Между сциллой и харибдой миф

Как образовался фразеологизм «между Сциллой и Харибдой»

Он пришел в нашу речь из древнегреческой мифологии. Сциллой и Харибдой называли две скалы, в которых обитали чудовища. Они сторожили узкий Мессинский пролив между островом Сицилия и Апеннинским полуостровом. Эти чудовища поедали мореплавателей. Когда моряки пытались увернуться от зубов одного чудовища, то неминуемо попадали в пасть другого.

На самом деле никаких страшных обитателей не было. В действительности речь шла о двух утесах по обе стороны Мессинского залива, который был опасен подводными камнями и водоворотами.

Однако имена выдуманных чудовищ стали крылатыми, и образовалось рассматриваемое нами выражение. Теперь оно означает большую опасность, когда нечто ужасное вплоть до гибели можно ожидать со всех сторон.

Стоит отметить, что в мифологии высота скалы Сциллы доходила до небес. Чудовище, которое в ней обитало, было устрашающим. Оно имело двенадцать лап и шесть голов. У него было аж три пасти с огромными зубами. Оно устрашающе громко выло и ловило всех подряд: от мореплавателей до морских обитателей. При этом могло захватить разом до шести человек.

Что же касается Харибды, то в этой скале чудовище представляло собой водяную богиню. Она была злой и жестокой и топила в водоворотах мореплавателей.

Существует миф, в котором Одиссей со своей командой вынужден был проплыть через этот пролив. Чтобы спастись и спасти всех, он решил пройти мимо скалы Сциллы. Этот выбор сделан потому, что Харибда утопила бы всех разом. Выжить не удалось бы ни в коем случае. А Сцилла могла захватить не более шести человек. Одиссею удалось провернуть ситуацию так, что чудовище никого не съело. Таков этот миф.

Значение выражения «Между Сциллой и Харибдой»

Между Сциллой и Харибдой — очутиться в окружении враждебных сил, безвыходное положение, поскольку если удасться избежать Сциллы, обязательно попадешь к Харибде.
История выражения связана с древнегреческой легендой, согласно которой на обоих берегах узкого Мессинского пролива, отделяющего восточный берег Сицилии от южного берега Калабрии обитали чудовища Сцилла и Харибда, охотившиеся на мореплавателей.

Сцилла жила в пещере под одной из скал, имела шесть голов на длинных шеях, три ряда острых зубов в каждой пасти, двенадцать ног и лаяла, как собака. Когда-то она была красивой девушкой, дочерью богов, но не повезло — оказалась на пути волшебницы, превратившей её из ревности в такое вот страшилище.

Харибда тоже некогда была прекрасной дочерью Посейдона и Геи. Её изуродовал, непонятно, правда, за что, сам верховный бог греческого пантеона Зевс. Обреталась Харибда под смоковницей и кормилась тем, что заливала свое огромное чрево бурлящим потоком воды и извергала черные волны. Сцилла и вовсе пожирала все живое.

Вот как описал всё это безобразие Гомер

«После ты две повстречаешь скалы: до широкого неба
Острой вершиной восходит одна, облака окружают
Темносгущенные ту высоту, никогда не редея.
Там никогда не бывает ни летом, ни осенью светел
Воздух; туда не взойдет и оттоль не сойдет ни единый
Смертный, хотя б с двадцатью был руками и двадцать
Ног бы имел, — столь ужасно, как будто обтесанный, гладок
Камень скалы; и на самой ее середине пещера,
Темным жерлом обращенная к мраку Эреба на запад;
Мимо ее ты пройдешь с кораблем, Одиссей многославный;
Даже и сильный стрелок не достигнет направленной с моря
Быстролетящей стрелою до входа высокой пещеры;
Страшная Скилла живет искони там. Без умолку лая,
Визгом пронзительным , визгу щенка молодого подобным ,
Всю оглашает окрестность чудовище. К ней приближаться
Страшно не людям одним, но и самым бессмертным. Двенадцать
Движется спереди лап у нее; на плечах же косматых
Шесть подымается длинных, изгибистых шей; и на каждой
Шее торчит голова, а на челюстях в три ряда зубы,
Частые, острые, полные черною смертью, сверкают;
Вдвинувшись задом в пещеру и выдвинув грудь из пещеры,
Всеми глядит головами из лога ужасная Скилла.
Лапами шаря кругом по скале, обливаемой морем,
Ловит дельфинов она, тюленей и могучих подводных
Чуд, без числа населяющих хладную зыбь Амфитриты.
Мимо ее ни один мореходец не мог невредимо
С легким пройти кораблем: все зубастые пасти разинув,
Разом она по шести человек с корабля похищает.
Близко увидишь другую скалу, Одиссей многославный:
Ниже она; отстоит же от первой на выстрел из лука.
Дико растет на скале той смоковница с сенью широкой.
Страшно все море под тою скалою тревожит Харибда,
105Три раза в день поглощая и три раза в день извергая
Черную влагу. Не смей приближаться, когда поглощает:
Сам Посейдон от погибели верной тогда не избавит»
(Гомер, «Одиссея», песнь двенадцатая)

Впрочем, существуют у этого фразеологизма и другие объяснения.

Сцилла и Харибда — два утеса на берегах пролива в Средиземном море, которые соединялись, как только между ними оказывалось какое-нибудь судно.

Сцилла и Харибда — утес и водоворот в Сицилийском проливе. Если путешественникам удавалось миновать скалу, они обязательно попадали в водоворот.

ОЖИВШИЙ МИФ О СЦИЛЛЕ И ХАРИБДЕ

Миф о Сцилле и Харибде был необычайно популярен в древнем мире. Именно с этими чудовищами пришлось столкнуться легендарному Одиссею. Как оказалось, древние не преувеличивали смертельной опасности приближения к тому месту, где чудовища подстерегали мореплавателей.

Сцилла и Харибда, жившие по обеим сторонам узкого пролива, губили проплывавшие между ними корабли.

В «Одиссее» Гомера дано описание этих страшилищ.

«…Спокойно плыл все дальше корабль, но вдруг услышал я вдали ужасный шум и увидел дым. Я знал, что это Харибда. Испугались мои товарищи, выпустили весла из рук, и остановился корабль. Обошел я моих спутников и стал их ободрять.

— Друзья! Много бед испытали мы, многих избежали опасностей, — так говорил я, — опасность, которую предстоит нам преодолеть, не страшнее той, которую мы испытали в пещере Полифема. Не теряйте же мужества, налегайте сильнее на весла! Зевс поможет нам избежать гибели. Направьте дальше корабль от того места, где виден дым и слышится ужасный шум. Правьте ближе к утесу!

Ободрил я спутников. Изо всех сил налегли они на весла. О Сцилле же ничего не сказал им. Я знал, что Сцилла вырвет у меня шесть спутников, а в Харибде погибли бы мы все. Сам я схватил копье и стал ждать нападения Сциллы.

Быстро плыл корабль по узкому проливу. Мы видели, как поглощала морскую воду Харибда; волны клокотали около ее пасти, а в глубоком чреве, словно в котле, кипели морская вода, тина и земля. Когда же изрыгала она воду, та бурлила вокруг со страшным грохотом, а соленые брызги взлетали до самой вершины утеса. Бледный от ужаса, смотрел я на Харибду. В это время вытянула все свои шесть шей ужасная Сцилла и своими шестью громадными пастями с тремя рядами зубов схватила шесть моих спутников. Я видел лишь, как мелькнули в воздухе их руки и ноги, и слышал, как призывали они меня на помощь. У входа в свою пещеру сожрала их Сцилла, напрасно несчастные простирали с мольбой ко мне руки. С великим трудом миновали мы Харибду и Сциллу и поплыли к острову бога Гелиоса — Тринакрии…»

Теперь мы знаем, что речь шла об узком проливе между Сицилией и материком, называемом сегодня Мессинским.

Миф о Сцилле и Харибде веками будоражил мореходов, которые принимали его за истину. Да и как было не принимать, если древнеримский поэт Вергилий Марон доказывал реальность существования этих чудовищ: «Лучше потратить несколько дней, чтобы обогнуть это проклятое место, только бы не увидеть в мрачной пещере ужасную Сциллу и ее черных псов, от воя которых рушатся скалы…»

Но были в те времена и попытки реально объяснить трудности плавания через Мессинский пролив. Помпилий Мела отмечал, что Сицилийский пролив очень тесен и сильное течение в нем направляется попеременно то в Этрусское море (сегодня Тирренское), то в Ионическое, что создает особую опасность. Сцилла — это скалистый мыс, рядом с которым находится селение Сцилла.

Верно, Мессинский пролив довольно узок: в северной части его ширина едва достигает 3500 м. В нем бывают сильные приливно-отливные течения, скорость которых достигает 10 км/ч. Здесь часто образуются огромные водовороты. Все это и породило миф о Сцилле и Харибде.

А как же столбы дыма и ужасающий грохот? Апеннинский полуостров (особенно южная его часть), равно как и Сицилия, является зоной повышенной сейсмической активности. Только за XVII—XIX вв в районе Мессинского пролива произошло свыше 20 разрушительных землетрясений. Более опасного в этом отношении места нет во всем бассейне Средиземного моря. Например, 5 февраля 1763 года землетрясение продолжалось всего 2 минуты, но этого хватило, чтобы сровнять с землей большинство селений в Калабрии и северо-восточной части Сицилии. При этом сползли в море большие участки побережья, в морских водоворотах бурлила вода, перемешанная с землей, растительностью, тиной (совсем как в рассказе Одиссея). В одной только Мессине погибли 30 тысяч человек. Землетрясение, моретрясение, цунами взвили воды пролива так, что оголилось дно. Всего в тот страшный день погибло свыше 100 тысяч человек (по другим данным — 160 тысяч). Подобные катастрофы происходили здесь и в древности, о чем наверняка был наслышан Гомер, описавший бесчинства Сциллы и Харибды.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Автор статьи: Александр Фирцев Интернет-маркетолог, редактор сайта «На доступном языке»
Дата публикации:21.09.2018

Каждому приходилось сталкиваться с ситуацией, из которой, как кажется, на первый взгляд, нет выхода. Это как находиться между двух огней: выбор сделать надо, ищешь меньшее из зол или вариант с минимальными последствиями, но, как ни анализируя и просчитывая свои действия, понимаешь, в любом случае нужного «выхода» нет.

Такой расклад жизненной ситуации часто описывают известной фразой: оказаться «между Сциллой и Харибдой». Почему названия именно этих горных хребтов в итальянском проливе стали основой фразеологического оборота, и откуда появилось само выражение, будет описано ниже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *