Насыщение пятью хлебами

Вопрос:

Каким образом Иисус Христос накормил 5000 народу 5 хлебами и 2 рыбами и ещё при этом осталось двенадцать коробов? Насколько я понимаю, Иисус сотворил всю эту еду из ничего как Бог? Или он привлёк изобилие Божие и сотворил эту еду из уже имеющегося света Божьего, так как Он благословил хлебы и посмотрел на Небо? Или это было как-то по-другому? Объясните мне этот момент, пожалуйста! С уважением, Меир Аhава

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Среди множества чудес, которые совершил Господь во время Своей земной жизни, чудесное насыщение пяти тысяч человек пятью ячменными хлебами и двумя рыбами имеет особое духовное значение. О нем повествуют все четыре евангелиста. Событие это находится в преемственной связи с некоторыми ветхозаветными чудесами (Исх.16:3; 3Цар.17:8-16; 4Цар.4:42-44). Люди Израиля, жившие ожиданием Избавителя, верили, что Мессия даст новую манну. Сугубая значимость этого чуда была в том, что оно символически указывало на будущее таинство святой Евхаристии, которое Господь установил на Тайной вечере. Св. евангелист Иоанн Богослов сообщает важную хронологическую подробность: Приближалась же Пасха, праздник Иудейский (Ин.6:4).

Когда люди по тогдашнему восточному обычаю возлегли для вкушения пищи, Спаситель воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы (Мф.14:19). Формула благословения, основывалась на Лев.19:24 и Втор.8:10. Ее произносили с древности: «Благословен Ты, Господи Бог наш, Царь вселенной, Который выводишь хлеб из земли». Однако еврейские и греческие слова (бэрах и эвлогиа), обозначающие «благословение», могут также употребляться в значении «благодарить», а также «восхвалять», «прославлять». При насыщении четырех тысяч семью хлебами и рыбами Иисус Христос, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим (Мф.15:36). Хлеб в Палестине пекли в виде тонких и хрупких лепешек. Его легко было разламывать, что и сделал Спаситель.

«Каким образом Иисус Христос накормил 5000 народу»? Сотворил из ничего. Этим указал народу на Свое Божественное достоинство. «Но почему не творит хлебов вновь? Чтобы <…> самыми делами научить, что все видимое произведено и сотворено Им, и чтобы доказать, что Он есть дающий плоды и изрекший вначале: да произрастит земля былие травное; также: да изведут воды гады душ живых (Быт. I, 11, 20). И настоящее чудо не маловажнее творения былия или гадов. В самом деле, пресмыкающиеся, хотя и сотворены вновь, однако сотворены из воды. А из пяти хлебов и двух рыб сделать так много – не маловажнее, чем произвесть из земли плод и из воды пресмыкающихся животных; это значило, что Иисус имеет власть над землею и над морем. Доселе творил Он чудеса над одними больными; а теперь оказывает всеобщее благодеяние, чтобы народ не оставался простым зрителем того, что происходило с другими, но сам получил дар. И что иудеям, во время странствования по пустыне, казалось чудным (так как они говорили: еда и хлеб может дати, или уготовати трапезу в пустыне (Пс. LXXVII, 20), то самое Господь показал на деле. Для того и ведет их в пустыню, чтобы чудо не подлежало решительно никакому сомнению, и никто не подумал, что для напитания принесено что-нибудь из ближнего селения. Для того евангелист упоминает и о времени, а не только о месте. Отсюда научаемся и другому, именно: познаем умеренность учеников в удовлетворении необходимых потребностей, и то, как мало заботились они о пище. Их было двенадцать человек; а они имели при себе только пять хлебов и две рыбы. Столь мало радели они о плотском, а занимались только духовным! Да и этих немногих хлебов не стали удерживать, а и их отдали, как скоро попросили у них. Отсюда должны мы научиться, что хотя имеем у себя и малость, и то обязаны отдавать нуждающимся. Когда им велено принести пять хлебов, они не говорят: что же будем есть сами? Чем утолим свой голод? – но тотчас повинуются. Кроме сказанного, по моему мнению, Христос и для того не творит вновь хлебов, чтобы привести учеников к вере: они были еще весьма слабы. Потому взирает и на небо. Они видели неоднократно примеры других чудес, а такого чуда еще не видали. Итак, взяв, преломил и раздавал чрез учеников, делая им чрез это честь. Впрочем, Он сделал это не столько для чести их, сколько для того, чтобы, когда совершится чудо, они не остались в неверии и не забыли о бывшем, когда собственные их руки будут свидетельствовать о том <…> Но и тем чудо еще не ограничилось. Господь сделал, что оказался избыток, и избыток не в цельных хлебах, а в кусках, чтобы показать, что это точно остатки от тех хлебов, и чтобы не находившиеся при совершении чуда могли узнать, что оно было. Для того Христос попустил народу почувствовать и голод, чтобы не принял кто чуда за мечту; для того сделал остатков двенадцать кошниц, чтобы и Иуде было что нести. Господь и без хлебов мог утолить голод, но тогда ученики не познали бы Его могущества, потому что это было и при Илие. А за это чудо иудеи так удивились Ему, что хотели сделать даже царем, хотя при других чудесах никогда не покушались на то» (Святитель Иоанн Златоуст. Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа XLIX).

История о пяти хлебах и двух рыбах

Узнав о смерти Иоанна, Иисус опечалился. Он собрал своих учеников, и отправились они в пустынное место в лодке одни, чтобы отдохнуть. А народ, знавший и любивший Иоанна, тоже скорбел о смерти пророка. И когда народ увидел, как отправлялся Иисус с учениками, их тут же узнали. И многие побежали за Иисусом пешие и других предупредили. А когда другие узнали, что Иисус и Его ученики отправились в пустыню, все последовали туда же. Собрался народ в огромную толпу, и были они как овцы, потерявшие пастыря. И Иисус сжалился над ними. Стал Он утешать их и долго говорил с ними. Речь Его была так проникновенна, что все заслушались и не заметили, как подкралась ночь. И тогда ученики сказали Иисусу: «Место здесь пустынное, а времени уже много. Отпусти их, пусть они идут в соседнюю деревню и там найдут себе еду». Но Иисус сказал им в ответ: «Вы дайте им есть». А ученики сказали: «Можно купить хлеба динариев на двести и дать им есть». Но Иисус попросил учеников принести все съестные припасы, которые у них были. Ученики принесли все, что у них было: пять хлебов и две рыбы.

И тогда Иисус повелел всем рассесться на траве перед ним.

Все сели, как он сказал: рядами по пятьдесят и по сто человек. Тогда Иисус взял пять хлебов и две рыбы и поднял Свой взгляд к небу. Потом Он произнес слова благословения, разломил хлеба и разделил рыбы, дал их Своим ученикам, которые разнесли еду по рядам. И все ели, и все насытились. Хватило всем. Да еще осталось и хлебов, и рыб, так что набралось целых двенадцать полных коробов. А всего в толпе было около пяти тысяч человек.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Возлюбленные братья и сестры, нынешнее евангельское чтение повествует нам о милосердии Господа к людям и Его божественной всемогущей силе, именно говорит об исцелении многих больных и о чудесном напитании пяти тысяч народа чудесно умноженными пятью малыми хлебами и двумя рыбами.

Оно научает нас той истине, что Господь Иисус Христос есть Творец всего, Жизнодавец и Питатель наш и Врач душевный и телесный; Он сотворил и творит в изобилии всякие плоды земные в пищу и наслаждение наше; Он посылает с небес дожди ранние и поздние; Он гремит в круге небесном и страшно осиявает молнией; Он изводит ветры из сокровищ Своих; Им мы живем, движемся и существуем (Деян. 17, 28). А потому, братья и сестры возлюбленные, пользуясь всякий день различными дарами Божиими, будем благодарны за них Господу и за столь великую Его к нам любовь и столь богатый Его о нас Промысл будем платить Ему любовью и по мере Его к нам щедрот будем взаимно щедры к ближним нашим. Если так будем поступать, то земля не перестанет произращать изобильно всякие плоды, ибо по мере плодов любви нашей к Богу и добрых дел и земля наполнится плодами и не будет неурожаев и голода или тяжкой дороговизны всех потребностей. Если же будем немилостивы и жестокосерды, то и земля будет жестка под ногами нашими и не даст плода.

Ничего от нас, братья и сестры, и не требует более Господь за дары Свои и за любовь Свою к нам, как исполнения нами Его святой воли и взаимной нашей любви. Вседовольному и Всеблаженному что от нас нужно? Ничего. Посмотрите, какое трогательное сострадание являет Господь к народу, пришедшему во множестве слушать сладкое, животворное слово Его и исцелиться от недугов своих! Увидев множество народа, говорит евангелист, Господь сжалился над ними и исцелил больных их. Не научает ли Он этим и нас всех состраданию друг к другу и милосердию? Да. Он подает нам пример Собою всякой добродетели. Я показал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я, — говорит Господь, конечно в пределах возможного (Ин. 13, 15). Вы не можете исцелить? но можете сочувствовать больному, навестить его, утешить его своей любовью, помочь ему, чем и как можете; или можете накормить голодного, напоить жаждущего, одеть нагого или купить ему какую-либо одежду и обувь и прочее.

Еще нынешнее Евангелие научает нас тому, чтобы мы не сомневались уделять ближнему и из малого по силе своей, ибо и малое Господь силен умножить, так что дающий нищему не обеднеет (Притч. 28, 27). Апостолы имели только пять хлебов и две рыбы и думали, что не стоит и делить такую малость на столь великое множество народа. А эта малость сделалась великим множеством: все ели и насытились, да еще и осталось в сорок раз больше того, сколько было.

Не бывает ли подобного чуда и ныне с людьми милостивыми? И весьма часто. По мере даяния и Господь им подает в десять, двадцать, во сто раз больше. Верен Господь во всех словах Своих (Пс. 44, 13).

Но особенно нынешнее Евангелие учит нас тому, что истинный хлеб наш, хлеб не временной, а вечной жизни, есть Господь Иисус Христос и что мы должны заботиться не только о тленной пище, но особенно о нетленной, дающей жизнь вечную душе, — именно о причащении пречистого Тела и Крови Христовой, о слушании и чтении Слова Божия, которое есть духовная пища душ наших, и о молитве, освящающей и насыщающей душу благодатью.

Когда народ после чудесного насыщения стал ходить за Иисусом Христом, с тем чтобы еще и еще поесть чудесного обеда, тогда Господь сказал им обличительно: Истинно говорю вам: вы ищите Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын человеческий. Истинно говорю вам: Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру. Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда (Ин. 6, 26-27, 32-33, 35). Пища земная, тленная укрепляет только тело, а не душу безсмертную; апостол говорит: Добро благодатию утверждати сердца, а не брашны, от нихже не прияша пользы ходившии в них (Евр. 13, 9).

Пища для чрева и чрево для пищи, Бог же и то и другое уничтожит (1 Кор. 6, 13). Итак, братья и сестры, стараясь о пище тленной, более позаботимся о пище духовной, которой питается безсмертная душа наша, — о причащении Тела и Крови Христовой, о слушании и чтении слова Божия и о молитве общественной и домашней. Хлеб живота вечнаго да будет ми тело Твое святое, благоутробне Господи, и честная кровь, и недуг многообразных исцеление (канон ко святому причащению, песнь 1, тропарь 1). Аминь.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Источник: Православие.ру

За последние несколько месяцев в небольшом городке было убито двенадцать пекарей. Последним из них был пекарь Боб, которого убили его собственной скалкой. Тем временем двое лучших друзей Уоллес и Громит управляют своей собственной службой доставки булочек. Но, похоже, что главных героев совершенно не волнует то, что их коллеги были жестоко убиты. Уоллес интересуется симпатичной Пиэллой, которая проявляет к нему взаимные чувства, поэтому даже не задумывается о том, что его может настигнуть такая же судьба, как и у его коллег. Вскоре они начинают понимать, что за ними тоже ведется охота, и они точно так же могут стать жертвами серийного маньяка. Главные герои берутся за выяснение этого дела, ведь на кону – не только их собственные жизни, но и жизни других коллег. Расследование Уоллеса и Громита приводит их в особняк той самой Пиэллы. В ее доме они находят несколько манекенов, переодетых в пекарей. Это очень настораживает Уоллеса и Громита, а в одной из комнат главные герои обнаруживают двенадцать фотографий Пиэллы вместе с убитыми пекарями. Таким образом, им становится известно о жертвоприношении, которое называется «дюжина пекарей». Поскольку убитых было двенадцать, необходимо было убить еще одного – тринадцатого.

Всякий, кто видел работу настоящего фокусника, наверное, в восхищении хлопал в ладоши и думал: «Да это же настоящие чудеса! Как можно из пустой шляпы достать живого кролика или, например, превратить обычную тросточку в огромный букет бумажных цветов?»

Но вот вопрос: а чем отличается самый лучший фокус от самого простого чуда?

Ведь и тут и там происходят вещи невероятные, нарушается привычный ход событий, и люди в изумлении не могут понять, как такое возможно. Однако различие между чудом и фокусом есть. Дело в том, что у каждого фокуса обязательно есть свой секрет. И когда его узнаешь, фокус сразу становится понятным и неинтересным. Оказывается, шляпа стояла на ящике, под которым сидел кролик. А букет бумажных цветов был спрятан внутри тросточки в сложенном виде. И остается лишь удивляться, как ты сразу не догадался об этом.

Совсем иначе обстоит дело с чудом. У него нет никакого секрета, никаких резинок в рукаве или коробок с зеркальными стенками. Все происходит на самом деле, без всякого обмана и ловкости рук. Фокус сложен и загадочен, но перестает удивлять, как только узнаешь его секрет. А чудо — простое и открытое всем взорам, но от этого оно не перестает быть удивительной тайной и навсегда остается в памяти людей.

Так произошло и с чудесами, которые творил Иисус Христос во время Своей земной жизни. В них не было ничего секретного и хитрого, но человечество помнит о них до сих пор, хотя с того времени прошло уже целых две тысячи лет. Об одном из таких чудес, произошедших на берегу Галилейского озера, — наш рассказ.

Удивительный Человек

Пустынное побережье Галилейского озера в окрестностях города Вифсаиды. Волны неспешно накатывают на прибрежный песок и, шипя, отползают обратно. Вокруг, сколько хватает взора, — холмы, поросшие зеленой травой, и обломки древних, разрушенных временем скал. А у самого горизонта в туманной дымке виднеется гряда Иудейских гор.

Над волнами кружат чайки, высматривая добычу. Вот одна стремительно бросается вниз, и через секунду уже взлетает с бьющейся в клюве серебрис­той рыбой. Будет теперь обед чайкиным детенышам. А неподалеку от воды стоят привязанные к кустам тамариска ослики и не спеша объедают молодые ветки. Все живое нуждается в пище, и всем подает эту пищу Господь в нужное время.
Но что это за огромная толпа виднеется возле зеленого холма с невысокой скалой на вершине? Быть может, эти люди тоже собрались для того, чтобы купить себе еды на рынке? Или пришли посмотреть на представление заезжего фокусника из Сирии, который умеет глотать сабли и пускать огонь изо рта?

Нет, они пришли сюда из разных городов и деревень, чтобы увидеть нового целителя и проповедника — Иисуса из маленького городка Назарет. Правда ли, нет, но про Него рассказывают, будто Он одним только словом может исцелить безнадежного больного, дать зрение слепому и даже воскресить мертвого. Кто-то говорит, будто видел даже, как Иисус совершал все это, и потому пошел за Ним в надежде исцелить свои недуги тоже.

А еще Он называет Себя Сыном Божьим и говорит удивительные слова о вечной и счастливой жизни после смерти, о Небесном Царстве, которого может достигнуть каждый, кто поверит Его словам.

Вот с такими мыслями собралась сюда эта многотысячная толпа уставших от дальнего перехода людей. Им всем невдомёк было, что Иисус со Своими учениками пришли сюда, чтобы спастись от злобы и коварства царя Ирода. Незадолго до этого царь приказал отрубить голову Иоанну Крестителю, очень дорогому для Иисуса человеку. Услышав о чудесах Иисуса, Ирод хотел найти и Его тоже. Поэтому Иисус увел учеников в это пустынное место, подальше от царских слуг. Ученики нуждались в отдыхе, и Иисус хотел, чтобы они набрались здесь сил. А сам Он поднялся на вершину холма, чтобы помолиться в одиночестве. Но, увидев сверху толпы людей, идущих к Нему за исцелением, сжалился над ними.

И потянулась к вершине горы вереница несчастных. Кто-то шел, переваливаясь на костылях. Кто-то хромал, опираясь на посох. Совсем ослабевших вели под руки друзья или родственники. Слепые шли, ощупывая перед собой дорогу палочкой из тростника или держась рукой за плечо своего поводыря. Каждый подходил к Иисусу, говорил с Ним и тут же отходил уже здоровым, на радостях бросая прочь ставшие ненужными костыли или трость. В это невозможно было поверить, но именно это происходило у всех на глазах. Поэтому люди терпеливо ждали своей очереди, укрывая накидками головы от палящего солнца и делясь друг с другом запасами воды. Каждый надеялся: а вдруг этот удивительный Человек сможет исцелить и мой недуг тоже?

Но вот уже день близится к закату. Длиннее стали тени, в жарком воздухе повеяло вечерней прохладой.
Ученики подошли к Иисусу, окруженному жадно слушающими Его людьми, и сказали:
— Уже темнеет, а народ весь день стоял здесь без пищи. Люди проголодались, многие пришли сюда с детьми. Отпусти их, чтобы они пошли в ближайшие селения и купили себе еды.

Это было разумное предложение. Но, вместо того чтобы с ним согласиться, Иисус внимательно посмотрел на учеников и сказал:
— Вы сами дайте им еду.
Ученики растерянно переглянулись. Народу вокруг холма собралось более пяти тысяч человек. Чтобы накормить всех, еду сюда нужно было бы подвозить на множестве повозок, запряженных волами. Быть может, Иисус шутит? Но нет, Он серьезен и смотрит на них испытующе, как будто хочет проверить, смогут ли они решить предложенную им задачу.

— Даже если мы пойдем и купим хлеба на все деньги, которые у нас есть, его все равно не хватит на такую огромную толпу. Как мы можем их накормить?
Иисус посмотрел на собравшихся внизу людей, повернулся к ученикам, и спросил:
— Сколько у вас есть с собой хлеба сейчас?
Ученики ответили:
— Есть пять хлебов и две рыбы.
Тогда Иисус велел им рассадить всех людей отделениями на зеленой траве. Ученики спустились к толпе и вскоре усадили всех рядами по сто и по пятьдесят человек. Тогда Иисус взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил еду, разломал хлебы на несколько кусков и дал ученикам Своим, чтобы они раздали их людям. Две рыбы Он также разделил и передал для всех.

Ученики медленно шли вдоль рядов и каждому давали по ломтю хлеба и куску рыбы. Но сколько бы они ни раздавали, хлеба и рыбы не становилось меньше. Вот уже они обошли всех. Вот уже все поели и насытились. А остатков от этой трапезы набралось двенадцать полных коробов. Изумленные ученики смотрели на восторженных людей, воздающих хвалу Иисусу, на битком набитые короба и никак не могли поверить в случившееся. Хотя только что своими руками ломали они и этот хлеб, и эту рыбу. Своими руками давали куски каждому из сидящих на траве. Своими руками собирали оставшееся в короба…
Но как это все могло получиться, понять так и не смогли.

Откуда же взялась еда?

Так что же произошло тогда на берегу Галилейского озера неподалеку от Вифсаиды? Быть может, это был какой-то хитроумный фокус и ученики заранее припрятали несколько возов хлеба, чтобы после вот так — эффектно — раздать его ради еще большей славы своего Учителя?

В том-то и дело, что нет. В этом пустынном месте и мешок с отрубями негде было бы спрятать, все на виду, куда ни кинь взгляд.
Да и не те люди были эти ученики, чтобы проворачивать такие хитрые дела. Простодушные рыбаки, они и о себе-то толком позаботиться не смогли в этой ситуации: пять хлебов и две рыбки на двенадцать человек и Учителя — запас, прямо скажем, невеликий.

Но тогда откуда же взялась вся эта еда, которой хватило, чтобы накормить пять тысяч уставших и голодных людей? А все очень просто, и никакого подвоха здесь нет. Это было самое настоящее чудо. Помните, чем чудо отличается от фокуса? Правильно — отсутствием секрета и простотой.

Ведь Иисус не только на словах, но и на самом деле — Сын Божий, сошедший с Небес. А если Сын Божий, значит, и Сам тоже Бог. А если Бог, значит, может в любой момент создать все что угодно, как когда-то сотворил весь этот огромный мир с горами, реками, лесами и звездным небом над головой.

Вот Он увидел, что люди устали и голодны, а ближайшее селение не ближе чем в паре часов ходьбы. И Ему стало их жалко, как любому из нас бывает жалко тех, кому сейчас плохо и тяжело. Но мы можем поделиться с голодным только тем, что у нас есть. А Бог обладает такой властью и силой, что может даже из ничего сотворить нуждающимся еду. Не говоря уже о том, чтобы из пяти хлебов сделать пять повозок хлебных кусков. И вот этот всесильный Бог пожалел людей и накормил их хлебом и рыбой, которые умножил чудесным образом. Просто — благословил пять хлебов с рыбками, и их хватило на пять тысяч человек. Без всяких фокусов. Да и если разобраться, кому же еще творить чудеса, если не Богу?

***
…На фоне подернутых дымкой отрогов далеких Иудейских гор садится за горизонт огромное красное солнце. Чайки-охотницы уже не кружат над волнами, и наевшиеся ослики мирно дремлют возле кустов тамариска. Завтра будет новый день. Завтра все живое снова поднимется на поиски пищи для себя и для своих детей. И каждой живой душе милостивый Господь даст все потребное для жизни. А наша история про чудесное насыщение пятью хлебами на этом заканчивается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *