Оптина пустынь и ее старцы

Иеросхимонах Лев (Наголкин) (1768—1841)

Иеросхимонах Лев (Наголкин) (1768—1841)

Первый основатель и вдохновитель оптинского старчества. Человек непоколебимой веры, необычайной смелости, твердости и энергии. Выражением евангельской любви была вся жизнь этого старца, проходившая в самоотверженном служении Богу и ближним. Своими подвигами, непрестанной молитвой и богоподражательным смирением он стяжал обильные дары Святого Духа. Чудеса, совершаемые старцем, были бесчисленны: толпы обездоленных стекались к нему.
Кончина (день памяти): 11/24 октября 1841 г.

Иеросхимонах Макарий (Иванов) (1788-1860)

Иеросхимонах Макарий (Иванов) (1788-1860)

Ученик и сотаинник старца Льва. Старчествовал в Оптиной пустыни в одно время с преподобным Львом, а после его кончины до самой своей смерти нес великий и святой подвиг старческого окормления. Главная добродетель, которую он особенно воспитывал в людях – это смирение, считая её основанием христианской жизни. «Есть смирение – все есть, нет смирения – ничего нет», — говорил преподобный. С именем старца Макария связано начало издания в монастыре святоотеческих трудов, которое объединило вокруг обители лучшие духовные и интеллектуальные силы России.
Кончина (день памяти): 7/20 сентября 1860 г.

Схиархимандрит Моисей (Путилов) (1782—1862)

Схиархимандрит Моисей (Путилов) (1782—1862)

Кроткий старец-настоятель. Явил удивительный пример сочетания строгого подвижничества, смирения и нестяжания с мудрым управлением обителью и широкой благотворительной деятельностью. Именно благодаря его безграничному милосердию и состраданию к бедным обитель давала приют множеству странников. При схиархимандрите Моисее были воссозданы старые и построены новые храмы и здания обители. Своим видимым расцветом и духовным возрождением Оптина пустынь обязана мудрому настоятельству старца Моисея.
Кончина (день памяти): 16/29 июня 1862 г.

Схиигумен Антоний (Путилов) (1795—1865)

Схиигумен Антоний (Путилов) (1795—1865)

Брат и сподвижник схиархимандрита Моисея, смиренный подвижник и молитвенник, через всю жизнь терпеливо и мужественно несший крест телесных болезней. Он всемерно способствовал деланию старчества в скиту, которым руководил в течение 14 лет. Письменные наставления преподобного старца являются дивным плодом его отеческой любви и дара учительного слова. Перед своей кончиной он говорил: «Всех желал бы утешить, и если бы можно было, самого себя растерзал бы и раздал всем по кусочку».
Кончина (день памяти): 7/20 августа 1865 г.

Иеросхимонах Иларион (Пономарев) (1805—1873)

Иеросхимонах Иларион (Пономарев) (1805—1873)

Ученик и преемник старца Макария. Будучи ревностным защитником и проповедником православной веры, он сумел возвратить в лоно Православной Церкви многих заблудших и отпавших от православной веры. «Только с той минуты, как мы узнали его, вспоминает духовное чадо старца, — мы узнали, что такое спокойствие духа, что такое мир душевный…». Старец-скитоначальник скончался в молитве, с четками в руках.
Кончина (день памяти): 18 сентября/1 окт. 1873 г.

Иеросхимонах Амвросий (Гренков) (1812—1891)

Иеросхимонах Амвросий (Гренков) (1812—1891)

Великий старец и подвижник земли Русской, святость и богоугодность жития которого Бог засвидетельствовал многими чудесами, а православный верующий народ — искренней любовью, почитанием и благоговейным обращением к нему в молитве. Ученик старцев Леонида и Макария, унаследовал от них благодатный дар старчества, в беззаветном служении людям пребывал более 30 лет. Основал Шамординскую женскую обитель, окормлял многие монастыри, его письма и наставления — источник духовной мудрости для ищущих спасения. Преподобный имел высокий ясный ум и любвеобильное сердце. Необычайно сострадательный и благодатно одаренный он особенно отличался христианской любовью.
Кончина (день памяти): 10/23 октября 1891 г.

Иеросхимонах Анатолий (Зерцалов) (1824—1894)

Иеросхимонах Анатолий (Зерцалов) (1824—1894)

Скитоначальник и старец, наставлял в духовной жизни не только иноков Оптиной пустыни, но также насельниц Шамординской женской обители и других монастырей. Являясь пламенным молитвенником и подвижником, он был для всех приходящих к нему чутким отцом, терпеливым учителем, всегда делясь сокровищем мудрости, веры и особой духовной радости. Старец Анатолий обладал удивительным даром утешения. Преп. Амвросий говорил, что ему была дана такая молитва и благодать, какая одному из тысячи дается.
Кончина (день памяти): 25 января/7 февраля 1894 г.

Схиархимандрит Исаакий (Антимонов) (1810—1894)

Схиархимандрит Исаакий (Антимонов) (1810—1894)

Приснопамятный настоятель Оптиной пустыни, сочетавший в себе твердое управление обителью и тончайшее искусство пастырского руководства со смиренным послушанием великим Оптинским старцам и высоким подвижничеством. Делом жизни схиархимандрита Исаакия было хранение и утверждение в обители духовных заветов старчества. Он не знал покоя – двери келии его были открыты для братства и убогих. В пище, и в одежде, и в убранстве келии соблюдал полную простоту древних подвижников.
Кончина (день памяти): 22 августа/4 сент. 1894 г.

Иеросхимонах Иосиф (Литовкин) (1837—1911)

Иеросхимонах Иосиф (Литовкин) (1837—1911)

Ученик и духовный преемник преподобного Амвросия, явивший образ великого смирения, незлобия, непрестанной умносердечной молитвы, старец не раз удостаивался явления Божией Матери. По воспоминаниям современников, многие еще при жизни иеросхимонаха Иосифа видели его озаренным благодатным божественным светом. Преп. Иосиф был человек глубокого внутреннего делания, всегда хранивший сердечное безмолвие и непрестанную молитву.
Кончина (день памяти): 9/22 мая 1911 г.

Схиархимандрит Варсонофий (Плиханков) (1845—1913)

Схиархимандрит Варсонофий (Плиханков) (1845—1913)

Скитоначальник, о котором старец Нектарий говорил, что благодать Божия в одну ночь из блестящего военного сотворила великого старца. Не жалея самой жизни, он исполнял свой пастырский долг в русско-японской войне. Старец обладал необыкновенной прозорливостью, ему открывался внутренний смысл происходящих событий, он видел сокровенность сердца пришедшего к нему человека, с любовью пробуждая в нем покаяние.

Кончина (день памяти): 1/14 апреля 1913 г.

Иеросхимонах Анатолий (Потапов) (1855—1922)

Иеросхимонах Анатолий (Потапов) (1855—1922)

Прозванный в народе утешителем, был наделен Господом великими благодатными дарами любви и утешения страждущих, прозорливости и исцеления. Смиренно неся свое пастырское служение в тяжелые дни революционной смуты и безбожия, старец утверждал своих духовных чад в решимости даже до смерти быть верными святой православной вере.
Кончина (день памяти): 30 июля/12 августа 1922 г.

Иеросхимонах Нектарий Оптинский (1853—1928)

Иеросхимонах Нектарий Оптинский (1853—1928)

Последний соборно избранный Оптинский старец, который подвигом непрестанной молитвы и смирения обрел величайшие дары чудотворения и прозорливости, нередко скрывая их под видом юродства. Во дни гонений на Церковь, сам находясь в изгнании за исповедание веры, неустанно окормлял верующих. За советами и молитвенной помощью к нему обращались и простые миряне, и великие Святители.
Кончина (день памяти): 29 апреля/12 мая 1928 г.

Иеромонах Никон (Беляев) (1888—1931)

Иеромонах Никон (Беляев) (1888—1931)

Ближайший ученик старца Варсонофия, пламенный молитвенник и любвеобильный пастырь, самоотверженно исполнявший старческое служение уже после закрытия Оптиной пустыни, претерпевший мучения от безбожников и скончавшийся в изгнании, как исповедник.
Кончина (день памяти): 25 июня/8 июля 1931 г.

Архимандрит Исаакий II (Бобраков) (1865—1938)

Архимандрит Исаакий II (Бобраков) (1865—1938)

Последний настоятель Оптиной пустыни, испытавший всю тяжесть разорения и поругания святой обители. Неся свой крест настоятельского служения в годы испытаний и скорбей, он был исполнен несокрушимой веры, мужества и всепрощающей любви. Четырежды претерпел тюремное заключение. Расстрелян 8 января 1938 и захоронен в братской могиле в лесу на 162-м километре Симферопольского шоссе.
Кончина (день памяти): 26 декабря / 8 января 1938 г.

В общем, я очень люблю Оптину пустынь. Мое знакомство с ней было «банальным» для современного православного человека. В метро на каком-то «развале» я купила книгу «Пасха красная» – об убийстве трех оптинских монахов в 1993 году. «Загорелась» и вскоре уже была там. И сразу же влюбилась в это место. Сейчас мы с семьей стараемся туда ездить хотя бы раз в год. Снимаем «сарайчик» в соседней деревне и живем неделю-две.

В моей жизни бывали случаи, когда я получала явную, видимую помощь оптинских старцев. Например, история с картошкой.

Лет семь назад мы с мужем оставили нашу единственную тогда двухлетнюю Варвару бабушке и отправились в паломничество.

Мы ходили на долгие монастырские службы, исповедовались и причащались. Помню, я очень боялась пойти на исповедь к монаху, потому что мне тогда казалось, что в монастыре давно все святые и будут в шоке от моих признаний… Окунались в источник, плавали в Жиздре, собирали землянику, каждый вечер ходили крестным ходом и были несказанно счастливы.

Но была у нас одна проблема. Тогда в Оптиной либо не было трапезной, либо мы о ней не знали. В пределах досягаемости – один лишь крохотный магазинчик с сосисками, пирожками (которыми я, честно говоря, уже давилась), и чем-то молочным. А шел Петров пост.

Машины у нас тогда не было, и доехать куда-либо было проблематично. Благо, мы набрали с собой из Москвы всяких достижений науки, типа «ролтонов» и бульонных кубиков. Но где-то дней через пять лично мой желудок начал так сильно болеть, что я уже подумывала о возвращении в Москву.

И вот, идем мы с мужем как-то со службы. Он весь такой благостный, а я постная, унылая и ругаюсь про себя: «Господи, что же это такое. Сейчас придем и опять эту гадость в себя запихивать. Живот уже заранее болит. Хоть бы картошечки вареной что-ли…Нет, завтра точно домой».

Чуть не плачу от жалости к себе и вдруг вижу – перед нами на тропинке лежит порванный мешок с картошкой. Килограмма три. И тишина…

Помню я даже побоялась предположить, что это Господь услышал мой жалобный стон. В моем представлении тогда, подумать так было бы кощунством – где Бог и где картошка?!

Мы подождали минут 15, подумали. В итоге, взяли драгоценную находку и, прижав к груди, засеменили в свой сарай. И хозяйка нам ее сварила – с укропом, чесноком и ароматнейшим подсолнечным маслом. И все удивлялась, что мы до сих пор ее не попросили – у них и картошка есть, и овощи разные. Сколько хочешь… А мне до сих пор кажется, что ничего вкуснее той картошки я никогда не ела.

… А прошедшим летом мы познакомились в Оптиной пустыни с прекрасной семьей: папа, мама и годовалые с небольшим мальчики-тройняшки. Первыми «законтачили» папы. Посмотрели друг на друга, поулыбались и стали обсуждать, что круче – быть отцом трех сыночков или трех лапочек-дочек (своей четвертой дочерью я тогда была еще беременна). А пока они это выясняли, мама тройняшек рассказала о своем оптинском чуде.

У них с мужем долго не было детей. И не помню уже, то ли кто-то посоветовал, то ли они сами решили, но стали они читать акафист Амвросию Оптинскому. И через какое-то время женщина забеременела тройней, а потом благополучно родила. И вот теперь они приехали сюда благодарить. «Так что захотите тройню – рекомендую!» – смеясь сказала она. «Да нет, спасибо!» – невольно вырвалось у меня. И тут же спохватилась, засмущалась, но, к счастью, «мамочка» попалась с чувством юмора. И расхохоталась еще веселее.

… А теперь об озарении. Начало этой истории я уже описывала в одной из своих статей. Но тогда мне казалось, что это все. А оказалось, нет.

Именно в Оптиной пустыни со мной случилось мое первое чудо. Было это еще до замужества и до картошки.

После упомянутой «Пасхи красной», я отправилась туда на автобусе с паломнической поездкой. Зашла в Введенский храм, купила свечи и поставила одну у иконы Целителя Пантелеимона. У меня тогда болел раком отец.

Неожиданно ко мне подошел какой-то странный мужчина – бородатый, в телогрейке и высоких сапогах. Поговорил немного «о духовном», сказал, что живу я, видимо, неважно, потому что свечечка моя наклонилась и коптит, а потом он заявил, что мне необходимо взять с собой в Москву маслица из пантелеимоновой лампадки. «Пригодится, вот увидишь. Мало того, что от целителя, так еще и Оптинское!!!».

Я пыталась возразить: «Как-то неудобно»… Да и дядька какой-то «стремный» попался. Но незнакомец уже тянул меня к монаху за благословением на изъятие масла, а потом к свечному ящику – за пузырьком. Чудак чудаком… Но…

Не буду долго тянуть… Через какое-то время мой отец был уже при смерти. Врачи сказали, что «анализы его несовместимы с жизнью». Он буквально разлагался изнутри, но в больницу ложиться не хотел. К нам домой приходила медсестра делать уколы, а в квартире стоял страшный, непередаваемый запах.

Я рассказала моей маме о странном мужике и пузырьке с оптинским маслом. Она начала капать его отцу в рот.

«Скажите, а где запах?» – удивленно спросила медсестра, навестившая нас на следующее утро (или через день). А еще через какое-то время отец повторно сдал анализы – они были хорошими. Он прожил еще несколько лет.

Тогда я думала, что это, собственно, и есть конец истории. Но оказалось, что нет…

Несмотря на то, что я и Оптину очень люблю, и почитаю старцев, и со мной там случались такие вот удивительные вещи, я никогда не удосуживалась запомнить, когда же дни их памяти. Вот такая я «благоговейная». А в этом году я наконец-то поняла, что Собор преподобных старцев оптинских – 24 октября.

Двадцать четвертого октября!!! Это день рождения моего отца. Понимаете!?! Который, благодаря «оптинскому маслицу», которое меня буквально заставил взять чудоковатый мужик, на время вылечился от рака. Пусть не навсегда, но все же. А потом исповедовался и причастился. Впервые в жизни. Благодаря милости Божией и помощи моих любимых оптинских святых.

И, знаете, теперь я думаю, говорят же, что у Бога случайностей не бывает. А их, и правда, не бывает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *