Моральный облик врача

Молитва перед операцией

Молитва

перед хирургическим действием

Владыко Вседержителю, Святый Царю, наказуяй и не умерщвляяй, утверждаяй низпадающия, и возводяй низверженныя, телесныя человеков скорби исправляяй, молимся Тебе, Боже наш, раба Твоего (имя) немощствующа посети милостию Твоею, прости ему (ей) всякое согрешение вольное и невольное.

Ей, Господи, врачебную Твою силу с Небесе низпосли еже управити ум и руку раба Твоего лекаря (имя врача) да нуждную хирургию сотворит благополучно, яко телесному недугу больнаго раба Твоего (имя) совершенно исцелитися, и всякому нашествию неприязненному далеко отгнану быти от него.

Воздвигни его от одра болезненного и даруй его здрава душею и телом Церкви Твоей благоугождающа.

Ты бо еси Бог милостивый и Тебе славу возсылаем Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

О болящих

Тропарь, глас 4-й

Скорый в заступлении един сый, Христе, скорое свыше покажи по­сещение страждущему рабу Твоему, и избави от недуг и горьких болез­ней; и воздвигни во еже пети Тя и славити непрестанно, молитвами Бо­городицы, Едине Человеколюбче.

Тропарь, глас 4-й

Призри милостивно, Господи, милосердным Твоим оком на смиренное наше моление. И не презрев его, человеколюбно посети болезнию одержимаго раба Твоего (или болезнию одержимую рабу Твою) и силою Твоего блаосердия воздвигни его молитвами Богородицы, едине Человеколюбче.

Кондак, глас 2-й

На одре болезни лежащаго и смер­тною раною уязвленнаго, якоже ино­гда воздвигл еси, Спасе, Петрову те­щу и разслабленнаго на одре носимаго; сице и ныне, Милосерде, страждущаго посети и исцели: Ты бо един еси недуги и болезни рода нашего понесый и вся могий, яко Многоми­лостив.

Молитва

Владыко, Вседержителю, Святый Царю, наказуяй и не умерщвляяй, ут­верждаяй низпадающия и возводяй низверженныя, телесныя человеков скорби исправляяй, молимся Тебе, Бо­же наш, раба Твоего (имя) немощствующа посети милостию Твоею, про­сти ему всякое согрешение вольное и невольное. Ей, Господи, врачебную Твою силу с небесе низпосли, прикоснися телеси, угаси огневицу, ук­роти страсть и всякую немощь тая­щуюся, буди врач раба Твоего (имя), воздвигни его от одра болезненнаго и от ложа озлобления цела и всесовершенна, даруй его Церкви Твоей благоугождающа и творяща волю Твою. Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ны­не и присно и во веки веков.

Аминь.

Молитва

пред иконою «Всецарица» («Пантанасса»)

Всеблагая, досточудная Богороди­це, Пантанасса, Всецарице! Несмь до­стоин да внидеши под кров мой! Но яко милостиваго Бога любоблагоутробная Мати, рцы слово, да исцелит­ся душа моя и укрепится немощству­ющее тело мое. Имаши бо державу непобедимую, и не изнеможет у Тебе всяк глагол, о Всецарице! Ты за мя упроси, Ты за мя умоли. Да прослав­ляю преславное имя Твое всегда, ны­не и в безконечныя веки. Аминь.

Приняв при крещении имя Пантелеимон, он всю свою жизнь посвятил служению больным, убогим и нищим.

Пантелеимон посещал тюрьмы и лечил узников, среди которых было много христиан, подвергавшихся в то время жестоким гонениям. По доносу целитель также был арестован и предан мучениям за христианскую веру. Но, согласно преданию, самые жестокие пытки не приносили мученику никакого вреда. Дикие звери, на растерзание которым бросили Пантелеимона, лизали ему ноги и расталкивали друг друга, чтобы коснуться руки святого. Когда мученику отсекли голову, то из раны потекло молоко.

И после своей мученической смерти целитель Пантелеимон помогал и помогает страждущим. Верующие свидетельствуют о многочисленных случаях исцеления от различных недугов по молитвам святому.Частицы мощей святого находятся во многих храмах мира. Глава его хранится в Русском Пантелеимоновом монастыре на Афоне.
У западных христиан святой Пантелеимон считается покровителем врачей. В Русской Православной Церкви великомученик Пантелеимон почитается не только как покровитель больных и целитель, но и как грозный святой, покровитель воинов.

Почитание святого Пантелеимона на Руси известно уже с ХII века. Князь Изяслав носил изображение мученика на своем шлеме. В день памяти святого Пантелеимона русские войска одержали две крупные морские победы над шведами (в 1714 году при Гангуте и в 1720 году при Гренгаме).

Имя святого великомученика и целителя Пантелеимона призывается в Русской Православной Церкви при совершении таинства Елеосвящения, освящения воды и в молитве за немощного.

26 апреля 1997 года в России учрежден орден «За милосердие и исцеление» Учредитель этой награды — «Российское медицинское общество»; в соответствии с положением о ней орденом награждаются за особые заслуги перед отечественным здравоохранением; вручение ордена происходит только по благословению Священноначалия Русской православной церкви. Орден представляет собой восьмиконечную звезду, в которой на медальоне финифтью запечатлен покровитель врачей и всемилостивый целитель — Пантелеимон.

Испанское чудо

В Мадриде, в королевском монастыре Преображения Господня, хранится одна из самых известных и почитаемых святынь христианского мира: кровь святого великомученика Пантелеимона. В течение всего года кровь пребывает в твердом состоянии, и только 27 июля (по Григорианскому календарю), без всякого вмешательства человека, она принимает жидкое состояние. Так происходит каждый года с момента, когда пузырек с кровью святого Пантелеимона был принесен в монастырь в 1616 году. Во время Первой мировой войны с 1914 по 1918 и в 1936 году, когда началась гражданская война в Испании, это чудо не повторялось.

После того, как святой Пантелеимон был обезглавлен, один христианин собрал частицы его крови и другие останки. Кровь хранилась в стеклянном пузырьке. Как-то святыня, по всей видимости, попала в реликварий римских пап, поскольку в начале 17 века была подарена папой Римским Павлом V (1605-1621) Иоанну Суниге, вице-королю Испании в Неаполе. Супруга Иоанна Суниги и подарила святыню королевскому монастырю Преображения Господня в Мадриде, так как в этот монастырь в 1611 году поступила ее единственная дочь Альдонса.

Каждый год верующие приезжают туда, чтобы почтить святыню, а любопытные, чтобы увидеть это необычное явление. С 1993 года запрещено прикладываться к святыне, чудо можно наблюдать через телевизионную систему. Эти меры стали необходимы для сохранения реликвии.

Все справки >>

Врач без молитвы — духовно мертвый врач.

Архиепископ Лука обычно перед операцией спрашивал больного — верует ли он в Бога, так как не профессор возвратит ему жизнь, а Бог рукой доктора. В операционной у Владыки Луки на тумбочке стояла икона, а возле нее зажженная лампада. Перед операцией Владыка ставил йодом крест на теле больного.2

Из воспоминаний О.В. Волкова о святителе Луке известно, что «Известнейший хирург профессор Войно–Ясенецкий, он же епископ Самаркандский Лука, приучил работавших с ним к молитвам, без которых не приступал к операциям, и к священникам, которых, по просьбе больных, приводил в палаты для исповеди или Причастия».

Кроме обычных молитвенных правил, установленных Церковью, можно читать специальные молитвы о помощи Божией в тех или иных недугах. Таких молитв много. На работе врач может своими словами обращаться к Богу за помощью в тех или иных ситуациях. Приведу примеры некоторых таких молитв.

Молитва православного врача перед началом рабочего дня

Господи, благослови мой грядущий день. Благослови меня с любовию и терпением принимать всех больных, которые приидут ко мне. Не дай забыть, что все они посланы Тобой. Вразуми и просвети меня, помоги правильно ставить диагнозы и лечить больных моих, всех, кого Ты вверяешь в руки мои. Во всем наставь и вразуми меня. Дай мне д уха бескорыстия, незлобия, милосердия и сострадания к больным моим. Помяни их в телесной и душевной скорби и подаждь терпения в болезни, исцеления души и тела, покаяния в грехах своих. Крест болезни да послужит им во спасение. Мирен дух подай мне с коллегами и сотрудниками моими. Через служение мое да прославится Святое имя Твое, Отца и Сына и Святого Духа. Благодарю Тебя за все. Аминь.

Молитва в разных недугах и болезнях

Боже сильный, милостию строяй вся на спасение роду человеческому, посети раба Своего сего (имярек), нарицающа имя Христа Твоего, исцели его от всякого недуга плотскаго: и отпусти грех и греховныя соблазны, и всяку напасть, и всяко нашествие неприязненно далече сотвори от раба Твоего. И воздвигни от одра греховного, и устрой его во святую Твою Церковь здрава душею и телом, и делы добрыми славящаго со всеми людьми имя Христа Твоего, яко Тебе славу возсылаем, со Безначальным Твоим Сыном, и со Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва об исцелении болящего

О, Премилосердый Боже, Отче, Сыне и Святый Душе, в Нераздельней Троице покланяемый и славимый, призри благоутробно на раба Твоего (имя), болезнию одержимого; отпусти ему вся согрешения его; подай ему исцеление от болезни; возврати ему здравие и силы телесныя; подай ему долгоденственное и благоденственное житие, мирные Твоя и премирные блага, чтобы он вместе с нами приносил благодарные мольбы Тебе, Всещедрому Богу и Создателю моему.

Молитва в душевных и телесных недугах

Сирот Отче, и обуреваемых пристанище, и недугующих Врачу, немощи наша неболезненно носяй, и недуги наша приемляй, Сам Преблагий Царю, и Спасителю Христе Иисусе, прими молитву нас недостойных: якоже приял еси молитву жены Хананейския о дщери ея недугующей: и якоже во дни земного жития Твоего исцелял еси всякия недуги душевныя и телесныя: сице и ныне, Преблагий Владыко, молюся Ти, исцели раба Твоего (имя), яко благ и человеколюбец.

Как видите, суть этих молитв сводится к прошениям за себя, чтобы Господь послал божественную благодать к содействию во врачевании, и к прошениям за больных, вверенных Богом в руки врача. Обратите внимание, что православный врач молится не только об исцелении или помощи в телесной немощи — но об исцелении всего человека: исцелении души и тела; спасительном очищении от греха, который мог явиться причиной развития заболевания.
Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 г. напоминает, что «…поддержание физического здоровья в отрыве от здоровья духовного с православной точки зрения не является безусловной ценностью. Господь Иисус Христос, проповедуя словом и делом, врачевал людей, заботясь не только об их теле, но наипаче о душе, а в итоге — о целостном составе личности…
…Исцеление поврежденного болезнью человеческого естества предстает как исполнение замысла Божия о человеке… Тело, свободное от порабощения греховным страстям и их следствию — болезням, должно служить душе, а душевные силы и способности, преображаясь благодатью Святого Духа, — устремляться к конечной цели и предназначению человека — обожению. Всякое истинное врачевание призвано стать причастным этому чуду исцеления, совершаемому в Церкви Христовой».

Теперь мне хотелось бы поговорить о врачебных грехах, актуальных именно для верующего православного врача. Ведь в светской среде принято говорить о врачебных ошибках, неэтичном поведении, халатности, преступлениях. Для верующих людей это не область ошибок, а область греха, неправых поступков перед Богом и ближним, и эти поступки нуждаются не просто в осознании, а в покаянии, очищении души. Ведь у многих врачей их профессиональное выгорание, формирование цинизма и равнодушия, невротические состояния связаны с тем, что они не очищают свою душу и сердце от греха, не заботятся о выправлении сердца.

Как врачу сохранить свою совесть

В современных условиях вопрос сохранения совести для верующего врача встал достаточно остро.

Врач часто стоит перед дилеммой: либо нарушить закон совести о помощи ближнему, либо инструкции лечебного учреждения, в котором он трудится. И то и другое вызывает смятение чувств и угрызение совести.

Однако и в условиях платной медицины практик ующий врач может хранить свою христианскую совесть. Внутреннее делание хранения и испытания совести подробно излагает преп. Никодим Святогорец.

«Всяким хранением храни, брате, совесть свою чистою и в мыслях, и в словах, и в делах, да будет она всегда безукоризненна и никогда да не осуждает и не грызет тебя ни за что. Если будешь так делать, она большую приобретет у тебя силу и во внутреннем твоем, и во внешнем действовании и, став госпожою над всем, станет добре править твоею жизнью. Чистая совесть и жизнь твою сделает безукоризненною, ибо тогда она будет чутка и сильна на добро и против зла. Она закон, Богом начертанный в сердцах людей, в освещение путей их и в руководство во всем достодолжном, как учит апостол Павел, называя ее делом законным, написанным в сердцах» (Рим. 2, 15); основываясь на сем, св. Нил такой дает каждому урок: «Во всех делах своих, как светильником, пользуйся руководством совести».

Совесть проявляется в четырех отношениях: к Богу, к себе самому, к ближним и к окружающим вещам.

В отношении к Богу — когда врач пребывает в памяти Божией и ходит в присутствии Божием; осознает себя носимым и хранимым силою Божиею; и себя, и все свое врачебное искусство посвящает на сл ужение Богу и во славу имени Его; на Него уповает в своем врачевании и жизни и Ему предает участь временную и вечную свою и своих больных.

Из донесений агентов ГПУ известно, что епископ Лука в ответ на благодарность пациентов отвечал: «Это Бог вас исцелил моими руками. Молитесь Ему». 1

Св. Василий Великий учил тому, что «скотское было бы несмыслие надеяться получить себе здоровье единственно от рук врача, чему, как видим, подвергаются иные жалкие люди, которые не стыдятся именовать врачей своими спасителями… (свт. Василий Великий, 9, 171).

…Как не должно вовсе бегать врачебного иск усства, так несообразно полагать в нем всю свою надежд у (свт. Василий Великий, 9, 174)». 2

Прп. Макарий Египетский считал, что «к отраде и уврачеванию тела, к удовлетворению нуждам его дал Господь врачебные средства людям мирским… потому что они не в состоянии еще всецело вверить себя Богу (прп. Макарий Египетский, 67, 309)». 3

Блаженный Диадох свидетельствует: «врача приглашать во время недугов ничто не препятствует. Бог провидел, что будет нужда во врачевательном искусстве, и благоволил, чтоб оно, наконец, составилось на основании опытов человеческих; для того наперед дал бытие и врачевствам в ря ду творений. Впрочем не на них должно полагать надежду уврачевания, но на истинного нашего Врача и Спасителя, Иисуса Христа (блж. Диадох, 91, 34)». 4

Прп. Авва Дорофей напоминает: «читая врачебные книги или спрашивая о них кого–либо, не з абывай, что без Бога никто не получает исцеления. Итак, кто посвящает себя врачебному искусству, тот должен предавать себя имени Божию, и Бог подаст ему помощь…(прп. авва Дорофей, 29, 261)». 5

На своем рабочем месте верующий врач может извлечь из своего служения большую духовную пользу, а именно, вести сокровенную жизнь в Боге. Одним из приемов этого умного труда св. Феофан Затворник называет угождение Богу и делание всего во славу Бога. Если врач каждый день спрашивает себя «Как мне угодить сегодня Богу и как прославить имя Его?» — Господь помогает ему независимо от любой неблагодарной обстановки. Мы забываем, что Господу часто важно намерение нашего сердца и от нас, как бедной вдовицы, Он готов принять и две малые лепты.

«В отношении к себе самому — будь справедлив к себе и каждой части своего естества отдавай должное: дух твой, ищущий Бога, небесного и вечного, да властвует над душою и телом, которых назначение — устроять временную жизнь; душа, подчиняясь велениям духа, выю ума да подклоняет Богооткровенной истине и ею да освящает всю область своего ведения; волю да держит в порядках заповедей Божиих, не давая ей, в противность им, уклоняться к своим похотениям; сердце да учит находить вкус только в вещах Божественных и в том, что носит отпечатки и служит выражением Божественного, и в сем духе да ведет дела и порядки житейские и общественные». 6

Т.е. врач должен преображать и освящать свою д ушу через жизнь во Христе, обоживаться, тогда благодать Божия будет изливаться на его больных.

В отношении к ближним — врачу следует учиться относиться к коллегам и пациентам, как к образам Божиим, всем благожелая и благодетельствуя по силе; пред всеми смиряться и всем угождать в пределах добра; радоваться с радующимися и скорбеть со скорбящими; никого не осуждать и не уничижать, даже в мысли и чувстве; не завидовать коллегам; от ищущих совета и вразумления не скрывать истины, в учителя никому не навязываться; блюсти мир и согласие со всеми, с готовностью на всякие для того со своей стороны жертвы, и всевозможно избегать соблазнить кого бы то ни было.

Из воспоминаний врача Н.Т. Богуцкой о подлинной духовной силе святителя Луки: «Когда к нему привезли жену …коммуниста, он ни о чем их не справшивал, блестяще прооперировал женщину, и она жила еще многие годы» 7, хотя коммунисты сделали Владыке много зла в его жизни.

Бывает, что один врач часто возвышает себя в глазах больного недозволенным способом — з а счет унижения своего коллеги, за глаза пороча его как личность, не скрывая тактично ошибки своего сослуживца. Желая сохранить свою востребованность, а, следовательно, доходность, опытные врачи не всегда открывают молодым врачам тайны врачебного мастерства, видя в них своих будущих конкурентов. В итоге страдает больной.

В этом контексте хранение совести православного врача по отношению к пациентам должно выражаться в его правдивости по отношению к лечению. Врач иск ушается соблазном назначить препараты или операцию, превышая меру надобности, не соответствующую тяжести заболевания пациента, исходя из корыстного, сребролюбивого мотива или научного интереса. Св. Лука по этому поводу говорил: «Для хирурга не должно быть «случая”, а только живой страдающий человек». 8

Особенно это характерно для коммерческих фирм. Платежеспособность становится диагнозом, а больной попадает в ситуацию, о которой так говорится в 38 главе Книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова: «… кто согрешает пред Сотворившим его, да впадет в руки врача!» (Сир. 38, 12–15).

У врача всегда есть выбор: похлопотать за малоимущего больного перед вышестоящими инстанциями о благотворительной или платной по льготной госпитализации: положить пациента как родственника или, наоборот, бесчеловечно пропустить сквозь фильтр платных услуг. Есть места и диагностические манипуляции, где оплата обязательна, так как это связано с закупленными реактивами или инструментами или материалами (как материалы в стоматологии или рентгенологии). Там, где врач может позволить себе уменьшить финансовое страдание больного, он должен использовать эту возможность максимально. В современной ситуации у врача в некоммерческом медицинском учреждении два пути — либо поставить перед больным условие, что пока он не заплатит лично доктору — лечения не получит, либо — вылечить больного и принять денежное или другое вознаграждение.

К первому варианту врачи прибегают чаще, так как неизвестно, отблагодарит ли его больной после излечения или нет. К тому же врач финансово не заинтересован в принятии пациента, так как больной заплатит в кассу крупной больницы большие деньги, а сам врач получит через несколько месяцев и после всех вычетов просто копейки. Претензии же к врачу со стороны пациента будут максимальными, так как по его мнению оплата лечения связывается именно с лечащим врачом. Первый вариант безнравственен, так как он ставит врача в разряд вымогателей, ко второму варианту многие врачи не готовы, особенно неверующие и не придерживающиеся христианских принципов. Им надо жить и кормить семью.

Для врача христианина применим только второй путь, ибо он следует словам Спасителя: » не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том, наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам » (Лк. 12, 29–31).

Благодарный больной сам отблагодарит врача, исходя из своих материальных возможностей. Принимая благодарность, врач не погрешает, так как полагается на Промысел Божий и ничего не вымогает у больного. Врач должен в свою очередь поблагодарить Бога, отделив в церковь или нищим какую–то, установленную им самим, часть полученных от больного средств.

Владыко Лука, например, помогал деньгами многим своим больным. К.Ф. Панкратьева, пенсионерка из Ташкента, бывшая на приеме у Владыки не раз слышала, что он не только лечит, но и оказывает материальную помощь неимущим больным. Не раз Владыка помогал обездоленным детям: брал к себе, устраивал их в семьи для проживания, нанимал женщин для ухода за детьми. Он также посылал свою помощницу по городу искать больных, нуждающихся в помощи и материальной поддержке. Вдовам давал деньги на постройку дома. 9

Иногда врач специально утяжеляет диагноз, чтобы положить пациента по скорой помощи на бюджетную койк у. Здесь он совершает неправду, но по любви к ближнему. Ибо, если больной не получит помощь сегодня таким путем, то завтра, не имея возможности оплатить лечение, не сможет лечь в больницу и получит тяжелое осложнение или даже умрет. Такой врач становится евангельским неправедным заимодавцем, и Бог оправдает его на Страшном суде.

Нередко главные врачи и завед ующие отделениями устраивают искусственную систему фильтрации денежных средств пациентов. У одних мотив — сохранить учреждение от распада, у других — корысть.

Поэтому, если православный врач будет соблюдать святоотеческий совет «всем благожелать и благоденствовать по силе» 10, и добавим, за все благодаря Бога, его совесть будет покойно храниться при любых финансовых инструкциях администрации лечебного учреждения.

В отношении к вещам — к тому медицинскому оборудованию, на котором врачу приходится работать в больнице, к инструментам, перевязочному материал у, мебели в ординаторской и т.п.

Всякому врачу, ревнующему о спасении, положено вечером испытывать свою совесть и, уяснив себе все неправды и ошибки, допущенные днем в мыслях, словах и делах, очистить их покаянием, т.е. делать то же, что делает запылившийся путник: путник умывается водой, а ревнующий о спасении очищает себя в конце дня покаянием.

Что увидишь неправым, рассмотри, как случилось, что ты сделал то, когда держишь постоянно желание делать одно правое, какие были к тому поводы и причины — внутренние и внешние, как бы тебе следовало править собой в данном случае, чтоб не погрешить, и почему ты этого не сделал; затем, осудив себя, а никого и ничего другого, разумно определи, как след ует тебе держать себя, чтобы впредь не погрешить в таких же или подобных обстоятельствах, и предпиши то себе в закон с решимостью и исполнять его без уклонения и поблажки себе или человекоугодию пользуясь, таким образом, для удобрения нивы сердца своего и нечистотами.

Положи твердое намерение строго следить з а собой в следующий день, чтоб ничего не прорывалось недолжного, не только в делах и словах, но и в мыслях, и чувствах.

В свете слов преп. Никодима уместно нам, любезные коллеги, вспомнить о самоиспытании врачебной совести. Я редко встречал врачей, которые бы постоянно каялись во «врачебных грехах».

Каким великолепным существом является человек, если он действительно человек… Древнегреческий писатель Менандр Профессия врача — это подвиг, она требует самоутверждения, чистоты души и чистоты помыслов. Надо быть ясным умственно, чистым нравственно и опрятным физически. А. П. Чехов
Г. Кроллис. Иллюстрация к поэме Э. Межелайтиса «ЧЕЛОВЕК»

Вероятно, многие читатели «Медицинской газеты» обратили в свое время внимание на статью журналистки Ирины Волк «И такое бывает» о похождениях двух врачей одной из крупнейших московских больниц. Эти медики, выйдя после приятного ужина из ресторана, затеяли на улице драку с каким-то прохожим. Когда их препроводили в отделение милиции, они и там продолжали дебоширить, осыпали работников отделения нецензурной бранью, запустили в дежурного сумкой с деньгами и документами. А когда на скандалистов пришлось надеть смирительные рубашки, один из них начал грозить: «Не знаете, с кем связались! Пусть только попадет ко мне на операционный стол какой-нибудь милиционер…»

Конечно, это исключительный по своей дикости случай, но,читая о нем, каждому из медиков приходится краснеть. И если мы все же решаемся напомнить о нем, то только с целью — более наглядно показать, что ни занимаемое положение, ни институтский значок на лацкане пиджака не являются показателями культурного уровня человека. Можно иметь в кармане диплом высшего учебного заведения, одеваться по последней моде, с апломбом рассуждать о высоких материях, но оставаться ограниченной, пошлой, невоспитанной личностью. И не иметь никакого .права называть себя советским интеллигентом.

Такое положение особенно недопустимо для врача. Ведь настоящий советский врач является не только высококвалифицированным специалистом в области медицины. Ему надлежит быть и просветителем, пропагандистом знаний и культурных навыков, глашатаем здоровой, красивой и разумной жизни. Он должен служить своеобразным эталоном, живым примером такой жизни для окружающих.

Понятие о культурности, интеллигентности в различные исторические эпохи видоизменялось в зависимости от классовых, сословных, национальных и иных условий. В наших современных условиях, в эпоху строительства социалистического общества, оно наполняется новым, более богатым содержанием.

Немыслимые ни в одном государстве капиталистического мира широчайшие возможности получения каждым гражданином СССР общего и специального образования, высокий идейно-политический тонус нашей жизни ведут к быстрому стиранию границ между умственным и физическим трудом. Все высоты научных знаний перестали быть монополией привилегированных групп населения и доступны теперь всем. Овладение ими стало до известной степени даже обязанностью всякого советского человека. И в том числе, конечно, врача.

Как известно, слово «интеллигентный» в буквальном переводе означает понимающий (от латинского глагола intelligo—понимаю), а слово «культурный» —обработанный, воспитанный. В нашем представлении оба эти понятия как бы слились и получили однозначащее смысловое содержание.

В чем может проявиться общая культура советского врача? В предыдущей главе уже было сказано о том, что должно характеризовать его как гражданина Советского Союза. Здесь мы остановимся на некоторых других качествах, особенно важных в его практической деятельности.

Первое из них — широта кругозора врача, диапазон его знаний и интересов. Врач, который знает только то, что непосредственно относится к его специальности, по сути дела является простым ремесленником. Разве можно смотреть на жизнь через узкую щелочку своего ремесла? Для того чтобы умело бороться за жизнь и благополучие человека, нужно смотреть на эту жизнь и этого человека широко открытыми глазами, понимать и любить людей во всем неповторимом многообразии.

Современная медицина в процессе своего бурного развития все чаще вынуждена принимать на вооружение данные и методы других наук: математики, химии, физики, социологии, психологии и т. д. Следовательно, культурный врач должен если не изучить все эти науки, то во всяком случае составить себе достаточно четкое представление об их основных принципах и достижениях. В особенности это необходимо врачу, занимающемуся научно-исследовательской работой, в которой все более начинают проявляться тенденции к взаимодействию и переплетению различных наук. Причем, как отмечал в свое время академик А. Н. Несмеянов, именно на местах соприкосновения смежных дисциплин и лежат так называемые точки роста, в которых зарождаются новые идеи и новые знания.

Драгоценные данные о жизни, природе, людях, их горестях, радостях, сложных душевных переживаниях дают нам художественная литература, музыка, изобразительное искусство. Для культурного человека знакомство со всем этим сложным и прекрасным миром высоких мыслей и эмоций обязательно. Нужно войти в этот мир, осмотреться в нем, критически оценить и, главное, понять всю его красоту и значимость.

Подчеркивание нами требования понимать различного рода явления имеет прямое отношение не только к формированию системы мышления и интересов врача, но и к определению его вкусов — научных, литературных, художественных и даже бытовых. Можно ли, например, представить себе врача, который совершает длительную прогулку на лоне природы с транзистором, извергающим мотивы джазовой какофонии или напевы бессмысленных частушек? Конечно, нет! Культурно мыслящий человек, а тем более врач, понимает, что длительное воздействие грубых внешних раздражителей (в данном случае звуковых) вредно отражается на нервной системе человека и понижает его восприимчивость к истинно прекрасному.*

*(В этой связи можно напомнить об интересном наблюдении, сделанном в одном из зарубежных зоопарков. Возле вольера, где содержались тигры, были исполнены отдельные произведения классической музыки. Гармонические звуки, видимо, понравились животным, и они внимательно к ним прислушивались. Но как только раздались резкие ноты джаза, все тигры разбежались и попрятались в наиболее глухих уголках своего убежища.)

Вряд ли врачу могут понравиться образцы женской обуви на непомерно высоких каблуках. Ведь ему понятно, что они уродуют стопу и резко нарушают статику всего тела, в особенности позвоночника, таза и соответствующих внутрибрюшных органов женщины.

В нашей медицинской литературе еще в начале тридцатых годов можно было встретить интересные работы, посвященные упорным озноблениям кожи голеней, возникавшим в связи с ношением модных в то время фетровых широких ботиков. В те же годы в отдельных статьях освещался с ортопедической точки зрения вопрос о рациональной мужской и женской обуви. Сравнительно недавно нам встретилась в одном из номеров французского журнала «Presse Medicale» обстоятельная статья о заболеваниях стопы, связанных с ношением обуви на высоком каблуке. Приходится сожалеть, что эти вопросы в последнее время перестали привлекать внимание наших гигиенистов и ортопедов.

Трудно, наконец, представить себе, чтобы советский врач, полностью одобряя творческие поиски новых форм в искусстве, мог восторгаться «произведениями» модных теперь на Западе художников-абстракционистов или подобных им «новаторов». Ведь всякий медик понимает, что изображения нарочито уродливых человеческих фигур никак не согласуются с нормальным представлением об истинной красоте гармонично развитого человеческого тела.

При оценке художественных, литературных, бытовых, а иногда и научных «модных» новшеств не следует упускать из виду, что на формирование их нередко оказывают влияние чуждые тенденции империалистического Запада. Опасность такого влияния в эпоху резкого обострения идеологической борьбы между капитализмом и социализмом, широкого использования силами мировой реакции тактики «наведения мостов», идеологических диверсий никак нельзя недооценивать.

Весьма симптоматичными являются выступления на эту тему ряда видных деятелей культуры нашей страны— писателя Николая Тихонова, известной балерины Ольги Лепешинской, композитора Д. Кабалевского, академика Александрова и др. Большой интерес представляют в этом плане соображения руководителя Государственного ансамбля народного танца Игоря Моисеева. В статье «Биография танца» («Правда», 1968, № 253), останавливаясь на критической оценке некоторых современных танцев, в частности шейка, он пишет:

«В шейке нет никакого объективного начала, здесь каждый конвульсирует по-своему. Отменяются всякие эстетические законы, разрушается форма. Утрачивая закономерности, шейк автоматически выводит себя из разряда искусства. Он подчиняется тем самым стихиям анархии, которые приводят к распаду форм скульптуры, живописи, драмы, романа, который мы наблюдаем на Западе в так называемом абстрактном искусстве. А теряя форму, искусство автоматически утрачивает способность выражать какой-либо смысл. Не случайно шейку не надо учиться: каждый в меру своих способностей может на ходу импровизировать неэстетизированные, так сказать, вольные упражнения на тему секса.

Так что, если вдуматься поглубже, через этот, казалось бы, невинный канал на самом-то деле проникает с Запада чужая идеология: не присущие нашему обществу представления о красоте и самое главное —о морали и нравственности.

Эти танцы по существу лишены всего, что свойственно советским людям: духа коллективизма, целомудрия в человеческих отношениях, жизнерадостности, стремления к всестороннему гармоническому развитию личности, в том числе и к физической культуре человека».

Считаем не лишним привести высказывание известного харьковского физиолога профессора В. Я. Данилевского: «Врачи давно уже знают, что слишком развитая (разрядка наша.—Авт.) склонность к подражанию, замечаемая в нравах и обычаях, в привычках, симпатиях, в преклонении перед модою и т. п., знаменует собою слабое развитие личного «я», недостаточность интеллекта и силы воли, слабость их личных регуляторов».*

*(В. Я. Данилевский Врач, его призвание и образование. Харьков., 1921 , с.162.)

Мы разрешили себе привести все эти данные, ни в коей мере не имея намерения огульно осуждать все новое, современное. Нам хотелось только более наглядно показать, что модное далеко не всегда является красивым и полезным. Наше советское новое должно быть во сто крат умнее, красивее, полезнее старого. Оно должно увлекать «вперед и выше», а не тянуть вниз, в липкую тину обывательщины, пошлости и умственной косности.

Что касается слишком развитой склонности к новшествам в медицине (к сожалению, и в нашей специальности существует мода), то осуждения заслуживает не стремление к новому, а бездумное, если позволено будет так выразиться, стадное увлечение любыми «новинками», которыми довольно щедро снабжает нас зарубежная печать, а иногда даже и специальные издания. Здесь нужна сугубая осторожность, чтобы не пойти по стопам героя поэмы Некрасова «Саша»:

Что ему книга последняя окажет, То на душе его сверху и ляжет…

Если же говорить о естественном чувстве нового, способности это новое увидеть, распознать в нем действительно прогрессивное, практически полезное,— то это очень ценные качества. И если они молодому медику даны, то их нужно тщательно беречь, всемерно развивать и умело проявлять в повседневной работе.

Весьма поучительны в этом отношении воспоминания профессора В. Н. Шамова о своем учителе — крупнейшем нашем хирурге Сергее Петровиче Федорове (1869— 1936):

«Говоря о научно-клиническом творчестве С. П. Федорова, надо особенно подчеркнуть одну основную черту, чрезвычайно для него характерную: всегда внимательно следя за всеми новыми идеями, за всеми новыми методами, появление громадного количества которых было так характерно для периода предпоследнего расцвета хирургии, Федоров обладал в то же время особой способностью всегда правильно разобраться в них и безошибочно пойти по верному пути. Он никогда без разбора не увлекался всеми новинками в хирургических теориях, методах и технике только потому, что на них был штамп «последней европейской моды». Оставаясь на высоте научных достижений, он в то же время не наполнял своей клиники бесконечными испытаниями «пустоцветных» предложений, даже если бы они и нашли место в последних иностранных журналах или о них говорили на последних немецких съездах. И в то же время он никогда не был скептиком, всегда вовремя замечал истинное значение даже и скромной на вид идеи и умел приступить к ее разработке своевременно и с большим творческим подъемом».*

*(А. В. Смирнов. Сергей Петрович Федоров. — «Хирургия», 1969, № 8, с. 13.)

К чести советских ученых-медиков следует признать, что они, энергично развивая наиболее прогрессивные научные идеи, в то же время проявляют исключительную осторожность и объективность, в отношении медицинских «новшеств», рекламируемых зарубежной прессой. Достаточно, например, вспомнить, как сдержанно и прозорливо были расценены у нас реальные возможности широкого внедрения операций пересадки сердца (академик Б. В. Петровский и др.)* или как осторожно, хотя и благожелательно, была оценена относительная значимость недавнего открытия американскими учеными вируса рака в деле борьбы с этим грозным заболеванием (профессор Н. Н. Блохин).

*(Междупрочим, рекламная шумиха, возникшая в странах капиталистического Запада в связи с этой операцией, уже затихла; в научных кругах отношение к практическому ее использованию стало весьма сдержанным.)

Говоря о модных увлечениях медицинского характера, нельзя не упомянуть о далеко не всегда оправданном стремлении некоторых научных работников в своих книгах, статьях, обзорах и литературных указателях ссылаться преимущественно на работы зарубежных авторов, как бы игнорируя наши не менее ценные отечественные и советские. Такая практика явно порочна. Мы должны гордиться достижениями наших ученых, подчеркивать высокую значимость вклада нашей страны в общую сокровищницу научно-технического прогресса. Об этом хорошо говорил еще в марте 1968 года на XIX конференции Московской партийной организации товарищ Л. И. Брежнев: «У нас, конечно, есть и недостатки в развитии некоторых отраслей науки, в работе ряда научно-исследовательских учреждений. А главное — многие открытия ученых, новое в технологии медленно внедряются в производство. Это действительно бывает. Но бывает у нас, товарищи, иногда и так. Говоря о научно-техническом прогрессе, отдельные работники явно недооценивают достижения научно-технической мысли у нас в стране и в других странах социализма. В то же время эти люди склонны переоценивать достижения науки и техники в капиталистическом мире…».* Резюмируя в общем плане все изложенное, можно сказать, что основными показателями умственной культуры советского врача должны быть:

*(«Правда», 1968, № 90.)

  • достаточно глубокое знание теоретических основ марксизма-ленинизма и умение творчески их применять;
  • постоянное стремление расширять круг своих знаний, повышать уровень своего интеллектуального развития;
  • способность критически воспринимать, по-врачебному осмысливать и понимать все жизненные явления;
  • умение проявлять разумную осторожность и научную объективность в оценках и выводах.

Весьма важную роль в практической деятельности врача играет общая культура поведения. Это понятие охватывает чрезвычайно обширную область человеческих отношений: общественных, служебных, семейных, личных.

Значение культуры поведения человека резко повышает то обстоятельство, что любое нарушение ее правил отличается особой очевидностью, демонстративностью. Если кто-либо, например, не поспешит уступить место в троллейбусе женщине с грудным ребенком, не поможет больной старушке подняться по скользким ступенькам или, грубо толкнув вас на улице, не оборачиваясь и не извинившись, будет спокойно продолжать свой путь,-— вы сразу поймете, что имеете дело с малокультурным, невоспитанным человеком.

Отсутствие культуры может проявляться в самых, казалось бы, обыденных условиях: в театре, автобусе, на званом обеде, в магазине, на лекции или собрании и т. д. Врач должен быть особенно осторожен в этом отношении. Дефекты в культуре поведения, грубость, недостаточная опрятность, небрежность в костюме ему не прощаются.

Мы лишены возможности более подробно останавливаться здесь на большом вопросе о культуре поведения советского человека. Сведения о том, как культурный человек должен вести себя в обществе, в семье, за обеденным столом, в общественных местах, как одеваться и т. д., вы найдете в книгах, специально посвященных этой теме. Много ценных мыслей можно найти в работах А. С. Макаренко. Большое внимание вопросам культуры поведения и моральным качествам советского человека начала уделять и наша периодическая печать. В «Правде», «Комсомольской правде», «Известиях» и других газетах и журналах нередко появляются очень интересные статьи и очерки на эти темы, такие, например, как «Что значит быть воспитанным?» народной артистки СССР С. Гиацинтовой, «Условимся об условностях» писателя Вл. Солоухина и др. Следует использовать все возможности, чтобы знакомиться с такой литературой и, конечно, принимать к исполнению приведенные там рекомендации.

В последнее время появилось несколько специальных книг, посвященных культуре поведения советского человека. Среди них нужно отметить изданную в 1974 году трехсоттысячным тиражом Ленинградской организацией общества «Знание» книгу «Советский этикет». Она может оказаться полезной при организации коллективных читок и обсуждений отдельных глав в студенческих группах, молодежных общежитиях и пр.

Трудно удержаться, чтобы не привести здесь несколько выдержек из главы этой книги, посвященной истории русского этикета (автор М. О. Малышев, с. 32). Речь идет об изданном при Петре I руководстве для молодых людей о правилах поведения в обществе, озаглавленном «Юности честное зерцало, или показ к житейскому обхождению». В этом руководстве содержалось между другими и такое наставление: «Лучше, когда про кого говорят: он есть вежлив, смиренный кавалер и молодец, нежели когда скажут про кого: он есть спесивый болван».

В обществе, рекомендовалось в книге, «в круг не плевать, в платок громко не сморкаться и не чихать», «перстом носа не чистить». Содержи себя в порядке, поучала она читателя, обрезай ногти «да не явится яко бы оные бархатом обшиты». Мой руки, за столом сиди прямо, на стол не упирайся, «руками по столу не колоброди, ногами не мотай». Не хватай первый со стола, «не жри как свинья и не дуй в ушное (суп), чтобы везде брызгало, не сопи егда яси» (когда ешь)». Не проглатывай целые куски, не говори, когда во рту пища, чуб рукой не утирай, перстов не облизывай, костей не грызи, ножом зубов не чисти, около своей тарелки не делай забора из костей, корок хлеба и прочего».

Быть может, некоторые из этих советов, несколько грубоватых и категоричных по форме, окажутся полезны кое-кому и в наши дни?

В беседах с молодежью приходится слышать, что все сказанное в этой главе хорошо известно. Если это так, то почему же до сих пор все еще и в студенческой среде бывают случаи недопустимых нарушений культуры поведения и даже элементарных норм морали советского человека?

Высокий культурный уровень врача неразрывно связан с чистотой его нравственного облика. Эта истина прекрасно выражена в известном афоризме врача-философа В. Беганьского: «Не будет хорошим врачом тот, кто не является хорошим человеком…» А хороший — это прежде всего такой человек, который относится благожелательно к окружающим его людям, понимает их горести и радости, в случае нужды с готовностью, по зову сердца, не жалея себя, помогает им словом и делом. Человеколюбие и жизнерадостность — качества, чрезвычайно важные для врача. Общение с ним дает больному неоценимый заряд положительных эмоций, влияние которых на тончайшие физиологические механизмы, в частности в процессе выздоровления, бесспорно.

* * *

Врачами не рождаются. Равным образом нет людей идеальных, полностью лишенных недостатков. У каждого из нас могут быть пробелы в общем образовании, недочеты в манере вести себя или системе мышления, те или другие отрицательные особенности характера. Почти каждому приходилось иногда поступить не так, как нужно, сделать что-то недостойное, смалодушничать. Часто наш (проступок или недостаток не привлекает внимания окружающих. Но он всегда должен привлечь наше собственное внимание. Со всем плохим нужно бороться, даже если это плохое в нас самих. Трудную задачу самовоспитания необходимо осуществить всякому врачу—настоящему или будущему. Иначе сама жизнь может стать воспитателем и дать урок, иногда очень жестокий.

Довольно известный рассказ об одном из таких достопамятных уроков считаем не лишним напомнить читателю.

Речь идет об одном из крупнейших клиницистов конца прошлого века, пользовавшемся вполне заслуженной популярностью. К сожалению, он отличался очень тяжелым характером и корыстолюбием. Имея огромную практику, он брал с больных за визит 100 рублей (в то время громадные деньги).

Однажды к нему обратился за помощью заболевший туберкулезом врач, специально приехавший с этой целью из далекой Сибири. Но профессор отказал в консультации, заявив, что деньга с врача брать неудобно, а бесплатно он принципиально никого никогда не лечит.

Об этом как-то узнали студенты-медики. Они собрали 100 рублей монетами 2- и 3-копеечного достоинства и мешок с этими медяками демонстративно выставили перед лекцией на кафедру профессора. Получился скандал, и в конечном итоге ему пришлось оставить университет.

Работа по культурному и моральному самовоспитанию, а в ряде случаев и самоперевоспитанию требует огромной настойчивости и терпения. Весьма примечателен в этом отношении пример Антона Павловича Чехова. О том, какой мучительный путь «самодрессировки» проделал А. П. Чехов, «чтобы выбросить из души все мелочное и пошлое и выработать в себе такую деликатность и мягкость, какими «не обладал ни один из писателей его поколения», проникновенно писал Корней Чуковский.*

*(Корней Чуковский. Люди и книги. М., Гослитиздат, 1958, с. 476.)

Чехов не только сумел перевоспитать себя, но и значительное место в своем творчестве посвятил показу человеческой пошлости и дикости и тем самым — активной борьбе с ними. Жесткий перечень того минимума порядочности и воспитанности, которым должен обладать, по мнению писателя, каждый человек, представлен в известном письме А. П. Чехова брату Николаю:

«Недостаток у тебя только один… Это твоя крайняя невоспитанность…

Воспитанные люди, по моему мнению, должны удовлетворять следующим условиям:

…Они сострадательны не к одним только нищим и кошкам. Они болеют душой и от того, чего не увидишь простым глазом…

…Они чистосердечны и боятся лжи как огня. Не лгут они даже в пустяках. Ложь оскорбительна для слушателя и опошляет в его глазах говорящего. Они не рисуются, держат себя на улице так же, как дома, не пускают пыль в глаза меньшей братии… Они не болтливы и не лезут с откровенностями, когда их не спрашивают… Из уважения к чужим ушам они чаще молчат.

…Они не уничижают себя с той целью, чтобы вызвать в другом сочувствие. Они не играют на струнах чужих душ, чтоб в ответ им вздыхали и нянчились с ними…

…Если они имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинами, вином, суетой. Они горды своим талантом…

…Они воспитывают в себе эстетику. Они не могут уснуть в одежде, видеть на стене щели с клопами, дышать дрянным воздухом, шагать по оплеванному полу… Они стараются возможно укротить и облагородить половой инстинкт… Они не трескают походя водку, не нюхают шкафов, ибо они знают, что они не свиньи…

*(А. П. Чехов. Собр. соч. М., Гослитиздат, 1963, т. 11, с. 80.)

Да, поистине дорог каждый час тому, кто, говоря славами А. М. Горького, стремится приобрести «умение находить, сравнивать, изучать полезное и вредное, красивое и уродливое вне себя и в самом себе…»

В этом основная сила Человека!

Наши рассуждения о моральном облике и культуре поведения советского врача мы закончим словами Л. И. Брежнева на XXV съезде КПСС:

«Мы добились немалого в улучшении материального благосостояния советского народа. Мы будем и дальше последовательно решать эту задачу. Необходимо, однако, чтобы рост материальных возможностей постоянно сопровождался повышением идейно-нравственного и культурного уровня людей. Иначе мы можем получить рецидивы мещанской, мелкобуржуазной психологии. Этого нельзя упускать из виду.

Чем выше поднимается наше общество в своем развитии, тем более нетерпимыми становятся еще встречающиеся отклонения от социалистических норм нравственности. Стяжательство, частнособственнические тенденции, хулиганство, бюрократизм и равнодушие к человеку противоречат самой сути нашего строя.В борьбе с подобными явлениями необходимо в полной мере использовать и мнение трудового коллектива, и критическое слово печати, и методы убеждения, и силу закона— все средства, находящиеся в нашем распоряжении».*

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *