молитву. Так, чтобы под образа встать и часами молиться – в молодости такой роскоши она не знала. Минуты не было, чтоб без дела в руках.
Хочется, …чтобы люди узнали, как, живя обыденной мирской жизнью, до краев наполненной тяжкой, иногда непосильной работой, человек может достигнуть подлинно ангельской высоты – праведности».
Вспоминает монахиня-иконописец Ксения: «…Матушка не уставала повторять, что надо чаще обращаться к святым. Если висит у тебя дома пять икон, каждой надо знать тропарь, житие святого, чтобы это не было чужим. Иначе это не иконы, а выставка картин. Говорила также, что надо все время обращаться к миру горнему.
Сама матушка Сепфора пребывала в непрестанной молитве. Долго не разговаривала, не терпела пустой болтовни.
И все с четками сидела… Одни были на руке, какие-то деревянные, — сотка. Потом еще тридцатка. В руках четки, на спинке кровати четки. Это была такая делательница молитвы, что, если человек попадал в сферу ее влияния, он начинал постепенно поворачиваться в сторону молитвы…
Из воспоминаний схимонахини Анастасии
Чад своих матушка Сепфора учила усердной молитве, благоговейному почитанию святых и часто повторяла:
— Иконы не выставка картин. Перед ними молиться надо, надо знать тропари, каждодневно обращаться к святым, что на иконах. Если вначале трудно запомнить тропарь, выучи хотя бы припевы из акафиста.
Не раз говорила матушка, что в тропарях раскрывается Священное Писание, раскрываются образы тех угодников, к которым мы обращаемся.
— Я старалась безпрекословно исполнять все послушания, …но тут попыталась возразить: «Когда же их учить? У меня же мама больная, трое детей. Работа от восьми до восьми».
А матушка советует:
— Возьми листочек тетрадный, напиши на нем тропарь, сложи гармошечкой. И пока мы в церковь ехать будем – в Тулу, держи его в руке и читай незаметно.
— Так я начала учить тропари… А еще, бывало, спрашивает: «Что ты сегодня читала?» Я отвечаю: «Евангелие». А матушка дотошно выясняет: «Евангелие от кого?» А я и забыла, конечно. Она вздохнет укоризненно: «Нет. Не пойдет так. Ты должна знать, кто написал такие святые евангельские слова…» И представляете? Начинает слово в слово повторять мне то, что я дома читала. Стою и слушаю в оцепенении. Опять матушка знает обо мне больше, чем я сама. Она не любила, чтобы просто читали, надо было вникать в каждое слово, понимать каждый стих Псалтири. Допустим, девятая кафизма Псалтири – о послушании сынов Адамовых. Матушка говорит мне: «Кафизма-то о послушании. Вот и учись у них, запоминай, как они слушались отца своего». Сколько раз было – прочитаю дома, а матушка уже знает, что читала. Проверит, как я поняла, и поправит, если надо.
Вспоминает Алла С.:
— Я держусь матушкиного благословения. 13-й год в Оптиной. Стараюсь исполнять молитвенное правило, которое дала мне матушка Сепфора. Она часто напоминала: «Молись Богородице 150 раз, читай Евангелие, пятисотницу, Псалтирь»…
Если я расслаблялась, позволяла себе ослушаться, искушения просто сыпались на меня. Например, был такой период, когда я перестала читать 150 «Богородиц». Вскоре я совсем остыла к молитве. И напало на меня такое давящее уныние. Стало невыносимо тяжело. Приехала в очередной раз к матушке. И первые слова ее были: «Ты почему не молишься?» Прямо с порога стала приводить меня в чувства. А еще матушка дала мне понять, что знает: есть вещи, которые я скрываю от своего духовного отца. Стыжусь рассказывать. Матушка Сепфора учила, что надо говорить все, с самого донышка доставать, ничего не скрывая.
Нечистая сила. О бесовских нападениях – «Надо быть борцы». О крестном знамении
Монахиня Ксения рассказывала, да и другие тоже, что у матушки было несколько посохов. Она натирала их водой с Иордана, лампадным маслом от святых икон, пред которыми молилась. И ходила ли, стояла ли в храме – опиралась на одну из своих палочек. А когда к ней приходили (чаще всего это были ее чада), слегка била посохом по рукам – ногам, по спине. Те, кто лучше других знал матушку, утверждают, что так она бесов отбивала, очищала человека.
Да, с нечистой силой матушка повоевала, за что бесы люто мстили ей. Однажды послушник Сергий зашел к матушке после очередного бесовского нападения на нее.
— Представьте, — вспоминает о.Никон (в прошлом Сергий), — захожу в келью, а там под ногами песок хрустит. И матушка охает: «Ох-ох, засыпали, все глаза мне засыпали». Смотрю: постель, коврик, матушкина одежда – все в песке.
А ведь не пустыня Сахара. Неоткуда ему было взяться: окно закрыто, ни одной щели, даже форточки нет. Двери тоже закрыты, да и вокруг домика песка не было.
А в другой раз Сергий, собираясь в Москву, зашел к матушке благословение взять на дорогу.
— Она благословила, — рассказывает о.Никон, — а потом и говорит: «Ты с о.Илием увидишься, попроси, чтобы он приехал и почитал. На меня такие нападения идут. Так меня сейчас враг люто смущает, бьет даже. Видишь, какие синяки на руках? Да и на всем теле так». Заметив мое удивление, матушка покивала головой: «Что же ты удивляешься? Конечно, бьют, еще как бьют. Я же мешаю им».
Он понимал, что матушка молилась за преумножение любви, за покой и мирность в душе человека. Ну а духи зла воевали с ней, мстили за каждую победу. Она же не страшилась и не уступала, всегда оставалась воином Христовым. Иногда говорила чадам своим, что надо быть стойкими, уметь бороться, произнося на свой лад: «Надо быть борцы». У него же иной раз кровь стыла от страха. Вот и тогда, почти не дыша, оглянулся по сторонам:
— Матушка, а ты видишь их?
— А как же. Вон он, рогатый, стоит.
О.Никон признается, что тогда был потрясен и напуган. Понимал, что это не театр, не игры, что матушка тут, как боец на передовой. Но, увы, защитить он ее не мог, вообще мало чем мог помочь ей.
— Махнула на незваного «гостя» четками. «А ну, — говорит, — иди отсюда». Потом ко мне повернулась: «Видишь, отошел». А у меня просто волосы на голове зашевелились… Бывало, и бесноватые к матушке Сепфоре приходили. Если матушка принимала таких людей, то после их ухода звала меня или о.Михаила. Он уже священником был. Приносил ладан, кадило, молились вместе с матушкой. Ну а если рядом оказывался я, матушка поторапливала: «Давай быстро кропило, воду. Кропи все святой водой. Ой-ой, сколько их нанесли сюда. Люди думают, что одни приходят, а за ними табун».
Кстати, у православных первая защита, — подхватывает о.Михаил, — совершение крестного знамения. Матушка крестилась очень четко. И говорила нам, что бесы смеются, если мы небрежно его накладываем. Это же символ, которым мы себя ограждаем и защищаем от нечистой силы. А если мы делаем это небрежно, пальцы не доводим до лба или живота, просто машем ими перед лицом, то это никакая не защита. Бес такого знамения не боится.
Из воспоминаний схимонахини Анастасии (Марии, монахини Пантелеимоны) о нападениях бесовских:
…В родном Киреевске в советское время не было ни одного храма. Ездили в село Панино, нередко – в Тулу, где, как правило, оставались на ночь… Именно там, в Туле, случилось событие, приоткрывшее для монахини Пантелеимоны завесу тайны над зловещим присутствием в мире вездесущих «соседей».
В окна уже ночь смотрела. Время было позднее, давала знать о себе дневная усталость. Постелили им в отдельной комнате. …В полночь матушка с трудом разбудила ее: «Пантюш, посмотри, что там бегает? Вроде двое копошатся…» Пантелеимона испуганно посмотрела в темный угол (она мало еще знала, как близка матушка к ангельскому миру). А у самой мысли забегали: «Боже мой, матушке плохо». А та продолжает: «Они четки у меня вырвали. Иди ищи». И тут для Пантелеимоны словно занавес приоткрылся. Целых несколько мгновений она ясно видела злокозненную возню, затеянную в комнате, со страхом наблюдала, как зловещие тени метались от стены к стене. Впрочем, нет, она видела их так же ясно, как себя и матушку… Когда встала, перекрестившись, с постели, картинка поблекла, она перестала видеть незваных «гостей», но всей душой, всей кожей чувствовала присутствие нечистой силы. Искала почти на ощупь, с трудом подавляя страх, доверяясь матушкиным молитвам. Четки нашла в самом неожиданном месте: у противоположной стены за новыми шкафами новомодной тогда мебельной стенки. И долго еще не могла забыть о зловещих пришельцах.
Спустя годы в присутствии монахини Пантелеимоны случилось еще одно нападение бесовское на матушку Сепфору. Приехали они в Клыково (это было первое появление матушки в новом монастыре) 5 января – как раз под Рождество. Легли спать, и вдруг раздался громкий стук в окна. С каждой минутой он усиливался. Вскоре громыхало и звенело так, что, казалось, вот-вот стекла вылетят. Матушка позвала ее: «Пантюша, вставай. Молись, детка». Немало времени прошло с той памятной ночи, а до сих пор схимонахиня Анастасия с содроганием вспоминает: «Встали на молитву. Я стою, дрожу как осиновый лист. А матушка – само спокойствие. От одного ее крестного знамения (а налагала она его крепко, словно впечатывала) столько силы исходило! Помолилась, покрестилась, и все затихло. Как будто и не было ничего…
Трепетали, боялись ее бесы и при жизни, и после преставления… Помню, принесла я однажды в храм (это в Туле было) с могилки матушки Сепфоры освященное масло. В храме как раз всенощная шла. Ну, я и раздала всем маслице матушкино. А там у нас была женщина бесноватая, Валентина, ей не досталось. И я пообещала принести на следующий день. Ну, обещала – сделала. Вышли мы на водосвятный молебен святителю Николаю, стоим у часовенки. Тут подходит ко мне Валентина. Я протягиваю ей масло, но она вдруг меняется в лице и буквально вопит странным, нечеловеческим голосом: «Ты зачем это сюда привезла? Я боюсь ее! Не люблю! Отойди от меня!» Все на нас смотрят, не понимают в чем дело. Я сначала растерялась, а потом молиться стала: «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его…» Осенила ее крестом и маслом помазала. Она сразу сникла, покраснела: «Простите, матушка. Видите, что он делает во мне?» И взяла масло.
Осуждение – «Никогда не смей говорить ни о ком плохо»
Схимонахиня Анастасия (Мария, монахиня Пантелеимона): «…Матушка очень не любила, когда порицали кого-то. Она запрещала мне: «Никогда не смей говорить ни о ком плохо. Каждый человек стоит перед Богом. Господь знает, как управить его жизнь. И кто мы такие, чтобы осуждать!»»
Пост. О воздержании в пище и постничестве – «Обильная пища не приближает к Богу»
Схимонахиня Анастасия вспоминает, какой постницей была схимонахиня Сепфора:
— В день перед причастием питалась только просфорой. В Страстную седмицу пищи не вкушала. Ничего, кроме чая. Только чай, и то холодный…
У матушки Сепфоры была такая маленькая чашечка, и ела она одну-единственную разливную ложку первого. Любила рыбку соленую. Кусочек съест и чаем запьет. Кстати, чай только назывался так. Чаще всего это была простая вода. Сладкое вовсе не ела. Если приносили что, делила на кусочки. А еще конфетки, печеньица собирала. И видно, освящалось все это сильной молитвой. Потому что замечали мы: угостит матушка больного такой конфеткой (конфеты и всякие сладости называла она «пустячками»), тот съест и исцелится. От простуды ли, от головной, от зубной боли или еще от чего…
Была она редкой постницей. Но держала это в тайне. Только те, кто совсем рядом был, видели, какой подвиг она несет. Однако других никогда не позволяла себе неволить, хотя и считала, что обильная пища не приближает к Богу. Чад же своих учила поститься тайно. Еще и потому, что время было такое. Однажды я пожаловалась: «Как быть, матушка? По роду своей работы приходится мне встречаться с большими начальниками. И если уж обедаем вместе, пост не пост, ничего, кроме скоромной пищи, не подают». Она мне и говорит: «Ешь, потом поговеешь. Не показывай себя, чтоб никто не знал».
Послушание. Как исполнять послушание
Игумен отец Никон. С первой встречи схимонахиня потихоньку — полегоньку начала вразумлять. Учила, как молиться надо, как исполнять послушание:
— Вот все, что тебе скажут, исполняй как для Господа. А главное – с Господом надо все время быть. Будешь с Ним, и Он с тобой будет.
О Божественной литургии и поведении в храме
Схимонахиня Анастасия (Мария, монахиня Пантелеимона) вспоминает, что матушка Сепфора все время напоминала, что, входя в храм, надо благоговейно предстоять Богу, обязательно знать Божественную литургию. И если служба уже началась, не бегать от иконы к иконе, а молиться вместе со всеми. Она рассказывала: «Наш Архипка (блаженный сельский) всегда говорил: «Козы полезли. Тропарей не знают, не читают, че прикладываются?»» Сама она, когда заходила в храм, делала поклоны иконе праздника, Божьей Матери, Кресту, святителю Николаю, иконе «Всех святых». Чадам своим не уставала повторять: «Надо знать Священное Писание, уметь думать над ним, размышлять». Читают, к примеру, Часы. А в это время кто по храму ходит, кто свечи ставит. Она, бывало, сокрушается: «Ты понимаешь, что делается? Идет проскомидия, вынимаются частички за усопших, за живых. Молиться надо, а не «дай я поставлю свечку сама». Это же грех великий. А когда тропарь читаю

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *