Нести свой крест

Любой православный человек назовет свои или чужие испытания крестом, без запинки скажет, что Господь никому не дает крест выше его сил. Но многие не выдерживают испытаний, и даже у верующих это часто вызывает чувство протеста. Почему это происходит? Что такое жизненный крест, обязательно ли он связан со страданиями? На эти вопросы «Нескучному саду» отвечает настоятель храма Иоанна Предтечи села Ивановское Ногинского района Московской области протоиерей Игорь ГАГАРИН.

До радости надо дорасти

— Отец Игорь, если у каждого, как учит Церковь, свой крест, значит ли это, что христианин обязательно должен страдать?

— Об этом Сам Господь говорит: «И, подозвав народ с учениками Своими, сказал: ибо кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8: 34-35). А вспомните, чем был крест в то время. Символом позора — на кресте распинали бунтовщиков, беглых рабов и разбойников. Римских граждан не распинали (поэтому и апостола Павла не распяли, а Петра распяли), смерть на кресте считалась самой унизительной. То, что Господь пошел на это унижение, говорит о величии Божией любви к нам. Тогда даже апостолы не могли понять этот высший смысл креста, он открылся людям только после Воскресения. Но гонения на Христа начались до Голгофы, когда Его изгоняли из городов. И говоря о кресте, Он призывает быть верными Ему, идти за Ним даже в страданиях.

Это не значит, что к страданиям надо стремиться. Опять же Господь Сам подает нам пример правильного отношения к ним: «И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26: 39). И мы по Его примеру за каждой Литургией молимся: «О избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды…» Но при этом в молитве Оптинских старцев, которую многие из нас включают в утреннее правило, мы читаем: «Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душою и твердым убеждением, что на все Твоя святая воля». Думаю, смысл этих слов и в том, что мы просим Господа дать нам силы принять свою скорбь как крест. Принять с верой и смирением и достойно понести.

— Всегда ли крест — скорбь? Разве супруги друг для друга не крест? Или дети для родителей? При этом у кого-то семейная жизнь складывается счастливо, дети радуют.

— Думаю, когда в семье все хорошо, ни муж про жену, ни жена про мужа не скажет, что это его или ее крест. Такие сравнения приходят в голову, когда во взаимоотношениях возникают проблемы. Понимание, что эти испытания попущены Богом, поможет достойно нести их, с Божией помощью наладить отношения, сохранить семью (заметьте, неверующие люди в большинстве таких случаев разводятся). Тяжелая болезнь одного из супругов для другого тоже, конечно, крест. Но я считаю, что и тогда ни в коем случае не надо говорить в лицо: «Ты мой крест». Никого эти слова не вдохновят.

Я слышал разные объяснения понятия «жизненный крест». Одно из них такое: крест — некоторый Божий замысел о конкретном человеке, который может очень сильно отличаться от его собственного замысла о себе, его жизненных планов. Если человек покорится Божьему замыслу и пойдет путем, который уготовал для него Господь, он понесет свой крест. Не могу сказать, что такое объяснение креста неверно. Но я понимаю крест именно как горькую составляющую нашей жизни, которую принимаю с благодарностью, понимая, что эта горечь в конечном счете обращается в сладость. Не на смену горечи придет сладость, но она уже присутствует в горечи. Чем глубже вера, тем лучше человек это понимает. Выражение «нести свой крест» стало крылатым, его часто употребляют и неверующие люди. Умом и они понимают смысл креста. Но понять сердцем и принять его можно только во Христе. У священноисповедника Луки (Войно-Ясенецкого) есть удивительные слова: «Я полюбил страдание». Это, на мой взгляд, уже высочайший духовный уровень, когда страдание перестает быть чем-то удручающим, а приносит, наоборот, радость во Христе.

— Но есть люди, прожившие долгую жизнь без серьезных страданий.

— Слава Богу! Но все же мы видим только внешнюю сторону их жизни, не знаем, что в душе происходило. Я убежден, что скорби в жизни каждого человека неизбежны — так устроен наш мир. Об этом Господь говорит: «В мире будете иметь скорбь» (Ин. 16: 33). И апостол Павел учил, что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14: 22). Земная жизнь — подготовка к жизни вечной. Невозможно сформироваться для вечности без опыта скорби и страданий. Но надо выстраивать отношения с Богом в семье, на работе, с соседями, меняя свое сердце, отношение к ближнему. Многие же неофиты надеются приблизиться к Богу через внешние перемены. Отец Иоанн (Крестьянкин) называл это поиском самодельного креста. И искусственное стремление к страданиям — тоже самодельный крест. Страдания сами нас найдут. Преподобный Парфений Киевский, аскет и молитвенник (кстати, очень жизнерадостный человек), переживал, что в его жизни нет страданий. И однажды даже спросил митрополита Филарета (Дроздова), спасется ли он. Ведь никто не преследует, не гонит его, напротив, все любят! Святитель ответил: какие еще скорби и гонения нужны тебе, когда ты сам так себя гонишь и утесняешь.

А зачем искать крест как произвольные страдания? Ведь если человек просто решит жить по совести и ни при каких обстоятельствах от ее требований не уклоняться, у него в нашем мире уже столько проблем возникнет, что никаких дополнительных крестов не потребуется. Вообще, жить по Евангелию и избежать при этом трудностей и скорбей едва ли возможно.

Любой отказ ради Христа от чего-то такого, от чего предпочел бы не отказываться, это тоже — крест. И в то же время — радость. Вот Великий пост… Неверующим он представляется мучением, они во время поста искренне сочувствуют нам: «Бедные, как вы себя мучаете!» А мы знаем, какой радостью оборачивается для души это некоторое ущемление тела.

Но и до понимания радости поста надо дорасти. Человеку ведь свойственно бросаться в крайности. Например, у одной моей прихожанки заболел ребенок, и она просила благословения целую неделю вкушать только хлеб и воду. Желание благое, но я спросил ее, всегда ли она соблюдает среду и пятницу. «Нет, ну что вы!» — ответила она. Я и предложил ей начать с того, чтобы всегда, а не только на время болезни ребенка, соблюдать среду и пятницу. А такими неразумными рывками себя можно и до истощения довести, и до нервного срыва. Не нужно сразу подражать древним подвижникам, начните с малого. И это тоже будет крестом.

«Тебе легко рассуждать!»

— Говорят, что Господь не посылает испытаний выше человеческих сил. Почему же тогда некоторые люди не выдерживают своего креста, отчаиваются, ропщут, даже кончают жизнь самоубийством?

— Очень сложный вопрос. Мне часто приходится исповедовать и причащать болящих. Страдания их, действительно, кажутся порой невыносимыми. Если я начну говорить о смысле и ценности креста, такой человек скорее всего подумает про себя: «Тебе легко рассуждать, ты-то не страдаешь. Сейчас причастишь меня и побежишь дальше по своим делам — здоровый и молодой. А мне тут еще неизвестно сколько мучиться». И ведь будет прав! Рассуждать о страданиях может только тот, кто сам в данный момент страдает, только его слово может убедить. То есть по сути ответить на ваш вопрос может только Сам Христос. И когда я прихожу к больному человеку, то стараюсь помочь ему встретиться с Христом. Не говорю от имени Христа, что надо претерпеть, а стараюсь, чтобы он лично встретил Христа, услышал Его. Только человеческими силами тут не поможешь, гораздо больше надежды на Божию благодать, которую мы получаем в Таинствах. А если перед причастием прочитать тяжелобольному назидательную проповедь с прозрачным намеком на его маловерие, велика вероятность, что причастится он отнюдь не с сокрушенным и смиренным сердцем. По моей вине! Не нравоучение нужно страдающему, а утешение, сочувствие. Тогда есть надежда, что таинство он примет с верой, и благодать Божия коснется его сердца, он сам почувствует, что крест, данный ему Господом, не превышает его сил. Мой же долг перед причастием выслушать его исповедь и, как бы он ни роптал, с любовью сказать ему: «Я понимаю, как тебе тяжело, но постарайся, если веришь мне, лично встретиться с Христом».

— Вы считаете, священник никогда не должен говорить человеку, что его страдания — это его крест?

— Я это иногда говорю людям, но ни в коем случае не категорично. Например, болеет человек, я предлагаю ему молиться об исцелении и сам обещаю помолиться (и молюсь), но иногда добавляю: «Мы не знаем, но, возможно, это ваш крест, тогда придется смириться и нести его». Не каждому можно это сказать, кого-то и такие осторожные слова травмируют, а наша задача — поддержать человека морально, помочь ему не отчаяться. Того, кто укреплен в православной вере, может поддержать напоминание о том, что воля Божия о нас часто не совпадает с нашими желаниями. Но не надо понимать крест как что-то постоянное, неизменное. Бог есть Любовь, Он вовсе не хочет, чтобы мы мучились, а попускает страдания в надежде, что они помогут нам переосмыслить свою жизнь, измениться, выйти на другой духовный уровень. Я бы сравнил крест с хирургической операцией. Хирург делает пациенту больно, чтобы вернуть ему здоровье, насколько это возможно. Крест — тоже операция, но на душе. Больной душе! Если человек перенес ее правильно, под влиянием болезни произошла переоценка ценностей, возможно, он больше не нуждается в этом кресте, и Господь от него избавляет. Приходят другие кресты, например, болезнь близких. Значит, сегодня для духовного роста человек должен научиться состраданию, жертвенной любви к ближнему. В этом смысл креста — в нашем духовном возрастании.

Многим людям страдания помогли прийти к Богу в зрелом возрасте. А кто-то, наоборот, из-за этого еще больше озлобился. Мне кажется, что страдания высвечивают суть человека. Бог любит всех, стучится в каждое сердце, но уважает свободу выбора.

Кто виноват

— А как понять, попущены страдания Богом или ты сам виноват в них?

— Они в любом случае попущены Богом, но это не отнимает элемента нашей вины. Несколько лет назад я причащал мужчину, умиравшего от цирроза печени. Ему еще не было пятидесяти, до болезни он много пил. В таких случаях причина болезни очевидна. И он признал, что сам виноват, сам довел себя до смертельной болезни, покаялся, причастился и вскоре мирно отошел ко Господу. А не будь у него цирроза, возможно, прожил бы еще несколько лет, но продолжал пить и закончил бы свою жизнь где-нибудь под забором, без покаяния. Безусловно, он сам довел себя до болезни, но болезнь эта стала для него благом.

Это, конечно, исключительный пример. Но в любом случае болезнь, скорбь — повод для осмысления своей жизни, анализа, поиска ошибок и, главное, для покаяния. Об этом прекрасно говорит апостол Иаков: «С великою радостью принимайте, братья мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка» (Иак. 1: 2-4). И в этой же главе он указывает причину наших скорбей: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает, потому что Бог не искушается злом, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1: 13-15).
Но речь, конечно, идет о греховности падшей человеческой природы. Утверждение, что любая болезнь послана человеку за его конкретные грехи, мне кажется примитивным. А ведь и в некоторых современных православных книжках такое можно прочитать. Интересно, как авторы объяснят болезни преподобных Амвросия Оптинского, Серафима Саровского, многих других святых? Один батюшка остроумно заметил, что если бы все праведники были здоровыми и крепкими, а грешники — хилыми и больными, то любой человек в здравом уме без раздумий присоединился бы к верующим. А в жизни, как мы знаем, часто бывает совсем не так.

— Борьба с трудностями, сопротивление обстоятельствам — это не отказ от жизненного креста? Например, Церковь всегда благословляла обращаться к врачам. Но известны случаи, когда праведные люди отказывались от необходимой операции, целиком полагаясь на волю Божию.

— Да, некоторые святые отказывались от помощи врачей. Честно скажу, мне это самому непонятно. Наверное, им были какие-то откровения от Бога. И даже у святых такие случаи единичны — большинство, заболев, лечились. Тем более недопустимо отказываться от лечения мирянам, семейным людям. Это не смирение, а безответственность перед близкими, самодельный крест. И я бы даже сказал, что медленное самоубийство. Как и вообще пренебрежительное отношение к своему здоровью, которое тоже Божий дар.
Если отец семейства, потеряв работу, не ищет новую, а «смиряется», он тоже придумывает себе самодельный крест. Смирение, принятие креста — отнюдь не бездействие, но правильное отношение к испытаниям, скорбям. Например, у одной знакомой бабушки несколько лет назад дочь заболела раком. Она молилась о ее исцелении, не жалела денег на лечение, ухаживала за ней, поддерживала морально, но по ее настроению я чувствовал, что она полностью полагается на волю Божию. И когда дочь умерла, она, конечно, переживала, но у нее не было и тени ропота на Бога. Вот так и нужно относиться к скорбям. По возможности сопротивляться, молить Господа об избавлении, но, как бы ни сложились обстоятельства, принять их с верой в мудрость Божьего Промысла.

— Миссионеры обычно говорят о радости, а священники в проповедях — о страдании. Некоторых новоначальных это разочаровывает. Мол, как же так, обещали радость, а теперь призываете страдать?

— Большинство в Церковь приводят скорби. На исповеди примерно три четверти людей делится со мной чем-то очень тяжелым и страшным из своей жизни. И я обязан отзываться на вопросы прихожан в своих проповедях. Когда я говорю о необходимости терпеть скорби, я не призываю искать страдания тех, кто пришел в Церковь в радости, от любви к Богу. Но таких меньшинство. А большинство я призываю не отчаиваться, через страдания пересмотреть свою систему ценностей и поскорее выйти на новый уровень понимания — духовный. Конечно, искать страдания ненормально, противоестественно, противно человеческой природе и здравому смыслу. Христианство — религия радости. Когда мы крестим человека — помазываем его елеем радования. А что такое Евангелие? По-гречески — благая, то есть радостная, весть, информация, ознакомившись с которой, человек должен обрести радость. Но не искусственную радость, которую рекламирует глянец. Искусственную потому, что при малейшей неурядице такая «радость» обращается в скорбь, уныние, раздражительность. А радость во Христе — подлинная, ее не могут отнять у нас никакие скорби и испытания.

СПРАВКА

Протоиерей Игорь ГАГАРИН родился в 1959 году в Харькове. В 1981-м окончил факультет русского языка и литературы Орехово-Зуевского педагогического института, в 1984-м заочно — факультет английского языка МОПИ. Десять лет преподавал в школе русский язык и литературу, работал завучем школы. В 1991 году рукоположен в диакона и священника, назначен настоятелем храма Иоанна Предтечи села Ивановское Ногинского района Московской области. Заочно окончил Коломенскую духовную семинарию. Преподает православную педагогику в Коломенской духовной семинарии и Закон Божий в православной гимназии им. священномученика Константина Богородского в Ногинске. Автор книг «Любить, а не искать любви», «Восстань, душа, что спишь!», «Гореть, а не тлеть».

Святослав Можей, руководитель «Символик», делится своими размышлениями на эту важную для каждого христианина тему.

В Евангелии мы слышим слова Спасителя: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8: 34). Как Вы понимаете выражение «нести свой крест»?

― Начну с фразы «отвергнись себя»… Это значит: не думай о своей пользе, не занимайся чрезмерным саможалением, а думай о служении Богу и ближнему. «Следуй за Мной». Это значит: не следуй за своей выгодой, своим комфортом, благосостоянием, а следуй за Господом, живи по Его заповедям и неси крест, который Он тебе дал.

Что значит крест? Он у каждого свой. Дает его Господь. Очень часто люди пытаются убежать от креста к более легкой жизни, пожалеть себя, отказаться от ответственности, груза проблем. Найти уютный тихий уголочек, несложную занятость… Но крест все равно догонит человека, иногда даже более суровый, чем тот, от которого он отказался. Знаю людей, которые получили благословение на монашество у почитаемых старцев, но этот крест на себя не взяли. Могу сказать, что дальнейшая их жизнь сложилась несчастливо.

А если наоборот – крест сверх сил?

― Говорят, на крест не напрашиваются и от него не отказываются. Бывает, человек взваливает на себя больший крест, чем может выдержать. Это другая крайность. Но, на мой взгляд, это лучше, чем от трудностей убегать…

Как христианину распознать, в чем состоит именно его крест? Как по гордости не взять на себя непосильную нагрузку или не спутать свои представления о жизненном кресте с тем крестом, который приготовил для тебя Господь?

― Рано или поздно человек почувствует непосильность креста. Наш разговор надо было начать с того, что у каждого человека должен быть духовник. Сейчас, к сожалению, модно не иметь духовника. Люди оправдываются словами Игнатия Брянчанинова об оскудении духовных наставников… А вот один известный старец советовал духовника себе искать в деревне, подальше от городов. Кто ищет, тот найдет. В деревнях у нас много хороших батюшек … У них тяжелый крест: два, три, пять храмов. С утра батюшка в машину сел – там отпевает, здесь освящает дом, в другом месте встречается с молодежью, в третьем берет просфоры на завтрашнюю службу, — и так целый день!

Как человеку понять, его ли это крест? Состояние, в котором он находится, — уже его крест. Но надо еще, чтобы человек рассудил: а что ему предлагала жизнь через духовника, руководителя на работе, — и от чего он отказался. Ведь, возможно, он отказался от своего креста. Я всем рекомендую книгу «Илиотропион». Читая ее, понимаешь, что все с тобой происходящее – от Бога.

Главное, чтобы человек не жил «по минимуму», без какого бы то ни было служения.

Все мы знаем евангельское выражение «мир во зле лежит» (1 Ин. 5:19), а также слова апостола Павла: «все, желающие благочестиво жить во Христе, будут гонимы» (2 Тим. 3:12). О каких гонениях здесь идет речь?

― Для спасения каждый христианин претерпевает то же, что претерпел Господь наш Иисус Христос, только в меньшей степени… Он претерпел гонения – значит, и мы должны их терпеть. Многие, когда пришли к Богу, испытывали гонения от своих домашних. В жизнеописаниях старцев, в житиях святых мы читаем, что их не понимали самые близкие, выгоняли из дома, причиняли много зла …

Другой пример. За последний год в интернете было несколько волн травли и осуждения священников. Эти батюшки не грешнее других. Просто для них наступила стадия гонений…

Недавно у меня был мини-отпуск, я поехал по знакомым батюшкам, по монастырям. А батюшки эти святой жизни… Знаете, что я услышал? К одному приезжаю, он рассказывает: «На меня уголовное дело завели. Мы деревья вырубили на своей территории, кто-то написал заявление, что мы вырубили вековые деревья». Приезжаю к другому батюшке: «Прокуратура со мной разбирается. В здании, где был временный храм, пока строился основной, хотели гараж сделать, я запретил, открыл там кружок рисования». А разрешил бы он гараж строить в святом месте, не было бы на него никаких гонений!

А обычные люди, не священники, не святые? Каким образом они претерпевают гонения?

― Если Евангелие исполнять в полноте, что очень сложно, особенно семейным людям, то вы станете неугодным даже тем, кому привыкли доверять. Если вы отречетесь от мирского духа, от стяжательства, — у вас попросят рубашку, а вы дадите две; пойдете в тюрьмы, в больницы, — будьте готовы к гонениям…

Мы живем в социуме, поэтому несение своего креста связано для нас с терпеливым перенесением недостатков других людей. «Друг друга тяготы носите, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6:2), — говорит апостол. Как Вы определяете для себя, до какой степени нужно снисходить к человеку и терпеть его немощи? Как не сделаться заложником собственной доброты и не впасть в созависимость с человеком, и, главное, не считать такие ложные отношения своим крестом?

― Сложный вопрос. Поясню на примере. Раньше я принимал на работу всех. Я считал: раз человек пришел ко мне, ему нужно помочь. Но через несколько лет я убедился, что такой подход неверен. Человек находил у меня теплое местечко, где он мог избежать своего креста. Напрягаться сильно не надо, зарплата небольшая, но стабильная, «шеф» добрый и снисходительный… Держать таких работников у себя – это вред не только компании, но и им самим. Людям нужно развитие. Им нужен крест. А где нет развития, там наступает упадок. И для самой личности, и для общего дела… На какое-то время человеку нужна была помощь, пристанище. Я ему помог, дальше — сам.

Но каждая ситуация индивидуальна. Ты можешь думать, что поступаешь правильно, а на самом деле ошибаться. Самое простое – сказать «это твои проблемы, я не обязан их решать». Иногда надо отказать, но мягко, помолившись, понимая, что человеку так лучше.

Для многих людей несение своего креста связано с терпением самого себя. Осознание своих немощей служит для них в итоге ступенькой ко смирению. Для Вас это так?

― Человек должен стараться исправиться, просить Божией помощи. Если не получается, терпеть и нести свой крест. А вот если он расслабляется и оправдывает свои страсти Божиим попущением, то это уже избегание креста. Вот две ситуации: и там, и там человек не может освободиться от греховной привычки. Но в одном случае несение креста, в другом – избегание.

Со стороны кажется, что Вы закрытый человек, хотя вовсе не нелюдимый. Как Вы относитесь к одиночеству — считаете ли Вы его благом или, наоборот, несчастьем? Можно ли быть одиноким в семье, в коллективе? Одиночество с Богом — это про Вас?

― Одиночество – это данность. Человек рождается одиноким и уходит в мир иной одиноким. Умирает один со своими грехами, если даст Бог, с молитвой, с покаянием… Переживания он переносит один. Никто не может прочувствовать в той же мере, что переживает человек. Понять человека полностью тоже не может никто. «Всяк человек ложь».

Получается, что человек один на один с Богом. А вот когда человек с Богом, тогда еще вопрос, одинок ли он… Но среди людей мы все одиноки. Это важно понять и ощутить. Человек иногда пытается заглушить одиночество. Поэтому он включает музыку или телевизор, создает шумовой фон. Дьявольский шум мира сего глушит человека. Момент, когда мы остаемся один на один с собой, очень важен. Становится понятно, почему святые уходили в затвор…

То есть у вас получается быть одному среди людей?

― Странный вопрос. Я родился одиноким. Если я живу, значит, у меня как-то это получается… я ничем не заглушаю одиночество.

Сформулируйте, пожалуйста, пожелания для нас, Ваших сотрудников: как мы должны нести свой крест в отношении самих себя, друг друга, своей работы, чтобы у нас был настоящий христианский коллектив, за который Вам не стыдно было бы нести ответственность?

― Я бы посоветовал всем минимизировать шум, о котором я упомянул, минимизировать развлечения. Они нужны только в том случае, если человек от своего креста уже изнемогает. Для отдыха полезно посмотреть хороший фильм, почитать журнал, книжку хорошую. Важна физическая нагрузка – прогулка с детьми, активные игры. Не стоит подсаживаться на иглу развлечений, чтобы они не превратились в страсть. Я вижу много людей, у которых есть только две вещи — работа и развлечения, и мне очень за них обидно. Понять их сложно …

У человека должно быть какое-то служение. Оно может быть минимальным, но оно должно быть. Человек должен размышлять об этом.

Самый простой пример: газеты в храмах лежат огромными стопками – в одном «Крестовский мост», в другом «Православная газета», — так возьмите, поменяйте их местами. Стопки станут в два раза меньше, люди прочтут и то, и другое. В подъездах сейчас есть библиотеки — отнесите православную прессу туда. Кстати, немаловажная проблема: когда никого нет, сектантскую литературу изымайте из этих библиотек и выбрасывайте. Там много всякой эзотерики — «Гадание для «чайников”» или «Трансферинг реальности» В. Зеланда, от которого у людей так «крышу сносит», что они потом всю жизнь мучаются и не могут понять, почему.

Возьмите журнал «Русский дом», где публикуют письма заключенных, напишите на 2-3 адреса. Есть подростковые колонии, с ними можно списаться.

В чем служение Богу и ближнему? В самых простых вещах. Пусть о вере свидетельствуют ваши дела. Перекреститесь, проходя мимо храма. Выпала из урны бутылка – поднимите. Где нужно, помогите добрым советом. Если, например, у знакомого в семье несчастье за несчастьем – посоветуйте человеку сходить в храм. Не надо его пугать наказаниями за грехи, Господь Сам с ним разберется. Вы только направьте: «Дойди до храма, постой на службе, на исповедь сходи, — откроется тебе, почему так происходит в твоей жизни». Прочитали книгу хорошую – дайте другому. С возвратом, без возврата, не важно…

Далее. Интернет пестрит просьбами о помощи. Пишет одинокая мамочка: нас муж бросил, двое детей, за газ платить нечем, за электричество долг, нас выселят, помогите. Да, мошенников много. Свяжитесь с местным батюшкой, спросите, живет такая-то на вашей территории? Нуждается? Если информация подтвердится, поделитесь у себя на страничке, пошлите хоть 100 рублей человеку, теплые слова напишите. Уж 100 рублей-то можно в Москве найти! Порекомендуйте человеку обратиться в фонд «Русская береза», сами напишите о нем в этот фонд. Иногда человек в отчаянии не знает, куда обращаться. Так и напишите: «Мы проверили, обращались к такому-то батюшке, эта женщина существует, действительно нуждается, давайте поможем».

А сколько мы видим бездомных людей! Ну и что, что они пьют. Мы не знаем, что с человеком произошло, как он дошел до такой жизни. Не хотите ему деньги давать — принесите свитер, рубашку, носки, смену белья, пусть хоть переоденется.

Это и есть служение. Люди живут в том же информационном пространстве, видят, сколько горя и проблем у окружающих, у всех есть страницы в соцсетях. Но многие почему-то садятся на иглу развлечений, а служения избегают. Как стать счастливым? Начните помогать тем, кому хуже, чем вам. Вот и весь рецепт! И уныние пройдет, и радость жизни почувствуете!

Спасибо Вам за столь подробный и развернутый ответ! Хочется отправиться на поиски радости прямо сейчас!

― В добрый путь!

Беседовала Анна Кириллова

(из христианской притчи)
О, Господи, как я устал
Нести свой крест убогий.
Так тяжело, я духом пал
И подкосились ноги.
Закрыл глаза… и вижу я:
Толпа людей в дороге –
Незримой силой движима
В своих пределах строгих.
И друг за дружкою они –
Той вереницей долгою
Идут вперёд, считая дни,
Несут кресты убогие.
И я свой крест, как и они
Тяну так, что есть мощи.
Да только видимо у них
Кресты намного проще.
Устал и сбросил я бревно
И отпилил кусочек,
Чтоб легче было мне оно,
Чтоб крест был покороче.
Иду всё дальше, вскоре я
Добрался к цели вроде.
Но пропасть – та история:
Для пеших мост негоден.
А люди те, без суеты,
Соединить, чтоб стороны,
Кладут над бездною кресты,
Друг с дружкою, не споря.
А я стою – моя вина:
Сорвался крест короткий.
Мне не пройти: та сторона…
И подкатил ком к глотке.
Открыл глаза и вижу я –
Лежит тот крест убогий.
Незримой силой движим, да
Нести то мне, о бог мой.
Man Carrying His Cross
O Dear Lord! I`m real bushed
to bear my shabby cross.
It is so hard an` I`m collapsed,
legs sinking under loss.
I close my eyes and have a scene:
a flock of men on a road.
By viewless power it is set,
in its strict limit hold.
And one by one they move along
the way in single file,
marking a day with a white stone,
bearing crosses the while.
As well I drag mine on the ground
with might and main forlorn.
To me their crosses are just found
not to be very long.
Being very tired, drop my log
and saw a little part,
for me to carry, furthermore,
for it just to be short.
I keep on going, soon I see
a point of destination.
There`s an abyss in front of me,
I cannot reach the nation.
Those people, without any buzz,
to join the parts together,
put heavy crosses over abyss,
of two evils the lesser.
I stand alone. It is my fault.
My easy cross fell down.
I cannot pass, alas,… that part…
a lump felt in my throat.
I open eyes and have a scene:
here lies my shabby cross.
By viewless power it is set,
I have to take it, Gosh!
(from a Christian parable)
Перевод автора
Художник Ильяс Файзуллин. «Несущий крест»

Неси свой крест!!! Не говори, что тяжко…
Кому-то в этот миг в сто раз сложней…
Но не носивши ближнего рубашку,
Судить его грехи вовек не смей…
Не истоптав в его лаптях дорогу,
Ты о его ошибках не суди…
Носи в себе не гнев на мир, а Бога…
И даже если нету сил – иди!
Неси свой крест, когда тоска сжимает
Твоё больное сердце до крови…
Когда тебя уныние съедает,
И, кажется, что в мире нет любви,
Себе тверди, что счастье есть на свете,
Ведь это не обман, и есть оно…
К примеру, мама, дом, семья и дети…
Любовь всегда со счастьем заодно!
Неси свой крест, когда друзья стреляют
В твою больную спину, в трудный час…
Так Бог тебя от тех освобождает,
Кто мог предать больнее в сотни раз…
Когда ты хочешь новую квартиру,
Кричишь «Молитвы Богу не слышны»,
Он сделает, что ты захочешь мира
В стране, что погибает от войны!
Неси свой крест!!! Чужой не примеряя…
Как стать дельфином птицу не учи…
Но если миллион свечей сгорает,
То их спасёт огонь одной свечи…
Вот так и ты, тепла отдай немного,
И ничего не требуя вернуть,
Почувствуешь, как много в сердце Бога…
А хочешь быть счастливым, значит – будь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *