Можно ли заказать сорокоуст некрещеному

Значение сорокоуста

Служба сорокоуст за здравие — это особый обряд, который совершается по просьбе самого христианина и по особым церковным правилам. Принцип следующий: на протяжении 40 дней священник в алтаре во время литургии вынимает частицу из просфоры за каждого написанного человека. Имена обычно написаны на листике бумаги и произносятся вслух. В церкви есть еще такое понятие, как неусыпаемый псалтырь о здравии. Он может читаться полгода и даже год и отличается от сорокоуста.

Пока идет обедня, над Чашей с кровью Христовой возносятся частички просфоры и погружаются в вино. Читается специальная молитва, сила которой заключается в том, чтобы смыть человеческие грехи. Также во время чтения произносятся имена, прописанные на листе. Когда служба подойдёт к концу, чашу выносят на причастие и кусочками просфоры из Чаши причащают прихожан Телом и Кровью Христа.

Важно! Прихожанин обязан присутствовать на всей службе, от начала и до конца (а не только на вынимании частиц из просфоры), при этом поминовение в алтаре и причастие говорят о полной вовлеченности человека в церковное богослужение, тем более если он собирается и дальше писать записки на сорокоуст.

Символика числа и таинства

Так почему же процедура должна длиться именно 40 дней, а не, например, 3, 5 или 31 день? Ответ прост: в христианском вероучении 40 дней — символический временной отрезок. Также об этом говорят записи из Евангелия, где сказано, что Иисус, будучи в пустыне, произносил молитву и постился именно вышеуказанный промежуток времени. Многие святые и сподвижники совершали служение Богу на протяжении 40 дней. Как только человек умирает, его душа ещё находится на Земле и проходит 40-дневное испытание, а только потом определяется её участь. Всё это говорит о том, что этому числу не зря придается особое значение.

Когда заказывают сорокоустный молебен, то подразумевают не только физическое здоровье человека, но и духовное. Все знают, что молитва — и церковная, и домашняя — создана специально для спасения души, а вот какой смысл в ней вложен, зависит от молящегося. Если это монотонное и слитное бормотание, без вникания в смысл, то эффекта не будет. Но если молитву произносить с чистым сердцем и открытой душой, то она обязательно произведёт эффект и будет отличаться от пустого ритуала.

Также важно помнить, что Господь не сможет услышать молитву, если вопрошающий не стремится к богоугодной жизни, не хочет избавиться от грехов и страстей, не пытается помогать ближним. Здесь важно не только желание, но и стремление измениться в лучшую сторону.

Правила заказа сорокоуста о здравии

Процедура очень проста, надо пойти в храм, и в лавочке, где продают свечи, узнать, какие богослужения можно заказать. Обычно берут листик бумаги, на котором написано «О здравии», и перечисляют несколько имен — всех, кого хотят упомянуть в литургии. Служители церкви могут показать вам образец записки.

Имена пишутся в родительском падеже и не более 10 штук. Текст написать можно так:

О здравии

  • Николая.
  • Михаила.
  • Елизаветы.
  • Евгения и сродников.

За каждое прописанное имя предлагается давать денежное пожертвование на содержание храма. Пожертвование не является обязательным, оно может быть фиксированным или же на усмотрение самих прихожан, то есть добровольным.

Многие задают вопрос о том, сколько стоит сорокоуст за здравие. В разных церквях вам могут назвать разную сумму. Если у человека нет денег, то помолиться за него могут и бесплатно. Также, если кто-то стеснен в средствах, можно через Интернет пожертвовать в монастырь символическую сумму, и за вас или любого другого человека там будут молиться 40 дней.

Спаси Господи! Подавала записки на сорокоуст за здравие в мужской монастырь Спаса Нерукотворного в с. Клыково. Всего 90 рублей за человека! Спасибо большое за такие цены!

Мария

Кого можно вписывать в записки

По каноническим церковным правилам, сорокоуст — это особенное таинство, и в нём могут участвовать исключительно верующие и ведущие праведную жизнь христиане.

  • Если по каким-то причинам человек отошёл от христианской или церковной жизни или он некрещеный, то считалось, что его нельзя вписывать в листик. После того как человек посетит подряд хотя бы три воскресные службы, его упоминали в записке «О здравии».
  • Опять же, тот человек, за которого должны подать записку, должен самостоятельно переосмыслить свое существование. Понять, почему у него в жизни все происходит так или иначе, что на самом деле хорошо, а что плохо. Также он должен сильно желать измениться в лучшую сторону не только в физическом, но и в духовном плане. Тому, кто подает записку, во время службы можно зажечь свечу и помолиться. Хорошо, если и дома верующий будет совершать ежедневные молитвенные правила.

Стоит заметить, что современная жизнь вносит в вышесказанные правила свои коррективы. Сейчас человек настолько занят, что у него просто нет времени следовать всем канонам. Также на нашем обществе все еще сказываются 70 лет советского атеизма. Так что сегодня церковь ставит главное условие для сорокоуста: упомянутый в прошении должен быть обязательно крещён по всем правилам православной церкви. Такой молебен может заказать и человек во время болезни, а также беременная женщина.

Пути Господни неисповедимы. Возможно, эта маленькая записочка и заказной молебен помогут человеку встать на путь истины, переосмысления, выздоровления. Ведь пока он жив, буквально всё можно изменить к лучшему. Кто бы что ни говорил, а человек во время смерти всё равно встречается с Богом. Неверие же только вводит в заблуждение и отдаляет каждого из нас от Господа.

Неверное и правильное понимание обряда

Все прекрасно знают, что наряду с настоящей верой и подвижничеством сегодня процветает и шарлатанство. Ради наживы и обогащения многие распространяют неверную информацию о действии сорокоуста. Или появлялись слухи о том, что будто бы священнослужитель ходил по людям, собирал записки «О здравии» и при этом брал деньги за богослужение. Прежде чем заказывать молебен, важно помнить, что таинство происходит исключительно в специально отведённом месте, а куда деть ваши деньги, решаете только вы.

Или же бытует мнение, что если заказать сорокоуст о здравии в 3 церквях, то эффект будет сильнее, что этого молебна боится порча. Или счастье в жизни человека наступит, если заказывать сорокоуст 7 раз подряд. Эффект будет сильнее не от этого, а от самого желания человека исправиться, выздороветь, стать лучше в моральном отношении. Не стоит забывать, что внутренний смысл всегда важнее формы, а сам священник, молящийся о вас, не чудотворец.

Правильно понимать так: сорокоуст — это своеобразная ступенька к Господу или старт к чему-то хорошему и исцеляющему. Упорство, праведная жизнь, пожертвования, помощь страждущим — всё это меняет не только человека, но и его окружение. Часто приходится слышать, как прихожане говорят о том, что будто они всё делают правильно, но требуемого результата нет. Это случается тогда, когда человек ослаб в вере или прикладывает для этого мало усилий. Ведь только от нас зависит, что будет происходить в будущем.

Знайте, что Господь слышит только искренние молитвы, а не произнесённые вскользь или монотонно. К примеру, одному человеку стоит только раз помолиться, и Бог его услышит. А другой годами молится, а результата нет. Важен смысл, который вкладывается в произносимое. Также Всевышний никогда не выполнит просьбу о наказании врага, то есть о мести. А вот если пожелать тому же врагу здоровья, то это исполнится. Здесь всё просто: чем больше вы желаете здоровья кому-то, тем сторицей оно возвращается к вам, и Божья благодать будет действовать.

Какая польза от сорокоуста и когда его нужно заказывать?

Вне всяких сомнений, сорокоуст является одним из главных молитвенных поминовений в Православной Церкви.

В чем его суть? Сорок литургий подряд (каждую службу) на проскомидии изымается частичка из просфоры с поминанием имени живого или усопшего (отсюда можно заказывать сорокоуст о здравии и за упокой), и в конце Литургии с молитвой «Омый, Господи, грехи поминавшихся зде кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих» священник опускает данную частичку в Чашу с Кровию Христовой. Так происходит сорок раз на протяжении этого же количества Божественных литургий.

Откуда взялось число «сорок»? Данная цифра довольно часто встречается в Священном Писании: сорок лет святой пророк Моисей водил евреев по пустыне; сорок дней постился Спаситель в пустыне перед Своим общественным служением; сорок дней являлся Христос апостолам после Воскресения. Святые апостолы узаконили обычай поминать усопших в течение сорока дней. Отсюда и «сорокоуст».

Профессор Московской духовной академии Евгений Евсигнеевич Голубинский выдвигает несколько иную версию. В своей книге «История Русской Церкви» (т. 2) он пишет, что в древней Руси в больших городах церковные приходы делились на «сороки» – похожие на современные благочинные округа. В каждом «сороке» было сорок храмов. Обыкновенно поминовения заказывали во всем «сороке», отсюда и название «сорокоуст».

Но как бы то ни было, нужно сказать, что сорокоуст является важнейшим поминанием Православной Церкви, как живых, так и умерших. Ведь самой большой нашей святыней является Тело и Кровь Христовы, Которые по неизреченному милосердию Своему к роду человеческому сотворяет Господь на каждой Литургии из простых веществ (вина, воды и просфор). Потому одно соприкосновение с такой страшной и могущественной святыней является спасительным для души человеческой.
И вследствие этого сорокоуст, пожалуй, можно назвать главным поминанием для человека – как живого, так и умершего. Ведь недаром священнослужитель молится, высыпая частички, вынутые из просфор, с поминанием имени, чтобы Господь ради Пречистых Тела и Крови Своих омыл, то есть простил грехи поминаемых здесь людей. И мы – православные христиане – верим, что так оно и происходит.

Потому, конечно же, хочется от всего сердца посоветовать всем: заказывайте друг за друга сорокоусты и тем самым спасайте с Божьей помощью души близких. Ведь в Чаше Господней происходит великая тайна Божественного милосердия, любви и всепрощения. И там душа человеческая соединяется со Христом.

Сорокоуст заказывают не обязательно на сорок дней. Можно и на более длительный период времени: полгода, год. За умерших нельзя заказывать, если человек был некрещен, перешел в иную христианскую или нехристианскую религиозную организацию и также за самоубийц. За здравие запрещается заказывать также за некрещеных (они не являются членами Церкви), за хулителей веры (воинствующих безбожников), перешедших в другую религиозную организацию и тем самым добровольно отлучивших себя от Матери-Церкви.
Часто задают вопрос: «Можно ли заказывать сорокоуст за человека, который крещен, но ведет не вполне благочестивую жизнь: мало ходит в храм и прочее?..» Ответ: «Даже нужно!» Может быть, именно ваш сорокоуст пробьется в его сердце и послужит благодатным открытием во спасение его души.

Также не следует к чтению молитв, в том числе и к сорокоусту, относиться как товарно-денежным отношениям или с определенной долей магического восприятия. Сто рублей заплатил, в трех храмах поставил тридцать три свечи, заказал в семи храмах семь сорокоустов – и все. Религиозную норму выполнил. Нет. В Церкви отсутствует механистически-формальный подход. В вере все нужно пропускать через душу. Господь от нас требует изменения себя.

Он говорит каждому из нас: «Сын мой! отдай сердце твое мне, и глаза твои да наблюдают пути мои…» (Притч. 23:26).

Работаем бесплатно, во славу Божию?

Проблема оплаты труда в храме и в православных учреждениях – больная, но негласная тема. Можно ли получать деньги за работу в храме? Правы ли те, кто решает не платить заработную плату сотрудникам, говоря, что работать надо без оплаты, во славу Божию? Не секрет, что во многих православных фирмах и компаниях, коммерческих, работающих на одном рынке со светскими, зарплаты намного ниже (мы же православные!), отношение к сотрудникам бывает не самое вежливое (смиряйтесь!), в результате качество работы православных оставляет желать лучшего.

Портал “Православие и мир” начинает обсуждение темы православной трудовой этики. Приглашаем читателей поделиться своими историями – как неправильно построенных трудовых отношений, так и примерами хорошо организованной работы

– Ставки?! – брови женщины взлетели так высоко, что исчезли под платком, повязанным «в нахмурку». – Нет у нас никаких ставок. Мы поем во славу Божию. Ангела-хранителя!

Она развернулась и ушла, а я оторопело смотрела, как подол ее юбки подметает пол. Последнее было сказано таким тоном, что я невольно вспомнила известный анекдот о том, как ругаются двое православных: «Спассси вассс Госссподи!» – «Нет, это вассс спассси Госссподи!».

В этот сельский храм, красивый, недавно отреставрированный, я попала случайно, когда ездила в область по делам. До электрички оставалось время, и я решила зайти – литургия еще не закончилась. Ухоженный сад вокруг церкви, богатая свечная лавка, роспись на стенах, иконы, цветы – такому убранству позавидовал бы и городской храм. Вот только хор подкачал. Жиденькие женские голоса фальшиво перебирали две-три ноты.

Это было странно. Ни для кого не секрет, что сельские храмы обычно находятся в плачевном финансовом состоянии, но здесь явно чувствовалось наличие богатого спонсора. В таком случае на хоре обычно не экономят. До города рукой подать, а безработных певчих в Петербурге всегда хватает.

После молебна я разговорилась с одной из клирошанок, сурового вида тетенькой средних лет. Она охотно отвечала на мои вопросы, но стоило коснуться оплаты, – темы, такой же обычной для певчих, как репертуар или состав хора – и от нее повеяло ледяным холодом.

Надо сказать, что вопрос оплаты труда церковнослужителей – странный вопрос. С одной стороны, эта тема считается как бы неприличной. С другой стороны – затрепана до дыр. Знаю один певческий форум, где примерно каждая вторая начатая тема рано или поздно сводится к денежным делам. Священников оставим в сторонке – как по этическим соображениям, так и по причине слишком уж большой линейки, от пресловутого фольклорного «попа на мерседесе» до сельского батюшки, сажающего морковку для пропитания. Но остается еще довольно приличный штат: алтарники, певчие, свечницы, уборщицы, просфорницы, повара в трапезной, сторожа.

Как водится, мнения полярны. Ультралевые уверены, что работа… прошу прощения, служение в храме и деньги – две вещи несовместные. Зарабатывать презренный металл можно где угодно «в мире», но все, что делается для Церкви, должно быть бескорыстным. При этом право священника «кормиться от алтаря» никто не оспаривает. Ультраправые (которые в своем «ультра» отличаются от левых лишь деталями) напротив считают, что сидеть на двух стульях недопустимо. Если уж служишь в храме, значит, никакой другой работы быть не должно. А поскольку питаться воздухом пока еще не умеют даже самые благочестивые христиане, церковь должна обеспечивать своим работникам пристойное материальное существование.

Ясное дело, что понятия о «пристойном материальном существовании» у всех разные. Как говорится, кому щи жидкие, а кому жемчуг мелкий. Но я лично не встречала певчего или псаломщика, который мог бы обеспечить себя, неработающую жену и пару-тройку детишек только с храмовых доходов. И вот тут начинается следующий «холивар» (в скобках замечу, что, пожалуй, ни в одном интернет-сообществе не бывает таких яростных и в то же время бесплодных склок, как в православном секторе сети).

Самые неистовые ультрас настаивают на том, что церковь обязана платить служащим столько, чтобы они не смотрели на сторону и отдавали всего себя без остатка храму. Робкие попытки объяснить, что далеко не каждый храм в состоянии изыскать такие средства, отметаются, в ход идет все тот же образ жадного «попа на мерседесе» – наследника известного пушкинского персонажа. Печально, но такие настоятели действительно встречаются и формально дают своим существованием материал для неприятных обобщений, из которых «ревнители» тут же делают вывод: Церковь насквозь прогнила, срочно нужны реформы. Или вообще новая церковь…

В питерской певчей тусовке есть один знаменитый тенор. Знаменит он вовсе не своими певческими качествами, кстати, весьма скромными. Известен он тем, что вот уже не первый год ищет работу, но не соглашается на ставки ниже тысячи рублей за службу – а лучше, чтобы полторы. Притом что 600-700 рублей в Петербурге считается очень даже неплохой ставкой, есть храмы, где всего по сотне платят. Считает себя идейным борцом за «достойную оплату». В итоге регенты, которым нужен тенор, публикуя в сети объявление, зачастую делают приписку: «NN не предлагать!».

Подобным экземплярам отвечают правые другого сорта: ну, если ты не готов на жертвы, не готов трудиться для церкви за крошечную зарплату, отказывая себе и своей семье в самом необходимом, зачем ты вообще сюда пришел? Иди и устройся бухгалтером. Будешь простым прихожанином, положишь свою десятку в кружку для пожертвований – и свободен. При этом «простые прихожане» считаются чуть ли ни вторым сортом и именуются с пренебрежительной интонацией «народ».

А что левые? В некотором роде это наследие советских времен, когда в церкви в большинстве случаев действительно трудились безвозмездно – лишней копейки не было. Низкий поклон тем, кто это делал. Но времена изменились, а подход местами остался прежним. Знаю далеко не бедный храм, где на оплату служащих не тратят ни рубля, на всех «постах» – духовные чада настоятеля. Спросите, что плохого в том, что люди жертвуют Господу свое время и силы? Да ничего, наоборот прекрасно. Вот только чтецы в этом храме запинаются через слово, бабушки и девочки в «хоре» поют мимо нот, и все дружно презирают «наемников» которые, по их мнению, пытаются одновременно служить и Богу, и маммоне.

«Мы поем во славу Божию», – гордо сказала клирошанка, проводя черту и отказывая мне, получающей на клиросе деньги, в праве петь для Господа. Откуда это убеждение, что только бесплатный труд славит Бога? Почему вообще некоторые люди считают, что в их компетенции судить, что угодно, а что неугодно Богу?

Конечно, это риторические вопросы, но я никак не могу согласиться с тем, что фальшивое кваканье на «девятый глас» восхваляет Господа – в отличие от чистого, красивого пения, которое помогает молиться всем пришедшим в храм. Или, может быть, свечница-«безмездница», с руганью выгнавшая из храма девушку в джинсах, более угодила Богу, чем «наемница», которая спокойно объяснила той же девушке, в каком виде ей лучше прийти в следующий раз?

Первые годы моей клиросной жизни прошли в «левом» – любительском хоре. Потом я перешла в «правый» – профессиональный, но денег там все равно не получала и считала это вполне нормальным. Первая полученная в другом храме зарплата вызвала смущение: как, брать деньги за труд в церкви?! Батюшка на исповеди сказал в ответ на мои сомнения: «Денег в храме не проси, а что дают, – бери, как от Бога. Если твоей семье эти деньги не нужны – отдай тем, кто нуждается, но не отказывайся, чтобы не впасть в фарисейское искушение: вот я какая бескорыстная и замечательная, не то что эти сребролюбцы».

Если уж речь зашла о клиросе, надо сказать, что певчие по характеру своего служения сильно отличаются от прочих церковных тружеников. Алтарники, чтецы, свечницы – это, прежде всего, определенный набор практических навыков и опыт. Для певчих этого мало. Любого человека с хорошими ушами можно научить более-менее чисто петь на слух, но без музыкальной грамоты, а еще лучше – без музыкального образования, на клиросе делать нечего.

В теории, клирошанин, поющий по две службы в день в храме с достаточно высокой ставкой, по оплате вполне выходит на уровень офисного работника. Другой вопрос – на сколько его хватит. Такая нагрузка по силам только опытному певцу с правильно поставленным голосом. Но такие певцы, как правило, не поют в храмах, а если и поют, то по большим праздникам. А кто поет остальные службы? Если не смотреть на любителей, отмучивших когда-то пару классов музыкальной школы, в основном это музыканты всех мастей, имеющие где-то свою обычную работу и приходящие в храм либо петь «для души», либо – да, именно подработать.

И вот тут происходит интересная вещь. Церковь – как живой организм! – или отторгает чужеродное, или изменяет его настолько, что оно становится своим. Невоцерковленные люди, приходящие в храм только ради денег, неважно, больших или совсем крошечных, либо в скором времени уходят, либо воцерковляются. И в этом случае получается, что труд, который изначально был ну совсем «не во славу Божию», привел человека к Богу.

Как бы там ни было, кто бы что ни говорил, в настоящее время трудно прожить, работая только в храме. Бабушки-свечницы получают пенсию, матушек-регентов прокормит муж, а остальным приходится искать вторую – а чаще первую, основную – работу в другом месте. Может, это и есть «царский» – срединный путь, когда работа в храме дает в первую очередь духовную составляющую жизни, а материальную – как получится? Кто-то может позволить себе трудиться в церкви бесплатно, имея хорошую мирскую зарплату или финансовую поддержку семьи, а для кого-то те небольшие деньги, которые в состоянии заплатить храм, – серьезное подспорье. Наверное, главное – чтобы человек хорошо понимал, что именно он может отдать и получить, приходя работать в церковь. А работа эта очень непростая, и не только в материальном смысле. Почему – это тема отдельного разговора

Почему нельзя заказывать панихиду и сорокоуст за некрещеных и неверующих?

Отвечает доцент Киевской духовной академии Андрей Музольф.

В самом вопросе кроется неточность: молиться в храме не положено только о некрещеных, о неверующих молитвы не запрещены. Объясним сказанное. За некрещеных не столько запрещено молиться, сколько нет смысла: Крещение – это дверь в Церковь Христову, а потому все, что совершается в Церкви, совершается только для вошедших в нее. Следовательно, если человек не крещен, значит он не имеет к Церкви никакого отношения, а потому молиться о нем нелогично. Правда, при этом допускается возможность частной, домашней молитвы о тех, кто по тем или иным причинам еще не вошел в Церковь (например, по упорству воли), чтобы Господь смягчил их сердце и сподобил просвещения.

Относительно же неверующих можно сказать следующее. Если они крещены, но при этом не желают вести жизнь православных христиан: исполнять заповеди Божии, посещать храм, молиться Богу, в таком случае о них как раз положено молиться сугубо, чтобы Господь вразумил их и наставил на путь истины.

Подобное можно сказать и о тех, кто умер, будучи крещеным, но при этом далеким от Церкви. Молитва соединяет два мира: мир живых и мир умерших. В церковной традиции есть понятие о Церкви Небесной и Церкви земной, и именно молитва является связующим звеном между ними.

Вероятно, самым ярким доказательством важности молитвы об умерших мы можем найти в Ветхом Завете, во второй Книге Маккавеев. После одной из битв с иноплеменниками под хитонами падших в сражении иудейских воинов были обнаружены посвященные языческим идолам вещи, захваченные в качестве трофеев. Поскольку подобное приобретение было явно греховным, то «сделалось всем явно, по какой причине они (иудейские воины) пали». И тогда все иудеи обратились с молитвой к Богу, «прося, да будет совершенно изглажен содеянный грех». Вождь иудейского народа Иуда Маккавей при этом даже послал особое приношение в Иерусалим, чтобы в храме «принесли жертву за грех» погибших, и, по слову Писания, он «поступил весьма хорошо и благочестно, помышляя о воскресении», то есть заботясь о прощении своих собратьев в день Страшного суда. «Посему принес за умерших умилостивительную жертву, да разрешатся от греха» (см.: 2 Мак. 12:39–45).

Так что молитва за неверующих, особенно усопших, не то что запрещена, но, наоборот, считается крайне необходимой для их душ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *