Окормлять значение

Окормле́ние духо́вное – 1) пастырское попечение о спасении, заключающееся в духовном наставничестве и молитве; 2) духовное наставничество вообще (может осуществляться духовно опытным христианином, не обладающим степенью священства, например, старцем в монастыре, крёстным и т. п.).

Окормление духовное есть особая форма пастырского служения, заключающаяся как в смиренном учительском действии пастыря, так и в содействующем ему действии благодати Божией.

«Существенный Деятель в пастырском служении – Дух Святый, а пастырь лишь посредник излияния благодати на верующих», – говорит Епископ Вениамин (Милов). Окормление духовное неразрывно связано с представлением о пастырстве как благодатном посредничестве в деле возрождения людей. Суть пастырства выражается посредничеством не человеческим, а благодатным. Если кто Духа Христова не имеет, тот и не Его (ср.: Рим. 8, 9).

«Мысль о Божественном, благодатном посредничестве пастырей апостол Павел защищает в первых четырех главах Первого послания к Коринфянам против ложного взгляда некоторых коринфских христиан, привязывающихся к человеческим преимуществам своих духовных отцов. В связи с этим сущность пастырского служения Господа наиболее правильно усматривать в благодатном посредничестве (см.: Ин. 10; 1Пет. 2, 25; 5, 4; Евр. 13, 20).

О продолжателях Своего служения – Апостолах и их преемниках, пастырях, Спаситель сказал: Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас (Ин. 20:21). По выражению апостола Павла, пастыри – соработники, споспешники, слуги Христовы, посланники Божии, от имени Христова, то есть те же посредники и продолжатели дела Христова (см.: 1Кор. 3, 9–10; 4, 1–2, 9; 2Кор. 5, 20). Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам <Апостолам> служение примирения…» Епископ Вениамин (Милов). Пастырское богословие с аскетикой.

Прп. Амвросий Оптинский

Иеросхимонах Амвросий безгранично любил Господа, и всю любовь, на какую только было способно его существо, он отдавал своему Создателю через Его творение – через ближних. По любви к Богу он покинул мир и стал на путь нравственного самоусовершенствования. Но как любовь к Богу в христианстве неразрывно связана с подвигом любви к ближнему, так и подвиг личного усовершенствования и личного спасения у старца никогда не отделялся от подвига служения миру.

Старческое служение отца Амвросия началось с окормления братии Оптиной пустыни. Но служение старца не ограничивалось только монастырем. Этот подвижник, живший в маленькой келии, сумел раздвинуть ее стены на необъятные пространства. Люди всех званий и положений, жители самых далеких губерний – все знали смиренного и прозорливого оптинского старца. К отцу Амвросию в Оптину пустынь тянулись тысячи верующих душ. Как часто келейники отца Амвросия, уступая многочисленным просьбам посетителей доложить о них старцу, говорили ему: «Батюшка, вас ждут». «Кто там?» – спросит старец. «Московские, вяземские, тульские, белевские, кадирские и прочие народы», – отвечают келейники. Десятиминутного разговора со старцем ждали по нескольку дней. Не хватало ямщиков для перегона между Оптиной и Калугой, а также номеров в многочисленных оптинских гостиницах.

Целый день отец Амвросий проводил среди народа, приходившего к нему за советом и благоговевшего пред своим наставником. Делая каждому наставления соответственно его духовным нуждам и духовному развитию, он вникал в положение каждого, обращавшегося к нему, определяя его личный характер, его склонности, и с любовью указывал лучший исход. Все уходили от него утешенными и с облегченным сердцем.

Духовный опыт старца Амвросия был настолько богат, что он как бы читал мысли приходящих к нему и часто указывал на их сокровенные тайны и в беседах прикровенно обличал их. Однажды одна монахиня пришла к нему на исповедь и говорила все, что помнила. Когда она кончила, старец сам начал говорить ей все, что она забыла. Но по поводу одного греха, названного батюшкой, она долго утверждала, что не делала его, и тогда старец ответил: «Забудь об этом, я так сказал». И еще не успел он закончить речь, как сестра неожиданно вспомнила, что этот грех действительно был совершен ею. Пораженная, она принесла чистосердечное раскаяние. Если старец беседовал с кем-либо при народе, то он не имел обыкновения обличать прямо и резко, но поучал так искусно, что его обличение, несмотря на присутствие множества народа, понятно было только одному тому, к кому относилось.

Познав на личном опыте спасительность смирения, старец стремился научить этому и своих духовных детей. На самый насущный вопрос каждого человека, как жить, чтобы спастись, старец давал такие шутливые ответы: «Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда дело наше будет верно, а иначе будет скверно», или: «Жить можно и в миру, только не на юру, а жить тихо». «Мы должны, – говорил еще старец, – жить на земле так, как колесо вертится: чуть только одной точкой касается земли, а остальными непременно стремиться вверх; а мы как заляжем на землю, так и встать не можем». С первого взгляда простые и шутливые слова, но какой глубокий смысл содержится в них.

Отец Амвросий принимал посетителей или беседуя с каждым в отдельности, или выходил на общее благословение, сначала к мужчинам, а затем к женщинам. Иногда летом он выходил к народу на воздух. Медленно шел согбенный старец вдоль жердей, которые устанавливались от крыльца и служили ему опорой для передвижения, в то же время сдерживая народ от напора. Отец Амвросий по временам останавливался, давая ответы вопрошающим его. Тысячи вопросов сыпались ему из толпы; он все выслушивал внимательно. К старцу обращались со всевозможными вопросами. «Батюшка, – спросит кто-нибудь, – как мне благословите жить?» «Батюшка, – спрашивала другая, – куда мне благословите: замуж или в монастырь?» Вопросы один за другим: «Я гибну от нищеты»; «Я потеряла все, что мне было дорого в жизни. Мне незачем жить»; «Неизлечимая болезнь меня терзает. Я не могу не роптать»; «Мои дети, в которых я вложил жизнь и душу, стали мне врагами»; «Я потерял веру, я не вижу благости Божией. На моем языке одни проклятия». К кому идти, кому довериться, перед кем выплакать душу, кто сымет с человека это каменное оцепенение долговременного безысходного страдания? И все приходили к старцу как к последнему пристанищу. И среди этих стремнин горя, греха и отчаяния стоял отец Амвросий с любвеобильным сердцем, врачуя всех. Сколько раз самые сложные, отчаянные и запутанные житейские вопросы он решал двумя-тремя приветливыми, полными сердечного участия советами. Так, по-видимому, мимоходом решалась чья-нибудь судьба, решались важные вопросы, но всегда по благословению благодатного старца выходило хорошо и решение оказывалось мудрым и правильным. Многие, имея какое-нибудь дело, желали только одного, чтобы при начале этого дела старец молча благословил их.

Но не все приходили к отцу Амвросию за делом. Некоторые только отнимали у него время и этим очень отягощали его. Он сам жаловался на таких посетителей в своих письмах: «Старость, слабость, бессилие, многозаботливость и многозабвение и многие бесполезные толки не дают мне и опомниться. Один толкует, что у него слабы голова и ноги, другой жалуется, что у него скорби многи; а иной объясняет, что он находится в постоянной тревоге. А ты все это слушай, да еще ответ давай; а молчанием не отделаешься – обижаются и оскорбляются». И как тяжело ему было переносить ропот тех, кого он не мог по болезненности немедленно принять. Так однажды истомленный старец с потупленным взором едва брел среди толпы народной, а вслед ему послышался чей-то голос: «Этакая злоба! прошел и не взглянул». «Вот так мы день за днем и живем, – писал старец в одном из писем, – и несправедливыми слывем в приеме приходящих и приезжающих. А виновата моя немощь и неисправность пред Богом и людьми». И всегда старец не только не скорбел о своей болезненности, но был в веселом настроении и даже шутил. А выражавшие ропот вскоре начинали сожалеть о своей нетерпеливости и просили старца простить их. Старец принимал посетителей до вечера, делая небольшие перерывы на прием пищи и малый отдых. Иногда после обеда, когда старец был слаб, он принимал посетителей у себя в келии. А после вечернего правила к нему приходила монастырская братия на ежедневное исповедание помыслов.

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

наст. прош. повелит.
Я окормля́ю окормля́л
окормля́ла
Ты окормля́ешь окормля́л
окормля́ла
окормля́й
Он
Она
Оно
окормля́ет окормля́л
окормля́ла
окормля́ло
Мы окормля́ем окормля́ли
Вы окормля́ете окормля́ли окормля́йте
Они окормля́ют окормля́ли
Пр. действ. наст. окормля́ющий
Пр. действ. прош. окормля́вший
Деепр. наст. окормля́я
Деепр. прош. окормля́в, окормля́вши
Пр. страд. наст. окормля́емый
Пр. страд. прош.
Будущее буду/будешь… окормля́ть

окормля́ть

Глагол, несовершенный вид, переходный, тип спряжения по классификации А. Зализняка — 1a. Соответствующий глагол совершенного вида — окормить.

Корень: —.

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. устар. направлять кого-либо, чаще всего духовно ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Синонимы

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: окормление

Этимология

Происходит от праслав. *kъrma, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. кърма, ст.-слав. кръма, русск., укр. корма́, болг. къ́рма, сербохорв. кр̀ма «рулевое весло», словенск. kŕma. Стар. и кажущееся убедительным сравнение с греч. πρύμνᾱ, ион., гомер. πρύμνη «корма», греч. πρέμνον «толстый конец бревна» сопряжено с фонетическими трудностями. Кроме того, πρύμνᾱ имеет вид чисто греческого образования от πρυμνός «крайний». Совершенно иначе объясняет греч. слово Швицер, который производит πρύμνᾱ из *πύμνᾱ под влиянием πρῶιρα «нос корабля». Его дальнейшее предположение о том, что слав. *kъrma заимств. из греч. πρύμνᾱ и что k развилось из р в результате диссимиляции губных, не подтверждается слав. параллелями. По всей видимости, эти слова не связаны друг с другом, и слав. слово родственно греч. κορμός «колода, чурбан, полено», κορμὸς ναυτικός «весло» (Евр.), κορμός … κώπη (Гесихий). По мнению Шпехта, корма́ связано с ко́рень. Сравнение с греч. κυβερνᾶν «управлять» — у Махека. По одной из версий, корма связано с *kъrmь «корм, пища»: погружение в воду весла ассоциировалось с магией кормления. Использованы данные словаря М. Фасмера с комментариями О. Н. Трубачёва. См. Список литературы. Использованы данные Толкового словаря русского языка с включением сведений о происхождении слов (2007). См. Список литературы.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо-ru}}
      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *