Никон и аввакум

Никон

Патриарх Никон происходил из бедных финских крестьян Нижне-Новгородской области. Интересно, что самый ярый его противник Аввакум родился в соседней деревушке.

Сам Никон имел огромный рост, и, увидев его в первый раз в 1663 г., грек Паисий Лигарид был поражен его страшным видом, огромной головой, черными, несмотря на шестидесятилетний возраст, волосами, низким лбом, густыми бровями, длинными ушами и густым голосом. То, что это описание верно, подтверждают другие источники. Павел Алепский также пишет, что патриарх мог провести за столом от полудня до полуночи, а потом служил заутреню, не обнаруживая усталости после попойки.
В 1643 г. он обратил на себя внимание царя. Ставший митрополитом, Никон своей деятельностью оправдал доверие царя Алексея. Во время голода он раздавал в архиепископском дворце пищу и деньги. Он создал богадельни, улучшил режим в тюрьмах.
Твердый и властный характер нового патриарха на время взял верх над царем, которому всегда не хватало твердости. До самого разрыва с царем Никон занимал положение его заместителя в руководстве Московским государством. Патриарх и титуловал себя в некоторых грамотах как «Бо-жией милостью великий господин и государь».
Никон подчеркивал, что опору он видит не в царской милости, а в правах своего сана. Это раздражало Алексея, которому его близкие люди указывали, что самовластие патриарха унижает царский сан. Но Никон вызывал сильное раздражение и у духовенства и бояр. И все это в конце концов привело к разрыву отношений царя и патриарха, хотя по взглядам на церковные преобразования царю был ближе именно Никон, а не его противники, стремившиеся сохранить церковную старину.
На созванном царем Соборе в 1660 г. решили, что Никон достоин лишения не только патриаршества, но и священства. Это решение было оспорено, и дело Никона затянулось до 1667 г. И только Собор, созванный Алексеем в 1666 г., на котором присутствовали два греческих патриарха, александрийский Паисий и антиохийский Макарий и др., 5 декабря 1666 г. осудил виновного на лишение сана и на пожизненное заключение в Ферапонтовом монастыре недалеко от Белого моря.
Располагая шестью монастырскими владениями, назначенными для его содержания, Никон получал от них ежегодно по тридцать пять ведер лучшего вина, восемьдесят ведер меда, тридцать ведер уксуса, пятьдесят семь семг, двадцать белуг, семьдесят стерлядей, сто пятьдесят свежих щук, больше двух тысяч штук другой рыбы, четыреста штук копчений, тридцать пудов икры, пятьдесят пудов свежего масла, пятьдесят ведер сливок, десять тысяч яиц, пряностей, лимонов, муки в большом количестве. Кроме того, Никон владел одиннадцатью лошадьми на конюшне, тридцать шестью коровами в стойле и двадцатью двумя слугами.
Тем не менее Никон продолжал жаловаться на бедность, и царь постарался удовлетворить все его потребности.
Никон всегда любил роскошь. До заключения в монастырь он жил на широкую ногу, в его доме много пили. В будний день к столу подавалось до 29 блюд, не считая закусок. Для сравнения, во времена царя Алексея к столу подавалось с десяток блюд. Патриаршие украшения состояли из такого количества жемчуга и драгоценных камней, что, несмотря на свою мощную комплекцию, он сам не выдерживал их тяжести и вынужден был менять одежду во время службы.
И тем не менее необходимо добавить, что он был дорог большинству русских людей, а расходная книга патриарха говорит о ежедневной раздаче щедрой милостыни.

Аввакум

Передовые ряды раскольников состояли из юродивых, предсказателей, ясновидцев и чудотворцев, которые смело говорили с царем, прорываясь к нему через ряды охраны. Этих людей подвергали жестоким пыткам и ссылали в Сибирь. Но олицетворял этот Великий раскол XVII в., являясь его вдохновителем и деятельным вожаком, Аввакум, яркая жизнь которого полностью отражает обычаи и устои России того времени.
Аввакум родился в Новгородской области от пьяницы-попа и матери, которая исповедовала строгий аскетизм. По выражению К. Валишевского, «Аввакум подпал с колыбели влиянию двух нравственных типов, разделявших тогда большинство московских семей».
Будучи священнослужителем небольшого прихода, Аввакум отличался рвением и крайней строгостью и быстро вооружил против себя прихожан. Однажды его избили чуть не до смерти в церкви, а потом за волосы вытащили из дома, несмотря на его священное облачение. Через неделю после этого какой-то фанатичный верующий изуродовал его руку, откусив зубами палец.
Отказав в благословении сыну воеводы Василия Шереметева из-за того, что тот отрезал себе бороду, Аввакум чуть не поплатился жизнью. Шереметев приказал бросить его в Волгу, и чудом спасшийся поп добился перевода в Юрье-вец, где получил звание протопопа. Здесь он снова возбудил против себя весь клир167. Толпа вытащила его из дома патриарха, где он находился в тот момент по долгу службы, била его кнутом, топтала ногами и оставила полумертвым лежать на земле. Это происходило в 1651 г.
Аввакум отправился в Москву, где вступил в спор с Никоном и стал ярым защитником старого образа жизни. В 1653 г. Аввакума арестовали, снова били и таскали за волосы, а потом заковали в цепи и держали в темной камере три дня без воды и пищи, а потом сослали в Сибирь вместе с женой и детьми.
В 1661 г. Аввакума вернули в Москву, так как патриарх Никон уже был низложен и бояре считали необходимым вернуть его самого ярого противника, которому симпатизировал и сам Алексей.
Протопоп Аввакум был суров в делах религии и морали не только к другим, но и к себе. В молодости его иногда привлекала красота исповедуемых женщин, и тогда он немедленно зажигал три лампады и держал руку над огнем до тех пор, пока нечистое желание исчезало.
Раскол имел больше языческих правил, чем христианских, и насилие естественным образом сопутствовало ему. Однажды Аввакум принимал какого-то монаха и увидел, что тот пьян. Протопоп схватил монаха, уложил его на скамейку, крепко привязал, прочитал заупокойную молитву, приказал бедному монаху проститься с присутствующими и начал бить его палкой. Еле живой монах едва смог унести ноги.
Считают, что Аввакум «был в своей сущности человеком добрым и чувствительным, но во всем, что касалось его религии, он становился не то что непримиримым, но свирепым. Если он разговаривал с никонианцами, то самыми невинными словами его были «воры, разбойники, собаки», которые разбавлялись нецензурными эпитетами.

Аввакум, вдохновитель и лидер раскола
Передовые ряды раскольников состояли из юродивых, предсказателей, ясновидцев и чудотворцев, которые смело говорили с царем, прорываясь к нему через ряды охраны. Этих людей подвергали жестоким пыткам и ссылали в Сибирь. Но олицетворял этот Великий раскол XVII в., являясь его вдохновителем и деятельным вожаком, Аввакум, яркая жизнь которого полностью отражает обычаи и устои России того времени.
Аввакум родился в Новгородской области от пьяницы-попа и матери, которая исповедовала строгий аскетизм. По выражению К. Валишевского, «Аввакум подпал с колыбели влиянию двух нравственных типов, разделявших тогда большинство московских семей».
Будучи священнослужителем небольшого прихода, Аввакум отличался рвением и крайней строгостью и быстро вооружил против себя прихожан. Однажды его избили чуть не до смерти в церкви, а потом за волосы вытащили из дома, несмотря на его священное облачение. Через неделю после этого какой-то фанатичный верующий изуродовал его руку, откусив зубами палец.
Отказав в благословении сыну воеводы Василия Шереметева из-за того, что тот отрезал себе бороду, Аввакум чуть не поплатился жизнью. Шереметев приказал бросить его в Волгу, и чудом спасшийся поп добился перевода в Юрьевец, где получил звание протопопа. Здесь он снова возбудил против себя весь клир. Толпа вытащила его из дома патриарха, где он находился в тот момент по долгу службы, била его кнутом, топтала ногами и оставила полумертвым лежать на земле. Это происходило в 1651 г.
Аввакум отправился в Москву, где вступил в спор с Никоном и стал ярым защитником старого образа жизни. В 1653 г. Аввакума арестовали, снова били и таскали за волосы, а потом заковали в цепи и держали в темной камере три дня без воды и пищи, а потом сослали в Сибирь вместе с женой и детьми.
В 1661 г. Аввакума вернули в Москву, так как патриарх Никон уже был низложен и бояре считали необходимым вернуть его самого ярого противника, которому симпатизировал и сам Алексей.
Протопоп Аввакум был суров в делах религии и морали не только к другим, но и к себе. В молодости его иногда привлекала красота исповедуемых женщин, и тогда он немедленно зажигал три лампады и держал руку над огнем до тех пор, пока нечистое желание исчезало.
Раскол имел больше языческих правил, чем христианских, и насилие естественным образом сопутствовало ему. Однажды Аввакум принимал какого-то монаха и увидел, что тот пьян. Протопоп схватил монаха, уложил его на скамейку, крепко привязал, прочитал заупокойную молитву, приказал бедному монаху проститься с присутствующими и начал бить его палкой. Еле живой монах едва смог унести ноги.
Считают, что Аввакум «был в своей сущности человеком добрым и чувствительным, но во всем, что касалось его религии, он становился не то что непримиримым, но свирепым. Если он разговаривал с никонианцами, то самыми невинными словами его были «воры, разбойники, собаки», которые разбавлялись нецензурными эпитетами.

Женщины в расколе

Женщин: боярыню Федосию Морозову, ее сестру княжну Урусову и жену некоего стрелецкого полковника Марию Данилову — Аввакум называл «святой, блаженной и мученической» троицей.

Боярыня Морозова вышла замуж в семнадцать лет, овдовела в тридцать, а познакомилась с Аввакумом после его возвращения из Сибири. Она уже была предана строгому соблюдению религиозных обрядов и стала одной из самых горячих сторонников «апостола», т. е. Аввакума. Морозовы были близки к трону, ее родители обладали значительным состоянием и пользовались большим влиянием в своей среде, но сама Федосия Прокопьевна была горячей сторонницей аскетической жизни. Она молилась и читала священные книги с самого раннего утра. Все свободное время Морозова посвящала благотворительности, и на это уходила большая часть ее имущества. В ее дворце собиралась огромная толпа больных, увечных и юродивых, среди которых выделялись Федор и Киприан. Федосия ела вместе с ними из одной чаши, обмывала раны больных и кормила их своими руками. Она носила власяницу, проводила часть ночи в молитве, и Аввакум поддерживал эти наклонности молодой женщины.
Мало-помалу Федосия порвала все связи с друзьями и даже родственниками. Когда ей указали на интересы ее единственного сына, она ответила: «Я люблю больше Христа, чем моего сына».
Княжна Урусова, узнав от мужа, что Морозову собираются арестовать, под предлогом проститься с сестрой ушла и больше домой не вернулась, оставшись с Федосией. Вместе их и арестовали.
Все оставшееся богатство Морозовой было конфисковано, а ее сын умер от горя, но ее дух сломить ничто не могло. Обе сестры, как и Мария Данилова, подвергались допросам, их раздетых до пояса поднимали на дыбу и жгли огнем, но они не показали и тени слабости. Они оставались по несколько часов на снегу с вывихнутыми руками и израненными спинами, но из их уст не вырвалось ни одного стона. Сам Алексей был в смущении от их стойкости и приверженности к своей вере. Федосии предложили даже не отречение, просто поднять руку с тремя сложенными пальцами, обещая, что за это царь пришлет ей собственную карету и боярскую свиту для возвращения домой. На это боярыня Морозова ответила: «У меня были великолепные экипажи, и я о них не сожалею. Велите меня сжечь: это единственная честь, которой я не испытала и которую сумею оценить». Эта история может быть и в какой-то степени вымыслом, но стойкость названных женщин-раскольниц осталась в истории как реальный факт.
Федосию не сожгли, ее вместе с подругами отправили в Боровск, и они жили там в изолированных тюрьмах, вырытых в земле. Они упрямо держались раскола, и им с каждым днем все меньше давали еды.
Евдокия Урусова умерла в октябре 1675 г., а ее сестра через месяц после нее. Кто-то из ее современников упоминает о просьбе, с которой обратилась боярыня Морозова. Она попросила стражей снять с нее и вымыть единственную рубашку, так как желала предстать перед Богом чистой.
Подобные примеры придавали расколу новый толчок для дальнейшего движения, которое не могли остановить никакие строгие меры.

Гонение старообрядчества

Собор 1666-1667 гг. содействовал ослаблению патриаршей власти, которая была упразднена при Петре I, но попытка разграничения церковного и государственного правления закончилась ничем.

На новом Соборе греки осудили всю московскую старину и спровоцировали окончательный раскол в русской церкви между «старообрядством» и «никонианством». При этом восточные патриархи стали настаивать, чтобы царь уничтожил раскол своей волей, и этим было положено начало гонениям в истории русского раскола. Героический период в истории старообрядчества ознаменован усмирением Соловецкого бунта, ссылками в Пустозерск, казнью инока Авраамия в Москве, пыткой и заточением в земляную тюрьму боярынь Морозовой и княжны Урусовой.
Старообрядчество продолжало жить традициями старинной русской культуры, средневековой книжной мудрости и старыми преданиями.
Высланные в отдаленный Пустозерск, Аввакум и его товарищи по-прежнему привлекали к себе внимание своих единоверцев. Их содержали в мрачных тюрьмах, давали лишь по полтора фунта плохого хлеба и немного кваса, но они не теряли присутствия духа.
В Москве распространился слух, что у гонимых Лазаря и Епифания вновь отросли отрубленные палачом языки. У Лазаря была также отрублена правая рука, которая, когда упала, якобы сложилась в двуперстный крест. После того как Лазарю и Епифанию вырвали языки, они по-прежнему твердо стояли за свои убеждения.
Аввакума пощадили, но при сыне Алексея Федоре его и трех его товарищей: Лазаря, Епифания и Никифора — в 1681 г. осудили на сожжение на костре. Уже на костре Аввакум поднял два пальца, сложенные в двухперстие, и обратился к пришедшим на казнь со словами: «Молитесь и креститесь так… в противном случае песок покроет те места, где вы живете, и наступит конец мира». Эта казнь была только частью репрессий, принятых Собором 1681 г.
Раскольников гоняли из одной деревни в другую, жгли их убежища в лесах, вынуждали уходить за границу, но раскол уже распространился и существовал повсюду, и искоренить его стало невозможно.

Массовые религиозные самоубийства

«Законодателем» самоубийств стал крестьянин Владимирской губернии Василий Волосатый. У него не было никакого образования, он не стригся и не расчесывался, отчего и получил прозвище «Волосатый». Аскетизм этого раскольника естественным образом перешел в пост до самой смерти. Его последователи строили специальные помещения без дверей и окон, в которые через крышу входили добровольцы смертельных постов. Отверстия в крышах закрывались, а для надежности вдоль стен дежурили сторожа с дубинками, и уже ни просьбы, ни мольбы никого не трогали.

Но методы самоубийств были разнообразными: безумцы топились в воде, резали себе горло, погребали себя заживо в землю и сжигали себя. Сжигание заживо оказалось более предпочтительным как пример Пустозерска, где сожгли на костре вожаков раскола. К счастью, эпидемия самоубийств не распространилась повсюду. Ее очаг сосредоточился во Владимирской, Костромской и Ярославской губерниях.
Интересно, что сами пропагандисты и организаторы массовых самоубийств редко показывали личный пример, и только силой их можно было заставить гореть вместе со всеми. Например, один из самых ярых защитников «очистительного огня» по имени Игнатий лишь насильно пошел в огонь.
Идея смерти была заложена в мысли о том, что жизнь стала невозможной, так как Антихрист разложил не только государство, церковь и общество, но и землю, воду, воздух. Так что, с одной стороны, это был акт благочестия, который заменил собой все другие религиозные обряды, т. е. стал вторым крещением; с другой стороны, этот священный обряд получил новое развитие на основе веры в близкий конец света.
С 1672 по 1691 г. насчитывается тридцать семь коллективных самоубийств с общим количеством жертв более 20 000 человек.

Мала ли беда, содомская сия скверна, во святилище содеяна? Как выедет он, архимарит, во свою землю, скажет вместо детища: я-де глупых русаков и владыку блудил. У них то, греков, не диковина. И безчестие сие и вечный позор не точию вам, архиереом, но и всему государству будет. А толко до сего времени и служите в той церкви без освящения: блюдитеся и от Бога казни. Не добра похвала — такой вор и ругатель великия России святителя учит!..

Протопоп Аввакум

Кем был знаменитый протопоп Аввакум — самая неоднозначная и удивительная фигура своего времени? Как к нему относятся в современной Церкви? За что его казнили? Почему произошел церковный раскол и существуют ли сейчас старообрядцы? Мы постарались описать житие протопопа Аввакума, человека, который пошел против действующей власти и стоял до конца за то, что считал правильным, не сломленный перед пытками. Он потерял в двоих сыновей, шел пешком по тайге, стал известен, как истовый подвижник православия.

Протопоп Аввакум Петров (1620-1682) стал одним из самых ярких противников церковной реформы патриарха Никона и царя Алексей Михайловича. Он написал собственную автобиографию — «Житие протопопа Аввакума». Его житие стало настолько значимым произведением своего времени, что протопопа Аввакума даже называли «родоначальником русской литературы». Старообрядцы почитают протопопа Аввакума как священномученика и исповедника, он был сожжен в Пустозерске в 1682 году. Реформа стала причиной церковного раскола, который до сих пор не преодолен. В селе Григорово ему установлен памятник. Там протопоп Аввакум изображен с поднятыми над головой двумя перстами — символом раскола.

Можно по-разному относится к участию протопопа Аввакума в расколе, но сложно не признать, что он был яркой и важной исторической фигурой своего времени, стойким и удивительным человеком, который не пожелал склониться перед теми, кого считал врагами истиной веры. Для старообрядцев протопоп Аввакум остается образцом веры во Христа.

«Свобода веры, свобода проповеди — это очень важно для верующего человека»

Протопоп Аввакум: житие

Протопоп Аввакум был одной из самых удивительных и неоднозначных фигур XVII века. Он был сыном бедного священника из Нижегородского уезда и рано приобрел известность, как подвижник православия. Протпоп Аввакум был строг не только к другим, но и к самому себе. Он не признавал никаких сделок с совестью. Бывало, что он держал руку над горящей свечой, чтобы усмирить плоть и избавиться от греховных мыслей.

Он писал: «Если хочешь быть помилован Господом, сам также милуй; хочешь, чтобы тебя почитали, — почитай других; хочешь есть — корми других; хочешь взять — другому давай: это и есть равенство, а рассудив, как следует, себе желай худшего, а ближнему — лучшего, себе желай меньше, а ближнему — больше».

Протопоп Аввакум не боялся знатных людей, спрашивал и с них за творящиеся беззакония. Однажды у одной вдовы начальник отнял дочь. Протопоп Аввакум был единственным, кто заступился за вдову. Начальник явился в храм, чтобы жестоко избить священника. Он волочил его за собой по земле прямо в ризах. Но протопоп Аввакум не сдался и не изменил тому, что он считал праведным делом.

Из-за непростого характера, нетерпимости к злу, протопоп Аввакум постоянно менял приходы. И каждый раз вступал в новый конфликт, чтобы защитить слабых, обличить греховные поступки знатных и простых людей. Он терпел поношения и побои, но не менял своих взглядов. Слава о протопопе Аввакуме дошла до самой Москвы.

Государь Алексей Михайлович радушно принял протопопа Аввакума в своих роскошных покоях. Он должен был получить прекрасную карьеру после одобрения царя, но в 1653 году все изменилось.

Учения Протопопа Аввакума

Началась церковная реформа. Службы и все церковные обряды были унифицированы по греческому образцу. Раньше православные крестились двумя перстами, теперь же должны были креститься тремя — «щепотью». Вероучительные догматы Церкви остались прежними, но значительная часть общества все равно отвергла реформу со словами «до нас положено, лежи так во веки веков!».

Раскол обычно называют «расколом Русской Православной Церкви», на самом же деле, раскололось общество и дело было не только в церковных обрядов. В 1645 году на престол взошел царь Алексей Михайлович в возрасте неполных шестнадцати лет. Вокруг молодого царя сформировался кружок сторонников благочестия. Они называли себя ревнителями древнего благочестия. В кружке состоял будущий Патриарх Никон, который стал Патриархом в 1652 году, боярин Федор Михайлович Ртищев и протопоп Аввакум.

Главной проблемой для ревнителей древнего благочестия была порча веры. По их мнению вера была испорчена не только среди мирян, но и среди священнослужителей. Члены кружка считали, что дело было в порче священных книг. Служба из-за этого шла неправильно, а народ неправильно верил. Чтобы исправить священные книги надо было найти образец. Протопоп Аввакум предлагал сделать образцом старорусские книги. Греческие образцы он считал непригодными, упоминая, что Греция отошла от истиной веры, за что и была наказана в XV веке Византийской империей.

Патриарх Никон наоборот считал, что следует взять современные греческие образцы. В 1649 году в Москву приехал Вселенский Патриарх Паисий и уговорил царя Алексея Михайловича взять греческие книги за образец. Алексей Михайлович действовал из интересов государства. Чтобы превратить Россию в центр православного мира требовалось согласие с четырьмя Вселенскими Патриархами, которые были греками.

Став Патриархом Никон взялся за исправление церковных книг и устоев. Нововведения касались, казалось бы, незначительных вещей.

  • Крестный ход стал вестись против солнца
  • Сугубая аллилуйя сменилась на трегубую аллилуйю
  • Земные поклоны сменились поясными поклонами
  • Появился новый иконописный канон
  • Исус и Девица стали в Церковном языке Иисусом и Девой

Реформа проходила жестко. Так, например, те, кто отказывался сдавать старые иконы и заменять их на новые подвергались гонениям. К ним домой врывались стрельцы, чтобы разломать иконы.

Символом раскола и самым главным «камнем преткновения» стало крестное знамение тремя сложенными перстами, а не двумя, как это было раньше. Современные историки говорят о том, что в расколе были виноваты и Патриарх Никон, решившийся на слишком жесткие изменения устоев и протопоп Аввакум, который подверг своих подвижников жестоким пыткам, а некоторых и мученической кончине по таким незначительным поводам.

Староверцев иногда называют еретиками, но, на самом деле, раскол не касался вопросов вероучения. Главной виной раскольников стало непослушание. Они не соглашались не только с религиозными, но и со светскими властями.

Дело было не только в религиозном протесте. Народ был недоволен жестокими порядками царя, коррупцией и произволом, царившими в те времена. Люди, которые не были согласны с начальством, подвергались в те времена жестоким гонениям. Протопоп Аввакум выступил против церковной реформы и призвал свою паству не сломиться и оказать сопротивление. Староверы бунтовали нечасто, скорее, предпочитали уйти в те места, где их не могли найти. Они уходили на Урал, за Урал и в другие далекие земли. Иногда даже практиковали самосожжение, чтобы не предать старую веру.

Протопоп Аввакум говорил: «В каких это правилах написано, чтобы царю церковью владеть и догматы изменять? Ему подобает лишь оберегать ее от волков, ее губящих, а не толковать и не учить, как веру держать и как персты слагать. Это не царево дело, а православных архиреев да истинных пастырей, которые души свои готовы положить за стадо Христово, а не тех пастырей слушать, которые готовы и так и сяк на одном часу перевернуться, ибо они волки, а не пастыри, душегубы, а не спасители: своими руками готовы пролить кровь неповинных и исповедников православной веры бросить в огонь. Хороши законоучители! Они такие же, как земские ярышники, — что им велят, то они и творят».

Протопопа Аввакума бросили в монастырский подвал, оставив на трое суток без еды и воды, а потом сослали в Тобольск вместе со всей семьей. Оттуда он уехал в Забайкалье, в голодный и холодный край, на верную смерть.

Старый чин как признак новой эпохи

По всей Руси начались гонения на тех, кто выступал против реформы. Духовное чадо протопопа Аввакума боярыню Морозову арестовали и подвергли жестоким пыткам, чтобы умертвить в земляной яме. Среди знатных людей подвижников старой веры было немного, но боярыня Морозова и ее сестра стали одними из них. На знаменитой картине Сурикова, изображающей боярыню Морозову во время этапирования ее к месту казни, она держит персты, сложенными так, как принято было креститься раньше, — символ раскола. На картине есть и юродивый, который также держит над головой два сложенных перста, являя собой образ несгибаемой старой веры.

Протопоп Аввакум не погиб в Сибири. Он прошел многие километры по дикой тайге, тащил тяжелые лодки вместе с казаками, потерял двоих сыновей. Его преследовали, а он не переставал обличать жестокую и несправедливую власть. Жена протопопа Аввакума Настасья Марковна, простая женщина, дочь деревенского кузнеца, любила его и следовала за ним повсюду, поддерживая мужа. Разбивая ноги о камни в нелегком пути она спрашивала у мужа, как долго продлятся эти муки. «До самой смерти», — отвечал ей протопоп Аввакум.

Раскол набирал обороты. Филаретский монастырь шесть лет отражал осаду стрельцов. Протопопа Аввакума вызвали в Москву, чтобы заключить мир. Царь предложил протопопу Аввакуму стать своим духовником с одним условием — отказаться от борьбы за старую веру. Протопоп Аввакум резко отказался. Его прокляли на Церковном соборе и сослали за полярный круг, в Пустозерск. Протопопа Аввакума расстригли, предали анафеме, многим его сторонникам урезали языки.

Пятнадцать лет он провел в земляной тюрьме, но не оставил борьбу. Царь Алексей Михайлович не решился казнить протопопа Аввакума, а вот его сын и преемник Федор Алексеевич отказался терпеть хулу протопопа Аввакума и приказал сжечь заживо, чем доказал, что светская власть была бессильна перед народным протестом. Для народа протопоп Аввакум стал героем, мучеником за веру. Он погиб за право верить свободно в то, что человек считает правильным. Протопоп Аввакум выступал против жестокости и несправедливости действующей власти.

Конец жизненного пути

24 апреля 1682 года протопоп Аввакум Петров был заживо сожжен в срубе вместе с тремя единоверцами «за великими на царский дом хулы». Рядом собрались бояре, купцы, простые местные жители молча наблюдали за свершение приговоры. Протопоп Аввакум, собираясь на смертную казнь, в последний раз обратился к свой пастве. Его последними словами было «Храните веру старую». Один из друзей протопопа Аввакума в ужасе вскрикнул. Протопоп Аввакум принялся утешать его. Последнее, что люди увидели сквозь пламя — его поднятая к небу рука. Он благословлял народ двумя перстами…

Интересные факты

  • Протопопа Аввакума женили в 17 лет, его жене Анастасии Марковне в то время было 14.
  • У протопопа Аввакума было 8 детей.
  • Он принимал участие в кружке благочестия, который вел духовник царя.
  • От расстрижения до ссылки протопопа Аввакума спасло только заступничество царя Алексея Михайловича.
  • Протопоп Аввакум говорил, что на протяжении всего его жизненного пути Бог сопровождал его. Однажды вовевода, ненавидевший его, отправил ссыльного ловить рыбу на безрыбном месте. Желая посмрамить воеводу, протопоп Аввакум воззвал к Господу и вытащил полную сеть рыбы.
  • Раскол не был преодолен и сейчас, до сих пор существуют старообрядцы или староверы, но сейчас это — не такой острый вопрос.
  • Протопоп Аввакум стал автором многочисленных полемических сочинений. Он обладал литературным и ораторским даром.
  • Протопоп Аввакум в миру — Аввакум Кондратьевич Петров.
  • Будучи аскетом протопоп Аввакум однажды, когда в Лопатицы явились плясовые с медведями «по Христе ревнуя изгнал их и хари и бубны изломал един у многих и медведей двух великих отнял — одного ушиб, а другого отпустил в поле».
  • Прямые потомки протопопа Аввакума носят фамилию Мезенины.

  • История раскола и раскол истории
  • Старообрядцы: Назад, в будущее!
  • Староверы — это те, кто верит «неправильно»?

В XVII в. русская православная церковь пережила раскол, вызванный реформами обрядов и исправлением богослужебных книг. Раскол был массовым религиозно-общественным движением, породившим свою собственную идеологию и культуру. Одновременно с расколом произошел острый конфликт между светской и духовной властями, закончившийся утверждением первенства власти царя над властью патриарха.

Церковные порядки середины XVII в. вызывали недовольство у простых верующих и среди духовенства. Например, многогласие, когда для сокращения времени церковной службы в храме одновременно читали Евангелие, пели и молились. Против такой формы богослужения выступал кружок «ревнителей благочестия». Среди членов этого кружка были протопоп Аввакум (1620-1682 гг.) и архиепископ Никон (1606-1681 гг.).

В 1652 г. церковный Собор избрал новым патриархом Никона. Никону было мало избрания на патриарший престол. Он отказывался от этой чести и лишь после того, как царь Алексей Михайлович пал перед ним на колени, согласился стать патриархом.

Первым шагом патриарха Никона стало проведение в 1653 г. церковной реформы.

Никон разослал по всем церквям указания по изменению традиционных для русского православия норм богослужения. Двуперстное крестное знамение заменялось трехперстным. Земные поклоны были заменены поясными. Крестные ходы предписывалось проводить против солнца, а не по солнцу, как это было прежде. Возглас «аллилуйя» во время богослужения предписывалось произносить не дважды, а трижды. Одновременно с этим началась проверка русских богослужебных книг. За основу были взяты греческие оригиналы. Прежние богослужебные книги было приказано уничтожить.

Ситуация осложнялась тем, что Никон, не считаясь с русскими традициями, подчеркивал свою приверженность греческим обрядам. Патриарх запретил иконы, писанные не по греческим образцам. Он приказал своим служителям выколоть глаза у собранных икон и в таком виде носить их по городу.

В марте 1654 г. церковный Собор одобрил реформы Никона. Победа Никона привела к расколу русской православной церкви. Тех, кто отказался признать нововведения, официальные власти именовали раскольниками. Сами же раскольники считали себя последователями истинного православия, а Никона и его последователей клеймили именем «антихристовых слуг». Самым ярым противником Никона был протопоп Аввакум, которого в 1653 г. арестовали и сослали в Сибирь. Началось преследование сторонников Аввакума.

Одновременно с борьбой против сторонников Аввакума патриарх Никон расширил свои права. Обширная патриаршая епархия перестала подчиняться, как другие епархии, Монастырскому приказу. Соборное Уложение 1649 г. запретило духовенству приобретать вотчины, но для Никона было сделано исключение. Царь Алексей Михайлович разрешил Никону покупать новые земли, дарил ему села и деревни. Влияние Никона возросло за время отлучек царя, вызванных войной с Польшей. В отсутствие царя патриарх управлял государством. Царь начал тяготиться опекой патриарха.

В июле 1658 г. Никону было передано распоряжение царя вести себя скромнее. Никон решился на отчаянный шаг — написал письмо царю с отречением от патриаршего сана.

Чтобы пресечь попытки бывшего патриарха вернуться к власти, было решено лишить его власти. Для этого был созван церковный Собор, который осудил и низложил Никона, главного инициатора церковных реформ, но одновременно с этим одобрил сами реформы. Никон был отправлен в ссылку в Ферапонтов монастырь на Белом озере.

Низложение патриарха Никона продемонстрировало, что баланс сил между светской и духовной властями перевесил в пользу светской власти.

Конфликт царя и патриарха вселил надежды в противников церковных нововведений. Из десятилетней сибирской ссылки был возвращен протопоп Аввакум, который подал Алексею Михайловичу челобитную, требуя восстановить старую веру. На протопопа тотчас же обрушились прежние преследования.

В 1666 г. главных вождей раскола привезли из разных мест заключения в Москву. Церковный Собор предал их анафеме и проклятию. Приверженцы старых религиозных традиций подвергались преследованиям и наказаниям вплоть до смертной казни. Такая политика привела к тому, что старообрядцы (раскольники, староверы) целыми семьями бежали из центральных регионов России. Особенно много старообрядческих поселений возникло в Сибири и на Дальнем Востоке.

В 1682 г. в Москве собрался церковный Собор, чтобы решить судьбу руководителей раскольничьего движения. В апреле 1682 г. Аввакум и другие участники раскольнического движения были сожжены на костре. Однако казнь лидеров раскола привела к тому, что многие противники религиозных нововведений начали добровольно подвергать себя самосожжению. Размах самосожжений был настолько велик, что русские правители конца XVII — начала XVIII в. вынуждены были направлять войска в места расселения старообрядцев, чтобы те предотвращали массовые самоубийства. Церковная реформа патриарха Никона расколола страну на два лагеря — сторонников официальной религии и приверженцев старых традиций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *