Молитва по соглашению болгар

Утреннее правило, вечернее, индивидуальная молитва, соборная (коллективная) — с этими понятиями вроде бы все ясно. Но что такое «молитва по соглашению»? В каких случаях ее надо читать и как это делать, нужно ли брать благословение священника, рассказывает священник Петр Гурьянов, председатель Мелекесской епархиальной комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

«Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 19-20)

На основе этого указания в Православной Церкви практикуется так называемая «молитва по соглашению». Суть молитвы определяет уже само ее название. Несколько православных договариваются, что в определенное время на протяжении одного и того же отрезка времени будут совместно исполнять одно и то же молитвенное правило, , хотя бы даже их разделяли многие километры.

Опытные духовники предлагали читать ее в том случае, если какой-то человек попал в тяжелое положение — будь то болезнь, скорбь или другие житейские трудности — и хотелось бы, чтобы оно исправилось. Тогда ему предлагалось найти несколько единомышленников, которые согласились бы добровольно принять на себя подвиг молитвы за него. И не просто молитвы «обо всем хорошем», а о конкретной просьбе.

Как же выглядит «молитва по соглашению»? Обычно десять, двадцать или более человек договариваются совместно читать Псалтирь. Если 20, то каждый читает по одной кафизме в день. Например, сегодня — первая, завтра — вторая, послезавтра — третья… также они совместно договариваются, о здравии и упокоении кого будут просить. После прочтения кафизмы обычно читают саму молитву по соглашению и добавляют к ней совместное прошение.

Вот текст молитвы по соглашению:

«Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты бо рекл еси пречистыми усты Твоими: «Аминь глаголю вам, яко аще двое от вас совещаются на земли всякой вещи, ее же аще просите, будете иметь от Отца Моего, Иже на Небесех: где же два или трое собрались во имя Мое, ту есмь Аз посреде их». Непреложны словеса Твоя, Господи, милосердие Твое безприкладно и человеколюбию Твоему несть конца. Сего ради молим Тя: даруй нам, рабам Твоим (имена), согласившимся просить Тя (просьба), исполнения нашего прошения. Но обаче не якоже мы хотим, но якоже Ты. Да будет во веки воля Твоя. Аминь.»

Такой молитвой пользовались отец Иоанн Кронштадтский и один из московских пастырей-отец Константин Ровинский. По словам последнего, ему приходилось быть свидетелем многочисленных и чудесных случаев действенности такой молитвы: выздоравливали больные, приговоренные врачами к смерти: возвращалось потерянное зрение, способность ходить; прекращались упорные приступы ненависти и т.п. При молитве по соглашению отец Константин Ровенский читал четыре раза в день нижеприведенную молитву (утром, днем, вечером и ночью ) , которую также читали и те лица, с кем он соглашался молиться до тех пор, пока не наступало, по милости Господней, исполнения просимого в молитве.

Также люди могут совместно читать Евангелие, акафисты, каноны, в конце добавляя имена тех, за кого молятся.

Молитва по соглашению приносит великую пользу, так как идет особо усиленная молитва друг за друга, но здесь есть также и свои искушения.

Одно из самых распространенных — необязательность. Т.е. человек, вроде бы, договорился, что будет читать каждый день по кафизме, а в результате получается, что часто пропускает свои дни и бывает даже так, что пропущенное не наверстывается, а оставляется так, как есть. Это большая ответственность, и элемент самодисциплины. Если тебе поручили читать определенную кафизму, а ты не сделал этого, то из-за тебя Псалтирь не была прочитана. Если такое случается, надо обязательно раскаяться и поисповедоваться.

Не каждый человек готов к такому молитвенному труду. Поэтому не стоит своевольничать, а лучше подойти к духовнику или священнику, который вас знает, и попросить благословения.

Когда просьба не выполняется…

Божий промысел не всегда согласуется с нашими чаяньями и надеждами. Молитва по соглашению, текст которой содержит слова «Но обаче не якоже мы хотим, но якоже Ты. Да будет во веки воля Твоя», подразумевает, что не все желания просящего могут быть выполнены. Если человек получил просимое, это от Бога, если не получил, то, опять-таки, по разумению Всевышнего. Надо смириться и продолжать свой путь, уповая на милость Высших сил. Ф. М. Достоевский гениально написал о своем горьком опыте четырехлетней каторги: «Подумаешь – горе; присмотришься – воля Господня». Молитвы православные читаются с надеждой и смирением. Каждый верующий понимает, что Божья воля не всегда поддается осмыслению. Но Бог всегда дает человеку то, что ему действительно необходимо.

Нужно ли ставить какой-то срок?

Думаю, нет. Потому что у Бога свои сроки. Что такое полгода, год, десять лет? Мы знаем примеры из Священного Писания, когда уже все сроки прошли, но Господь исполнял обещанное. Вспомните Иоакима и Анну, Авраама и Сару — сколько лет они молились и Господь посылал просимое, когда ушла даже надежда. Вспомните, им даже смешно было, что они станут родителями в таком возрасте, но тем не менее, воля Божия непреложна. Если Господь сказал «да», то «да».

Особенно важно: перед началом чтения совместной молитвы необходимо взять благословение на это у священника, который знает ваше духовное настроение. Сказать ему, что есть такая просьба, такая проблема или такое несчастье, можно ли нам помолится, чтобы Господь благословил и разрешил бы ситуацию. И сказать кого бы ты хотел просить, скажем, троих или четверых таких-то людей. Если священник благословил, то помогай Бог!

Почему люди — «рабы Божьи», а не «дети Божьи»? Читатель «Фомы» прислал в редакцию вопрос: «Скажите, пожалуйста, почему в христианской религии люди – это «рабы Божьи», а в язычестве – «дети богов»? Возможно, я задаю глупый вопрос, но все же ответьте. Михаил» Отвечаем: Начнем с того, что и в христианстве люди – строго говоря, не рабы. И уж точно не рабы в том смысле, который мы сегодня в слово «раб» вкладываем. Прежде чем ответить на заданный вопрос по существу, зафиксируем главное: Бог не задумывал и никогда не желал видеть человека безвольным забитым исполнителем Его приказов. Прощаясь с учениками после Тайной вечери, Господь Иисус Христос сказал им: Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего (Ин 15:15). «Друзья Божии» – так традиционно в православном христианстве именуют святых. А к святости призван всякий человек. Еще ветхозаветным иудеям Господь заповедовал: Будьте святы, ибо Я свят (Лев 11:44); апостол Петр напомнил эти слова и христианам (1 Пет 1:16). Стать другом Божиим, стать святым – вот задача «на вырост» для всякого христианина, чрезвычайно высокая, но достижимая для того, кто осознает ограниченность собственных сил и просит помощи у Бога, кто стремится выстроить жизнь по Его заповедям. Причем заповеди — это не приказы Бога неким подневольным подчиненным. Это скорее подсказки любящего Творца обладающим правом выбора, но заблудившимся и несчастным людям. И цель заповедей — как раз освободить людей от всего порабощающего и лишающего их полноты жизни и радости. Почему же мы так часто слышим в Церкви это словосочетание – «раб Божий»? Прежде всего просто потому, что мало кто дерзнет назвать сам себя «другом Божиим». Авва Дорофей и многие другие отцы Церкви говорят, что человек может исполнять заповеди Божии по трем причинам. Во-первых – из страха наказания. Во-вторых – из желания получить награду, условно говоря, «пропуск в рай». И в-третьих – бескорыстно, из любви к Богу. Страх наказания свойственен рабу. Желание «заработать» Царство Небесное – наемному работнику. И только когда человек следует за Богом по любви к Нему, он может назваться Его другом. И даже – сыном или дочерью. Не случайно та молитва, которую дал Своим ученикам Сам Христос, начинается с сыновнего обращения к Богу: «Отче наш!» Но, пока мы не научились подлинной любви к Богу, мы, к сожалению, чаще сами ставим себя в положение рабов, чем друзей или детей Божиих.  Причина тому – исключительно наше собственное сердце. А как относится к нам Бог, ясно видно из притчи о блудном сыне. Юноша, несколько лет блуждавший вдали от дома, возвращается к отцу и готовится сказать ему: «Отче! Я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих». Он готов вернуться на любых условиях, хотя бы как наемный слуга. Но отец, завидев сына, бежит ему навстречу, обнимает его и, не давая договорить, дает ему лучшую одежду, надевает на руку перстень (знак полномочий управлять домом) и устраивает пир в честь долгожданного сына, который был мертв и ожил, пропадал и нашелся (Лк 15:11-24). Для Бога мы всегда остаемся любимыми сыновьями и дочерьми. Но самим нам иногда полезнее взглянуть на себя критическим взглядом – как на рабов. Так советует нам поступать и Господь: Когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк 17:10). Это – во-первых. Но есть еще и во-вторых: Если человек чей-то раб — значит, он не подчиняется никому другому. Назвать себя рабом Божиим, значит подтвердить, что ты предаешь себя Богу абсолютно и всецело: кроме Бога, ты никого не боишься, ты больше никому и ничему не раб:ни людям, ни своим собственным слабостям и зависимостям, ни телевидению, ни интернету, ни политикам… Никому, кроме Бога. Ударение в словосочетании «раб Божий» христиане ставят на второе слово. Стать рабом Божиим значит обрести свободу от любых земных зависимостей. Об этом ясно пишет апостол Павел: Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы … Когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведноститогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть. Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная (Рим 6:16, 20-22). И последнее. Наше школьное представление о рабстве сложилось почти исключительно на историческом материале древнего Рима и при разговоре о рабах Божиих это сбивает нас с толку. Изображение апостола Павла в церкви Святого Северина, Париж, Франция В древнем Риме рабы в самом деле были абсолютно бесправны и считались не столько людьми, сколько одушевленными орудиями труда. А вот, к примеру, в древнем Израиле рабство предполагало гораздо бóльшую степень свободы. В патриархальном обществе Израиля рабы были фактически членами семьи господина. В библейском понимании раб – отнюдь не живая «домашняя утварь», а верный человек, слуга хозяина дома. Именно на полную верность господину и столь же полную ответственность господина за своих рабов в первую очередь указывает Священное Писание. Например, у праотца Авраама был раб Елиезер, и именно он считался главным наследником господина, пока у того не родился сын Исаак (Быт 15:2-3). Закон Моисеев предписывал обращаться с рабами как можно более человеколюбиво: Если купишь раба Еврея, пусть он работает шесть лет; а в седьмой пусть выйдет на волю даром. Если он пришел один, пусть один и выйдет. А если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его (Исх 21:2-3). Именно к такому, библейскому представлению восходит и христианское понимание нашего «рабства» Богу – иначе очень странно звучали бы слова апостола Павла о Христе, Который уничижил Себя Самого, приняв образ раба (Фил 2:7). Смиренно называя себя рабами Божиими, христиане никогда не забывают о своем высоком предназначении – усыновиться Богу. Просто они осознают, что до настоящего усыновления предстоит еще долгий путь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *