Определение понятия права и его историческая эволюция

УДК 34.01+340(470+571) ББК 67.0

ЭВОЛЮЦИЯ ПОНЯТИЯ ПРАВА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ТЕОРИИ

ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

ЧижиковаОлеся Владимировна.

Филиал Байкальского государственного университета в г. Братске, доцент кафедры финансов и кредита, ivan_5@rambler.ru.

Аннотация. Статья посвящена вопросам формирования категории права в отечественной юридической науке. Методология исследования включает два подхода: диахронный и синхронный. Выделено три основных этапа эволюции понятия права: дореволюционный, советский и современный. Каждый из этапов охарактеризован концептуально. Сделан вывод о динамике понятия права в отечественной науке.

Ключевые слова: право, теория права, диахронный подход, синхронный подход

THE EVOLUTION OF THE CONCEPT OF LAW IN THE RUSSIAN THEORY OF STATE AND LAW

Chizhikova Olesya.

Key words: law, theory of law, diachronic method, synchronic method.

Понятие права относится к числу наиболее общихпонятий, или категорий, теории государства и права. Это понятие, которым пользуются все без исключения государственно-правовые и юридические науки. В зависимости от решения вопроса о понятии права рассматриваются все другие правовые явления. Поэтому со времени возникновения отечественной теории государства и права как самостоятельной науки, ее важнейшей задачей становится осмысление и объяснение категории права.

По мнению А.В. Полякова, в России первые теоретические знания о праве формируются только в XVIII веке, в связи с учреждением Российской Академии наук и университетов . Однако науки государства и права тогда еще не было.

Первоначально эти функции выполняли философия права и энциклопедия права, ставшие предшественницами общей теории права.

Возникновение отечественной теории государства и права относится только ко второй половине Х1Хв. В «Лекциях по общей теории права» (1868) Н.М. Коркунова были систематизированы основные положения общетеоретической государственно-правовой науки. Н.М. Коркунов считал, что философия и энциклопедия права — подготовительные стадии обобщающей науки — общей теории права. Была сформулирована основная задача данной науки -«определение общей системы знаний юридических наук и системы права как социального явления» . С этого времени термин «общая теория права» получил широкое распространение в отечественной юридической литературе.

Анализировать теоретические конструкции права можно с точки зрения двух подходов: диахронного и синхронного. Диахронный подход позволяет рассмотреть изменение понятия права во времени, а синхронный — в определенный исторический период.

С помощью диахронного анализа следует выделить три основных этапа эволюции понятия права в отечественной науке: 1) дореволюционный; 2) советский; 3) современный. Каждый из указанных периодов, соответственно, подвергается синхронному анализу.

Мыслители дореволюционного периода использовали передовые идеи европейской и иной мысли, при этом отличаясь новизной и оригинальностью. Для данного этапа был характерен методологический плюрализм. В.Л. Кулапов обозначил три основных направления развития теоретических представлений о праве в конце XIX в. в России: позитивизм, возрожденное естественное право и психологическую концепцию права .

Более подробную классификацию направлений общей теории права в России дает А.В. Поляков, выделяя: правовой этатизм (юридический позитивизм), социологическое направление, психологическую теорию права, неоидеализм, плюралистическую и феноменологическую теории права .

Правовой этатизм, или юридический позитивизм, уделял основное внимание исследованию норм права, как они выражены в нормативных актах государства. Само право трактовалось как совокупность таких норм, создаваемых и защищаемых государством. Видными представителями направления были такие авторитетные юристы, как Д.Д. Гримм, М.Н. Капустин, С.В. Пахман, А.К. Ранненкампф, Г.Ф. Шершеневич, что сказалось на распространении этих взглядов.

В рамках позитивизма складывалась в России социологическая теория права. В центре внимания «социологов» находилось исследование условий формирования и эволюции правовых отношений, то есть правовой динамики. Право рассматривалось в качестве широкого социального явления, на которое влияют социально-экономические, политические, психологические, национальные и др. факторы. К выдающимся представителям данного направления относятся Н.М. Коркунов, М.М. Ковалевский, С.А. Муромцев,

сумевшие обратить внимание на идеи, ставшие актуальными и в современной теории права.

Создателем оригинальной психологической теории права стал выдающийся теоретик права Л.И. Петражицкий. Право, по Петражицкому, есть, прежде всего, психический феномен, а не государственные нормы, фактические правоотношения или нравственная идея. Право им фактически сводилось к индивидуальным эмоциям. Право, заключающееся в двусторонней эмоциональной связи между людьми, возникшее задолго до законодательства и осуществляемое без внешнего принуждения, мыслитель назвал интуитивным. Эмоции, осознаваемые обязательными, в силу внешнего авторитета, — правом позитивным. При конфликте этих видов права предпочтение должно отдаваться интуитивному праву. Очень высоко теорию права Петражицкого оценивал его современник правовед Б.П. Вышеславцев, полагая, что «величайший современный русский юрист» Л.И. Петражицкий дал наилучший анализ сущности права .

В начале XX в. в России на основе неокантианства, неогегельянства и религиозной метафизики формируются различные неоидеалистические концепции права. Одной из них стала теория «возрожденного естественного права», являющаяся идеологической базой либерализма. Ее представители И.А. Ильин, П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой и др. критиковали позитивистские теории права за догматизм, формализм, этатистскую направленность. Идея «возрожденного естественного права» рассматривалась главой течения П.И. Новгородцевым как совокупность нравственных требований к действующему праву. Е.Н. Трубецкой понимал право как социальное явление, в основе которого лежит трансцендентная природа. Право и нравственность не исключают друг друга, естественное право заключает в себе совокупность нравственных норм.

Автором плюралистической теории права является Б.А. Кистяковский. Мыслитель рассматривал право как многоаспектное явление, которому нельзя дать однозначного определения. В содержании права он выделяет социологический, нормативный, государственно-организационный и психологический аспекты. Право обусловлено, прежде всего, этическими целями свободы и справедливости.

Завершает дореволюционный период феноменологическая концепция права, одним из представителей которой был Н.Н. Алексеев. Феноменологическая интерпретация права предполагает его характеристику как явления, имеющего свой собственный смысл, не сводимый к конкретному правовому содержанию. Любое определение права сводит его к какому-то одному моменту. Вместо определений, считает Алексеев, нужно описать правовую структуру в ее основных измерениях, к которым относятся субъект как носитель правовых ценностей, сами ценности, обнаруживающиеся в праве, и, наконец, некоторые первоначальные данности, неотделимые от любого правового феномена. Такое понимание объясняет фактическое многообразие права при сохранении смыслового единства.

Второй, советский, период, начавшийся после революции 1917 г., связан с развитием марксистского правоведения. Специфика послереволюционной истории государства объясняет отсутствие иных, поддерживаемых официальной властью, направлений в теории права. Особо значимыми для становления марксистского правоведения оказались взгляды П.И. Стучки, Е.Б. Пашуканиса, М.А. Рейснера, А.Я. Вышинского и др.

Согласно П.И.Стучке, всякое право носит классовый характер, основой права является материальный классовый интерес, воплощающийся в системе общественных отношений. «Право — это система (или порядок) общественных отношений,

соответствующаяинтересамгосподствующегоклассаиохраняемаяорганизованнойс илойего(т.е. классовым государством)» .

Е.Б. Пашуканис занимал иную позицию. Отличительной чертой его учения явилась трактовка права как реального правового отношения, как своеобразной формы правовой коммуникации, возникающей на основе отношений товарного обмена. Поэтому неотъемлемое свойство права — правосубъектность. «Норма права получает свою différencia specifica … именно тем, что…предполагает лицо, наделяемое правом и при этом активно притязающее» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Теоретический плюрализм советского этапа продолжался до середины 1930 -х гг. В 1938г. состоялось первое Совещание по вопросам науки советского государства и права, на котором А.Я. Вышинский озвучил точку зрения, ставшую доминирующей, официальной точкой зрения советской юридической науки. Согласно этой точке зрения, социалистическое право как высший тип права есть совокупность правил поведения (норм), которые установлены государством и обеспечены его принудительной силой. В данном определении представлено нормативное понимание права. Такой подход соответствовал потребностям формирования тоталитарного режима.

С середины 1950-х гг. стали предприниматься попытки определить право в более «широком» понимании: как единство правовой нормы и правоотношения (С.Ф. Кечекьян, А.А. Пионтковский), единство правовой нормы, правоотношения и правосознания (А.К. Стальгевич, Я.Ф. Миколенко), объективного и субъективного права (Л.С. Явич).

Для современного периода, как и для дореволюционного, характерен методологический плюрализм. Можно отметить три основных направления современного понимания права: модернизированное нормативное, или нормативно-этатистское, — традиционное для российской юридической науки; социологическое и своеобразное «социократическое»; либертарно -юридическое, различающее право и закон и определяющее право как меру свободы индивидов .

Формируется также интегральный подход к пониманию права, стремящийся синтезировать наиболее значимые положения конкурирующих теорий: нормативный и субъектно-деятельный аспекты права; психическую составляющую права; восприятие права как ценности и др.

Таким образом, формирование категории права в отечественной юридической науке прошло несколько этапов. Первоначально право рассматривается преимущественно в рамках позитивизма и неоидеализма. Марксистское правоведение определило ведущую роль нормативного правопонимания. В современной правовой теории имеет место сближение позиций представителей разных направлений и формирование интегрального типа правопонимания.

Библиографический список:

1. Кулапов В.Л. Теория государства и права: учебник. — М.: КНОРУС, 2014. -384 с.

2. Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М.: Наук, 1980. — 270 с.

4. Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига: Латв. гос. изд-во, 1964. — 748 с.

5. Теория государства и права: учебник / под общ. ред. А.С. Пиголкина. — М.: Городец, 2003. — 544 с.

Главная → Каталог → Отв. ред. Марченко М.Н. → Юридическая → «Философия права. Курс лекций. Том 2» — Отв. ред. Марченко М.Н.

Возрастное ограничение: 12+
Жанр: Юридическая
Издательство: Проспект
Дата размещения: 19.03.2014
ISBN: 9785392017744
Язык:
Объем текста: 555 стр.
Формат:

Раздел IV. Правосознание, правовая культура и правовая идеология. Лекция 18. Европейская правовая культура

Лекция 19. Мусульманская правовая культура

Лекция 20. Об особенностях правовой культуры Индии

Лекция 21. Еврейская правовая культура

Лекция 22. Религия и право

Лекция 23. Правовой нигилизм

Раздел V. Государство, право и общество в системе социальных регуляторов. Лекция 24. Государство и общество

Лекция 25. Государство как система

Лекция 26. Право как система

Лекция 27. Мораль, право, государство

Лекция 28. Обычай, право, государство

Лекция 29. Право и общественная практика

Лекция 30. Правопорядок: философско-теоретический разбор

Лекция 31. Философия правоприменения

Лекция 32. Юридическая ответственность (социально-философский аспект)

Лекция 33. Философские аспекты сравнительного правоведения

Лекция 34. Перспективы развития государства и права

Для бесплатного чтения доступна только часть главы! Для чтения полной версии необходимо приобрести книгу

Раздел IV.ПРАВОСОЗНАНИЕ, ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА И ПРАВОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ

Лекция 18.ЕВРОПЕЙСКАЯ ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА

• О понятии европейской правовой культуры

• Европейская правовая культура в ее историческом развитии

• Российская правовая культура в европейском культурном пространстве

О понятии европейской правовой культуры

Рассмотрение вопроса о европейской правовой культуре следует начать с истолкования самого этого понятия, прежде всего потому, что оно «не стыкуется» со сложившимся в отечественной научной и учебной литературе понятием правовой культуры. По логике вещей, это последнее должно лежать в основе понятия европейской правовой культуры, которая есть лишь разновидность правовой культуры вообще. При всем многообразии определений понятия правовой культуры оно обычно понимается как правовая культура той или иной страны. Поэтому сфера действия правовой культуры совпадает с границами государства, распространяющего свой суверенитет на данную территорию.

Теоретически можно представить также однородную правовую культуру в рамках нескольких государств. Подобные ситуации, в рамках сравнительного правоведения, обозначают посредством понятия «семья правовых культур». Однако в курсе теории государства и права изучают правовую культуру индивида, группы и государственно организованного общества.

Но даже на основе понятия «семья правовых культур» мы не сможем дать определения понятия правовой культуры, которое распространялось бы на весь европейский континент. В самом деле, в Европе общепризнаны две правовые семьи и, следовательно, семьи правовых культур — романо-германская и англосаксонская. Кроме того, в рамках первой из них есть известные, порой существенные различия в характере правовых культур в странах Западной и Центральной Европы, с одной стороны, и в странах Восточной Европы, прежде всего в России, — с другой. Следовательно, в основе понятия европейской правовой культуры должно лежать более широкое понятие, чем понятие «семья правовых культур». Думается, им должно стать понятие европейской культуры, или цивилизации.

При всем том, что в научной литературе соотношение понятий «культура» и «цивилизация» весьма подвижно, в данном случае мы рассматриваем их как синонимы.

Основополагающим здесь является общее понятие культуры, или культура в общесоциальном смысле. В данном контексте оно сравнимо со стволом дерева, от которого расходятся различные ветви как разновидности культуры, в том числе понятия правовой культуры и европейской правовой культуры. При таком подходе понятия «культура», «правовая культура» и «европейская правовая культура» соотносятся как общее, особенное и единичное. В данной триаде каждое из нисходящих понятий, обладая собственной спецификой, сохраняет вместе с тем элементы содержания и структуры понятия более широкого, на базе которого оно сформировалось. Поэтому есть прямой смысл рассматривать понятие европейской правовой культуры сквозь призму понятий «культура» и «правовая культура». К ним добавляется также понятие «право», поскольку понятие правовой культуры — это своего рода смежная категория, представляющая в культуре элемент права, а в праве — элемент культуры.

Сквозь призму базовых понятий «культура», «право», «правовая культура» мы можем в известном смысле предопределить содержание и структуру понятия европейской правовой культуры. Однако проблема состоит в том, что эти категории не имеют сегодня общепринятых научных определений, что обусловливает подвижность содержания и структуры как самих этих категорий, так и понятия европейской правовой культуры.

В отечественной и зарубежной литературе общепризнанным является тезис о нечеткости, размытости и неясности понятия культуры.

В многочисленных подходах к определению данного понятия мы выделим лишь два наиболее значимых в нашем контексте: «широкий» и «узкий», между которыми возможны некоторые промежуточные варианты.

При «широком» подходе понятие «культура» отождествляется с некой исторически изменчивой «конструкцией мира», в рамках которой живет и созидает человек, развивается общество. Речь идет о характеристике определенных исторических эпох общественноэкономических формаций, конкретных обществ, народностей и наций. Столь же широкий смысл имеет понятие культуры, включающее все, что в окружающей действительности создано человеком, в отличие от созданного природой.

Важно отметить при этом, что культура выражает способы (или средства, механизмы) жизнедеятельности людей, результаты этой деятельности в материальной и духовной сферах, но не собственно социальные отношения.

При «узком» содержании понятия «культура» к ней относят лишь сферу духовной жизни людей, либо специфические сферы жизнедеятельности (культуру труда, художественную культуру, культуру быта и т. д.). Отличительной особенностью двух рассмотренных подходов является, по нашему мнению, понимание культуры как некоего единства человека и культурной среды, продуктом которой он является. При этом в одних случаях культурная среда рассматривается сквозь призму человека, в других, напротив, человек — сквозь призму культурной среды; иногда эта среда лишь подразумевается, и т. д. Однако практически всюду просматриваются два «пласта» культуры, которые условно можно обозначить как объективный и субъективный. Субъективно-объективная природа культуры позволяет различать культуру отдельных классов (слоев) общества и даже отдельного человека как члена этого общества.

В реальной жизни происходит постоянное взаимодействие объективных и субъективных элементов (или «пластов») культуры. При этом первый из них есть культурная среда, формирующая человека как носителя данной культуры и выступающая как «система координат», в рамках которой происходит его жизнедеятельность. Второй «пласт» в структуре понятия культуры, представляя микроуровень культуры, является лишь субъективным отражением культурной среды как среды обитания человека в его сознании. При таком взгляде общественное сознание предстает своего рода «зеркалом», отражающим культурную «конструкцию» общества. В этом смысле культура есть интеллектуальная сторона цивилизации.

Содержание и структура понятия «право» по ряду параметров сходны с соответствующими аспектами понятия «культура», хотя бы потому, что первое понятие есть неотъемлемый элемент структуры второго. Однако это сходство является неполным уже в силу того, что часть и целое предполагают различия. Момент сходства состоит, в частности, в том, что понятию права, как и понятию культуры, также присущи широта, многоаспектность и подвижность содержания.

Многоуровневый системный характер понятия права, как и понятия культуры, обусловливает возможность множества его определений. Подобно культуре право так же включает в себя элементы как объективного, так и субъективного характера. Их соотношение — в видении того или иного исследователя — во многом предопределяет характер понимания права.

Так, оно может быть «узким», включающим в себя лишь совокупность (систему) общеобязательных норм, и «широким», когда, помимо этого, в его структуру включаются также правосознание, правоотношения и т. д. При этом в любом случае оно отражает специфику исторической эпохи и обусловленной ею культуры.

В свете сказанного вполне объяснимо отсутствие в отечественной и зарубежной юридической литературе общепринятого понятия правовой культуры. Разнообразные подходы к его определению можно в общем и целом свести к двум разновидностям — «узкому» и «широкому». В основе того и другого лежат различия в понимании права и культуры. Так, «узкому», или нормативному, правопониманию соответствует «узкое» же понимание правовой культуры, которую сводят к определенному состоянию правосознания, пониманию и исполнению людьми юридических норм. При таком понимании правовой культуры она становится внешним по отношению к праву явлением.

Отдельные авторы — сторонники «узкого» подхода, пытаясь восполнить его односторонность, выделяют в качестве дополнения к нему некий культурный «срез» самих правовых норм, которые они обозначают с помощью понятия «культура права».

«Широкий» подход характеризуется включением в понятие правовой культуры также нормативно-институционных и процедурных аспектов правовой действительности. В этом контексте одни авторы отождествляют правовую культуру с правовой системой общества, другие включают в ее структуру широкий перечень компонентов, таких как: 1) правосознание; 2) право; 3) правовые отношения; 4) законность и правопорядок; 5) правомерная деятельность субъектов; 6) государственно-правовые институты; 7) юридическая наука; 8) юридические акты.

Обращает на себя внимание, что при широком истолковании понятия правовой культуры оно в ряде аспектов может отождествляться с понятием культуры в общесоциальном смысле. Именно такое отождествление мы видим в подходе к вопросу о правовой культуре М. Ван Хоека и М. Вэррингтона. Данное понятие включает у них, помимо концепции права, его соотношение с другими социальными нормами, теории действующих источников права, толкуемой в широком общесоциологическом смысле, — также и характер самого общества, продуктом которого является данная правовая культура, общие основы его идеологии, системы ценностей и миропонимания, общий взгляд на роль в обществе права и юристов, на место человека в обществе и т. д. Хотя данное определение не бесспорно, однако нельзя не согласиться с тезисом, что правовая культура как научная категория будет «работать», лишь будучи «вмонтированной» в категорию культуры в ее «широком», общесоциальном смысле. Вторая из них выступает в таком случае в качестве парадигмы первой.

Исходя из данных методологических посылок попытаемся дать определение понятия европейской правовой культуры. В порядке предварительных замечаний отметим неоднозначность входящего в данное словосочетание определения «европейская». В литературе ему придают двоякий смысл — географический и культурноисторический, причем роль и значимость каждого из них у разных авторов неодинаковы. Так, по мнению М. А. Барга — российского специалиста по европейской истории, понятие «Европа» (в нашем контексте это синоним определения «европейский». — Г. М.) при раскрытии его в смысле географическом предстанет как простая совокупность стран, процессы в которых обособлены и «замкнуты на себе». Однако если раскрыть его исторически, т. е. системно, то Европа предстанет «как динамическая взаимосвязанная целостность».

В отличие от этого, шведский исследователь истории европейского права Э. Аннерс считает, что и географический, и культурноидеологический смысл, вложенные в понятия Европы или европейского права (то и другое определяют в его исследовании рамки формирования и развития права в период европейского Средневековья), ведет в основном к одним и тем же результатам. Объяснение этому он видит в том, что хотя западноевропейская и восточноевропейская системы культур во многом различаются, однако при рассмотрении их с перспективно-исторической точки зрения обнаруживается, что они построены на фундаменте единой культурной модели. О ней речь пойдет ниже.

Есть здесь еще одна сторона проблемы — соотношение общеевропейских и национальных элементов в европейской правовой культуре. В самом деле, если в многонациональных государствах правовая культура общества сочетает общегосударственные и национальные правовые культуры, то, видимо, подобная же закономерность должна проявляться в масштабах Европы, которая представляет собой многонациональное правовое пространство. В этой связи показателен подход профессора Германского института международной политики и безопасности Э. Шнайдера к определению понятия европейской культуры. По его мнению, это понятие означает множественную культурную идентичность, стоящую выше национальной культуры и поэтому относящуюся к области транскультуры. Европейская культура возникла в результате тесного соединения и переплетения различных культур европейского континента, таких как греческая, римская, французская, английская, итальянская, испанская, немецкая, русская и др. В основе европейской культуры не заложена какая-либо определенная национальная культура, она охватывает множество национальных культур народов, являющихся географическими соседями, которые очень сблизились в результате многовековой истории на длительное время. Но в то же время формирование европейской культуры в течение столетий не означало конца национальных культур.

Философия права. Курс лекций. Том 2

В данном курсе лекций, подготовленном на базе МГУ им. М. В. Ломоносова коллективом авторов — юристов и философов, рассматривается широкий круг вопросов, касающихся понятия, предмета, методологии и других сторон философии права. Особое внимание уделяется ценностным аспектам государства и права, правовой культуре России и других стран и народов, а также правовому идеалу, правосознанию и правовой идеологии. Рассматриваются, кроме того, вопросы философии правоприменения, юридической ответственности, сравнительного правоведения, перспектив развития государства и права.<br> Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и философских факультетов. <br><br> <h3><a href=»https://litgid.com/read/filosofiya_prava_kurs_lektsiy_tom_2/page-1.php»>Читать фрагмент…</a></h3>

319

Отв. ред. Марченко М.Н. Философия права. Курс лекций. Том 2

Отв. ред. Марченко М.Н. Философия права. Курс лекций. Том 2

В данном курсе лекций, подготовленном на базе МГУ им. М. В. Ломоносова коллективом авторов — юристов и философов, рассматривается широкий круг вопросов, касающихся понятия, предмета, методологии и других сторон философии права. Особое внимание уделяется ценностным аспектам государства и права, правовой культуре России и других стран и народов, а также правовому идеалу, правосознанию и правовой идеологии. Рассматриваются, кроме того, вопросы философии правоприменения, юридической ответственности, сравнительного правоведения, перспектив развития государства и права.<br> Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и философских факультетов. <br><br> <h3><a href=»https://litgid.com/read/filosofiya_prava_kurs_lektsiy_tom_2/page-1.php»>Читать фрагмент…</a></h3>

Внимание! Авторские права на книгу «Философия права. Курс лекций. Том 2» (Отв. ред. Марченко М.Н.) охраняются законодательством!

УДК-340

ЗАПАДНАЯ ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Д.С. Мельников

Статья посвящена западной правовой культуре как социокультурному феномену. Рассматриваются общие сущностные характеристики, свойственные западной правовой культуре, ее объективные критерии и основополагающие идеи.

Ключевые слова: право, западная правовая культура, западная правовая традиция, рационализм, индивидуализм, правовое государство, закон, свобода.

Правовое пространство мира складывается из множества существующих и функционирующих на современном этапе развития правовых культур. Все они в той или иной мере взаимосвязаны, взаимозависимы и оказывают воздействие друг на друга, ведь современный мир представляет собой сложное социально-культурное и политико-правовое образование, эволюционирующее под воздействием разноплановых тенденций: глобализации и локализации, самосохранения и саморазрушения (энтропии) .

Рассмотрение мира как системы взаимодействующих и взаимопроникающих культур актуализирует проблему выделения существенных особенностей правовых культур того или иного типа. В последнее время традиционным в научной литературе является выделение двух больших правокультурных типов — западного и восточного, ценности и традиции которых являются фундаментом практически всех существующих в мире правовых культур . Получило широкое распространение мнение о существовании единой западной традиции права , имеющей общие сущностные характеристики и систему ценностей, которые, являясь наиболее устойчивой составляющей правовой культуры общества, отражают элементы его «генетического кода» . Подчеркивается, что западная правовая культура не представляет собой целостного монолитного образования во всех отношениях, но характеризуется общими ментальными установками. Географическая, климатическая, политическая, культурная и иная близость, наряду со значительными различиями политических систем, не могла не обусловить и весьма заметные элементы их сходства . Ряд авторов говорит о некой единой «западной» правовой семье, правовой традиции, правовой культуре или праве в целом. Это единое западное право вбирает в себя все другие частные правовые системы и семьи, имеющие общий западноевропейский корень. В основе западного права лежит, по мнению сторонников данного подхода, прежде всего общая «западноевропейская культура», которая проявляется как в различных правовых и «общих либерально-демократических политических ценностях, так и в существующих нормах права, правовых институтах, отраслях права, в правотворческой, правоохранительной и правоприменительной деятельности» .

Важным представляется вопрос о сущностных характеристиках, своеобразном несущем фундаменте западной правовой культуре. Этим фундаментом западной правовой культуры выступают четыре составляющие: она берет начало из римского частного права и сохраняет его сильное влияние, в ней проявляется также сильное влияние канонического права, она имеет высокий уровень правовой культуры (в ее качественной характеристике), основанный на принципах легализма и протестантской этики, и придерживается общего понятия правового государства, сформированного под влиянием философии естественного права.

По мнению американского профессора Г.Дж. Бермана, «все западные правовые системы -английская, французская, германская, итальянская… и другие имеют общие исторические корни, из которых они выводят не только общую терминологию и общие методы, но и общие понятия, общие принципы права и общие ценности» . Общие исторические корни западного права, о которых говорил Г.Дж. Берман, — это римское частное право, каноническое право и философия естественного права.

Одной из родовых особенностей западной правовой традиции является ее специфическая правовая культура. К. Осакве выделяет следующие объективные критерии, которыми измеряется западная правовая культура: прозрачность законодательного процесса, гласность судебного процесса, неприкосновенность частного договора от вмешательства со стороны государства, оперативное опубликование всех нормативных актов (как законов, так и подзаконных актов),

стабильность и предсказуемость законов (закон, который часто меняется, недостоин даже той бумаги, на которой написан), юридическая грамотность населения (кто не знает своих прав, тот их не имеет), законопослушность населения (во всех делах гражданин должен вести себя в рамках закона), признание роли юриста как гаранта принципа верховенства закона в обществе, стабильность и правопреемство решений государственных органов и ведомств, непоколебимое уважение контракта сторонами, полное доверие гражданина к правовым структурам и готовность обращаться к юридической процедуре в личных и деловых отношениях, свобода информации (т.е. предоставление гражданам общего доступа к правовой информации) .

Для современной западной правовой культуры также характерен институт правового государства. Понимание правового государства в западном праве, по мнению К. Осакве также измеряется объективными критериями, среди которых можно назвать следующие: политический плюрализм, равенство граждан перед законом, республиканское правление или конституционная монархия, разделение властей, неотчуждаемость основных прав человека, выборность основных государственных органов на основе альтернативности и честности выборов (для честных выборов неважно, кто голосует, важно — кто считает), конституционализм (т.е. наличие механизма конституционного надзора над законами парламента и подзаконными актами), независимость судебной власти от политических властей, неприкосновенность частной собственности (речь идет не об абсолютном праве собственности, а о минимальном неотъемлемом праве собственности), свобода предпринимательства, свобода договора, свобода граждан . В западной правовой традиции понятие свободы граждан включает следующие виды свободы: свободу слова, свободу выбора места жительства, неприкосновенность личности гражданина и его жилища, свободу передвижения и свободу вероисповедания.

М. Ван Хоек и М. Вэррингтон среди основных особенностей и детерминант западной правовой культуры выделяют индивидуализм и рационализм . В.П. Малахов, анализируя доминанты духовности и системообразующие идеи западноевропейской правовой культуры, говорит о доминировании рационализма и политичности .

Индивидуализм понимается как вера в автономию и полную свободу человека, который зачастую противопоставляется обществу. Эта концепция диаметрально настроена против понятия коллективизма, или идеи подчинения человека обществу. Следует, однако, отметить, что в рамках континентального права взаимоотношение и противопоставление принципов индивидуализма и коллективизма не так однозначно. Все же классический индивидуализм сформировался в рамках англо-американской правовой культуры.

Рационализм означает веру в бесконечные возможности, позволяющие человеческому духу знать, структурировать и справляться с действительностью в объективной манере. Рациональность европейца универсальна. Она имеет тенденцию к предельным обобщениям. Западноевропейский рационализм имеет спекулятивный характер, содержит установку на отвлеченно-категориальное воспроизведение знаний о мире. Еще одной чертой европейской рациональности является ее «заземленность»: рационализм имеет смысл как господствующий способ понимания, мотивации и образа жизни человека. Повседневный быт, материальная жизнь, политика, право воспринимаются лишь в сетке закономерностей, на основе очевидности детерминизма явлений. В полной мере эти установки реализовались в условиях европейского капитализма. Европейский рационализм привел к отказу от традиционного пути развития общества; он оказался положенным в основу цивилизационных процессов, обездушевленности и механистичности социального существования.

Своеобразие западноевропейской правовой культуры обусловлено также доминированием политичности. Связь с ней определяет базовые сочетания всех других элементов духовности. Западный человек (где бы территориально он не существовал) — существо политическое. Быть им

— значит быть гражданином, членом государства, и, тем самым, быть обязанным жить и действовать в соответствии с законами и целями государства. Европейская политичность как доминанта духовности характеризуется следующим: ориентацией на социально-экономические различия между людьми и народами; приоритетом социальных свойств человека, сконцентрированных в идее гражданственности; приоритетом феноменов свободы, ответственности, социальной зависимости; гипертрофией отношений господства и подчинения; связью властвования с рациональными аспектами жизни. Политизированное сознание нацеливает на поддержание или изменение социальных структур.

По мнению В.П. Малахова системообразующую роль в западноевропейской правовой культуре играют идеи свободы, гражданского общества, закона и естественных прав человека .

Идея свободы выражает способность проявления человеком своей воли; она указывает на условия и возможность права, содержит всеобъемлющую индивидуалистическую установку общества. Из идеи свободы, в контексте европейской правовой культуры, прежде всего редуцируются идеи суверенитета, автономии, неподопечности личности. Идея свободы является непосредственным выражением политичности западного общества. Именно в системе европейской правовой культуры идея свободы предстает, прежде всего, как идея политической свободы. Именно эта форма свободы является действительным условием прав человека, как и права в целом.

Проявлением свободы в ее политизированном аспекте является идея гражданского общества. Она выражает тенденцию и установку на самостоятельность, а в определенном смысле

— и на независимость, противопоставленность жизни гражданина государственной форме организации власти, публичному принуждению. Она обозначает границы произвола государства, политической власти; она указывает на служебное предназначение государства, зачастую, вторичность по отношению к гражданскому обществу.

Западноевропейская правовая культура во всех своих формах опирается на идею закона. Только у европейцев мысль о законе (юридическом, позитивном) неразрывно связана с идеей свободы. В качестве идеи, характеризующей систему правовой культуры, закон понимается как нечто устанавливаемое в соответствии с природой социальной жизни и человека, как то, что является условием равнозначимости людей в правовом отношении, условием правового равенства, гарантией правового отношения и формой его существования.

Системообразующей идеей европейской правовой культуры является и идея естественных прав человека. Здесь имеется в виду разумность, очевидность, неоспоримость прав, их неотъемлемость. В идее естественных прав человека закреплен принцип подтверждения и обеспечения минимального социального пространства человека, являющегося совокупностью его притязаний в социальной жизни. Эта идея в правовом аспекте выражает индивидуализированность сознания западноевропейца.

Смысловой каркас многим правовым теориям придают идеи, вытекающие из описанных выше системообразующих идей: идея автономии индивида в совершении выбора, идея индивидуальной пользы и ее максимальной реализации, а также общей пользы для совокупности индивидов, идея договора и права, определяющего основные свободы и их гарантии, идея государства как гарантии договоров, защитника прав и блюстителя общественных интересов .

Итак, для правовых культур, относящихся к западному типу, характерны определенные признаки общности, обусловленные единством цивилизационных корней, сходным духовным компонентом, правовой традицией. Следует, однако, понимать, что даже в рамках единой западной правовой культуры не существует двух одинаковых национальных правовых культур, при общих генетических кодах западного правового развития. Так, говоря об общности и обусловленности, например, континентального и общего права западной правовой культурой, данное явление (общность) и процесс (обусловленность) не следует абсолютизировать, а саму западную правовую культуру не следует рассматривать как некую монокультуру.

The key words: law, western legal culture, western legal tradition, rationalism, individualism, jural state, liberty.

Список литературы

1. Ромашов P.А. Проблема формирования правовой парадигмы в контексте вызовов современного мира (приглашение к дискуссии) // История государства и права. 2008. № 16.

2. Бачинин В.А., Сальников В.П. Философия права. Краткий словарь. СПб.: Лань, 2000.

3.Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования. М.: Изд-во МГУ: Издательская группа ИНФРА М.НОРМА, 1998.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Зинковский С.Б. Правовые культуры. М.: Российский ун-т дружбы народов, 2007.

6.Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах: Общая и Особенная части. М.: Дело,

7.Малахов В.П. Философия права. М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2002.

8.Nelken D. Disclosing\Invoking Legal Culture: An Introduction // Social and Legal Studies. 1995. Vol. 4. № 4.

9. Chesterman M. Contempt: in the Common Law, but not the Civil Law // International and Comparative Law Quarterly. 1997. № 3.

10.Bell J. English Law and French Law — not so different? // Current Legal Problems. Vol. 48.

Историко-легитимную основу любой правовой системы создает традиция, которая посредством языка, обычаев, юридической практики свидетельствует о преемственности права и правовой системы. Правовая система через правовую идеологию и правовую доктрину создает правовую традицию, поскольку юридическая и моральная сила права, так или иначе, покоится на неразрывной связи с прошлым.

Религиозная правовая традиция есть исторически сложившиеся на основе религиозно-нравственной доктрины, передаваемые из поколения в поколение формы правовой деятельности человека (социальных групп, общества), закрепленные в священных писаниях и/или устных преданиях и воспроизводимые в обрядах, ритуалах, символах, стереотипах мышления и поведения.

Главная особенность религиозной правовой системы — прочная религиозно-нравственная основа, ее глубокая укорененность в сознании и образе жизни, а также синкретизм (слитность) нравственной и правовой составляющих религиозной нормы, нераздельность, нерасчлененность основных ее элементов — сакральных и социальных, индивидуальных общественных (общинных), частных и публичных. Все юридическое воспринимается в общем контексте религии, в рамках соответствующей конфессиональной культуры, в свете отдельных религиозных установлений (институтов).

Религиозная община (церковь, умма), как социальный феномен, является правообразующим институтом, наряду с государством. При этом религиозная модель права представляет собой единую систему социально-нормативного регулирования, которая включает как «светские» нормы, касающиеся внешнего социального поведения, так и собственно религиозные догмы и заповеди, регулирующие религиозно-культовую жизнь верующих.

В сравнительно-правовых целях предложено выделить две большие группы правовых традиций: светские и религиозные, различающиеся по характеру взаимосвязи правовой системы с религией: в первом случае эта взаимосвязь опосредована философией и юридической наукой; во втором случае эта взаимосвязь непосредственная и право здесь не рассматривается как нечто самостоятельное, несущим каркасомсистемы социального регулирования является религия.

Религиозная правовая традиция серьезным образом повлияла на становление западной (светской) традиции права, а также играла и продолжает играть значительную правообразующую роль в становлении и функционировании индусского, иудейского и мусульманского права как разновидностей религиозно-правовой системы.


Учет в праве, прежде всего в правовой доктрине религиозных, духовно-нравственных начал может значительно улучшить качество правового регулирования общественных отношений. «Одушевление» права позволит повысить позитивное отношения к закону со стороны граждан, институтов власти и общества. Исходя из факта признания существования Бога и реальности Его законов доктрина может включать то общее, что есть во всех основных мировых религиях. Формирование такой правовой доктрины возможно с учетом основных не противоречащих друг другу религиозных заповедей, содержащихся в священных писаниях мировых религий.

56. Правовая система России как самостоятельный тип правовой цивилизации.

Древнейшие источники русского права — обычаи славянских племен. При возникновении княжеств обычаи превращались в обычное право. Дальнейшее развитие русской правовой идеи выразилось в движении к созданию единой государственности. На смену вечевым собраниям приходит земские соборы. Основным источником права делаются законодательства. 18 век завершил самостоятельные этапы развития русского права. При Петре I идет активный «экспорт» европейской правовой культуры, который насаждается «сверху», самим государством. После эпохи Петра и далее продолжается массированное проникновение различных европейских институтов в русскую жизнь — от бытовых до государственно-правовых. Поэтому, правовая система России сейчас выступает как сложное, противоречивое сочетание божественного смысла, человеческого поведения и искусственной, подчас коньюктурной маски, надеваемой на русский правовой феномен политической властью или господствующей идеологической системой. Современная российская правовая система входит в романо-германскую правовую семью, вновь возвратившись в нее после более чем семи десятилетий господства социалистического права. Начиная с середины 1980-х гг. вместе с развитием демократических реформ в Советском Союзе начинается его быстрая трансформация, отход от прежних жестких принципов. С началом деятельности Верховного Совета РСФСР созыва 1990 г. начинается развитие собственно российской правовой системы. В 1990-1991 гг. российскими законодателями были провозглашены равенство форм собственности, свобода предпринимательства, примат международно признанных прав человека, на доктринальном уровне восстановлено деление права на публичное и частное. Россия начала движение по пути формирования правового, демократического, социального государства, общенародного по своей сущности. Таким образом, современная российская правовая система продолжает традиции романо-германской правовой семьи, заложенные еще в дореволюционный период и сохраненные отчасти и в советский период. Источниками права в России являются законы и подзаконные акты, международные договоры и соглашения Российской Федерации, внутригосударственные нормативные договоры, акты органов конституционного контроля и признаваемые российским правом обычаи.


Современную правовую систему РФ можно отнести к романо-германской правовой семье. Основным источником права являются законы и другие нормативные правовые акты. В России как в государстве федеральном законодательство делится на федеральное и законодательство субъектов РФ. Разграничение предметов ведения между РФ, субъектами Федерации и органами местного самоуправления установлено в ст. 71-73 Конституции РФ.

В исключительном ведении РФ находятся: регулирование прав и свобод человека и гражданина; формирование федеральных органов государственной власти; установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, федеральные налоги и сборы; внешняя политика и иные вопросы. К совместному ведению РФ и субъектов РФ отнесены: общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта; координация вопросов здравоохранения; социальная защита и иные вопросы.

Вне пределов ведения РФ и совместного ведения субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти. Во главе правовой системы России стоит Конституция РФ; далее следуют федеральные конституционные законы, иные федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, подзаконные нормативные акты отраслевых министерств и ведомств. Также действуют регламенты Совета Федерации и Государственной думы. К правовым актам субъектов РФ относятся конституции (уставы) субъектов РФ, законы субъектов РФ, указы президентов республик в составе РФ, указы, постановления и распоряжения губернаторов и других глав администраций субъектов РФ, постановления правительств субъектов РФ и иные акты нормативного характера законодательных органов субъектов РФ.

Что касается правовых актов органов местного самоуправления, то их виды, порядок принятия ивступления в силу определяются уставом муниципального образования. Важное место в правовой системе России занимают руководящие разъяснения Пленума Верховного суда РФ, заключения Конституционного суда РФ. Иногда применяется в качестве источника права правовой обычай (обычаи делового оборота в гражданском праве).

Частью 3 ст. 11 Конституции РФ предусмотрена возможность заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ. Сторонами такого договора являются федеральные органы государственной власти и уполномоченные законом соответствующего субъекта РФ его органы государственной власти.

Заключаемые договоры и соглашения не могут передавать, исключать или иным образом перераспределять установленные Конституцией РФ предметы ведения РФ и предметы совместного ведения. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *