Монофизиты

И монофизитская ересь, или ересь Евтихия

Во время несторианских споров, как было замечено выше, некоторые из защитников

Нестория упрекали св. Кирилла Александрийского в ереси. Такого рода упреки по

отношению к Кириллу били несправедливы. Но между приверженцами Кирилла,

действительно, еще во время несторианских споров, была еретическая партия,

развивавшая учение о соединении в Лице Господа Иисуса Христа двух естеств, в

смысле совершенно противоположном несторианскому и также еретическом.

Доведенные до крайности во время несторианских споров, эти взгляды разрешились

еретическим учением о полном слиянии в Иисусе Христе Божественной и человеческой

природы с поглощением последней первою, или иначе, учением об одной Божественной

природе в Иисусе Христе. Отсюда такое учение называется монофизитским, а лица,

развивавшие его — еретиками монофизитами, то есть допускавшими в Иисусе Христе

одну Божественную природу. Евтихианством или ересью Евтихия монофизитство

называется потому, что один константинопольский архимандрит Евтихий первый

заявил это учение и положил начало монофизитским спорам.

Монофизитские споры начались в Церкви вслед же за несторианскими. На

александрийскую кафедру после св. Кирилла вступил Диоскор (с 444 г.). Он

разделял монофизитские воззрения и даже стал во главе александрийских

монофизитов, между тем как в Константинополе главой их был престарелый

архимандрит Евтихий. Патриархом константинопольским в то время был Флавиан. Под

его председательством в 448 г. в Константинополе был собор из тридцати епископов

константинопольского округа. Евсевий, епископ Дорилей-ский, присутствовавший

здесь, доложил собору, что константинопольский архимандрит Евтихий

распространяет еретическое учение, а именно, говорит, что после соединения в

Иисусе Христе Божества и человечества, человечество превратилось в Божество, а

потому тело Христово не единосущно нашему телу. Собор пригласил для объяснения

Евтихия, который явился только после троекратного зова. Его дерзкие объяснения

подтвердили только то, что он действительно распространяет ересь. Поэтому собор

осудил его и низложил. Но Евтихий обратился с жалобой на собор к императору.

Сильная придворная партия, во главе с императрицей Евдоксией, была на стороне

Евтихия, мнимого последователя Кирилла; поэтому Феодосий принял жалобу

благосклонно и приказал тому же собору, под председательством Фалассия Кесарии

Капподокийской, пересмотреть дело Евтихия. Но и на этот раз Евтихий был осужден.

Тогда Евтихий, согласно желаниям придворной партии, перенес свое дело на суд

церквей римской и александрийской, выставляя себя защитником православного

учения, а Флавиана и Евсевия — несторианами.

Папа Лев Великий, после того, как Флавнан объяснил емy сущность ереси Евтихия,

согласился на его осуждение и написал Флавиану послание, в котором изложил

православное учение о соединении в Иисусе Христе двух естеств.

Но Диоскор Александрийский, как и следовало ожидать, принял сторону Евтихия. Он

просил даже императора назначить вселенский собор для утверждения

мнимо-православного учения Евтихия и осуждения возобновленного Флавианом

несторианства. Император согласился и назначил собор в Ефесе в 449 г., под

председательством самого Диоскора. В Ефесе собрались Диоскор Александрийский,

Домн Антиохийский, Ювеналий Иерусалимский, Флавиан Константинопольский, Евсевий

Дорилейский, легаты папы Льва и др.). Всего было на Соборе до 130 епископов.

Восточных епископов не приглашали на Собор. Начались соборные совещания по делу

Евтихия. Но Диоскор, не дожидаясь разрешения дела путем обыкновенных

рассуждений, решился употреблять насилие. Он собрал толпу привезенных им

параваланов и приверженных Евтихию монахов; толпа ворвалась в церковь, где

происходило заседание собора, с криком: «Рубите на двое разделяющих естество

Христово на двое». Произошло большое смятение: начатые акты были изорваны, у

писцов отбиты пальцы, Флавиан и православные епископы, после многих побоев, были

выгнаны, а те, которые остались, принуждены насильно подписать белые листы

пергамента. Затем Диоскор осудил Флавиана, низложил Домна Антйохийского,

блаженного Феодорита и Иву Эдесского, хотя последний не был на Соборе. В

заключение всего Диоскор со своими единомышленниками признал учение Евтихия

православным, утвердил представленный им в особом сочинении Никейский Символ с

пропуском слов: «Воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы», и восстановил его в

сане. Римские легаты протестовали против такого своеволия, но не имели успеха.

Флавиан тоже готовил жалобу в Рим и Константинополь, но Диоскор, узнав об этом,

заключил его в оковы и подверг таким жестоким истязаниям, что Флавиан через три

дня умер. На место Флавиана Диоскор поставил константинопольским патриархом

своего диаконаАнатолия, считая его своим единомышленником. Этот Ефесский собор

(449 г.) известен под именем собора Разбойничьего. Император Феодосий, которому

представлены были на утверждении соборные определения, признал его законным.

Таким образом, монофизиты на некоторое время взяли перевес над православными;

православные епископы, по настоянию Диоскора, были низлагаемы и ссылаемы в

заточение. Но в защиту православия выступил папа Лев Великий, с самого появления

ереси монофизитов твердо заявивший свое православие. Получив известие о соборе

Ефесском, он созвал собор в Риме, осудив все постановленное в Ефесе, и в письмах

на Восток настоятельно требовал созвания законного Вселенского Собора в Италии.

По его просьбе, того требовал от Феодосия и западный император Валентиниан III.

Но Феодосий был все еще под влиянием придворной монофизитской партии, особенно

Евдоксии и вельможи Хризафия, и потому не внимал просьбам.

Впрочем, скоро дела приняли оборот в пользу православных. Придворная

монофизитская партия потеряла свое значение. Евдоксия была удалена из

Константинополя в Иерусалим под предлогом богомолья, а Хризафий, попавший в

немилость, сослан. Теперь при дворе получила влияние партия сестры императора

Пульхерии, которая всегда была почитательницей, Флавиана. Поэтому честь Флавиана

была восстановлена; его мощи торжественно были перенесены в Константинополь.

Впрочем, Феодосий не желавший ничего делать для православных, скоро умер (450

г.). Приемником его был Маркиан, вступивший в брак с Пульхерией и решивший дать

торжество православию.

По его распоряжению в 451 г. собран был в Халкидоне законный Вселенский Собор,

который был по счету Четвертым Вселенским Собором. Всех отцов на этом Соборе

было до 630. Из наиболее замечательных были: Анатолий Константинопольский, перед

вступлением Маркиана на престол решительно перешедший на сторону православных,

Домн Антиохийский, низложенный Диоскором и возвращенный из заточения Маркианом,

Максим, поставленный на его место, Ювеналий Иерусалимский, Фалассий Кесарии

Каппадокийский, блаженный Феодорит, Евсевий Дорилейский и Диоскор

Александрийский и другие. Папа Лев, желавший, чтобы Собор был созван в Италии,

прислал все-таки своих легатов на Халкидонский Собор. Председателем Собора был

Анатолий Константинопольский.

Прежде всего, отцы Собора занялись рассмотрением деяний собора разбойничьего и

судопроизводством над Диоскором. Обвинителем Диоскора был известный Евсевий

Дорилейский, который представил отцам записку, где описаны были все насилия,

произведенные Диоскором на разбойничьем соборе. По прочтении записки отцы отняли

у Диоскора право голоса, после чего он должен был стать в числе подсудимых. К

тому же на Диоскора представлено было со стороны некоторых египетских епископов

много обвинений в безнравственности, жестокости и разного рода насилиях. За все

это, отцы осудили его и низложили, равно как осудили разбойничий собор и

Евтихия. Тех епископов, которые вместе с Диоскором принимали участие в

разбойничьем соборе, отцы Халкидонского Собора простили, так как они принесли

раскаяние и объяснили в свое оправдание, что действовали под страхом угроз

Диоскора.

Затем отцы занялись определением вероучения. Им предстояло изложить такое учение

о двух естествах в Лице Иисуса Христа, которое было бы чуждо крайностей

несторианства и монофизитства. Среднее между этими крайностями учение именно и

было православным. Отцы Халкидонского Собора так и поступили. Приняв за образец

православного учения изложение веры Кирилла Александрийского и Иоанна

Антиохийского, а также послание Льва Римского к Флавиану, они, таким образом,

определили догмат об образе соединения в лице Господа Иисуса Христа двух

естеств. «Последуя святым отцам, все согласно поучаем исповедывать… одного и

того же Христа, Сына, Господа Единородного, в двух естествах, неслитно,

неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого — так что соединением нисколько

не нарушается различие двух естеств, но тем более сохраняется свойство каждого

естества и соединяется одно лицо и одна ипостась — не на два лица рассекаемого

или разделяемого, но единого и того же Сына и Единородного Бога-Слова».

Таким вероопределением осуждалось как несторианство, так и монофизитство. Все

отцы согласны были с этим определением. Блаженный Феодорит, которого на Соборе

подозревали в несторианстве, особенно египетские епископы, произнес анафему на

Нестория и подписал его осуждение; поэтому Собор снял с него осуждение Диоскора

и восстановил в сане, как снял осуждение и с Ивы, епископа Эдесского. Только

египетские епископы держали себя двусмысленно по отношению к вероопределению.

Они хотя и подписали осуждение Евтихия, но не хотели подписать послания Льва

Римского к Флавиану, под тем предлогом, что, по существующему в Египте обычаю,

они ничего важного не делают без соизволения и определения своего архиепископа,

которого, за низложением Диоскора, у них не было. Собор обязал их клятвой

подписать, когда будет поставлен архиепископ. Когда донесли Маркиану, что все

сделано, он прибыл сам на шестое заседание Собора, произнес речь, в которой

выразил радость, что все сделано по общему желанию и мирно. Впрочем, заседания

Собора не окончились еще. Отцы занялись составлением правил, которых и было

составлено 30. Главные предметы правил — церковное управление и церковное

благочиние.

После Собора император издал строгие законы относительно монофи-зитов. Приказано

было всем принимать учение, определенное Халкидонским Собором; монофизитов

ссылать в заточение или изгонять; сочинения их сжигать, а за рacпространeние их

казнить и проч. Диоскор и Евтихий сосланы были в отдаленные провинции.

Монофизитская ересь. Армянская церковь

Монофизитская ересь. Армянская церковь

Православное вероучение исповедует во Христе две совершенные и различные природы, человеческую и Божественную. При этом мы верим в единое Лицо Христа Спасителя, в Своей Ипостаси или Личности соединившее две природы. Под природой или сущностью подразумевается единое обобщающее и видообразующее начало. Под ипостасью или лицом – конкретный индивид, обладающий присущими только ему особыми чертами. Учение о Богочеловечестве Христа догматизировано соборно и считается непреложным для всех православных христиан.

Принятию догмата предшествовали годы ожесточенной богословской полемики, несторианское заблуждение, монофизитская ересь и церковная смута, итогом которой стал раскол, отделивший от Православия часть Древневосточных церквей. Давайте более подробно рассмотрим эти события.

В начале V века умы восточных богословов волновал вопрос полноты Божественной и человеческой природ Христа. Появилось учение архиепископа Константинопольского, Нестория, утверждавшего, что Дева Мария родила не Бога, а обычного человека, в которого в момент рождения вселился Бог. По Несторию выходило, что единство личности Спасителя было лишь видимым, внешним, на самом же деле во Христе отдельно обитали две личности, человеческая и Божественная. Эти личности были разделены между собой, Божество обитало в человеке, как в сосуде или храме.

Следствием заблуждения Нестория явилось отрицание Богочеловечества Христа, умаление Его спасительного подвига, ведь раз Божественного и человеческого единства не существовало, значит человеческая природа не получала дара обожения и спасения. В 431 году, III Вселенский Собор осудил учение Константинопольского архиепископа, как ересь.

Главным оппонентом Нестория выступал свят. Кирилл Александрийский. Он сформулировал учение об ипостасном единстве человеческой и Божественной природ Христа, об их взаимном общении и взаимном проникновении. К сожалению, в его учении присутствовала недостаточная точность терминологии, он не делал разграничения между понятиями «природа» и «ипостась». К тому же, он ввел выражение «единая природа Бога-Слова, воплощенная», впоследствии перетолкованное фанатиками-еретиками в контексте исключительности Божественной природы Спасителя.

В среде фанатичных последователей учения свят. Кирилла Александрийского позднее и зародилась монофизитская ересь. Стремясь оградить православный мир от крайностей богословия Нестория, монофизиты впали в крайность ему противоположную. Если несториане считали Христа человеком, умаляя Его Божественное достоинство, монофизиты, наоборот, учили о Божественности Спасителя, в ущерб Его человечеству. Монофизиты называли Спасителя человеком, но они не рассматривали человеческое начало самостоятельным и полноценным.

Несмотря на то, что III Вселенский Собор осудил Нестория, на Соборе не удалось, в полной мере, раскрыть учение о Лице Христа. Через 20 лет, IV Вселенским Собором была обличена монофизитская ересь, но опять не было дано четкого определения в понимании единой Ипостаси Спасителя, есть ли это единая Ипостась Бога Сына или это Ипостась, появившаяся посредством соединения двух ипостасей, человеческой и Божественной. Недосказанность формулировок дала повод монофизитам ошибочно интерпретировать орос IV Собора в несторианском стиле и объявить его еретическим.

В V веке монофизитская ересь стремительно распространялась, чему способствовали неудачные попытки богословов того времени объединить идею о единой Ипостаси Христа с идеей о полноте двух природ Спасителя. Полнота природы подразумевала и отдельную личность, этой природе присущую. Поэтому признание двух полноценных природ Христа означало, по мнению монофизитов, признание и двух личностей Спасителя, что грозило уклонением в несторианство. С православной же точки зрения, монофизитское умаление человеческой природы Христа, было отрицанием Его единосущия роду человеческому и обесценивало спасительный подвиг Богочеловека, а это уже вело к евтихианству, крайнему течению монофизитской ереси.

Решением проблемы полноты двух природ Спасителя, стало введение в VI веке новых богословских терминов. Посредством трудов великих богословов своего времени Иоанна Грамматика Кесарийского, Леонтия Византийского, Леонтия Иерусалимского появились такие понятия, как «воипостасное», или «воипостасная сущность (природа)». С помощью этих терминов удалось сформулировать учение о возможности существования сложных ипостасей, состоящих из нескольких природ. Каждая из них вовсе не должна обладать собственной ипостасью, а может проявлять себя в составе единого сложного лица. К примеру, ипостась человека состоит из двух природ, духовной и телесной, каждая из которых в отдельности не может существовать самобытно. Так и в Христе, человеческая ипостась существовала не как самостоятельная личность, а как воипостасное. «Мы говорим, что человечество Спасителя не существовало в своей собственной ипостаси, но с самого начала существует в ипостаси Логоса, поскольку «Он, восприняв (плоть) в собственную Ипостась, наделил ее лицом» (свят. Леонтий Иерсалимский). Человеческая ипостась получила свое Я, стала личностью в Лице Христа, Он жил и действовал через Божественную и через единосущную нам человеческую природу.

Увы, но уврачевать церковный раскол, вызванный ересью, удалось не сразу. Десятилетия Восточную и Западную церкви раздирала смута. Еретиков поддерживали некоторые императоры. Предпринимались попытки примирить православных и монофизитов компромиссным путем и силой. К сожалению, к вероучительному разногласию, со временем, прибавились политические мотивы. Окраины Византийской империи стремились отделиться от нее и стать самостоятельными, как территориально, так и религиозно, монофизитская ересь использовалась в качестве предлога для отделения.

Стоит сказать, что монофизитство состояло из нескольких течений, представители которых отличались, как крайне радикальными взглядами (евтихианство), так и умеренными (северианство). Евтихиане исповедовали два естества во Христе до Воплощения и одно единое после него. Севериане же признавали во Христе одну ипостась, состоящую из двух сторон, человеческой, единосущной нам и Божественной. Человеческую сторону они располагали в положении, подчиненном к Божеству. Со временем монофизитское движение раскололось на множество сект, заблуждения которых принимали совсем нелепые формы. Так аффартодокеты считали Тело Христа нетленным, а агноиты утверждали, что Христос мог не знать некоторых вещей, как этого не знают обычные люди.

Большинство этих религиозных течений, запутавшись в тонкостях своего вероучения, распалось еще в VI веке. Но некоторые из умеренных монофизитских направлений существуют и сейчас. К ним относятся, не признавшие решений IV Вселенского (Халкидонского) Собора и сохранившие апостольское преемство некоторые Древневосточные церкви. Мы называем их Ориентальной семьей Древнеправославных церквей. Это Армяно-Григорианская Апостольская церковь, Коптская Православная церковь, Сиро-Яковитская церковь и др.

В заключении, хочется немного подробнее коснуться вероучения близкой нам по духу Армяно-Григорианской Апостольской церкви. Армянская церковь, хоть и не признает деяний IV Халкидонского Вселенского Собора, но, в то же время, она не считает себя монофизитской, осуждая крайнее проявление монофизитства – евтихианство.

Основным отличием вероучения Армянской церкви от Православного является исповедание армянами одной общей и единой Богочеловеческой природы Христа и одной воли, в то время, как Православные, исповедуют две природы Спасителя, «неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно» (Халкидонский орос) соединенные в Его Лице и две воли, Божественную и человеческую, не противоречащую Божеству, а находящуюся в гармонии с ним. Помимо вероучительных, между нами существуют и некоторые обрядовые расхождения. К примеру армяне крестятся слева направо, в то время как у нас принято осенять себя крестным знамением справа налево.

Несмотря на догматические заблуждения, будет неверно называть представителей Армянской церкви монофизитами. Монофизитство, это отрицание единосущия нам Христа по человечеству. Армянская церковь, так же, как и Православная, не сомневается в Богочеловечестве Христа, она признает Спасителя как истинным Богом, так и единосущным нам, полноценным человеком.

С V века мы не имеем евхаристического общения с Армянской церковью, то есть мы не можем причащаться с армянами из одной чаши. Армяне, желающие приступить к Православным Таинствам должны предварительно пройти специальный чин присоединения. Существует три вида чинопоследования присоединения, через Крещение, через Миропомазание и через Покаяние.

Присоединение армян осуществляется третьим чином, через Покаяние. Третий чин совершается над всеми представителями тех христианских течений, в среде которых было сохранено апостольское преемство рукоположения, но вероучение их в некоторой степени уклонилось от Православного. Таинства Крещения и Миропомазания таких церковных сообществ считаются действительными и в лоне Православной Церкви.

Хочется надеяться, что со временем догматические препятствия с нашими армянскими братьями во Христе удастся преодолеть и многовековой церковный раскол будет уврачеван.

Ирина Праслова

МАМА plus

Таинства Православной Церкви
Таинство (греч. мистерион — тайна, таинство) — священные действия, в которых под видимым образом сообщается верующим невидимая благодать Божья.

Слово «Таинство» имеет в Священном Писании несколько значений.

1. Глубокая, сокровенная мысль, вещь или действие.
2. Божественное домостроительство спасения рода человеческого, которое изображается тайной, непостижимой ни для кого, даже для Ангелов.
3. Особое действие Промысла Божьего по отношению к верующим, в силу которого невидимая благодать Божья непостижимым образом сообщается им в видимом.
В приложении к церковным священнодействиям слово Таинство обнимает и первое, и второе, и третье понятие.

В широком смысле слова все совершаемое в Церкви является Таинством: «Все в Церкви есть святое таинство. Всякое священнодействие есть святое таинство. — И даже самое незначительное? — Да, каждое из них глубоко и спасительно, как и сама тайна Церкви, ибо и самое «незначительное» священнодействие в Богочеловеческом организме Церкви находится в органической, живой связи со всей тайной Церкви и самим Богочеловеком Господом Иисусом Христом» (архим. Иустин (Попович)).
Как отмечал прот. Иоанн Мейендорф: «В патристическую эпоху не существовало даже специального термина для обозначения «таинств» как особенной категории церковных деяний: термин misterion использовался вначале в более широком и общем смысле «тайны спасения», и только во втором вспомогательном смысле он употреблялся для обозначения частных действий, дарующих спасение», то есть собственно Таинств. Таким образом, под словом таинство святые Отцы понимали все, что относится и к Божественному домостроительству нашего спасения.
Но традиция, которая стала складываться в православных богословских школах начиная с XV в., выделяет из многочисленных благодатных священнодействий семь собственно Таинств: Крещение, Миропомазание, Причащение, Покаяние, Священство, Брак, Елеосвящение».
Всем семи Таинствам присущи следующие необходимые признаки:
1) богоучрежденность;
2) невидимая благодать, преподаваемая в Таинстве;
3) видимый образ (последование) его совершения.
Внешние действия («видимый образ») в Таинствах имеют значение не сами по себе. Они предназначены для человека, приступающего к Таинству, поскольку по своей природе он нуждается в видимых средствах для восприятия невидимой силы Божьей.

Непосредственно в Евангелии упоминаются три Таинства (Крещение, Причащение и Покаяние). Указания о божественном происхождении других Таинств можно найти в книге Деяний, в апостольских Посланиях, а также в творениях мужей апостольских и учителей Церкви первых веков христианства (св. Иустин Мученик, св. Ириней Лионский, Климент Александрийский, Ориген, Тертуллиан, св. Киприан и др.).
В каждом Таинстве верующему христианину сообщается определенный благодатный дар.
1. В Таинстве Крещения человеку дается благодать, освобождающая от его прежних грехов и освящающая его.
2. В Таинстве Миропомазания верующему, при помазании святым Миром частей тела, дается благодать, ставящая его на путь духовной жизни.
3. В Таинстве Покаяния исповедующий свои грехи, при видимом изъявлении прощения от священника, получает благодать, освобождающую его от грехов.
4. В Таинстве Причащения (Евхаристии) верующий получает благодать обожения через единение со Христом.
5. В Таинстве Елеосвящения при помазании тела елеем (маслом) больному даруется благодать Божья, исцеляющая немощи душевные и телесные.
6. В Таинстве Брака супругам дается благодать, освящающая их союз (во образ духовного союза Христа с Церковью), а также рождение и христианское воспитание детей.
7. В Таинстве Священства чрез святительское рукоположение (хиротoнию) правильно избранному из числа верующих дается благодать совершать Таинства и пасти стадо Христово.

Таинства Православной Церкви делятся на:
1) неповторяемые — Крещение, Миропомазание, Священство;
2) повторяемые — Покаяние, Причащение, Елеосвящение и, при определенных условиях, Брак.

Кроме того, Таинства делятся еще на две категории:
1) обязательные для всех христиан — Крещение, Миропомазание, Покаяние, Причащение и Елеосвящение;
2) необязательные для всех — Брак и Священство.

Совершители Таинств. Очевидно уже из самого определения Таинства, что «невидимая благодать Божья» может подаваться только Господом. Поэтому, говоря обо всех Таинствах, необходимо признать, что Совершителем их является Бог. Но соработниками Господа, людьми, которым Им Самим даровано право совершать Таинства, являются правильно поставленные епископы и священники Православной Церкви. Основание для этого находим в послании апостола Павла: Итак, каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей таин Божиих (1 Кор. 4; 1).

Диофизитство

Запрос «Халкидонизм» перенаправляется сюда. На эту тему нужна отдельная статья.

Проверить информацию. Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.

Диофизи́тство (от греч. δυο — «две» + φύσις — «природа, естество») или Халкидонизм — христологическая концепция, согласно которой в Иисусе Христе признаются две природы — Божественная и человеческая, но единство природ условное в отличие от миафизитства, где единство природ считается полным и реальным. В Иисусе Христе одна ипостась (Халкидонство), но в Христе две кномы (Несторианство). Ипостась — субъект. Таким образом, в халкидонизме в одном субъекте две воли. В несторианстве — единоволие, позднее заимствованное миафизитскими церквями. Современная православная и католическая церкви придерживаются Халкидонского диофизитства. Не следует путать с современными православными церквами Дохалкидонского Собора, которые являются сторонниками миафизитства (одно лицо в единой ипостаси, которая в двуединой природе).

Доктрины диофизитства и единоволия (миафелитства) имеют свои истоки в учении Антиохийской богословской школы. Противопоставляется миафизитству — христологической концепции, признающей единство сущности Бога воплощенного.

Диофизитство как христологическая концепция принято в Православии византийской традиции, в Католичестве, в Протестантизме (хотя в Армении, Египте и Эфиопии среди протестантов, как и среди униатов этих стран, есть и миафизиты) и в различных доктринах несторианства, исповедуемого Ассирийской церковью Востока и Древней Ассирийской Церковью Востока. Несторианство, по мнению В. М. Лурье, опровергаемому богословами Ассирийской церкви Востока и Древней Ассирийской церкви Востока, исповедует не только две природы, но и два субъекта этих природ во Христе: человека Иисуса и Божественный Логос, Второе Лицо Пресвятой Троицы.

Халкидонский собор, несмотря на однозначное отвержение учения Нестория, исповедует диофизитство, которое, по мнению миафизитов, может быть истолковано в несторианском смысле, что, по мнению совместного Второго Константинопольского собора православных и части миафизитов, до Халкидонского собора делали усопший в мире и согласии с Церковью блаженный Феодорит Кирский, считающийся Ватиканом и многими православными святым за его подвижничество в утверждении современного диофизитства, особенно после Халкидонского собора, и другие криптонесториане, все сочинения которых, как и часть написанных до Халкидонского собора сочинений Феодорита Кирского, были осуждены на Втором Константинопольском соборе.

На Втором Константинопольском соборе двусубъектная христология Нестория однозначно отвергнута Православными церквами византийской традиции, которые исповедуют односубъектную диофизитскую христологию, богословски близкую к диофелитской христологии святителя Кирилла Александрийского, также признававшего отдельные божественную и человеческую сущности Спасителя, а также отдельные являющиеся свойствами сущностей воли, но формально не совпадающую с ней, так как св. Кирилл, подобно современной Армянской церкви, не признавал природу и сущность синонимами.

Строгое диофизитство Халкидонского собора фактически без учёта решений о «древнеправославности миафизитов» формально почитаемого католиками Второго Константинопольского собора, на котором присутствовали миафизиты и который анафематствовал Аполлинария Лаодикейского Младшего и тем самым отменил использование христологической формулы Аполлинария Лаодикейского Младшего, применённой Кириллом Александрийсим, но признал её древнеправославной, исповедуется Римской католической церковью.

Диофизитство отвергается Древнеправославными церквами, исповедующими христологию Александрийской богословской школы и использующими богословские определения Кирилла Александрийского без учёта его диофелитства. Кроме того, Кирилл называл природой ипостась (поэтому у него природа единая) и признавал две сущности Христа

Диофизитство, как несторианское, так и халкидонское, с точки зрения миафизитского богословия является ересью, отвергается и анафематствуется всеми Древневосточными православными церквями, в частности ААЦ. Например, такие анафематизмы, в списке всех иных ересей, даны Маназкертским собором Армянской Апостольской Церкви.

Диофизитство и Армянская апостольская церковь

Армянская апостольская церковь диофизитством считает только учение о двух природах, а своё учение о двух сущностях (естествах) Иисуса Христа диофизитским не считает, её духовенство отрекается от «всего сонма диофизитов» в том смысле, какой в термин «диофизитство» вкладывает Армянская апостольская церковь. В то же время и халкидониты, и севериане считают слова «природа» и «сущность» синонимами. Сущностью православного учения является признаваемое и православными византийской традиции, и Армянской апостольской церковью учение о двух сущностях Богочеловека — божественной и человеческой. Православное учение противостоит антихалкидонскому учению севериан о единой сущности Иисуса Христа. Армянская апостольская церковь, Исповедание Нерсеса Шнорали которой признаётся православными византийской традиции православным и дохалкидонским, хотя, как они полагают, Армянская апостольская церковь православной не является из-за её евхаристического общения с севирианами, считает «природу» и «сущность» разными терминами, как было принято в дохалкидонской христологии в целом, но, как особенно подчёркивает исповедание Нерсеса Шнорали, практически полностью согласна с содержанием Халкидонского символа веры, за исключением перевода с древнегреческого его термина «сущность» на другие языки словом «природа». При этом она никогда не считала Халкидонский собор вселенским из-за отсутствия на нём представителей Армянской апостольской церкви, а в настоящее время не признаёт его и святым и поместным.

> См. также

  • Ипостасный союз
  • Монофизитство
  • Миафизитство

МОНОФИЗИТСТВО

МОНОФИЗИТСТВО (от мо­но… и греч. φύσις — при­ро­да) — традиционное на­зва­ние бо­го­слов­ско­го уче­ния о еди­ной при­ро­де Иису­са Хри­ста, воз­ник­ше­го в IV-V веках в Ви­зан­тии в эпо­ху хри­сто­ло­гических спо­ров.

Тер­мин «монофизитство» бо­лее по­зд­не­го про­ис­хож­де­ния (конец VII века); ут­вер­див­шись в сре­де сто­рон­ни­ков уче­ния о двух при­ро­дах (Бо­же­ст­вен­ной и че­ло­ве­че­ской) во Хри­сте — пра­во­слав­ных, этот тер­мин по­ле­ми­че­ски ис­ка­зил уче­ние о еди­ной при­ро­де Хри­ста.

Ро­до­на­чаль­ни­ком уче­ния о еди­ной приро­де Иисуса Хри­ста яв­ля­ет­ся Апол­ли­на­рий Лао­ди­кий­ский (умер 390 год) (см. Апол­ли­на­ри­ан­ст­во), ко­то­рый, от­ри­цая пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды во Хри­сте, учил, что во Хри­сте Бог и че­ло­век (без ду­ха, ума) со­ста­ви­ли еди­ную при­ро­ду. Апол­ли­на­рий был осу­ж­дён II Все­лен­ским со­бо­ром (381 года) (см. Все­лен­ские со­бо­ры). Од­на­ко впо­след­ст­вии его со­чи­не­ния рас­про­стра­ня­лись под име­на­ми са­мых ав­то­ри­тет­ных пра­во­слав­ных епи­ско­пов, в т. ч. фор­му­ла «…еди­ная при­ро­да Бо­га Сло­ва во­пло­щён­ная…» («…μία φύσις τοῦ Θεοῦ Λόγου σεσαρ- ϰωμένη…»), став­шая ве­ро­ис­по­вед­ной ос­но­вой монофизитства.

К этой фор­му­ле при­бе­гал свт. Ки­рилл Алек­сан­д­рий­ский, по­ле­ми­зи­руя с Не­сто­ри­ем (см. Не­сто­ри­ан­ст­во), раз­де­ляв­шим Хри­ста на два ли­ца, од­на­ко свя­ти­тель при­зна­вал, что мож­но го­во­рить о двух при­ро­дах Хри­ста по­сле во­пло­ще­ния. Ки­рилл осу­ж­дал Апол­ли­на­рия и при­зна­вал пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды во Хри­сте. III Все­лен­ский со­бор (431 год) осу­дил Не­сто­рия и при­знал бо­го­сло­вие Ки­рил­ла пра­во­слав­ным, од­на­ко не дал сво­его ве­ро­оп­ре­де­ле­ния, и при не­оп­ре­де­лён­но­сти тер­ми­но­ло­гии Ки­рил­ла воз­ни­ка­ла воз­мож­ность различных ин­тер­пре­та­ций. Так, кон­стан­ти­но­поль­ский ар­хим. Ев­ти­хий не при­зна­вал, что Хри­стос как че­ло­век еди­но­су­щен другим лю­дям. В 448 году в Кон­стан­ти­но­по­ле ме­ст­ный со­бор от­лу­чил Ев­ти­хия. Ар­хи­еп. Алек­сан­д­рий­ский Дио­скор (444-451 годы) под­дер­жал Ев­ти­хия в тре­бо­ва­нии со­звать Все­лен­ский со­бор и пред­се­да­тель­ст­во­вал на со­бо­ре в Эфе­се в 449 году, по­лу­чив­шем впо­след­ст­вии название «раз­бой­ничь­е­го», где Ев­ти­хий был реа­би­ли­ти­ро­ван.

IV Все­лен­ский (Хал­ки­дон­ский) со­бор (451 год) при­нял ве­ро­оп­ре­де­ле­ние о Хри­сте в еди­ном Ли­це, в еди­ной ипо­ста­си и в двух при­ро­дах и осу­дил Ев­ти­хия. Главным ав­то­ри­те­том для от­цов со­бо­ра был Ки­рилл Алек­сан­д­рий­ский, при этом его тер­ми­но­ло­гия бы­ла уточ­не­на. Од­на­ко да­ле­ко не все го­то­вы бы­ли при­нять этот со­бор. Про­тив­ни­ки со­бо­ра по­счи­та­ли не­до­пус­ти­мым го­во­рить о двух при­ро­дах во Хри­сте: по их мне­нию, две при­ро­ды не­из­беж­но вво­дят и две ипо­ста­си, что яв­ля­ет­ся воз­ро­ж­де­ни­ем не­сто­ри­ан­ст­ва. Они при­дер­жи­ва­лись ут­вер­жде­ния, что Хри­стос, хо­тя ро­ж­дён из двух при­род, пре­бы­ва­ет не в двух при­ро­дах, по­сколь­ку в ак­те Во­пло­ще­ния из двух ста­ло од­но. В Егип­те, Си­рии и За­кав­ка­зье на­чалось про­ти­во­дей­ст­вие Хал­ки­до­ну, ко­то­рое не уда­ва­лось ос­та­но­вить административными ме­ра­ми: в борь­бу сто­рон­ни­ков и про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на всё бо­лее втя­ги­ва­лись ши­ро­кие мас­сы, пред­во­ди­тель­ст­вуе­мые мо­на­ше­ст­вом.

Сто­ле­тие, по­сле­до­вав­шее за Хал­ки­дон­ским со­бо­ром, от­ме­че­но рас­цве­том монофизитства. При этом оно раз­де­ли­лось на 2 де­сят­ка те­че­ний, из ко­то­рых од­ни име­ли ве­ро­учи­тель­ные от­тен­ки, дру­гие — воз­ник­ли в си­лу лич­ных ам­би­ций во­ж­дей. Са­мым влия­тель­ным бо­го­сло­вом монофизитства стал Се­вир Ан­ти­охий­ский. От­ри­цая слия­ние Бо­же­ст­ва и че­ло­ве­че­ст­ва во Хри­сте (как и от­цы Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра), при­зна­вая двой­ное еди­но­су­щие Хри­ста: От­цу по Бо­же­ст­ву и лю­дям по че­ло­ве­че­ст­ву, — но при этом ото­жде­ст­в­ляя по­ня­тия «ипо­стась», «ли­цо» и «при­ро­да», он учил о еди­ной слож­ной при­ро­де Хри­ста, но не двой­ной (по­это­му встре­чаю­щее­ся в современной литературе име­но­ва­ние монофизитства ди­п­ло­фи­зит­ст­вом не­вер­но). Край­нее уче­ние монофизитства о со­вер­шен­ном не­тле­нии Те­ла Хри­сто­ва с мо­мен­та Во­пло­ще­ния как ар­гу­мент в поль­зу един­ст­ва при­ро­ды Хри­ста соз­дал Юли­ан Га­ли­кар­нас­ский. Ио­анн Фи­ло­пон, ис­хо­дя из ло­ги­ки монофизиства (ото­жде­ст­в­ле­ние при­ро­ды и ипо­ста­си), раз­ра­ба­ты­вал уче­ние трое­бо­жия.

Ни­кто из ви­зантийских им­пе­ра­то­ров не встал од­но­знач­но на сто­ро­ну монофизитства. По­пыт­ку при­ми­ре­ния мо­но­фи­зи­тов с хал­ки­до­ни­та­ми на ос­но­ве дог­ма­тического ми­ни­му­ма пред­при­нял император Зи­нон: в из­дан­ном им Эно­ти­ко­не (482 год) пред­пи­сы­ва­лось дер­жать­ся пер­вых трёх Все­лен­ских со­бо­ров, при­зна­вать Хри­ста «еди­но­сущ­ным От­цу по Бо­же­ст­ву и нам по че­ло­ве­че­ст­ву», ана­фе­мат­ст­во­вать Не­сто­рия и Ев­ти­хия, не при­ни­мать «раз­де­ляю­щих или сли­ваю­щих» две при­ро­ды во Хри­сте (хал­ки­дон­ская тер­ми­но­ло­гия) и при этом ана­фе­мат­ст­во­вать всех ду­маю­щих ина­че. Од­на­ко Эно­ти­кон не удов­ле­тво­рил многих пред­ста­ви­те­лей обе­их сто­рон и вы­звал бо­лее чем 30-лет­ний раз­рыв хри­сти­ан­ско­го Вос­то­ка с Рим. цер­ко­вью. При­ми­ре­ние с Ри­мом це­ной обя­за­тель­ст­ва борь­бы с монофизитством бы­ло дос­тиг­ну­то встав­шим на сто­ро­ну Хал­ки­до­на имп. Юс­ти­ниа­ном I. В 536 году в Кон­стан­ти­но­по­ле со­сто­ял­ся со­бор, осу­див­ший Се­ви­ра Ан­ти­охий­ско­го. V Все­лен­ский со­бор (553 год) при­нял дог­ма­тические оп­ре­де­ле­ния, тон­ко учи­ты­вав­шие все опа­се­ния про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на и гар­мо­ни­зи­ро­вав­шие его ве­ро­оп­ре­де­ле­ние с фор­му­ла­ми Ки­рил­ла Алек­сан­д­рий­ско­го.

Цер­ков­ная по­ли­ти­ка императора Юс­ти­ниа­на сде­ла­ла хал­ки­дон­ское ве­ро­ис­по­ве­да­ние официальной ве­ро­учи­тель­ной док­три­ной. Для не­при­ми­ри­мых про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на, ос­та­вав­ших­ся, как пра­ви­ло, в национальных ок­раи­нах им­пе­рии, хал­ки­дон­ское ве­ро­оп­ре­де­ле­ние ста­ло ото­жде­ст­в­лять­ся с греческим пра­во­сла­ви­ем, что по­бу­ж­да­ло их к ре­ши­тель­но­му от­ме­же­ва­нию от им­пер­ской церк­ви. Так, в Егип­те об­ра­зо­ва­лась от­де­лив­шая­ся от Алек­сан­д­рий­ско­го пат­ри­ар­ха­та не­хал­ки­дон­ская ие­рар­хия, к ко­то­рой при­сое­ди­ни­лись ко­рен­ные егип­тя­не — коп­ты (см. Копт­ская цер­ковь).

Ие­рар­хическая струк­ту­ра, па­рал­лель­ная официальной Церк­ви, бы­ла соз­да­на в Си­рии при­няв­шим в 542 году епи­скоп­ское по­свя­ще­ние Иа­ко­вом Ба­ра­де­ем. По его име­ни пра­во­слав­ные ста­ли на­зы­вать сирийских мо­но­фи­зи­тов яко­ви­та­ми. Си­ро-яко­вит­ская цер­ковь (см. в ст. Си­рий­ские церк­ви) при­об­ре­ла в Си­рии национальный ха­рак­тер, по­сколь­ку сирийские гре­ки в боль­шин­ст­ве скло­ни­лись к Хал­ки­до­ну. Ещё в 505/506 году, осу­див на I Двин­ском со­бо­ре Хал­ки­дон на­ря­ду с не­сто­ри­ан­ст­вом, к монофизитству примк­ну­ла Армянская цер­ковь (см. Ар­мян­ская апо­столь­ская цер­ковь). II Двин­ский со­бор (554/555 год) Армянской церк­ви окон­ча­тель­но от­верг хал­ки­дон­ские оп­ре­де­ле­ния. При этом в 726 году со­бор в Ман­ци­кер­те осу­дил Се­ви­ра Ан­ти­охий­ско­го, изо­ли­ро­вав этим Армянскую цер­ковь от древних не­хал­ки­дон­ских церк­вей. На­чав­шее­ся в VII веке арабское за­вое­ва­ние ли­ша­ло Ви­зан­тию воз­мож­но­сти про­дол­жать унио­наль­ную при­ми­ри­тель­ную по­ли­ти­ку в национальных ок­раи­нах. Хал­ки­дон­ское ис­по­ве­да­ние бы­ло для всех ве­рой ви­зантийского им­пе­ра­то­ра, и ес­ли за­вое­ва­те­ли про­во­ди­ли по от­но­ше­нию к хри­стиа­нам ве­ро­тер­пи­мую по­ли­ти­ку, это от­но­си­лось пре­ж­де все­го к не­хал­ки­дон­ским церк­вам.

Ком­про­мис­сом для временного при­ми­ре­ния пра­во­слав­ной и не­хал­ки­дон­ских церк­вей яви­лось в середине VII века мо­но­фе­лит­ст­во.

В Но­вей­шее вре­мя под влия­ни­ем эку­ме­нического дви­же­ния мо­но­фи­зит­ские церк­ви осоз­на­ли не­об­хо­ди­мость вза­им­но­го еди­не­ния. В январе 1965 года по ини­циа­ти­ве эфи­опского императора Хай­ле Се­лас­сие I в Ад­дис-Абе­бе со­сто­ял­ся со­бор всех церк­вей этой тра­ди­ции, объ­я­вив­ший об их пол­ном ве­роис­по­вед­ном един­ст­ве. На­ча­лись пе­рего­во­ры пред­ста­ви­те­лей этих церк­вей с пред­ста­ви­те­ля­ми пра­во­слав­ных церк­вей, при­вед­шие в 1989 и 1990 годы к под­пи­са­нию двух Со­вме­ст­ных за­яв­ле­ний о пол­ном со­гла­сии в хри­сто­ло­гической дог­ме. Од­на­ко не все пра­во­слав­ные церк­ви одоб­ри­ли это со­гла­ше­ние, и оно до сих пор ос­та­ёт­ся без­ре­зуль­тат­ным.

К началу XXI века монофизитство ис­по­ве­до­ва­ли Копт­ская цер­ковь, Эфи­оп­ская цер­ковь, Армянская апо­столь­ская цер­ковь, Си­ро-яко­вит­ская цер­ковь, Ма­лан­кар­ская сирийская цер­ковь в Ин­дии, Эрит­рей­ская цер­ковь.

Исторические источники:

Монофизитство

Христианство

Библия

Троица

История христианства

Христианское богословие

Христианское богослужение

Направления в христианстве

Критика христианства

Другое

Портал:Христианство

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Обновить статью, актуализировать данные.
На странице обсуждения должны быть подробности.

Монофизи́тство (от др.-греч. μόνος — «только один, единственный» + φύσις — «природа, естество»), или Евтихиа́нство, — христологическая доктрина в христианстве, постулирующая наличие только одной, единственной Божественной природы (естества) в Иисусе Христе и отвергающая Его подлинное человечество. Приписывается авторству константинопольского архимандрита Евтихия (около 378—454).

Евтихию, как создателю монофизитства, приписывается мысль, что человеческая природа Христа, воспринятая Им от Матери, растворилась в божественной природе как капля мёда в океане и потеряла своё бытие. Таким образом, признание Иисуса Христа только Богом и не признание в нём человечества представляет монофизитство как одну из форм докетизма. Именно поэтому в течение нескольких веков Евтихий анафематствовался в ряду других известных ересиархов-докетов. Такой анафематизм сохранился, в частности в «Исповедании веры» католикоса Армянской апостольской церкви Авраама I Ахбатанеци (607—615): «Анафематствуем Манеса, и Маркиона, и Бардесана, и Евтихия, которые говорили, что Сын Божий явился в мире призрачно, по подобию и мнимо, и не истинно воспринял тело и душу от Святой Девы и Богородицы».

При том, что Евтихий был осуждён за ересь Константинопольским собором в 448 году, именование приписываемой ему докетической ереси монофизитством впервые появляется лишь в конце VII века, в полемических трудах Анастасия Синаита и популяризируется Иоанном Дамаскином.

Монофизитство, как учение, отрицающее подлинное человечество Иисуса Христа и почитающее его только Богом, не исповедуется ни одной исторической церковью, то есть это учение признается ересью и отвергается всеми без исключения традиционными христианскими конфессиями, как халкидонской богословской традиции (Католической, Православной, подавляющим большинством Протестантскиx церквей), так и традиций нехалкидонских (Древневосточных церквей).

«Монофизитские церкви»

Согласно представлениям Римской католической и греко-византийской Православной традиции, против монофизитства Евтихия и его сторонников был созван Халкидонский собор, где эта ересь была осуждена. Вероучение монофизитов после Халкидонского собора распространилось в восточных провинциях Византии, то есть в Малой Азии, Сирии и Египте, а также за пределами империи в Армении. По мнению историка А. В. Карташева, влияние монофизитов в VI веке усилилось и при содействии императрицы Феодоры, которая «искусственно размножила монофизитские хиротонии и прямо создала и укрепила историческое существование монофизитских церквей вплоть до наших дней».

В полном согласии с такими представлениями, все церкви, что отвергают Халкидонский собор и его диофизитское учение, сторонниками этого собора почитаются «монофизитскими» или «евтихианскими» церквями. Невзирая на некоторое, связанное с межцерковным общением последнего времени, смягчение риторики конфессиональных апологетов, для римо-католиков и греко-православных «монофизитскими церквями» являются все Древневосточные православные церкви, в частности Армянская апостольская церковь. Однако такие представления о Древневосточных церквях вступают в конфликт с тем, что все эти церкви официально отвергают монофизитство и анафематствуют Евтихия, считающегося основателем монофизитства.

По мнению самих Древневосточных православных церквей, именование их «монофизитскими» и приписывание им ереси Евтихия со стороны апологетов халкидонизма является искажением исторической и богословской реальности вследствие недобросовестной конфессиональной апологии. Древневосточные церкви настаивают, что содержат веру единой Церкви до Халкидона, освященную Третьим Вселенским собором. Поэтому Древневосточные церкви называются также Дохалкидонскими Православными церквями. Анафематствуя монофизитство, то есть докетическую ересь Евтихия, Древневосточные церкви исповедуют миафизитскую христологию святого Кирилла Александрийского о Единой природе (из двух природ) во Христе.

Согласно истории Древневосточных церквей, реальное монофизитство в истории христианства было явлением локальным, и, будучи осужденным как ересь всеми без исключения поместными Церквями, исчезло, лишь периодически давая рецидивы среди новых радикальных противников Халкидонского собора и учения папы Льва, новая диофизитская христология которого, даже при исповедании одной Ипостаси во Христе считалась ими еретической.

История

Проверить информацию. Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.
Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей.

Осуждение и оправдание Евтихия

Считается, что монофизитство возникло в V веке как учение крайнего радикального крыла последователей святого Кирилла Александрийского, на Третьем Вселенском Соборе осудившего несторианство — христологическую доктрину, вносившую в единого Богочеловека Христа природное разделение. Согласно Кириллу, это учение подводило к признанию во Христе двух лиц. Борясь против двусубъектной христологии, свт. Кирилл настаивал на христологической формуле, которую он считал принадлежащей свт. Афанасию Великому — «μία φύσις τοῦ θεοῦ λόγου σεσαρκωμένη».

Является общепризнанным, что Евтихий, а через него и последующие монофизиты исказили учение святого Кирилла, считая, что единство природы Спасителя указывает только на Его Божество, хотя сам Кирилл никогда не отрицал человеческую природу Иисуса. Однако, отсутствие документальных источников не позволяет судить о реальном образе мыслей Евтихия. Единственно подлинная цитата из его исповедания сохранилась в знаменитом томосе папы Римского Льва: «Я исповедую, что Господь наш состоял из двух природ до соединения, а после соединения исповедую одну природу». Считается, что таким исповеданием Евтихий однозначно выдал своё монофизитство. На самом деле Евтихий этими словами лишь повторил исповедание Кирилла Александрийского из его послания к Акакию Мелитенскому: «утверждаем, что два естества соединились; и верим, что после этого соединения, как бы уничтоживши разделяемость надвое, пребывает одно естество Сына, как единого, но вочеловечившегося и воплотившегося».

История Церкви увязывает начало борьбы с монофизитством с Константинопольским поместным собором 448 года, на котором Евтихий был осужден за отказ исповедовать две природы во Христе. При этом, сам факт проведения этого собора является не столько следствием возникновения новой ереси, сколько следствием не прекратившегося после Третьего Вселенского собора христологического противостояния представителей Антиохийской и Александрийской богословских школ. Во всем том, в чём обвинялся Евтихий со стороны своих оппонентов, а именно — исповедание одной природы при исчезновении человечества Христова в силу его смешения с божеством, обвинялся в своё время и святой Кирилл Александрийский со стороны несториан. Антиохийцам, после осуждения Нестория и победы Кирилла, был необходим реванш, и в лице константинопольского игумена они нашли объект для контрудара. Осужденный в своем патриархате, Евтихий не признал за собой ереси, но апеллировал к другим авторитетным кафедрам, в частности Риму и Александрии.

Получив письмо от Евтихия, папа Римский Лев I встал на его сторону, написав послание патриарху Константинопольскому Флавиану, в котором выражал своё недовольство. Естественно, на сторону Евтихия встал и патриарх Александрийский Диоскор, который в осуждении Евтихия видел интриги несторианствующих против христологии святого Кирилла. И если папа Лев, впоследствии встал на сторону Флавиана и изменил своё мнение по поводу Евтихия, то патриарх Диоскор задался целью оправдать Евтихия и нанести окончательное поражение антиохийцам через созыв нового Вселенского собора.

Получив от императора Феодосия II разрешение на созыв собора без благословения Льва, патриарх Диоскор настроил папу против себя. Во многом поэтому Лев принял сторону Флавиана и признал решения Константинопольского собора, осудившего Евтихия. И естественно, что Диоскор, пытаясь оправдать последнего, вступал в открытую конфронтацию с папой Львом, убеждавшего императора в неактуальности нового собора, поскольку «ересь Евтихия была очевидной и без этого». В своем очередном послании к патриарху Флавиану, папа изложил своё видение соединения двух природ во Христе. Этот, однозначно поддерживающий Антиохийскую христологию богословский документ, вошёл в историю как «томос папы Льва», вызвав неоднозначную реакцию среди восточных богословов, сторонников Эфесского Вселенского собора.

Новый Вселенский собор был открыт 1 августа 449 года в Эфесе, поэтому в истории он называется Вторым Эфесским Вселенским собором. На этом соборе Евтихий изложил своё исповедание, и поскольку в нём не было обнаружено никакой докетической ереси, константинопольский игумен был оправдан. Кроме этого, пользуясь поддержкой императора, Диоскор в стремлении защитить учение Кирилла Александрийского проигнорировал диофизитской томос папы Льва, осудил учение о двух природах и низложил всех своих противников во главе с Константинопольским патриархом Флавианом. Впоследствии это дало повод сторонникам папы подвергнуть сомнению православность собора и отвергнуть его. Кроме того, по этой же причине приписываемая Евтихию докетическая ересь стала приписываться и самому Диоскору. При том, что Диоскор был строгим последователем свт. Кирилла Александрийского, и никогда даже халкидонитами не осуждался за ересь, тем не менее, впоследствии ярлык «монофизита» прочно был к нему приклеен сторонниками Халкидонского богословия. После смерти императора Феодосия, собор Диоскора в Эфесе был назван папой «Разбойничьим» по причине якобы совершенных на нём «насилий».

Халкидонский собор и энотикон Зенона

Вопреки распространенному мнению, что Халкидонский собор (451) был созван против монофизитства, такой факт не подтверждается документами самого собора. В соборных определениях отсутствуют слова «монофизитство» и «моно физис», а также нет никаких анафематизмов, что было бы естественно для собора созванного против ереси. На самом деле, с помощью нового Вселенского собора пришедший к власти император Маркиан желал привести церковь империи к единству веры на основании диофизитского учения папы Льва. На соборе патриарху Александрийскому Диоскору было предложено раскаяться за проведение Второго Эфесского собора и анафематствовать Евтихия за ересь, от чего он отказался и был низложен по формально дисциплинарным причинам. Естественно, при таких обстоятельствах единства церкви достигнуто не было. Вероопределение Халкидонского собора как диофизитское, встретило ожесточенное неприятие на всем Востоке, где традиционно преобладали сторонники миафизитского богословия. Отныне раскол в церкви и противостояние двух христологических партий диофизитов и миафизитов перешли из плоскости антиохийцы-александрийцы в плоскость халкидониты-нехалкидониты.

Чтобы успокоить империю несколько императоров кряду издавали противоречащие друг другу документы, то отменяющие результаты Халкидонского собора, то их восстанавливающие. Наиболее значимым среди этих документов стал энотикон Зенона (482) — вероисповедальное послание императора, призванное примирить враждующие партии через возврат веры Церкви к временам трех Вселенских соборов. То есть, предлагался отказ как от Второго Эфесского, так и Халкидонского соборов, равно претендующих на статус Четвёртого Вселенского. Главными еретиками объявлялись с одной стороны Несторий, с другой стороны — Евтихий. Это был компромисс, и миафизиты ради общецерковного отвержения выступавших на Халкидонском соборе криптонесториан подписывались под энотиконом, чем приносили Евтихия в жертву, признавая его еретиком-докетом, в чём он и обвинялся диофизитами. Невзирая на приведший к т. н. «Акакианской схизме» демарш Римской церкви, в на основе энотикона было достигнуто некоторое единство восточных патриархатов. В самом конце V века, ради единства с церковью Византии, к энотикону присоединились и находящиеся вне империи церкви Армении, Грузии и Кавказской Албании. Так имя константинопольского игумена Евтихия попало в списки анафематствованных ересиархов и в этих церквях.

В 519 году, ради устранения раскола между Константинополем и Римом, новый император Юстин I отверг энотикон Зенона и провозгласил Халкидонский собор святым и Вселенским. Соответственно, раскол вернулся на Восток. Но невзирая на то, что партия диофизитов вернулась к Халкидону, миафизиты не стали симметрично в ответ объявлять Вселенским Второй Эфесский собор и реабилитировать Евтихия. Поэтому он и поныне считается в Древневосточных церквях еретиком, учившим докетизму, а количество Вселенских соборов ограничивается тремя.

Возникновение «монофизитских» церквей

Невзирая на поддержку Халкидонского собора папами и императорами, нехалкидонитская партия оставалась на Востоке сильной. Навязать халкидонизм восточным патриархатам оказалось невозможным даже через репрессии. Изгнание с Антиохийской кафедры законных патриархов-миафизитов и почти полное уничтожение местной церковной иерархии, привело к возрождению церкви Сирии в виде едва ли не подпольного, но уже независимого от Константинополя миафизитского патриархата. В Египте наоборот, все попытки имперской церкви посадить на Александрийскую кафедру патриархов-халкидонитов, приводили к бунтам местного населения и их свержению. По этой причине империя была вынуждена создать альтернативный халкидонитский Александрийский патриархат, помимо своей воли предоставив возможность миафизитам Египта выделиться в независимую от империи церковь.

В VII веке Восточная Римская империя вследствие арабских завоеваний утратила все свои ближневосточные территории. Халкидонизм практически полностью замкнулся на оставшейся территории империи, распространяясь за её пределы лишь в лояльной империи греческой диаспоре. Таким образом, христологическое разделение диофизитов и миафизитов внутри некогда единой Византийской церкви перешло в разделение уже межцерковное, постепенно обретая национальные признаки. С этих пор, игнорируя подлинное исповедание Восточных нехалкидонских церквей, конфессиональная апология халкидонитов свелась к тому, что приклеив своим оппонентам ярлык «монофизитов», они свели статус их вероисповедания с древней, освященной Вселенскими соборами миафизитской доктрины на уровень новосозданной, распространившейся только после Халкидона докетической монофизитской ереси.

Анастасий Синаит и Иоанн Дамаскин — основоположники антимонофизитской полемики в халкидонизме

Судя по сохранившейся литературе, преподобный Анастасий Синаит является первым в халкидонизме полемистом и апологетом, в трудах которого появляется термин «монофизиты», которым он называет представителей Древневосточных православных церквей. Так он обвиняет Армянскую апостольскую церковь в монофизитстве, давая своё, весьма оригинальное толкование армянской традиции совершать Евхаристию цельным, не разбавленным вином:

«Следует отметить, что монофизиты употребляя потир, предлагают неразбавленное вино, без воды, и тем самым ясно изобличают исповедующих, что Христос есть только одно чистое Божество, лишенное всякой примеси плоти и души».

Полемическая недобросовестность Анастасия Синаита в данном примере доказывается уже тем, что вместо официального вероисповедания церкви, где сама ААЦ подтверждала бы своё монофизитство, он строит свои «доказательства» на собственных же толкованиях армянского обряда. Армянская церковь не имеет такого толкования Евхаристии, и никак обряд Евхаристии не связывает с христологией. Кроме этого, полемическая недобросовестность Синаита доказывается тем, что ААЦ при жизни преподобного Анастасия сама вела борьбу против монофизитов, впоследствии закрепив анафематизмы против этой ереси на своем поместном Маназкертском соборе (726):

«Ежели кто не будет исповедовать Бога Слово воистину воплотившимся от святой Девы, то есть воспринявшим от Нее нашу природу, душу, тело и разум без повреждения, а скажет, что Христос явился в воображении и по уподоблению — да будет анафема. Ежели кто не будет исповедовать Христа истинным Богом, по неизреченному домостроительству равным Отцу и Духу, а также совершенным и истинным человеком, равным Матери и нам, кроме грехов,- да будет анафема».

Более того, утверждение Анастасия Синаита противоречит иной греко-православной легенде, по которой Армянская церковь якобы приняв на Каринском соборе (633) халкидонизм, оставалась в греко-православии аж до Маназкертского собора, на котором отпала обратно в монофизитство. Т.о., согласно этой легенде ААЦ была диофизитской почти век, в период с 633 по 726 года, то есть целиком и полностью при жизни самого Анастасия Синаита (ок. 640 — конец VII/начало VIII века).

Систематизатор византийского богословия Иоанн Дамаскин в своём сборнике «О ста ересях вкратце» весьма оригинально разводит, и то же время сводит Евтихианскую докетическую ересь с верой «египтян-монофизитов»:

«Евтихианисты, получившие имя этой ереси от Евтиха.

Они говорят, что Господь наш Иисус Христос не получил плоть от святой Девы Марии, но утверждают, что Он воплотился каким-то более божественным образом, не уразумев, что человека, повинного греху праотца их Адама, именно его Бог Слово соединил с Собой от Девы Марии, Который, отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою (Кол. 2, 15), как написано, — восторжествовав над началами и властями, которые вошли в мир преступлением первозданного.

Египтяне, они же схизматики и монофиситы.

Под предлогом халкидонского определения они отделились от православной церкви. Египтянами названы потому, что египтяне первые начали этот вид ереси при царях Маркиане и Валентиниане. Во всем остальном они православные. Из привязанности к Диоскору Александрийскому, который был осужден халкидонским собором как защитник учений Евтихия, они противостали собору и составили тысячи порицаний против него, которые мы выше в этой книге достаточно опровергли, показав их невежественными и суемудрыми…»

Называя египтян «монофизитами» и выставляя им упрек лишь за «отделение от православной церкви», Дамаскин вроде бы прямо не увязывает их не проясненную «ересь» с докетизмом, но через почитаемого египтянами Диоскора все равно выводит их на Евтихия. Как следствие, и египтяне, и все остальные христианские народы не признающие Халкидонский собор, вопреки своей реальной вере и помимо своей воли оказались для халкидонитов «евтихианами-монофизитами», не признающими во Христе человека, но считающими его только Богом.

Реальное монофизитство

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

Если не считать абстрактных «последователей Евтихия», вплоть до появления в VI веке ереси афтардокетов-юлианистов история церкви не называет ни одного богословского течения, которое проповедовало бы учение, хотя бы близко подпадающее под определение монофизитства. В полемической борьбе с последователями севирианства и в противлении монофелитской унии, из рядов юлианистов выделяются т. н. «актиститы» — крайнее в своих взглядах, оппозиционное официальному исповеданию нехалкидонских церквей течение, по факту исповедавшее докетическое учение несотворенности Тела Христова. Поскольку церкви Египта и Сирии склонялись к исповеданию севирианства — миафизитской доктрины, по многим пунктам сближающейся с диофизитством, актиститы не могли существовать иначе, как выделившись в отвергаемую секту.

В VII веке докетическое учение радикальных юлианистов проникает в Армению, усваиваясь среди некоторой, незначительной части богословов ААЦ, предводителем которых становится Саргис Майрагомеци. Против этой ереси выступают такие знаменитые отцы Армянской церкви, как Теодорос Кртенавор, Хосровик Таргманич и католикос святой Ованнес Одзнеци (717—728). В результате этой борьбы монофизиты из Армянской церкви извергаются, а сама ересь анафематствуется на Маназкертском соборе. После осуждения монофизитов на Маназкертском соборе, история ААЦ не знает других примеров появления носителей докетических учений в Армении.

Диалог православных церквей византийской и древневосточной традиций

В 1964 году в городе Орхус (Дания) начался диалог между богословами Православных церквей византийской традиции и Древневосточных церквей.

Третье заседание Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Ориентальными Православными Церквями состоялось в Православном Центре Вселенского Патриархата в Шамбези, Женева, с 23 по 28 сентября 1990 года. На заседании было составлено согласованное заявление и рекомендации церквям.

Последние встречи в рамках богословских диалогов Православных Церквей с дохалкидонскими Церквями состоялись в 1990 (Шамбези) и 1993 годах.

Эти встречи и последовавшие за ними документы вызвали целый ряд нареканий (не только в России, но и, например, на Афоне и в Сербии) в адрес священноначалия православных Церквей в следовании «экуменической ереси».

Эти документы не были утверждены на Архиерейском Соборе РПЦ 1997 г. и на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ 2000 г.

Диалог продолжается и в настоящее время.

Критика диалога

В 1999 году В. М. Лурье (ныне порвавший с РПЦ клирик РПАЦ) в соавторстве с протодиаконом РПЦ МП А. В. Кураевым в своём открытом письме председателю Богословской комиссии РПЦ МП по поводу возможной Унии диофизитских халкидонитских церквей византийской традиции с дохалкидонскими миафизитскими церквями утверждали, что с точки зрения Византийского православия, «монофизитство» терминологически допустимо в православном дискурсе, но «монофизитство» в том виде, как его понимают исторические дохалкидонские церкви, не соответствует православному вероучению и является по сути формой монофизитской ереси.

> См. также

  • Миафизитство
  • Монофелитство
  • Диофизитство
  • Христология
  1. 1 2 Карташёв А. В. Вселенские Соборы . — М.: Республика, 1994. — 542 с. — ISBN 5-250-01847-5.
  2. Православная энциклопедия. АРМЯНСКАЯ АПОСТОЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ. Московская патриархия.
  3. Հայ Եկեղեցու Պատմությունը (Եզնիկ Ծ. Վարդապետ Պետրոսյան) // История Армянской Церкви (арх. Езник Петросян)
  4. Кирилл Александрийский. Защищение двенадцати глав против восточных епископов.
  5. святитель Кирилл, архиепископ Александрийский. Двенадцать глав против тех, которые дерзают защищать мнения Нестория как правые.
  6. Поснов М. Э. «История Христианской Церкви» (411)
  7. Анастасий Синаит. Творения.
  8. Диакон РПЦ Юрий Максимов. ПРАВОСЛАВИЕ В АРМЕНИИ (01 / 08 / 2007).
  9. Иоанн Дамаскин О ста ересях вкратце // Прп. Иоанн Дамаскин Источник знания Пер. с греч. и коммент. Д. Е. Афиногенова, А. А. Бронзова, А. И. Сагарды, Н. И. Сагарды. — М.: Индрик, 2002. — 416 с. — (Святоотеческое наследие. Т. 5) Стр. 123—155
  10. Свящ. Олег Давыденков. АКТИСТИТЫ. Православная энциклопедия. Московская патрирхия.
  11. Вардапет (доктор богословия) Езник Петросян. Христология Армянской Церкви (арм.) / Армен Тер-Степанян. — С.Эчмиадзин: Издательство Первопрестольного Эчмиадзина, 1995. — С. 60, 66, 79, 92. — 104 с.
  12. 1 2 Смешанная комиссия по богословскому диалогу между Православной Церковью и Ориентальными Православными Церквями. Православный центр Вселенского Патриархата, Женева, 23-28 сентября 1990 г.
  13. А. Г. Дунаев: Богословские труды. — М.: Издательский Совет РПЦ, 2007. — Вып. 41. Рецензия
  14. Экуменизм: арабская модель, или Что грозит Московской патриархии? — Вертоградъ № 2 (47) (1999)
  15. Лурье В. М., Кураев А. В. диакон На пороге унии (станем ли мы монофизитами?)

Научно-богословская литература

  • John Anthony McGuckin (англ.)русск., «The Encyclopedia of Eastern Orthodox Christianity» (недоступная ссылка), Publisher: Wiley-Blackwell, 2011.
  • Болотов В. В. Лекции по истории древней Церкви. — Петроград: Третья Государственная Типография, 1918. — Т. 4. — 600 с.
  • Давыденков О. В., прот. Христологическая система Севира Антиохийского М: Изд-во ПСТГУ, 2007. — 328 с. ISBN 978-5-7429-0257-7
  • Карташёв А. В. Вселенские Соборы . — М.: Республика, 1994. — 542 с. — ISBN 5-250-01847-5.
  • Лурье В. М.. История византийской философии. Формативный период. — СПб., Axioma, 2006. XX + 553 с. ISBN 5-901410-13-0 Оглавление, Раздел 1, гл. 1, Раздел 1, гл. 2, Раздел 2, гл. 1, Раздел 2, гл. 2, Раздел 4, гл. 1, Раздел 4, гл. 2
  • Ларше Ж.-К. Христологический вопрос. По поводу проекта соединения Православной Церкви с Дохалкидонскими Церквами: нерешенные богословские и экклезиологические проблемы / пер.: Савва (Тутунов), иеромонах // Богословские труды. М., 2007. № 41. (Дунаев А. Г. Рецензия // Богословские труды. — М.: Издательский Совет РПЦ, 2007. — Вып. 41.
  • Artemi, E., «Mia physis of God Logos sesarkomeni» a)The analysis of this phrase according to Cyril of Alexandria b)The analysis of this phrase according to Apollinaris of Laodicea»,Ecclesiastic Faros t. ΟΔ (2003), 293—304.англ.
  • McGrath, Alistair. Historical Theology, An Introduction to the History of Christian Thought. Oxford: Blackwell Publishers. Chapter 1. 1998.
  • Meyendorff Jean. Le Christ dans la Theologie Byzantine. Paris, 1968. (На английском: John Meyendorff. Christ in the Eastern Christian Thought. New York, 1969. Русский перевод: Прот. Иоанн Мейендорф. «Иисус Христос в восточном православном богословии». М., 2000)

Византийское православное богословие

  • Творения преподобного Иоанна Дамаскина Источник знания Пер. с греч. и коммент. Д. Е. Афиногенова, А. А. Бронзова, А. И. Сагарды, Н. И. Сагарды. — М.: Индрик, 2002. — 416 с. — (Святоотеческое наследие. Т. 5) ISBN 5-85759-186-4
  • Прп. Иоанн Дамаскин О сложной природе против акефалов // Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Христологические и полемические трактаты. Слова на богородичные праздники / Пер. свящ. Максима Козлова и Д. Е. Афиногенова (М. 1997). Стр. 194—201 ISBN 5-7248-0044-6
  • Ostrogorsky, George. History of the Byzantine State. — Basil Blackwell, 1956.
  • Davis, Leo Donald, The First Seven Ecumenical Councils (325-787) Their History and Theology, 1983 (Michael Glazier, Wilmington DE), reprinted 1990 (Liturgical Press, Collegeville MN, Theology and Life Series 21, 342 pp., ISBN 978-0-8146-5616-7), chaps. 4-6, pp. 134–257.
  • Kelly, J.N.D., Early Christian Doctrines, 5th edition 1977 (Continuum, London, 511 pp., ISBN 0-8264-5252-3), chaps. XI-XII, pp. 280–343.
  • Meyendorff, John (Jean), Christ in Eastern Christian Thought, trans. Dubois, Yves, 1969, 2d ed. 1975 (St. Vladimir’s Seminary, Crestwood NY, 248 pp., ISBN 978-0-88141-867-5), chaps. 1-4, pp. 13–90.
  • Meyendorff, John. Imperial unity and Christian divisions: The Church 450-680 A.D.. — Crestwood, NY : St. Vladimir’s Seminary Press, 1989. — Vol. 2. — ISBN 978-0-88-141056-3.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *