Нищий духом

Кто такие «нищие духом», как толковали святые отцы первую заповедь блаженства и почему в основе спасения лежит адекватная самооценка? Сегодня мы отправляемся в путешествие сквозь века, к дням Нагорной проповеди Христа, чтобы начать знакомство с нетленными секретами обретения вечного счастья.

Духовные бедняки

Итак, Христос вышел на общественную проповедь. Он собирает своих учеников и других жителей Галилеи и произносит слова, вошедшие в христианскую историю как заповеди блаженства.

Блаженством принято считать состояние ни чем непоколебимого счастья. Оно никогда не происходит вне человека, но всегда переживается им внутри, по ту, закрытую от глаз сторону ребер. Выходит, заповеди блаженства служат ориентиром, который говорит: делай так – и будет тебе счастье. Вечное счастье.

«Нагорная проповедь” Макаров Иван Кузьмич, 1822-1897 гг.

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5:3), начинает свою проповедь Христос.

Царством Небесным можно назвать состояние преображенной, очищенной от копоти греха души, драгоценным изумрудом, добыча которого требует от человека, как от рудокопа, усилий и ударов кирки духовной по покрывающей внутреннее сокровище темной оболочке страстей.

Нам вполне понятен смысл слова «нищие», говорящий о бедственном материальном положении тех или иных людей. Но Господь добавляет сюда уточнение о том, что блаженны не просто неимущие бедняки, а нищие духом.

Очевидно, речь идет об отсутствии невидимого богатства духовного, но разве христианина нельзя в этом отношении считать богачом? Ведь у нас есть Бог, мы имеем возможность общаться с Создателем, участвовать в Таинствах Церкви и даже принимать Тело и Кровь Спасителя…

Под нищетой духа святые отцы понимали правильное самоощущение человека перед лицом Бога и вообще всеми людьми.

Чтобы лучше понять «нищету духа», стоит задать себе ряд вопросов и самостоятельно на них ответить:

  • Почему произошло отпадение человека от Бога?
  • В каких условиях оказалось после этого человечество?
  • Способен ли человек творить только добрые дела?
  • Чем заканчивались мелкие и крупные попытки отдельно взятых людей, национальных лидеров или цивилизаций уподобиться Богу?

Самоуверенное безумие

При объективном рассмотрении на ум приходят очевидные ответы, от которых сердце сокрушает тяжелый вздох. Также сокрушался и апостол Павел, констатируя, что

«доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю»

(Рим. 7:19).

Люди вчера и сегодня в своем заблуждении были уверены, что они способны на все. Или на многое. И это многое, по их разумению, давало им особые привилегии, власть и возможность насладиться собственной исключительностью.

Сатин, герой пьесы Горького «На дне» был уверен, что слово «человек» звучит гордо. Вполне гуманистический идеал. Он заставляет поколения вкладывать колоссальные усилия в развитие «человеческого потенциала», «светлого будущего» или «достижения науки». С точки зрения настоящих законов Вселенной о времени и вечности, однобокость гуманистической парадигмы свидетельствует лишь о суженном горизонте и ограниченности мысли архитекторов идеи человекоцентричности.

Болгарский подвижник Дедушка Добри, собиравший милостыню для православных храмов

Можно сказать, что гуманисты – люди, «богатые духом». Но это будет скорее горькой иронией, чем правдой. Тварный мир становится для таких людей единственным полем битвы, следовательно, законы и принципы жизни подгоняются под «жизнь один раз». Отсюда и возникает то зло на нашей планете, в происхождении которого атеисты и безбожники очень любят обвинять Бога.

В действительности, убежденность части в людей в праве осуждать, обманывать, обворовывать, оскорблять, унижать и даже убивать (не делом, так словом), создают мрачную реальность «богатого духом» человечества. Иными словами, «богачи» – это гордецы, которые во всем и везде руководствуются самомнением, но никак не вечными истинами.

Кажется, что эта кичливая и самоуверенная «нация» будет жить вечно, избежит смерти тела и Страшного Суда. В действительности, как мы видим, все люди рано или поздно оканчивают свой земной путь. Но далеко не все успевают понять, что в вечности действуют уже совсем другие правила. И эта суета людей под солнцем только усиливает понимание тщетности многих потуг человека. Нищий духом ясно видит: что бы он ни предпринимал, во всем он ограничен, путь его наполнен фатальными ошибками, и перед Богом он ничто. Конечно, Бог любит каждого человека как сына, но признание своей ничтожности перед Господом есть адекватное восприятие самого себя.

И в этом адекватном видении и раскрывается способность человека увидеть свои несовершенства, исправление которых совместно с Богом становится актом соработничества на пути к счастливой вечности. Смирение помогает увидеть Создателя. Затемненный духовный взор внезапно раскрывается, Господь становится как бы чуточку ближе, хотя телесным зрением Его и не увидишь.

Счастье против правил

Светлейшие умы человечества, от царя Давида до Исаака Ньютона, признавали свою ограниченность в сравнении с величием Божьим. Не это ли стало залогом их выдающихся достижений в истории? Не честолюбие толкало их на поиски ответов, а восхищение открывающимися масштабами Бога. А вот убежденный в своем превосходстве человек напоминает безумца или неразумного младенца, уверенного, что лучше, умнее и сообразительнее других людей.

Смирение возводит людей на объективное восприятие самих себя. Таким образом, розовые очки спадают, а иллюзии в отношении своего места в мире развеиваются. Но это не тягостная перемена, а, наоборот, при осознании своей тотальной слабости перед Богом, возможность почувствовать любовь и доброту Создателя. Через признание «нищеты духовной» невидимо открывается аромат того самого блаженства, о котором говорит Христос. Это ощущение Небесного Царства.

Господь призывал верующих в Него научиться быть «кроткими и смиренными сердцем» (Мф. 11:19), как и Он Сам. Бог открыл секрет, как увидеть иную духовную реальность уже здесь, в мире, где все, что доступно глазу, имеет только материальную форму. Поразительно, но счастье вечности заключено в не торжестве личного эгоизма, попрании прав и свобод ближнего, кичливой самоуверенности и самоутверждении через увеличении дохода. Осознание ничтожности всех сокровищ мира и понимание своего недостоинства перед Богом позволяет встать на первую ступень лестницы, ведущей в Царство вечного блаженства.

Нагорная проповедь Христа – средоточие христианства – веры, которая, по слову апостола Павла, «для иудеев соблазн, а для эллинов безумие».

«Блаженны нищие духом». Ложность или неточность толкования этой заповеди и в самом деле способна обратиться и «безумием», и «соблазном». Для людей, далеких от Церкви, слова о «нищих духом» звучат скандально: если христианство – религия слабых и убогих, а я не таков, значит, правильно, что я не христианин. Внутри церковной общины ложно понятый идеал духовной нищеты время от времени вызывает безумие в виде так называемой «концепции спасения через грех»: не согрешишь – не покаешься; не покаешься – не спасешься; следовательно, не согрешишь – не спасешься.

Между тем, уже простой философский анализ понятия духовной нищеты оказывается вполне достаточным для его ясного определения. Этот анализ состоит в различении нищеты и бедности: бедный – это тот, кто не имеет лишнего; нищий – тот, у кого нет даже необходимого. Нищий не в состоянии покрыть и неотменимые «нулевые» потребности – в питье, пище, лекарствах, защите от непогоды. Бедный живет скромно, но покойно – нищий беспокойно и нескромно умирает. Именно поэтому его имя – жажда, его бытие – борьба и молитва. Инстинкт самосохранения угасающей жизни действует помимо воли, преодолевает иннертность, ленность и сопротивление личного достоинства, заставляя искать необходимое – то, чем можно восполнить роковую недостаточность быта, а в случае духовной нищеты – ущербность бытия.

Нищим в этом смысле может назвать себя и банкир, обнаруживший, что его расходы неумолимо превысили доходы во время кризиса. Жаждущим может оказаться и великий художник, убедившийся в том, что его полотна не запечатлели и десятой доли его вдохновения.

Духовная нищета – это присутствие в структурах человеческого бытия некоторого незаполненного сосуда: такова женщина, еще не ставшая женой и матерью; таков праведник, обнаруживший в своем житии не наполненный любовью закон; таков спартанец из числа трехсот, отправленный в Спарту с донесением от царя Леонида и потому упустивший возможность героически погибнуть в блистательной и трагичной битве при Фермопилах…

Древнегреческий философ Аристотель утверждал, что «природа не терпит пустоты» и стремится ее заполнить. Принято полагать, что под «нищими духом» подразумеваются слабые. Но духовная нищета на языке динамики – это, наоборот, потенция, или сила, то есть причина всякого движения.

Во-первых, это сила, производящая культурообразующее движение. Ни духовно бедные архангельские рыбаки-односельчане, ни духовно богатые дворянские дети Москвы не поняли Ломоносова, пешком пришедшего из Архангельска в столицу, в Славяно-греко-латинскую академию. Никому из них, самодостаточных и статичных, не суждено было вдохновенно дерзать в науке и основывать первый русский университет. Понять ту страсть к познанию, которая двигала первым русским академиком до самой смерти, может лишь тот, кто и сам стоял перед величием Истины, ощущая собственную ущербность и нищету.

Во-вторых, это сила, инициирующая движение к Богу. Нищий духом, о котором говорит Евангелие, – это человек, чья духовная жажда не утоляется ничем земным – ни трагедией театра, ни духом музыки. Духовная нищета – это потребность, перед которой пасует и рационализирующая сложность науки, и художественная фантазия литературы, и даже утешающая мудрость философии. По неисчерпаемости собственной духовной жажды человек догадывается о том, что он микрокосм, то есть образ Того, Кого «и небеса не могут вместить». Неисчерпаемость жажды ничем земным заставляет искать небесного и достигать горних сфер. Это тонко подмечено Пушкиным в стихотворении пророк:

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился,

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился…

«Духовная жажда» – выражение нищеты – становится непременным условием «явления серафима». И усердно молящийся может замирать в недоумении: почему молитвы не исполняются? Неужели Всеблагой и Всемогущий Бог не хочет или не может дать просимое? Но затруднение возникает не у дарителя, а у просителя: дар есть, он предложен, но человеку оказывается не в чем его унести. Поэтому действительно «блаженны» те, у кого есть ничем не заполненный сосуд – они и в самом деле могут «горы передвигать». Таким образом, духовная нищета оказывается самой сутью веры.

Сторонникам «спасения через грех» стоит отметить, что молитва евангельского мытаря исполнилась не потому, что он «угодил» Богу своими грехами, но потому, что он собственную духовную бедность смог пережить как нищету. Духовное же богатство фарисея переполнило его, создало иллюзию личной онтологической завершенности и полноты, лишив возможности совершить чудо молитвой.

Врачи указывают на хороший аппетит как на один из основных признаков здоровья. Утрата способности жаждать оказывается внешним отражением патологии – так духовно болен фарисей с переполняющим его чувством сытости. Сотворив человеческую душу по образу Своему, Бог создал бытие, комплементарное только Себе, могущее быть до конца наполненным только божественной Бесконечностью и Полнотой. Потому, оторванный от Создателя человек, способный наполняться до сытости зрелищами, театром, литературой, искусствами, наукой или пустыми развлечениями, изменяет собственной природе. Он фальшив, болен, неправилен.

Духовную нищету было бы неправильно отождествлять с личной слабостью характера, а ее носителей – с маргиналами. Вне зависимости от количества талантов и добродетели, богатства и социального успеха, нищие духом – это всего лишь подлинные люди, способные ощущать свою несамодостаточность перед лицом божественного совершенства. Эта нищета выражается в силе жажды, с которой душа ищет упокоения в своем Создателе, до поры утешаясь творением культуры, словно великой Песней о Потерянном Рае.

Что такое духовная нищета? Если это плохо, то почему нищие духом — блаженны? Не унижает ли человека ощущение себя как ничтожества? Почему Заповеди блаженства — ключ ко всему Евангелию? Читайте в интервью с о.Георгием Бреевым из его книги «Радуйтесь!»

Радуйтесь

Протоиерей Георгий Бреев

125 р

— Даже те, кто ничего не знает о христианстве, слышали заповедь Христа «Блаженны нищие духом». И порой возмущались. Ведь некоторые воспринимают нищету духовную как скудоумие. Или считают, что нищие духом — бомжи.

— Здесь одно и то же слово «нищие» употребляется по отношению к разным категориям людей, — начинает объяснять батюшка. — Все-таки бомж — это тот, кто обнищал в силу личного нерадения или не нашел, где ему применить себя. Можно бесконечно говорить о том, почему у него не сложился жизненный путь, и он не смог создать себе нормальные условия. Это социальная проблема. Причины ее кроются в самом человеке.

Вот наш храм. Сегодня, входя в него, я увидел: с протянутой рукой стоят люди, которые не выглядят нищими. Один — в кожаной курточке, другой — высокий, дородный мужчина, видно, что он мог бы работать.

Василий Суриков. Боярыня Морозова. Фрагмент: юродивый.

— Такое внешнее благополучие «нищих» нас часто смущает.

— Храм всех принимает под свою сень. Сердца тех, кто идет сюда, расположены к милости Божией. Мы хотим, чтобы Господь простил нас и принял в Свои отеческие объятия. Каждый входит в храм и чувствует, что попал в иной мир, потому что здесь — Небо на земле. Эта святыня дана нам сверху, чтобы туда нас поднять.

Почему перед нищим, просящим милостыню, рука невольно тянется в карман? Почему хочется ему помочь? Потому что сейчас, через какие-то секунды я сам стану перед Богом, Который от избытка Своей полноты и любви дал мне бытие, жизнь, разум, бессмертную душу. Я предстану перед Ним и увижу, что не оправдал того великого доверия, которое Он мне являет каждую минуту, каждую секунду.

Я не знаю, кто бы мог переступить порог храма и стать перед лицом Божиим с чувством собственного достоинства? Нет, скорее всего, мы чувствуем именно недостоинство. И тут вплотную подходим к вопросу о духовной нищете, которую переживаем в сердце как свое несоответствие той высоте, тому духовному предназначению, которое Бог нам дал по Своей неизъяснимой любви.

— А мы и надежд не оправдали, и плодов не принесли?

— Человек является вершиной, венцом, царем всего творения Божия. Он образ и подобие Божие. И это настолько велико, что не вмещается в людские понятия!

У каждого человека есть совесть — совокупность вестей, знаний о самом себе. Наше духовное познание может быть очень глубоко, и никто, как сказано в Священном Писании, не может знать души другого — только сам человек и дух, который живет в нем.

Такая же аналогия существует в отношении Бога: никто не может постичь глубин Его природы, кроме Духа Божия, Который открывает нам ее.

Совесть наша является живым органом. И как в теле какой-то орган может засориться оттого, что мы неумеренно, неразумно проводим жизнь или употребляем в пищу плохие продукты, так и совесть может быть загрязнена, окаменена, осквернена, сожжена. Но если она не потеряла живой возможности функционировать, то всегда ставит человека перед духовными реалиями.

— Иными словами, перед его собственной духовной нищетой?

— Духовная нищета — это способность человека себя увидеть таким, как есть: живущим в земной плоскости, имеющим чисто земное измерение мыслей — и вдруг в какой-то момент поставленным перед неизреченной полнотой бытия, перед Самим Творцом. Как ты будешь себя чувствовать?

— Как пылинка?

— Конечно. Хочу поделиться чувством, которое возникло у меня, когда я летел на самолете. Был ясный день. Матушка-земля смутно мелькала внизу в уменьшенных масштабах. А над головой была такая глубина, что взгляд там терялся и невольно цеплялся за землю. Вдруг мы подлетели к морю. Земля уплыла из-под ног, самолет ушел в голубую бездну. Появилось страшное потрясение, ощущение, что вот ты, пылинка, входишь в эту неизреченную космическую глубину. Сейчас ветер дунет — и тебя унесет, ты растворишься.

— Скажите, а такое ощущение себя как ничтожества не унижает человека?

— Нищий телесно, физически несет на себе печать униженности. Хотя он и пользуется вниманием, заботой, но в душе переживает. И многие очень щепетильны в этом отношении.

Но нищета духовная — другой природы. Она как бы переплавляет человека, открывает ему реальность иного мира, который недоступен нашим пяти чувствам. Человек ощущает себя искоркой перед необъятной полнотой Божией. И если Полнота скажет: «Ты не Мое, а случайное явление», — ты потеряешься. Но Она говорит: «Ты Мое, родное, тебе тоже дано быть единством Бытия». А сам-то ты понимаешь, что этому не соответствуешь. И только осознание, переживание духовной нищеты помогает человеку войти в Полноту. Границу Ее не переступишь, если в тебе не будет чувства, что перед тобой — Величайшая Святыня.

— Стало быть, нищета духовная — это не только реальная самооценка, но и как бы отношение к Богу и миру? И сформулировано это в Заповедях блаженства.

— Заповеди блаженства неповторимы, их нет ни в одной другой религии. Они так же необычайны, как необычайно все Евангелие Христа. Ключом к его пониманию и являются Заповеди блаженства. И первая из них — о духовной нищете. Чтобы понять Евангелие, достаточно пережить, что такое — нищие духом.

Бог Всеблагой, Всесовершенный, умалил Себя, чтобы стать доступным маленькой частичке — человеку. Это не мог сделать никто, кроме Самого Бога, Который сказал: «Научитесь от Меня: Я кроток и смирен сердцем». И это Его свойство поражает нас даже больше, чем всемогущество.

Это, по-моему, одна из самых больших христианских тайн, которая являет Бога миру. И не только Его Самого, но и те пути, которые Он предначертал Своему творению. Мы можем осуществить свое предназначение только тогда, когда тоже как бы умаляемся и даем возможность другому проявлять себя — Богу или человеку.

Тут заключена величайшая тайна бытия, которую Евангелие нам проповедует как духовную нищету. Оно показывает нам начало путей в Вечность, где мы найдем полноту и завершенность. Но если не искать эти пути уже сейчас на земле, то человек оказывается вне сферы Божественной полноты.

Ответы священника Георгия Бреева на другие вопросы о духовной жизни ищите в его книге «Радуйтесь!».

Кто такие нищие духом?
Можно ли сказать, что христианство оправдывает нищету?
Первое, что нужно сказать: ни Библия, ни христианство нищету не оправдывают. Ап. Павел совершенно конкретно пишет: «кто не работает, тот пусть и не ест». Сам Павел, будучи Апостолом Христовым, проводя жизнь в молитве, религиозных размышлениях и проповеди, не имея свободной минуты, тем не менее зарабатывал себе на жизнь шитьем палаток. Это была его наследственная профессия, которую он получил от родителей. Но порицание тунеядства – заслуга не Ап. Павла и не учителей христианства. Ветхий Завет однозначно утверждает: если ты работаешь, ты не умрешь с голоду. Если ты богобоязнен и трудолюбив, Бог будет с тобой, ты не будешь испытывать экономической нужды. Помните, как начинается Псалтирь: «Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных и не сидит в собрании развратителей, но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь!» И далее говорится: такой муж «…будет как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и во всем, что он ни делает, успеет» (Пс. 1, 1-3). Или другой пример, также из Псалтири. Это 111-й псалом (стихи 1-3): «Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится. Обилие и богатство в доме его, и правда его пребывает вовек». Обратим внимание на последнее предложение!
Не будем умножать примеры. Для Библии твоя нищета – знак твоей лени и безнравственности. Все встают до зари. Все работают не покладая рук. Все сеют, жнут, пасут скот, стригут овец, продают товар на рынках… Все работают, и никто не голодает. Почитайте книгу Притч Соломоновых: «Ленивцы бывают скудны, а трудолюбивые приобретают богатство» (Притч. 11, 16); или: «душа ленивого желает, но тщетно; а душа прилежных насытится» (Притч. 13, 4); а вот более конкретное: «кто любит веселье, обеднеет; … кто любит вино и тук (подразумевается обильная жирная пища. – прот. К.П.), не разбогатеет. Но: Вожделенное сокровище и тук – в доме мудрого; а глупый человек расточает их» (Притч. 21, 17,20). Ветхий Завет знает и бедняков, ставших таковыми из-за неправедного притеснения богатыми, и много обличений жадного богатения мы встречаем в писаниях пророков. Но в принципе, жизнь библейского человека – это жизнь трудолюбивого человека. И трудолюбивый не умрет с голоду.
Это то, что можно сказать о нищете, о бедности.
Но совершенно другая тема – нищета духовная. С экономической нищетой она не имеет ничего общего.
Итак, «нищие духом». С ними мы встречаемся и в Новом Завете: «блаженны нищие духом ибо тех есть Царство Небесное», и в Ветхом Завете. Вернее будет сказать, что «нищета духовная» – это ветхозаветное определение. И сразу скажем, что под нищими здесь имеются в виду не бедные люди, бродяги или неудачники, не те, кто валяется в лохмотьях на улице, дыша перегаром и прося подаяние.
Слово «нищие» – специфический религиозный термин, который означает род людей, ждущих Спасителя. Бедность, прекрасно известная Древнему миру, в ветхозаветном богословии переосмысляется как категория нравственная, душевная. Бедняки духа, про которых читаем и в псалмах, и у пророков, – иного рода. Это бедняки духа, бедняки благодати. Это люди, которые просят Бога сойти к ним, спасти их. Прочитайте псалмы 9–10, здесь как раз речь идет о таких нищих.
Или, вот, псалом 13: «Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога». Они развратились, совершили гнусные дела; нет делающего добро. Господь с небес призрел на сынов человеческих, чтобы видеть, есть ли разумеющий, ищущий Бога. Все уклонились, сделались равно непотребными; нет делающего добро, нет ни одного… Вы посмеялись над мыслью нищего, что Господь упование его. (Вы говорите)»Кто даст с Сиона спасение Израилю!» Когда Господь возвратит пленение народа Своего, тогда возрадуется Иаков и возвеселится Израиль».
В последних двух стихах псалма мы читаем, что безбожные нечестивцы смеются над упованием нищих: «Господь упование их». Для таковых бедняков выход из их бедственного положения – не несколько запотевших в руке медных монет, не кусок лепешки или кувшин вина… Бог – их надежда и их радость. Бог, Который, как надеялись эти люди, придет и изменит мир, Который уничтожит нечестивцев и злодеев.
Бог слушает не тех, у кого пустой карман, но тех, кто ищет Царство Божие, тоскует по Богу, чает Божией милости и помощи. «Приклони, Господи, ухо Твое и услышь меня, ибо я беден и нищ, – воспевает псалмопевец. – Сохрани душу мою, ибо я благоговею пред Тобою; спаси, Боже мой, раба Твоего, уповающего на Тебя. Помилуй меня, Господи, ибо к Тебе взываю каждый день. Возвесели душу раба Твоего, ибо к Тебе, Господи, возношу душу мою» (Пс. 85, 1-4). Нам важно, что здесь как раз нищета ставится в прямую связь с нравственностью, богобоязненностью человека.
Когда в третьем столетии до Рождества Христова переводчики переводят с древнееврейского на греческий Библию, они еврейское «анавим» (бедняки) переводят и как «неимущие», «нуждающиеся», и как кроткие, смиренные сердцем, чающие спасения.
И в нашем сегодняшнем переводе Библии часто слово «нищие» переводится как «смиренные, кроткие». Например, псалом 9, ст. 38: «Господи! Ты слышишь желания смиренных; укрепи сердце их; открой ухо Твое». В еврейском оригинале здесь стоит нищие, но перевели это слово как смиренные.
Те, кто истинно молится, духовно совершенствуется, получил в Библии конкретное наименование бедняков Господних, нищих. Они «убогие, смиренные» Бога Яхве (Пс. 73, 19; 149, 4), они предмет Его благосклонной любви.
Говоря о наступлении мессианской эры, несущей прощение грехов и осуществление всех иудейских чаяний, пророк Исаия восклицает: «Радуйтесь, небеса, и веселись, земля, и восклицайте, горы, от радости; ибо утешил Господь народ Свой и помиловал страдальцев Своих» (Ис. 49, 13). Здесь страдальцев (анавим) правильней перевести как нищих.
И, конечно, совершенно в русле Ветхого Завета, но по-новому, по-новозаветному, тема «нищих» звучит в Евангелиях. Да, и в Евангелии мы встречаемся с «нищими». Когда Спаситель восходит на некую гору и проповедует о Блаженствах: «Блаженные нищии духом, яко тех есть Царство небесное», – Он говорит об этих нищих, об анавим, бедняках Господних.
Практически вся Нагорная проповедь продолжает мысль, что чаяния этих нищих, кротких, смиренных – наконец вознаграждены. Пришел Мессия. («Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» и т.д.)
Об этих нищих Спаситель говорит и в других местах. Так, когда посаженный в тюрьму и ожидающий смерти Иоанн Креститель посылает своих учеников к Иисусу узнать: «Тот ли Он, Кому надлежит прийти», или вышла ошибка и Мессией будет кто-то другой, – Спаситель прямо не отвечает. Спаситель не отвечает: «Я Мессия», он говорит: «пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали: слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвыет воскресают, и нищие благовествуют». Последнюю фразу: «нищие благовествуют», правильнее перевести «нищим благовествуется»!
Какие они, эти «анавим», «бедняки Господни» или, как перевели в нашем переводе: «нищие духом»?.. Они как дети. Дети не мыслят жизни без родителей… Нищие духом – те, кто всю свою жизнь ставит в тесную зависимость от Бога. Это те, кто без Бога не может жить и дышать.
Собственно, если мы вчитаемся в новозаветный текст, мы увидим, что Нагорная проповедь говорит нам, какими должны быть эти «нищие духом»: Это бедные, открывающие Богу свою израненную душу (Мф. 5.4), обращающие к Богу жажду добра (алчущие и жаждущие правды) (ст. 6), это доверяющие Богу в испытаниях и преследованиях (ст. 10), это кроткие (ст. 5), милосердные (ст. 7), простые и искренние (ст. 8), это приносящие мир (миротворцы –ст. 9). Таким образом, «нищие духом» – это те, кто старается походить на Христа, кто такие же, как Он. Им, этим искренним людям, принадлежит «Царство Небесное», с ними Бог»…
И последнее, о чем невозможно не упомянуть. Когда к галилейской Девушке, Которую отныне будет прославлять все человечество, явился Архангел с сообщением, что Она станет Матерью Спасителя, Та восклицает, «Величит душа Моя Господа… что призрел Он на смирение рабы Своей» (Лк. 1, 46). Слово смирение – в оригинале анавим: на нищету!
Пресвятая Дева – одна из них, из этих бедняков Божиих, из людей, напряженно и с надеждой вглядывавшихся в будущее.

Очередной ролик из цикла «Крылатые выражения из Библии». Смотрите или читайте:

Сегодня мы с вами поговорим о выражении «блаженны нищие духом» (Мф 5:3), первых словах Нагорной проповеди в Евангелии от Матфея, одном из самых трудных выражений в Евангелии, одной из жемчужин, может быть, самых известных словах из Библии.

В том момент, когда Христос возвещает, что Царство Божие приблизилось, оно наступило. Если кто-то хочет войти в него, он должен отвечать ряду критериев. Поэтому иногда толкователи называют заповеди блаженства — «хартией Царства».

Первое условие, первая жемчужина этой хартии — блаженство нищих. Очень часто мы используем это выражение применительно к людям юродивым, странным, не от мира сего: «блаженны нищие духом». Иногда мы его употребляем в отношении откровенно скудоумных людей — они «нищие умом». Но в Евангелии, конечно, не это имеется в виду.

В Евангелии богатство и нищета всегда больше, чем просто материальное благополучие или лишения. Идеал бедности играет в истории христианства особую роль, потому что община двенадцати апостолов во главе с Иисусом Христом — это община нищенствующих и странствующих проповедников, учеников. Первые христиане тоже стремились к этому идеалу, который до сих пор сохраняется в монашестве, как и обет безбрачия. Хотя в истории христианства мы увидим разное отношение к богатству.

так, все равно, первое блаженство это блаженство бедности, блаженство нищих. Интересно, что евангелист Лука доносит эти слова во втором лице. И здесь мы легко можем себе представить, как на картине Александра Иванова «Явление Христа народу», Христа в окружении людей, которых можно назвать «евангельский люд». Это люди обездоленные, бедные, оказавшиеся на обочине жизни, потому что благополучные сидят у себя дома, они заняты каким-то своим бизнесом. Те, кто прежде всего откликается на проповедь Христа, кто идет за Ним в пустыню, — таких очень много: это прежде всего вот этот евангельский люд, который мы можем увидеть на картине Иванова.

Христос обращается к ним: «блаженны вы, нищие». Он видит перед собой людей, которым уготовано блаженство, прежде всего потому, что именно они оказываются наиболее благодарными и чуткими слушателями. Они блаженны, потому что их утешит Сам Христос, Которого они сейчас слушают.

Евангелист Матфей Нагорную проповедь доносит до нас в третьем лице. Он пишет в жанре сапиенциальной литературы, литературы Премудрости, и поэтому он изображает Христа как нового Моисея, нового пророка и законодателя Нового Завета. Поэтому слова Христа обращены как будто одновременно и ко всем последующим поколениям, не только к тем, кто его слушает, но и ко всем нам.

И здесь евангелист Матфей прибавляет уточнение «блаженны нищие духом», которое очень часто ведет нас по ложному пути, потому что в действительности имеется в виду, конечно, конкретная, реальная нищета, бедность.

Иногда нам кажется, что блаженные нищие духом — это те, кто обладает какой-то духовной отрешенностью от богатства, как будто внутренне свободен от богатства, может, более трезво относится к нему. И все-таки, если взглянуть на контекст времен Иисуса Христа, например, на идеал, который существовал в кумранской общине — мы его находим в рукописях Мертвого моря, — то здесь речь идет о каком-то внутреннем, радикальном, осознанном выборе: это бедность, которая одновременно является и даром Божиим, нищета, которую невозможно фальсифицировать, которой невозможно подражать или искусственно ее практиковать, это подается как некая благодать, и одновременно — как твой радикальный выбор следовать за Христом.

В современных переводах существуют разные нюансы. Например, Андре Шураки переводит «бедные дыханием». Мы бы сказали в таком случае: люди, которые буквально дышат на ладан, они на пределе своих физических и, может быть, духовных сил, может быть, завтра этих людей ждет смерть или рабство, их собственных сил уже не остается. Именно поэтому они блаженны: Дух Божий их наполнит своей силой, потому что сила Божия в немощи совершается. Те, кто лишены всего, получают всё.

Другой вариант перевода: «те, кто не осознают себя нищими», не придают этому особого значения, примерно как богатые люди, которые придают большое значение своему богатству, в Евангелии называются «богатящиеся». А здесь другой вид людей, которые совершенно спокойно воспринимают свою нищету, как благодать, как дар Бога, как часть своей жизни, из-за которой не нужно ни расстраиваться, ни сходить с ума. Поэтому такая нищета — это одновременно смирение. А смирение — это царский титул в Библии, мессианский титул.

Поэтому, если вы хотите правильно понять, что Господь имеет в виду, всегда есть очень простой метод: нужно взглянуть на тех, кто является живым примером и совершенным образом этой нищеты. Это Дева Мария, Божия Матерь, это великие святые, праведники, но прежде всего — Сам Господь, о Котором апостол Павел говорит, что Он, будучи по своей природе Богом, не держался за равенство быть с Богом, но от всего отказался, лишился всего, и поэтому стал источником обогащения, богатства для этого мира. Прежде всего блаженны все те, кто обладают некоторыми свойствами, присущими только Богу, какими бы парадоксальными они нам ни казались.

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Автор статьи: Протоиерей Димитрий Сизоненко

Клирик собора Феодоровской иконы Божией Матери в г. Санкт-Петербурге

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *