Паисий святогорский

13 января исполняется два года со дня канонизации в 2015 году преподобного Паисия Святогорца. Иеромонахом Исааком, одним из его духовных чад, составлено житие старца, приоткрывающее тайну рождения и формирования личности святого в благочестивой и мужественной многодетной семье в суровые годы лишений и войны.

Наследницы отцов-каппадокийцев

Родина Старца Паисия – акритское селение Фарасы (или Варасио), расположено примерно в 200 км южнее главного города Каппадокии – Кесарии. Ныне это территория Турции.

В Фарасах насчитывалось 50 церквей и множество святых источников. Некоторые из них существовали со времен византийской эпохи. Наследники предания великих отцов-каппадокийцев, местные жители любили Церковь, сохраняли благоговение к святыне и подвижнический дух. Весь год в постные дни большинство фарасиотов вкушали пищу и пили воду один раз в день – в девятом часу по византийскому времени, в три часа по нашему. «Родители собирали детей в крепости, оставляли им игрушки, чтобы те играли, а в три часа пополудни, когда церковный колокол звонил на Литургию Преождеосвященных даров, шли в церковь и причащались», – вспоминал старец Паисий Святогорец великопостные дни.

Ярким носителем каппадокийской традиции был приходской священник села Фарасы святой Арсений Каппадокийский (1841–1924). Благочестием отличались предки старца Паисия. Его бабушке, Хаджи-Христине, принадлежал небольшой храм в честь святого Архангела Михаила, расположенный поодаль от села. Время от времени она уединялась в этой церкви, проводя время в безмолвии, молитве и посте. Однажды зимой женщину завалило снегом, и она каждый день находила на церковном подоконнике горячий хлеб. Христина молилась и с благоговением вкушала этот Божественный дар.

Семья Арсения

Безрассудное сердце

Отец старца – Продромос Феодосиу – принадлежал к благородной семье, которая из поколения в поколение начальствовала в Фарасах. Из-за преследований со стороны турок он был вынужден сменить фамилию и стал именовать себя Эзнепидис, что значит «иностранец». Продромос был прекрасным мастером, занимался выплавкой железа, трудился в Фарасах как крестьянин. Будучи 16-летним молодым человеком, он вступил в схватку со львом, ранил его и вышел из схватки победителем. В более зрелом возрасте Продромос много раз спасал свое село от четов (турецких разбойников).

«Мужество, отвага – это одно, а злобность, уголовщина – совсем другое, – рассуждал впоследствии старец. – Брать врагов в плен для того, чтобы перерезать им горло, – это не мужество. Настоящим мужеством будет схватить врага, сломать ему винтовку и отпустить его на свободу. Мой отец так и делал. Когда он ловил четов, совершавших набеги на Фарасы, он отбирал у них винтовки, ломал их и говорил: «Вы – бабы, не мужчины»… Сердце должно стать безрассудным», – наставлял своих чад Паисий Святогорец.

Мать старца, Евлогия, происходила из рода Франгопулосов и была родственницей преподобному Арсению Каппадокийскому. Замуж за Продромоса Эзнепидиса Евлогию выдали совсем юной, в 15-летнем возрасте.

Эти благочестивые люди родили десятерых детей. Первенцы – Екатерина и Сотирия – умерли во младенчестве. Когда преподобный Арсений крестил их третьего ребенка, тоже девочку, он велел дать ей имя Зоя, что значит «жизнь». С тех пор никто из их детей не умирал.

Рождение и крещение святого

Будущий старец родился 25 июля 1924 г., в день Успения святой Анны. При крещении младенца родители собрались дать ему имя деда – Христос, однако Промыслом Божиим все произошло иначе.

Рассказывает игумен монастыря Ватопед Ефрем: «Святой Арсений, никого не спрашивая, опустил младенца в купель, провозгласил: «Крещается Арсений». Там были все родственники, и дяди и тети. Они все начали кричать и возмущаться, обижаться на отца Арсения. «Да кто он такой? Не спросил никого!» – он и правда никого не спросил «Дал ему свое имя! Он тщеславный! А еще святого из себя строит!» Святой Арсений слышал это, конечно, но продолжал Таинство святого крещения со страхом Божиим. Как только закончилось Таинство, святой Арсений пригласил всех и говорит: «Не кричите, не осуждайте меня, потому что этим грешите». Когда я взял ребенка и должен был сказать «Крещается раб Божий», увидел светлый крест на его лбу, и Благодать в тот момент мне сообщила: «Он станет твоим преемником».

Родители святого Паисия Святогорца

В том же 1924 г. греки Малой Азии были с корнем вырваны из отеческого края. Это событие XX в. получило название «малоазийской катастрофы». После поражения Греции в греко-турецкой войне, произошел обмен населением, который производился по этническому принципу: жившие в Турции греки изгонялись в Грецию, а находившиеся в Греции турки переселялись в Турцию. С территории Малой Азии было изгнано около 1,5 млн греков. По официальным данным в то время погибло более 350 тыс. человек. На самом деле, потери были значительно больше.

«В путь отправились 14 августа 1924 г., – рассказывал много лет спустя старец. – Причем турки пришли раньше срока и стали выгонять людей… Хотя это был обмен населением, а не переселение, турки, как всегда, вели себя как злые осы…»

В Грецию приехала приблизительно половина тех греков, которые покинули родные края. Кто-то умер от голода, кто-то от недобрых рук, от лишений, от болезни… Старцу Паисию в момент переселения было примерно 40 дней. На корабле, в давке и толчее, кто-то наступил на младенца, и его жизни угрожала смертельная опасность. Но Бог сохранил Своего избранника.

Прибыв в Грецию, беженцы недолгое время пробыли в порту Пирея, а затем были переведены в крепость острова Керкира, где преподобный Арсений скончался и был погребен согласно его собственным пророческим словам: «Я проживу в Греции 40 дней и умру на острове». С Керкиры беженцы перебрались в Коницу.

Юный Арсений

Греческое правительство выделило земельные участки для переселенцев из Малой Азии, и отец Паисия, старик Продромос, оставаясь старостой беженцев-фарасиотов и в Конице, в первую очередь позаботился о том, чтобы землю получили другие фарасиоты. Для своей семьи оставил самый плохой надел – наиболее бесплодные участки земли. Расчищая и разрабатывая эти никогда не паханные наделы, он жег заросли колючих кустарников. Тогда от огня и дыма повредились глаза старика.

Университеты старца Паисия

Маленький Арсений учился у своих родителей благоговению к Богу и жертвенному служению людям. Вместо сказок и детских историй они рассказывали ему о жизни и чудесах преподобного Арсения.

Вторым человеком после преподобного Арсения, который оказал самое благотворное влияние на всю жизнь старца, была его мать. Он чувствовал к ней особую любовь и помогал ей, насколько было в его силах. От нее он научился смиренномудрию. Мать советовала ему не стараться побеждать сверстников в играх (за быстрые ноги мальчика называли «беженцем»), чтобы потом не гордиться, и даже не стремиться первым занимать место в шеренге одноклассников, потому что, как она говорила, «первым или последним ты туда встанешь – никакой разницы нет».

Мать учила детей воздержанию: не разрешала ничего есть до тех пор, пока не придет время принятия пищи. Нарушение этого правила она считала тяжелым грехом, подобным блуду. С детства Арсений предпочитал безвкусную пищу, которую вдобавок не солил, чтобы не пить много воды. Свою одежду он стирал сам. Она учила его никогда не произносить имя искусителя – диавола.

Малоазийская катастрофа

Дважды в день вся семья молилась перед домашним иконостасом. Однако мать творила Иисусову молитву, занимаясь делами по хозяйству.

Ответ Дарвину

Выучившись читать, Арсений раздобыл Священное Писание и каждый день изучал Святое Евангелие, зачитывался житиями святых. Его старший брат прятал от него книги, опасаясь, что это увлечение плохо отразится на учебе мальчика. Однако под великие праздники Арсений упорно не ложился спать, зажигал лампадку и молился, всю ночь простаивая на ногах. Тогда брат силой укладывал его в кровать, закутывая одеялами.

Как-то один из друзей старшего брата Арсения, Костас, рассказал подростку теорию Дарвина. «Пойду помолюсь, – решил мальчик, – и если Христос – Бог, то Он явится мне, чтобы я перестал колебаться в вере. Он даст знак – тенью, голосом или чем-то подобным».

Уединившись, он начал класть поклоны и молиться – так продолжалось несколько часов подряд. Совершенно выбившись из сил, он остановился и неожиданно вспомнил произнесенную Костасом фразу: «Я признаю, что Христос был Человеком выдающимся – праведным, добродетельным. Его соплеменники позавидовали Его добродетели и осудили Его на смерть». Арсений подумал: «Раз Христос был таким, то даже если Он был просто Человеком, Его стоит полюбить, послушаться и принести себя в жертву ради Него. Мне не нужен ни рай, ни что-нибудь подобное. На все жертвы стоит идти ради лишь Его святости и Его добродетели»

С сестрой Кристиной

После этого мальчику – в преизобилии Света – явился Сам Христос. «Я видел Его от пояса и выше, – вспоминал старец Паисий. – Он взглянул на меня со многою любовью и сказал: «Аз есмь воскрешение и живот: веруяй в Мя, аще и умрет, оживет» (Ин. 11:25).

Те же самые слова были написаны в раскрытом Евангелии, которое Он держал в Своей левой руке».

После этого события Арсений стал подвизаться с еще большей ревностью. Если кто-нибудь предлагал сосватать ему невесту, он решительно возражал: «Я буду монахом».

Светлячок и плотник

По свидетельствам одноклассников старца, в начальной школе он был прилежным учеником. Сияющие глаза мальчика были столь живыми и выразительными, что его прозвали «Гумбисья» (светлячок). Однако гимназии в Конице не было, и учиться дальше Арсению не пришлось. Дабы поддержать семью, он начал работать плотником, искренне полюбив ремесло Господа Иисуса Христа.

На вопрос: «Не жалеет ли он, что не получил образования?» – старец впоследствии отвечал отрицательно. Только о незнании древнегреческого языка он немного сожалел: «Если бы я окончил хотя бы пару классов средней школы, то я понимал бы лучше Священное Писание и Святых Отцов».

От природы он был художником и поэтом, писал стихи, тропари, умел рисовать. Если брался за что-то своими руками, то делал безупречно: мастерил окна и двери, нашивал потолки и стелил полы, вырезал иконостасы и изготавливал даже гробы, за которые никогда не брал денег, сочувствуя таким образом человеческой боли.

Крестьянские будни

В тяжелые годы греко-итальянской войны, оккупации, гражданской воны, многие бедняки приходили к матери Арсения, дабы обменять драгоценности на пару пригоршней муки. Мать старца давала несчастным муку и хлеб, но взамен не брала ничего.

Часто Арсений видел, как мать плачет и переживает за братьев, сражавшихся на войне. В это время он был утешением и поддержкой семье и на время отложил мысли о монашестве. Позже старец скажет: «Странничество – это не значит самому устроиться поудобнее, а родные пусть пропадают пропадом».

В доме он взял на себя все крестьянские работы, которых было очень много. В помощь ему родители наняли работника, но человек этот оказался бессовестным. Он садился на лошадь и ехал верхом, а Арсений едва поспевал за ним пешком. Работник выглядел как хозяин, а Арсений – как батрак. Однако юноша никогда не приказывал ему работать, но много трудился сам, а работник – когда имел настроение. Более того, беря лошадей на пастбище, Арсений снимал с них седла, которые нес на своей спине. Он предпочитал страдать и уставать сам, но не утомлять животных.

Паисий Святогорец

В 1945 г. Арсений был призван на службу в армию. Много раз он занимал на передовой место своих семейных солдат-сослуживцев: «У вас жены и дети, которые вас ждут, а я свободный». Большую часть службы он был радистом и благополучно уволился из армии в 1949 г.

«Моя отныне будет Мать – Мария, Матерь Бога»

После войны он снова откликается на просьбу отца о помощи: старший брат женился, и отцу приходилось особенно трудно. И только 27 марта 1954 г. после установленного испытания послушник Арсений был пострижен в монашество в обители Есфигмен на Святой Горе – принял рясофор с именем Аверкий. А в 1956 г., уже в монастыре Филофей, подвижник был пострижен в мантию с именем Паисий – в честь ревностного митрополита Кесарийского Паисия II, который был родом из Фарас.

6 октября 1963 г. скончалась мать Паисия, которую он любил чрезвычайно, но оставил ради любви ко Христу и ко Пресвятой Богородице. Старец удостоился неоднократно видеть Пресвятую Богородицу, беседовать с Ней и даже принимать пищу из Ее Пречистых рук.

Став монахом, он больше не приходил в родительский дом – даже когда жил в монастыре Стомион, недалеко от родного города. Паисий возложил своих родных на попечение Бога и не волновался за них, даже не молился, а лишь вписал их имена в помянник, чтобы священник, совершавший литургию в его келье, поминал их на проскомидии.

Монахам, которые спрашивали старца о связях с родными, он говорил: «Нам не надо к ним прилепляться. Связь с родными – это утешение человеческое, тогда как мы, монахи, должны искать утешения от Бога. Монах, который очень любит своих родителей, остается духовно недоразвитым, и Господь не дает ему этой Благодати – чувствовать родными всех людей и любить всех в равной степени».
Венцом всех подвигов Старца Паисия была любовь, о которой сам он говорил: «Я чувствую ко всем людям точно такую же любовь, какую я имел к своим родным. Сейчас людей всего мира я ощущаю братьями и сестрами».

В этой статье Вы найдёте всю подробную информацию об афонском старце Паисии Святогорце: житие, наставления, иконы и описания чудес.

Старец Паисий Святогорец — житие

Схимонах Паисий Святогорец (в миру Арсений Езнепидис; 25 июля 1924 — 12 июля 1994) — один из самых уважаемых греческих старцев и духовных светил греческого народа XX века, старец Афонской горы, известный своими духовными наставлениями и подвижнической жизнью.

Паисий родился в турецкой Каппадокии, как раз перед обменом населения между Грецией и Турцией в 1924 году. В сентябре 1924 года семья Езнепидисов поселилась в городе Коница в Эпире, в 66 км от Янины. Арсений здесь вырос и после окончания школы получил профессию плотника.

Будущий Старец в пятилетнем возрасте с родителями

В 1945 году Арсений был призван в действующую армию, где три с половиной года служил радистом. В то время в Греции шла гражданская война. После окончания войны он хотел начать монашескую жизнь, но было необходимо сначала помочь своим сёстрам.

В 1950 году он пошел на гору Афон: стал послушником духовника Кирилла, будущего игумена монастыря Кутлумуш на Афоне. Затем Кирилл направил послушника в монастырь Эсфигмен, где Арсений, будучи послушником в течение 4 лет, принял в 1954 году рясофор с именем Аверкий и перешёл в обитель Филофей, там стал учеником отца Симеона. В 1956 году отец Симеон постриг Аверкия в малую схиму с именем Паисий, в честь митрополита кессарийского Паисия II, который тоже был родом из Фарасы Каппадокийской.

После пострига в рясофор

В 1958 году из Стомио Коницкой его просили прийти помочь остановить распространение протестантских учений. Старец пошёл и жил в обители Рождества Богородицы в Стомио, оттуда отправился в 1962 году на Синай.

В 1964 году Паисий вернулся на Афон и поселился в Иверском скиту. В 1966 году он тяжело заболел и ему отняли большую часть легких. С мая 1978 года отец Паисий поселился в келье Панагуда монастыря Кутлумуш. Сюда к нему потянулись тысячи людей.

Молодой монах Паисий

В октябре 1993 года поселился в монастыре св. Иоанна Богослова в Суроти.

Старец Паисий скончался 12 июля 1994 года, неподалеку от Салоник, в Свято-Иоанно-Богословском монастыре, расположенным близ Суроти, где был и похоронен за алтарём монастырского храма преподобного Арсения Каппадокийского.

Пространное житие старца Паисия

Наставления

  • Святые отцы советуют не обращать внимание на сны. Даже если они от Бога, мы ничего не потеряем, если их проигнорируем. Богу угодна наша осторожность в этом вопросе (1) и он обязательно откроет нам то, что хотел сказать через сновидение, каким-либо другим образом.
  • Если у кого-то, кого соблазнили в ересь, будет добрый настрой – он не найдёт там себе покоя. Но если причиной его падения стал эгоизм – он будет упорствовать в своём заблуждении. Следует оплакивать такого человека.
  • Коммунисты хотели уравнять всех людей. Но в этом заключена величайшая несправедливость и неравенство, ведь все люди разные.
  • Человек должен отдавать свою любовь Богу и ближнему, а то что остаётся – остальному творению. Но экологи (друзья животных) любят только Божиих тварей, а не самого Бога и созданного по его образу и подобию человека.
  • Быть мужественным – значит иметь героизм и храбрость внутри. Люди, ставшие великими (герои), имели большое сердце и доблесть. Мужество – это всецелое доверительное посвящение себя Богу. Если кто-то тебе скажет что-то дурное – ничего страшного. Сразу вспоминай сколько раз ты сам грешил и ошибался. Сносить обиды и несправедливость – вот настоящее мужество.
  • «Что такое молитвенное правило? Это возможность попросить у Бога прощения. Кто знает? Быть может последняя в жизни. Поэтому им никогда не стоит пренебрегать».

  • «Часто бывает, что монахи, у которых нет многочисленных трудностей и волнений (которые есть у мирян), спокойны, и их всё время клонит ко сну. Но расслабляться нам нельзя. Мы должны собраться. Постепенно отсекать лишний сон и лишнюю еду. Ведь они идут рука об руку. Много сна приводит к чревоугодию, а много еды к желанию подольше поспать. Из-за еды толстеет тело. А из-за сна тучнеет ум».
  • «Духовная жизнь не имеет строгой регламентации. Человек со слабым здоровьем, который не способен к большим аскетическим подвигам, может смириться, проявить любовь к ближнему и простить ему какую-то ошибку.
  • Если кто-то сильно болен, он может принять свой недуг со славословием Богу и через это смириться и получить огромную духовную пользу.
  • У всех нас есть какие-то смягчающие обстоятельства, потому что мы боримы со стороны диавола. Но по-настоящему духовные люди к трудностям другого человека относятся как к своим собственным. Это гораздо сложнее, чем просто помочь ближним в каком-то деле. В последнем случае диавол может обокрасть нас, внушив нам гордые помыслы».
  • Не следует вслух говорить о своих искушениях. Одному столетнему афонскому монаху диавол явился из-за, казалось бы, пустяка. Он всего лишь сказал: «Ах это искушение!».
  • По моему мнению, одно из основных различий отделяющих нас от католиков – это их рационализм.
  • Монах не должен легко покидать место своего подвига из-за первых искушений. Следует бороться пока не истощатся все границы его терпения.

  • Диавол большой мастак. Каждого хочет на чём-нибудь поймать. Самое главное для нас – это контроль за своими помыслами.
  • Постоянное внушение нам злых помыслов – это рукоделие сатаны.
  • Творя Иисусову молитву не надо принимать ни дурные ни добрые помыслы. В этот момент не следует ни о чём думать. Даже если приходят смиренные чистые помыслы и вспоминаются душеполезные наставления – не следует обращать на них внимания. Нужно полностью сосредоточится на самой молитве.
  • Нам необходимо Божественное просвещение и духовный опыт.
  • Человек должен становиться лучше по доброй воле. Не важно станет ли он фонарём в городе (2) или маяком на скалах (3). Главное чтобы он нёс в себе свет.
  • Чтобы преуспеть в духовной жизни – следует всегда находить для других (даже для диавола) смягчающие обстоятельства. Себя же самого не оправдывать никогда. Ни в коем случае нельзя перекладывать на других свою собственную вину.
  • Я никогда не перебиваю собеседника, если только он не богохульствует и не несёт чепухи.
  • Если хочешь испортить духовного монаха – поручи ему управленческие дела.
  • Однажды старец Паисий сказал одному министру: «Не оказывайте Афону материальной помощи, а то монахи оставят духовное делание и станут прорабами».
  • Один католический монах, принявший Православие, захотел жениться. Но старец Паисий выразил с этим своё несогласие: «Ты обещал хранить целомудрие, не Будде или Магомеду, а Христу. Жениться тебе нельзя».
  • У старца должен быть духовный опыт. Если он им не обладает – ставит эксперименты на себе и на других. Святые отцы на себе испытали разнообразные лекарственные средства и, опираясь на свой опыт, оставили нам в наследие целую духовную аптеку.
  • Внутренняя гордость распознаётся с трудом. Один из её явных признаков – то, что человек не может найти душевного покоя. Если превозносится человек безумный – Бог даёт ему радость, но тот, кто одержим внутренним самолюбием лишён Божественного утешения. После того как он осознает свой «духовный диагноз», гордец должен не принимать людских похвал и избавляться от высокого мнения, которое о себе питает. Если примешь похвалу за добродетель, которая у тебя действительно есть – это ещё «пол греха». Если за то, чего не заслуживаешь – «полтора». У человека нет ничего хорошего от себя, всё – дар Божий. Можно обманывать свой помысл, но свою совесть (если она ещё жива) не обманешь.

  • Монах не имеет права себя оправдывать даже когда прав. Самооправдание делает душу человека жилищем бесов.
  • Святая Гора Афон достигнет духовного расцвета. Она даст подвижников, которые добьются высоких духовных состояний. Будет много хороших монахов. Наполнятся общежительные монастыри. «Материал», который есть сейчас, очень хороший. Следующее поколение иноков также сможет легко преуспеть. Но после этого придут новые монахи – люди, которых ранил мир, которые попробовали всё и нигде не нашли успокоения. Разочаровавшись во всём они станут монахами. Но и они смогут преуспеть духовно, если будут иметь к этому желание. (Сказано в 1978 году)
  • Монах должен учиться практическому, а не университетскому богословию.
  • Прежние монахи имели простоту, современные подходят ко всему с позиций логики и почти не верят в чудеса.
  • Даже преуспевшим в духовной жизни полезно отсекать свою волю.

Чудеса Паисия Святогорца

«Не отступи от нас»

Святые совершают чудеса, являются людям и исцеляют их. Мы видим это и на примере Старца Паисия — и не только при его жизни, но и после кончины. Особую помощь Старец оказывает страдающим раком и бесноватым. Он помогает в дорожных авариях, несчастных случаях, спасая от гибели. Многим больным Старец являлся в больницах. Различные личные вещи Старца чудотворят и источают неизреченное благоухание.

Исчислить посмертные чудеса Старца невозможно, к ним постоянно прибавляются всё новые и новые. «Ради словесе истины» ниже приводятся очень немногие избранные чудеса Старца, заверенные свидетельства о которых представили нам их очевидцы.

Спасение ребёнка

Приходской священник из деревни Керасья в районе Неа Миханиона неподалёку от Салоник, иерей Христос Цандалис, отец девяти детей, свидетельствует: «Мои дети забрались на плоскую крышу нашего дома. Там был открыт люк осветительной шахты, которая спускалась вниз. Дети стали прыгать через этот люк.

Один из сыновей, шестилетний мальчик с задержкой речевого развития, который ещё не разговаривал, тоже захотел перепрыгнуть через этот люк, но не смог, оступился и камнем полетел в шахту. Он упал с четвёртого этажа на первый.

С трепещущим сердцем я открывал внизу дверцу этой шахты, готовясь увидеть страшное зрелище — разбившегося ребёнка. Каково же было моё изумление, когда я увидел сына, жёлтого от страха, но целого и невредимого. Я отвёз его в больницу. Осмотрев мальчика, врачи убедились, что на нём нет ни царапины, ни малейшего перелома.

Мы поняли: произошло чудо. Я подумал, что ребёнка спасла чудотворная икона Пресвятой Богородицы, которая находится в храме нашего села Неа Миханиона. Я привёл сына к иконе и спросил его: «Это Она тебя спасла?”. — «Нет”, — ответил малыш. Он подвёл меня к фотографии Старца Паисия и стал показывать на неё пальцем, давая понять, что его спас Старец».

Чудесное явление и помощь

Свидетельство жителя города Пафос на Кипре господина Николая Ксинариса: «Я сантехник. Однажды, в июле 1997 года, закончив работу, я собирал инструменты и складывал их в машину. Смеркалось, видно было плохо. Рядом с машиной была натянута проволока, на которой сушат бельё, а на ней с краю болтался ещё один кусок проволоки. Острый край этого куска был загнут подобно крючку — сантиметра два длиной. В темноте я его не заметил. Собрав инструменты, понёс их к машине и наткнулся на крючок, который воткнулся мне прямо в глаз.

Я застыл на месте, как попавшаяся на крючок рыба. Изо всех сил я закричал: «На помощь!” Хозяин дома, где я работал, выбежал, увидел меня и пообещал, что сейчас вытащит этот крючок. Я отказался, боясь, что, вытаскивая крючок, он сделает меня слепым. Я попросил его принести из моей машины кусачки — откусить проволоку и отвезти меня в травматологический пункт, чтобы проволоку из глаза мне вытащили врачи.

Пока он искал в машине кусачки, я плакал, мне было жалко детей. У меня их трое, и я не хотел, чтобы их отец был слепым.

И вот в это мгновение передо мной возник худой человек, одетый в чёрную рясу. Увидев его, я перекрестился. У меня начался озноб. Я почувствовал, как он взял меня рукой ниже щеки и толкнул мою голову вверх. В то же мгновение кусок проволоки выскочил из моего глаза.

Когда хозяин принёс кусачки, они не понадобились. Он повёз меня в травматологический пункт. Врачи обследовали меня, я рассказал им о том, что со мной произошло, но они мне не верили. На моём глазе, прямо на зрачке, виднелся след пореза. Врачи дали мне мазь и сказали, что три-четыре дня мне надо носить на глазе повязку.

На следующий день я зашёл в магазин и на стене увидел фотографию человека, который мне явился. Я спросил у хозяйки магазина, кто это такой. Она сказала, что это очень известный монах, его имя Паисий. Я хотел во что бы то ни стало купить у неё эту фотографию, потому что она была для меня бесценна. Стал просить хозяйку, чтобы она мне её продала, предлагая ей за эту фотографию любые деньги, но она вместо фотографии подарила мне книгу о Старце Паисии. Я прочитал эту книгу за день. И теперь она всегда находится у меня в машине — как охраняющая меня святыня».

Помощь Старца в дорожно-транспортных происшествиях

Житель Афин, господин С. родом из города Каламаты, рассказывает, что он ехал на своём автомобиле в Янину. По дороге на большой скорости он лоб в лоб столкнулся со встречным автомобилем. Машина господина С. в буквальном смысле слова разлетелась на куски, а сам он с серьёзной черепно-мозговой травмой был тут же госпитализирован и помещён в реанимационное отделение.

Находясь там, он увидел светлое облако, а в нём — пожилого монаха. Господин С. был невоцерковлённым человеком, однако за несколько дней до аварии, один из знакомых рассказывал ему о благодатном Старце Паисии. Поражённый видением, этот человек непроизвольно спросил неизвестного инока:

— Ты Старец Паисий?

Старец не ответил. Он улыбнулся, ласково погладил его по голове и сказал ему:

— Не бойся, поправишься!

Господин С. пришёл в себя. Он был смущён необычным явлением, но, несмотря на то что не был до конца уверен в том, кто его чудесный посетитель, верил в истину сказанных ему слов. Взволнованный, он рассказал о явлении врачам. Врачи, видя по-человечески необъяснимое улучшение его состояния, в изумлении подтвердили:

– Действительно, произошло чудо!

Когда господина С. выписали из больницы, он проходил мимо книжного магазина и с удивлением увидел фотографию своего спасителя на обложке одной из выставленных в витрине книг. Так господин С. узнал, кто был его благодетель, и, исполненный благодарности, купил и прочёл эту книгу.

В январе 1998 года этот человек приехал на Афон, пришёл в «Панагуду» и взволнованно рассказал о том, что с ним произошло. Явление Старца — помимо того что спасло этого человека от верной смерти – в корне изменило его жизнь вообще. Этот человек нашёл себе духовника и поисповедовался. Он прекратил мирскую греховную жизнь, несмотря на то что родные всячески побуждали его к такой жизни. «Мне уже невозможно продолжать жить так, как раньше, — со слезами говорил он, — потому что я вспоминаю улыбающееся светлое лицо Старца Паисия».

Шарф Старца исцеляет опухоль

Женщина по имени Филица из города Волоса рассказывает: «Моя сестра сделала рентгенограмму молочной железы, и у неё была обнаружена опухоль. Она пришла в отчаяние, и я оказалась в трудном положении, будучи не в состоянии помочь ей и успокоить её.

Моя близкая подруга имеет великое сокровище: шарфик Блаженного Старца Паисия. Я пришла к ней и с поклоном попросила у неё эту святыню. Дрожащими руками прижав шарф к груди, с сильно бьющимся сердцем я прибежала к своей больной сестре и положила ей этот шарф на протянутые руки. Сестра со слезами на глазах подошла к иконе и стала молиться. Я пожелала ей скорейшего выздоровления и тут же возвратила святыню подруге. Через четыре-пять дней сестре вновь сделали рентгенограмму груди. Чудо произошло! Никакой опухоли на снимке не было. Она исчезла без следа. Великую Благодать имеет Старец Паисий!»

Русские займут Турцию, Турция же исчезнет с карты, потому что одна треть турок станет христианами, одна треть погибнет и одна треть – направится в Месопотамию. В Константинополе произойдёт великая война между русскими и европейцами, и прольётся много крови. Греция не будет играть первенствующую роль в этой войне, но ей отдадут Константинополь, не потому, что перед нами будут благоговеть русские, но потому, что не найдется лучшего решения.

В конце ноября 2015-го, когда турецкая авиация сбила российский военный самолёт Су-24 и мир оказался на грани чудовищного конфликта, многие православные христиане вспомнили эти слова, пророческие предостережения афонского старца Паисия Святогорца, произнесённые им несколько десятилетий назад. В те дни в России и Турции, а также в Греции и многих других странах мира сотни миллионов людей осознали шаткость и лёгкость наших временных «царств», которые ещё ветхозаветный пророк Даниил предсказал вавилонскому царю Валтасару.

Но четыре года назад мудрость русского и турецкого лидеров оказалась выше военно-политических провокаций. Подобно тому, как жители древней Ниневии, услышав предсказания пророка Ионы о скором разрушении их города, раскаялись, и эти пророчества не сбылись, так и в наше время серьёзного конфликта между Россией и Турцией удалось избежать. Конфликта, который вполне мог привести к самым страшным последствиям на всём евразийском континенте.

Преподобный Паисий Святогорец. Фото: www.pravoslavie.ru

Но кто же был тот современный Иона, чьи предостережения современному миру не теряют актуальности и сегодня? Особенно, когда пагубные либерально-обновленческие тенденции начали всё шире распространяться не только в западном христианстве, но и в Православии. О чём, к слову, этот афонский старец тоже предупреждал:

К сожалению, сегодня в богословие проталкиваются люди, не имеющие отношения к Церкви и с абсолютно мирским мудрованием, которые говорят разные вещи и совершают непозволительные действия, с целью сознательно удалить своей позицией христиан от веры. Они будут строить многие козни, но через гонение, которое последует, христианство всецело объединится. Однако не так, как хотят те, кто махинациями устраивает всемирное объединение церквей, желая иметь во главе одно религиозное руководство. Объединится, потому что при создавшемся положении пройдёт отделение овец от козлов. Каждая овца будет стремиться быть рядом с другой овцой и тогда осуществится на деле «едино стадо и един Пастырь».

Всё это – преподобный Паисий Святогорец, наш современник. Со дня его блаженной кончины, наступившей в день святых первоверховных апостолов Петра и Павла, 12 июля 1994 года, прошло всего 25 лет, но уже в январе 2015-го старец Паисий был причислен к лику святых и очень скоро был внесён в святцы (православный календарь) Русской Церкви. Исключительный случай. Обычно от кончины христианского подвижника до его прославления проходит по меньшей мере несколько десятилетий, но здесь святость преподобного была несомненна для всех, кто знал его лично, и тех, кто не знал, но по его молитвам получал помощь и исцеления.

Так, ещё задолго до земной кончины отца Паисия знали и почитали во всём православном мире. И особенно в России, которую этот афонский подвижник особенно любил. И русские православные христиане всегда отвечали ему тем же: ещё до канонизации старца во многих домашних иконостасах можно было встретить его изображение. Обычную фотографию монаха в простой иноческой скуфейке с пронзительным, немного строгим, но лучащимся особой теплотой и лёгкой грустью взглядом.

Особенно почитают старца Паисия в стенах Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Исследователь и популяризатор наследия преподобного игумен Киприан (Ященко) вот уже несколько лет осуществляет программу «Преподобный Паисий Святогорец: прославление и просвещение», в рамках которой вышли 7 серий фильма о святом, его житии, деяниях и наследии. Наследии, актуальном как в духовно-нравственном, так и в политическом отношениях, а потому требующем внимательнейшего изучения.

Путь на Святую гору

Жизненный путь будущего старца начался в 1924 году в малоазийской Каппадокии. Эта местность в древности прославилась тем, что именно отсюда в первые христианские века вышло множество святых, включая Великих каппадокийцев – Святителей Василия Великого, Григория Нисского и Григория Богослова. Уже в XI столетии от Рождества Христова сюда проникли сельджуки и началась исламизация этих земель, однако вплоть до первой четверти XX века в Каппадокии проживало немало христиан: греков и армян.

До активизации националистов-младотурков в Османской империи сохранялись относительная веротерпимость и отсутствие межэтнической вражды. Всё радикально изменилось с началом Первой мировой войны: геноцид армян 1915 года – лишь самая яркая, кроваво-алая страница этнической истории тех лет. Пострадали и турки, в итоге лишившиеся своей многовековой империи, и греки, также подвергшиеся, хотя и в меньшей степени, геноциду.

Более того, в результате греко-турецкой войны 1919 – 1922 годов состоялся принудительный обмен населением Греции, Турции и Болгарии. Миллионы людей, как христиан, так и мусульман покинули места, где жили десятки поколений их предков.

Так, практически все греки были вынуждены покинуть Малую Азию, включая колыбель восточного христианства Каппадокию (после 1924 года на территории Турции православным грекам разрешалось проживать только в границах старого Константинополя и на эгейских островах Имброс и Тенедос). В греческой историографии эти события именуются «Малоазийской катастрофой».

Итогом этой катастрофы для простой греческой семьи Евлампии и Продромоса Эзнепидисов, у которых 7 августа (по новостильному гражданскому календарю) 1924 года родился сын Арсениос (Арсений), будущий старец Паисий, стало их вынужденное переселение в маленький городок Коницу на Севере Греции близ албанской границы. А вместе со своей паствой отправился и известный старец тех лет, ныне также прославленный в лике святых преподобный Арсений Каппадокийский. Именно он крестил младенца Арсения и предсказал ему монашеское будущее. Вот как описывает эти годы Житие преподобного Паисия:

Уже с детских лет Арсений жил как подвижник. Он наслаждался чтением Житий Святых, усердно, с чрезвычайной ревностью и с удивительной бескомпромиссностью стремясь подражать их подвигам. Он отдавался непрестанной молитве и одновременно с этим старался развить в себе любовь и смирение. В юношеском возрасте будущий Старец выучился ремеслу плотника, желая и в этом быть похожим на Христа.

А между тем как итог Второй мировой войны началась кровопролитная гражданская война между просоветскими повстанцами и прозападными правительственными войсками. Будущего старца призвали в действующую армию, где он три с половиной года служил радистом, не проливая братской крови, но учась смирению и послушанию, проявить которые ему в полной мере довелось уже совсем скоро.

Вскоре после демобилизации, в 1950 году, Арсений Эзнепидис ушёл на Святую гору Афон, где стал послушником геронды Кирилла, будущего игумена афонского монастыря Кутлумуш. Начался путь к старчеству.

Отец Паисий в молодости. Фото: www.pravoslavie.ru

Через испытания к спасению

Житие монаха – не биография политического деятеля. Оно не изобилует множеством публичных встреч и заявлений. Того, что мы именуем «мероприятиями». Но оно поистине «событийно», подлинно сопричастно дарованному Богом бытию. В ежеминутном молитвенном общении с Господом, в несении чужих тягот, в смирении и послушании.

Таково Житие и старца Паисия Святогорца, в 1954 году постриженного в рясофор, а в 1957 году принявшего малую схиму с именем в честь Святителя Паисия Кесарийского в известном своим консерватизмом афонском монастыре Эсфигмен. А в 1958-м вернулся в места своего детства, где возродил монастырь Рождества Богородицы, также известный как Стомион.

Здесь он активно проповедовал, успешно противопоставив православную проповедь активно распространявшейся в то время протестантской пропаганде. А с 1962 по 1964 год – подвизался на Синае.

Как впоследствии вспоминал старец Паисий, Сама Богородица указала ему этот путь:

Я попросил Матерь Божию, чтобы Она Сама показала мне место, куда идти. И Она сказала мне: «Иди на Синай».

Здесь, в египетской пустыне старцу довелось сразиться с бесовскими силами. Не именуя имени нечистого вслух, он шутя называл его «тангалашкой». Но смешного было мало, это только многим из нас кажется, что враг рода человеческого – это нечто из голливудских «страшилок». В реальности всё куда страшнее, неописуемо страшнее.

Так, в Житии преподобного Паисия есть рассказ о том, как одна девушка, впоследствии ставшая монахиней, спросила старца:

– Дедушка, а вы его видели?

– Да! Знаешь, какой он «красивый»! Насколько велика любовь Господа, не позволяющая увидеть дьявола! Умерло бы всё человечество со страха!

А о своей духовной борьбе с врагом рода человеческого говорил так:

Диавол действительно преображается в человека, в животное и тому подобное. Он действительно осязаем. Это некая иная сущность, которой мы не знаем. Ты видишь его, осязаешь его, связываешь его молитвой, и он тут же исчезает прямо на твоих глазах.

Прожив два года в знаменитом синайском монастыре Святой Екатерины, ещё относительно молодой отец Паисий проявил высочайшую аскезу. Поселившись в маленькой келье в башне, в которую ранее селили ссыльных, он тут же выкрутил электрическую лампочку и убрал с кровати матрас. А затем ушёл в пещерную келью святой Епистимии, где питался только чаем с сухарями.

Монашеское служение преподобного Паисия на Синае. Фото: www.pravoslavie.ru

В 1964 году отец Паисий вернулся на Афон и поселился в скиту Иверского монастыря. Тяжело больным: открылась астма, приведшая к тяжелейшей лёгочной болезни и страшным мучениям. Мучениям, которые привели к подлинному старчеству и чудотворению.

Широко известны евангельские слова Спасителя о том, что «Царство Небесное нудится», то есть – добывается с трудом, с усилиями, потом, а порой и кровью. Об этом же нередко говорили и светские мыслители.

Так, французский философ румынского происхождения Эмиль Чоран утверждал, что только страдание по-настоящему изменяет человека. Но есть одно существенное добавление: страдание, перенесённое с христианским смирением.

В случае со старцем Паисием физические страдания стали вечным спутником его земной жизни. В 1966-м после тяжелейшей операции он лишился значительной части лёгких. Но Господь даровал ему ещё 28 лет монашеского служения. Служения, исполненного страданий и… подлинно христианской любви. Старец, превозмогая боль, постоянно принимал в своей келье паломников и каждому помогал в его беде. В том числе – в буквальном смысле перенимая их мучения на себя. Вот как просто и мудро это описывается в его Житии:

Он проводил свою жизнь в безвестности, всецело вручив себя Богу, Который, в Свою очередь, явил и отдал его людям. Многие и многие приходили к Старцу и находили руководство и утешение, исцеление и покой своим измученным душам. Божественная любовь преизливалась из освященной души Старца, сияние Божественной Благодати исходило от его преподобнического облика. Целыми днями без устали Старец Паисий Святогорец забирал у людей их боль, расточая вокруг себя божественное утешение.

Старец Паисий на Святой Горе Афон. Фото: www.pravoslavie.ru

Скончался старец Паисий, как уже было сказано, 12 июля 1994 года в монастыре апостола Иоанна Богослова в греческом селении Суроти близ Салоник. Здесь же и был погребён, после чего к его могиле сразу же стали стягиваться многие и многие тысячи паломников.

И сегодня, когда Православный мир, в первую очередь, Константинопольская и Русская Церковь, пребывает в разделении, молитвы этому великому старцу могут помочь исцелить эту рану. Ну и, конечно, не стоит забывать о его пророчествах – важнейшем предупреждении всему миру.

Преподобный отче Паисие, моли Бога о нас!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *