Паисий святогорец об унынии

Уныние

Скука и уныние, бываемые с вами, не что иное, как брань монашеская, ко искусу вам посылаемая. Святые и великие мужи были сими бранями искушаемы, но еще не в такой мере, а непомерно сильнее, и сим наказывалась их к Богу любовь, то и вы в посещении вас оными не пренемогайте <изнемогайте>, но мужественно стойте, терпя, — и облак уныния разженется, и воссияет свет, тишина и спокойствие… (преп. Макарий).

Уныние значит та же лень, только хуже. От уныния и телом ослабеешь и духом. Не хочется ни работать, ни мо­литься, в церковь ходишь с небрежением, и весь человек ослабевает (преп. Амвросий).

…Мрачность-то духа, хотя и ко искусу посылается иногда, однако все надобно испытать: не за гордость ли посылается? и надобно смириться (преп. Макарий).

Во время сухости и томности также не должно падать в ров уныния и отчаяния, не искать в себе того, чего мы недостойны — великих дарований Божиих, а упокоеваться на смирении, считая себя недостойным оных (преп. Мака­рий).

Причиною упадка духа и страха, конечно, суть наши грехи (преп. Макарий).

Ты так была ослеплена мнимою своею святостью и целомудрием, что не могла видеть своих немощей: оттого теперь страдаешь от тоски и прочих неустройств (преп. Макарий).

Еще ты пишешь, что была очень скорбна от томности духа, т. е. духовного креста, и тут же вижу, что ты без ропота принимаешь сию тяжесть, считая себя того достой­ною, и просишь о даровании тебе терпения в таких случаях. Этому я порадовался, что ты начала приходить в разум истинный. Слава Богу! (преп. Макарий).

…Предлагаю совет против уныния: терпение, псалмо­пение и молитва (преп. Макарий).

…Бывают дни красные, радостные, бывают и черные, мрачные от разных житейских неприятностей. А это указы­вает, чтобы в радости не забываться, а в неприятностях не слишком упадать духом, ибо как после ненастья бывают дни красные, так и после уныния весело бывает на душе (преп. Антоний).

…Когда мы столь немощны и слабы, что ни дать себе чего, ни отбросить от себя чего тяготеющего не можем, то вкупе помолимся Матери Божией и попросим: «Исполни, Чистая, веселия сердце мое, Твою нетленную дающи ра­дость, веселия рождши Виновнаго, печаль греховную потребляющаго, и мир (спокойствие) подающего всяк ум преимущий» (преп. Антоний).

А что вы мало молитесь Богу, и редко когда читаете, я жалею о том, ибо у вас на все прочее время есть, а на молитву и чтение нет его. От этого-то вы и чувствуете в себе уныние и тоскливость, и беспокойство о своей неиз­вестности, и недоверчивость. А когда будете чаще пребы­вать в молитве, и печаль свою во всем возлагать на Господа Бога, и уповать на Его всесильную помощь, тогда Он и успокоит вашу душу (преп. Антоний).

Итак, возлюбленное мое чадо, ни о чем не унывай, а на Бога уповай и старайся при случающихся неприятностях затверживать сие: во имя Господа Иисуса Христа все тер­плю! (преп. Антоний).

…Любезная матушка, всеми силами противься сему лютому диаволу (унынию) молитвою смиренною, удалени­ем от празднословия, чтением божественных книг и терпе­нием во искушениях, и побежит от тебя. К сему говори почаще к унылой душе своей: «вскую (почему) прискорбна еси, душе моя? и вскую смущавши мя? Уповай на Бога, яко исповемся Ему, ибо Той спасение лица моего и Бог мой!» (Пс. 41, 6) (преп. Антоний).

…Прошу вас ни об чем не унывать, а на Бога уповать, Который во всех неприятностях в жизни едино имеет чело­веколюбие, благость и спасение наше. А посему и долг человека выну благодарить Бога за спасительный Промысл Его, а не малодушествовать и отчаиваться… (преп. Антоний).

Унынию не поддавайся, а всегда старайся веселой и довольной быть, это вполовину облегчает скорбь (преп. Иосиф).

<Послушник каялся батюшке, что проспал лишний час> «Это вас борет бес уныния. Он всех борет. Борол он и преподобного Серафима Саровского, и преподобного Еф­рема Сирина, который составил всем известную молитву: «Господи и Владыко живота моего…». Смотрите, что он поставил на первом месте: «Дух праздности», и, как след­ствие праздности, «уныния не даждь ми», говорит он. Это — лютый бес. На вас он нападает сном, на других уже наяву унынием, тоской. На кого как может, так и напа­дает. Ведь вы не можете сказать, что вы находитесь в праздности…» — «Да, батюшка, почти нет минуты сво­бодной». — «Ну вот, он на вас и нападает сном; ничего, не скорбите…» (преп. Варсонофий).

Не унывай, юная подвижница! Тебя злой враг хочет застращать на первых порах — а ты его не слушай. И го­вори: «Богу пришла я служить, ради умершего за меня нести скорби и труд, пришла в монастырь терпеть и по­мучиться, чтобы вечно со Сладчайшим Иисусом царствовать и наслаждаться и ликовать со всеми от века святыми и Ангелами» (преп. Анатолий).

Уныние — опять повторяю тебе — неизбежно для тебя, потому что никаких вольных скорбей не несешь, а на дьяко­на смотришь и молодых ребят любишь. А ведь в Царство Небесное ничто скверное не внидет, вот и очищает тебя Милосердый Господь унынием и поношением (преп. Ана­толий).

От уныния спасай себя, как от недуга блудного. Он из числа семи смертоносных страстей (преп. Моисей).

Под бременем должности мужайся о Господе и внут­ренний крест уныния неси в терпении и благодарении Милосердого Бога, посещающего нас скорбными наведе­ниями. Ему приятны человеки не в покое и веселии, но в пещи смирения, которое оправдывает судьбы Вышнего со благодарением. По множеству же болезней в сердце утеше­ния возвеселят душу твою. Уповай на Бога, а не унывай! От Того спасение (преп. Моисей).

Ты затрудняешься чувствованием духа уныния. Не удивительно. Наш непрерывный подвиг не с ним одним, <но> и с седьмоглавым, а трусить не должно, не на свою смотря немощь, но на Божию силу. «Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего, от кого устрашуся?» (Пс.26, 1). Я заме­тил в себе, что уныние нездравые и мрачные производит помыслы, и когда увлекаюсь ими со сложением, усиливаю тем дух уныния, когда же глаголами Псаломника ободряю себя, говоря: «вскую прискорбна еси душе моя; и вскую смущавши мя; уповай на Бога» (Пс.41, 6), то тем выдер­живаю подвиг, обретаю облегчение и успокоение. И ты, брате, возмогай о Господе, и будешь видеть спасение Его, только отнюдь не ищи своей воли. «Не ищу воли Моея, но воли пославшаго Мя Отца» (Ин. 5, 30), сказал Господь (преп. Моисей).

Скука унынию внука, а лени дочь. Чтобы прогнать ее прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись, тогда и скука пройдет, и усердие придет. А если к сему терпения и смирения прибавишь, то от многих зол себя избавишь (преп. Амвросий).

Западет на тебя тоска, читай Евангелие (преп. Амвро­сий).

Помнишь слова: «прилепляяйся Господеви един есть дух с Господем» (1Кор.6, 17), — относятся к тому, чтобы быть осторожным против неуместной дремоты и зевания, еже бывает от уныния, по сказанному: «воздрема душа моя от уныния» (Пс. 118, 28); уныние бывает оттого, что не презрели мы еще тщетной славы и дорожим мнением человеческим, или хоть не дорожим, а не отвергли еще его (преп. Амвросий).

…Если желаете, то можете опять стремиться и на­правляться к тому, что душу облегчает и успокаивает, а с другой стороны, должны постараться оставлять все то, что обременяет душу и совесть и отягчает самое тело, так как уныние, от рассеянности начинаясь в душе, переходит и на самое тело и обоих отягчает и расслабляет (преп. Амвросий).

Замечаешь, что у тебя бывает уныние от большой суеты и от упущения правила, а также от большого по­нуждения и трудов. Прибавлю к этому: бывает уныние и от тщеславия, когда что не по-нашему делается, или другие толкуют о нас не так, как бы нам хотелось. Еще бывает уныние от рвения непосильного. Мера во всем хороша (преп. Амвросий).

…В болезненном положении нужно избирать средства к своему успокоению в собственном смысле действительные, а не кажущиеся только действительными, которые более могут повредить, нежели воспользовать… всего более необходима и полезна молитва, то есть призывание милости и помощи Божией во всякое время, кольми паче в болезни, когда страждущий утесняем бывает или болезнью теле­сной, или безотрадным томлением душевным, и вообще пе­чальным и унылым настроением духа, что ясно подтвержда­ет и святой апостол Иаков, говоря: «злостраждет ли кто в вас; да молитву деет» (то есть призывая милость и помощь Божию): «благодушствует ли; да поет» (то есть да упражняется в псалмопении)… (Иак. 5, 13). Со­ветую тебе в настоящее время читать эти письма <святого Златоуста к диакониссе Олимпиаде> со вниманием и пере­читывать: в них ты увидишь, как полезно терпеть болезни и всякие скорби с благодарением и покорностью воле Божией, хотя дело это и очень небеструдное. Но что де­лать? Надобно же направляться к душеполезному исходу из затруднительного положения, а не просто действовать так, как представляются нам вещи. Кроме нездоровья те­лесного надобно поискать еще и причин душевных к уясне­нию печального и мрачного расположения духа (преп. Амвросий).

Не унывай — враг будет нападать, что уже и испы­тываешь. Новоначальный — ему сподручнее, как всякий не твердо стоящий для опытного борца. А чтобы не быть таковою, т. е. неискусною и шаткою, читай непременно каждый день Авву Дорофея или св. Иоанна Лествичника. В их книгах — великая сокровищница уроков для духовной жизни. И если будешь идти указанным ими путем по силе твоей, верь, не погибнешь и наследуешь Царство Вечное (преп. Анатолий).

А что томно бывает, то рассмотри совесть: нет ли какого нераскаянного грешка? (преп. Анатолий).

Жаль, что ты ослабела к Богу и к молитве. Впрочем, и со мною то же бывало. То все отойдет, а то и придет. Уповай! (преп. Анатолий).

Что касается тягости на душе, то я тебе и говорил и говорю: единственное средство быть покойной и веселой — это молитва Иисусова. А без этого драгоценного дара мона­шеского утешения не ищи, не жди (преп. Анатолий).

Вот в каком положении и ты находишься. У тебя борьба с демоном на жизнь и смерть. Да не на эту зем­ную жизнь, а на вечность. Или со Христом соцарствовать, или в геенне с бесами томиться во веки и в веки. Ты это не видишь и мало понимаешь, а диавол-то очень понимает. И вот он томит и душит тебя — авось, прогло­тит. Ему отраднее, если он там будет не один… (преп. Анатолий).

…Советую вам не отчаиваться и не унывать, а во всем на Бога уповать, Который силен есть сохранить и вас, и ваше дитя. Молитесь всегда Святой Троице и читайте: «Пресвятая Троице, помилуй нас», и прочее до конца. И когда приходит, как темная туча, сомнение за жизнь, говорите: «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, по­кровитель мой Дух Святый, Троице Святая, слава Тебе!» И Господь оживотворит надежду в сердце вашем на спа­сение Его (преп. Антоний).

Уныние и уклонение от должности по указанию оного губительного духа уныния показывает, что ты еще и доселе ходишь не в истинном разуме и не в вере… с твоею волею… я отнюдь не согласен, а Божией — предаюсь неограниченно и боюсь помыслить вопреки (преп. Моисей).

Упование на Господа

Будущее же наше в руках Божиих. И без искушений прожить век нельзя. Не то, так другое, не другое, так третье. Потому и Господь предостерегает: «будите готови». Впрочем, если всегда будете молитвенно прибегать ко Господу, с упованием на Его милость, то всегда будете обретать благовременную от Него помощь (преп. Иосиф).

Усердно желаю тебе от души возмогать о Господе в державе крепости Его, а не от своего разума и силы чего-либо доброго ожидать. Сила бо Божия совершается в немо­щи нашей, да уповаем на Господа. Кротость и воздержа­ние с терпением находящих скорбей привлечет на тебя Божие благоволение, и, по верному слову Христову, «пре­терпевши до конца, той спасен будет» (Мф.10, 22) (преп. Моисей).

Многие бури и ураганы потрясают атмосферу и на­носят разные крушения, а святой царь Давид изо всего извлекает хвалу Богу. И действия духов злобы подне­бесных, подобно бурям, потрясают души и сердца пребы­вающих на земле человеков. Нам, немощным, что теперь делать? Одно средство ближайшее и вернейшее: возде­вать руки ко Господу Богу, подобно Моисею в пустыне, где нападала на него вражия сила Амаликова. Всевышним Бо­гом прейдем стену искушений. С нами Бог. И бояться слишком не должно. Господь силен утишить бурю и подать тишину и мир душам нашим (преп. Моисей).

Будьте мужественны и тверды духом в вере и уповании на щедроты милостивого Господа, что Он и противными нам мнящими случаями соделывает наше спасение. Познайте свою немощь и недостаточество к покорности воле Божией и к исполнению святых Его заповедей, от какового позна­ния приобрящете себе смирение и увидите помощь Божию (преп. Лев).

…Насчет матушки Игуменьи слабости и в случае пе­ремен, порядка и обстоятельств нам не должно смущаться. Но все сие состоит в руце Господа, создавшего нас и искупившего дражайшею Своею Кровию, и Той всячески печется о нас и промышляет, но мы, малодушные и младенчествующии умом, но от забвения и нечувствия, не имея достодолжной веры к Его благоутробию и упования, и сие всеобщий враг видя, влагает нам помыслы малодушия и отчаяния, которые погубляют души наши. Но мы, о матушка, да возверзим всю нашу печаль на Господа, и Той попечется об нас к благопоспешеству, но и святой Исаак пишет в Слове 56-м: «Аще веруеши, яко Бог промышление о тебе творит, что печалуеши и печешися о привременных и плоти твоея потребах; аще ли же не ве­руеши, яко промышление о тебе творит Бог и сего ради печешися кроме Его о яже о потребе твоей окаяннейшей еси всяк человек. И почто и живеши и жити имаши, возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает: и не убоишися страха, нашедша на тя». Да усмотрим из писа­ния святых и духоносных мужей, заповедавших нам совер­шенно предаться в Промысл и волю Всемогущего Бога, Который яко да и паче чадолюбивейший Отец печется о нас и в душевных, и телесных… (преп. Лев).

Приветствую тебя поздравлением в новом сане, на но­вом месте должности настоятельской, и с высокоторже­ственным праздником великого угодника Христова Николая Чудотворца. Усердно желаю тебе от души возмогать о Господе в державе крепости Его, а не от своего разума и силы чего-либо доброго ожидать. Сила бо Божия совер­шается в немощи нашей. Да уповаем на Господа. Кротость и воздержание с терпением находящих скорбей привлечет на тебя Божие благоволение, по верному слову Христову: «претерпевши до конца, той спасен будет» (Мф.10, 22) (преп. Моисей).

Нуждающимся и обремененным покой у Господа го­тов. И не стоят того все наши труды, что ждет труждающихся в кратковременной жизни к вознаграждению вечно­му. Подвизайся, брате, добрым подвигом со упованием на Господа Бога (преп. Моисей).

Господь Всеблагий да подаст и вам добрых обитателей к благоустройству обители, а недужные пусть идут по на­чинаниям сердец их. Будем возводить очи свои всегда ко Господу и Тому возвещать все требования наши и печали сердца. От Него всякое благо, и всяк дар, и созидание. Он дает блага просящим у Него, и тебе пошлет все по Своей благости (преп. Моисей).

Одно воззрение на Всесильного Господа и воззвание к Нему поддерживает бедную душу (преп. Моисей).

Уповая на Господа, вразумляющего нас во благое и подающего мир душам нашим, благодушно следуй к архи­пастырю, ничтоже сумняся. Верно то, что где гнев видится, оттуда и милость явится. И по множеству болезней в сердце утешения Божия возвеселят душу. Терпением да течем (преп. Моисей).

Чувствительность, являемая в разных встречах по долж­ности, пусть укажет нам пристанище и средства достигать того. Все это так близко и удобно, что не в чем кажется и неудомевать. Близ ти есть глагол — во устех твоих и в сердце твоем. И близ Господь всем призывающим Его во истине. Откуда же уныние и малодушие? От немощи в смысле и силе собственно нашей. Когда же входим в силу веры и упования на Господа молением к Нему, тогда на все встречи смотрим великодушно и действуем, не изнемогая, подобно рекшему: «вся могу о укрепляющем мя Господе Иисусе» (Флп.4, 13) (преп. Моисей).

Что из братии и чад духовных обезвериваются и изме­няются вражиими наветами, не дивно, человеки бо мы, но то удивления достойно, что и по Самом Христе Господе следовавшие ктому не хождаху по Нем. Будем приносить молитвы о таковых ко Господу, да созиждет их дом душев­ный сообразно воле Его святой, и уповать на Него (преп. Моисей).

Не знаю, что сотворит о мне Господь далее; да будет Его святая воля в животе моем и смерти. Не без страха за прошедшее время жизни. Человеколюбие Его, не хо­тящее смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему, да сподобит и меня окаяннейшего христианской кон­чины и блаженства <тех>, имже оставишася грехи (преп. Моисей).

А что о. А. недугует люте душею, должно о нем болеть и молить Господа Бога, да исцелит его. Ибо недуг видится такой степени, что ни человек, ни Ангел его не уврачует, а разве Един Всесильный Господь (преп. Моисей).

О твоем перемещении надобно ждать решения, как приготовится преемник на твое место. А покуда что будет, надобно взять терпение великодушием и упованием на Гос­пода, не давая заметить о себе, что ты обеспокоиваешься. Делай по возможности неупустительно все благое для места святого, покуда в твоем заведовании (преп. Моисей).

…Простираюсь к скорейшему возвращению, но на сей второй неделе, как назначал, выехать не могу. Видно, так Богу угодно. Я надеюсь, что терпение ваше Господь возна­градит приятным утешением. Все к искусу нашему и в пользу. Познание немощи своей, как для вас, так и для меня, и вообще для каждого, неотменно нужно, да не будем мудры и сильны о себе, но уповая на Господа и на молитвы святых, всегда смиренны в духе пребудем (преп. Моисей).

…Господу Богу все возможно есть — не только отча­янного больного исцелить, но и мертвого воскресить. А по­сему все упование свое возложите вы на Господа Бога, у Которого и для вас, как и для всех, осталось милости мно­го… (преп. Антоний).

Полагать же надежду не на свои дела, добродетели и подвиги, но на неизреченную милость Божию и заслуги Спаса нашего Иисуса Христа, без которых никакие наши дела не могли бы нас спасти. А ежели враг наносит смутительные помыслы о грехах и влагает безнадежие, то прибегайте также к заслугам Сына Божия, ибо Он при­шел грешников спасти, за них пролил Пречистую Кровь Свою и взял на Себя всего мира грехи, претерпел крестную смерть. Сие да будет нам надеждою и утешением к получению вечных благ. Все, кои отходят отсюда в вере и надежде будущей жизни и с принятием таинств церков­ных, веруем, что милость Божия сотворится с ними. Если что и погрешили в житии сем, то Церковь, Мать наша, приносит за них молитвы при Бескровной Жертве, церков­ном богослужении и псалмопении, а также и творимая убогим милостыня о душах их приносит им великую поль­зу (преп. Макарий).

…Кто крепко на Бога уповает, тому Бог во всем помо­гает (преп. Антоний).

Господь Бог глубиною мудрости Своей истинно человеколюбно все строит, и полезное всем подает. И наш долг есть ничего не испытывать, почему бывает так, а не так, но с детскою покорностью должны предать себя самих в святую волю Отца нашего Небесного и сказать из глуби­ны души: «Отче наш, да будет воля Твоя!» (преп. Антоний).

О домашних и на домашних не скорби. Пошла к Богу и жди от Бога. Он надежнее всех князей и сынов челове­ческих. И настоящею жизнью не увлекайся. Спокойна — благодари Бога, скорбна — опять благодари Бога. И жди всегда милости Божией (преп. Анатолий).

Теперь нигде нельзя найти спокойного места. Теперь только одно надо помнить: «Возведох очи мои в горы, отнюдуже приидет помощь моя» (Пс. 120, 1). Только там и искать следует помощи, у Господа, а не надеяться ни на место, ни на человека (преп. Никон).

Хотя к человекам мы и должны обращаться за помощью душевной и телесной, но успеха в сих обращениях должны ожидать от руки Господней (преп. Никон).

Никогда нельзя надеяться на человека. Это — вели­кая и роковая ошибка. Без определения на то Божия не защитит и не утешит человек. Бессилен человек без Бо­жией помощи (преп. Никон).

Да, нужно принимать меры возможные, подсказывае­мые здравым разумом и не противные духу христианского и иноческого жития, но, принимая их, успеха ожидать должно всецело от руки Господней (преп. Никон).

Что будет? Как будет? Когда будет? Если случится то и то, куда приклониться? Если совершится то и то, где найти подкрепление и утешение духовное? О, Господи, Господи. И недоумение лютое объемлет душу, когда хочешь своим умом все предусмотреть, проникнуть в тайну грядущего, неизвестного нам, но почему-то страшного. Изнемогает ум, планы его, средства, изобретаемые им, — детская мечта, приятный сон. Проснулся человек, — и все исчезло, стал­киваемое суровой действительностью, и все планы рушатся. Где же надежда? Надежда в Боге. «Господь — упование мое и прибежище мое» (Ср.: Пс.17, 3). В предании и себя и всего воле Божией обретаю мир душе моей. Если я предаю себя воле Божией, то воля Божия и будет со мной совершаться, а она всегда благая и совершенная. Если я Божий, то Господь меня и защитит, и утешит. Если для пользы моей пошлется мне какое иску­шение — благословен Господь, строящий мое спасение. Даже при наплыве скорбей силен Господь подать утеше­ние великое и преславное… Так я мыслю, так я чувствую, так наблюдаю и так верую (преп. Никон).

Если будем прибегать ко Господу, то Он посетит нас, войдет в наше сердце, защитит нас, покроет от всяких искушений, будет для нас столпом крепким от лица вражия и приведет нас незаблудно к крайнему пределу на­ших желаний и стремлений, к вечному блаженству, в Цар­ство Небесное (преп. Никон).

Многие дела человеческие бывают так. Думаем и пред­полагаем одно, а выходит другое. Только в одном ошибки не бывает: если стремится человек к исполнению воли Божией во всяком предлежащем деле, то хотя бы видимого успеха в этом деле он не получил, Всеблагий Господь доброе намерение его вменяет ему в самое дело. Если, по слову преподобного Исаака Сирина, и совершенство со­вершенных несовершенно, то тем более дела обыкновенных людей лишены совершенства, а совершаются со многими ошибками и недосмотрами. Впрочем, ни в каком случае унывать и паче меры печалиться и скорбеть не должно, а надеяться и уповать, что благодать Божия, оскудевающее восполняющая, и всесильная Божия помощь сильны все привести к полезному концу. — Не вотще Господь гла­голет в Святом Евангелии: «без Мене не можете творить ничего» (Ин. 15, 5) и паки: «невозможная от человек, возможна вся от Бога» (Лк. 18, 27) (преп. Амвросий).

Ежели настоящая жизнь наша есть не что иное, как подвиг, а подвиг не бывает без борьбы, а в борьбе человек без помощи Божией бывает немощен и несилен, то и долж­ны мы вместо того, чтобы унывать, к Победителю темных сил взывать: «побори борющия мя» (Пс. 34, 1). И паки: «Боже, в помощь мою вонми: Господи, помощи ми потщися… Да возвратятся вспять и постыдятся мыслящий ми злая» (Пс. 69, 2—3) (преп. Амвросий).

Не огорчайся много, что тесноты ради свели тебя с Р…ского трона. Может быть, это для того случилось так, что тесен путь, вводящий в жизнь вечную и блаженную. Покорись необходимости, предаваясь воле Божией. Силен Господь препитать нас и устроить о нас полезное и ду­шеполезное. Поживи сколько будет возможно у м. N., а после видно будет: что и как. Господь питает и птиц небесных, которые ни сеют, ни жнут, а гнездо устрояют себе там, где находят удобнее. На толки человеческие не обращай большого внимания, а только старайся сама по­осторожнее говорить (преп. Амвросий).

…Все полезнее нам предавать суду Божию и во всем располагаться на всеблагий Промысл Божий. В Православ­ной Церкви обносится мудрое слово: человек предполага­ет, а Бог располагает. Мы предполагаем так, а Господь да устроит о нас полезное, якоже угодно будет Его все­благой и всесвятой воле. Только в настоящем положении, для успокоения нашего, крепко да держимся утешитель­ного псаломского слова: «открый ко Господу путь твой и уповай на Него, и Той сотворит. И изведет яко свет правду твою и судьбу твою яко полудне. Повинися Господеви и умоли Его. Не ревнуй спеющему в пути своем, человеку творящему законопреступление…» (Пс. 36, 5—7) и весь псалом до конца (преп. Амвросий).

Что будет, то будет. А будет то, что Бог даст. Бог же устрояет все только полезное, и душеполезное, и спаси­тельное. Только с нашей стороны требуется не малодуше­ствовать, а с покорностью воле Божией потерпеть посылае­мые скорби и болезни, смиряясь пред Богом и людьми и не дерзая никого обвинять или осуждать, чтобы и на нас сбы­лось Евангельское слово Господне: «не судите, и не судят вам» (Лк. 6, 37). И паки: «претерпевши до конца, той спасен будет» (Мф.10, 22). И паки: «Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний будет заботиться о своем: довольно для дня своей заботы» (Мф.6, 34). Если Господь доселе промышлял о нас по Своему милосердию, то благость Его и вперед нас не оставит всеблагим Своим промышлением. А пока на досу­ге постараемся поточнее истолковать слова святого Ефрема Сирина: «боли болезнь болезненно, да мимотечеши суетных болезней болезни» (преп. Амвросий).

Должно о всем благодарить Господа, праведно нала­гающего на нас труд к терпению, которое для нас полез­нее утешения, возвышающего душу. Видно, так Господу угодно. Скорби не могли бы постигнуть нас без попущения Божия — ради грехов наших. И самые эти скорби охраня­ют нас от других искушений (преп. Моисей).

Какая будет выгода воину без брани? — Он неис­кусен и немужествен. И монаху без борьбы нельзя стя­жать души в терпении и увенчану быть от Подвигоположника. Не изнемогай духом и не унывай в противностях, но обращайся ко Господу с смиренным молением и веруй, что приидет к тебе помощь (преп. Моисей).

Болю сердцем моим и о том, что у вас во едином часе бывает и брак и погребение, т. е. и радость и печаль, так что в одно время налагаете на себя то и то и зараз раз­рушаете все, и после чувствуете досаду и смущение, и хулу, и отчаяние, и негодование на все и на всех, начиная от Нади, до Бога… Отчего невозможно и покойною вам быть. Но когда пришло благое желание помолиться Богу и про­читать то и то, помолитесь и прочитайте покойным духом. Не исполнили желания по немощи, спокойным духом ска­жите: «Помилуй мя, Господи, яко немощна есмь». Не исполнили благие желания от лености или нерадения, опять спокойным духом скажите: «Господи, не вниди в суд с рабой Твоей». Пришли дурные мысли, паки спокойным ду­хом скажите: «Господи, избави меня от сих». Осердились на кого или осудили за что, паки тем же покойным духом обратитесь ко Господу и скажите: «Согреших, Господи, про­сти меня горделивую и нетерпеливую!» — Вдруг, как туча, нашли тоска и отчаяние, паки (опять) ко Господу обратитесь и скажите к своей унылой душе: «Вскую прискорбна еси душа моя, и вскую смущаеши мя! Уповай на Бога». — И таким образом во всех случаях старайтесь сохранять сердце свое в спокойствии от смущения, как от неприяз­ненного духа (преп. Антоний).

Об унынии, тоске и лености

В.Васнецов. Алёнушка. 1881 г.

Оптинские старцы предостерегали от уныния, тоски, лености. Преподобный Амвросий писал об унынии:

«Уныние значит ту же лень, только хуже. От уныния и телом ослабеешь, и духом. Не хочется ни работать, ни молиться; в церковь ходишь с небрежением; и весь человек ослабевает».

Преподобный Варсонофий описывал это состояние так:

«Словно чума, как некая душевная болезнь, нападает на всех уныние, тоска, жизнь становится немила, не хочется ничего делать».

Причины уныния и тоски

Преподобный Амвросий подробно объяснял, от чего бывает уныние, и напоминал слова святых отцов о тоске как о кресте духовном:

«Тоска, по свидетельству Марка Подвижника, есть крест духовный, посылаемый нам к очищению прежде бывших согрешений. Тоска происходит и от других причин: от оскорбленного самолюбия или от того, что делается не по нашему; также и от тщеславия, когда человек видит, что равные ему пользуются большими преимуществами; от стеснительных обстоятельств, которыми испытуется вера наша в Промысл Божий и надежда на Его милосердие и всесильную помощь. А верою и надеждою мы часто бываем скудны, от того и томимся».

Старец пояснял, что уныние, этот нелегкий духовный крест, слагается из неудобств, окружающих человека и препятствующих исполнению желаемого:

«Это один из нелегких крестов духовных, которые посылаются хотящим спастись и иногда и не хотящим. Тоска ваша слагается из неудобств, вас окружающих и препятствующих исполнению желаемого».

Преподобный Антоний писал, что причиной уныния может быть недостаточность молитвы и духовного чтения:

«Вы мало молитесь Богу и редко когда читаете, я жалею о том, ибо у вас на всё прочее есть время, а на молитву и чтение нет его. От этого-то вы и чувствуете в себе уныние и тоскливость, и беспокойство о своей неизвестности, и недоверчивость. А когда будете чаще пребывать в молитве и печаль свою во всём возлагать на Господа Бога и уповать на Его всесильную помощь, тогда Он и успокоит вашу душу».

Возникает порочный круг, когда человек, оставивший молитвенное правило и духовное чтение, теряет благодать, впадает в уныние и уже не может заставить себя помолиться или почитать духовные книги.

«Как неизбежны осень и зима…»

Преподобный Амвросий писал о том, что и уныние, и душевная тоска неизбежны так же, как неизбежны осень и зима:

«Ты жалуешься на мрак душевный. На это отвечаю тебе словами преподобного Макария Египетского, который говорит, что тело человеческое создано из земли, а для земли, чтобы она произращала плоды, потребны не одна весна и лето, а также осень и зима и еще не всегда ясная погода, а потребен и дождь попеременно. Если бы всегда была жаркая погода, тогда бы всё погорело; если бы всегда был дождь, тогда бы всё попрело. Также потребны не только сильные ветры, но по временам и самые бури, чтобы проносили гнилые и заразительные застои воздуха в гнилых местах».

Уныние и тоска тяжелы для души человека, как потрясения, но без потрясений не может христианин приносить духовных плодов:

«Подобные потрясения потребны для человека-христианина, носящего земляное тело, с которым связана его бессмертная душа. Без таких потрясений христианин не только не может приносить духовных плодов, но может погибнуть от возношения, что и случилось с падшими ангелами. Итак, лучше будем смиряться при наших немощах и неисправности нашей, прося помилования от Господа единым Его милосердием».

Как бороться с унынием, тоской, леностью

Можно ли бороться с унынием или только терпеть как крест духовный? Старцы Оптинские объясняли, что бороться с унынием нужно посильным трудом, псалмопением и молитвой. Если уныние не проходит или только несколько ослабевает, то нужно запастись терпением.

Преподобный Лев на вопрос «Как избавиться от угнетения духа уныния?» отвечал так:

«Вероятно, ты увлекаешься к нему собственною волею. Если оставишь самораспоряжение и будешь начинать всякое дело с благословением Божиим, то с благословением пожнешь мир душевный и прочие плоды Святого Духа. Если оставишь совершенно свою волю, то никогда не будешь ощущать тягостного мрака уныния.

…Уныние преследует всех; даже в великих людях уничтожает спасительные плоды трезвения. Но в простом и истинном послушнике оно не должно иметь места. Кто себя отвергся с упованием на Бога, о чём когда будет унывать? В таковом врагу оскудеша оружия в конец».

На письмо о тоске, унынии старец Лев советовал просить помощи у Бога, молиться, терпеть и не быть в праздности:

«Что ж с этим делать, надобно терпеть, молиться Богу, просить от Него помощи, заниматься рукоделием и не быть в праздности, от которой не только скука, но и многие пороки приходят».

Преподобный Антоний учил разогревать свой дух чтением духовным, памятью вечности, молитвой:

«Вы жалуетесь, что неспокойны в духе и рассеянны. В таком случае не должно вовсе расслабевать, но дух свой разогревать то чтением духовным, то памятию вечности, то молитвою хотя краткою, говоря ко Господу: “Рассеянный мой ум собери, Господи, и ожесточенное сердце мое страхом Твоим смири и помилуй мя!” Ибо мы без помощи Божией ничего не сильны сделать, даже и с мухами не сладим, не точию с невидимыми врагами».

Те же духовные лекарства прописывал преподобный Макарий:

«…предлагаю совет против уныния: терпение, псалмопение и молитва».

Преподобный Амвросий также советовал для борьбы с унынием использовать труд и молитву, терпение и смирение. По своему обыкновению старец наставлял своих чад меткими и образными присказками:

Причащение апостолов

«Скука унынию внука, а лености дочь. Чтобы отогнать ее прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись, тогда и скука пройдет, и усердие придет. А если к сему терпения и смирения прибавишь, то от многих зол себя избавишь».

Преподобный Амвросий учил при унынии думать о том, что мы и недостойны лучшего, от чего сразу же чувствуется облегчение брани:

«Когда найдет хандра, не забудь укорять себя; вспомни, сколько ты виновата пред Господом и перед собою, и сознай, что ты недостойна ничего лучшего, и ты тотчас почувствуешь облегчение. Сказано: многи скорби праведным; и: многи раны грешным. Такова жизнь наша здесь: всё скорби и скорби; а ими-то и достигается Царствие Небесное. Когда будешь непокойна, повторяй чаще: взыщи мира и пожени и».

Старец Амвросий предлагал также в помощь от печали, тоски и уныния прочесть письма святого Иоанна Златоуста к его духовному чаду диаконисе Олимпиаде:

«В помощь избавления от безотчетной печали советую вам прочесть письма святого Златоуста к Олимпиаде… Если сумеете написанное там приложить к своим обстоятельствам, великую получите пользу духовную».

Унывающему чаду преподобный Иосиф писал:

«От рассеянности и празднословия воздерживайся трудом с молитвою Иисусовой, а от уныния спасайся плачем о грехах».

Старец Варсонофий наставлял всячески гнать от себя уныние и рассказать о нем своему духовному наставнику:

«Нужно укорять себя за свои немощи и смириться, но всячески гнать от себя уныние, расслабление. Что бы ни случилось, унывать не нужно, а сказать всё старцу».

Не поддаваться искушению

Иногда человек, мучимый унынием, отказывается даже от посещения храма Божия, от причастия под предлогом недостоинства своего. Поступать так нельзя ни в коем случае. Это бесовское искушение. Преподобный Макарий наставлял унывающего, который писал о том, что недостоин причащаться:

«Вы жалуетесь на уныние и безнадежие, коими считая себя недостойным священнослужения и приобщения святых таин. О сем, сколько мог, лично с вами беседовал и теперь скажу в ваше утешение: кто посмеет считать себя достойным столь великого служения величеству славы Божией и приобщения пречистых Его таин тела и крови?»

Старец напоминал слова святых Василия Великого и Иоанна Златоуста:

«Когда уже великие мужи и святые Василий Великий и Иоанн Златоуст не краем языка, но в чувстве сердца взывали к Господу, первый: “Веем, Господи, яко недостойне причащаюся пречистого тела Твоего и честныя крове Твоея”; второй: “Вем, яко несмь достоин, да под кров мой внидеши”, то что мы можем о себе сказать или помыслить?»

Такие советы давали Оптинские старцы для борьбы с унынием, тоской и леностью. Наставления Оптинских старцев полезно всегда иметь под рукой и при необходимости перечитывать.

Славословие Бога — противоядие уныния. Преподобный Паисий Святогорец

— Геронда, я огорчаюсь, когда вижу в себе остатки какой-нибудь страсти.
— Говори: «Слава Богу, что основное ушло»! Будь я на твоём месте, то, глядя на великие Божий дарования, «от стражи утренний до нощи» (Пс.129,5) повторял бы: «Слава Тебе, Боже». Если хочешь уже здесь начать жить райской жизнью, смотри на милости и богатые дарования, которые Бог тебе даёт, и славословь: «Слава Тебе, Боже». Прославляйте Бога за то, что Он помог вам преуспеть, пусть немного, благодаря ли собственному труду или помощи других. Когда человек говорит: «Слава Тебе, Боже», то Бог помогает, потому что благодарность в сочетании со сми-ренным расположением усердием и рвением в подвиге привлекает неисчислимые небесные силы и Божественные дары.
— Геронда а если я знаю, что снова упаду?
— Не знаешь. А думаешь так от страха. Не нужно бояться, что допустишь прежнюю ошибку, потому что так колеблется ваша вера в Бога Тут особая дотошность ни к чему. Если помысел говорит вам, что вы не исправитесь, и впадаете в уныние, то нужно самим себя утешить и подбодрить. «Слава Богу, — нужно сказать, — сегодня я стал лучше, чем был вчера. Тысячу раз слава Богу…» Хотя это воодушевление и кажется ненастоящим, но заключает в себе великую силу — надежду на Бога. Надежда на Бога — рычаг, который опрокидывает отчаяние, освобождает душу от уныния и страха, и шаг за шагом укрепляет духовные силы человека, пробуждая в нём святой оптимизм.
— Геронда, я переживаю из-за проблем со здоровьем
— Принимай всё как великий дар Божий. Бог никого не обижает. На Небе тебе будет чем утешиться. Получишь большую пенсию, если сама её не уменьшишь своим ропотом
— Но как, геронда, ведь сейчас я не чувствую в себе Неба?
— Не чувствуешь Неба, потому что не прославляешь Бога. Когда человек живёт славословием, он радуется всему. Есть люди в миру, которые будут судить нас, монахов. Посмотрите на бедуинов, какая у них тяжёлая жизнь, а они благодарят Бога и всегда веселы. Они пшеницу не очищают от камней, а перемалывают как есть, поэтому хлеб у них — сплошные камни! В пище, которую они едят, похоже, нет необходимых микроэлементов, кальция и т. д, поэтому у них совершенно разрушенные зубы. Смотришь, бедуин с одним единственным зубом, а радуется, словно этот зуб у него перламутровый. Другому человеку одного только зуба и не хватает, а он из-за этого чувствует себя ущербным Всё это значит, что нужно непрестанно славословить, прославлять Бога день и ночь за Его к нам благодеяния.
Один епископ мне рассказывал, что в храме, когда диакон читал Евангелие об исцелении гергесинских бесноватых, один простой прихожанин, который стоял позади епископского места, всё время повторял «Слава Тебе, Боже». Диакон начинает: «Во время оно пришедшу Иисусу в страну Гергесинскую». «Слава Тебе, Боже», — говорит прихожанин. «Сретоста его два бесна» — «Слава Тебе, Боже». «Люта зело» — «Слава Тебе, Боже». «И се устремися стадо все… в море» — «Слава Тебе, Боже . «Я понял, — сказал мне потом епископ, — что этот простой человек был прав, что постоянно говорил; «Слава Тебе, Боже», потому что «слава Тебе, Боже» ввергает бесов в море». И вы постоянно повторяйте: «Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже», пока стадо не бросится в море…
Славословие освящает всё вокруг. Славословя, человек забывает себя в благодарности, теряет рассудок в хорошем смысле, радуется всему. А когда человек благодарит Бога даже за малое, то потом на него приходит так щедро благословение Божие, что не может его понести. Тут диавол уже не может больше устоять и уходит.

Об унынии. Часть 1

Джотто, Уныние

Вот реальная история одного нашего современника. Ему 35. Он достаточно успешный бизнесмен. У него есть красивая и скромная жена и маленькая дочка, есть большая квартира в Москве, дача, две машины, множество друзей… У него есть то, к чему стремятся и о чем мечтают весьма многие. Но ничто из этого его не радует. Он забыл, что такое радость. Каждый день его гнетет тоска, от которой он пытается скрыться в делах, но безуспешно. Он считает себя несчастным человеком, но не может сказать почему. Деньги есть. Здоровье, молодость – есть. А вот счастья нет.

Он пытается бороться, найти выход. Регулярно посещает психолога, несколько раз в год ездит на специальные семинары. После них на короткое время испытывает облегчение, но затем все возвращается на круги своя. Жене он говорит: «Пусть от этого мне не становится легче, но там меня хотя бы понимают». Друзьям и родным он говорит, что страдает от депрессии.

В его положении есть одно особенное обстоятельство, о котором мы поговорим чуть позже. А сейчас придется признать, что, к сожалению, это не единичный пример. Таких людей много. Конечно, не все из них находятся в столь внешне выгодном положении, поэтому они часто говорят: мне тоскливо, потому что не хватает денег, или нет своей квартиры, или работа не та, или жена сварливая, или муж пьяница, или машина сломалась, или здоровья нет и так далее и так далее. Им кажется, что вот если бы немножко что-то поменять и улучшить, тогда и тоска пройдет. Они много сил тратят на достижение того, чего, как им кажется, им как раз и не хватает, но едва удается достигнуть желаемого, как снова, после краткой радости, наваливается тоска. Можно перебирать квартиры, места работы, женщин, машины, друзей, увлечения, но ничто не в силах раз и навсегда утолить эту всепожирающую беспросветную скорбь. И чем более обеспечен человек, тем, как правило, сильнее она терзает его.

Психологи определяют такое состояние как депрессию. Они описывают ее как психическое расстройство, как правило возникающее после негативных событий в жизни человека, но часто развивающееся и без какой-либо видимой причины. В настоящее время именно депрессия – наиболее распространенное психическое заболевание.

Основные симптомы депрессии: подавленное настроение, не зависящее от обстоятельств; потеря интереса или удовольствия от ранее приятной деятельности; утомляемость, «упадок сил».

Дополнительные симптомы: пессимизм, чувство вины, бесполезности, тревоги и страха, неспособность концентрироваться и принимать решения, мысли о смерти и самоубийстве; нестабильный аппетит, нарушенный сон – бессонница или пересыпание.

Для того чтобы был поставлен диагноз «депрессия», достаточно наличие двух основных и двух дополнительных симптомов.

Если человек нашел у себя эти симптомы – что ему делать? Многие идут к психологам. И что же получают? Во-первых, самокопательные разговоры, а во-вторых, таблетки-антидепрессанты, коих великое множество. Психологи говорят, что депрессия в большинстве случаев успешно лечится. Но при этом признают, что это самое распространенное психическое заболевание. Здесь видно противоречие: ведь если болезнь успешно лечится, то почему она не исчезает, а число больных со временем даже увеличивается? Вот, например, с оспой успешно покончено, и уже давно нет людей, которые бы ею заболели. А с депрессией картина прямо противоположная. Почему?

Не потому ли, что лечатся лишь проявления болезни, а ее подлинные основы по-прежнему сохраняются в душах людей, как корни сорняков, которые вновь и вновь выпускают вредоносные поросли?

Психология – наука молодая. Официальное оформление она получила всего 130 лет назад, когда в 1879 году В. Вундтоткрыл в г. Лейпциге первую лабораторию экспериментальной психологии.

Православие же насчитывает 2000 лет. И оно имеет свой взгляд на то явление, которое психология называет «депрессией». И с этим взглядом было бы не лишне ознакомиться тем, кого действительно интересует возможность успешного избавления от депрессии.

В Православии для обозначения этого состояния души используется слово «уныние». Это болезненное состояние, при котором в душу проникает тоскливое настроение, становящееся со временем постоянным, приходит чувство одиночества, оставленности родными, близкими, всеми вообще людьми и даже Богом. Различаются два основных рода уныния: уныние при полной подавленности духа, без чувства какого-либо озлобления, и уныние с примесью чувства злобы, раздражительности.

Вот как говорят об унынии древние святые отцы Церкви.

«Уныние есть расслабление души и изнеможение ума, клеветник на Бога – будто Он немилосерден и нечеловеколюбив» (преподобный Иоанн Лествичник).

«Уныние есть тяжкое мучение души, неизреченная мука и наказание более горькое, чем всякое наказание и мучение» (святитель Иоанн Златоуст).

Такое состояние встречается и у верующих людей, а среди неверующих оно распространено еще больше. О них старец Паисий Святогорец говорил: «Человек, который не верит в Бога и в будущую жизнь, подвергает свою бессмертную душу вечному осуждению и живет без утешения в этой жизни. Ничто не может его утешить. Он боится потерять жизнь, мучается, идет к психиатрам, которые дают ему таблетки и советуют поразвлечься. Он принимает таблетки, дуреет, а потом ходит туда-сюда, чтобы посмотреть достопримечательности и забыть боль».

А вот как об этом писал святой Иннокентий Херсонский: «Страдают ли унынием грешники, не радящие о спасении души своей? Да, и чаще всех, хотя, по-видимому, жизнь их состоит большею частью из забав и утех. Даже по всей справедливости можно сказать, что внутреннее недовольство и тайная тоска есть постоянная доля грешников. Ибо совесть, сколько бы ни заглушали ее, как червь точит сердце. Невольное, глубокое предчувствие будущего суда и воздаяния также тревожит душу грешную и огорчает для нее безумные утехи чувственности. Самый закоренелый грешник по временам чувствует, что внутри его пустота, мрак, язва и смерть. Отсюда та неудержимая наклонность неверующих к непрестанным развлечениям, к тому, чтоб забываться и быть вне себя.

Что сказать неверующим об их унынии? Оно благо для них; ибо служит призыванием и побуждением к покаянию. И пусть не думают, чтобы нашлось для них какое-либо средство к освобождению от сего духа уныния, доколе не обратятся на путь правды и не исправят себя и своих нравов. Суетные удовольствия и радости земные никогда не наполнят пустоты сердечной: душа наша пространнее всего мира. Напротив, с продолжением времени плотские радости потеряют силу развлекать и обаять душу и обратятся в источник тяжести душевной и скуки».

Кто-то может возразить: неужто всякое печальное состояние есть уныние? Нет, не всякое. Грусть и скорбь, если они не вкоренились в человека, болезнью не являются. Они неизбежны на многотрудном земном пути, как предупреждал Господь: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16: 33).

Преподобный Иоанн Кассиан учит, что «только в одном случае надо считать печаль полезной для нас,когда она возникает от покаяния в грехах, или от желания совершенства,или от созерцания будущего блаженства. О ней святой апостол говорит: “Печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению; а печаль мирская производит смерть” (2 Кор. 7: 10). Но эта печаль, производящая покаяние к спасению,бывает послушна,приветлива, смиренна,кротка,приятна, терпелива,как происходящая от любви к Богу,и некоторым образом весела,ободряя надеждою своего совершенства. А бесовская печаль бывает очень сурова, нетерпелива,жестока,соединена с бесплодной грустью и мучительным отчаянием. Ослабляя подвергшегося ей,она отвлекает от усердия и спасительной скорби,как безрассудная… Итак, кроме указанной выше благой печали, которая происходит от спасительного покаяния, или от ревности к совершенству, или от желания будущих благ, всякая печаль, как мирская и причиняющая смерть, должна быть отвергаема, изгоняема из наших сердец».

Первое следствие уныния

Как справедливо замечает святитель Тихон Задонский, с практической точки зрения эта «печаль мирская бесполезна, ибо не может возвратить или дать человеку ничего из того, о чем скорбит».

Но с духовной стороны она несет и великий вред. «Избегай уныния, ибо оно истребляет все плоды подвижничества», – так сказал об этом преподобный Исаия Отшельник.

Преподобный Исаия писал для монахов, то есть для тех, кто уже знает основные принципы духовной жизни, в частности то, что терпеливое перенесение скорбей и самоограничение ради Бога приносит богатый плод в виде очищения сердца от греховной грязи.

Каким же образом уныние может лишить человека этого плода?

Можно взять сравнение из мира спорта. Любой спортсмен вынужден терпеть тяжелые труды во время тренировок. А в борцовских видах спорта еще приходится испытывать и настоящие удары. А вне тренировок спортсмен серьезно ограничивает себя в пище.

Итак, он не может есть то, что хочет, не может пойти туда, куда хочет, и должен заниматься тем, что доводит его до изнеможения и причиняет реальную боль. Однако при всем этом если спортсмен не теряет цели, ради которой он все это переносит, то его упорство вознаграждается: тело становится крепче и выносливее, терпение закаляет его и делает сильнее, искуснее, и в результате он достигает поставленной цели.

Это происходит с телом, но то же самое происходит и с душой, когда она терпит выпадающие страдания или ограничения ради Бога.

Спортсмен, который потерял цель, перестал верить в то, что сможет добиться результата, впадает в уныние, тренировки для него становятся бессмысленной пыткой, и даже если заставить его их продолжать, чемпионом он уже не станет, а значит, потеряет плод от всех своих трудов, которые вольно или невольно претерпел.

Можно предположить, что подобное происходит и с душой человека, впавшего в уныние, и это будет справедливо, так как уныние это есть следствие потери веры, маловерия. Но это лишь одна сторона дела.

Другая заключается в том, что уныние часто вызывает и сопровождается ропотом. Ропот проявляется в том, что человек перекладывает всю ответственность за свои страдания на других, а в конечном итоге – на Бога, себя же считает безвинно страдающим и все время жалуется, и ругает тех, кто, по его мнению, виноват в его страданиях, – а «виноватых» становится все больше по мере того, как человек все глубже погрязает в грехе ропота и озлобляется.

Это есть тягчайший грех и величайшая глупость.

Суть ропота можно представить на простом примере. Вот человек подходит к розетке, читает над ней надпись: «Пальцы не совать – ударит током», потом сует в розетку пальцы – удар! – он отлетает к противоположенной стене и начинает вопить: «Ах, какой плохой Бог! Почему Он позволил, чтобы меня ударило током?! За что?! За что мне такое?! Ах, этот Бог во всем виноват!»

Человек, конечно, может начать с ругани в адрес электрика, розетки, того, кто открыл электричество и так далее, но закончит непременно обвинением Бога. В этом суть ропота. Это грех против Бога. И тот, кто ропщет на обстоятельства, подразумевает под этим, что виноват Тот, Кто эти обстоятельства послал, хотя мог бы сделать их другими. Поэтому среди ропщущих так много «обиженных на Бога», и наоборот, «обиженные на Бога» постоянно ропщут.

Но, спрашивается, тебя что, разве Бог заставлял пальцы совать в розетку?

В ропоте проявляется духовный и психологический инфантилизм: человек отказывается принимать ответственность за свои поступки, отказывается видеть, что происходящее с ним – естественное следствие его действий, его выбора, его прихоти. И вместо того чтобы признать очевидное, он начинает искать виноватого, а крайним, естественно, оказывается Самый Терпеливый.

И ведь как раз с этого греха и началось прозябание человечества. Как дело было? Сказал Господь: от любого древа ешь, только от этого не ешь. Всего одна заповедь, и какая простая. Но человек пошел и съел. Бог его спросил: «Адам, почему ты ел?» Святые отцы говорят, что если бы в этот момент наш прародитель сказал: «Я согрешил, Господи, прости, виноват, больше не повторится», то не было бы изгнания и вся история человечества оказалась бы иной. Но вместо этого Адам говорит: «А что я? Я ничего, это все жена, которую Ты мне дал…» Вот оно! Вот кто первым начал перекладывать ответственность за свои собственные поступки на Бога!

Адам и Ева были изгнаны из рая не за грех, а за нежелание каяться, которое проявилось в ропоте – на ближнего и на Бога.

В этом – великая опасность для души.

Как говорит святитель Феофан Затворник, «пошатнутое здоровье может пошатнуть и спасение, когда из уст болящего слышатся ропотные речи». Так же и бедные, если от нищеты негодуют и ропщут, не получат прощения.

Ведь ропотливость не избавляет от беды, а только ее отяжеляет, а смиренная покорность определениям Промысла Божия и благодушие отнимают тяготу у бед. Поэтому если человек, встретившись с трудностями, не ропщет, но славит Бога, то диавол лопается от злости и идет к другому – к тому, кто ропщет, чтобы причинить ему еще большие неприятности. Ведь чем сильнее человек ропщет, тем сильнее он себя разрушает.

О том, как именно сказываются эти разрушения, свидетельствует преподобный Иоанн Лествичник, составивший такой духовный портрет ропщущего: «Ропотник, когда дают ему приказание, противоречит, к делу негоден; в таком человеке нет даже и доброго расположения, потому что он ленив, и лень неразлучна с ропотом. Он изворотлив и многоизобретателен; и никто не превзойдет его в многословии; он всегда клевещет одному на другого. Ропотник в делах благотворительных угрюм, к приему странников не способен, в любви лицемерен».

Не лишним здесь будет привести один пример. Эта история случилась в начале 40-х годов XIX века в одной из южных губерний России.

Одна вдова, женщина из высшего сословия, с двумя молодыми дочерьми терпела большую нужду и горе, стала роптать сперва на людей, а потом и на Бога. В таком настроении она заболела и умерла. После смерти матери положение двух сирот стало еще тяжелее. Старшая из них также не удержалась от ропота и тоже заболела и умерла. Младшая сестра чрезмерно скорбела как о кончине матери и сестры, так и о своем крайне беспомощном положении. Наконец и она тяжело заболела. И эта девушка увидела в духовном видении исполненные неизреченной красоты и радости райские селения. Потом ей были показаны страшные места мучений, и здесь она увидела свою сестру и мать, а потом услышала голос: «Я посылал им скорби в земной их жизни для спасения их; если бы они все переносили с терпением, смирением и благодарением, то сподобились бы вечной отрады в виденных тобою блаженных селениях. Но ропотом своим они все испортили, за это теперь и мучаются. Если хочешь быть с ними, иди и ты и ропщи». После этого девушка пришла в себя и рассказала о видении присутствовавшим.

Здесь так же, как и в примере со спортсменом: кто видит впереди цель, верит, что она достижима, и надеется, что он лично сможет ее достигнуть, – тот может переносить тяготы, ограничения, труды и боль. У христианина же, терпящего все те скорби, которые неверующий или маловерный выставляет в качестве причин для уныния, цель более высокая и святая, чем у любого спортсмена.

Известно, сколь велики святые. Их подвиги признают и уважают даже многие неверующие. Есть разные чины святости, но среди них самый высокий – это мученики, то есть те, которые приняли смерть за исповедание Христа. Следующий после них чин – исповедники. Это те, кто пострадали за Христа, вынесли пытки, но сохранили верность Богу. Из исповедников многие были брошены в тюрьмы, как святой Феофан Исповедник; другим отрезали руку и язык, как святому Максиму Исповеднику, или вырвали глаз, как святому Пафнутию Исповеднику; третьих подвергали пыткам, как святого Феодора Начертанного… И все это они выдержали ради Христа. Великое дело!

Многие скажут, что им, обычным людям, это вряд ли по силам. Но в Православии действует один важный принцип, позволяющий каждому человеку стать святым и причисленным к исповедникам: если кто славословит и благодарит Бога в несчастье, тот несет подвиг исповедника. Вот как об этом говорит старец Паисий Святогорец:

«Давайте представим, что я родился калекой, без рук, без ног. Совершенно расслаблен и не могу шевелиться. Если я приму это с радостью и славословием, Бог сопричислит меня к исповедникам. Так мало надо сделать, чтобы Бог сопричислил меня к исповедникам! Когда я сам врежусь на своей машине в скалу и приму с радостью случившееся, Бог сопричислит меня к исповедникам. Ну, чего еще мне желать? Даже результат моей собственной невнимательности, если я с радостью принимаю его, Бог признает».

Но столь великой возможности и цели лишает себя человек, впавший в уныние; оно закрывает ему духовные глаза и повергает в ропот, который не может ничем человеку помочь, а вреда приносит немало.

Второе следствие уныния

Вот каково первое следствие уныния – ропот. И если что может быть хуже и опаснее, то это второе следствие, из-за которого преподобный Серафим Саровский говорил: «Нет хуже греха, и ничего нет ужаснее и пагубнее духа уныния».

«Уныние и непрестанные беспокойства могут сокрушить силу души и довести ее до крайнего изнеможения», – свидетельствует святитель Иоанн Златоуст.

Это крайнее изнеможение души называется отчаянием, и это – второе следствие уныния, если только человек вовремя не справится с этим грехом.

Вот как отзываются об этой стадии святые отцы:

«Отчаяние называется тягчайшим грехом из всех грехов на свете, ибо этот грех отвергает всемогущество Господа нашего Иисуса Христа, отвергает дарованное Им спасение – показывает, что в этой душе прежде господствовали самонадеянность и гордость, что вера и смирение были чужды ей» (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

«Сатана злоумышленно старается опечалить многих, чтобы отчаянием ввергнуть их в геенну» (преподобный Ефрем Сирин). «Дух отчаяния приносит самые тяжелые мучения. Отчаяние есть совершеннейшая радость диаволу» (преподобный Марк Подвижник).

«Не так губит грех, как отчаяние» (святитель Иоанн Златоуст). «Согрешить – дело человеческое, отчаяться же – сатанинское и губительное; и сам диавол отчаянием низвергнут в погибель, ибо не захотел покаяться» (Преподобный Нил Синайский).

«Диавол для того и ввергает нас в помыслы отчаяния, чтобы истребить надежду на Бога, этот безопасный якорь, эту опору нашей жизни, этого руководителя на пути к Небу, это спасение погибающих душ… Лукавый предпринимает все, чтобы внушить нам помысел отчаяния. Ему уже не нужны будут усилия и труды для нашего поражения, когда сами падшие и лежащие не захотят противиться ему… и душа, однажды отчаявшись в своем спасении, уже не чувствует потом, как она стремится в пропасть»(святитель Иоанн Златоуст).

Отчаяние уже непосредственно ведет к гибели. Оно предшествует самоубийству, самому страшному греху, сразу отправляющему человека в ад – место, удаленное от Бога, где и света Божия нет, и радости нет, один мрак и вечное отчаяние. Самоубийство – единственный грех, который не может быть прощен, поскольку самоубийца не может уже раскаяться.

«Во время вольного страдания Господня двое отпали от Господа – Иуда и Петр: один продал, а другой троекратно отвергся. У обоих был равный грех, оба тяжко согрешили, но Петр спасся, а Иуда погиб. Почему же не оба спаслись и не оба погибли? Кто-то скажет, что Петр спасся, покаявшись. Но святое Евангелие говорит, что и Иуда покаялся: “…раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную” (Мф. 27: 3–4); однако его покаяние не принято, а Петрово принято; Петр спасся, а Иуда погиб. Почему же так? А потому, что Петр каялся с упованием и надеждой на милость Божию, Иуда же раскаялся с отчаянием. Ужасна эта пропасть! Без сомнения, нужно ее наполнить надеждой на милость Божию» (Святитель Димитрий Ростовский).

«Иуда-предатель, придя в отчаяние, “удавился” (Мф. 27: 5). Познал он силу греха, но не познал величия милосердия Божия. Так многие делают и ныне и следуют Иуде. Познают множество грехов своих, но не познают множества щедрот Божиих и так отчаиваются в своем спасении. Христианин! тяжкий и последний диавольский удар – отчаяние. Он прежде греха представляет Бога милостивым, а после греха – правосудным. Такова его хитрость» (святитель Тихон Задонский).

Так, искушая человека на грех, сатана внушает ему мысли: «Бог добрый, Он простит», а уже после греха старается ввергнуть в отчаяние, внушая уже совсем другие мысли: «Бог справедливый, и Он тебя покарает за то, что ты сделал». Диавол внушает человеку, что он уже никогда не сможет выбраться из ямы греха, не будет помилован Богом, не сможет получить прощения и исправиться.

Отчаяние – это смерть надежды. Если она наступает, то сохранить человека от самоубийства может только чудо.

Как проявляется уныние и его порождения

Уныние проявляется даже в мимике и поведении человека: выражением лица, которое так и называется – унылое, опущенными плечами, поникшей головой, отсутствием интереса к окружающему и своему состоянию. Может отмечаться постоянное снижение артериального давления. Также характерна вялость, инертность души. Хорошее настроение окружающих вызывает у унылого недоумение, раздражение и явный или скрытый протест.

Святитель Иоанн Златоуст говорил, что «душа, объятая печалью, не может ничего здравого ни говорить, ни слушать», а преподобный Нил Синайский свидетельствовал: «Как больной не выносит тяжелого бремени, так унылый не в состоянии тщательно исполнить Божии дела; ибо у того телесные силы в расстройстве, а у этого не осталось сил душевных».

По словам преподобного Иоанна Кассиана, такое состояние человека «не позволяет ни совершать молитвы с обычной ревностью сердца, ни с пользою заниматься священным чтением, не допускает быть спокойным и кротким с братьями; ко всем обязанностям трудов или богослужения делает нетерпеливым и неспособным, опьяняет чувство, сокрушает и подавляет мучительным отчаянием. Как моль одежде и червь дереву, так печаль вредит сердцу человека».

Далее святой отец перечисляет проявления этого греховного болезненного состояния: «От уныния рождаются недовольство, малодушие, раздражительность, праздность, сонливость, беспокойство, бродяжничество, непостоянство ума и тела, разговорчивость… Кого ни начнет оно одолевать, заставит его пребывать ленивым, беспечным, без всякого духовного успеха; потом сделает непостоянным, праздным, нерадивым ко всякому делу».

Таковы проявления уныния. А отчаяние имеет и еще более тяжкие проявления. Человек отчаявшийся, то есть потерявший надежду, нередко предается наркомании, пьянству, блуду и многим другим явным грехам, полагая себя все равно уже погибшим. Крайнее же проявление отчаяния, как уже было сказано, – самоубийство.

Каждый год на земном шаре миллион человек кончает жизнь самоубийством. Страшно вдуматься в это число, которое превосходит численность населения многих стран.

В нашей стране самое большое число самоубийств было в 1995 году. По сравнению с этим показателем, к 2008 году оно снизилось в полтора раза, но все равно Россия остается в числе стран с самым высоким уровнем самоубийств.

Действительно, в бедных и неблагополучных странах самоубийств происходит больше, чем в богатых и экономически стабильных. Это неудивительно, поскольку в первых у людей больше поводов для уныния. Но все же от этой беды не свободны даже самые богатые страны и самые богатые люди. Потому что под внешним благополучием душа неверующего человека нередко даже острее чувствует тягостную пустоту и постоянную неудовлетворенность, как было в случае с тем преуспевающим бизнесменом, о котором мы вспомнили в начале статьи.

Но его от ужасной участи, которая ежегодно настигает миллион человек, может спасти то особенное обстоятельство, которое есть у него и которого лишены многие из тех несчастных, что доводят себя отчаянием до самоубийства.

(Окончание следует.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *