Не беспокою

Не тревожься о завтрашнем дне

Виктор Матюк
Не тревожься о завтрашнем дне
При полночной Луне внезапно припомнилось мне выражение Христа:
«Не тревожься о завтрашнем дне, завтра будет новая жизнь,
Подгонять события не торопись, иначе жизнь потеряет всякий смысл!»
Вот так всегда, когда контактов с посторонними людьми нет,
Тогда в голову лезут афоризмы те, что летают в пустоте,
Они не терзают Музу, но могут упасть стремглав в лужу!
Членам авторского Союза она кажется намного глубже,
Чем есть на самом деле, поставлены высокие цели,
Нервы на пределе, есть влечение между полами,
Эти отношения не требуют рекламы! Щель между бабьими ногами
И детородный орган свидетельствуют о стыдобе и сраме,
Когда половых контактов нету, никто не сможет защитить планету!
Не думай о завтрашнем дне, попытайся разобраться в самом себе,
Но наедине, цель земного бытия не только ты или твоя фурия,
Главное – девственная душа, если она не вяжет лыка,
Тогда без шума и крика не обойтись, теряется смысл самого понятия – жизнь!
Будет день и будет пища, даже бедняк и нищий нуждается в скромном жилище,
Никто не будет жить на пепелище, даже если там такая красотища,
Не пачкаются голенища, завтра с раннего утра твоё внимание займёт жара,
Едва ли не крича, первый солнечный луч проскользнул между грозовых туч,
Свет заполнил всё вокруг, теперь свободен путь страннику любому,
Едва вышедшего из дому! Вокруг нет ни никеля, ни хрома, и даже то,
Что до боли знакомо, и проходит мимо дома, то есть вблизи речного затона,
Откуда скот несётся с загона с криком и стоном, у пастухов и прочих олухов пустота в карманах,
Они мечтают об аэропланах, но кроме прусаков и тараканов в доме нет ничего,
Их на путь истины наставляет божество, я же смотрю на старинную икону,
Висящую невдалеке балкона, и голосом монотонным тихо молитву шепчу,
После неё не грущу, жить праведно снова хочу, но контактов со святостью нету,
Иное кредо у живой единицы, коль им суждено объединиться и воедино слиться,
Тогда прожитые годы – беда! Дни летят как с полей талая вода,
Их впитывают небеса, пришла и наша чреда брать в руки лопату,
Достраивать за отца и брата строения те, что стоят полвека на заброшенном пустыре!
Свет гаснет в окне, страшно сидеть во тьме да ещё наедине, в душе бушует страшный торнадо,
Она преодолевает все преграды, но его появлению даже мои завистники не рады!
Служители церкви позволяют грешникам выставлять оценки, ставят их к стенке,
Заставляют встать на коленки, осуждают поступки, сами же ходят в женских платьях и юбках!
Горит в углу старинная лампада, она спасение и отрада для божьего чада!
Есть приемлемый способ осчастливить каждую особь,
Пусть раньше срока уходят из души людские пороки,
В былые времена пророки шли и по дороге проповедовали учение Христа,
Пусть тлен и суета практически никогда не оскверняют человеческие ус та!
Каждый проповедник перед службой надевает на шею золотого цвета передник,
Прикрывая сердце и душу он, таким образом, страсти глушит,
В религии свои каноны, по-нашему – законы, у них иконы,
У нас – чины и погоны, крики и стоны не столь важны,
Если они не выходят за пределы великой православной страны!
Мысли сами на бумагу ложатся, сомнение может в душу прокрасться,
Мысль о прошлом браке теребит двухцветные флаги наяву, а не на клочке бумаги!
К тому же пришло время жене вспомнить о дотошном муже, он честно служит
И с головой дружит, не плачет и не тужит, получит всё, что заслужит только опосля,
С корабля на бал, туфли в прихожей снял, дабы не напороться на скандал,
Все козыря у судьбы, а мы – её рабы! Нам далеко до совершенства,
Его верховенство – закон спрятался за тихий речной затон и выжидает до утра,
С какой ноги встанет страна? Тлен и суета повсюду, мужчины бьют посуду,
Тарелок груда сваливается с модного стула, тут же холодом в окно подуло!
Гаснет свет, скрипит сломанный табурет, в думах нечистых путаются дельцы и конформисты,
Каменные скрижали с давнишних веков женщин оповещали, чтобы они в тяжких муках рожали
И свой грех с болью и дрожью в теле искупали и зря не роптали на жизнь! Она убога,
Небо нас судит строго, матерные слова не уходят из словесного оборота,
Толпе нужна хоть какая-то свобода! Как быстро творится смертоубийство,
Гибнет беззащитное большинство, именно оно повинно само в грехопадении души и тела,
Вот и жизнь пролетела, не оставив и следа, молодость прошла, душа в противоречие вошла
С канонами божества, вселенная велика и только у попа на похмелье болит косматая голова,
Она путает слова из Евангелия и Экклезиаста, страна контрастов – прибежище для педерастов!
Не тревожься о завтрашнем дне, испытано на себе, виски в серебре, серые тени на стене,
В раскрытом настежь двустворчатом окне мерещится свет путеводной звезды,
У неё в руках бразды довольствия и нищеты! В этом мире прижучат даже в сортире,
На ногах в проповедников увесистые гири, они утяжеляют белоснежные крылья
Современного бытия, грешен ты и грешен я! Мораль сей басни такова: к делу не пришьёшь слова!
Нужны дела! Их нет, в этом повинен свет вселенной, с пеной у рта местная братва
Осуждает того, кого совсем не знает, этот глашатай, лысый и не лохматый,
Был вагоновожатым, но призван военкоматом на службу, испытал боль и нужду,
К ужасу своему пришлось и ему признать, что у многих баб передок на диво слаб,
Память коротка, как у старого бака толстые рога! О да! У него есть смелость,
Это мелочь в сравнении с тем, когда множество проблем стучат вперёд и в зад,
Как топор дровосека, попытавшегося остановить моря и реки, простого человека,
Отца и мужа! Холод, голод и стужа, талая вода и замёрзшие лужи,
Островки суши, и опавшая листва шуршит и делает вид пустая голова,
Что ей плевать на выражения и слова, коль народная молва тебя в оборот взяла!
Вот такие-то дела! Лицо испещрено морщинами, как синее небо облаками, ветром гонимыми,
Время бьёт серпом по яйцам, трудно выживать в пустыне скитальцам!
Им грозят кулаком и пальцем, ты же едешь зайцем на дырявой телеге
По размокшей земле, воде и снегу! Пришло время согласиться с роком,
Что все грехи и пороки растеряны в дороге, но боги видят всё, их не остановит никто!
То-то и оно! Трудно жить грешно, но ещё тяжелее отставать собственные идеи,
Когда брадобреи бьют тебя по шеи деревянным крестом и своё чело осеняют перстом!
Их закон не для меня, здесь родина моя, они предлагают сто раз в день креститься,
Я же не могу поститься только потому, что не знаю: что и к чему?
Тащу суму на спине, свет погас в окне, страшно наедине при холодной Луне сидеть в темноте!
Приходится жить не на острове красивом, а следить за речитативом в храме красном
И считать за счастье отсутствие сладострастья, нет ни сна, ни дива,
Только толпа говорливая, и не в меру болтливая, не придерживаясь закона,
Что-то бубнит монотонно о зелени лета, я же стою без жилета, светило ещё не погасло,
Значит, душа беспокоится напрасно о грядущем исходе! Если судить по погоде,
То уходят годы бог весть куда, словно в землю талая вода, даль затмевает ветер,
Её скиталец даже не заметил! Прошлое напрягает память,
Он бы начал цыганить у головы начало первой строки, без неё не идут стихи,
Мыслей навалом, они в большом деле и в малом Дьявол правит балом,
Разит кинжалом сердце страдальца, вот-вот закатится звезда скитальца!
Осталось сколько? Кому надо оплатить неустойку? Не в нашей воле избавить душу от боли,
Перед глазами древние святыни, рядом царственные молодые богини,
По сравнению с другими у них в голове есть пара извилин,
Они толпятся возле дома моего, но им в нём не нужен никто!
После всего им придётся рассказать, как удалось узнать,
Где и когда победа яви, слева или справа, усмехнётся лукаво тем,
Кто насовсем ушёл восвояси, оставив прежние связи наедине,
Мерещится мне, что в православной стране везде и главной голове
Гуляет ветер и бог тому свидетель! Трудно жить на этом свете тому,
Кто верит всем и всему, молча, тащит на плечах суму, будущее его в дыму,
Дождь, ветер и смог свалит верующего человека с ног, а ему какой прок от всего,
Что ему в грядущем сулит божество? По крайней мере, в каждой вере есть свои плюсы,
Велики искусы убрать минусы собственной Музы, вот это объединяет всех,
Кто легко совершает грех на глазах тех, кто строит из себя святых,
Ничто не сбивает их, они учат других, а сами гуляют по храму,
И любовницам шлют телеграммы, в них клянутся,
Что вновь в родные пенаты когда-то вернутся!
То есть, я быстро роюсь в копне чужих проказ,
Душу тревожит половая связь поколений и времён,
Вместо зова страсти, глас несчастья пронёсся по степи,
Перед глазами всплыли грехи, чужие и свои! Не возопи, к храму примкни,
Здесь остаются только те, кто ищет счастье в мирской суете, солнце скрылось,
Жизнь изменилась, сокровенное желание воплотилось в счастливый конец,
Близок к людям творец, он грешников земного мира пытается вытащить из речного ила!
Его истина к себе людей прельщает, он многое не поясняет, но обещает рай в жизни новой,
Кто – то гордится обновой, а тем, кто с грехом расстался насовсем, один хрен, когда, где и с кем,
Но зачем? Сколько проблем вызывает член?! Он горит в огне, его тень на стене,
Его страсть во мне, этот греховодник – не святой угодник, он поклонник баб,
Сам на передок слаб, ему по душе вместилище утех, он измену не считает за грех!
Поцелуи и объятья – сёстры иль братья, они наращивают людям свои понятия,
Страсть лезет из половой щели и жаждет гульбы и веселья! Их целью было и есть:
Свобода, но не честь! Ни сесть, ни встать, пришла пора гулять и душу страстью наполнять,
Нет мыслей чистых в словах речистых, стонет сердце, и нет надёжного средства,
Дабы как-то уйти от судьбы, но куда? Не известен наш путь, господа,
Без труда, не вытащишь рыбку из пруда, предсказать судьбу силясь,
Пока она совсем с глаз не скрылась, моложавый с виду витязь, сделал выбор,
Он молодую проказницу выбрал для ночных утех, на ней кожа и мех, как символ былых побед,
Оставивших след в разнообразии богатых одежд! Только для безграмотных невежд
Нужен весь этот визуальный бред, коль баба стройна и к тому же красива и умна,
Тогда она может рассчитывать на победную рать, ей бы кое-что поднять
И оторвать мужской взгляд от соперницы той, чьи уста наполнены пустой,
О ней говорят, что она шлюха и ****ь! Она же свои грехи не прячет,
Громко не плачет и с подругами не судачит, бесспорно, баба подзаборная хороша,
Репутацией дорожа, она гонит взашей со стези своей всех проходимцев и алкашей!
Она ищет мужа, чтобы с ним пережить холод и стужу,
Но грех вылезает наружу и трусит женщину как ветер грушу!
Святотатцы осуждают разухабистых баб на святцы, а по будничным дням
Сами не ходят в божий храм, едва ли их грехи на кресте по ночам распинали,
Смертные тени летают над всеми, кто сжился с той проблемой,
Когда дилемма: люди время, их давно не беспокоит, главное: как семью обустроить?
Для начала надо усвоить, что и к чему? Только тогда можно сказать и тем, и этим:
«Ничто на белом свете не длится вечно, жизнь проходит быстротечно,
Значит нельзя жить беспечно! Не тревожься о завтрашнем дне,
Главное, не оказаться на самом дне, ступай по вешним водам
И чаще общайся с простым народом, с каждым восходом солнца
Вспоминай Творца, ему принадлежат наши души и сердца!
Труднее живётся с каждым годом, ослабевает тело, оно издаёт стоны то и дело,
Малость одряхлело, кое-что онемело, а сердце бьётся ошалело!
Взглянул господь на нищих и господ, тут же развёл руками:
Что же делать с разухабистыми бабами и пьяными мужиками?
Их не исправить в божьем храме! Хамы мы, хамы!
Что всесильным небесам делать с нами? Бабы с голыми ногами
Даже демонстрируют все прелести там, где по злополучным местам
Гуляет клок волос, а расщелина между ног, как объект незримый
Воспринимается явно и мнимо, в конце и начале года божье создание требует развода
Только потому, что кое-что должно принадлежать только ему и больше никому,
Так не бывает в быту, измены звёзд на слуху! Голос страсти – превыше божественной власти,
В этом всё несчастье толпы! Увы! Начиная со среды или субботы,
Люди ничего не знавшие кроме работы, стремятся к одному:
Убежать проворно от судьбы в одеянии чёрном, будущее покрыто дёрном,
И потому небо объято тоской вселенской, только на площади Смоленской веселье и гульба,
К делу не пришьёшь слова, кругом идёт голова, хочется быть богатым и здоровым
И не тянуться в карман за умным словом! Легко живётся тупоголовым,
У них ничего кроме крова нет над головой, но человек гнилой доволен собой!
Труднее всего умникам разным, они не приемлют мысли грязные,
Проходят годы, у них нет желаемой свободы, только уроды подвергают желания огласке,
Особенно, когда стремятся к любви и ласке! Тех, кого любил и с кем грех творил,
Давно уже забыл, но господь помнит всё и не забывает ничего! Грех вовне тая,
В нём в былые года души не чаял я, петляла стезя среди заброшенного пустыря,
Грех дарил и тем, и этим, но не завещал его собственным детям!
Пора любви предмет, которому уже немало лет,
Пока чувство страсти не улетело, прижать нежное женское тело к себе,
Чтобы вновь быть на коне и ходить навеселе, вот и чело вспотело так,
Что ему путь освещает закат, не ту годы, чтобы требовать развода!
Нет большого огорода, нет ни фабрики, ни огорода, только седые годы бытия
И узкая стезя вдали от проезжей дороги, да боги над головой, душа бледна,
Гонения подвержена она, встать бы на ослабевшие колени и выбраться из плена зла,
Но своим чередом шла, не оставив ни двора, ни кола! Прекрасен божий свет,
Сомнений в этом нет, есть утешение, ему на смену приходит прегрешение,
Не удалось на земле отыскать для себя заповедный рай, дьявол крикнул: «Банзай!»,
С улыбкой милой в мысли ворвался гость унылый! Среди степного тумана
Хватаешься за жалкие отрепья любовного романа, выглядишь наивно и странно,
Потом рыдаешь до крови от избытков постельной любви! Словно в первый раз
Звезда новой прихоти зажглась, был экстаз, и нет его, согрешила не душа, а порочное естество!
За что все муки и терзания? Пыл негодования преследует бессменно
Посланника безвестной вселенной, всё тленно и то, что было вчера,
Уже не повторится, страсть вырвется из рук и далеко умчится,
Она насилия боится! Неужели одно мгновение может возродить мщение?
Взираю на нежный образ голубыми очами и тут же развожу ослабевшими руками,
Синее небо над нами, солнце вот-вот скроется за белоснежными горами,
Рядом безмолвная тишина, та женщина горда, замкнуты на ключ её уста!
Впереди холода, лютая стужа, вьюга и пурга, пришла пора убираться восвояси,
Разорвав прежние связи до конца! На всё воля творца, только небеса дарят счастье,
А душевная боль и грядущие несчастья при жизни ведут себя, как девица капризная!
Мудрецы и придирки подбирают окурки посреди пустыря, а зря, рядом проезжая колея,
Она рядом, стоит пройтись взглядом по грязным околоткам,
Как наткнёшься на очередь за палёной водкой, очищающей глотку!
Раз и два и оголились рукава, а слова, словно каменные жернова
Перетирают всех и вся, наружу выплеснулась вся канва, рядом плывут кружева,
Никто друг друга не слышит, каждый глубоко дышит, и вздыхает грозно,
Возможно, что он будет бубликом с дыркой награждён! Проплывают облака,
Они кружатся слегка, у водоёма присмирела вода, туман клубится рядом с ним,
Со страхом внеземным старик говорит мужикам другим, чтобы они поберегли души свои!
Те стоят у изгороди, не толпятся, вроде бы не собираются в спор ввязаться,
Город до сих пор ещё спит, смог над ним стоит, он всю округу серебрит,
Но от него в горле сильно першит! Мужик на всю округу кричит: «О-го-го, какой стыд!
У соседа в штанах не стоит, уже полтора года молчит, как рыба в воде!» Ни хрена себе!
В суете, но не в обиде, он ходит как каменная глыба, нет следов возмущения на лице,
Он на одной и той же волне проводит ночь и день, на ум лезет одна и та же хрень,
Издалека мелькая, к дому совсем не подъезжает, лишь взглядом провожает страсть,
Как бы с высокого коня наземь не упасть! Мучаясь и страдая, никого в своём грехе не обвиняя,
Слёзы долу роняя, небо, попрекая, душа святая ищет оправдание себе,
Как она могла оказаться на грешной стезе? Цвет темно-серый окрасил свод огромной пещеры,
Туда стремятся попасть нищие и миллионеры, одни и те же манеры в моральной сфере,
Вход в пещеру белой пеной покрылся, внешний образ её хозяйки сразу изменился,
В краю родном мы вдвоем прилично отдохнём, здесь лучше, чем за рубежом!
Пока не грянет гром, мужик не перекрестится, а слова Творца вновь повторят уста,
Хотя им трын-трава, что его голова седа, но путник одинокий смотрит взглядом широким
На речную затоку, он теперь, словно дикий зверь мечется между красными флажками,
Ему не до молитвы в божьем храме! Он мчится и не может спокойно молиться,
Вот бег завершится и тогда его полночная звезда ему крылом махнёт,
И следом за собой стремглав позовёт в пленительный по красоте полёт!
Время не ждёт! Ералаш перерос в сплошной бардак, повсюду грязь,
Всему виной половая связь! Половой орган смотрит вниз, отчего он повис?
Небось, наскучила жизнь! Подвели нервы или иссякли резервы?
Боже, упаси открывать людям собственные грехи! Бабы разной масти
Приходят по воле страсти к большой власти, оставляют несчастье в крестьянской избе,
И пытаются испытать сладострастье на себе! Трудно понять, какая стать красивых баб
Роит мысли в голове? Кое-кто глядит пугливым оком за осторожным пороком,
В будущем не столь далёком этот изъян выстрелит, словно наган и страстями объятый
Бывший вагоновожатый ринется в атаку на стройную и поддатую бабу!
Греха масштабы трудно предположить, карта бита – нечем крыть,
Детородный орган стоит и плачет, вся округа о его горе судачит, так или иначе
Он всю сознательную жизнь на девиц батрачит! Долг платежом красен,
Мир любви прекрасен и ужасен с точки зрения небес, в жизнь вмешивается бес,
У него свой интерес в этом деле, у нас с ним разные цели! Мысль сглажена огненным потоком,
Бегущим следом за пороком, раз – и два и закружилась седовласая голова,
Смиренным кажется её чело, в расспросы не вступает никто, только грешное естество
В этот вечерний час ожидает кто бы её архиереев от нужды спас? Они исторгают звук,
Суть отбивается от немощных рук, и тут же продолжает дерзкий путь наедине,
Мелькают странные тени от прежних поколений на монастырской стене!
Везде истина зависает на ржавом гвозде, жизнь – одна, и чаша горя испита до дна!
Крепись, старина, для тебя не помеха белокаменная стена! Женщина бледна,
Её образ виден из закрытого окна. Она рада впадать в экстаз,
Пусть искры продолжат сыпаться из глаз, коль будет шанс повторить ещё раз былую блажь,
Она оставит мандраж, шагнёт в тупик, издав при этом сладострастный крик!
Увеличились ставки в уличном главке, там навели справки и требуют отставки мужика того,
Что позволил себе грехопадение одно: седой старик всю ночь не спит, он на стульчике сидит
И долго молчит, он стремился к вершине, а оказался в узкой теснине, пыхтя и краснея,
Уподобился злодею, его жизнь не поменялась, так сталось, что он девицу к себе прижал,
С ней наедине долго ворковал, а потом сбежал бог весть куда! Ода! Сбежал с коры крутой,
Тряхнул седой головой, и был таков! Он вновь пролил бабью кровь,
По словам местных знатоков, тот мужик не был трусом, одевался со вкусом,
Этот знахарь был умница и пахарь, его жизнь не похожа на сахар!
Ему бы не тревожиться о завтрашнем дне, оставшись наедине,
Он в тишине мирской, обняв седую голову больной рукой, едва ли не кричит:
«Боже правый, бес лукавый оставляет след кровавый! Избавь от греха,
Помоги не встревать в чужие дела! Тебе нужны души, а не тела,
Для тебя, боже важна широта и длинна человеческого проступка,
Меня же привлекает новая покупка и наполнение желудка! Как в себе разобраться
И с кем в грядущем брататься, чтобы у разбитого корыта нагишом не остаться?
Грехов весомый груз лишает мыслей и чувств, навевает тоску и грусть,
Я же читаю молитвы наизусть! Грезят уста, а душа больна,
Она на воображение богата, ей всё некстати! Как быть? Как мне дальше жить?
Каков будет твой окончательный вердикт?»
старик измучен, мир стал невыносим и скучен,
Он издал единый стон, и был небесами прощён!
Стал жить так, как должен обитать божий раб,
Стал долгогривым и более бережливым,
Он бы и дальше праведно жил, как архангел Михаил,
Но полюбил женщину ту, чьи грехи у толпы на слуху!
Что прикажите делать ему? Его быт ограничен рамками бытия.
Бог – ему учитель и судья, он с ним общается каждый день,
С него насмехаются житель окрестных деревень, им лень молиться каждый день!
Один хрен будут мучиться в аду, и проклинать свою судьбу! Он же из той когорты,
С которой художники пишут натюрморты, он оставил лазейку в сердце своём
Для женщины простой, с которой будет связан роком и судьбой! У него нет ковров,
Но он вновь и вновь воспламеняет в душе горемычную любовь!
Сам себя озадачишь, когда последние силы в постели растратишь!
По законам бытия всё возвращается на круги своя! У каждого своя стезя,
В поле темно, а дома тепло и мухи не кусают, всплывает абсурд,
Что приличных людей отдадут стремглав под суд,
Но ни идут своей дорогой по пути к Господу-богу,
Видят в окно всё, что не запрещено! Душа весела,
Да, плоть грешит лишь иногда, но не всегда!
Речь моя к истокам истины обращена, хотя перед ней стена,
Но и она обречена, как памятник былого лишить небесного покрова!
Душа владеет телом, оно между делом стоит на берегу крутом,
Невдалеке его дом, вблизи реки огромный водоём, есть не писаный закон бытия:
Коль думы черные твои изводят плоть, попроси, чтоб Господь зажёг в душе свечу,
От страха перед небом трепещу, но не кричу на всю округу и не зову на помощь подругу!
Читаю молитву, острую как бритву, и начинаю битву за своё очищение,
Вот уберу со своего пути все камни преткновения, и в туманную даль умчусь,
Всю жизнь у проповедников учусь, и своих слёз никогда не стыжусь!
Сбросив груз мирских оков, к истокам морали возвращаюсь вновь, развожу руками,
Земля скрипит под сапогами и тучи сгущаются над нами дома и в божьем храме!
Чтоб войти в Твой чертог, Боже, без сапог, я такой наглости набраться не смог среди трёх дорог,
Эта грешная земля грех, творя, вынуждена всё начинать с полнуля,
Жизнь не потеряла смысл, трудись и не ленись, бойся вражеских крыс!
Душа в раздумья погрузилась и мгновенно преобразилась,
Вороны ей беды вещали, но она не смирилась с такими вещами,
В миг военной кручины на защиту Отчизны встанут мужчины!
Такая темень над миром, жизнь проходит пунктиром по общей стезе,
И ты везде должен кланяться несчастью и беде! Ни к чему набрасывать тень на чужой плетень,
Что ни день, то новая дребедень, мне же один хрен: когда и с кем, но зачем?
Должно быть, трудно праведником быть и провидцем слыть!
Выхода нет, коль дол небо слово и всё уже готово, дабы взять судьбу за узды!
г. Ржищев
9 октября 2018 г.
23: 14

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *