Милосердие, что это?

Сегодня поговорим о том, что такое милосердие, кто такой милосердный человек и как стать милосердным человеком.

В погоне за деньгами, властью и признанием люди часто забывают о таких общечеловеческих ценностях как любовь к ближнему, уважение и принятие. Детей с детства учат быть смелыми, целеустремленными и настойчивыми. Мы растем с осознанием того, что жизнь это вечная борьба, в которой выживает лишь сильнейший.

Доброта, честность и милосердие при этом отходят на второй план. Все вокруг только и говорят, что думать нужно только о личном благополучии. Если человек добр, честен и отзывчив, то его воспринимают как мягкохарактерную и слабую личность. На самом деле все обстоит в точности наоборот. Милосердный человек намного сильнее духом. Только немногие из нас способны прощать и воспринимать окружающих такими, какими они есть.

Что такое милосердие?

Милосердие – это способность человека к всепрощению и бескорыстной помощи. Прощение здесь имеется в виду не на словах, а в истинном, духовном значении. Прощая, человек чувствует облегчение, внутреннюю свободу и любовь к ближнему. Здесь нет места корыстным побуждениям. Милосердный человек не думает о том, что благодаря его действиям он заработает себе лишний плюс к карме, или потом сможет использовать ситуацию в своих целях. В противном случае это уже не милосердие, а притворство и лицемерие.

Милосердие тесно переплетается с такими понятиями как доброта, забота, сострадание и любовь к человеческой душе. Милосердный человек не просто поступает исходя из благих намерений, он чувствует любовь и беспокойство за благополучие человека.

Милосердие в религии

Понятие милосердия встречается еще в добиблейской греческой литературе. С течением времени оно практически не изменило своего значения. Тогда его трактовали как чувство, возникающее у человека при виде чужих страданий.

С точки зрения религии, милосердие является одной из главных добродетелей. Она направлена на совершение духовных и телесных дел для окружающих людей. В каждой из мировых религий, будь то христианство, ислам или буддизм, милосердие выступает как необходимое качество для человека. Только будучи открытым, добрым и искренним, человек сможет познать Бога и раскрыть в себе духовный свет.

Христианская суть милосердия заключается в безграничной любви к Богу. Частичка образа Господнего есть в каждом человеке. Уверовав во Всевышнего, человек автоматически верит в святость и значимость каждой человеческой жизни на Земле.

Религия у мусульман неразрывно связана с общественно-политической жизнью. У них даже существует специальный годовой налог в помощь бедным и нуждающимся.

С буддийской точки зрения милосердие – это сострадание и любовь ко всем живым существам. Буддист молится за каждую душу, растение и животное. Таким образом, он достигает гармонии со всем миром.

Как видим, люди разных вероисповеданий практически одинаково воспринимают понятие «милосердие». Не важно, какому Богу вы молитесь, важно чтобы вы помнили о тех заповедях, которые учат быть добрее и терпимее к окружающим нас людям.

Варя Ивлева — Верните в моду доброту

Современная притча о милосердии

На одной паралимпиаде принимали участие 9 атлетов. Спортсмены стояли на старте и ждали сигнала. У каждого из них была инвалидность. Участники услышали команду: «Марш!». Все сорвались с места и побежали. Один паренек, не успел пробежать и несколько метров, как споткнулся и упал. От боли и обиды он горько зарыдал.

Услышав плачь, участники сбавили ход. Они остановились и ВСЕ вместе возвратились на старт. Одна девушка подошла к всхлипывающему юноше, помогла ему встать и спросила о самочувствии. После этого спортсмены стали плечом к плечу и дружно пересекли финишную линию. Зрители были в восторге! Все дружно встали с мест и начали аплодировать атлетам. В этот момент все осознали, что бывают моменты, когда важнее поддержать другого человека, чем победить самому. Не всегда нужно двигаться только вперед, иногда необходимо остановиться и обернуться назад.

Противоречия, мешающие людям быть милосердными

В последнее время мы все чаще слышим о таких понятиях как толерантность, свобода выбора, человеческое достоинство и личные права. Нас призывают быть терпимыми и открытыми людьми. Вместе с тем возникает ряд конфликтов:

  1. Оказывая помощь и проявляя милосердие, не унижаем ли мы личное достоинство нуждающегося, не порождаем ли таким образом неравенство, ведущее в дальнейшем к дискриминации?
  2. Помогая ближнему, правильно ли мы понимаем его желания? Возможно, его понятия о благе в корне отличаются от наших представлений. Не навязываем ли мы личные ценности и идеалы?
  3. В широком смысле милосердие предполагает деятельное участие в жизни другого человека. По сути, это вечное служение окружающим людям. Постает вопрос, нужно ли им это служение? Иногда дабы обрести себя, человек должен проявить терпение, упорство и силу воли.

Все эти, и другие противоречия, могут поставить в тупик. Для кого-то эти высказывания перерастают в зерно сомнения. Люди начинают верить, что милосердие вредит и подавляет силу воли человека. Возможно, люди не до конца понимают всю суть милосердия или воспринимают ее в исковерканном виде. Как бы там ни было, каждый человек сам выбирает, каким ему быть. Если мы любим, чувствуем в сердце добро, искренне сочувствуем и переживаем за окружающих людей, то мы никогда не поверим, что это неправильно и плохо.

Слушайте свое сердце, откройте его для окружающих людей. Будьте добры, отзывчивы и милосердны и тогда вы познаете, что такое истинное счастье и гармония.

Как стать милосердным человеком?

Возможно, для некоторых этот вопрос покажется несколько наивным. Как можно обрести качество, которое должно формироваться в человеке еще с младенчества? Естественно, невозможно стать милосердным по одному щелчку пальцев. Уговоры и рассказы о том, что нужно любить окружающих людей, быть отзывчивым и внимательным будут безрезультатными, пока мы сами это не осознаем. На самом деле все в ваших руках. Если вы чувствуете, что хотите стать добрее и терпимее, тогда непременно начните работу над собой.

  1. Анализируйте чувства окружающих людей. Ставьте себе вопрос: «Чтобы я сейчас ощущал, будь я на его месте?». Это поможет вам развить сострадание и лучше понимать людей.
  2. Будьте отзывчивыми. Если вы видите, что можете помочь человеку, не пытайтесь найти отговорки. Отсутствие времени, неподходящий момент – все это пустые слова. Предложите свою поддержку! Возможно, ваше участие сделает человека счастливее!
  3. Благодарите людей. Не имеет значения, насколько значим их поступок. Цените то, что люди делают для вас. Проходя по чисто убранному тротуару, скажите дворнику «Спасибо». Для вас это сущая мелочь, а человек почувствует себя нужным и ценным.
  4. Предоставляйте возможность собеседнику выговориться. Милосердные люди переживают и заботятся о состоянии окружающих людей. Приложите усилия и услышьте, что пытается донести вам человек. В его рассказе может быть тайный призыв о помощи.
  5. Принимайте людей такими какими они есть. Поставьте себе за правило, не осуждать и не унижать окружающих.

Милосердие это высшее проявление человеческой доброты. Люди не рождаются чуткими и сердобольными. Многое зависит от воспитания, окружения и ряда других факторов. Тем не менее люди меняются, и в какую сторону меняться решать только вам.

Даниил Гранин

Милосердие

В прошлом году со мной приключилась беда. Шел я по улице, поскользнулся и упал… Упал неудачно, хуже некуда: лицом о поребрик, сломал себе нос, все лицо разбил, рука выскочила в плече. Было это примерно в семь часов вечера. В центре города, на Кировском проспекте, недалеко от дома, где я живу.

С большим трудом поднялся — лицо залито кровью, рука повисла плетью. Забрел в ближайший подъезд, пытался унять платком кровь. Куда там — она продолжала хлестать, я чувствовал, что держусь шоковым состоянием, боль накатывает все сильнее и надо быстро что-то сделать. И говорить-то не могу — рот разбит.

Решил повернуть назад, домой.

Я шел по улице, думаю, не шатаясь; шел, держа у лица окровавленный платок, пальто уже блестит от крови. Хорошо помню этот путь — метров примерно триста. Народу на улице было много. Навстречу прошла женщина с девочкой, какая-то парочка, пожилая женщина, мужчина, молодые ребята, все они вначале с любопытством взглядывали на меня, а потом отводили глаза, отворачивались. Хоть бы кто на этом пути подошел ко мне, спросил, что со мной, не нужно ли помочь. Я запомнил лица многих людей — видимо, безотчетным вниманием, обостренным ожиданием помощи…

Боль путала сознание, но я понимал, что если лягу сейчас на тротуаре, преспокойно будут перешагивать через меня, обходить. Надо добираться до дома.

Позже я раздумывал над этой историей. Могли ли люди принять меня за пьяного? Вроде бы нет, вряд ли я производил такое впечатление. Но даже если бы и принимали за пьяного… — они же видели, что я весь в крови, что-то случилось — упал, ударился, — почему же не помогли, не спросили хотя бы, в чем дело? Значит, пройти мимо, не ввязываться, не тратить времени, сил, «меня это не касается», стало чувством привычном?

Раздумывая, с горечью вспоминал этих людей, поначалу злился, обвинял, недоумевал, негодовал, а вот потом стал вспоминать самого себя. И нечто подобное отыскивал и в своем поведении. Легко упрекать других, когда находишься в положении бедственном, но обязательно надо вспомнить и самого себя. Не могу сказать, что при мне был точно такой случай, но нечто подобное обнаруживал и в своем собственном поведении — желание отойти, уклониться, не ввязываться… И, уличив себя, начал понимать, как привычно стало это чувство, как оно пригрелось, незаметно укоренилось.

Раздумывая, я вспоминал и другое. Вспоминал фронтовое время, когда в голодной окопной нашей жизни исключено было, чтобы при виде раненого пройти мимо него. Из твоей части, из другой — было невозможно, чтобы кто-то отвернулся, сделал вид, что не заметил. Помогали, тащили на себе, перевязывали, подвозили… Кое-кто, может, и нарушал этот закон фронтовой жизни, так ведь были и дезертиры, и самострелы. Но не о них речь, мы сейчас — о главных жизненных правилах той поры.

И после войны это чувство взаимопомощи, взаимообязанности долго оставалось среди нас. Но постепенно оно исчезло. Утратилось настолько, что человек считает возможным пройти мимо упавшего, пострадавшего, лежащего на земле. Мы привыкли делать оговорки, что-де не все люди такие, не все так поступают, но я сейчас не хочу оговариваться. Мне как-то пожаловались новгородские библиотекари: «Вот вы в «Блокадной книге» пишете, как ленинградцы поднимали упавших от голода, а у нас на днях сотрудница подвернула ногу, упала посреди площади — и все шли мимо, никто не остановился, не поднял ее. Как же это так?» Обида и даже упрек мне звучали в их словах.

И в самом деле, что же это с нами происходит? Как мы дошли до этого, как из нормальной отзывчивости перешли в равнодушие, в бездушие, и тоже это стало нормальным.

Не берусь назвать все причины, отчего утратилось чувство взаимопомощи, взаимообязанности, но думаю, что во многом это началось с разного рода социальной несправедливости, когда ложь, показуха, корысть действовали безнаказанно. Происходило это на глазах народа и губительнейшим образом действовало на духовное здоровье людей. Появилось и укоренилось безразличие к своей работе, потеря всяких принципов — «А почему мне нельзя?» Начинало процветать вот то самое, что мы называем теперь мягко, — бездуховность, равнодушие.

Естественно, это не могло не сказаться на взаимоотношениях людей внутри коллектива, требовательности друг к другу, на взаимопомощи, ложь проникала в семью — всё взаимосвязано, потому что мораль человека не состоит из изолированных правил жизни. И тот дух сплоченности, взаимовыручки, взаимозаботы, который сохранялся от войны, дух единства народа, — терялся. Начиная с малого, пропадал.

У моего знакомого заболела мать. Ее должны были оперировать. Он слыхал о том, что надо бы врачу «дать». Человек он стеснительный, но беспокойство о матери пересилила стеснительность, и он, под видом того, что нужны будут какие-то лекарства, препараты, предложил врачу 25 рублей. На это врач развел руками и сказал: «Я таких денег не беру». — «А какие надо?» — «В десять раз больше.» Мой знакомый, работник среднего технического звена, человек небогатый, но поскольку речь шла о здоровье матери, раздобыл деньги. Что его поразило: когда он принес врачу деньги в конверте, тот преспокойно вынул их и пересчитал.

Сайт свободного разума «АХ!»

Справедливость и милосердие

Будем понимать под «милосердием» — добровольный отказ от диктуемого справедливостью требования наказать преступника… Справедливость и милосердие — это понятия РАЗНОГО УРОВНЯ.
Справедливость- это универсальный принцип, обладающий собственной ценностью.Он, может быть, не является единственной ценностью (есть и другие), но, по крайней мере, он «светит собственным светом». Милосердиеже вовсе не является принципом и не обладает собственной ценностью; это, скорее, «определенный способ утверждения определенных ценностей» (иногда, кстати, той же самой справедливости). Милосердие — как луна, оно светит отраженным светом.
Это видно из простого примера. Можно вообразить полнейшее «торжество справедливости», fiat justitia, pereat mundi. Представим себе (например) что могучие маги закляли неких духов, которые наполнили собой все стихии и стали строго осуществлять законы немедленного воздаяния: за каждый удар по чужому лицу невидимая рука из воздуха выдавала бы увесистую оплеуху, каждое бранное слово начинало бы звенеть в ухе ругателя, и т.д. и т.п. Это был бы строгий и не очень веселый мир, но жить в нем было бы как-то можно.
Но невозможно представить себе торжество милосердия, «полнейшее всепрощение» как принцип жизни- и даже не потому, что первый попавшийся «нарушитель спокойствия» быстро поставил бы всех на уши. Просто в таком мире само понятие милосердия быстро потеряло бы всякий смысл. Если уж милосердствовать по любому поводу, то надо прощать и отступления от милосердия: прощать как зло, так и месть, так и ненависть к обидчику, так и желание справедливости и его осуществление. В обществе сплошного милосердия быстро появились бы не только преступники (это бы ладно), но и их судьи.
Тем не менее иногда, как говорится, «милосердие стучится в наши сердца», и даже, бывает, по делу. Милосердие иногда уместно, ибо иногда это бывает целесообразно.
На что это, однако, похоже? Разберем несколько примеров. Представим себе какой-нибудь средневековый суд. Перед королем стоит на коленях связанный преступник и молит о пощаде. Король его милует. Зачем? Очевидно, НЕ для того, чтобы тот, ободренный, «продолжал в том же духе». Отнюдь. Во-первых, король показывает свое ПРЕВОСХОДСТВО над ситуацией. (Милосердие очень часто является способом демонстрации силы.)Кроме того, он может рассчитывать на «воспитательный эффект»: жутко перепуганный человечек, с ужасом ждущий смерти или жестокого наказания, и в последнюю минуту избавленный от него, обычно проникается горячими чувствами к избавителю, к тому же эти чувства заразительны: демонстративное помилование осужденного всегда воспринималось толпой как чудо, как избавление от верной смерти, а милующий правитель — как спаситель и заступник. (Тут, правда, надо быть осторожным: некстати проявленное милосердие к несимпатичному человеку может вызвать взрыв негодования. История Понтия Пилата, думаю, всем памятна.) Не говорю уже о случаях, когда помилованный человек элементарно «еще нужен» (по типу «он хороший специалист, он много знает, его еще можно использовать») — это голый расчет (целесообразность).
Теперь возьмем более «чистые» примеры милосердия — например, «святого», молящегося за сильно нагрешившего человека. Здесь, однако, мы тоже сталкиваемся со своего рода «моральной экономией»: «святой» ожидает, что грешник покается и обратится (как известно, из раскаявшихся злодеев получаются чуть ли не самые стойкие верующие). Таким образом, милосердие «святого» в данном случае исходит из мысли, что «целесообразно предоставить шанс», то есть, из соображений возможной выгоды в дальнейшем. Заметим, что ни один милостивец не станет отмаливать того, кого он считает «упорствующим во грехе» — то есть, «милосердие» НЕ будет применено, если его применение посчитают нецелесообразным, невыгодным. Таким образом, не альтруизм, а эгоизм управляет тем, что, собственно, и называется «милосердием».
Есть еще милосердие-болезнь, порожденная паталогической привязанностью (когда любимому человеку «все спускают», неважно, прав он или не прав, милосердие любящей мамы маньяка-садиста, которая сама водит к нему маленьких девочек, потому что «мальчику без этого так плохо»), есть милосердие-отвращение, когда «противно добивать гада»… но это все уже попахивает патологией. (Представим себе, что бы произошло с нашим Миром (?), будь все ТАКИМИ вот «милосердными»…) В данном случае таковое «милосердие-болезнь» исходит также из эгоизма — эгоизма «прощающего», кому доставляет этакое странное удовольствие»быть милосердным»; кому приятно таковое собственное состояние «быть милосердным».
Все эти реалистические, но малоаппетитные примеры милосердия как орудия политиканства, расчета, средства морального давления, просто безумия, не отвечают, однако, на главный вопрос: а бывает ли «нормальные», нравственно приемлемые ситуации, когда милосердие уместно? Да. Возьмем ситуацию «условного наказания». Некто совершил проступок или преступление. Его НЕ наказывают (хотя это было бы справедливо!), но ставят определенные условия по поводу его будущего благонравного поведения. Причины такого милосердия довольно прозрачны: у судей есть основания предполагать, что адекватная мера наказания приведет только к закреплению преступного поведения (ну, скажем, в ситуации, когда молодому дурню, преступившему закон просто по пьяни, светит тюряга, из которой у него все шансы выйти действительно «преступным типом»). Здесь милосердие может рассматриваться как нечто подобное рискованной моральной инвестиции; или, точнее, как локальное (тактическое) отступление от справедливости ради ее же (стратегического) выигрыша в перспективе. Иногда и в самом деле лучше сказать человеку «иди и больше не греши», чем карать по всем правилам. Разумеется, милосердие в таких случаях сплошь и рядом может оказаться ошибочным и неуместным, но сама ДОПУСТИМОСТЬ подобного приема в некоторых особых случаях, кажется, не вызывает сомнений. Иными словами, в осуществлении на практике так называемого милосердия ВСЕГДА господствует (исходящая из эгоизма) целесообразность.

Константин Крылов

Коррекция: ЯД (Ярослав Добролюбов)
«Славянское Язычество»
история, культура, философия

Сайт свободного разума «АХ!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *