Отец Георгий митрофанов

Марина Митрофанова: личная жизнь и биография звезды фильма «Красивая жизнь»

10.12.2014 17:18

22-летняя актриса Марина Митрофанова стала звездой сериала «Красивая жизнь». Что известно о молодой актрисе, как складывается ее биография и личная жизнь?

На канале «Россия-1» вышел новый сериал «Красивая жизнь» режиссера Александра Замятина. Действие картины разворачивается в Москве в 1988 году.

В центре истории – Ирина Субботина (Марина Митрофанова). Девушка влюблена в своего избранника Юру (Евгений Шириков), и он отвечает ей взаимностью.

Но на Юру положила глаз еще одна особа – подруга Иры Жанна Верхоланцева (Агата Муцениеце), капризная дочь влиятельных родителей. А брат Жанны и лучший друг Юры Саша Верхоланцев (Кирилл Жандаров) пылает страстью к Ирине.

Пока Ира и Юра строят планы на будущее, Жанна и Саша решают разрушить их счастье. Герои даже представить себе не могут, до чего может довести ревность и подлость их бывших друзей.

Актриса Марина Митрофанова родилась 7 июня 1992 года в Сургуте. Окончила музыкальную школу по классу фортепиано.

В 2013 году Марина Митрофанова окончила ВТУ им. М.С. Щепкина (курс Бочкарева В.И.). С 2013 года актриса театра «Содружество актеров Таганки».

Занята в спектаклях: «Концерт по случаю конца света» — скоморох, хор, «Чиполлино» — земляничка, «Приключения Львёнка» — бегемотик Броня.

Вводы в спектакли: «Мой Марат» — Лика, «Конек-Горбунок» — конек-горбунок.

Работы в кино: 2014 «Семья 3Д» (И. Аксёнов) — Аня Дергунова, 2014 «Обмани, если любишь» (Д. Тюрин) — Наташа, 2014 «Красивая жизнь» (А. Замятин) — Гл. Роль — Ирина Субботина.

Скоро выйдут фильмы с участием Марины Митрофановой: «Орден» (А. Быстрицкий) — Варя Васнецова и «На дальней заставе» (А. Хрулёв) — Настя.

Актриса Марина Митрофанова не замужем. У девушки есть брат Денис Митрофанов.

Фото: vk.com

Содержание

Биография и личная жизнь

В начале лета 1992 года в городе Сургут, появилась на свет будущая актриса Марина Митрофанова. Она стала вторым ребёнком в семье, её старшему брату на момент ее рождения уже исполнилось 7 лет.

С юного возраста будущая актриса проявляла склонность к творчеству, и уже в 1998 году мама записала дочь в музыкальную школу по классу фортепиано.

Ранние годы и путь к мечте

Там же Марину начали обучать вокалу. Когда девочке было 4 года в семье родился ещё один сын, которого назвали Максим. Родители в те годы много работали, поэтому воспитанием любимых внуков в основном занимались бабушка и дедушка. Однако, по признанию самой Марины, дефицита внимания она и братья никогда не ощущали.

В школе девочка училась хорошо, не очень любила математику и физику. До 11 лет разрывалась в выборе профессии: ей хотелось быть актрисой, врачом и учителем. В средней школе Марина записалась в театральный кружок и всё встало на свои места, она твёрдо решила, что будет играть на сцене и сниматься в кино.

В 2009 году Марина получила аттестат об успешном окончании 11 классов и уехала покорять Москву. Девушка поступила в Высшее театральное училище имени Щепкина при Государственном академическом Малом театре, на курс В.И.Бочкарёва.

Во время своего обучения Марина участвовала в спектяклях, поставленным по произведениям Достоевского, Шекспира и Брехта. На последнем курсе у девушки состоялся кинодебют, она сыграла второстепенную роль в мелодраме «Обмани, если любишь».

Начало карьеры в кино

Сегодня её фильмография насчитывает около 10 работ, в том числе съёмки в таких проектах как «Красивая жизнь», «На дальней заставе», «Последний рубеж» и других. В 2017 году она появилась на экранах страны во втором сезоне исторического сериала Екатерина в роли фрейлины Анны Шереметьевой.

Вместе с ней в этой картине были задействованы многие известные актёры современности, в том числе Константин Лавроненко, Марина Александрова, Александр Яценко и другие. Сейчас Марина Митрофанова задействована в производстве нескольких фильмов, которые увидят свет уже в 2018 году.

Фильмография Марины Митрофановой

Год Фильм Роль
2017 Вторая молодость Юля
2017 ПНХ
2017 Мой лучший враг Соня
2016 Короткое слово нет Наташа Корнеева
2016 Преступление Тамара
2015 Екатерина. Взлет
2015 Орден Варя Васнецова
2015
2014 Последний рубеж Даша
2014 Красивая жизнь Ирина
2014 Семья 3Д Аня Дергунова
2013 Обмани, если любишь Наташа

Кинематограф

Дебют молодой артистки состоялся в 2013 году в сериале «Обмани, если любишь». Она сыграла Наташу, однокурсницу Марины.

«Красивая жизнь»

Уже в следующую работу Митрофанову взяли на ведущую роль в мелодраму «Красивая жизнь» Александра Замятина. Ее героиня – Ирина Субботина.
Сюжетная линия: Субботина попадает в любовный четырехугольник: Ирина любит Юру (Евгений Шириков), он отвечает ей взаимностью, однако на Юру положила глаз еще одна особа – подруга Иры Жанна Верхоланцева (Агата Муцениеце), капризная дочь влиятельных родителей. А брат Жанны и лучший друг Юры Саша Верхоланцев (Кирилл Жандаров) пылает страстью к Ирине…
В этом проекте были заняты: Кирилл Жандаров, Владислав Ветров, Валерий Афанасьев, Елена Цыплакова, Владимир Стержаков, Алена Яковлева, Татьяна Орлова, Мартиньш Вилсонс, Евгений Шириков, Агата Муцениеце, Екатерина Дубакина, Любава Грешнова, Наталья Чернявская, Роман Курцын, Алексей Фатеев, Елизавета Измайлова.
Также актриса запомнилась зрителям по роли Ани Дергуновой в комедийном сериале Ильи Аксенова «Семья 3D», повествующем о жизни трех семей с разным социальным статусом.

«На дальней заставе»

В 2015 году Марина снялась в очередной мелодраме «На дальней заставе» режиссера Андрея Хрулева. Фильм о любви лейтенанта Александра Прохорова (Иван Жвакин) и дочери генерала Елены (Валерия Федорович), которую пытается разрушить карьерист Анатолий Мищенков (Иван Николаев). Против пары настроен и отец девушки – генерал Мягков (Алексей Огурцов), который отправляет неугодного лейтенанта на дальние рубежи родины. Но вслед за любимым устремляется и Елена.
Митрофанова предстает в образе Насти, дочери коменданта заставы Валерия Лозового (Михаил Хмуров).
Затем Марина сыграла в военной драме «Орден», где перевоплотилась в санинструктора Варю. В картине рассказывается о секретной операции советских войск, проводимой против японской армии в мае 1945 года.
Еще одна работа этого периода – роль Даши в сериале «Последний рубеж» о защите Москвы воинами-панфиловцами. Партнерами актрисы стали Юрий Цурило, Алексей Демидов, Алексей Зубков, Макар Запорожский, Иван Кокорин, Александр Лобанов и другие.
Далее она была задействована в таких телепроектах, как: «Екатерина. Взлет», «Преступление», «Вторая молодость», «Короткое слово «нет», «Мой лучший враг».

«Несладкая месть»

В 2018 году на телеканале «Россия 1» с Мариной Митрофановой и Александром Константиновым в главных ролях вышла мелодрама Валерия Ибрагимова «Несладкая месть».
Сюжет: Катя (Марина Митрофанова), обычная студентка, влюбилась впервые в жизни. Она встретила своего принца, Виктора (Александр Константинов), красивого, богатого и любящего молодого человека. О таком мужчине простая девушка могла только мечтать.

Но Катя не подозревает, что Виктор появился в ее жизни не случайно. На самом деле он одержимый местью пасынок ее отца.

Биография

Сын капитана 1-го ранга. Окончил школу № 206 в Ленинграде. В 1976—1978 годах проходил службу на Военно-морском флоте.

В 1982 года окончил исторический факультет Ленинградского государственного университета, после чего в 1982—1985 годы работал библиотекарем, затем младшим научным сотрудником Отдела рукописей Государственной Публичной библиотеки (ныне — Российская национальная библиотека).

В 1985 году поступил в 3-й класс Санкт-Петербургской духовной семинарии. В 1985—1989 годы работал помощником заведующего библиотекой Ленинградской духовной академии и семинарии. В 1986 году окончил Ленинградскую духовную семинарию и поступил в Ленинградскую духовную академию.

7 апреля 1988 году в Николо-Богоявленском соборе рукоположен митрополитом Алексием (Ридигером) в сан диакона. 12 июля того же года в Павловском соборе Гатчины митрополитом Алексием (Ридигером) был рукоположён в сан священника.

В сентябре 1988 года начинает преподавать истории Русской православной церкви в Санкт-Петербургской духовной семинарии. В 1990 году окончил Ленинградскую духовную академию со степенью кандидата богословия за сочинение: «Религиозная философия князя Е. Н. Трубецкого и её значение для православного богословия».

Июль — ноябрь 1990 году — штатный священник Серафимовской церкви на Серафимовском кладбище. В апреле — июне 1991 года — священник Софийского собора Царского Села.

В 1993 году награждён наперсным крестом.

27 декабря 1993 года решением Священного Синода введён в состав Синодальной комиссии по канонизации святых Русской православной церкви. Участвовал в работе по подготовке материалов, на основании которых происходит причисление к лику святых новомучеников Русской православной церкви XX века. В 1990-х годах был членом комиссии по разработке «Основ социальной концепции Русской православной церкви».

6 января 1997 года в связи с 275-летием основания и 50-летием возрождения Санкт-Петербургских духовных школ удостоен сана протоиерея.

В 1999 году назначен настоятелем храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла при Университете педагогического мастерства (Санкт-Петербургская академия постдипломного педагогического образования).

В 2002 году награждён палицей.

В 2004 году удостоен степени магистра богословия за диссертацию «Духовно-исторический феномен коммунизма как предмет критического исследования в русской религиозно-философской мысли первой половины XX века».

С 2005 года — профессор Санкт-Петербургской духовной академии. Автор курсов по предметам «История Русской церкви», «История России».

В апреле 2007 года к празднику Пасхи награждён крестом с украшениями.

В 2008 году защитил диссертацию «Творчество Е. Н. Трубецкого как опыт философского обоснования религиозного мировоззрения» на соискание учёной степени кандидата философских наук.

С 29 июня 2009 года — член редакционного совета и редакционной коллегии по написанию учебника и методических материалов по учебному курсу «Основы православной культуры».

27 июля 2009 года решением Священного Синода назначен членом Межсоборного присутствия Русской православной церкви.

В марте 2013 года не вошёл в состав Синодальной комиссии по канонизации святых.

4 сентября 2013 года по решению Церковного совета Русской православной церкви согласно ходатайству Учебного комитета РПЦ за диссертацию на тему «Духовно-исторический феномен коммунизма как предмет критического исследования в русской религиозно-философской мысли первой половины XX века» удостоен степени доктора богословия. Решение утверждено Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

2 мая 2015 года за всенощным бдением в храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова ректором Духовной академии архиепископом Петергофским Амвросием награждён митрой.

Критика

Книга Митрофанова «Трагедия России. „Запретные“ темы истории ХХ века в церковной проповеди и публицистике», представляющая собой сборник его статей и проповедей в период с 1990 по 2000-й годы, вызвала широкий резонанс и полярные оценки. В книге критикуется коммунизм, а также проводится анализ положения дел в современной (на момент написания) России, в частности, по мнению автора, властями России предпринимаются безуспешные попытки совместить «подлинные идеалы 900-летней православной России с ложными „идолами“ 70-летнего богоборческого СССР».

Занимавший на тот момент должность старшего научного сотрудника СПбГУ Кирилл Александров отметил, что эта книга — «событие не только в жизни России и русского зарубежья, но и в жизни Церкви, поскольку в ней затронуты самые болезненные темы русского христианского сознания». Профессор СПбГУ Пётр Бухаркин заявил, что «отцу Георгию свойственны самостоятельность мышления и глубокая верность традициям. При всей ее открытой политизированности книга подлинно церковна». Книгу поддержал также игумен Петр (Мещеринов), по его мнению, «Мы живем в другой стране, и само слово „Россия“ является не синонимом исторической России, а абсолютным антонимом».

Позицию Митрофанова поддержал также Архиерейский синод Русской православной церкви заграницей, который, рассмотрев вопрос, постановил, что «на вопрос, был ли генерал А. А. Власов и его сподвижники предателями России, мы отвечаем — нет, нимало. Всё, что было ими предпринято — делалось именно для Отечества…».

С другой стороны, оппоненты Митрофанова ставили ему в вину прослеживающуюся в книге апологетику Власовского движения. Оппонентам, называющим его «церковным власовцем», Митрофанов заявил: «Ну что ж, мне приятно становиться в таком случае в один ряд с литературным власовцем, книги которого, толком не читая, критиковали, — с Александром Исаевичем Солженицыным».

Труды

Книги:

  • Русская Православная Церковь в России и в эмиграции в 1920-е годы. К вопросу о взаимоотношениях Московской Патриархии и русской церковной эмиграции в период 1920—1927 гг. — СПб., Изд-во «Ноах», 1995. — 350 с. ISBN 5-7443-0006-6
  • История Русской Православной Церкви. 1900—1927. — СПб.: Сатис, 2002.
  • Россия XX века — Восток Ксеркса или Восток Христа. Духовно-исторический феномен коммунизма как предмет критического исследования в русской религиозно-философской мысли первой половины XX века. — СПб., 2004.
  • Проповеди. — М.: Изд-во Крутицкого подворья, 2008. — 288 с.
  • Трагедия России: «запретные» темы истории XX века в церковной проповеди и публицистике. — СПб.: Моби Дик, 2009. — 242 с. — 7000 экз. — ISBN 978-5-86983-053-1.
  • Русская Православная Церковь на историческом перепутье XX века. — М.: Арефта. Лепта, 2011. — С. 272. — ISBN 978-5-91963-002-9 (Арефа), 978-5-91173-265-3 (Лепта).
  • Проповеди 2010—2017. — М.: Общество любителей церковной истории, 2017. — 576 с. — 1500 экз.
  • Мы только носим имя, что живы, а на самом деле уже мертвы…. — М.: ООО «Содружество «Артос»; Общемство любителей церковной истории, 2018. — 232 с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-6041171-0-1.
  • Князь Евгений Николаевич Трубецкой — философ, богослов, христианин. — СПб.: Изд-во Санкт-Петербургской духовной академии, 2018. — 136 с. — ISBN 978-5-906627-59-9.

Некоторые статьи:

  • Из истории Русской Православной Церкви XX в.: (К вопросу о взаимоотношениях Московской Патриархии и русской церковной эмиграции в период 1920—1927 гг.) // Христианское чтение. М., 1991. № 1. стр. 10-30; Христианское чтение. М., 1991. № 2. стр. 7-39; Христианское чтение. М., 1991. № 3. стр. 30-60; Христианское чтение. М., 1991. № 4. стр. 5-28; Христианское чтение. М., 1991. № 5. стр. 5-43.
  • Духовное просвещение в Древней Руси: мировоззренческие основы и методологическое своеобразие. // Традиции образования а Карелии. Сборник, Петрозаводск, 1995.
  • Сотериологические воззрения Е. Н. Трубецкого в свете его личности. // Начало. Журнал института богословия и философии. СПб., 1996, № 3/4.
  • Православное учение о симфонии церковной и государственной власти. // Православие и правоохранительная деятельность в России. Материалы межвузовской научно-практической конференции. СПб., 1996.
  • Русская Православная Церковь и советское государство во второй половине 1920-х гг. // Церковь и государство в русской православной и западной латинской традициях. Материалы конференции 22-23 марта 1996 г. СПб., 1996.
  • Церковный геноцид в большевистской России: его истоки и их христианское осмысление. // Богословие после Освенцима и ГУЛАГА и отношение к евреям и иудаизму в Православной Церкви большевистской России. Материалы международной научной конференции 26-29 января 1997 года. СПб., 1997.
  • Религиозно-философские воззрения К. Н. Леонтьева и их значение для русской религиозной культуры. // Богословская конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. Материалы. М., 1997., стр. 26-29.
  • Программы полового воспитания школьников и традиция православного воспитания // Сборник докладов VI Международных Рождественских Чтений. М., 1998. стр. 159—164
  • Двухвековой исторический путь Санкт-Петербургской духовной академии в стенах Александро-Невской лавры: // Христианское чтение. М., 1998. № 16. стр. 29-41
  • Непрочитанные страницы новейшей российской истории в средней школе. // Сборник пленарных докладов VII Международных Рождественских образовательных чтений. М., 1999. стр. 148—160
  • Литургическая и просветительская традиции в Древней Руси // Славянский альманах. 1999. М., 2000. С. 17-24.
  • Монархическая идея в мировоззрении современного православного христианина. // Православное богословие на пороге третьего тысячелетия. Москва, 7-9 февраля 2000 г . Материалы. М., 2000.
  • Церковный геноцид в большевистской России // Православный летописец Санкт-Петербурга. 2000. № 2. С. 25-33
  • Духовно-нравственное значение Белого движения. Белая Россия. Опыт исторической ретроспекции. // Материалы международной научной конференции в Севастополе. СПб., — М., 2002.
  • Марксизм как ветхозаветный хилиазм. // Посев : журнал. — 2002. — № 2.
  • Антон Владимирович Карташев — русский богослов и церковный историк, государственный и общественный деятель // Посев, 2002, № 10-11.
  • «Духовная правда» Великого Инквизитора и митрополит Сергий (Страгородский). Достоевский и современность. // Материалы Х VI Международных Старорусских Чтений 2001 года. Старая Русса, 2002.
  • Теоретический соблазн или мировоззренческая мутация коммунистической идеологии. // Посев, 2002, № 7-8.
  • Две войны. // Гражданинъ. 2003, № 1.
  • Теоретический соблазн или мировоззренческая мутация коммунистической идеологии // № 6 (1509) июнь 2003, стр. 33-36; № 7 (1510) июль 2003, стр. 25-30
  • И. А. Ильин и его критика духовно-исторического феномена коммунизма. // Ильинские чтения. Санкт-Петербург 1 ноября 2004 г., Сборник материалов. СПб., 2004.
  • Русская Православная Церковь XX в. — Церковь новомучеников и исповедников // Славянский альманах 2003. М.: Индрик, 2004. С. 295—303.
  • Русские религиозные философы о духовно-религиозных последствиях коммунизма в России. // Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. Материалы. М., 2005.
  • Коллаборационизм или церковное возрождение? // Церковный вестник. № 3 (304) февраль 2005.
  • В пленении и скорби. Русская Православная Церковь и советские военнопленные в 1941—1945 годы. // Санкт-Петербургский церковный вестник. № 5 / 2005 (65) май 2005.
  • Идеология евразийства в контексте русской религиозно-философской традиции // Наука и вера. Материалы международной научной конференции «Наука, Идеология, Религия», 30 марта-2 апреля 2005 г . № 8, СПб,. 2005.
  • Русская Православная Церковь и II мировая война // Посев : журнал. — 2005. — № 9.
  • 10-летию служения Высокопреосвященнейшего митрополита Владимира на Санкт-Петербургской митрополичьей кафедре // Христианское чтение. 2005. № 25. С. 12-25
  • Погребение совершилось. Произойдет ли примирение? // Церковный вестник. № 20 (321) октябрь 2005.
  • Наше церковное сознание перестало быть историчным // Кифа. 2005. № 11(37). С. 7.
  • Историческое беспамятство в траурных одеждах // Церковный вестник. № 19 (344) октябрь 2006
  • Он изменил ход истории // Церковный вестник. № 9 (358) май 2007
  • Священномученик протоиерей Философ Орнатский — выпускник Санкт-Петербургской духовной академии // Христианское чтение. 2007. № 28. С. 38-49
  • Монументальное изваяние исторического конформизма // Церковный вестник. № 24 (373) декабрь 2007
  • Священноисповедник Агафангел — благовестник христианской свободы // Церковный вестник. — № 17 (390) — сентябрь 2008.
  • Послания свт. Патриарха Тихона. // Церковный вестник. — октябрь 2008. — № 19 (392).
  • Анализ евразийства в трудах русских философов «серебряного века» // Христианское чтение. — 2010. № 1. — С.76-87.
  • Творчество Е. Н. Трубецкого в контексте его произведений как последний манифест классического философского идеализма в русской религиозно-философской традиции. // Христианское чтение. № 5 сентябрь-октябрь 2016
  • Ментальность русского народа в культурно-цивилизационном пространстве России ХХ века: от оцерковленного традиционализма к квазирелигиозному модернизму // Христианское чтение. 3 (74), 2017, стр. 149—158
  • Иоанн Кочуров: миссионер и первомученик // ЖМП, № 11 ноябрь 2017
  • Религиозно-философское творчество Е. Н. Трубецкого как предмет исследования в российской историко-философской литературе ХХ века // Христианское чтение. № 3. 2018, стр. 172—182

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. Выпуск 21-22, 2000. стр. 13.
  2. Определения Священного Синода // Официальная хроника. Журнал Московской Патриархии. М., 1993. № 11-12 (ОХ). 46.
  3. Митрофанов Георгий, протоиерей, профессор, зав. кафедрой церковной истории // Официальный сайт Санкт-Петербургской духовной академии. — Санкт-Петербург, 2013.
  4. Патриаршие награды к празднику Святой Пасхи — сайт Санкт-Петербургской митрополии
  5. Состав Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.
  6. Утверждён новый состав Синодальной комиссии по канонизации святых // Официальный сайт Московского Патриархата / Пресс-служба Московской Патриархии. — Москва, 13 марта 2013.
  7. Протоиерей Георгий Митрофанов. «Россия XX века -восток Ксеркса или восток Христа» — Библиотека — История России — Россия в красках
  8. В Духовной академии прошел торжественный Акт. 9 октября 2014 г.
  9. В Духовной академии прошли богослужения в четвертой недели по посте
  10. 1 2 Книга протоиерея Георгия Митрофанова «Трагедия России. „Запретные“ темы истории ХХ века» представлена в Санкт-Петербурге
  11. Отзыв Архиерейского Синода на книгу протоиерея Георгия Митрофанова «Трагедия России. Запретные темы истории ХХ века» 14.01.2013 2
  12. О. Георгий Митрофанов: «Я церковный власовец!»
  13. В Духовной Георгий Николаевич Митрофанов. Биографическая справка
  14. Торжества в Санкт-Петербургской Духовной Академии
  15. В престольный праздник Магистрант академии стал диаконом

Ссылки

Митрофанов, Георгий Николаевич в Викицитатнике

Митрофанов, Георгий Николаевич на Викискладе

Проверить на соответствие критериям энциклопедичности. Возможно, содержание этой статьи или раздела представляет собой произвольный набор слабо связанных фактов, инструкцию, каталог или малозначимую информацию новостного характера. Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей. На странице обсуждения могут быть подробности.

Официальные сведения

  • Биография на сайте СПб Академии
  • Митрофанов Георгий Николаевич На сайте Русское православие

Публикации

  • сборник статей прот. Георгия Митрофанова На сайте Киевская Русь
  • История Русской Православной Церкви 1900—1920 На сайте Якова Кротова
  • «Если христиане не придут в политику, их место в ней займут безбожники»
  • Ответы на вопросы
  • Браки не начинаются с любви, они любовью завершаются Беседа прот. Георгия Митрофанова и матушки Марины на радио «град Петров»
  • Сборник статей и интервью протоиерея Георгия Митрофанова на официальном портале православного научно-просветительского Общества «Россия в красках» в Иерусалиме

Рецензии и обсуждения книги «Трагедия России: запретные темы истории XX века»

  • Петр Бухаркин. Голос Церкви, голос свободы. (Рецензия на книгу «Трагедия России»)
  • Презентация книги Протоиерея Георгия Митрофанова «Трагедия России» 19.05.09 — стенограмма выступлений
  • Горькое лекарство от исторического беспамятства (О книге прот. Георгия Митрофанова «Трагедия России: запретные темы истории XX века»)
  • Книга протоиерея Георгия Митрофанова: «Трагедия России: «запретные темы истории XX века: Некоторые главы из книги, полемика и отзывы на портале Россия в красках в Иерусалиме

Аудио- материалы

  • Аудиолекции (mp3) «История Русской Церкви 1900—1927» на сайте Предание.ру
  • Аудиолекции (mp3) «История Русской Православной Церкви до XVII века и в XX веке» на сайте Предание.ру
  • Презентация (mp3) учебника «История России XX века». Принимает участие один из авторов учебника — прот. Георгий Митрофанов на сайте Предание.ру
  • Лекция «Евразийство» (mp3) (Чем обернулась революция 1917 года для сегодняшней России? Как связаны Русская православная церковь, Евразийство и Октябрьская катастрофа?) на сайте Предание.ру
  • Презентация книги «Князь Евгений Николаевич Трубецкой: философ, богослов, христианин» в Доме Лосева.

Интервью

  • Интервью сайту Дмитрия Фролова: Беседа о кино с протоиереем Георгием Митрофановым. Декабрь 2002 г.
  • Интервью порталу «Православие.ру»: Нас объединят Новомученики. 13 декабря 2003 г.
  • Интервью порталу «Россия в красках» в Иерусалиме: Влияние финансовых и политических кругов мира запада на революцию в России 1917 года. 15 мая 2004 г.
  • Интервью порталу «Россия в красках» в Иерусалиме: Церковное предание и мифотворчество. 13 июня 2004 г.
  • Интервью порталу «Интерфакс-религия»: Опыт существования Русской церкви вне России подошел к концу. 9 мая 2006 г.
  • Интервью «Православной газете Екатеринбурга»: Мы должны понять, кем мы ощущаем себя: продолжателями девятисотлетней истории России или продолжателями семидесятилетней истории страны, отказавшейся от своего прошлого. 2006 г.
  • Интервью порталу «Россия в красках» в Иерусалиме: Христианство в мировом кинематографе. Июнь 2007 г.
  • Интервью «Ежедневному журналу»: Сохранение закрытости нашей духовной школы представляется неполезным. 26 июля 2007 г.
  • Интервью газете «Кифа»: Страна нераскаянных Каинов вряд ли может войти в Царство Небесное. 30 мая 2009 г.
  • Интервью с протоиереем Георгием Митрофановым на передаче у Александра Архангельского: Церковь — дом Христов или комбинат ритуальных услуг? 2009 г.
  • Интервью порталу «Россия в красках» в Иерусалиме: Мы до сих пор не осознали того поражения, которое мы потерпели. 16 июня 2010 г.
  • Интервью на сайте фонда «Возвращение»: Наш народ попытался совершить самоубийство…. 8 ноября 2011 г.
  • Интервью журналу «Нескучный сад»: Я хочу, по крайней мере, быть честным. 29 августа 2012 г.
  • Интервью порталу «Фонтанка.ру»: Православной церкви пора выносить сор из избы. 4 сентября 2012 г.
  • Интервью порталу «Новые известия»: Священнику стыдно жить лучше его прихожан. 11 сентября 2012 г.
  • Интервью порталу «Daily Talking». Подлинное христианство аристократично. 28 сентября 2012 г.
  • Интервью «Церковному вестнику»: Без знания истории невозможно трезво воспринимать церковное настоящее. 16 августа 2013 г.
  • Маргиналы объединились с маргиналами: К восьмой годовщине восстановления общения внутри Русской Православной Церкви
  • Интервью порталу «Православие и мир»: Мы упустили созидание нашей Церкви. 7 февраля 2017 г.

>Марина Митрофанова — биография, информация, личная жизнь

Марина Митрофанова

Марина Митрофанова. Родилась 7 июня 1992 года в Сургуте. Российская актриса театра и кино.

Марина Митрофанова родилась 7 июня 1992 года в Сургуте в семье, не имеющей отношения к искусству.

У нее есть брат Денис Митрофанов.

Окончила музыкальную школу по классу фортепиано.

В старших классах посещала театральный кружок.

После школы с первого раза поступила в ВТУ имени М.С. Щепкина, курс Василия Бочкарёва. В 2013-м закончила театральный вуз.

В Учебном театре была задействована в спектаклях:

«Чужая жена и муж под кроватью», Ф.Достоевский — Глафира
«Ромео и Джульетта», У.Шекспир — Джульетта
«Страх и нищета в третьей империи», Б.Брехт — Марта

В 2013-м играла в театре «Содружество актёров Таганки». Дебютным был спектакль «Концерт по случаю конца света», в котором она сыграла скомороха. Потом были ещё два детских спектакля — «Чиполлино» и «Приключения Львёнка». Затем получила роль Лики в постановке «Мой Марат».

В кино дебютировала в 2013 году с небольшой роли в картине «Обмани, если любишь».

А свою первую главную роль получила в 2014-м — в сериале Александра Замятина «Красивая жизнь». Ее героиня Ирина Субботина попадает в любовный четырехугольник: Ирина любит Юру (Евгений Шириков), он отвечает ей взаимностью, однако но на Юру положила глаз еще одна особа — подруга Иры Жанна Верхоланцева (Агата Муцениеце), капризная дочь влиятельных родителей. Наконец, брат Жанны и лучший друг Юры Саша Верхоланцев (Кирилл Жандаров) пылает страстью к Ирине…

Марина Митрофанова в фильме «Красивая жизнь»

Также запомнилась актриса по роли Ани Дергуновой в юмористическом сериале Ильи Аксёнова «Семья 3D», рассказывающем о жизни трёх семей, имеющих разный социальный статус.

Удачным оказалось и участие в многосерийном фильме о пограничниках «На дальней заставе». В нем она сыграла дочь начальника заставы, добрую и отзывчивую девушку Настю.

В 2017 году актриса исполнила главную роль в криминальном фильме «Короткое слово «нет»». Ее героиня — Тата Корнеева, студентка художественной академии. Она влюбляется в Жеку, вора и отчаянного авантюриста. Родители Таты делают все, чтобы разрушить их отношения. По следам Жеки идет полиция. Его арестовывают на глазах у любимой. Влюбленным нужно пройти испытания и сохранить свои чувства.

В 2018-м на экраны вышла мелодрама «Несладкая месть», в которой актриса сыграла главную героиню — Катю. Она влюбилась в красивого и богатого молодого человека. Но Катя не подозревает, что он появился в ее жизни не случайно — на самом деле ее возлюбленный — одержимый местью пасынок ее отца.

Марина Митрофанова в сериале «Несладкая месть»

Марина Митрофанова

Рост Марины Митрофановой: 168 сантиметров.

Личная жизнь Марины Митрофановой:

Не замужем. Детей нет.

По некоторым данным, у Марины есть любимый человек.

Фильмография Марина Митрофанова:

2013 — Обмани, если любишь — Наташа, однокурсница Марины
2014 — Семья 3Д — Аня Дергунова
2014 — Красивая жизнь — Ирина Субботина
2015 — Последний рубеж — Даша
2015 — Орден — Варя Васнецова
2015 — На дальней заставе — Настя, дочь Лозового
2016 — Преступление — Тамара
2016 — Екатерина. Взлёт — Анна Петровна Шереметева, графиня, фрейлина Екатерины
2017 — Мой лучший враг — Соня
2017 — Короткое слово «нет» — Тата Корнеева
2017 — Вторая молодость — Юля
2018 — Несладкая месть — Катя
2018 — Ярды

Крах священника Георгия Митрофанова

30 сентября вечером в программе «Мост свободы» петербургского телеканала «100» в очередной раз с пропагандой предателя Власова выступил протоиерей Георгий Митрофанов. Его основным оппонентом тележурналисты выставили Бориса Подопригору, историка, отставного боевого офицера, который был заместителем командующего группировкой федеральных войск в Чечне, а ныне государственного служащего — помощника председателя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. На фоне искреннего, но неискушенного в словесной перепалке офицера опытный ритор отец Георгий смотрелся весьма внушительно. Это, правда, ему не помогло, — в поддержку его взглядов высказались лишь 35 процентов, позвонивших в телестудию зрителей канала. Это еще и при том, что вопрос авторами передачи был поставлен лукаво: «Является ли генерал Власов предателем России?». Непредвзято стоило бы сформулировать вопрос так: «Является ли генерал Власов предателем Родины?». Но самое главное не в том, что протоиерей Георгий Митрофанов потерпел идейное поражение. Главное в том, что он потерпел поражение как пастырь.
Отец Георгий явился на передачу не в цивильном костюме историка, а в облачении священника. Видимо, он хотел, чтобы зритель воспринимал его позицию как официальную позицию Церкви, хотел прикрыться авторитетом Русской Православной Церкви. Специально или нет, нам неведомо, оппонентом отцу Георгию устроители пригласили человека не только нецерковного, но даже и некрещеного, который при этом является несомненным патриотом Отечества, что доказал делами. То есть против отца Георгия устроители передачи выставили объект миссионерской деятельности пастыря. И что же в итоге. А в итоге, послушавший православного священника офицер заявил, что он рад тому, что его родители не крестили его в детстве, т.е. отец Георгий буквально отогнал от Церкви человека, который мог бы стать православным. Это — фиаско пастыря.
Об этой передаче, обстоятельствах ее подготовки мы беседуем с человеком, который известен своей обоснованной критикой власовских изысканий протоиерея Георгия Митрофанова доцентом Санкт-Петербургского университета и Санкт-Петербургской Духовной Академии диаконом Владимиром Василиком. В программе был показан минутный ролик с его участием.
— Послушав апологию предательства из уст священнослужителя Русской Православной Церкви, оппонент отца Георгия Борис Подопригора произнес страшную фразу, что возможно Сталин правильно делал, когда расстреливал священнослужителей перед началом Великой Отечественной войны, как потенциальных предателей-власовцев. Вот до чего довела апология власовства!
— Я могу сказать, что исполняется именно то, о чем я предупреждал в своей летней публикации от 7 июля на «Русской линии», — деятельность о. Георгия Митрофанова объективно ведет к расколу общества. Не только к политизации Церкви, но и отколу от нее не очень воцерковленных, но патриотически настроенных людей. Если подобные процессы будут продолжаться, то это может привести уже не только к информационной, но и к реальной гражданской войне. Дело в том, что о. Георгий постоянно говорит возмутительные речи, которые не соответствуют ни исторической действительности, ни правде человеческой. Основываясь на власовском эмигрантском мифе, он пытается реабилитировать генерала Власова, доказать, что он не был предателем, но был патриотом исторической России, что не соответствует действительности. Власов, по выражению того же атамана П.Н.Краснова, был «большевичком». Далее, протоиерей Георгий Митрофанов пытается слепить из Власова образ верующего человека, что опять-таки неправда, — есть свидетельство Ивана Солоневича о том, что в Бога ни он, ни его комиссары не верили ни на грош. О. Георгий постоянно порочит и позорит память героев войны, погибших за свободу не только России, но, по сути дела, и всего мира. Он дерзает сравнивать их с погибшими на виселице власовцами. Подобные высказывания не могут не возмущать нравственное чувство. По сути, о. Георгий демонтирует труды наших великих патриархов — Сергия, Алексия, Пимена и Алексия II, при котором День Победы стал церковным праздником, церковным торжеством, днем поминовения наших воинов, погибших в Великую Отечественную войну.
Что касается Бориса Александровича Подопригоры, то его высказывание удивило и огорчило меня. Я слышал о нем как о патриоте, благожелательно настроенном к Русской Православной Церкви и вдруг такие слова… На мой взгляд, он перешел очень важную грань. Его возмущение, вполне законное, перешло в явно незаконную и недолжную сферу. Он совершил две серьезные ошибки. Голос о. Георгия он принял за голос всей Русской Православной Церкви, что не соответствует действительности. Потому что помимо о. Георгия по поводу предательства Власова и власовцев в годы Великой Отечественной войны и подвига русского народа в войне высказался ряд куда более авторитетных и достойных священнослужителей, таких как архимандрит Тихон (Шевкунов), протоиерей Александр Ильяшенко, протоиерей Владимир Сорокин, иерей Александр Задорнов, протоиерей Георгий Городенцев. Не буду уж говорить о себе грешном. Наконец, по этому поводу говорил сам Святейший Патриарх Кирилл в своей проповеди 6 мая в храме Вмч. Георгия Победоносца (в день его памяти) на Поклонной горе. 28 июля Святейший отказался признать изоморфность нацисткого и советского режимов, на чем так настаивает в своей книге «Трагедия России» протоиерей Георгий. И, наконец, 23 августа он недвусмысленно осудил апологию власовского предательства в своем выступлении в Архангельске перед общественностью города. Не заметить этого, извините, невозможно. И тот факт, что Борис Александрович Подопригора этого не заметил, свидетельствует как минимум, о его слабой ориентированности в проблеме.
Что касается исторической стороны дела, известно, что все священнослужители, расстрелянные в 1937-38 годах, а по ориентировочным подсчетам это 85 тыс. человек, не были причастны ни к каким заговорам, ни к каким политическим деяниям, не вели никакой антисоветской деятельности. Если заговоры и были, то они были в коммуно-партийных и военных кругах. Кстати, именно эти атеисты-заговорщики во многом и предавали Россию в 1941 году. Верующие люди стали жертвой НКВД-шной клеветы и провокации. Большая часть Церкви пошла в 1927 году за митрополитом Сергием, заявив о своей политической лояльности советской власти, и в то же время о непризнании атеизма как государственной идеологии. Их смерть была беззаконной даже с точки зрения советских законов. Это преступление, не имеющее оправдания, и никакой «пятой колонной» священство перед войной не являлось. Напротив, во время Великой Отечественной войны, несмотря на все преследования и преступления советской власти, очень многие священнослужители словом и делом помогали Отечеству по ту и по эту сторону фронта. Некоторые священники воевали либо на фронте, либо в партизанских отрядах. А священник Федор Пузанов совершил уникальный подвиг, собрав на оккупированной территории обоз с продовольствием, он умудрился отправить его в блокадный Ленинград через линию фронта. Это дорогого стоит! Не замечать подвига Русской Церкви в Великую Отечественную войну не возможно и не должно, тем более — представителю государственной власти.
— Многим резанули слух слова Бориса Подопригоры, заметно, кстати, волновавшегося, что он рад тому, что его в детстве не крестили родители. Ведь это же — крест на миссионерской деятельности Русской Церкви! Провокационные заявления отца Георгия отталкивают от Церкви благонамеренную, патриотически настроенную, но еще не церковную часть общества.
— Безусловно, и я писал в свое время о том, что выступления о Георгия иначе как антимиссионерскими не назовешь. Это очень опасно в сегодняшних условиях, ведь память о Великой Отечественной войне, к сожалению, единственное, что духовно объединяет современное российское общество.
Реакция Бориса Подопригоры печальна. Он — человек достойный и заслуженный, много повидал на своем веку, был заместителем командующего федеральных войск в Чечне. Но вот поддался на эту информационную провокацию, и мнение маргинала (пусть и очень влиятельного) принял за мнение всей Русской Православной Церкви. Но я хочу сказать, что такая реакция не единична. Уже не раз и не два мне приходилось встречаться со случаями, когда люди отказывались идти в Церковь, потому что «там за Власова». А два года назад в храме Апостолов Петра и Павла при Университете повышения педагогического мастерства, где настоятелем является о.Георгий, разыгрались и вовсе драматические события. Когда он произнес свою власовскую проповедь, часть паствы — учителя, пожилые люди, дети участников войны, — вознегодовала. Они пошли к ректору, а затем в митрополию, обратились к архиепископу Константину, предыдущему ректору Санкт-Петербургской академии и семинарии, с тем, чтобы о. Георгия отстранили от настоятельства. Для них его поведение было нравственно невозможным и несовместимым со статусом настоятеля педагогического храма.
Протоиерей Георгий Митрофанов наносит вред миссионерской деятельности Церкви, причем в очень важной сфере, в сфере педагогики. Служа в этом храме, он участвует в формировании образа современного педагога. В результате получается следующее: одни отторгаются от него и от Церкви и идут далее по жизни своими нецерковными путями, а другие становятся апологетами предательства, апологетами иудина греха, апологетами русофобии. Они транслируют вздорные идеи, что русский народ исчез в годы гражданской войны, а на развалинах России остались жить совершенно непонятные, уродливые, заранее виновные люди. Естественно, такая абсолютно деструктивная идеология может вносить только смуту.
— Странное впечатление складывается. Готовится передача на телеканале «100» и в качестве оппонента о. Георгию Митрофанову выставляют человека, не то что не церковного, но даже не крещеного. А если вспомнить, как совсем недавно на 5-м общероссийском телеканале, была показана аналогичная передача, где в качестве оппонента отцу Митрофанову был предложен Владимир Жириновский. Скандальный политик выдвинул совершенно бредовую версию, что Власов был агентом НКВД и выполнял по заданию Сталина важную миссию среди военнопленных. Разумеется версия Жириновского вызвала только смех. А на этом фоне о. Георгий смотрелся очень добротно и академично, как и в споре с Борисом Подопригорой. Как вы считаете, случайна ли такая подборка, или это элементы информационной компании?
— Боюсь, что это неслучайно, и что элемент известной компанейщины здесь есть. Вообще мне передачи с о. Георгием напоминают охоту ассирийского царя, когда тот с безопасного расстояния метал копья во львов, запертых в загонах и ничем не могущих ему повредить. Отец Георгий — «молодец посреди овец». Он избегает дискуссий с реальными оппонентами — людьми церковными, исторически образованными, обладающими хорошими риторическими способностями. Пример — обсуждаемая нами передача.
Я был причастен к ее подготовке. Накануне мне позвонили телевизионщики, сотрудники этого канала, и предложили поучаствовать в полемике с о. Георгием. Я их просветил на предмет моратория, визита делегации Зарубежной Церкви с Курской-Коренной иконой Божией Матери, и попросил опасных тем не касаться. Меня заверили, что речь пойдет только о Второй Мировой войне, о Путине в Польше, а власовская тема звучать не будет. На следующий день начались весьма странные события. Утром мне позвонили и сообщили, что студия переезжает, что у них технические проблемы и передачу в этот день записывать не будут, и что меня пригласят в следующий раз, но попросили дать им полутораминутное интервью. Я согласился, и меня стали спрашивать… по власовской теме. Мне пришлось высказаться, я понял, что передача все равно будет, и эта тема обсуждаться тоже будет, и я на это никак повлиять не могу. В итоге о.Георгий ораторствовал в течение часа, а достойных оппонентов ему не было. Я сильно подозреваю, что он, испугавшись встречи со мной в прямом эфире, поскольку ему нечего возразить на ту аргументацию, которая неоднократно была мною высказана в моих материалах, решил по-наполеоновски быть сильнее противника в известное время в известном месте, и телевизионщики ему подыграли. Мне это сильно напоминает горбачевское высказывание по поводу плюрализма, когда не может быть двух мнений, а еще больше концепцию тоталитарного плюрализма, который плюралистичен только в области нравственной вседозволенности, но абсолютно тоталитарен в том, что касается возможности высказаться оппоненту.
Мне до конца не ясна причина подыгрывания ему сотрудников телевидения: не хотелось бы подозревать их в финансовых мотивах, хотя для определенного количества граждан Российской Федерации ведущей идеологией сегодня является монетаризм. Вероятно, причиной явилось влияние о.Георгия на телеканале, а также недостаточная ориентированность телевизионщиков в проблеме, журналистская поверхностность и искреннее непонимание того, что эта тема слишком важна и слишком страшна, чтобы с ней легкомысленно обращаться. У многих бытует иллюзия: Россия прочна, делай что хочешь, раскачивай, как хочешь, не рухнет. Но у любого материала есть предел сопротивления: наглядный пример — Саяно-Шушенская ГЭС. Россия выдержала 18 лет феврализма, но выдержит ли девятнадцатый год при таком с ней обращении? Я не говорю о вещах очевидных: о.Георгий замахнулся на святое… И огорчительно, что сотрудники телевидения не ощущают сакральной составляющей данной темы.
— Из чего, на Ваш взгляд, произрастают провласовские взгляды о. Георгия Митрофанова?
— Вы знаете, о.Георгий в своих взглядах человек достаточно гибкий. Лет 5-6 тому назад, по некоторым свидетельствам, сторонников власовских идей он называл не иначе, как фашистами, а самого Власова — предателем. Что же случилось сейчас? Видимо, он почуял, куда ветер дует, а именно: продолжается «дранг нах остен» Евросоюза, инкорпорация бывших советских республик в НАТО, что нуждается в определенном объяснении, прежде всего моральном. И для этого необходимо развить миф об СССР как об «империи зла», о сталинском режиме, как изоморфном гитлеровскому, и в связи с этим необходимо возвеличить всех, кто боролся с оружием в руках на стороне врага против собственной страны. Это явление системное. В Латвии и Эстонии маршируют эсэсовские батальоны, которые во всеуслышание объявляются борцами против двух диктатур. На Украине возвеличивают бандеровцев и приравнивают их к ветеранам войны. До сих пор российское руководство протестовало и боролось против этого. А что если со стороны Церкви провернуть подобную акцию и потребовать реабилитировать изменников Родины?! Тогда можно проводить новый Нюрнбергский процесс, унижать Россию, пресекать все ее попытки выйти за пределы нынешних государственных границ, заставить нас платить репарации бывшим республикам и т.д. Думаю, здесь о. Георгий увидел тут некую свою выгоду, свою пользу.
Нельзя сбрасывать со счетов и сугубо постмодернистское желание выделиться, — выступить с нетривиальной и скандальной темой, прилечь всеобщее внимание и прославиться. Типичный тинейджерский ход.
— То есть Вы считаете, все это связано исключительно с конъюнктурой?
— Нет, не только. В основе лежит известный нравственный выбор. Нынешняя жизнь в изобилии дает возможность конъюнктурить по-мелкому. А то, что протоиерей Митрофанов пошел на такую опасную для самого себя и для общества акцию, на эту духовную авантюру, — свидетельствует о вещах более глубинных, более страшных. О ненависти к жизни, которая лежит в основе идеологии фашизма и, не побоюсь сказать, в основе идеологии отца Георгия. Я думаю, что неслучайно он два года тому назад недвусмысленно высказывался в пользу эвтаназии. При этом он рассматривал решение об эвтаназии больного — как свободный сознательный акт, который должен при этом быть благословлен Церковью. Таким образом, о.Георгий повязывает во грехе сразу трех людей — больного в самоубийстве, врача в убийстве, священника в соучастии в убийстве. Напомню, что по приказу Адольфа Гитлера с 1939 по1941 год было умерщвлено через эвтаназию только в Германии 70 тыс. неизлечимых больных и больных психически людей, а на оккупированных территориях и в лагерях — десятки тысяч. Нацистский режим — эвтаназический по своему смыслу. Неоднократно Гитлер обращался к героике самоубийства, лежащей в основе древних германских преданий. Получается, к сожалению, о. Георгий во многом эту героику воспринимает, разрабатывая свою книгу «Трагедия России». В частности, он с нескрываемым восторгом пишет о своих героях-власовцах. По его мысли, их смерть отличается от гибели защитников Отечества в годы Великой Отечественной войны. Отличается тем, что советский солдат погибал в иллюзии, что спасение России близко, а эти уходили на тот свет с ясным сознанием, что они прокляты и убиты. По сути дела, книга о.Георгия — о людях, которые идут на заведомо ненужное и заведомо самоубийственное дело. Это и вожди белого движения, которые в реальности боролись за миф «Учредительного собрания», это и вожди власовского движения. Но самое скверное, что о.Георгий пытается вписать их в один ряд с Новомучениками и Исповедниками Российскими. Это — не что иное, как дискредитация Новомучеников.
Думаю, именно поэтому такой была реакция Бориса Подопригоры. Он, конечно, стал жертвой очень тонкой информационной провокации и его жаль. Но по сути его реакция — результат того соблазна, который внес о.Георгий. Вот уж действительно: «Из-за вас имя Божие хулится среди язычников» (Рим. 2, 24). В данной ситуации мне жаль и о.Георгия, как пастыря и человека. Войдя в многоходовую политическую игру, он, наверное, до конца не понял, в какую страшную ловушку он попал, прежде всего духовную. Ведь кровь 27 миллионов, погибших в войну, вопиет к небу, как и кровь Авелева. Ведь не случайно Святая Церковь разрабатывала каноны, осуждающие нарочитую политическую деятельность священнослужителей: «Пресвитер да не принимает на себя мирских попечений» (81 Ап. Правило). Ведь она при определенных условиях способна погубить священника — и как пастыря, и как человека. Наглядный пример — тезка о. Георгия — священник Георгий Гапон, который раздувал революционный пожар и сгорел в нем. Сейчас многие раздувают огонь оранжевой революции, который способен спалить очень многих, в том числе и ее поджигателей, и не священническое дело в этом участвовать. Дай Бог, чтобы о.Георгий вспомнил и осознал слова Спасителя об участи того, «кто соблазнит одного из малых сих» (Мф., 18, 6).

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)
Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи
>Почему мы хотим повторить войну? Протоиерей Георгий Митрофанов – об историческом беспамятстве

Профанация и беспамятство

Сегодня я не вижу ни желания подлинно исторически увековечить память о войне, ни каких-то попыток по-христиански осмыслить это событие.

Протоиерей Георгий Митрофанов. Фото: Елена Лукьянова

Зато есть попытки говорить о войне, осуществляя дегустацию 150 «блокадных» грамм или в период празднования годовщины снятия блокады в Санкт-Петербурге превращая часть Итальянской улицы в участок блокадного города – разве что только покойников не разбросали. Это просто кощунство, как и еще один патологический опыт, когда школьникам предлагалось написать сочинение в виде письма отцу на фронт. Это говорит об атрофии какого-либо нравственного чувства.

А не менее кощунственная фраза «Можем повторить»? Повторить что? Еще десятки миллионов положить? Мне порой кажется, что у многих наших современников присутствует какая-то жуткая инфантилизация сознания. И кто, как не Церковь, прежде всего должна возвысить свой голос по поводу столь печальной общественно-психологической деградации.

Но сначала нужно поставить вопрос более широко – о нашей исторической памяти. К сожалению, для нашего общества характерно историческое беспамятство. Пушкинские слова о том, что мы ленивы и нелюбопытны, не теряют своей актуальности и сейчас. Правда, сегодня рассуждения и воспоминания о войне осложняются еще двумя обстоятельствами. Во-первых, надо признать, что мы живем в эпоху многочисленных имитаций, ролевых игр, разного рода реконструкций, которые отнюдь не предполагают глубокого, я уж не говорю христианского, а просто духовно-нравственного переживания того, о чем идет речь.

Я не хочу сказать, что общество сплошь состоит из людей дурных – оно состоит из людей равнодушных, которые проходят мимо разнообразных предлагаемых им ролевых игр. Что праздник выпускников «Алые паруса», что годовщина снятия блокады. Ритуально-атрибутивная имитация памяти – вот что можно было бы сказать о подобного рода мероприятиях. Они не столько дают нам живое воспоминание о войне, сколько профанируют эту тему.

Да и о каком увековечивании памяти о войне можно говорить в нашей стране, если мы до сих пор не то что не захоронили, но даже не посчитали жертв войны?

Если данные боевых потерь более-менее представимы по карточкам учета личного состава, то потери гражданского населения просто неизвестны, эти убиенные остаются неучтенными. А ведь речь идет о конкретных людях. Но мы даже умудряемся гордиться своими в полной мере не сосчитанными жертвами!

И второе обстоятельство – войну пытаются использовать как обоснование того, что главными событиями русской истории были войны и главным событием и русской, и мировой истории XX века стала Вторая мировая война. Глубоко убежден, что это совершенно не христианский взгляд на историю и на историю своего народа в том числе. Для меня – а я говорю не как церковный историк, а прежде всего как священник – представляется совершенно неприемлемым этот подход, который насаждается сейчас и в учреждениях культуры, и в разного рода исторических обществах, этот взгляд часто поддерживают и представители Церкви.

Выбор между грехом и грехом

Мы забываем, что Церковь всегда воспринимала войну как грех. И главная греховная сущность войны заключается не только в том, что война предполагает попрание одной из главных заповедей «не убий», которая не отменяется ни в мирное, ни в военное время. Но война всегда искусительна, ибо возникает мысль, что, убивая на войне, ты не совершаешь убийство как таковое, а совершаешь благое дело, подвиг.

На войне убийство начинает приобретать некую санкцию, оправдывающую его в тех или иных обстоятельствах. И это вместо того, чтобы честно признать, что ужас войны в том и заключается, что человек выбирает не между «согрешить» или «не согрешить», а между большим и меньшим грехом.

Представьте: никогда не размышлявший о войне мирный добрый человек облачается вопреки воле в военную форму и ставится в ситуацию, когда он должен убить неведомого ему человека, с кем у него не было каких-то личных конфликтов, только ради того, чтобы самому остаться в живых. Не убьешь ты – убьют тебя.

Можно ли оправдать убийство другого человека тем, что ты защищал свою жизнь? Оправдать в принципе нельзя, но видеть в этом смягчающее обстоятельство во время покаяния возможно. И в ходе боевых действий люди понимают, что их жизнь часто зависит от действий товарищей, поэтому фронтовое братство характерно для всех честных и порядочных людей, в каких бы армиях они ни воевали. Ты защищаешь не абстрактную родину, фюрера, вождя, президента, а своих товарищей, а они защищают тебя, и это имеет нравственный смысл, но не отменяет сути – грех остается грехом.

Война – это противоестественная со всех точек зрения ситуация для человека – одного она может сломить на всю жизнь, как это часто и бывало, а у другого – пробудить такие разрушительные страсти, что он просто превратится в убийцу.

И ни один человек, не прошедший через этот опыт, не может быть уверен, что произойдет с его душой после войны.

Не подвиг, а преступление

В войне доминируют не подвиги, а преступления – вот что нужно помнить. И Церковь не знает понятия героя – «сверхчеловека» или «полубога». Церковь знает лишь призвание человека быть святым. А подвиг на войне в отличие от преступления (взял и стер с лица земли бомбами и снарядами целую воинскую часть) может быть совсем непритязательным и не эффектным.

Мне очень нравится кадр из фильма «Торпедоносцы» Семена Арановича, в котором повествуется о действиях нашей морской авиации на Северном флоте. Во время Второй мировой войны наша морская авиация несла колоссальные потери, и командующий подразделением морской авиации генерал, которого очень хорошо играет Александр Филиппенко, стоит сутулый, понурый и отдает приказ, понимая, что кого-то отправляет на смерть, а кого-то оставляет в живых. Что это такое? Это подвиг – когда командир имеет честность и мужество осознавать, что из-за его приказа эти погибнут, эти, может быть, останутся в живых, а эти будут искалечены? Однако жить после этого легко и радостно человеку нравственно развитому и чуткому будет уже невозможно.

Кадр из фильма “Торпедоносцы”

А слово «подвиг» как будто снимает все проблемы. И при том, что понятие «военное преступление» определено в международном законодательстве достаточно четко, понятие «подвиг» остается и с правовой, и с нравственной точки зрения весьма расплывчатым. И когда император Николай II наградил орденом святого Георгия кавалерийского офицера будущего генерала П.Н. Врангеля за успешную лобовую атаку в конном строю на немецкую артиллерийскую батарею, то в своей резолюции на приказе о награждении Государь написал, что надеется, что впредь таких героических поступков ротмистр Врангель совершать не будет, потому что во время этой атаки у него значительная часть эскадрона погибла. Понимаете, когда речь идет о жизни человека, между подвигом и преступлением грань очень зыбкая…

А вот о чем должен молиться священник, перед которым стоят солдаты, отправляющиеся на войну, что им говорить? Говорить, что если уж выпало на вашу долю оказаться на поле брани, помните, что убийство – это грех, и совершив убийство, вы должны каяться, даже если вы окажетесь в ситуациях, где не совершить убийство может быть и невозможно. И если будет возможность не убивать, то проявляйте милосердие к поверженному противнику. Не трогайте гражданских, защищайте своих товарищей. И только тогда вы пройдете это тяжелейшее испытание и искушение как настоящие христиане.

Но я сейчас хотел бы вернуться к самому главному – грех, искушение и, конечно же, величайшее испытание и несчастье для людей – вот что такое война. И когда некоторые священнослужители говорят, что на войне проявляются лучшие качества человека, это звучит так же безнравственно, как и наши популярные рассуждения, что страдания делают человека лучше.

Страдания, как правило, калечат человека. Даже когда человек добровольно выбирает для себя эти страдания, он может быть ими раздавлен и разрушен.

Безусловно, разные люди в условиях войны, как и в условиях мирного времени, ведут себя по-разному. Но война чаще всего пробуждает в людях худшие чувства, и это надо помнить. И с этой точки зрения рассматривать войну как основополагающее событие нашей истории, нашей жизни, невозможно – мы же не дикая кочевая орда, не племя каннибалов, которое живет за счет того, что постоянно с кем-то сражается и кого-то убивает.

В нашей истории были события и периоды, когда мы не разрушали, а созидали, у нас была культура, духовная жизнь. Вот это, может быть, самое главное в нашей истории? Что же касается войны, то, безусловно, о ней надо говорить, но говорить честно, опираясь на основополагающие традиционные, как мы говорим, христианские ценности. И с этой точки зрения то, что происходит сейчас, я не могу рассматривать иначе, как глумление прежде всего над теми, кто в этой страшной войне пострадал.

Развлечение и игра в память

И «георгиевская ленточка» для меня в высшей степени выразительная иллюстрация того, о чем я говорю.

Сделаем небольшой исторический экскурс. Георгиевская лента украшала офицерский орден святого Георгия и солдатскую медаль ордена святого Георгия – «георгиевский крест». Но в советские годы память о святом Георгии Победоносце и его ордене старательно вытравлялась, даже советские офицеры, награжденные до революции в основном солдатскими георгиевскими крестами, не решались их носить.

И вот в ноябре 1943 года коммунистический режим решил восстановить ордена, связанные с былой славой русской армии. Придумали ордена Суворова, Кутузова, Нахимова, Ушакова, даже Богдана Хмельницкого, а для солдат ввели награду – медаль Багратиона, вскоре переименованную в орден Славы. При этом для ордена Славы были взяты цвета ленты ордена святого Георгия, а орденский крест был превращен в пятиконечную звезду. И для меня – это еще одна кощунственная экспроприация большевиками не только духовной, но и воинской ценности из русского прошлого. Однако во время войны никому не приходило в голову называть ленту ордена Славы, который действительно имел высокий статус среди советских боевых наград, «георгиевской ленточкой». Орден святого Георгия не имел никакого отношения к советской армии времен Второй мировой войны и последующих десятилетий.

Но и сама по себе идея этой ленточки, которую вешают куда угодно, так же кощунственна. С какой бы боевой наградой – орденом Славы или орденом святого Георгия – эта ленточка ни связывалась, ее подобающим образом имеют право носить лишь те, кто был награжден этими наградами. Превращать же ее в элемент дизайна одежды, сумок, автомобилей, а то и собачьих ошейников в высшей степени безнравственно.

Не менее безнравственна и бессмысленна надпись «Можем повторить!». Повторить войну? О том, что такое война, я слышал от моих родителей с самого детства. Мой отец служил морским офицером на Черноморском флоте и участвовал в осаде и сдаче Севастополя, сопровождавшейся бегством высшего командного состава. Мать пережила кошмар Сталинградской битвы, когда население города было оставлено в зоне боевых действий, на глазах у ее семьи отцу, моему деду, оторвало голову, а он был гражданский. Когда семью мамы эвакуировали из Сталинграда, она постоянно твердила 90-й псалом и, казалось, что сошла с ума. А когда в блокадном Ленинграде голод превращал человека в животное? Мы все это хотим повторить? Я этого повторять не хочу. Я не хочу переживать то, что пережили мои родители во время войны. И это позиция любого нормального человека.

Или фразы «Спасибо деду за победу!», «На Берлин!»… Когда я читаю такие надписи и еще вижу «георгиевские ленточки» на машинах, мне хочется спросить: «Почему же вы, “победители”, разъезжаете на автомобилях побежденных – “фольксвагенах”, “опелях”, “мерседесах”, “тойотах”? Катайтесь на автомобилях победителей – “москвичах” и “нивах”».

Вот так постепенно, на подкорковом уровне, мы профанируем все что угодно. И это в нашей-то стране, которая столько потеряла!

У нас отсутствует адекватное понимание войны как греха, искушения, несчастья, и это очень страшно, потому что люди, не помнящие своего прошлого, рискуют пережить его вновь.

И печально, что Церковь по этому поводу практически не высказывается.

И, по-моему, такие формы отмечания этих дат, как военные парады, конечно, уже давно себя исчерпали. Главная задача военного – не на параде маршировать. Армия должна воевать на поле брани, а в мирное время свое боевое мастерство наращивать на учениях. К тому же современные вооружения – это сложнейшие технологии, которые на параде не покажешь, это части спецназа, которые предполагают тяжелейший труд и высокий профессионализм. Им нечего показывать на людях. Не тот десантник хорош, который может кирпич о собственную голову разбить, а тот хорош, который может этой головой думать. Мне доводилось участвовать в военном параде, когда я служил в военно-морском флоте. Это была одна из многих обременительных и с точки зрения повышения военного профессионализма бессмысленных процедур.

Все это – не попытка восстановить связь поколений, а попытка сделать формой развлечения, игрой память о войне.

Атрофия семейной памяти

Церковь, слава Богу, выработала адекватное увековечение памяти убиенных – молитвой о них. Большего желать и не приходится. Можно совершить эту молитву в храме, можно совершить на кладбище, собраться в близком кругу – мне кажется, этого достаточно.

Что касается лично меня, то как священник и историк я поминаю убиенных воинов и размышляю о значении войны в истории человечества не только 9 мая, а в самые разные дни календаря, и делаю это как в своих проповедях, так и на своих лекциях. И должен сказать, что панихид по убиенным воинам я отслужил, вероятно, значительно больше, чем это приходится делать среднестатистическому священнику. Правда, молясь о русских воинах, павших на полях многочисленных войн, которые имели место в нашей истории, я чаще поминаю не безымянных красноармейцев, подавляющее большинство которых не связывали себя с Церковью Христовой. Но я стараюсь поименно молиться о тех, кто в своем воинском служении, даже беря на свою душу неизбежный грех убийства ближнего своего, мог осознавать себя христианином и никогда не направлял своего оружия против Русской Православной Церкви, даже будучи ее заблудшим сыном.

Однако одним из ужасных последствий советского времени стало прерывание исторической памяти в семьях. «Лучше ребенку не знать ничего о дедушке и бабушке, которые были дворянами, купцами, священнослужителями, чтобы не дай Бог ничего не случилось». И постепенно семейная память пресекалась.

Другое дело, что в биографии тех, кто воевал, часто на первый план и выходит эта война, но жил-то человек в мирное время. Впрочем, сейчас часто не помнят ни тех, кто воевал, ни тех, кто жил. И вот эта атрофия семейной памяти, а значит, и памяти о войне в жизни таких семей, побуждает устраивать такие мероприятия. Иначе не было бы такой легкости восприятия войны, потому что семьи-то, в основном, теряли своих близких…

Можно снимать фильмы о войне, ставить спектакли, но достойные. И советские фильмы, несмотря на их заидеологизированность, порой были гораздо человечнее, чем современные, все более напоминающие боевики и компьютерные игры. Вспомните «Балладу о солдате», «Летят журавли», «Мир входящему».

Для меня и как для священника, и как для историка наиболее выразительными кажутся такие фильмы, как «Иди и смотри» Элема Климова, «Торпедоносцы» Семена Арановича, «Проверка на дорогах» Алексея Германа, «Был месяц май» Марлена Хуциева, «Анкор, еще анкор!» Петра Тодоровского. Вот фильмы, которые давали картину о войне гораздо более христианскую, чем многочисленные боевики нашего времени. Сейчас я таких фильмов просто не знаю. Стоит сравнить советский фильм «Жаворонок» и его ремейк, фильм «Т-34» 2018 года, и станет ясно, насколько мы отошли от человеческого восприятия войны.

Но мы не только Вторую мировую войну, но и гражданскую не смогли осмыслить и отразить средствами кинематографа в, казалось бы, свободных 1990-2000 годах. В фильмах доминировала военно-приключенческая составляющая, а адекватного художественного и религиозного осмысления войн так и не произошло. Опять-таки, видимо, это связано с тем, что мы ленивы и нелюбопытны… Но я могу сказать, что за этим стоит тяжелая историческая судьба, которая не дает нам избытка сил, чтобы задуматься над собой, отрефлексировать свое прошлое. А тех, кто считается духовной элитой, призванной осмыслять это, у нас систематически уничтожали почти весь ХХ век. И появилось то, о чем поразительно прозорливо на заре перестройки написал Чингиз Айтматов – поколение «манкуртов».

Когда элита мира состояла из людей, помнящих войну, хотя при этом противостояли друг другу две системы, у президента США Эйзенхауэра и президента Франции де Голля и тех же самых Хрущева или Брежнева был какой-то страх перед войной. Я терпеть не мог со школьных лет советскую пропаганду, но такого безответственного, легкомысленного отношения к войне я не встречал даже тогда. Да, нас готовили к войне, нападению, но всегда был подтекст – это несчастье, это катастрофа, этого не должно быть.

Честный разговор с детьми

К играм детей в войну я отношусь довольно спокойно. Еще Владимир Соловьев писал, что в конфликте добра и зла ребенку очень нужно увидеть зримую победу добра.

Однако термин «военно-патриотическое воспитание» вызывает у меня недоумение. Мне кажется, что любой патриотизм должен зиждиться не на выдающихся военных страницах истории страны, ибо война есть разрушение, а на мирных страницах, в которых происходит созидание – государства, культуры, экономики, общественных отношений. Вот это должно полагаться в основу патриотического воспитания. Именно эти аспекты должны подчеркиваться и изучаться в процессе воспитания у детей чувства, если не сразу любви, то по крайней мере уважения к собственному отечеству.

О войне всем – и детям, и взрослым – нужно говорить честно и только то, что ты знаешь и за что несешь ответственность. Тогда проступит восприятие войны и как греха, и как несчастья, и как испытания, которое одни проходили достойно, а другие недостойно. И все встанет на свои места. И, честно говоря, я не испытываю доверия к «ветеранам», которых, чем больше времени проходит со дня окончания войны, как будто становится все больше и которые рассказывают все более детальные истории об этой войне.

Те ветераны, которых я знал, как правило, о войне очень не любили вспоминать. Это нормальная реакция человека на пережитое им несчастье и совершенный им грех.

Не надо никаких встреч школьников с ветеранами. Достаточно прочитать роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты» или поразительные «Воспоминания о войне» Николая Никулина, который многие годы работал в Эрмитаже. И как историк, и как священник я не могу не отдать должное этим людям: сибирский писатель из гущи народной с удивительной способностью чувствовать жизнь в свою жестокую эпоху и выдающийся профессор-искусствовед, специалист по Северному Возрождению прошли войну до конца простыми солдатами и написали пронзительную правду о ней. После прочтения их книг многое из того, что говорится о войне, может вызывать только возмущение и печаль. Оба этих выдающихся русских патриота придерживаются христианского взгляда на войну, хотя они не кичились своей православной верой, были людьми малоцерковными.

Фото: spbda.ru

Об умении видеть человека

Помните нашумевшее выступление российского школьника Николая Десятниченко в Бундестаге в День народной скорби в Германии? Он говорил о «невинно погибших» в лагерях немецких военнопленных. Этот юноша продемонстрировал подлинно христианский подход к войне, и я не понимаю тех, кто навешивает на мальчика ярлыки антипатриота и чуть ли не фашиста. Единственное, что меня радует: видимо, его учителя достаточно хорошо преподают историю, если он задается такими нравственными вопросами.

Действительно, смертность немецких военнопленных в советских лагерях во время войны была почти такой же высокой, как и смертность советских военнопленных в нацистских лагерях. Это еще одно военное преступление. Но кто были эти военнопленные? В основном люди, которых обстоятельства вынудили надеть военную форму и идти убивать, чтобы не быть убитыми. При этом пытающийся честно воевать солдат может вызывать только сочувствие и уважение. А тот, кто совершает военное преступление, должен быть наказан как военный преступник, какую бы форму он ни носил.

Учитель выработал у этого мальчика способность воспринимать людей воюющих как людей живых независимо от того, в какую форму они одеты. И это залог того, что человек будет правильно воспринимать происходящее. Но и когда идет речь о людях, которые воюют на поле брани… Что мы знаем о них? Каковы их мотивы? В мирной жизни люди идейно мотивированно поступают крайне редко, на войне тем более. Да, были идейные нацисты, идейные коммунисты, но в основном воевали люди, которые просто хотели мирной жизни и следовали обстоятельствам.

И я в данном случае не пацифизм проповедую. Свое отношение к войне я могу выразить формулой Ильина: нужно уметь сопротивляться злу силой. Не насилием – не применением силы к слабому, насилие плохо всегда. Но если нет иного пути, кроме как силой, остановить человека, хотящего совершить насилие, то это совершенно христиански обосновано. Просто при этом нужно понимать, что если в процессе сопротивления злу силою ты убивал, обманывал, то в этом надо каяться. Вот я и говорю, что мир настолько несовершенен, что чаще всего приходится выбирать не между тем, чтобы согрешить или не согрешить, а между большим или меньшим грехом. И не у каждого человека хватит силы, ума и совести поступить правильно в такой ситуации.

Еще раз повторю – людей нужно воспитывать на созидании, а не на разрушении, поэтому я за культурно-патриотическое, и еще лучше – христианско-патриотическое воспитание. Оно предполагает, что все люди братья, и христианин должен быть патриотом всего мира христианской культуры и христианской цивилизации, внутри которой, да, возникали войны, и это грех христиан друг перед другом. И поэтому священник должен молиться не о победе армии своей страны, а о том, чтобы его воюющие духовные чада не потеряли христианский облик. Надо стремиться предотвращать войны, но нужно быть реалистом, войны будут, видимо, до Второго пришествия сопровождать мир. Однако Евангелие не отменяется даже во время войны и нужно оценивать войну с точки зрения Евангелия.

А вообще я не понимаю, почему тема Второй мировой войны у нас рассматривается как основная тема русской трагедии XX века. Наша трагедия началась с Первой мировой войны – она сделала неизбежной революцию и все последующие несчастья нашей страны, которые продолжались вплоть до 1990-х включительно, я имею в виду, например, афганскую и чеченские войны. И вот сейчас, вступив в XXI век, мы, конечно должны помнить век XX – один из самых страшных веков русской истории, а может быть, самый страшный по числу жертв, которые мы понесли. Но говорить об этом нужно совсем в другой тональности. Тема войны очень важна, но важнее всего тема мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *