Нестяжания

В кризис, когда считаешь каждую копейку, разговоры о нестяжательстве могут показаться чем-то из области кощунства. Но не будем спешить: коварная страсть сребролюбия и стяжательство определяется не размером кошелька, а внутренней предрасположенностью. Почему? Поговорим об этом в сегодняшней статье.

Хочешь быть совершенным – раздай все!

В дни земной жизни Иисуса Христа к Нему подошел искавший духовного совершенства юноша. Молодой человек довольно твердо был убежден в том, что УЖЕ исполнил все заповеди Бога. Но после того, как Христос посоветовал парню раздать все имущество для достижения святости, последний опечалился. И просто ушел прочь.

«Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие»

(Мф. 19:23-24)

В этих словах Спаситель в очередной раз напоминает людям об «узком пути» (Мф. 7:14) в райские обители.

Чем меньше земных привязанностей будет иметь душа в мире, тем легче для нее будет «подняться» на духовную высоту. А вот стремление к накопительству и окружению себя богатством, наоборот, играет с человеком злую шутку. Оно становится подобно брошенному с корабля якорю, который будет удерживать судно на одном месте и не позволит ему, даже распустив парус, ринуться по водной глади за манящую границу горизонта.

Нестяжние, то есть независимость от материальных ценностей, считает одной из евангельских добродетелей. Ей противостоит греховная страсть сребролюбия, выраженная, как уже понятно, в ярой приверженности увеличения благосостояния.

Необязательно, кстати, быть человеком довольно состоятельным по меркам общества, чтобы страдать стяжательством. Грезы о красивой жизни без осязаемого имущества имеют ту же духовную природу и также лишают душу покоя и радости.

Сребролюбец выступает мировоззренческой калькой с каинового племени, которое страх перед Богом и окружающим миром подтолкнул к активным действиям по созданию альтернативного царства безопасности. Только лишь своими силами.

Крупные города, комфортная жизнь, поиск возможностей, стремление к активной социализации и использованию возможностей есть не что иное, как порождение стяжательства.

Каин строит город, гравюра, Ю. Шнорр фон Карольсфельд

«Деньги решают все» или «Миром правят деньги» – идеология стяжателей. Ведь с помощью денег можно купить любую материальную ценность или возможности. По мнению неокаинитов, неограниченные возможности в мире материи и есть счастье. Выходит, что счастье покупается.

Неокаиниты

Материализм сам по себе похож на некоторую форму интеллектуальной ограниченности или даже клинического безумия.

«Верю в то, что вижу» – еще один слоган «земных» людей.

Если следовать логике «отбитых» материалистов, для которых кроме видимого мира не существует ничего более… тогда эпикурейское наслаждение миром вещей, активное пользование предметами и другими людьми вполне закономерно.

Вот только христианам тяжело смириться с подобными мировоззренческими парадигмами. Мы живем в миру среди самых разных людей, и неизбежно подвергаемся диффузии с пространством чужеродных нашей вере ценностей. Где-то нам удается прогнуть под себя изменчивый мир и напомнить ему, что не все в жизни упирается в формулу «карьера, квартира, машина, Бали». А где-то общество убеждает нас «эй, брат, расслабься, не будь так фанатичен, давай как мы!». И мы порой даже неосознанно начинаем жить духом мира.

Навязчивые мысли о сверхприбылях, дорогих домах, автомобилях, поездках, новых заводах обосновываются нами самим себе как обычное желание «нормально жить», ни в чем не нуждаясь и имея возможность делать добрые дела с большей отдачей.

Мы предполагаем, что деньги откроют перед нами широкие возможности, помогут изменить жизнь близких в лучшую сторону, дадут нам успокоение, позволят «выдохнуть» и заняться главным, душой… Но нам так именно кажется.

Образ богатства, у каждого человека собственный, но занимающий разум, формирует качество духовной жизни. Постоянные мысли о материальных ценностях приводят к печали и поселяют в душе чувство беспокойства, или даже гнева. Нам начинает казаться, что деньги решат все наши проблемы, или хотя бы сделают жизнь лучше…

Ловушка. Мы попались. Мы забываем о Боге и тратим внутренний ресурс духа на постоянные переживания о земном. Забывая про «горнее», мы просто топим себя в житейском океане. Выплывать всегда очень тяжело.

Богатство как материальный предмет, сам по себе, духовно безопасно. Опасно человеческое к нему отношение. Купив новую машину, мы по первости сдуваем с нее пылинки. Негодуем, если кто, не дай Бог, обрызгает нашего железного коня после выезда с автомойки. Огрызаемся на пассажиров, если они хлопнут дверью сильнее положенного.

Наши мысли – не о Боге, а о машине. Это лишь маленький пример, который наверняка, вы можете самостоятельно сложить в паззл того, как бессознательное стяжательство губит наш внутренний покой.

Богатство не войдет с нами в вечность. А вот душевная боль от переживаний за осязаемые или иллюзорные блага – вполне. Это нас погубит.

Утратив все до конца, мы обретаем свободу

Фото: монах Онуфрий (Поречный)

Эти слова персонажа книги «Бойцовский клуб» как нельзя лучше подходят для описания состояния человека, не обремененного излишними материальными ценностями.

Первые нестяжатели среди христиан – монахи, но именно они издревле являют мирянам идеал, на который если и не во всем стоит равняться, но воспринимать как образец жизни, обличающий и вразумляющий от ошибок – вполне.

В истории Православия были «святые богачи», и еще больше – достойной жизни состоятельных меценатов. Другое дело, что их отношение к богатству было более легким, чем у наших сребролюбивых современников.

Яркими примерами понимания больших капиталов как даров Бога, которыми необходимо делиться с нуждающимися братьями и сестрами вокруг, были купцы и фабриканты дореволюционной России. О них история сохранила ряд подробных описаний, в том числе, запечатленных в сохранившихся до наших дней величественных архитектурных постройках храмов и монастырей. Кто-то из них, такие, как Иннокентий Сибиряков, поступали и по словам Спасителя: раздавали баснословные капиталы, а сами принимали монашеский постриг…

Праведный Иов, герой Ветхого Завета, не скорбел, потеряв большое, по своим временам, богатство. Роптала его жена, друзья искали повод подломить праведника. Но благочестивый муж не был сердцем привязан к материи. И Бог вернул ему сторицею утерянное имущество. Потому что сердце Иова не было привязано к палатам, пастбищам и стадам. Его душа стремилась к Богу.

Илья Репин «Иов и его друзья”

Но если материальные ценности в душе человека вызывают скорбь, печаль, гнев, зависть, ненависть и вообще лишают его мира… Может, не стоит удивляться, почему мы этим до сих пор не обладаем? Бог видит наши сердца и всегда дает для жизни все самое необходимое. Если мы способны с помощью денег сделать этот мир лучше – Господь обязательно наградит нас ими. Если нет – это только для нашей же пользы. Миром правят не деньги. Миром правит любовь. Деньги заглушают в сердцах людей голос любви. Голос Бога.

Что лучше – слышать Бога или слышать гул надвигающейся бездны вечной пустоты? Выбор всегда за нами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *