Непорочное зачатие

Среди животных размножение без участия мужского пола встречается в основном у беспозвоночных, это так называемый партеногенез. У позвоночных животных он встречается лишь у 70 видов, среди которых в основном рыбы и рептилии. У млекопитающих ничего подобного неизвестно.

И тем ни менее в истории встречается немало случаев, когда женщины заявляли, что беременели без какого-либо участия мужчин. Как это получилось? Может быть они просто врали? Или же в их теле и правда произошло что-то загадочное (Паранормальные новости — paranormal-news.ru).

Американские девственницы

С 1995 по 2009 годы в США в рамках исследования репродуктивного здоровья было проведено массовое медицинское обследование почти 8 тысяч беременных женщин. И некоторые его результаты оказались весьма интересными, к примеру одна женщина из каждых 200 утверждала, что до того как она забеременела, у нее никогда не было сексуальных отношений с мужчинами.

Из 7870 обследованных женщин в возрасте от 15 до 28 лет о подобном рассказали 45 женщин. Они же уверяли, что также не использовали сперму анонимных доноров и не участвовали в ЭКО.

Впрочем, эти результаты выглядели не слишком надежными после того как оказалось, что многие из этих женщин в целом были мало осведомлены о сексуальных отношениях, так как родились в строгих религиозных семьях и их родители не беседовали с ними на тему секса и ничего не объясняли о контрацепции.

Младенец из-за пули

Это случай произошел во время американской войны за независимость. Одна из военных стычек однажды произошла на поле, рядом с которым стоял дом, где жила мать с двумя взрослыми дочерьми. И однажды в одного из солдат, стоявшего неподалеку, попала вражеская пуля. Он вскрикнул и упал на землю.

Этот момент был замечен полковым врачом, который тут же кинулся помогать несчастному. Он обнаружил, что пуля задела по касательной мошонку и повредила одно яичко. Врач кое-как зашил рану и едва он закончил, как из дома выбежала женщина и закричала, что ее дочь ранена пулей, прилетевшей с улицы и пробившей окно.

Врач оставил раненного солдата и побежал в дом, где обнаружил женщину с проникающим ранением в низу живота. Он сумел извлечь из раны часть пули и оставил женщину в удовлетворительном состоянии.

Через 8 месяцев врач проезжал по тому же району и решил зайти в этот дом и проверить, все ли в порядке с раненой женщиной. Он нашел ее не только здоровой, но и с сильно увеличенным животом, что примерно соответствовало 8-месячной беременности.

Спустя некоторое время эта женщина стала рожать и тот же врач, который теперь принимал роды, с удивлением увидел, что эта женщина девственна. Когда на свет появился ребенок, оказавшийся мальчиком, у него была небольшая опухоль в районе мошонки. Врач решил удалить ее и с еще большим изумлением увидел, что это не опухоль, а крошечный осколок от пули.

Всю эту историю врач подробно описал в своем дневнике. По всему выходило, что пуля, повредившая яичко солдата, занесла сперматозоиды в яичник женщины, когда попала ей в живот. От этого женщина и забеременела, при этом оставаясь девственницей. Но вот каким образом осколок пули образовался именно на месте мошонки младенца объяснить оказалось невозможным.

Китайская девственница

В 2019 году жительница китайского города Гуйян родила ребенка, при этом уверяя, что у нее никогда в жизни не было сексуальных контактов с мужчинами. Более того, она вообще не знала, что беременна, пока не попала в больницу с сильными болями в районе поясницы.

Врачи обследовали женщину и сообщили ей, что боли вызваны начавшимися родовыми схватками и что она вот вот родит ребенка. Женщина была в большом шоке и не сразу поверила в такой диагноз.

На протяжении предыдущих месяцев она никогда не ощущала ничего, что заставило бы ее провериться на беременность, у нее не было утренней тошноты и она не чувствовала в себе ребенка.

Не особо тактичный врач предположил, что может быть женщина была очень пьяна, когда мужчина занимался с ней сексом, поэтому она и не помнит, однако пациентка заявила, что она вообще не пьет, так как у нее аллергия на алкоголь. Кроме того по словам женщины, у нее даже никогда не было бойфрендов.

Потом женщина стала настаивать на том, чтобы врачи формально удостоверились, что она действительно девственница, а позже ей сделали кесарево и на свет появился нормальный здоровый ребенок.

Частичный партеногенез у человека

В 1995 году британские генетики сообщили о первом случае «частичного партеногенеза» у человека.

Справедливости ради, стоит сказать, что у млекопитающих и ранее иногда наблюдались случаи когда женская яйцеклетка сама по себе начинала делиться как при оплодотворении. Но все это обычно приводило лишь к возникновению доброкачественной опухоли под названием тератома.

Британские генетики изучали кровь 3-летнего мальчика, когда обнаружили, что в его клетках содержаться лишь ХХ-хромосомы (женские хромосомы), вместо обычных для мужчин ХY-хромосом. Они решили, что произошла какая-то ошибка, однако даже с помощью особо точного оборудования так и не смогли найти в крови мальчика следов Y-хромосомы.

Потом они взяли образец кожи мальчика и в нем все-таки обнаружили ХY-хромосомы. Это заставило их очень внимательно изучить ДНК этого мальчика. Как правило каждый ребенок получает Х-хромосому от своей матери и отца, но обе ХХ-хромосомы этого мальчика пришли от его матери.

По версии исследователей, этот странный случай произошел когда в организме женщины начался процесс самопроизвольного деления яйцеклетки, а вскоре в эту же яйцеклетку попал сперматозоид, после чего ребенок начал развиваться как все обычные эмбрионы.

Ребенок монахини

В 1742 году в Баварии сестра Жозефина Розенталь забеременела и была очень смущена этим явлением, как и другие монахини в их женском монастыре. Еще более странным это стало, когда специальная медицинская проверка выявила, что сестра Жозефина все еще девственница.

На 8 месяце беременности у Жозефины начались схватки и на свет появилась девочка, которую назвали Марией. Она выжила, несмотря на недоношенность, а вот сестра Жозефина вскоре после родов умерла от сильного кровотечения.

Маленькая Мария была очень слабой, но монахини сумели выходить ее и со временем стали считать ее святой, называя божественным ребенком. Когда Марии исполнилось 33 года, она внезапно заболела загадочной болезнью. Лечение не давало никаких результатов и вскоре Мария умерла. По словам монахинь, она повторила путь Иисуса Христа.

Мумифицированные останки головы Марии Розенталь и сейчас хранятся в этом монастыре, а еще немного ее высушенной крови в маленьком флаконе и прядь ее волос.

Существует легенда, что монахини специально сохранили эту кровь, потому что и Жозефина и ее дочь Мария на самом деле были внутренними гермафродитами, то есть внутри их тела могла самостоятельно оплодотвориться и развиться новая человеческая жизнь.

Есть также неподтвержденные сведения о том, что в 1950-х годах некие врачи нелегально заполучили частичку останков Марии Розенталь и провели их исследование. Они якобы выяснили, что на момент своей смерти Мария тоже была беременной и вынашивала ребенка. Может быть именно эта необычная беременность и повлияла так негативно на ее организм, отчего она скончалась.

Все христиане со времен апостольских верят, что Господь Иисус родился «от Марии Девы и святого Духа», не имея земного отца. Вот как об этом говорится в Евангелии от Матфея:

Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго. Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их (Мф 1:18–21).

О том же свидетельствует и евангелист Лука:

В шестой же месяц послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария. Ангел, войдя к Ней, сказал: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами. Она же, увидев его, смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие. И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца. Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю? Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим (Лк 1:26–35).

Неверующие полагают, что это — миф, созданный ранней Церковью, чтобы подчеркнуть значение Иисуса.

Например, либеральный протестантский богослов начала ХХ века Гарри Эмерсон Фосдик выражал эту мысль так: «Вера в непорочное рождение как объяснение личности великого человека — вполне известный способ, которым в древности объясняли чрезвычайную исключительность.

Ранние христиане хотели завоевать языческую аудиторию, представив им чудесно рожденного Иисуса, — и так якобы появилась история, которую дальнейшие поколения самих христиан стали принимать за чистую монету.

А на самом деле?

Этот миф исходит из того, что у ранних христиан были веские мотивы приписать Иисусу безмужнее рождение. Как будто они решили устроить мозговой штурм, чтобы хорошенько обдумать, как бы им получше продвинуть нового Мессию в массы. И тут им пришла в голову такая перспективная маркетинговая идея — объявить, что у Иисуса не было земного отца, и сочинить всю историю про юную еврейскую девушку, которая оказывается беременной до свадьбы, глубоко огорченный, но великодушный жених решает потихоньку расторгнуть помолвку, но тут ему является ангел…

Беда в том, что на самом деле это просто ужасная идея с точки зрения продвижения новой религии. Она очень неудобна с точки зрения взаимоотношений и с иудеями, и с язычниками.

Она воспринималась врагами и насмешниками как подарок, и они в нее с радостью вцеплялись, да и до сих пор вцепляются. Для традиционного общества это просто огромный скандал — невеста беременна до свадьбы, да еще не от жениха. Святой Иосиф показал себя человеком чрезвычайно добрым и терпеливым, отказавшись опозорить Марию и всю ее родню на весь мир.

Конечно, у людей, которым обращались апостолы, часто не было его доброты и мудрости, а главное — веры, и они встречали рассказы о Непорочном (безмужном) Зачатии Иисуса Христа грубыми насмешками. Неверы всегда лучше знают, что было на самом деле, и христиане, рассказывая всю эту историю, страшно подставлялись.

Благовещение Пресвятой Богородице; Константинополь; XII в.; Трапезундское евангелие, 1140—1160 гг.

Непорочное Зачатие, таким образом, соответствует тому, что ученые называют «критерием неудобства». Этот критерий исходит из того, что людям свойственно говорить или писать так, чтобы представить свое дело в максимально благоприятном свете, и избегать того, что будет воспринято негативно или вызовет насмешки.

У первых христиан была только одна причина придерживаться такого неудобного рассказа, как повествование о Непорочном Зачатии Иисуса Христа, — они знали, что это произошло на самом деле и что это важно.

Святитель Игнатий Брянчанинов писал:

«Если рассмотреть внимательно повествование евангелиста Матфея о рождении Господа нашего Иисуса Христа, то делается тотчас очевидным, что Евангелист употребил все тщание на то, чтоб показать с ясностию и точностию рождение Богочеловека от Девы, без мужеского семени. Для этого Евангелист объясняет, что Дева, обрученная мужу, не познав мужа, оказалась имеющею во чреве от Святого Духа; для этого Евангелист приводит свидетельство Ангела, явившегося во сне Иосифу и удостоверившего, что плод во чреве Девы от Святого Духа; для этого Евангелист приводит Пророка, предвозвестившего, что Дева зачнет и Дева родит Сына, Спасителя миру; для этого, говоря уже о самом рождестве Богочеловека, Евангелист показывает, что Мария родила Его, будучи Девою, как и зачала, будучи Девою.

Обстоятельства, касавшиеся собственно лица Богоматери и не составлявшие главного предмета, который был описываем Евангелистом, оставлены им без отчетливого объяснения. — Такой же характер имеет и повествование евангелиста Луки о рождении Христовом. Умалчивая о недоумении Иосифа, о явлении ему Ангела во сне, святой Лука поведает о пришествии Архангела Гавриила к Божией Матери с радостнейшим благовестием от Бога о зачатии и рождении Ею Сына Божия, повествует о том, что Елисавета от действия Святого Духа узнала в Марии Матерь Божию.

Елена Черкасова. Благовещение

Святой Лука так же, как и Матфей, называет Марию Девою, обрученною мужу, а рожденного Ею Богочеловека Ее Сыном — Первенцем. Подобного изложения обстоятельств, касавшихся собственно Девы, святым Лукою не сделано; только косвенным образом явствует из его поведания, как выше было сказано, безболезненность Девы при рождении Богочеловека <…> Евангелие упоминает о братьях Богочеловека; на это обстоятельство указывают хулители Приснодевы, как на подтверждение своего мнения. Но достоверное предание Православной Церкви объясняет, что название братьев Господа носили сыновья праведного Иосифа, обручника Божией Матери, от первой жены его. Они носили название братьев Господа точно в таком же отношении, в каком Иосиф назывался Его отцом. Сама Богоматерь именовала так Иосифа.

Нашедши двенадцатилетнего Господа в храме иерусалимском, Она сказала Ему: Чадо, что сотвори нама тако; се, отец Твой и Аз боляща искахома Тебе. Современные иудеи, не знавшие зачатия от Святого Духа и рождения от Девы, признавали Богочеловека сыном Иосифа; а Божия Матерь, ученики и ближние Господа скрывали великое таинство от ожесточенных иудеев, не останавливавшихся хулить очевидные знамения.

Какой богохульный вопль подняли бы они, если б им было открыто зачатие от Духа и рождение от Девы? Это осталось для них неизвестным, и, по народному мнению, считался и назывался Иосиф отцом, следовательно, сыновья его считались и назывались братьями Господа. Они по годам были гораздо старше Богочеловека, Который, следовательно, по отношению к ним не мог быть первенцем».

Кому выгоден этот миф?

Этот миф — его можно назвать «мифом о рождении от Святого Духа» — встречается не только в популярных статьях, но и у серьезных ученых. И это понятно: Непорочное Зачатие является чудом, сверхъестественным Божиим вмешательством, и, если человек придерживается мировоззрения, в котором нет места ни Богу, ни каким-либо Его действиям в мире, он неизбежно будет отвергать любые свидетельства такого сверхъестественного вмешательства. Он будет просто вынужден искать какие угодно объяснения имеющихся свидетельств, кроме самого прямого — чуда.

В развитии мифа большую роль сыграл либеральный протестантизм: столкнувшись, в XIX–XX веках со все более скептической, материалистически настроенной культурной средой, некоторые богословы решили, что хорошей идеей будет начать приспосабливаться и как-нибудь заметать под ковер те библейские чудеса, которые — как и в древности — вызывали особенные насмешки неверующих.

А если мы верим в Бога, и верим в воскресение Христа из мертвых — событие, несомненно, сверхъестественное, — у нас нет оснований сомневаться и в других сверхъестественных событиях, о которых свидетельствуют апостолы, в частности — в Непорочном Зачатии Иисуса Христа.

* Непорочное зачатие Иисуса Христа — в русскоязычной традиции словосочетание «непорочное зачатие» употребляется по отношению к двум совершенно разным доктринам: о Непорочном Зачатии Иисуса Христа и о Непорочном зачатии Девы Марии.

Эти два термина имеют совершенно разное значение — в случае непорочного зачатия Иисуса Христа подразумевается его безмужное зачатие Девой Марией от Святого Духа, а в случае непорочного зачатия Девы Марии имеется в виду католическое учение, согласно которому Богородица была рождена без первородного греха, то есть была абсолютно безгрешной. Православная Церковь этого догматического положения не разделяет и считает его противоречащим сложившемуся в эпоху Вселенских соборов учению о спасении.

В Евангелии от Луки сама Богородица называет Иисуса Христа своим Спасителем.

В большинстве других мировых языков эти две доктрины имеют разное название (например, в латинском «Virginalis conceptio» и «Immaculata conceptio»).

В заметке кратко рассматривается тождественность православного и католического учения касательно Непорочного Зачатия Девы Марии.

Догмат о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии

Как известно, центральным и определяющим вопросом, по которому расходятся взгляды католиков и православных в богословском учении, является вопрос о возможности развития (или, точнее, раскрытия) догматов Церкви. Православная Церковь, руководствуясь догматическими установками и решениями первых семи Вселенских Соборов (последний состоялся в 787 году), исключает какие-либо новые добавления к ним. Католическая Церковь, признавая незыблемость вероучения, заповеданного Христом и апостолами, тем не менее допускает возможность углубления учения Церкви в виде новых догматов.
Примером такого развития вероучения может служить догмат о Непорочном Зачатии Пресвятой Богородицы, который официально был провозглашен Папой Пием IX в булле «Ineffabilis Deus” в 1854 г., сравнительно недавно, по историческим меркам. Здесь требуется разъяснение сути этого догмата, само название которого вводит непросвещенных российских верующих в заблуждение. Дело в том, что существующие два разных догмата — о Девственном рождении (бессеменном зачатии) Девой Марией Иисуса и о Непорочном Зачатии Самой Марии — воспринимаются русскими традиционно одинаково: «о Непорочном Зачатии”. Вследствие этого большинство православных, которые знакомы с общехристианским догматом о чудесном зачатии Спасителя от Св. Духа без участия земного отца, считают такое же девственное рождение самой Девы Марии вымыслом Католической Церкви.
Между тем, суть этого догмата совершенно иная. Под Непорочным Зачатием Богородицы католическое вероучение понимает непричастность Девы Марии первородному греху с момента зачатия, которое, однако, произошло вполне естественным путем от земных родителей — Иоакима и Анны. Этот догмат является в католицизме важнейшим логическим звеном в развитии мариологии — учения о Деве Марии и Ее роли в истории Спасения. Православная Церковь, также почитая Пресвятую Богородицу превыше всех ангелов, тем не менее отвергает этот догмат, считая Марию только лично безгрешной, но не лишенной, подобно всем людям (исключая Богочеловека Иисуса), первородного греха. Аргументируя это мнение, православные богословы ссылаются на отсутствие каких-либо указаний на факт Непорочного Зачатия в Священном Писании и Священном Предании.
Действительно, прямых доказательств о Непорочном Зачатии Девы Марии в Священном Писании нет. В результате все аргументы со ссылкой на Св. Писание носят косвенный характер: Пресвятая Дева, призванная стать Матерью Господа, должна была удостоиться особой святости (даже в сравнении с пророками) уже в первый момент своего существования. А ведь о пророке Иеремии и Св. Иоанне Предтече сказано, что они были освящены уже в утробе матери (Иер 1.5; Лк 1.15).
Имя Той, Которая стала Матерью Господа, довольно рано обрело ореол особой святости. Примечательно, что культ Марии стал развиваться прежде всего на Востоке, где впервые к Ней начали обращаться в молитвах (III—IV
вв.), сочинять в Ее честь гимны и упоминать Ее в литургии. На Востоке впервые Ее имя присваивали храмам (IV в.), писали Ее образы, ввели в Ее честь церковные праздники (V в.). Восточный Ефесский Собор 431 г. признал возможным именовать Деву Марию «Богородицей”.
На Западе формы восточного благочестия прививались гораздо медленнее и не без труда. Лишь в конце V в. обращение к Матери встречается в гимне, и только в VII в. Запад перенимает восточные праздники в честь Богородицы — Благовещение, Успение, Сретение. Мария становится центральным персонажем латинской поэзии, Ее почитают уже не только как евангельскую Мать Иисуса, но и как Небесную Царицу и Заступницу.
К тому времени на Востоке уже был распространен праздник Зачатия Богородицы. Возникший ок. 700 г., по-видимому, в сирийских монастырях, он приобрел популярность в странах Византийской империи, но на Западе самые ранние сведения о нем относятся только к середине XI в. Первой западной страной, где начали отмечать этот праздник, была Англия, хотя до сих пор точно не известно, откуда о нем там узнали. Вильгельм Завоеватель, правивший Англией с 1066 по 1087 г., в ходе реформ англо-саксонской Церкви официально запретил его, но уже через несколько десятилетий, ок. 1125 г., несмотря на ряд протестов, празднование Зачатия Богородицы было возобновлено. Одновременно впервые был поднят вопрос о Зачатии Пресвятой Богородицы с точки зрения богословской науки.
На основании исторических источников, приоритет в попытке обоснования догмата о Непорочном Зачатии Богородицы принадлежит английскому монаху Идмеру, написавшему в 30-х гг. XII в. на эту тему трогательный и наивный трактат. Однако вскоре стало известно письмо св. Бернарда Клервосского, адресованное клиру Лионского Собора, где он резко осуждал и сам праздник Непорочного Зачатия, и тем более соответствующее учение. Таким образом, речь уже тогда зашла о непричастности Девы Марии греху с момента Ее зачатия.
Церковное почитание Богородицы тем временем возрастало, и многие богословы все больше склонялись к устойчивому мнению об абсолютной непорочности Девы Марии с самого момента Ее зачатия. С другой стороны, раздавались голоса, утверждавшие, что Божия Матерь не могла быть Пречистой изначально, ибо в этом случае возникало противоречие с учением об искуплении Христом всех людей. Данную точку зрения разделяли такие выдающиеся мыслители, как свв. Фома Аквинский, Альберт Великий и Бонавентура.
Возникшие противоречия в значительной мере снял богослов-францисканец из Оксфорда Дуне Скотт (1264—1308 гг.). По его мнению, Божия Матерь была безгрешна изначально, но именно в силу этого еще больше нуждалась в искупительной жертве Предвечного Сына, дабы быть огражденной от потенциально угрожающего Ей греха, который в любой момент мог коснуться Ее. Тем самым противоречие с учением о всеобщем характере искупления вроде бы устранялось, но возникал другой вопрос: почему же первородный грех мог угрожать Пречистой, уже получившей особый дар благодати при зачатии?
Вопрос, в самом деле, очень непростой, и через два века по нему развернулась масштабная полемика. Знаменитый томистский богослов Каэтан (1469—1534 гг.) разработал весьма сложную концепцию, благодаря которой появилась возможность сделать окончательный вывод о непричастности Девы Марии первородному греху с момента Ее зачатия.
Жаркие споры продолжались еще долгое время; весьма примечательно, что в 1476 г. Папа Сикст IV официально запретил сторонам, спорящим по вопросу о Непорочном Зачатии, обвинять друг друга в ереси.
К XVII веку вера в Непорочное Зачатие уже основательно утвердилась на Западе, и стали вырисовываться контуры нового догматического определения. Однако полемика еще не затихла, и Папа Павел V решил внести в этот вопрос определенность: в 1617 г. он запретил публично выражать мнение, противоречащее идее Непорочного Зачатия. Несколько позже Папа Григорий XV не разрешит и письменные богословские публикации на эту тему. Все громче раздавались требования о провозглашении нового догмата, но Григорий XV не торопился, твердо заявив, что Святой Дух еще не открыл Церкви эту тайну.
Тем не менее в 1661 г. Папа Александр VII по настоятельной просьбе испанского короля Филиппа IV в специальной булле издал распоряжение о всеобщем церковном почитании Непорочного Зачатия. Однако и в этом послании Александр VII проявляет немалую осторожность.
Наконец, в 1854 г., предварительно проконсультировавшись с епископами, Папа Пий IX в специальной булле «Ineffabilis Deus” провозгласил догмат о Непорочном Зачатии Пресвятой Богородицы. На этот раз в документе уже звучит четкое определение: Пресвятая Дева непричастна к первородному греху С момента зачатия по благодати Божией.
В 1858 г. Бернадетте Субиру в Лурде явилась Приснодева, назвавшая, себя «Непорочным Зачатием”, что и послужило для Церкви и верующих подтверждением правильности решения Папы.
С тех пор этот догмат утвердился в системе католического вероучения, хотя продолжал подвергаться критике и протестантских, и православных, и некоторых католических богословов лево-либерального направления.
Как же относилась Восточная Церковь к вопросу о Непорочном Зачатии Богородицы в то самое время, когда он был предметом спора западных богословов? Вера в Непорочное Зачатие на Востоке не получила доктринального закрепления. Тем не менее, она там вовсе не исчезла и подчас громко о себе заявляла. В XV в. о приверженности этой вере заявил Георгий Схоларий (Геннадий II) •— первый Константинопольский Патриарх, вступивший в сан после завоевания Византии турками. В XVI—XVIII вв. под влиянием усилившихся контактов с католиками учение о Непорочном Зачатии повсеместно распространилось в южно-русской Церкви. Профессора Киевской православной академии даже дали клятву защищать это учение, а слушатели академии в честь Непорочного Зачатия Богородицы основали общество «Sodalitas Mariana” («Марианское братство”). В сборниках поучений и проповедей русских пастырей того времени уже часто встречается подтверждение их веры в Непорочное Зачатие. Архиепископ Черниговский Лазарь Баранович, названный св. Дмитрием Ростовским «столпом православия”, писал: «Ангели дивятся зачатию Твоему, Чистая, како Ты, от семени зачатая, греху бысть непричастна”. Иоанникий Голятовский, ректор и игумен Киевской коллегии, утверждал, что «Пречистая Дева без греха первородного зачалася”. Тех же взглядов придерживались Стефан Яворский, Феодосии Черниговский, архимандрит Печерский Стефан Гизель, митрополит Киевский Иоасаф Кроковский. Учение о Непорочном Зачатии содержится в первом издании «Четьих Миней”, составленных одним из самых почитаемых русских святых — Димитрием Ростовским (однако из последующих изданий оно было устранено по распоряжению Патриарха Московского Иоакима).
До сих пор продолжаются споры о том, как отражена вера в Непорочное Зачатие Богородицы в молитвах и песнопениях православного богослужения. Тексты, содержащие величания Богородицы как Пресвятой, Пренепорочной и другие, для защитников этой концепции служат доказательством ее правомерности, а для их противников — лишь указанием на особую святость Матери Божией. Нам все же кажется, что в православном богослужении, пусть и не в прямой форме, слышны отзвуки веры в Непорочное Зачатие. К примеру, в кондаке на Рождество Богородицы событие Рождества однозначно связывается с прерыванием действия первородного греха: «Адам и Ева от тли смертныя освободистася, Пречистая, в святем рождестве Твоем”. Сохранили эту веру и старообрядцы.
В заключение попытаемся подвести некоторые итоги:
Оформление в Католической Церкви догмата о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы Марии является закономерным следствием постоянно возраставшего почитания Матери Божией церковным сознанием. Об этом свидетельствует не только факт признания Католической Церковью учения о непричастности Богородицы первородному греху, но и его развитие на православном Востоке. Прерванное по ряду исторических причин, оно, тем не менее, довольно устойчиво там сохранялось в частных мнениях ряда православных богословов и в литургической практике.
Вместе с тем, неоднозначный и противоречивый путь развития этого учения на Западе показывает его сложность. Понимание этого должно, как нам кажется, способствовать более взвешенным оценкам в осмыслении данного вопроса.
Журнал «Истина и Жизнь», № 4 за 1993 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *