Объяснение толкование

Труд «Объяснение священной книги псалмов» нередко приписывают прот. Г. И. Разумовскому (1883–1967). Сопоставив некоторые даты можно понять, что это ошибка.

Прот. Г. И. Разумовский родился в 1883 г., закончил Академию в 1917 г.

Автор «Объяснения» пишет в предисловии : «При поступлении моем в 1895 году на службу в Чагринский женский монастырь Самарской губернии…».

Далее, в послесловии, автор «Объяснения» пишет : «По обстоятельствам моего служения, как приходского священника, я не всегда свободно располагал временем для сего труда, и поэтому он, начатый в 1896 году, продолжался около восемнадцати лет, с большими перерывами, и только в 1912 году, когда, выйдя в за штат, я стал свободен от всякой службы, мне представилась возможность заняться исключительно одной этой работой.»

Об авторе известно лишь то, что он служил в Самарской губернии – в Чагринском монастыре, в Петропавловском храме.

Вступление

Кафизма I 1, 2, 3 – 4, 5, 6 – 7, 8

Кафизма II 9, 10 – 11, 12, 13 – 14, 15, 16

Кафизма III 17 – 18, 19, 20 – 21, 22, 23

Кафизма IV 24, 25, 26 – 27, 28, 29 – 30, 31

Кафизма V 32, 33 – 34, 35 – 36

Кафизма VI 37, 38, 39 – 40, 41, 42 – 43, 44, 45

Кафизма VII 46, 47, 48 – 49, 50 – 51, 52, 53, 54

Кафизма VIII 55, 56, 57 – 58, 59, 60 – 61, 62, 63

Кафизма IX 64, 65, 66 – 67 – 68, 69

Кафизма X 70, 71 – 72, 73 – 74, 75, 76

Кафизма XI 77 – 78, 79, 80 – 81, 82, 83, 84

Кафизма XII 85, 86, 87 – 88 – 89, 90

Кафизма XIII 91, 92, 93 – 94, 95, 96 – 97, 98, 99, 100

Кафизма XIV 101, 102 – 103 – 104

Кафизма XV 105 – 106 – 107, 108

Кафизма XVI 109, 110, 111 – 112, 113, 114 – 115, 116, 117

Кафизма XVII 118

Кафизма XVIII 119, 120, 121, 122, 123 – 124, 125, 126, 127, 128 – 129, 130, 131, 132, 133

Кафизма XIX 134, 135, 136 – 137, 138, 139 – 140, 141, 142

Кафизма XX 143, 144 – 145, 146, 147 – 148, 149, 150, 151

Послесловие

Краткий словарь богослужебных терминов

Тире между псалмами означают Славу.

Вступление

Свой труд «Объяснение священной книги псалмов» протоиерей Петропавловской церкви г. Самары Григорий Разумовский создавал в течение 18-ти лет, с 1896 по 1914 год. Рукопись получила одобрение одного из авторитетных представителей богословской науки того времени проф. СПбДА Н.Н. Глубоковского и разрешение на печатание от цензурного комитета. Автор передал свой труд преосвященному Михаилу (Богданову), еп. Самарскому с просьбой посодействовать изданию. Однако наступившая вскорости революция сделала невозможным издание книги.

Ясно и доступно изложенное, «Объяснение священной книги псалмов» может стать хорошим подспорьем в изучении православной веры и Св. Писания. Автор подробно излагает события священной ветхозаветной истории, послужившие поводом к созданию того или иного псалма, раскрывая на этом фоне его духовный пророческий смысл и значение его для внутренней жизни христианина. Особенно ценно то, что о. Григорий постоянно обращается к месту и роли Псалтири в православном богослужении, показывая, почему тот или иной псалом стал частью утрени, вечерни и т. д. В своих толкованиях автор опирается на мнения святых отцов, толкователей Псалтири. Самое современное из имеющихся толкований всей Псалтири, это «Объяснение» должно помочь всем, стремящимся к уразумению неисчерпаемого духовного богатства псалмов.

***

Объяснение Священной книги «Псалмов» протоиерея Гр. Разумовского представляет весьма полезный труд по его назидательности, а по своему популярному – простому и легкому – изложению он является вполне общедоступным. Издание его тем более желательно, что у нас слишком мало цельных истолкований на всю Псалтирь, а таких и вовсе не имеется. Совершенно уверен, что книга получит широкое распространение, чего ей и желаю.

Профессор Николай Глубоковский, СПб, 1914, V,3. суббота.

Предисловие

При поступлении моем в 1895 году на службу в Чагринский женский монастырь Самарской губернии, мне вскоре пришлось вести воскресные и праздничные богослужебные собеседования с монашествующими. Предметом этих собеседований вначале служили объяснения евангельских и апостольских чтений того дня, отрывочные рассказы по поводу праздничных событий и т.п. Вообще это были отрывочные беседы и наставления с практическими приложениями к иноческой жизни. Такие беседы были хотя и понятны малограмотным или же и совсем безграмотным слушательницам, тем не менее, как имевшие характер отрывочности и бессистемности, они потому казались мне и малополезными для них. Задумываясь, вследствие сего, над вопросом о том, нельзя ли избрать для собеседований что-либо такое, что могло бы доставить наибольшую пользу для нравственно-религиозного назидания монастырских обитательниц, я в конце 1896 г. пришел к мысли предлагать насельницам монастыря, при каждом собеседовании, объяснение псалмов, по порядку расположения их в Псалтири, как такой, всем им известной книге, которая служит настольною, молитвенною книгой для монашествующих.

Приступая к выполнению этой нелегкой задачи, я признал тогда же за нужное, в начале одного из собеседований, высказать своим слушательницам следующее: «Главная цель бытия человеческого на земле состоит в том, чтобы жить во славу Божию, а не для собственного удовольствия. Если где, то особенно у живущих в святых обителях, эта цель человеческой жизни должна быть наиболее сознаваема, преследуема и выполняема. Вся деятельность, все мысли и чувства насельниц монастыря должны быть проникнуты сознанием этой цели и заботами о возможном ее выполнении. Поэтому в монастырях нет и не должно быть никакого другого чтения, кроме чтения книг священных и душеспасительных. Для такого же монастыря, каков Чагринский, большая часть насельниц которого состоит из женщин и девиц простого сельского состояния, не получивших иногда никакого, даже начальной сельской школы, образования, единственною книгой для чтения служит Псалтирь и в редких случаях Четьи-Минеи. Других книг они не читают и не знают. Книгою же псалмов, хотя они и удовлетворяют свое молитвенное чувство всегдашнего покаяния, а также – хвалы и благодарения Господу Богу за все Его милости и благодеяния; но при всем том чтение этой священной книги, в не малой части ее богодухновенного текста, остается малопонятным или даже и совсем непонятным для этих простых читательниц, для которых поэтому является нужда в объяснении непонятного для них текста священной книги псалмов. В глубоком и искреннем сознании этой нужды, я решил придти на помощь нуждающимся и, по требованию долга священнослужителя и духовного отца обители, принять на себя выполнение задачи объяснения псалмов; каковое объяснение, с Божией помощью, и начнем с этого же дня и будем продолжать на следующих внебогослужебных собеседованиях».

Высказав это пред слушательницами, я предложил им выслушивать беседы о псалмах с особенным вниманием и приступать к этому выслушиванию всякий раз с чувствами молитвенного обращения к Господу Богу, да подаст Он, Всеблагий, Свой благодатный дар наилучшего разумения, памятования и усвоения всего, что будет предложено на собеседованиях: такого внимания и таких чувств требует самый предмет предлагаемых бесед.

Для того чтобы самое объяснение было наилучше понято и усвоено слушательницами, нужно было предлагать его в наиболее ясных и точных выражениях; причем, для большей авторитетности его, признано было за необходимое приводить точные буквальные выражения из других книг Священного Писания и подлинные изречения св. отцов, толковников Псалтири. А для всего этого потребовалось составлять черновые записи предпринятого объяснения псалмов, по которым и велись первоначально беседы.

В руководство для объяснения псалмов, кроме славянской и русской Библии, мною принято было первоначально:

1) Толкование на псалмы, составленное по текстам: еврейскому, греческому (LXX) и латинскому (Вулгаты), по учению отцов и учителей Святой Церкви и дополненное различными замечаниями Палладием, епископом Сарапульским. Москва, 1872. Когда же, после объяснения нескольких псалмов, сего толкования (Палладия) оказалось недостаточно, то выписаны и приняты были, сверх того, в руководство:

2) Толкование на Псалтирь по тексту еврейскому и греческому Иринея, архиепископа Псковского. 7-е изд. Москва, 1882.

3) Толковая Псалтирь Евфимия Зигабена (пер. с греч.). Изд. Киево-Печерской Лавры, 1883.

Ссылок на труды толкований Зигабена и преосвященных Иринея и Палладия я не делал почти нигде, потому что не делал буквальных из них выписок, а еще и потому, чтобы не увеличивать и без того значительный размер рукописи.

Кроме того, я пользовался следующими печатными изданиями:

а) Учебная Псалтирь, изд. училищного при Св. Синоде Совета. Спб., Синодальная типография, 1897.

б) Псалтирь в русском переводе с греческого епископа Порфирия. Спб., 1893. (Только до 75-го псалма мог я пользоваться этим переводом).

в) Псалтирь в русском переводе с еврейского, изданная по благословению Св. Синода. СПб., 1892.

г) Справочный и объяснительный Словарь к Псалтири, составленный Петром Гильтебрандтом. СПб., 1898.

д) «Вероучение Псалтири, его особенности и значение в общей системе библейского вероучения» профессора П. А. Юнгерова. Этим пособием я мог пользоваться только после объяснения 80-го псалма.

Единственным желанием моим было, при начале составления настоящего объяснения псалмов, самому поучиться и других меньших моих братии и сестер поучить истинному пониманию неясного и по местам неудобопонятного текста славянской Псалтири. Да благословит Господь Бог мое желание и начинание!

И только впоследствии, когда уже составлена была мною третья часть объяснения и когда некоторые из псалмов были напечатаны в местных «Епархиальных ведомостях», у меня явилось другое желание – предать печатному тиснению свой труд, чтобы чрез то дать возможность ознакомиться с ним наибольшему кругу любителей Слова Божия и благоговейных молитвенников, певцов и читателей Псалтири, чтобы участие последних в чтении и пении не было делом простого механического выполнения, а было искренним служением Богу, Царю всея земли, Седящему на престоле святом Своем, Которому псалмопевцы приглашают всех петь разумно (Пс.46:8–9). Протоиерей Григорий Разумовский. Самара

Введение, содержащее в себе предварительные понятия о Псалтири и о предлагаемом объяснении ее

1. Понятие о Псалтири как священной книге и о Священном Писании вообще.

Книга псалмов, называемая Псалтирью, принадлежит к составу книг Священного Писания Ветхого Завета. И потому говорить ли о Псалтири вообще, или в отдельности о том или другом псалме, о том или другом изречении псалмопевцев, нужно говорить как об изречении и писании священном и богодухновенном. Что же такое Священное Писание? – Священное Писание дано людям от Самого Бога; и святые мужи, которыми оно написано, руководимы были Духом Святым. Поэтому всем нам нужно быть уверенными, что оно писано для весьма важных целей, а именно:

1) для того, чтобы вразумить и наставить нас, в каких отношениях находимся и должны находиться мы к Богу и Его тварям,

2) для того, чтобы сообщить нам все, что необходимо знать и делать для прославления Бога, для возможного в Нем счастья на земле и вечного блаженства на небе. С этой целью Священное Писание говорит нам о сотворении мира всемогущим Словом Божиим, сообщает познание о святой, блаженной жизни первых прародителей в раю и ниспадении их с высоты счастья чрез преступление заповеди Божией. Затем,

3) показывая, чем обязаны мы Всемогущему Творцу, Милосердому Благодетелю и Судии Праведному, Священное Писание научает, каким образом можем мы сохранить и упрочить вечную любовь Его к нам и приготовить себя к достижению славы чад Божиих. В особенности цель Священного Писания состоит,

4) в том, чтобы умудрять нас в деле спасения чрез живую веру в Иисуса Христа; представлять очам нашим благодать Божию, дарованную нам в Иисусе Христе; устроять дух наш «по образу и по подобию Божию» (Еф. 4.23.24); водворять в душах наших познание истины и веру, любовь и святость; и руководить к «непрестанному сожитию со святыми» (Еф. 2:19), «к достижению совершенства, в меру возраста исполнения Христова» (Еф. 4:13) и к прославлению со Христом на небе.

2. Важное значение Псалтири вообще и в частности – для домашнего употребления христиан.

Что говорить о Священном Писании вообще, то же должно сказано быть и о Псалтири в частности; потому что Псалтирь можно назвать сокращением всего Священного Писания, и нет, можно сказать, на свете книги столько назидательной, как Псалтирь. Все, что только касается духовных нужд человека, все это находится в Псалтири. Это сокровищница, из которой каждый может почерпать для себя утешение и укрепление во всех положениях жизни; это есть полнота божественной мудрости. Одни из псалмов служат выражением чувств благодарности и благоговения; другие превозносят величие Божие и восхваляют Его всемогущество, премудрость и благость; иные взывают к милости и долготерпению Творца и умоляют о прощении грехов; иные, наконец, содержат пророчества о Христе и Его Царстве. Поэтому-то между всеми ветхозаветными книгами Священного Писания, боговдохновенными и полезными для научения (2Тим. 3.16), книга псалмов есть самая общеупотребительная у христиан, более других книг ими любимая и, можно положительно сказать, для всех необходимая. По словам св. Афанасия Александрийского, эта книга есть «сад, заключающий в себе насаждения всех других книг, – есть зеркало, где видит себя в настоящем виде грешная душа человеческая, со всеми своими страстями, грехами, беззакониями, во всех разнообразных движениях, направлениях и состояниях; видит все свои недуги и находит против своих духовных болезней в сей чудной книге действительные врачевства. Да, книга псалмов недалека от каждого человека, это не произведение искусства, нам чуждое и постороннее, это наша книга о нас самих. Псалмы Давида – это песни нашей души; его молитвенные гласы и вопли – гласы и вопли духа нашего, подавляемого грехом, удручаемого скорбями и напастями. Кроме сего, где мы найдем для себя лучшие образцы молитв, молений, благодарений, богохвалений и славословий, как не в псалмах Давидовых? По-моему мнению, – говорит Афанасий, – в книге псалмов измерена и описана словом вся жизнь человеческая, и душевные расположения и движения помыслов, – и сверх изображенного в ней ничего более не отыщется в человеке. Потребно ли покаяние и исповедание, постигли ли кого скорбь и искушение, гоним ли кто, или избавился от злоумышлении, стал кто опечален и смущен и терпит что-либо подобное сказанному выше, или видит себя преуспевающим, а врага приведенным в бездействие, или намерен восхвалить, возблагодарить и благословить Господа, – для всего этого имеет наставление в божественных псалмах… Посему и ныне каждый, произнося псалмы, пусть будет благонадежен, что Бог услышит просящих псаломским словом» . Потому-то словами псалмов во все времена возносилась к Престолу Божию молитва верующих. В древние века христианства верующих обязывали учить Псалтирь наизусть. Утром и вечером, за трапезой и занятиями верующие укрепляли и услаждали себя песнопениями этой священной книги. И у нас, на святой Руси, в течение многих веков и до последнего времени, особенно между простым народом, обучение грамоте начиналось с Псалтири, да ею же почти всегда и заканчивалось все книжное обучение. А потому эта священная книга во многих домах простолюдинов была и есть, можно сказать, единственная настольная книга. Такой же в особенности, и не только настольной, но и молитвенной книгой, она является во всех русских монастырях, для всех монашествующих.

3. Отношение к Псалтири Господа Иисуса Христа и Его апостолов.

Сам Господь Иисус Христос в Своих беседах с учениками и с народом иудейским, а также и Его апостолы в своих богодухновенных писаниях нередко ссылаются на книгу псалмов. Так, св. апостол Павел, преподавая верующим правила и наставления святой жизни во Христе, говорит. «Слово Христово да вселяется в вас богатно, во всяцей премудрости учаще и вразумляюще себе самех, во псалмех и пениих и песнех духовных, во благодати поюще в сердцах ваших Господеви» (Кол. 3:16). Потому-то так и дорога для нас должна быть книга псалмов.

4. О причинах неясности и затруднительности в понимании истинного смысла в псалмах и о толкованиях их.

Между тем для многих читающих книгу псалмов она не понятна во многих ее местах – не понятна по своеобразности языка, образов и выражений, по глубине мыслей, а также по темноте славянского перевода ее. В особенности же темен и непонятен смысл многих псаломских изречений для тех, кто не получил достаточного научного образования или вовсе не имеет такового. Все 150 псалмов, как известно, составлены и написаны были первоначально на еврейском языке. С этого языка, по времени, они были переведены на греческий язык, а еще много времени спустя с греческого они переведены на язык славянский. Так как каждый язык имеет свою природу, свои особенности, ему одному свойственные (идиоматизм), то при переводах псалмов с одного языка на другой истинный смысл псаломских изречений во многих местах, естественно, должен был потерпеть значительные изменения от неизбежной неточности в выражениях. Самый славянский язык, на котором мы ныне читаем священные книги, а также и Псалтирь, теперь не для всех и не во всем ясен. Все это и служит причиной затемнения смысла псалмов.

Вот почему с самых первых веков христианства стали появляться попытки и труды по объяснению Псалтири. Известно, что этим делом занимались св. Ипполит мученик (II века), ученый христианский писатель Ориген (III века), а в IV веке видим уже несколько знаменитых толкований на псалмы, как то: Василия Великого, Григория Нисского, Иоанна Златоустого, св. Илария, блаженных Феодорита, Иеронима, Августина и др. Эти объяснения и толкования, в не столь давнее время собранные Палладием, епископом Сарапульским, в его книге «Толкование псалмов», а также и в книге ученого греческого монаха Евфимия Зигабена, мы и примем в руководство при настоящем нашем кратком объяснении псалмов.

5. О свойствах и характере предлагаемого нами объяснения псалмов.

Таким образом, предлагаемое нами объяснение псалмов будет не новое какое-либо, а древнее, не наше собственно, а отеческое. Это голос священной и досточтимой древности, голос Святой Церкви, обязательный для всех верующих православных христиан на все времена. Так как предпринятое нами толкование псалмов не может представлять собою какой-либо ученый труд, а есть не более как исполнение нашего искреннего желания уяснить для себя и помочь ближнему, при усердном чтении или слушании Псалтири, в наилучшем понимании истинного смысла прочитанного, то мы по возможности будем избегать того, что касается таинственного смысла в псалмах, а будем больше иметь в виду их буквальный и исторический смысл; и для этой цели будем чаще обращаться к библейской священной истории. Тем не менее, нужно сказать, что нельзя совершенно отрешиться и от духовного, не буквального смысла псалмов при их объяснении.

6. О прообразователъном и пророческом смысле псалмов.

Если понимать изречения псалмов в буквальном смысле, то в них видны разные обстоятельства писателей или составителей псалмов и судьбы народа еврейского. Но в духовном смысле Псалтирь пророчески изображает Спасителя и показывает разнообразные состояния и примеры в жизни верующих. Сам Давид-псалмопевец представляет собою ясный и многосторонний прообраз Иисуса Христа, соединяя в лице своем звания царя и пророка еврейского. Еврейский народ предызобразил новозаветный народ Божий – Церковь Христову; враги евреев, изображенные во многих псалмах, прообразовали врагов Христовой Церкви; а победы евреев служили прообразом духовных побед, одерживаемых верующими во Христа Спасителя.

7. Условия для наиболее успешного и полезного понимания и усвоения истинного смысла псалмов.

Чтобы читать или слушать чтение псалмов с наилучшим пониманием смысла их, со всею пользою для души и согласно намерению первовиновника их – Духа Святого, мы должны по возможности а) знать и понимать другие писания, в особенности историю Давида, о котором повествуется в двух первых и отчасти в Третьей книгах Царств и в Первой книге Паралипоменон, б) замечать, какие места из псалмов и как применяются к Иисусу Христу и Его Церкви новозаветными писателями, т.е. апостолами и евангелистами, и в) сохранять в себе возрожденное благодатью Святого Духа сердце, отрешаясь от плотских чувств и помышлений. Чем более будем преуспевать в святой жизни христианской, тем способнее окажемся к разумению божественного учения Псалтири и к восприятию небесного утешения, которое доставляет чтение ее верующими.

8. О наименованиях: псалом и Псалтирь.

Псалом (греч. – psalmus, от – пою) значит: хвалебная песнь. От собрания многих псалмов в одну книгу книга эта называется «Книгой псалмов», а в еврейской Библии – «Книгой Хвалений» (сефер тегилим). Псалмы, как богохвальные песнопения, назначались для пения и были петы или просто одним хором певцов, или же хором в соединении с музыкой, с игрой на музыкальных орудиях, или инструментах – струнных и вокальных или трубных, – каковых во времена Давида и после него было не мало (Пс. 9:14, 97:5, 107:3; Пс. 150; Дан. 3:10; 1Пар. 16 и мн. др.). Одно из таких музыкальных орудий называлось псалтирью; почему и самая книга псалмов названа впоследствии Псалтирью.

9. О писателях псалмов.

В начале псалмов, в особо издаваемой славянской Псалтири, так называемой «Учебной Псалтири», как бы общее надписание для всех псалмов, помещаются слова: «Давида пророка и царя песнь». Может быть, на основании этой надписи, составителем всей Псалтири многие из людей неученых считают Давида. Но такое мнение не справедливо. Как из различных частных надписей, имеющихся почти на всех псалмах, в начале их, так и из самого содержания их видно, что писатели псалмов были различны. По указанию надписаний в еврейской Библии, Давиду приписываются 73 псалма. Кроме того, в греческой Библии и славянской ему же приписываются те псалмы, которые не имеют надписания в еврейской Библии, каковых пятнадцать. Некоторые из этих псалмов относят к Давиду и священные писатели Нового Завета, например 2-й псалом – св. писатель Деяний апостольских (Деян. 4:25); псалмы 31 и 94 – св. ап. Павел (Рим. 4.6–8; Евр. 4.7). По самому содержанию псалмов видно, что некоторые из них написаны до Давида, другие – во времена Давида, а иные относятся к плену вавилонскому, который был спустя 400 с лишком лет по смерти Давида, и даже к последующим за ним временам. Из числа всех 150 псалмов 12 Асафовых, 12 сынов Кореовых, 1 Еманов, 1 Соломонов, 2 пророков Аггея и Захарии, 1 Моисеев и прочих псалмопевцев. Причиной того, что и в древности многими все псалмы приписывались Давиду, св. Афанасий считает самого Давида. Он сам избирал певцов, сам назначал, на каком музыкальном орудии разучать им пение того или другого псалма, а потому как учредитель хорового и музыкального пения он удостоился той чести, что не только им составленные псалмы, но и все, изреченное другими певцами, приписано Давиду.

10. О подписаниях в начале псалмов.

Что касается различных частных надписаний, предшествующих псалмам и состоящих большею частию из одного или двух слов, например, в конец, в песнех, о точилех, и проч., то должно признаться, что объяснение этих надписаний представляет гораздо более трудностей, чем самые трудные места псаломских изречений. По мнению преосвящ. Палладия, надписания же сделаны были в разные времена и разными лицами, потому что некоторые из них находятся только в еврейской Библии, другие – в одной греческой или только в славянской, что само собою указывает на разных лиц, сделавших надписания в разные времена. И не подлежит сомнению, что большая часть из сих надписаний весьма древние, потому что встречаются в самых древних изданиях еврейской и греческой Библии. Во всяком случае, чтобы не оставлять усердного и благоговейного читателя Псалтири в недоумении относительно различных непонятных надписаний над псалмами, мы должны представить на каждое из них хоть краткое объяснение, заимствуя его у тех же св. отцов и учителей Церкви. Но мы будем делать это в своем месте, при объяснении того или иного псалма.

11. Порядок объяснения псалмов и разделение их по содержанию.

Самое объяснение псалмов предполагается вести в виде бесед и в том порядке, в каком они следуют один за другим в Псалтири. Отступление от этого порядка можно допустить только в тех случаях, когда один псалом имеет большое сходство с другим и по содержанию, и по буквальному выражению мыслей и чувств, как, например, псалом 69 с 39-м (в ст. 14–18).

12. О расположении псалмов в самой Псалтири.

В порядке псалмов, как видно из предыдущего, нет той систематической последовательности, какая должна быть и бывает в сочинениях научных или в сборниках исторических, т.е. нет того расположения, чтобы сначала, например, следовали по содержанию псалмы молитвенные, или просительные, далее – исторические или благодарственные, потом пророческие и проч. Такого распорядка в расположении псалмов нет, а расположены они, как думают святые толкователи псалмов (св. Афанасий Александрийский , блж. Феодорит и др.), по времени собрания их, так как они собраны были в разное время, по частям, – и в начале книги помещены те, которые найдены прежде других.

Толкование псалмов

Отцы Церкви и церковные толкователи могут давать разные комментарии на одни и те же стихи псалма. Возьмем для примера Пс. 1:1:

Блажен муж, который не ходил на собрание нечестивых, и на пути грешных не стоял, и в обществе губителей не сидел.

Свт. Афанасий Великий комментирует так:

«Давид полагает начало пророчеству о Христе. Который имел родиться от него. Посему, прежде всего ублажает уповающих на Него. Блаженными же называет тех, которые не ходили на совет нечестивых, не стояли на пути грешных, и не сидели на седалищи губителей. Ибо у иудеев три рода людей восстали против Спасителя: книжники, фарисеи и законники, и они справедливо названы нечестивыми, грешными и губителями. А путем наименована жизнь, потому что рождаемых приводит к концу».

Евфимий Зигабен комментирует так:

«Под советом понимается желание. Нечестивым называется атеист или язычник, а грешником, хотя и верующий, но ведущий беззаконную и развратную жизнь; губитель же есть тот, который не только сам грешит, но и других развращает и совращает своей болезнью. Можно и иначе: под советом понимается собрание их, под путем грешных – диавола, потому что не стоящий в диаволе приходит к Богу, Который сказал: «Я есмь путь» (Ин. 14:6), по которому проходят люди к добродетели. Под седалищем – учение лукавых».

Этот псалом поется на вечерне, постоянно напоминая нам о блаженстве, ожидающем праведника.

Наконец, один из отцов пустыни, Патермуфий, изъяснил это место своей жизнью. Он, будучи неграмотен, взялся учить псалтирь, и, услышав этот стих, на многие годы ушел в пустыню, на этих словах построил всю свою жизнь и просиял святостью.

Казалось бы, если есть такие замечательные комментарии и примеры, зачем самим пытаться истолковать священные тексты? Действительно, толкования Отцов Церкви навсегда останутся для нас образцами, на которых следует учиться. Но Бог не напрасно дал нам разум, и наша задача – не только повторить их комментарии, но и понять, что конкретный псалом значит лично для моей жизни. И здесь толкования Отцов могут быть нам лишь подспорьем, но не заменой собственного размышления, кстати, заповеданного в самом начале Псалтири:

В законе Господнем — воля его,

и закону Его он будет поучаться день и ночь

(говорится о праведнике в Пс. 1:2, ср. Пс. 76:13, 118:16, 117, Втор. 11:18-21)

Читая Псалмы, мы можем выделить в целом несколько уровней их понимания.

При первом, буквальном (или историческом) подходе, псалмы рассматриваются как фрагменты из жизни ветхозаветных праведников. Мы можем учиться у них библейскому видению мира, но также замечать и разницу между ветхозаветным и новозаветным Откровением. Правильнее начинать исследование псалма именно с понимания его буквального смысла, и только после переходить к другим видам толкования.

Возьмем для примера десятый псалом.

1 В конец. Псалом Давида.

На Господа уповаю,

как скажете душе моей: «улетай на горы, как птица?»

2 Ибо вот, грешники натянули лук, заготовили в колчан стрелы,

чтобы во мраке стрелять в правых сердцем,

3 И что Ты совершил, то они разрушили,

а праведник что сделал? (Когда разрушены основания, что сделает праведник? — СП)

4 Господь в храме святом Своем:

Господь — на небе престол Его,

очи Его взирают на нищего.

зеницы Его испытывают сынов человеческих.

5 Господь испытывает праведного и нечестивого,

а любящий неправду ненавидит свою душу.

6 Низведет Он на грешников сети:

огонь, и сера, и дух бурный — их доля (из) чаши.

7 Ибо праведен Господь и правду возлюбил,

правоту видит лице Его (лице Его видит праведника – СП).

Упоминание гор в первом стихе позволяет соотнести этот псалом с событиями, описанными в 1 Цар. 23:14 (по ссылке Брюссельской Библии). Тогда ситуация, описанная в псалме, выглядит приблизительно так: Давид, будучи помазан на царство и занимая видное место при дворе, служа Богу и царю верой и правдой, оказался в немилости у Саула, который ищет, как бы погубить его хитростью. Давиду приходится бежать в горы, чтобы не быть пораженным в пустыне.

Этот псалом можно анализировать последовательно, тогда первая половина псалма представляет собой вопрошание: «Господи, что же делать?», а вторая – ответ Бога, почему так происходит и чем это закончится. Однако, если заметить здесь хиазм, то весь псалом можно прочесть от центра к краям, и он предстанет нам в следующем виде:

4 Бог испытывает каждого человека и заботится о каждом (В храме ощущается Его присутствие; но Его владычество – больше, над всей землей, Он внимателен к тем, до кого нет дела. Он испытывает человека. Как поведет себя человек?)

3-5 Нечестивый, разрушающий дело Божье, сам готовит себе погибель (Грешники уже погубили основания, что теперь делать Помазаннику? Но любящие неправду ненавидят свою душу – сами себе готовят погибель, ведь Господь смотрит)

2-6 Нечестивые, какие бы козни ни строили, пропадут (Грешники готовы погубить Давида, воспользовавшись внезапностью, но как Содому и Гоморре – также плохо будет нечестивому),

1-7 Хоть иногда и кажется, что лучше исчезнуть, надежда праведного воплотится, и он предстанет пред Господом (Ближние советуют Давиду улетать как воробью, прятаться в горах. Давид надеется на помощь от Господа. Ибо Господь праведен и любит правду, праведник не погибнет, но будет стоять пред лицем Божиим).

Детали также не должны ускользать от нашего внимания. «Мрак», упомянутый во втором стихе – это образ чего: неожиданной засады, неблагоприятного времени, или помраченного сознания грешников? И можно ли попасть в человека, если целиться в него во мраке? «Основания» – это закон Божий, который попрали грешники, основание власти Давида (его помазание на царство), или же в принципе дело Божье, в котором участвует праведник? Если последнее, то интересно, что, хотя оно может быть полностью разрушено, нигде не сказано, что сам он потерпит вред; напротив, он узрит Господа.

Уловив буквальный смысл, можно переходить ко второму уровню понимания текста псалма, т.е. спросить себя, что для нас значит этот псалом. Ведь и нас таким образом испытывает Господь, и у нас есть дела, которые, как кажется, благоугодны Богу, но, только начни их делать, и появляются препятствия, люди «ставят палки в колеса». А когда все рушится, хочется просто убежать. Здесь можно обратить внимание на стих 3: Когда основания разрушены, что сделает праведник? (СП) Иными словами, впадем ли мы в уныние, будем ли винить других в своих бедах, озлобимся ли, или будем надеяться и стараться исправить ситуацию?

Здесь можно умеренно использовать то, что отцы называют «духовным смыслом». Например, одной девушке оказалось близким следующее аллегорическое толкование. Вначале все мы представляем собой праведников: это основание, данное нам Богом, благочестием родителей. Разрушенное основание – это жизнь без Бога, в которую она уклонилась из-за того, что подпала влиянию грешников (бесов и людей, действующих по их наущению). Она сама несет на себе последствия этого: огонь и сера – это слезы и горечь уныния, дух бурен – расшатанная нервная система. Но этот псалом стал для нее вестником надежды: осознав себя нищей, она обращается к Богу за вразумлением и надеется вновь увидеть Его. Некоторым покажется такое прочтение несколько искусственным, но для этой девушки псалом показался пророческим ответом от Бога на ее проблемы.

Следующий уровень прочтения открывается тогда, когда мы прозреваем в тексте внутреннюю связь с жизнью Господа нашего Иисуса Христа. Любой текст Библии косвенным образом говорит о Нем, но в Псалмах это бывает наиболее очевидно (ярким пророчеством звучат, к примеру, стихи 21 псалма).

Указания на Господа в разбираемом нами псалме можно усмотреть в следующих местах:

Ст. 2 — самое большое зло, предание Христа на смерть, также было осуществлено ночью (Лк. 22:53),

Ст. 3 — во Христе не было найдено никакой вины (Лк. 23:22)

Ст. 4 — Он был выставлен в нищенском образе, но Бог не оставил Его (Ис. 53 гл., Флп. 2:7)

Ст. 6 — Ему надлежало испить чашу гнева за грехи людей (Ин. 18:11, Мк. 14:36).

Конечно, не обязательно и не сразу наше толкование будет таким стройным. Зачастую, читая Писание в группе Евангельских бесед, мы не следуем такой последовательности толкования, предпочитая ей живое обсуждение того, что непосредственно открылось.

После того, как псалом прочитан и разобран на трех уровнях – буквально-историческом, личном, и как пророчество, – можно обратиться к отдельным темам этого псалма, и посмотреть, как они раскрываются в Священном Писании (с помощью поиска по Библии или по словарю), в творениях Святых отцов, богослужении и жизнеописаниях святых. Здесь такими темами могут стать:

? Нищий,

? Праведники и грешники (нечестивые),

? Испытание (искушение) и попечение Бога о человеке,

? Правда (справедливость) Божья и Суд Божий,

? Чаша (гнева),

? Упование на Бога,

? Храм (Скиния, Святилище) и Престол,

? Видение Бога (сейчас и в конце времен).

В приложении мы приводим замечательный комментарий святителя Иоанна Златоуста на десятый псалом. Как можно заметить, святитель широко пользуется доступными ему переводами, приводит цитаты из параллельных мест Библии, старается сначала выяснить буквальный смысл псалма, и только после переходит к нравственной проповеди.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

← все публикации

иеродиакон Лука (Филатов),
насельник Московского Свято-Данилова монастыря,
аспирант общецерковной аспирантуры
им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия

Доклад прочитан на секции «Оптина Пустынь в истории России: опыт для будущего» во время работы Оптинского форума-2010

1. Общие наставления преподобного Амвросия о чтении псалмов

Книга псалмов занимает особое место в Священном Предании, благодаря глубокому богословскому содержанию, обилию мессианских пророчеств, прекрасной художественной форме. Псалтирь была основой Ветхозаветного богослужения, позже составила большую часть последования Богослужения Христианской Церкви. Толкованием псалмов занимались великие святые древности: Василий Великий, Афанасий и Кирилл Александрийские, Иоанн Златоуст.

Среди экзегетов Византийского периода необходимо отметить инока Евфимия Зигабена. Его книга, посвящённая изъяснению псалмов, содержит наиболее полное собрание святоотеческих толкований.

На Руси Псалтирь имела исключительное значение для культурной жизни общества, по ней проходило обучение грамоте.

Изъяснению псалмов посвящены труды современников Оптинских старцев, святителей Филарета Московского и Феофана Затворника.

В духовном наследии Оптинского старца Амвросия заметное место занимают толкования на псалмы. Ум духовного наставника, по слову преп. Серафима Саровского, как бы плавал в Законе Господнем. Как правило, Оптинский старец отталкивается от текста Священного Писания Нового завета, затем подтверждает свою мысль стихами из псалма или другим Ветхозаветным текстом, далее приводит святоотеческое объяснение по данному вопросу. Как свидетельствует о себе сам преп. Амвросий, он отнюдь не скрывал себя за словами Священного Писания, но основывал своё мнение на словах Писания.

Старец Амвросий уделял большое внимание псалмопению в духовной жизни христианина, как монаха, так и мирянина. Об этом свидетельствуют тексты наставлений, традиционно разделяемые на две основные группы по адресатам.

Количество читаемых псалмов мирянам наставник предоставлял их усмотрению, но указывал на необходимость внимательного и благоговейного чтения, доставляющего пищу уму и сердцу. Такой подход подтверждает, по объяснению преподобного, псаломское слово: «пойте Богу нашему, пойте разумно» (Пс. 46, 7, 8,). Преп. Амвросий считал полезным заучивать избранные псалмы наизусть. Например, для детского чтения и заучивания, им были рекомендованы псалмы 90-й и 26-й.

Для монашествующих, которые по своему образу жизни (например, отшельники) или по иным обстоятельствам не могли бывать ежедневно на церковной службе, старец устанавливал келейное правило, преимущественно составленное из псалмов Давида. Это правило было в обычае у Оптинских духовников и принято от прежних монахов, подвизавшихся в уединении. В него входили: утренние молитвы, шестопсалмие, чин 12 псалмов и первый час.

Толкование преподобного Амвросия Оптинского на 126-й псалом

Толкование 126-го псалма преп. Амвросием привлекает своей полнотой. Этот псалом читается за Богослужением в составе 18-й кафизмы, которая часто употребляется в период Великого поста.

Преп. Амвросий опирается на святоотеческую экзегезу. Он ссылается на блж. Феодорита Киррского, свт. Афанасия Великого, преп. Феодора Студита, преп. Никиту Стифата.

Преподобный толкует псалом в двух аспектах. Первый аспект Оптинский старец определяет как буквальный исторический. С этой точки зрения содержание псалма является пророчеством о жизни богоизбранного иудейского народа после возвращения из Вавилонского плена и о строительстве нового Иерусалимского храма.

«Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии: аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий. Всуе вам есть утреневати: востанете по седении ядущии хлеб болезни» (Пс. 126, 1, 2).

Иудеи, трудясь над восстановлением храма, были вынуждены, по свидетельству Неемии, непрестанно обороняться от неприятелей (Неем. 4, 17). Псалмопевец убеждает иудеев уповать не столько на своё тщание, сколько на всесильную Божественную помощь. При этом о. Амвросий, ссылаясь на блж. Феодорита, отмечает, что глагол «?γε?ρεσθε» (востанете), данный здесь в форме повелительного наклонения, следует понимать, согласно общему смыслу псалма, в значении неопределённого наклонения, то есть «восставать». Таким образом, смысл псаломских слов, как объясняет преподобный вслед за блж. Феодоритом, состоит в том, что без содействия Бога всяческих, напрасно и утреневать и скоро восставать для обороны и созидания.

«Егда даст возлюбленным Своим сон. Се достояние Господне сынове, мзда плода чревняго» (Пс. 126, 2, 3). Когда Бог даст покой и свободу иудеям от нападающих врагов, тогда они смогут восстановить храм и Иерусалим и получат в награду благословение чадородия. Народившиеся чада будут народом Божиим.

«Яко стрелы в руце сильнаго, тако сынове оттрясенных» (Пс. 126, 4). Здесь преп. Амвросий избирает толкование свт. Афанасия Великого, который под «отрясенными» (?κτετιναγμ?ονυς) понимает Иудеев, отверженных за распятие Христа. Сыны их это апостолы, которые соделались стрелами Сильного в брани с врагами.

«Блажен, иже исполнит желание свое от них» (Пс. 126, 5). Блажен, кто получит исполнение желаемого обетования, то есть сподобится освобождения от брани с неприятелем, многочадия и других Божественных даров.

«Не постыдятся, егда глаголют врагом своим во вратех» (Пс. 126, 5). Этот стих, по объяснению преподобного, указывает на древний обычай не принимать послов неприятеля внутрь города, но разговаривать с ними у ворот.

Далее преп. Амвросий переходит к изъяснению псалма в духовном смысле. Содержание псалма в этом аспекте толкуется как созидание душевного дома добродетелей. Старец опирается на текст песнопений воскресной службы, составленных преп. Феодором Студитом.

«Аще не Господь созиждет дом добродетелей, всуе труждаемся; душу же покрывающу никтоже наш разорит град»

«Аще не Господь созиждет дом душевный, всуе труждаемся; разве бо того ни слово, ни деяние совершается»

По слову Оптинского наставника, созидается дом души из разновидных камней добродетелей и исполнения Евангельских заповедей. Истинное упование на Господа понимается преп. Амвросием, как внутреннее делание, направленное на стяжание смиренномудрия, ради которого Бог сохранит град благочестия и других добродетелей. Суетен труд человека, подвизающегося только в телесном делании и не имеющего духовной помощи Божией, а потому и не имеющего подлинной веры, надежды и любви.

Под «чревом» в духовном смысле следует понимать сердце человека. «Мзда плода чревняго» означает сыноположение (т. е. усыновление), даруемое подвизающимся по мере очищения сердца от греха, и усердно молящимся: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс. 50, 12), непрестанно прибегающим ко Господу, рождённому «из чрева прежде денницы» (Пс. 109, 3).

«Сынове оттрясенных» в христианском смысле, по объяснению преп. Никиты Стифата, означают людей изнурённых добровольными подвигами, стрясших с себя ветхого человека через покаяние и получивших силу поражать мысленных врагов. Блажен человек, стяжавший такую силу от Бога. Он будет отвечать «невидимым врагам в дверях своего сердца».

О Толкованиях преподобного Амвросия Оптинского на другие псаломские тексты

Преп. Амвросий в общем Рождественском поздравлении 1880 г. предлагает полное толкование на 22-ой псалом. Преподобный следует в основном блж. Феодориту, останавливаясь подробнее на значении Церковных Таинств. В подтверждении своей мысли о дерзновенном прохождении христианской душой воздушных мытарств он ссылается на преп. Иоанна Карпафийского.

Богатое содержание имеют поучения старца Амвросия на отдельные стихи 24-го и 118-го псалмов. Эти псалмы ежедневно читаются за Богослужением в монастырях.

Обстоятельное толкование на 66-й стих 118-го псалма: «Благости и наказанию и разуму научи мя» (Пс. 118, 66) носит одновременно аскетический, духовно-нравственный и вероучительный характер.

В письмах преподобного старца предлагаются поучения на псаломские стихи, которые употребляются на праздничных службах в качестве прокимнов.

Среди них опубликованы толкования воскресных прокимнов первого гласа: «Ныне воскресну, глаголет Господь, положуся во спасение, не обинюся о нем» (Пс. 11, 6) и седьмого гласа: «Воскресни, Господи Боже мой, да вознесется рука Твоя, не забуди убогих Твоих до конца» (Пс. 9, 33). Оптинский старец Амвросий составил поучение на святительский прокимен: «Уста моя возглаголют премудрость, и поучение сердца моего разум» (Пс. 48, 4).

Особо выделим толкование преп. Амвросием стиха: «Бог наш на небеси и на земли, вся елика восхоте сотвори» (Пс. 113, 11). Он служит великим прокимном, который возглашается на великой вечерне в понедельник светлой седмицы, а также на великих вечернях второго дня господских двунадесятых праздников Богоявления, Преображения, Вознесения и Воздвижения.

Преп. Амвросий обзорно излагает историю Божественного Домостроительства. Он отмечает, что на земле Бог сотворил больше чем на небе. На небе Бог сотворил бесплотных и совершенных ангелов, но не утверждённых окончательно в добре. Третья часть ангелов не выдержала испытания и отпала от Бога. Этих ангелов увлёк за собой возгордившийся денница, который из светоносного ангела превратился в змия – дракона, как об этом сказано в откровении св. Иоанна Богослова (Отк. 12, 3–4). Падшие ангелы со своим злоначальником оставлены на их злую волю. Они получат должное воздаяние на Страшном Суде.

На земле Бог сотворил плотяного человека Адама, «взем персть от земли и вдуну в лице его дыхание жизни» (Быт. 2, 7), т. е. душу разумную и бессмертную. По толкованию старца Амвросия, Адам был сотворён плотятным, во-первых, для смирения. Чтобы, памятуя о сотворении из земли, человек смирялся. Во-вторых, чтобы человека можно было помиловать, как немощного.

Обманутые змием и изгнанные из рая сладости за непослушание, праотцы не были совсем оставлены Богом. Им было обещано избавление (Быт. 3, 15), которое совершилось через пришествия Христа и Его искупительный подвиг (Ин. 3, 16).

По мысли преп. Амвросия, Бог сотворил на земле более, чем на небе, потому что Единородный Сын Его, воплотившись стал Богочеловеком и по совершении искупления, прославил человеческое естество более ангельского. Господь благоволил обожить всех людей, но этому мешает человеческое неверие, зловерие, нечестивая жизнь или нерадение. Бог упрекает нас через пророка Давида: «Аз рех: бози есте, и сынове Вышняго вси: вы же яко человецы умираете, и яко един от князей падаете» (Пс. 81, 6–7).

Старец Амвросий призывает, напоминая о великой Божией милости, к искреннему и смиренному раскаянию, а также посильному исправлению.

Заключение

В предлагаемой статье толкования на псалмы преп. Амвросия Оптинского представлены лишь обзорно. Подробно написано об изъяснении старцем 126-го пс., а также о поучении на прокимен «Бог наш на небеси и на земли, вся елика восхоте сотвори» (Пс. 113, 11). Толкования старца на другие псаломские тексты могут стать предметом новых публикаций.

Предложенный в статье материал показывает, что в своей экзегезе преп. Амвросий основывался на достижениях великих богословов древности: свт. Афанасия Великого, блж. Феодорита Кирского, преп. Никиты Стифата. Можно предполагать, что преп. Амвросий использовал также книгу преп. Евфимия Зигабена, в которой собраны святоотеческих толкования псалмов.

В писаниях преподобного старца присутствуют различные уровни экзегезы: исторический, прообразовательный, духовно-аскетический. Духовно-аскетическое толкование псалмов указывает на важнейшие добродетели, раскрывает их содержание, показывает их взаимосвязь, порядок приобретения, пути достижения. В этом аспекте старец часто следует преп. Никите Стифату.

Свои поучения преп. Амвросий обогащает мыслями преподобных отцов «Добротолюбия»: Иоанна Лествичника, Исаака Сирина, Петра Дамаскина, Иоанна Карпафийского.

Толкование преподобного на стих (Пс. 113, 11) содержит важнейшую идею византийского богословия о обожении человека, как главной цели Боговоплощения.

В поучениях на слова Священного Писания старец преподаёт духовно-нравственное назидание, стремится направить всех на путь спасения, нерадивых подвигнуть к исправлению, кающихся и скорбящих утешить.

Для назидательного изъяснения преп. Амвросий выбирает псалмы, часто употребляемые за Богослужением. Тем самым, по нашему мнению, он стремился доставить душевную пользу людям различных сословий и разного духовного уровня. Монахи, ежедневно выслушивающие церковное последование, могут найти здесь пищу для ума и сердца, открывая для себя новые смыслы пророческих стихов. Мирянам такие поучения помогают уяснить смысл церковных служб, пробудить интерес к чтению Священного Писания и особенно Псалтири.

Например: Руководство к познанию книги псалмов// Чтения в Обществе любителей духовного просвещения. 1873. Кн. 1, 2.

Собрание писем преподобного оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. М., 1995. Ч. I. С. 28–29. Письмо № 17.

Ibidem. Ч. I. С. 149. Письмо № 134.

Ibidem. Ч. II. С. 25. Письмо № 19.

Ibidem. Ч. III. С. 75. Письмо № 343.

Ibidem. Ч. I. С. 134. Письмо № 110.

Ibidem. Ч. I. С. 134. Письмо № 110.

Ibidem. Ч. I. С. 65–66. Письмо № 54.

Ibidem. Ч. II. С. 196. Письмо № 233.

Ibidem. Ч. II. С. 196. Письмо № 234, Ч. III. С. 103. Письмо № 382, Ч. I. С. 137, Письмо № 116.

Ibidem. Ч. II. С. 196. Письмо № 234, Ч. III. С. 123. Письмо № 404.

Ibidem. Ч. III. С. 6. Письмо № 240.

Ibidem. Ч. I. С. 2–5 . Письмо № 2.

Ibidem. Ч. I. С. 2. Письмо № 2.

Собрание писем. Ч. I. С. 2–3. Письмо № 2.

Ibidem. Ч. I. С. 3. Письмо № 2.

Ibidem. Ч. I. С. 3. Письмо № 2.

Собрание писем. Ч. I. С. 3. Письмо № 2.

Степенна 3-го гласа. См.: Октоих. Воскресная служба 3-го гласа.

Степенна 7-го гласа. См.: Октоих. Воскресная служба 7-го гласа.

Собрание писем. Ч. I. С. 3–4. Письмо № 2.

Ibidem. Ч. I. С. 4. Письмо № 2.

Собрание писем. Ч. I. С. 4. Письмо № 2.

Ibidem. Ч. II. С. 25. Письмо № 20.

Theodoretus. Interpretatio in Psalmos. PG. 80. Col. 1025–1029. (Рус. пер. Блж. Феодорит. Т 2. Изъяснение псалмов. С. 83, 84.)

Собрание писем. Ч. II. С. 26. Письмо № 20.

Собрание писем. Ч. II. С. 56. Письмо № 41.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *