Нагайна женщина змея

Фанатов фэнтезийной саги Джоан Роулинг о юном волшебнике Гарри Поттере сложно чем-либо удивить. За более чем двадцать лет, прошедших с момента выхода первой книги этой серии, появилось не только семь томов и восемь фильмов. История дополнилась откровениями писательницы в многочисленных интервью, статьями на сайте PotterMore («еще больше Поттера»). Да и в собственном твиттере Роулинг часто делилась соображениями о созданном ею мире.

Правда, толпы поклонников – а их действительно миллионы по всему миру – все равно оставались неудовлетворенными. Они жадно проглотили «Проклятое дитя», пьесу о детях главных героев, которую сама Роулинг назвала «восьмой книгой», сделав ее бестселлером. Они обеспечили неплохие сборы ($814 млн) фильму «Фантастические твари и где они обитают», сценарий к которому писательница написала на основе учебника Гарри Поттера и его друзей. Роулинг не раз заявляла, что «Твари» — это не приквел к собственно «поттериане», но в реальности оказалось, что между этими сериями больше связи, чем, например, между «поттерианой» и «Проклятым дитя».

Вторая часть новой серии обещает в этом смысле быть поинтереснее. Она называется «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда», в ней темный волшебник, развязавший Вторую мировую войну, присутствует уже в своем привычном облике (Депп) и в большом количестве; расширена роль и Дамблдора.

Но уже на стадии выхода трейлеров к «Преступлениям» появились несколько новых для созданного Роулинг мира вещей. В этом, конечно, нет ничего необычного – мир и раньше расширялся с выходом очередного тома, в нем внезапно появлялись, например, домовые эльфы, маховики времени или крестражи.

Так, в роликах к «Преступлениям Грин-де-Вальда» показали трансгрессию прямо в Хогвартс – что вроде бы (во всяком случае по книге) считалось невозможным. Зрители обратили внимание на это несоответствие канону, но авторы пообещали, что в фильме все будет объяснено.

Второй момент может иметь более масштабные последствия для «поттерианы». Дело в том, что финальном трейлере показали нового персонажа – девушку, которая развлекала толпу, превращаясь в змею. Но это полбеды. Беда в том, что в ролике прозвучало имя этой героини – Нагайна; именно так звали змею-фамильяра Лорда Волан-де-Морта, которую он превратил в один из крестражей. Фанаты потребовали объяснений, и Роулинг с неожиданной готовностью их предоставила.

Оказывается, Нагайна действительно когда-то была человеком, но в ее крови было проклятие, которое передается от матери к дочери, и это проклятие постепенно, но необратимо превращает ее в животное. Такие создания Роулинг назвала маледиктусами; сами по себе они не являются плохими – то есть Нагайна-человек еще не та злобная змея, которая нападала на людей по приказу хозяина. Но как именно произошло превращение персонажа, сыгранного южнокорейской актрисой Клаудией Ким, в крестраж Волан-де-Морта, в «Фантастических тварях», видимо, не покажут. Роулинг уточнила, что идею со змеей она взяла из восточной мифологии, и вот уже двадцать лет знала, что Нагайна когда-то была женщиной.

В этой серии обещано пять фильмов, которые доведут историю Ньюта Саламандера до 1945 года, когда Дамблдор победил Грин-де-Вальда. В последующих частях возможно появление будущего Темного Лорда – он в те времена учился в Хогвартсе и теоретически может попасть в сюжет, хотя и вряд ли на первом плане. Ну а какие еще неожиданные открытия ожидают поклонников «поттерианы», видимо, будет становиться известно только после выхода новых картин.

Взято с aif.ru

#НаПочетнуюДоску

А что вы считаете по этому поводу? Как по мне это веская причина пойти на премьеру.))

Мифология

Мифология «человека-змея» имеет древние корни. Нагов изображают с головой человека. Наг — символ мудрости. Существует культ змеи и связанные с ним праздники. Предполагают, что змей-наг был тотемом одного из могущественных древних племён, представителей которого называли нагами. Мудреца Патанджали изображают в виде нага, верхняя половина которого имеет человеческий облик. Утверждается, что наги хранили истину в тайне до тех пор, пока люди не созрели для её понимания. Нагами заселены планеты Махатала и Патала (Нагалока). В виде змеи изображают кундалини, энергию, поднимающуюся в человеке при духовной практике от самого нижнего психофизиологического центра (чакра) к высшему, где происходит слияние с богом. Наг Мучалинда защитил своим капюшоном Будду от палящего солнца во время его медитации перед просветлением.

Изображение Нюйвы и Фуси на надгробной стеле (вверху)

В китайской мифологии прародительница человечества богиня Нюйва и её брат и супруг — первый правитель Фуси изображаются в виде нагов.

> Природные явления

  • Огненные шары Наг — уникальный природный феномен на реке Меконг в Таиланде и Лаосе, который местные культурные традиции связывают с нагами.

В массовой культуре

  • Индийские кобры Наг и Нагайна — главные антагонисты в рассказе Редьярда Киплинга «Рикки-Тикки-Тави».
  • Наги — вымышленная раса змееподобных существ во «Вселенной Warcraft».
  • Наг Лахлан — пятиголовый змей из сериала «Фэйри». Четырёх голов он лишился до своего появления в сериале. Его яд — единственное, что может убить Гаруду — главного антагониста второго сезона.
  • Наги есть в игре Warlords Battlecry III.
  • Наги — существа предпоследнего уровня силы (выше стоят Титаны) в Башне в игре Heroes of Might and Magic III и третьего (из четырёх) в Heroes of Might and Magic IV. Также, наги появились как полноценная фракция в Might & Magic Heroes VI.
  • Наги представлены отдельной расой в игре Battle for Wesnoth.
  • Наги — класс монстров в игре NetHack.
  • Наги — раса монстров в мире игры Runes of Magic.
  • Наги — главные персонажи в фильме «Чародей и белая змея» режиссёра Чэна Сяодуна.
  • Наги — в игре Dota 2 есть вымышленные герои: Naga Siren, Medusa, Slardar.
  • Нага(имя) — бакуган-антагонист в виде дракона в аниме «Бакуган».
  • Королева нагов — один из антагонистов в мультсериале «Семейство Сатурдей», может телепатически управлять змеями. Наги здесь — разновидность криптидов.
  • Мастер клинков/Отмеченный змеем — Герой игры Prime World: Виртуозно владеющий катанами змеелюд, рубящий с четырёх рук.

Наги, значит Змей (джен)

Я выходила на арену в полной тишине и остановилась рядом с экзаменатором. Мы ждали, пока придет мой оппонент, но его не было. Я не на шутку занервничала. Ну же, где он шляется?!

— Простите, мы еще не опоздали?

Я услышала знакомый голос с шипящими нотками и обернулась. Они перемещались Шуншином и теперь стояли плечом к плечу, а вокруг них кружили листья. Я только сейчас заметила их сходство. Будто отец с сыном.

— Кхем, нет. Итак, Узумаки Наги против Амэторы Юки. Начали!

Экзаменатор и сенсей быстро смылись с арены, зная, что сейчас начнется. Мгновение, и мы оба исчезаем. Моя размытая тень уже вызывает не страх, а восторженные вопли. Тора наравне, но его тень более различима. Звук был лишь, когда наши кунаи скрещивались и мы отпрыгивали друг друга.

Набрав дистанцию, я сложила печати и прокричала:

— Катон: Гокакью но Дзюцу!

В Тору полетел огромный огненный шар, и я отвела взгляд. По-прежнему ненавижу огонь, но использую его. Следующий поворот событий ввел меня в ступор:

— Фуутон: Атсугай*!

Волна была огромна, а значит, он вбухал в технику много чакры. Напружинив ноги, я ждала до последнего, а после отпрыгнула.

— Окей, Тора-кун. Раз ты хочешь поиграть — поиграем! Райтон: Гиан!**

— Дотон: Каменный купол!

Его прикрыл купол из земли, но даже это не важно.

— Райтон: Грозовой разряд!

Небольшая молния, сорвавшаяся с моей руки, вдребезги разнесла большую часть купола. Его осколки образовали небольшой кратер, открывая вид на шокированное лицо Торы.

— Твой ход, Тора-кун, — задорно улыбаясь, произнесла я.

— Фуутон! Суитон! Ледяные копья!

— О, а я знаю этот прием! Катон: Цветы феникса!

Несколько огненных шариков попали по летящим в меня ледяным копьям, которые от удара испарились. Пар устремился ввысь, образуя завесу.

— Фуутон: Порыв ветра!

Техника Торы развеяла пар, но меня он не увидел, когда завеса спала. Он начал оглядываться, а я сидела под землей. Подгадав момент, я резко вытащила руки и, схватив Тору за щиколотки, потащила вниз. Я погрузила его в землю до середины груди, а сама вылезла.

— Кошмар какой, — поморщилась я, стряхивая комья земли с одежды. Улыбнувшись, я посмотрела на Тору и произнесла: — А ты ничего, Тора-кун. Буду рада еще как-нибудь с тобой вот так поиграть. Так весело мне еще не было.

— Мне тоже, Наги-чан. Судья, я сдаюсь.

— Победитель — Узумаки Наги!

Пусть так, хотя я и хотела сразиться с ним в полную силу. Хочу увидеть свой предел, но калечить друга я не хочу. Я вытащила Тору, чуть смягчив почву, и мы собирались уходить, когда экзаменатор вмешался:

— Экзамен еще не окончен.

— Как?

— Эти молодые люди хотят попытать свое счастье и попытаться пройти этот этап, сразившись с победителем.

Я посмотрела на ту парочку и замерла. Теперь я поняла, почему у того брюнета был пустой взгляд. Корень АНБУ, подчиняющийся той мумии!

— Итак, Узумаки Наги против Кумикадзе Йори и Сайтами Акио. Начали!

Я напряглась, проверяя свои запасы чакры. Те техники высосали у меня много чакры, но я не сдамся. Я выстою.

— Ты только глянь на нее, — заговорил Камикадзе (Не исправлять), обращаясь к Сайтами, или как его там. — Как демона допустили до экзамена? Как Хокаге-сама терпит в своем доме двух демонов? Один понятно, его сын, но это-то ему зачем? Что в ней такого особенного? Ни-че-го!

— Видел ее техники? Наверное, ее только из-за этого и терпят. Тот сопляк два месяца назад…. Помнишь, как он кричал? На-чан, помоги мне! Вы пожалеете! На-чан вам всем устроит!

— Какого х*я вы несете?! Что вы сделали с Нару?!

Мой взгляд метнулся в сторону трибуны, и я вздохнула. Он сидел рядом с матерью, а позади них стоял АНБУ. Приглядевшись, я выругалась. Маска поддельная!

— О, она еще и ругается.

— Чего вы хотите, выродки?

— Просто поиграть. Кстати, рыпнешься — и наш человечек прирежет мамашу и ее сыночка.

— Вы блефуете. АНБУ Минато-сана не допустят…

— Аха-ха-ха, не смеши. Этот Хокаге сам дал согласие Данзо-сама на то, чтобы мы устранили тебя, если от тебя будет исходить угроза.

— Нет, этого не может…

Мой взгляд метнулся к Хокаге, и я замерла. Его безразличное лицо и холодные голубые глаза. Взгляд наполнился болью. Нет, это не может быть правдой…

— Наги!!!

Я не успела увернуться, и была отброшена на несколько метров. Я не слышала ничего, кроме стука собственного сердца, и мне казалось, что оно стучит оглушительно громко. Зажав уши руками, я рухнула на колени и завопила.

Он не может…. Они же не убьют меня, да? Я не хочу умирать! Я обещала Нару, Гааре-чан, Теми-чан и Канку-чан рассказать, чем закончилась та часть Рассвета Йоны, что я читала. Нет, я не могу оставить никого из них…. Но неужели Минато-сан действительно разрешил этим двоим убить меня, если я выйду из-под контроля?!

Я вздохнула и рухнула на бок, как подкошенная. Меня била дрожь, я хрипела, а те двое захохотали. Последней моей мыслью было:

— Чтоб вы… сдохли, мрази…

Мое сознание померкло, и я скользнула в небытие, услышав вопль не только Курамы, но и Орочимару-сенсея с Торой:

— Наги-чан!!!

END POV Наги

Девушка рухнула на колени, схватившись за голову, и завопила дурным голосом. Многие прикрыли уши руками, но продолжали смотреть на арену. Спустя несколько минут, она упала на бок и ее затрясло.

— Наги-чан!!!— громогласный крик не смог спасти девчушку от потери сознания и теперь все с ужасом смотрели на вытекающую из девочки красную чакру.

— Но как?! — поражался Йондайме Хокаге. — Печать не должна быть повреждена…

Чакра ласково охватила бессознательное тело девочки и начало приобретать форму Девятихвостого лиса с Наги в голове. То, что чакра сделала это аккуратно, доказывало то, что раны девочки начали с шипением испаряться. Она парила, раскинув руки в стороны, а Демон-Лис взревел, после заговорив рычащим голосом:

— Вы переступили черту, людишки! Она мой джинчурики и я не позволю тебе убить ее, Четвертый Хокаге! Только не эту язву, которая намного лучше всех вас! Сначала разберись со своим окружением, а потом требуй от нас что-то! Ты решил, что можешь распоряжаться жизнью моего джинчурики?! Она принадлежит мне, а я — ей! Ты сам запер меня в ней, так что не смей отбирать у меня ту, что не сочла меня оружием! Если вы последуете за нами, я без колебаний убью всех вас! Сейчас я этого не сделаю потому, что Наги не хочет ваших смертей, но если я замечу вас поблизости, пощады не ждите!

— Девятихвостый?! Что ты имеешь в виду? Я не собираюсь убивать Наги-чан, она моя крестница и племянница Кушины!

— Сам думай, Четвертый. Я не позволю нанести урон моему носителю! Г-р-р, только двинься с места! Вы решили выбрать, кого из двоих лучше убить?! Учти, я не дам тебе приблизиться!

Кьюби выбрался за пределы арены, практически ничего не разрушив. Ему не смог помешать даже барьер вокруг деревни. Наги, что по-прежнему находилась внутри «Лиса», была без сознания, и никто не посмел атаковать, позволив «Лису» выбраться за пределы деревни и унести бессознательную девочку.

— Больше я никому не позволю тронуть тебя, малявка. Порву кого угодно, если он встанет на твоем пути. Я не покину места, в котором будешь ты, и не позволю, кому бы то ни было коснуться тебя.

Мир призывных животных. Драконья Гора

POV Наги

С того момента, как я вырубилась на арене, я пробыла в подсознании. В пустой клетке Курамы, открыть которую мне помогло Хранилище Знаний. Подарок Наги от ее матери. Татуировка Узушиогакуре. Позже, когда я пришла в себя, Курама показал мне воспоминания. Он смог выбраться наружу в виде чакры, и это было похоже на Режим Биджу. Мое тело находилось в его голове, а сам он проклинал как Коноху, так и Минато-сана в частности.

Я очнулась в своей пещере и сразу нацепила перевязи с кинжалами и ту броню, что оставалась здесь. Пока я здесь, я буду ходить в ней. После я вышла наружу, чтобы увидеться с Эльденом и попросить научить меня еще чему-нибудь. Времени у меня теперь предостаточно.

Было больно от воспоминаний, но Курама запер ту часть меня, что скорбела о произошедшем в деревне, и больше я не плакала. На лице эмоций не было от слова «совсем».

— Отшельница? Ты вернулась?

— Да, Эльден. Как у вас тут дела? Войны не намечается?

— Нет, не с кем воевать. С чем прибыла к нам?

— Эльден, я здесь надолго, поверь.

— Что же, раз так, то ты сможешь посмотреть на боевые игры. Ничего опасного, просто выяснение, кто сильнее.

— Кто участвует? И между кем проходят эти игры?

— Баканэко против волков, а драконы против грифонов.

— Так тот петух-переросток тоже будет здесь? — приуныла я. — Тогда можно я не пойду?

Эльден посмотрел на меня, а потом заговорил:

— Нам нечему тебя обучать, Отшельница. Ты могла бы обучиться у волков, пока они здесь. Они превосходные охотники на земле.

— Но ведь мы не перевариваем друг друга после того случая.

— Скорее это ты им не доверяешь. Волки, как и грифоны, признали твою силу, если ты об этом. Они были готовы отобрать у нас тебя, чтобы затащить в свою стаю. Арэнд, вожак волков, просил привести тебя к нему, когда ты прибудешь.

— Вы знали, что я вернусь?

— Нет, но верили, что ты навестишь нас. Идем, Арэнд уже ждет.

Пожав плечами, я последовала за Эльденом. В случае чего отобьюсь. Броня была легкая и почти не стесняла движений. Разве что я не могла сутулиться и ходила с прямой спиной.

Мы дошли до одной из пещер, которая всегда пустовала, и Эльден зарычал. Из пещеры вышел тот самый волк, что был в тот раз с главой грифонов.

— Так она все же пришла? Надолго?

— Надолго, — подтвердила я, а в сторону прошептала: — Если не навсегда.

Я забыла, что у этих двоих острый слух, и они оба меня услышали. Эльден знал, что я не буду говорить, пока не захочу кому-нибудь выговориться.

— Ты говорил, что хотел бы обучить ее. Она хочет стать сильнее, и я надеюсь, ты поможешь ей таковой стать, — перевел тему Эльден.

— Что же, раз так, то начнем незамедлительно. Полагаю, ты теперь знаешь, что два года здесь равны полтора года в вашем мире?

— Да, знаю.

— Тогда, готовься к суровым тренировкам.

Четыре года спустя по меркам Мира призывных животных

Бежать. Не спотыкаться. Не падать. Сражаться. Вгрызаться в глотки врагов. Защищать детенышей. Не кричать от боли. Надеяться только на себя. Не верить чужаку. Не открывать сердце первому попавшемуся. Не проявлять жалость к врагам. Защищать свое. Доверять друзьям и стае — эти тринадцать столпов заставил меня осознать Арэнд и стая.

Тренировки продолжались три с половиной года, а еще полгода я странствовала в мире шиноби. Меня не мог никто узнать, так как на мне теперь всегда был плащ до щиколоток. Длину волос я не меняла, и они достигали колен. Капюшон плаща скрывал мое лицо и цвет волос. Я слышала, что меня искала не только Коноха, но и Суна, которые тоже подключились по просьбе Хокаге. Я отгоняла мысли о том, чтобы вернуться. Курама поддерживал меня и говорил, что еще рано.

За эти три с половиной года я вырастила своего волчонка, родители которого погибли во время охоты. Его звали Арджен. В холке он был мне по грудь. В свои четырнадцать я все же подросла, но все равно была низкой. Есть такие люди, которые растут не очень быстро и остаются ниже своих сверстников. Я входила в число этих людей.

Арджен рос очень быстро и грозился вырасти еще больше. Наши с ним отношения сначала были такие же, как с Курамой, то есть взаимное недовольство, перепалки, случались даже драки, но сейчас все изменилось. Он был рядом со мной двадцать четыре часа в день семь дней в неделю. Он научился ходить на охоту так, что поймать живность и вернуться ко мне так быстро, как только возможно.

Я отрастила челку, и она закрыла правый глаз. Больше я не носила повязку, не видя в ней смысла. Как бы я не хотела, но мне пришлось научиться использовать гендзюцу. Моя повседневная одежда состояла из коротких шорт и топа, не прикрывающего живот. От топа к шортам шел участок сеточки. Волосы я перестала завязывать в хвост, на ногах были высокие сапоги на шнуровке почти до колена, а на руках я теперь носила перчатки без пальцев в лучших традициях Какаши-сана. Я не забыла никого и клянусь сама себе, что непременно вернусь к родным.

— Ты идешь?

Я посмотрела на Арджена и кивнула. Сейчас мы направляемся на границу страны Водопада. Стали поговаривать, что там видели преступную организацию, в простонародье известную как Акацуки. Если верить слухам, там уже есть Хидан, Дейдара,Сасори, Какузу, Кисаме, Пейн и Конан. Я намерена познакомиться с ними поближе и «попросить» не творить беспредел в этих краях.

Дорога заняла не меньше недели, но мы уже близки к цели.

Вдруг волк зарычал и я остановилась. Перед нами появился не кто иной, как Хидан с косой.

— Пф, прозвучало, как Смерть с косой!

Я позволила себе незаметную улыбку, но капюшон не скрывал нижнюю часть лица, так что поклонник Джашина заметил мою улыбку. И, разумеется, принял ее на свой счет.

— Х*ли ты лыбишься?! Ох*ела, что ли?!

— Тебе какое дело? — спокойно спросила я.

— Нех*р ржать, проститутка!

Оу, а вот грубить мне не надо. Сейчас было жарко, так что плащ был распахнут, открывая вид на топ и шорты. Грудь пересекали перевязи с кинжалами, на плече висел небольшой рюкзачок, а за спиной было копье. Капюшон по-прежнему скрывал лицо.

— Мне четырнадцать, пид*р слепошарый.

— Не п*зди! Будто четырнадцатилетняя девка может быть шл*хой.

— За базаром следи, оху*вший пиз*абол. Вас че, в Акацуки, манерам них*я не научили? Хотя да, нах*я преступникам учить этикет. Оху*вшие необразованные пиз*аболы. Куда катится этот мир…

— Сейчас допиз*ишься, с*ка. Вы*бу нах*й и убью, во имя Джашин-сама.

— Попробуй, болтливый пид*рас.

Он оскалился и ринулся на меня, но я была готова. Скинув рюкзачок, я уклонилась от ожидаемой атаки косой, и нанесла удар ногой в ответ. Хидан не смог его даже заблокировать, поэтому улетел в дерево, ударяясь спиной о ствол. Поднявшись, он выругался и скинул с себя плащ с красными облаками. Я не стала повторять за ним и стояла неподвижно, ожидая следующей атаки, улыбаясь дразнящей улыбкой.

— Не смей, бля*ь надо мной смеяться!

— Не смей сдерживаться, Хи-чан, — задорно произнесла я, подражая его тону, но улыбка на лице меняла все.

Утробно зарычав, блондин кинулся на меня. Я лишь посмеялась над его горячностью и, шутя, уклонялась от его легко предвидимых атак. Он только сильнее взбесился, когда я запрыгнула на ветку дерева и сделала один из элемента восточного танца. А если быть точнее, подвигала бедрами, а после показала джашинисту язык, и прыгнула на другое дерево, свистнув Арджена. Он только покачал головой, но последовал за мной.

— Не сбежишь, бля*ь, — послышался рев позади, а я лишь улыбнулась. План по завлечению одного из Акацуки удался.

Мы пробежали почти весь лес, когда у меня на пути возник Какузу. А вот это не по плану.

— Ты же сама говорила, что они ходят парами.

— Точно, мы с Тамарой ходим парой. Только здесь мы с Хиданом ходим парой, ага, — съязвила я вслух. Стоп, вслух?!

Да, так и есть. Теперь за мной гнался не только Хидан, но и Какузу. Ладно, первый, я его взбесила, но что от меня хочет второй?

— Скорее всего, ты его тоже взбесила словами про пару, — хохоча, ответил мне Курама.

— Вот тебе смешно, а я теперь должна продумывать новый план. Это же пиздец какой-то! Это же надо вслух ляпнуть!

Вскоре мы выбежали на открытую местность, но впереди было ущелье, и я решила использовать его по-своему. Прокусив палец, я сложила печати и прокричала Акацукам:

— Из-за вас, сволота, мне придется призвать этого халтурщика. Если что, виноваты вы! Техника призыва!

В небе раздался хлопок, а я остановилась и повернулась лицом к Какузу и Хидану. Те, заподозрив неладное, тоже притормозили. Я издевательски показала язык. Когда те двое сорвались с места, я вытянула руку вверх и свистнула. Послышалось хлопанье крыльев и Акацукам пришлось пасть предо мной ниц, ибо над ними пронеслась огромная тень. Секунда, и я взмываю вверх, рука в плену когтей, а на лице широкая улыбка. Успел.

— Арджен, двигайся к обозначенному месту, — не слишком громко произнесла я, но знала, что он меня услышит. До места лететь не очень долго, так что можно немного передохнуть.

END POV Наги

POV Лидер

Весьма примечательное здание, сокрытое густым лесом уже два года служило базой для нашей организации, Акацуки. Вот-вот должны вернуться шиноби, что уходили на задания и я уже слышу Хидана:

— Хуевый из тебя помощник! Эта блядина съебалась, а мы не смогли ее поймать! Че делать-то теперь?! Я не прощу эту суку за те слова, что она сказала! Хули ты не пришел мне на помощь раньше?! Если бы ты не прятался, мы бы эту тварь поймали!

— … — Какузу что-то ответил, он всегда отвечал спокойно. Но, что бы он ни сказал, Хидана это раззадорило еще сильнее.

— Да какого хуя вообще эта выпендрежница ввязалась со мной в драку?!

— Хочу напомнить, что ты ей даже никакого урона не нанес, — спокойно ответил Какузу, стуча в дверь.

Хм, они уже приблизились к кабинету, а Хидан продолжает орать? Что-то новенькое. И о ком они?

— Войдите.

Так и есть, Хидан чем-то не доволен. Он и раньше был чем-то недоволен, но чтобы выражаться у меня под дверью…. Такого еще не бывало. Надо бы выяснить, кто вызвал такой всплеск… кхм, красноречия у верующего. Судя по всему, какая-то девушка смогла взбесить язычника.

— Вы выполнили задание?

— Да, — ответил Какузу. — Мы бы вернулись раньше, но задержались вот из-за этого, — он кивком головы показал на все еще недовольного джашиниста.

— Да с хуя ли?! Это не из-за меня, а из-за той блядины!

— О ком ты говоришь, Хидан?

— На пути сюда мы встретили девушку, — начал объяснять Какузу, так как Хидан не был способен. Какузу зашил ему рот.

— И? Обычную девушку, и не смогли с ней справиться?

— Не совсем обычную, Лидер. Она будто предвидела атаки Хидана и уклонялась, будто играя. Такого еще не было.

— А где был ты, Какузу?

— Я не вмешивался, предоставляя возможность Хидану самому с ней разобраться.

— И, где она сейчас?

— Съебалась!

М-да, кратко, емко и по существу. Хотя, если судить по Какузу, он был солидарен с напарником. Неужели есть та, что смогла обвести этих двоих вокруг пальца?

— Как она выглядела?

— Как шлюха, — снова высказался Хидан, и Какузу зашил ему рот снова, но уже по-другому.

— На ней были шорты, топ, длинный плащ с капюшоном, скрывающим лицо, и сапоги. На плече у нее был рюкзак, а за спиной было копье. На руках перчатки без пальцев. На груди были перевязи с кинжалами. Оружия такого вида я еще не встречал. Так же она сказала, что ей четырнадцать, — доложил казначей.

— Вот значит, как? Как она скрылась?

— Она воспользовалась техникой призыва.

— Что за животное это было?

— Я не уверен, но скорее всего грифон.

— Говоришь, она сильна…. А что на счет принадлежности к деревне? Какой на ней был протектор?

— На ней его не было, Лидер.

— У меня для вас новое задание. Вы двое единственные, кто видел ее. Найдите ее и приведите ко мне. Живой.

— Она может быть где угодно.

— Вы должны ее найти…. Хоть все пять стран переройте, но найдите мне ее.

— Вы обо мне? — вдруг раздался задорный девичий голос со стороны окна.

Я повернулся и увидел ту, за которой хотел послать Хидана и Какузу. Это была даже не девушка, а еще ребенок. На губах ребяческая улыбка, небольшой рост, грудь почти отсутствует. Если присмотреться, в ней не больше ста шестидесяти сантиметров. Теперь было видно, что ей действительно всего четырнадцать.

— Это она? — покосился я на Хидана и Какузу.

Какузу просто кивнул, не отрывая взгляда от девочки. Хидан убрал нити Какузу и вытащил косу, намереваясь, напасть на улыбающуюся девчонку.

— Кто ты?

— Я? А это важно?

— Должны же мы знать, чье имя вычеркивать из книги Бинго, — произнес Какузу, выпуская из рук нити.

— Хм, книга Бинго, говоришь, — вдруг посерьезнела девочка, но после снова улыбнулась и беззаботно продолжила: — Ну, вряд ли моя мордашка там есть!

— Более чем уверен, что есть. Сдав твой бездыханный труп в нужное место, я пополню казну организации, — протянув нити к девочке, произнес казначей.

Оказавшись довольно близко к девочке, нити попытались схватить ее, но та легко перепрыгнула через них, делая сальто через себя и приземляясь за нашими спинами.

— Мне жаль, но твоим планам не сбыться, Каку-чан. Понимаешь, я не могу умереть.

— Ты что, бессмертная?

— Нет, но мне нельзя умирать. Я, конечно, не такая, как Хи-чан, но я не умру и это точно…

— Ты сдохнешь прямо здесь и сейчас! От моих рук, бля*ь подзаборная, — заорал Хидан и побежал на девочку.

— Ты ошибаешься, Хи-чан. Бедняжка, совсем не ведает, что творит, — посочувствовала она, уклоняясь от атаки. Она еще ни разу не достала оружие и не напала. — Я бы помогла тебе,… но не хочу.

Последние слова она сказала ледяным тоном, и я увидел, как в тени капюшона сверкнул шаринган. Но необычный шаринган. Разглядеть его я не успел, но он точно не совсем обычный.

После этого Хидан начал материться и стукаться о стены, вопя:

— Включите свет, бля*ь, она же сбежит! Хули вы молчите?!

— Какузу.

— Хидан, прогони чакру по каналам. Это гендзюцу.

— Не помогает нихуя!

Я перевел взгляд на его противницу и увидел уже не безобидную девочку, а опасного хищника. На тонких губах больше не было улыбки, ее сменил оскал.

— Это непростое гендзюцу. Он будет пребывать в иллюзии до тех пор, пока я не прекращу его мучения. Я хочу встретиться с вашим лидером.

— Он перед тобой, — ответил я, но она лишь покачала головой.

— Врать нехорошо, Нага-чан. Ты же понял, о ком я говорю. Их ты можешь дурить, сколько влезет, но меня ты не обманешь. Позови его, Нага-чан. Я хочу лишь поговорить…

— Лидер, что здесь происходит, хм? — открыв дверь, спросил Дейдара.

Девочка тоже повернулась в ту сторону, и мягкая улыбка тронула ее губы. Подрывник посмотрел на нее, и в его глазах мелькнуло узнавание.

— Наги-сама?!

— Привет, Дей-чан. А я вот тут к тебе в гости….

Не дослушав, подрывник подбежал к ней и подхватил на руки. Все, и я в том числе, застыли с открытыми ртами. Еще не было такого, чтобы Дейдара с такой радостью обращался к кому-то.

— Спусти меня на землю, Дей-чан.

— Простите, Наги-сама. Я просто не поверил, что вы действительно пришли.

— Дейдара, вы знакомы?

— Да, Лидер. Наги-сама наставила меня на путь истинный, хм.

— Когда вы успели познакомиться?

— Еще до того, как я вступил в организацию.

— Ты не рассказывал ничего подобного, Дейдара.

— Наги-сама приказала не рассказывать никому, что я видел Наги-сама.

— Заебали пиздеть, суки! Включите этот ебаный свет!

— Наги-сама, вы использовали на нем это? Он чем-то разозлил вас?

— Просто решила посмотреть на слепого котенка по имени Хи-чан и посмеяться, — задорно произнесла девушка, и шаринган погас.

— Херли вы с ней пиздите?! Уебать ее нахуй и дело с концом!

— Не смей трогать Наги-сама, или я подорву тебя, хм.

— Ничего, Дей-чан. Хи-чан уже не раз пытался дотянуться до меня, но его попытки не увенчались успехом, как видишь. На мне ни царапины.

— Чего ты хочешь?

— Я уже дала понять, что мне нужно, Нагато-чан. Мне нужно с ним встретиться. Лично.

— Здесь нет того, кого ты ищешь.

— Тогда где он, Нага-чан?

— Я не понимаю о ком ты.

— Хм, — ухмыльнулась девчонка. Потом улыбка пропала. — А теперь харэ ебать мне мозг, пока я вам его не взорвала нахуй. Вам меня не наебать. Никому из вас.

Тут меня поразила догадка. Дейдара назвал ее Наги. Неужели она та самая…

— Если ответишь на вопрос, я, возможно, подскажу тебе, где тот, кто тебе нужен.

— О, так бы сразу. Я слушаю твой вопрос, Нага-чан, — снова улыбнулась она, а я попытался заглянуть в тень, что скрывала лицо девчонки.

— Твое имя Узумаки Наги?

Улыбка с ее лица сползла, и она поджала губы. Неужели я угадал? Потом ее улыбка вернулась, но она была мягче, чем была до этого.

— Если ты так хочешь, чтобы я была ею, — проговорила она, медленно снимая капюшон, являя взгляду красные волосы, и поднимая на меня взгляд, — то ты угадал, Нага-чан.

Передо мной действительно была Узумаки Наги. Девочка, сбежавшая из Конохи три года назад. И тогда же ее лицо появилось в книге Бинго. Награда за нее была внушительная. Ходили слухи, что она погибла, но Коноха настаивала на обратном. И теперь я вижу, что Хокаге был прав. Она не мертва.

— Ты очень быстро соображаешь. Я ответила на твой вопрос, Нага-чан. Ты доволен ответом? Твоя очередь выполнять свою часть сделки.

— Я не клялся отвечать на вопросы конохской беглянки.

Она нахмурилась, а ее левый глаз прищурился. Она смотрела долго, будто заглядывая в самую душу. Я не отводил взгляда, а она вдруг хмыкнула и выдала:

— Давай заключим пари.

— Пари?

— Да. Если я смогу победить одного выбранного тобой бойца — ты скажешь мне, где тот, про которого я спрашивала.

— А если проиграешь?

— Это, конечно, вряд ли, но если такое вдруг произойдет, ты скажешь мне одно свое желание. И, чур, ничего пошлого, — пригрозила она мне, пальчиком, шаловливо улыбаясь.

Я задумался. Кисаме и Конан еще не вернулись, а эта троица явно не сможет ее одолеть. Мой взгляд упал на Сасори. Кукольник стоял чуть в стороне от Дейдары. Убить его можно только пронзив настоящее сердце.

— Ладно, но бой будет проходить снаружи. Еще не хватало, чтобы вы разнесли здание организации.

— Мудрое решение, Нага-чан.

— Мое имя Пейн.

— Да брось шутить, Нага-чан, — рассмеялась она и покинула кабинет через окно. Двери явно не для нее.

— Все на выход, — посмотрел я на остальных, и мы покинули кабинет, а затем здание.

Девчонка стояла в тени дерева и что-то говорила волку, время от времени хмурясь. Потом она отдала волку какой-то приказ, и животное убежало.

— Ну и, кто твой гладиатор, Нага-чан? — снова задорным голосом спросила она, смотря мне в глаза.

18+

Пять лет спустя — Наги-чан, спускайся, за тобой уже Какаши-кун пришел! — Иду! Поправив челку, я надела хитай, прикрыв им правый глаз и поспешила вниз. За эти пять лет я смогла измениться. Больше не было слез и истерик, были лишь безразличие и спокойствие. Жители деревни не трогали ни меня, ни Нару. Я получила звание генина в возрасте десяти лет, и сегодня у меня будет распределение. Какаши-сан тренировал меня с того самого дня, когда Минато-сан мне предложил тренировки с его бывшим учеником. Теперь я владею несколькими техниками Фуутона, Суитона, Райтона и некоторыми Катона. Огонь, как я думаю, у меня из-за того, что Курама запечатан во мне. Внешне я почти не изменилась. Разве что волосы отрасли до середины икр, немного прибавила в росте да еще так, по мелочи. Волосы я завязывала в хвост или оставляла ниспадать по спине. Совсем редко заплетала в косу. Кушина-сан тоже постоянно ходила с хвостом, потому как ее волосы уже доросли до земли. Наши тренировки по фуинам и печатям продолжались до сих пор, а вот Какаши-сан уже отказывался тренироваться со мной, ссылаясь на то или другое дело, лишь бы не валяться в пыли на полигоне. Хотя я и была только десятилетней девочкой, я могла свалить его, а ему это удавалось не всегда. Иногда я ненавидела свой маленький рост, а иногда была благодарна ему, так как Какаши-сан не мог меня поймать. Время от времени я скучала по своим ста семидесяти семи сантиметрам, но теперь это в прошлом, и вспоминать об этом не стоит. И прошлая я тоже в прошлом. В Академии я была ниже всех остальных. Хотя я и пробыла на Драконьей Горе довольно длительное время, я почти не выросла. Я была даже ниже своих сверстников, из-за чего меня прозвали коротышкой. Меня называли так все чаще, а имя будто забыли. Я бесилась, но ничего сделать было нельзя. С тех пор у меня комплекс, и, следовательно, отработан рефлекс. Если кто-то насмехается над моим ростом, я сбиваю нахала с ног и заламываю ему руку, смотря на него сверху вниз. Гардероб тоже претерпел небольшие изменения. Теперь в нем были не только кимоно, но и шорты, футболки, легкие сарафаны. Сегодня на мне были шорты, укороченное кимоно с широкими рукавами, бинты от лодыжек до середины икр и стандартные сандалии шиноби. Бинты были еще на правом бедре, вместе с футляром для сюрикенов. Я спустилась и увидела на кухне не только Кушину-сан и Какаши-сана, но и Нару. В свои пять лет он уже был мне по грудь. Еще немного и он перегонит меня в росте. — Всем доброго утра~… — Утречка, На-чан! Ты не забыла, что сегодня за день? — Нет, не забыла. Как вернусь домой, пойдем на тренировку. Нару засиял, как начищенная монета и принялся уплетать завтрак за обе щеки. Он любил тренироваться и постоянно приходил меня будить, чтобы потренироваться хотя бы пять минут. Я понимала его рвение и никогда не ворчала, что даже поспать не дают. Мелкая тоже любила меня будить, когда я еще училась в школе. Только она будила меня, чтобы я не проспала завтрак и не ушла в школу голодной. Сейчас Нару в том возрасте, когда ты уже не маленький, но еще и не взрослый. Ты хочешь уметь защищать не только себя, но и дорогих тебе людей. — Спасибо за еду. Идемте, Какаши-сан. Кстати, вы же могли не заходить за мной. — Мог, но сенсей попросил отвести тебя в Академию. — Я что, маленькая что ли? Заблужусь? — Н-нет, он просто заботится о тебе. Меня не надо называть не только маленькой, но и просто подразумевать, что я еще маленькая девочка. В моем присутствии лучше не употреблять такие слова, как: маленькая, микроскопическая, мелкая, крошечная, низкая, «Я тебя не заметил/а» и другие слова, указывающие на разницу в росте. — Хм, ладно. Мы ушли! — Удачи на распределении! — Возвращайся скорее, На-чан! Мы вышли из дома и клон Какаши-сана развеялся. Я хмыкнула и пошла в сторону Академии в одиночестве. Жители старались не попадаться мне на пути, и я была им за то благодарна. Не хотелось еще с кем-нибудь столкнуться. Зайдя в нужную мне аудиторию, я с удовольствием заметила, как остальные посторонились от моего возможного маршрута до своего места. Я сидела в самом углу аудитории за последней партой. Оттуда мне было видно всю аудиторию, как на ладони. — Итак, все по местам! Сегодня вы покидаете стены Академии, но надеюсь, что вы не забудете своего учителя и будете меня хоть изредка навещать. — Конечно, сенсей! Я, молча, смотрела на это все и молилась, чтобы это поскорее закончилось. — Итак, команда номер один… Смотря в окно, я толком не слушала учителя, пока он не дошел до команды номер девять: — Эта команда будет состоять из двух человек и одного сенсея. Итак, Узумаки Наги и Амэтора Юки. Ваш сенсей… хм, весьма неожиданно. Ваш сенсей – Орочимару. Картина Репина – «Приплыли»… Так вот почему Минато-сан не сказал, кто будет моим сенсеем. Еще и загадочно так улыбнулся…. Теперь я понимаю, в чем смысл этой его улыбки. — Вот им не повезло… — Ага. Родители говорили, что ему доверять нельзя. Он совершал какие-то запрещенные опыты над людьми. — Он же и их на опыты пустит… — Не повезло ему. — В смысле? — Юки-кун будет в одной команде с двумя психами, – прошипел какой-то смельчак. – Ладно, экспериментатор, так еще и эта коротыш… — Тише, она может услышать, – шикнули на него, но было поздно. Я его услышала. — Что ты там сказал, отрыжка Джуби? – спросила я, поднимаясь с места. — Так ты здесь? А я и не заметил такую малявку за последней партой. Наверное, парта слишком высока для такой коротышки. — Ну, все, он нарвался. — Угу… Я приближалась медленно, давая время смертнику на то, чтобы спасти свою жалкую жизнь, но мой широкий жест был проигнорирован. Ну что же, пусть не жалуется потом… Я сократила расстояние между нами до трех метров, делая колесо и ударяя ногой ему по голове. Он явно этого не ожидал, поэтому пропустил удар в голову и отлетел в сторону. Тряхнув волосами, я подошла к нему и наступила ему на грудь ногой. — Тебе повезло, что сегодня последний день, когда я буду наблюдать твою дебильную рожу. Если я увижу тебя вновь, ты лишишься минимум половины зубов и будешь неделю писать, пардон, с кровью, так как я отобью тебе все внутренние органы. Ну что, повезло тебе сегодня, м? — Д-да… — И не просто повезло, а просто сказочно повезло, не так ли? — К-конечно… Я хмыкнула и прошла на свое место. В полной тишине раздались хлопки, и я посмотрела на их источник. Тот самый Амэтора Юки, которому посчастливилось оказаться «в команде с двумя психами». — А он ничего такой. Чувство юмора у него явно есть. — А уж, какие дети у вас будут… — Это да…. Стоп, что ты сказал, рыжий комок шерсти?! — Опять даешь мне странные прозвища, малявка?! — Это кто здесь микроскопическая фасолина, которую от земли не видно?! — Я этого не говорил, но спасибо за идею. — Г-р-р-р… Наставники забирали своих подопечных и, в конечном итоге, остались только мы с Амэторой. Он пересел ко мне за последнюю парту и протянул руку, проговорив: — Давай знакомиться. Я Амэтора Юки. Можно просто Тора. — Узумаки Наги, – ответив на рукопожатие, произнесла я. – Можно просто Наги. Последующий час мы проговорили и много нового для себя открыли. Оказалось, он потомок клана Юки. Но сомнения у меня появились. У него были женственные черты лица, короткие голубоватые волосы и зеленые глаза с вертикальным зрачком. Орочимару так и не пришел даже спустя час, и у меня начали сдавать нервы. — Вижу, мои подопечные неплохо сблизились, – раздался голос с некоторыми шипящими нотками со стороны окна. – Чего расселись? Отрывайтесь от сидений. Жду вас на крыше. Змеиный саннин исчез, а я лишь цокнула языком и подошла к окну. Обернувшись, я увидела, что Тора не сдвинулся с места, удивленно наблюдая за мной. — Ты чего? — Ты что, из окна решила выброситься?! — С чего ты взял? Я просто хотела взобраться на крышу вверх по стене. — Тогда я по лестнице. У меня пока не очень хороший контроль чакры. Встретимся на крыше, – махнув мне рукой, Тора поспешил к лестнице. — Как-то это нечестно, получается, – поделилась я с Курамой, взбираясь на крышу. — Что именно? — Ну, меня Кушина-сан, Минато-сан и Какаши-сан тренировали, а у Торы-куна никого не было… — Да забей. — Тьфу на тебя, лисяра бесчувственный! Забравшись на крышу, я совершила сальто и села на ступени. — Ты долго, Наги-чан! — Извини, Тора-кун, – улыбнулась я. — Ну что же, начнем наше с вами знакомство — Может, вы нам сначала о себе расскажете, Орочимару-сенсей? — Хм, мое имя Орочимару Но Хэби, я являюсь одним из троицы саннинов. Что мне нравится, а что нет, вас не касается. Хобби – заниматься экспериментами и изучать новые техники. Мечта, – он на мгновение замолчал. – Мечты нет. Ваша очередь. — Мое имя Узумаки Наги, – начала я, заметив, что Тора молчит. – Нравится помогать Кушине-сан по хозяйству и тренировать Нару. Не люблю, когда меня недооценивают, называют м-маленькой и намекают на мой рост и возраст. Хобби – заниматься с Кушиной-сан фуин-печатями. Так же изучать особо убойные техники. Кое-какая часть у меня уже есть в арсенале. Мечта – превзойти всех Мастеров Узумаки по печатям и стать первой, кто сможет объединить биджу с людьми. — Хм, интересно, – протянул Орочимару, сверкнув глазами. – Теперь ты. — Меня зовут Амэтора Юки. Люблю помогать людям и быть полезным. Не люблю, когда кого-то притесняют и пытаются обидеть как словами, так и действиями. Хобби – тренироваться и заниматься самосовершенствованием. Мечта – стать сильнейшим шиноби и возглавить АНБУ, как мой отец. — Какие вы оба интересные, – ухмыльнулся сенсей. – Я уже не жалею, что согласился на это. Что же, завтра жду вас на седьмом полигоне в шесть утра. С собой, желательно, ничего не брать. Все, можете идти. Он исчез в Шуншине, а мы переглянулись, и дали друг другу пять, улыбнувшись. — Ну, встретимся завтра. — Ага, не опаздывай! — Сам не опоздай, Тора-кун! Мы разошлись по домам. Стоило мне войти на территорию особняка Хокаге, как меня сбил с ног один блондинистый ураганчик. — На-чан, с возвращением! — Ох, Нару, сбивать меня с ног было вовсе не обязательно. Я же могла отбить себе все мозги… — Которых у тебя нет, – съехидничал Лис. — Закрой пасть, рыжий воротник! — Что, правда глаза колет, малявка?! — Заткнись, блядь! — А что если не заткнусь?! — Получишь у меня! Верну опять ту канализацию, и сиди там в воде по самое… — Эй, я же пошутил! Наги, выключи эту воду! Наги! Я фыркнула, но прекратила поливать водой одного наглого демона, который иногда забывает, что, пока он в клетке, я могу залить его водой, так как подсознание, в котором он устроился со всем комфортом – мое. — На-чан, пошли? — Конечно, идем, – улыбнулась я Наруто, а мысленно произнесла, обращаясь к Лису: – Мы с тобой еще не закончили, наглый Демон-Лис. — Да-да, конечно, – пофыркал Курама, явно недовольный тем, что познакомился настолько близко с водой. – С тобой, кстати, ящерица-переросток пытался связаться. — А раньше ты сказать не мог?! — Я хотел, а ты начала меня водой поливать, малявка-истеричка! — Хочешь повторить сеанс водных процедур?! – прорычала я. — Откажусь, пожалуй! Я бы удивилась, согласись он еще раз принять ледяной душ. На счет ящерицы-переростка – отдельная история…. И на счет Драконьей Горы тоже, но давайте все по порядку. Все началось… Три года назад Семилетняя девочка стояла на полигоне и терпеливо ждала прихода своего наставника, который по совместительству являлся Хокаге деревни Скрытой в Листве. Раздавшийся позади хлопок заставил девочку вздрогнуть и, выхватив кунай, повернутся в сторону возможного противника. Однако увидев, кто появился на полигоне, она едва заметно улыбнулась и убрала кунай в подсумок. — Минато-сан… — Увы, ты ошибаешься. Я лишь его клон. Оригинал слишком занят в резиденции. Ты уж не обижайся. — Я все понимаю, ничего страшного. Работа Хокаге намного важнее и отнимает много сил. — Вот и славно, – улыбнулся Минато-клон. – Мне поручено обучить тебя призыву… — Что, неужели жабы? – поморщилась Наги, передернув плечами. – Вы же знаете, что я терпеть не могу жаб. Они же такие… мерзкие… — Вовсе не обязательно, что у тебя тоже будут жабы, – несколько обиженно протянул блондин, с легким укором смотря на девочку. – У Кушины, к примеру, боевые хорьки. И вообще, у клана Узумаки, насколько я понял, есть свой особый призыв. — Извините, – пристыжено пробормотала девочка, повесив голову. — Ничего, – лучезарно улыбнулся мужчина. – Чтобы узнать свой призыв, надо сложить печати. — И что потом? — Тебя перенесет к тем призывным животным, которые согласятся на твой призыв. Однако будь осторожна, животные иногда бывают против вторжения на их территорию. — Я поняла и буду осторожна, – серьезно кивнула Наги, складывая нужные печати. Хлопок и на месте девочки уже никого нет. Блондин сел в позу лотоса в тени деревьев и принялся ждать. Мир призывных животных. — И куда меня занесло? – пробормотала Наги, оглядываясь по сторонам. То место, где она оказалась, не было похоже ни на что, о чем говорил Минато. На мгновение Наги показалось, что она вообще никуда не переместилась, но то, что она увидела в следующий момент, развеяло все ее сомнения. В небе парил самый настоящий дракон! И не просто дракон, а небывалых размеров и невероятной красоты зверюга! — Ого~! Никогда ничего прекраснее не видела… — Захватывающее зрелище, не так ли? — Ага~…. Стоп, а ты кто?! Повернувшись в сторону собеседника с явным намереньем набить кому-нибудь морду, Наги замерла на месте. Рядом с ней стоял кот, но не совсем обычный. Этот кот стоял на задних лапах, раз, он был одет в легкую броню, а за спиной у него была катана, два, и он говорил, три! — К-кто т-ты т-такой…? — Мое имя Неро, я – баканэко, если ты об этом. А вот что здесь делает человеческий детеныш, это уже интересно…. Пойдем. — К-куда? — К Старейшинам, разумеется. Да не трясись ты так. Я не обижаю детей. Пошли. Наги последовала за странным котом и спросила: — А почему здесь еще и драконы обитают? Вы их не боитесь? — Этих ящеров-переростков даже наши котята не боятся, – фыркнул баканэко. – Все, мы пришли. Заходи. Они стояли перед входом в пещеру, и Наги несмело шагнула вперед, ожидая подвоха. Но его как такового не последовало, поэтому девочка осмелела и шагала вперед уже без опаски. Неро шел рядом с ней и остановился рядом с большими дверьми. Рядом с дверью стоял не то привратник, не то охранник, но он о чем-то переговорил с Неро и кивнул. Неро качнул головой и привратник отошел. Повернувшись к Наги, Неро произнес: — Оба Старейшины готовы с тобой поговорить, заходи. — А ты со мной не пойдешь? — Нет, я подожду здесь. Мне запрещено заходить внутрь. Иди, тебя уже ждут. Наги шагнула внутрь и двери бесшумно закрылись за ее спиной, отрезая все пути к отступлению. — Кто ты, дитя, и как здесь очутилась? – раздался грубый голос, но в нем не было угрозы. Лишь любопытство. — Мое имя Узумаки Наги. Минато-сан показал мне печати для призыва, и я переместилась в ваш мир. — Так ты шиноби? – удивленно спросил другой голос, но он звучал более мягко и приятно ласкал слух. – Такая маленькая, а уже боец… — Это кто это здесь мега-ультра мелкая мини-фасолина, что даже от земли не видно?! – взвилась девочка, выведенная из себя словами незнакомца. В ответ раздались звуки смеха двух голосов, отчего девочка разозлилась еще больше. Она их не видит, а они ее видят! Так ладно это, но они еще и смеются над ней! Стоило ей об этом подумать, как в зале вспыхнули факелы и челюсть Наги медленно, но верно устремилась навстречу полу. Огромный зал освещало множество горящих факелов, а у дальней стены лежал воистину громадный белый дракон! Рядом с ним сидел один из баканэко и смотрел на Наги с отеческой теплотой во взгляде. — Извини, что мы посмеялись над твоей реакцией, детка, но злишься ты действительно занятно, – прогрохотал дракон, снова давясь хохотом. — Рада, что рассмешила вас, – съязвила Наги. – Давно мечтала поработать шутом! — Ты не злись на него, дитя, – мягко произнес баканэко. – Он никогда не умел ладить с теми немногими людьми, с которыми его племя имело договор. — Ну, знаешь, – несколько обиженно протянул здоровяк, а потом перевел взгляд на Наги. – Что до тебя, детка, то ответь на вопрос. Что было раньше: дракон, или пламя? Наги на мгновение задумалась, а потом нежно улыбнулась, ответив: — Этот круг не имеет начала и конца. — Достойный ответ, – удовлетворено склонил голову дракон. – До тебя так ответила лишь та, с кем был наш последний договор. Она тоже была из того же клана, что и ты. Да и ауры у вас схожи… — Неужели вы говорите про…. Узумаки Мито-сама?! — Да, малышка Мито была чудесной девушкой, – подал голос баканэко. – Однако хватит о прошлом. Ты же пришла за договором о призыве, не так ли? — Да, вы правы… — Мое имя Арэта. Я – старейшина баканэко и их предводитель. — Мое имя Эльден. Я – старейшина драконов и, соответственно, их предводитель. Выбор за тобой. — Выбор? — Ты должна выбрать, с каким из наших народов ты подпишешь договор, – объяснил Арэта. — А с вами обоими я не могу подписать договор? Эльден и Арэта рассмеялись, решив, что девчушка шутит, но увидев ее насупленное лицо, полное решимости, прекратили смеяться, удивленно посмотрев на Наги. — Ты это серьезно?! Но ведь сосуд обычного шиноби не может… — Подожди, Арэта, – прервал баканэко дракон, пристально глядя на Наги. – Она не совсем обычный шиноби. — Что ты имеешь в виду, говоря такое? Подожди, она же не может быть, как… — Почему нет? От нее веет той же силой, что была у Мито, – серьезно проговорил Эльден, неотрывно наблюдая за Наги. – Кто ты на самом деле, девочка? — Я, Узумаки Наги – джинчурики Девятихвостого Демона-Лиса по имени Курама. — Так вот что я почувствовал, когда ты вошла в Зал. Арэта, она такая же, как Мито. В этом нет сомнений. — Вот оно что…. Если это так, то ты вполне сможешь вызывать нас обоих. Клык, Хвост. В Зал вошло двое. Один из них был баканэко, а вторым был небольшой дракон. Ну, небольшой по сравнению с Эльденом. — Вы звали нас, Арэта-сама? — Да, звал. Принесите свитки договора о призыве. — Наш или драконов? — Оба. — Но… — Я сказал, оба! — Будет исполнено. И баканэко, и дракон покинули Зал, а Наги посмотрела на Старейшин. — Как только ты подпишешь договор, ты сможешь вызывать нас, когда захочешь. Так же, если сама пожелаешь, ты можешь обучиться Драконьему мастерству и боевому искусству баканэко. Для этого тебе лишь понадобится переместиться сюда, на эту Гору. — Вот как – задумчиво протянула Наги – А время здесь и время в моем мире различаются? Ну, течение времени здесь, и там? — Да, но я бы не сказал, что очень, – ответил Эльден. – Два года здесь, равны полтора-года в вашем мире. — Ого~… –протянула Наги, подсчитывая сроки. – Думаю стоит сюда наведаться. — Ты так стремишься стать сильнее, дитя, – подал голос Арэта, забирая свитки призывов. – Есть ли причина? — Есть, Арэта-сама, и очень веская. — И какая же? – тоже заинтересовался Эльден. — Должно быть это весьма примитивно, но я хочу уметь защищать себя и дорогих мне людей. Шиноби становится сильнее лишь тогда, когда ему есть что защищать. Эти слова были сказаны с такой непоколебимостью, что сомнений ни у кого не возникло. В единственном видном глазу горела такая решимость, что Старейшины прониклись. — Кстати, все хочу спросить, – подал голос Эльден. – Что с твоим правым глазом и почему я чувствую, что вокруг него несколько другая аура? — А вы глаз-алмаз, Эльден-сама – хмыкнула Наги, снимая повязку. Вместо голубого, как безоблачные небеса, глаза, он был красным, а помимо зрачка на радужке было три томоэ. — Это… — Шаринган, – закончил фразу Эльден, перебив Арэту. — Но ты ведь не из клана Учиха… — Это очень длинная история, – туманно произнесла Наги, надев повязку обратно, отводя взгляд и заведя руки за спину. — Так мы никуда не спешим, Узумаки Наги. Вздохнув, девочка села прямо на пол, скрестив ноги и начала рассказ. Под конец рассказа, был задумчив не только Арэта, но и Эльден. — Так ты говоришь, – медленно проговорил Эльден, тщательно подбирая слова, – что, не являясь Учиха, ты можешь использовать Шаринган? Наги кивнула и улыбнулась, увидев, как Эльден мотнул головой. Арэта же сидел прямо и обдумывал сложившуюся ситуацию. Пока эти двое приходили в себя, Наги успела подписать договоры с обоими народами и немного поговорить с Курамой. — Если вы не против, то я отправлюсь в свой мир, – немного погодя произнесла Наги. – Моя тренировка с Минато-саном еще не окончена. — Да, конечно, – медленно произнес Эльден, все еще пребывая в прострации. Пожав плечами, Наги сложила печати и исчезла. Появившись на поляне, девочка до полусмерти перепугала Минато-клона и усмехнулась, заметив, что прошло, не так уж и много времени. — Что-то ты быстро… — Подписала и вернулась – пожав плечами, ответила Наги. — На-чан, о чем задумалась? Голос Нару вывел меня из воспоминаний, и я посмотрела на него. На его лице была обиженная моська, и я улыбнулась, потрепав его по волосам. — Извини, ушла в себя и заблудилась, – отшутилась я, хмыкнув. – Пойдем? — Ага! Мы шли по улице, направляясь к полигонам, когда увидели Шисуи, Итачи и Саске. Причем последнего несли на закорках. Я припоминаю, что резня клана Учиха не состоялась, так как Минато-сан и Фугаку-сан вместе с Микото-сан и Кушиной-сан дружат семьями. По канону Минато и Кушина умерли, следовательно, клан Учиха лишился поддержки довольно сильного шиноби. Раньше я этого не понимала, но даже Фугаку Учиха, пусть он скрывает свои эмоции, может говорить от всей души и у него могут быть друзья. — Нии-сан, я бы мог продолжить, – обиженно протянул юный Учиха. — Нет уж, отото, – хмыкнул Итачи, неся брата. – Еще не хватало, чтобы каа-сан отругала нас обоих… — Ну да, – фыркнул Шисуи, насмешливо глядя на братьев Учиха, – а так попадет только тебе, Итачи. — На-чан, а чем мы займемся сегодня? – отвлек меня Нару, потянув за руку и демонстративно не глядя на надувшегося Саске. — Хм, посмотрим-посмотрим… – протянула я и решила ему немного подыграть. – Как насчет Техники Призыва? — Что, правда?! На-чан, правда, научишь?! — Если очень захотеть, – вспомнила я присказку из своего мира, – можно в космос полететь. Я положила ладонь ему на голову и растрепала ему шевелюру, с мягкой улыбкой посмотрев на его надувшуюся мордашку. Он не очень-то любил, когда кто-нибудь трогал его за голову. — На-чан, и я тоже смогу вызвать Неро?! — Все может быть, Нару. Но не факт, что ты попадешь к баканэко. Возможно, ты попадешь на гору Мебокузан. — А что это за гора? — Место обитания Жаб. — Жаб? – скуксился Нару. – Но они же… — Их призывает твой отец, Минато-сан. А у Кушины-сан – боевые хорьки. — А кого призываешь ты, На-чан? Ну, кроме баканэко? Я заметила, что Учиха тоже навострили ушки, и хитро улыбнулась. Еще не хватало, чтобы красноглазики услышали то, чего им слышать не следует. — Ты тоже красноглазая, – съязвил Лис, снова проникнув в мои мысли. — Только на один глаз,так что это не считается, – ответила я мысленно, а вслух проговорила следующее: — Давай об этом поговорим на полигоне. Мои призывные животные не любят показываться, когда вокруг много людей. — Обещаешь? — Даю слово, – улыбнулась я, видя довольную улыбку мальчика.

Строение тела

Формы оборотней наг, пять стадий морфности.

Из-за специфической анатомии змей сложнее представить антропоморфами, чем животных с конечностями. Примеры анатомии антропоморфных змей:

  • Покрытый чешуёй гуманоид, зачастую с вытянутыми конечностями и лицом. Например, чистокровные юан-ти из «Dungeons & Dragons».
  • Змееголовый чешуйчатый антропоморф. Например, раса ссраси из стратегии «Warlords Battlecry 3».
  • Тавр с мощным змеиным хвостом в качестве нижнего тела. Например, гибридная форма оборотней наг из Мира Тьмы.
  • Антропоморф-химера с змеями в качестве волос, языка, рук или хвоста. Например, полукровки юан-ти.

Некоторые расы имеют полностью змеиную анатомию, но человеческую речь, мышление или традиции. Некоторым добавляют лишнюю пару рук или несколько. Таковы орочи из карточной игры «Magic: The Gathering» и женщины-наги из вселенной Warcraft. В веб-комиксе «Crossworlds» статус наги в обществе зависит от количества рук: от неприкасаемых безруких и простолюдинов с одной парой рук до правителей с четырьмя парами рук. Часто змеи-персонажи разговаривают с характерным «змеиным» шипением; в фильме «Перси Джексон и Похититель молний» две змеи спорили с Гермесом, говорить ли им с шипением или нет.

Змеелюди Говарда

Основная статья: Змеиный народ (Роберт Говард)Версия от Marvel Comics.

На образ змеелюдей в современной фантастике сильно повлиял змеиный народ из рассказов Роберта И. Говарда, автора «Конана-варвара». Говардовские змеелюди впервые появились в рассказе «Королевство теней», опубликованном в 1929 году. Оттуда они перешли в Мифы Ктулху, так как Говард и Лавкрафт нередко писали рассказы о вселенных друг друга. С тех пор по разным причинам змеелюди Говарда вошли во вселенную Марвел, Masters of the Universe и некоторые другие произведения. По давности лет текст «Королевства теней» находится в общественном достоянии.

Змеелюди Говарда — древняя раса, владевшая Землёй задолго до появления людей. Ещё в мезозойскую эру они строили города, постигали тайны науки и магии. На пике цивилизации они были существами чистого интеллекта, живущими тысячелетия. Что именно заставило змеелюдей покинуть Гиперборею — остаётся загадкой. Когда они попытались возродить свою цивилизацию на Лемурии, конфликт с только что эволюционировавшими людьми оттеснил змеелюдей дальше на юг. Там они смогли создать Вторую Империю, однако через время — около миллиона лет — и она пала под давлением развившихся человеческих цивилизаций. 10 000 лет до н. э. пал последний город змеелюдей, и с тех пор история о них забыла.

В Мифах Ктулху остатки змеелюдей существуют и поныне, разрозненные и скрытые от человеческих глаз. Некоторые из них живут среди людей, принимая их облик. Другие начали пробуждаться от тысячилетней спячки, уверенные, что приближается конец света. Некоторые, дегенерировавшие от примеси крови людей или древнего проклятья, потеряли остатки интеллекта и превратились в примитивных безногих гадов. Часть цивилизации спаслась в Мире Снов, где они до сих пор поклоняются змеиным богам.

Именно змеелюди Говарда, лояльные последователи Сета, связали его образ со змеями в современной фантастике. В древнеегипетской мифологии его редко изображали с чертами змеи, и они не входили в его сферу влияния.

Dungeons & Dragons

Медузы
Образ фэнтезийной медузы, уродливой женщины со волосами-змеями, пошёл от мифологической горгоны Медузы и из фантазии Гэри Гайгэкса в первой редакции «Dungeons & Dragons». Медузы живут в отдалённых уголках мира и обращают в камень взглядом. Обычно это эгоистичные существа с извращённой страстью с искусству, каковым они считают свои «сады статуй». Не везде образ медузы отрицателен: некоторые руководства и миры (например, Эберрон) показывают их мрачным, но по-своему справедливым народом.
Коатли
Крылатые радужные змеи из D&D, обитающие на небесных планах и в дикой, необузданной природе. В длину коатли от четырёх до восьми метров, размах крыльев — от пяти метров. Это добрые и мудрые существа, избегающие насилия и приходящие на помощь нуждающимся. Их врождённые способности позволяют видеть души других существ — злые они или добрые, дисциплинированные или непокорные… Коатли способны становиться невидимыми, перемещаться между мирами, а их магический потенциал соразмерен с лучшими из чародеев.
Лилленды
Жительницы верхнего плана Исгарда, обители героев. Подобно нагам Мира Тьмы, лилленды из D&D наслаждаются искусствами и считают творчество самым большим сокровищем среди миров. Красивое полотно или мелодия для них важнее, чем золото и еда. Обычно миролюбивые, лилленды навсегда запоминают человеку вред, причинённый произведениям искусства или артисту, и будут преследовать его пока не отомстят. Другая причина появления лилленд в материальном мире — красота дикой природы.

Forgotten Realms

Последний император саррахов.

В ролевых книгах по миру Forgotten Realms рептильным расам посвящено отдельное руководство «Serpent Kingdoms». Оно даёт подробные описания рептильных рас, позволяет взять персонажу черту «змеиная кровь» (обозначая, что в роду были змеиные существа) и органические змееимплантанты. Оно также посвящено древней империи саррахов и следу, который они оставили в истории.

В древнейшей истории Фаэруна (внутреннее название Forgotten Realms) было пять рас-созидателей, среди которых — рептильные саррахи. Они построили первую цивилизацию задолго до людей и других рас-созидателей. Их продвинутая и быстро растущая империя расширялась на соседние земли, не встречая сопротивления у местных «варваров». Вскоре территория империи была столь огромна, что сами саррахи стали в ней меньшинством, роскошь которого обеспечивали рабы — младшие расы. Саррахи питались изысканнейшими из блюд и не утруждали себя никакой работой кроме исследований и искусств.

Традиция благородного рабовладения существовала у саррахов и до того, как империя стала расти. Но младшие расы их раздражали: дурно пахли, говорили на неприятных наречиях, их гладкая кожа была саррахам противна. К таким рабам нельзя было относиться иначе чем к низшим существам, и саррахи решили использовать свои достижения науки для создания совершенной расы рабов. Сначала они экспериментировали над эволюцией рептилий, потом — над скрещиванием их с гладкокожими гуманоидами. Одни эксперименты были провальными, но другие породили расы, которые до сих пор населяют Фаэрун и стремятся к змеиному идеалу — обществу, где рептилии правят, а гладкокожие прислуживают.

Юан-ти

Юан-ти были были лучшими созданиями саррахов, венцом творения. В жилах юан-ти течёт кровь людей, змей и самих саррахов. Внешность расы очень разнообразна: чистокровные юан-ти почти не отличаются от людей, полукровки — люди с мозаичными чертами змей, исчадия — огромные змеи с головой или руками человека. Редкий подвид, верховные правители анафемы, обладают клубком змей вместо головы. У юан-ти организованное общество, стремящееся к восстановлению власти рептилий. Они прибегают к помощи богов, демонов и других могущественных сущностей, но не позволяют делать себя зависимыми. Культура юан-ти обладает многими тайнами и совершенствуется: например, они разрабатывают технологию смешивания крови других существ со змеиной для создания новых гибридов.

Наги

Наги миров D&D — могущественные и опасные существа с телом змеи и головой гуманоида или монстра. Саррахи создали их хранителями, учёными и исследователями. Существует не меньше девяти видов наг, от прекрасных наг-хранительниц и водяных наг до чудовищных тёмных наг. Всем видам свойственна хитрость и врождённые магические способности, но в остальном они очень разные. Например, хранительницы посвящают свою жизнь охране красоты и благой атмосферы своих священных мест, тёмные наги плетут интриги, духовные — сеют зло ради удовольствия, а водяные отшельничают, лишь иногда подшучивая над смертными.

Офидии

Офидии — добровольные рабы юан-ти, наг и других змеиных рас. Они не очень сообразительные, так как всегда полагаются на указания повелителя, зато самоотверженны в бою и хорошо прячутся благодаря естественной мимикрии. Укус офидия несёт в себе змеиное проклятье: человек или другой гуманоид, чей организм не смог отразить чары, через несколько дней начинает покрываться чешуёй и за две недели полностью превращается в офидия. Его прошлая личность стирается, заменяясь желанием служить змеиному повелителю.

Почти все рептильные (но не драконьи) расы Фаэруна являются созданиями саррахов, но не все они змеиные. Например, ящеролюды были первым удачным экспериментом.

Другие расы из игр

Наги

Змеи-оборотни из Мира Тьмы, созданные быть идеальными убийцами. Их роль в природе — карать других оборотней, нарушивших свой долг. Мироздание противопоставило их оборотням, но благословило связью с чувственной водой, и это сблизило змей-оборотней с людьми. В Индии наги жили среди людей, изучали и развивали их культуру и часто становились правителями. Другие оборотни принимали наг за дремотных аристократов и богемных артистов, не зная об их истинной миссии.

После Войны Ярости, в которой волки-оборотни гару уничтожили почти всех остальных оборотней, наги были вынуждены скрываться. Теперь их считают вымершими.

Ссраси

Ссраси игры «Warlords Battlecry 3» обитают на южном континенте, который заморские народы только открыли, глубоко в джунглях. Конфликт ссраси и северян напоминает историю южноамериканских индейцев: ссраси обладают множеством сокровищ и тайн, которыми хочет завладеть Империя. Технологии расы находятся на уровне Бронзового века, но у них сильно развиты традиции мистицизма и дрессировки животных — динозавров. Воины ссраси сражаются отравленным оружием и ездят на рапторах, а жрецы способны насылать огонь. Самые мощные войска расы — трицераптопсы, тираннозавры и сам великий шаман-тавр Ирики.

В ролевой игре «After the Bomb» можно играть змеями-мутантами любой морфности, от животного по форме до антропоморфного гибрида и до человека с лёгкими чертами змеи. Параметры змей описаны только в дополнениях «Mutants of the Yucatan» (по Южной Америке) и «Mutants Dowb Under» (по Австралии), но не в основной книге.

В сеттинге российской настольной игры «Битвы Fantasy» упоминается раса змеелюдей гидросов живущих в Подземелье. Это исключительно злобные и коварные твари, которыми правят королевы. Пятеро из них сформировали боевую стаю «Гидра» и пошли на службу к Колдуну, в качестве наёмников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *