Памятник древнерусской литературы слово о полку игореве

В «Слове о полку Игореве» говорится об историческом событии: неудачном походе на половцев князя Новгород-Северской земли Игоря Святославовича в 1185 году, в котором он потерпел поражение и потерял войско.

Загадочна история открытия и опубликования этого произведения. Рукопись в списке XVI века была найдена в одном из старых монастырей, потом она хранилась в библиотеке графа М. И. Мусина-Пушкина, который преподнес ее Екатерине II. Во время пожара в Москве в 1812 году она сгорела. Сохранился не ее подлинник, а список с оригинала, сделанный в XVIII веке.

Этот необыкновенный памятник древней русской литературы волновал умы многих историков, поэтов, просто любителей древности. Пушкин неоднократно возвращался к древнерусской поэме в своих записках и статьях, которую называет также «Песнь о полку Игореве». Так, он пишет: «Знатоки, видевшие ее, сказывают, что почерк ее был полу-устав XV века. Первые издатели приложили к ней перевод, вообще удовлетворительный, хотя некоторые места остались темны или вовсе невразумительны. Многие после того силились их объяснить. Но… первый перевод, в котором участвовали люди истинно ученые, все еще остается лучшим».

Высказывались сомнения в подлинности этого произведения, авторство пытались приписать то Державину, то Карамзину. Пушкин однозначно высказывается по этому поводу: «Некоторые писатели усумнились в подлинности древнего памятника нашей поэзии и возбудили жаркие возражения. Счастливая подделка может ввести в заблуждение людей незнающих, но не может укрыться от взоров истинного знатока».

Историческая подоплека событий, описываемых древним русским поэтом, такова: в 1184 году русские князья во главе с киевским князем Святославом разбили половцев. Опасность, казалось бы, отступила от Русской земли. Князь Игорь в том походе не участвовал по причине того, что поход начался весной, и гололедица помешала его конному войску прибыть вовремя.

Для того времени война не была чем-то необычным. Князья сопредельных княжеств постоянно стремились таким путем увеличить свои личные владения, иногда даже призывая в союзники извечных врагов — половцев. Недальновидность князя Игоря как раз в том и состоит, что он не понимает необходимости единения, совместной борьбы с опасным врагом. В походе Игорь действовал с исключительной отвагой, но стремление к личной славе и корысть привели его к поражению, какого русские еще не знали. Игорь и его брат Всеволод оказались в плену.

Вслед за победой над Игорем половцы ринулись разорять Русскую землю. Князья были заняты раздорами, а «поганые» рыскали по Русской земле. Сама природа сочувствует пленному князю. Вот как она встречает появление кочевников: «Стоном стонет мать — сыра земля, мутно реки быстрые текут, пыль несется, поле покрывая, стяги плещут: половцы идут».

Основной пафос «Слова о полку Игореве» — призыв автора к князьям объединиться на благо земли Русской и дружно выступить против половцев.
Ингварь и Всеволод,
И все три Мстиславовича, не худого гнезда соколы!..
Где же ваши золотые шлемы и копья польские и щиты?
Загородите полю ворота своими острыми мечами
За землю Русскую,
За раны Игоревы,
Буйного Святославовича!

Тяжесть неудачи Игоря была тем сильнее, что она подорвала значение блестящей победы над половцами, за год до этого одержанной союзом русских князей. Автор одобряет войну против иноверцев. Да иначе и не могло быть, особенно если придерживаться версии о том, что автор был участником похода. Он страстно стремится передать свою тревогу за судьбу Родины, зажечь слушателей своими стремлениями и надеждами.

Вот так проникновенно рисует он битву дружины Игоря с половцами:
Бился день,
Бился другой,
На третий день к полудню пали стяги Игоревы.
Тут два брата разлучились на берегу быстрой Каялы;
Тут кровавого вина не достало;
Тут пир закончили храбрые русичи:
Сватов напоили, а сами полегли за землю Русскую.
Никнет трава от жалости,
А дерево с горем к земле приклонилось.

И эта беда произошла по вине Игоря, который, не прислушавшись к дурным предзнаменованиям, повел войско на гибель. Пусть косвенно, но Игорь виноват и в гибели Изяслава, сына Василькова, чью дружину тоже «крылья птиц приодели, а звери кровь полизали».

С гневным упреком обращается поэт к русским князьям: «Это вы раздорами и смутой к нам на Русь поганых завели».

А в Путивле, стоя на высокой стене города, плачет по пленному Игорю Ярославна. Горе затмило для нее весь свет, а виной тому — война. Упрекает они и ветер, и солнце. Ей все равно, зачем ушел воевать ее лада; любая война приносит женам и матерям только страдания.
На Дунае Ярославнин голос слышится,
Кукушкой безвестною рано кукует:
«Полечу, — говорит, — кукушкою по Дунаю,
Омочу шелковый рукав в Каяле-реке,
Утру князю кровавые его раны
На могучем его теле.

Плач Ярославны и другие яркие эпизоды свидетельствуют о том, что автор поэмы был литературно одаренным человеком. Своеобразный певучий язык «Слова…», удивительные сравнения свидетельствуют об этом.

Нет никаких сомнений в том, что «Слово…» написано патриотом своей родной земли. Теплое чувство любви к родине проявляется в том душевном волнении, с которым автор говорит о поражении дружины Игоря, и в том, как он передает плач русских женщин по убитым воинам.

Русь, весь русский народ является главным героем древней поэмы. «Слово о полку Игореве» оставляет ощущение Родины как огромного пространства: бескрайние леса, поля, «синее море», Дон, Волга, Днепр, Дунай, Западная Двина, города Киев, Полоцк, Чернигов, Курск, Переяславль, Белгород, Новгород, — вся Русская земля введена в круг повествования.

Образ Родины с ее реками, городами, людьми русскими противопоставлен образу пустынной половецкой степи, «стране незнаемой», с ее болотами и «грязевыми местами».

Но как ни храбры русские воины, как ни мужественны их предводители, многочисленного врага можно победить только большой, объединенной силой. Выразителем этой идеи в поэме является стольный киевский князь Святослав Всеволодович. В его «золотом слове», «со слезами смешанном», писатель открыто призывает к единению родной земли и прекращению раздоров.

Поэма заканчивается хвалебной песнью князьям и дружине. И действительно, история подтвердила, что русские воины — настоящие патриоты, храбрые и стойкие защитники Родины.

Во второй половине 11 в. на Руси все отчетливее проявляются признаки усиления феодальной раздробленности.

Князь Ярослав Мудрый обрел отеческий престол в жесточайшей междоусобной борьбе. Памятуя об этом, он оставил завещание, в котором четко определил наследственные права своих сыновей. Всю русскую землю он поделил на пять «уездов» и определил, кому из братьев в каком княжить. Братья Ярославичи (Изяслав, Святослав, Всеволод, Игорь, Вячеслав) два десятилетия совместно боролись против нашествий и сохраняли единство Русской земли.

Однако в 1073 г. Святослав изгнал из Киева своего брата Изяслава, решив стать единоличным правителем. Изяслав, потеряв свои владения, долго скитался и смог вернуться на Русь только после смерти Святослава в 1076 г. С этого времени началась кровопролитная борьба за власть.

В основе кровавых смут лежало несовершенство созданной Ярославом удельной системы, которая не могла удовлетворять разросшийся род Рюриковичей. Не было четкого порядка в распределении уделов и наследовании. Противоречивость наследственных прав, неопределенность границ уделов порождали все новые междоусобицы.

Кровавые распри усугублялись непрерывными набегами половцев, которые умело использовали разобщенность русских князей. Иные князья брали половцев в союзники и приводили их на Русь.

В 1097 г. по инициативе Владимира Всеволодовича Мономаха, сына Всеволода Ярославовича в Любече состоялся съезд князей. На нем для прекращения междоусобиц было решено установить новый порядок организации власти на Руси. В соответствии с новым принципом каждое княжество становилось наследственной собственностью местного княжеского рода.

Принятый закон стал основной причиной феодальной раздробленности и разрушил целостность древнерусского государства. Он стал поворотным, так как произошел перелом в распределении земельной собственности на Руси.

Только внешний фактор, а именно необходимость отпора к сер. XI в половцам еще удерживал Киевскую Русь от распада. В 1113 г Мономаха призвали на престол. Ему удалось удержать под своей властью всю русскую землю. При Мономахе укрепился международный авторитет Руси, была составлена начальная русская летопись «Повесть временных лет”.Сыну Мономаха, Мстиславу 1 Великому(1125-1132) удавалось еще некоторое время удерживать единство русских земель. После его смерти Киев.Русь окончательно распалась на 1,5 десятка княжеств — государств.

Были такие княжества, как:

Киевское княжество (несмотря на утрату общерусского статуса, борьба за его обладание продолжалась до нашествия монголо-татар);

Владимиро-Суздальское княжество

Черниговское и Смоленское княжества (важнейшие торговые пути в верховья Волги и Днепра);

Галицко-Волынское княжество (находилось в междуречье Буга и Днестра, очаг пашенной землевладельческой культуры);

Полоцко-Минская земля (имела выгодное расположение на перекрестке торговых путей).

Феодальная раздробленность характерна для истории многих государств Средневековья. Уникальность и тяжелые последствия для Древнерусского государства заключались в ее продолжительности — около 3,5 столетий.

Последствия феодальной раздробленности: Позитивные:

1. Расцвет городов в удельных землях

2. Новые феодальные отношения 3. Складывание новых торговых путей 4. Князья «осели» на своих землях и наводили порядок там: обеспечили повиновение народа и прекратили распри внутри правящего класса Негативные: 1. Постоянные княжеские междоусобицы 2. Дробление княжеств между наследниками 3. Ослабление обороноспособности и политического единства страны

В основе «Слова о полку Игореве» лежат реальные исторические события, отраженные и в русском летописании, – поход в 1185 г. новгород- северского князя Игоря на половцев. В поход Игорь Святославич выступил «малой силой», используя военную поддержку только ближайших родственников: старшего сына Владимира, княжившего в Путивле; брата Всеволода – князя курского и трубчевского; племянника Святослава Рыльского. По подсчетам исследователей, в походе князя Игоря на половцев участвовало от 4 до 9 тыс. воинов. Скорее всего, войско выступило в поход 23 апреля, в день памяти Георгия Победоносца, небесного покровителя князя Игоря, а 1 мая 1185 г. стало свидетелем необычного природного явления – солнечного затмения, предвещавшего неудачу. Среди ученых не прекращаются споры о маршруте и хронологии похода князя Игоря, о реальном составе его участников, о ходе и результатах военной операции, ибо летописные источники содержат разные версии этого события, иногда противоречащие данным «Слова о полку Игореве». Например, Лаврентьевская летопись не упоминает о реке Каяле – месте трагической битвы, но сообщает, что в походе участвовали два сына Игоря; Ипатьевская летопись рассказывает о том, что в бою с половцами новгород-северский князь был ранен.

Игорь не поставил в известность о своих действиях старшего в роде Ольговичей и великого среди русских князей Святослава Киевского, тем самым нарушив закон феодальной иерархии и проявив военно-политическую недальновидность. Выступая в поход, Игорь ставил перед собой безумно смелую, но заранее обреченную на провал задачу: с малочисленной дружиной отвоевать у половцев Причерноморье, вернуть владения своего деда Олега Гориславича. Отправляясь в поход, князь Игорь преследовал государственно важную цель – отбросить кочевников в глубь степей, подальше от границ Русской земли, и тем самым продемонстрировать свой политический выбор – окончательный разрыв с половцами, родственниками (по бабке) и недавними союзниками. Прежде ему не удалось этого сделать: он не участвовал в победоносном походе против Кончака в 1183 г. вместе с киевским князем Святославом, а в 1184 г. из-за гололедицы его конное войско опоздало к решающему сражению.

Итак, причины, побудившие князя Игоря выступить в поход против половцев, трагически противоречивы: им двигали и родовые интересы, и обостренное чувство воинской чести, и осознание патриотического долга. Храбрость воина, по словам автора «Слова», победила в нем трезвый политический расчет: кочевой Степи нельзя было противостоять в одиночку. Неразумные действия Игоря погубили войско, заставили князя изведать позор плена и бегства из него, «отворили ворота» половцам для набегов на Русскую землю.

Проблема авторства и времени создания «Слова о полку Игореве»

Как и большая часть произведений древнерусской литературы, «Слово о полку Игореве» анонимно. До сего дня не прекращаются попытки установить личность создателя памятника. Одни исследователи ищут его среди современников описываемых событий, участников похода князя Игоря, называя имена, к примеру, тысяцкого Рагуила Добрынина или его сына, однако не всякий воин умел так же хорошо владеть пером, как оружием. Другое направление в поиске автора ведет к выявлению круга знаменитых писателей и «песнопевцев» той эпохи, но, к сожалению, до пас, как правило, не дошли созданные ими произведения, которые можно было сравнить с текстом «Слова о полку Игореве».

Самые фундаментальные исследования в этой области принадлежат историку Б. А. Рыбакову, который в книге «Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве”» (М» 1972) высказал предположение, что произведение могло быть написано киевским боярином, летописцем Петром Бориславичем. По мнению ученого, это «светский писатель, полководец и дипломат», который «не был придворным, подневольным летописцем и мог временами, не нарушая феодальной верности, подняться до мудрого осуждения торопливых и необдуманных действий» князя. Сравнив стилевую манеру автора «Слова о полку Игореве» с языком тех фрагментов Ипатьевской летописи, которые приписываются Петру Бориславичу, киевская исследовательница В. Ю. Франчук пришла к выводу о близости памятников, что подтверждало гипотезу Б. А. Рыбакова. Независимо от того, верны ли выводы историка и лингвиста, ясно одно: будущий поиск автора «Слова» необходимо вести комплексно, объединив усилия ученых разных специальностей.

На сегодняшнем этапе изучения памятника образ автора можно реконструировать только исходя из текста самого «Слова о полку Игореве». Безусловно, это человек широкой образованности, хорошо знакомый с книжной культурой и устным народным творчеством своей эпохи; отличающийся широтой историко-политического кругозора и прозорливостью поэта, призвавшего Русь к единству накануне монголо-татарского нашествия. Еще Н. М. Карамзин предположил, что автор «Слова» был светским человеком, далеким от официальной церкви: ведь только мирянин мог позволить себе такое обилие языческих элементов в произведении. Ярославна, жена князя Игоря, не вернувшегося из военного похода, обращается за помощью не к христианскому Богу, а заклинает силы природы возвратить ей «ладу», чтобы не слать «къ нему слезъ на море рано», вернуть «веселие, по ковылию развѣяно».

Общепризнанным в науке является положение о принадлежности автора «Слова о полку Игореве» к высшему классу феодального общества, поскольку он проявляет хорошую осведомленность в политических отношениях и военном деле, имеет независимую позицию, поднимаясь до критики действий русских князей. Однако и князь Игорь, и его брат Всеволод пользуются у автора «Слова» уважением за их воинскую доблесть, поэтому, скорее всего, писатель выражал интересы Ольговичей, старший из которых – черниговский князь Святослав – в 1181 г. окончательно утвердился на киевском столе. Для создателя «Слова о полку Игореве» Святослав был образцом политической мудрости, идеальным правителем. В связи с чем становится понятно, почему большинство исследователей склоняется к мысли о черниговском или киевском происхождении «Слова», отмечая при этом, что на события современности автор произведения смотрел с общерусских позиций. Интересны размышления Д. С. Лихачева о творце «Слова о полку Игореве», которого академик считал профессиональным поэтом-певцом, пользующимся покровительством князя: либо Святослава Киевского, либо самого Игоря.

Вопрос о времени создания памятника является дискуссионным в научной литературе. По мнению многих авторитетных исследователей, все в произведении говорит о том, что оно писалось по «горячим следам» – вскоре после похода князя Игоря и его возвращения из плена, т.е. во второй половине 1180-х гг. В тексте «Слова» отсутствуют прямые датировки, однако много намеков па политические события, понятные лишь современникам. Возможно, это тоже послужило причиной малочисленности списков произведения, смысл отдельных фрагментов которого с течением времени становился не вполне понятным для потомков, требовал исторического комментария. Н. С. Демкова справедливо полагает, что «Слово» не могло быть создано после 1196 г., ибо содержит «здравицу» Всеволоду Святославичу, умершему в мае этого года. Оригинальна позиция Л. Н. Гумилева, который считал «Слово о полку Игореве» поэтическим откликом не на события незначительного по своим масштабам похода князя Игоря против половцев, а на русскую национальную трагедию, связанную с монголо-татарским нашествием. Гумилев датировал памятник XIII в., видя в нем «иносказание», однако о других примерах подобного рода в литературе Древней Руси неизвестно.

Существует и крайняя точка зрения, согласно которой «Слово о полку Игореве» – либо поздняя запись устного предания, появившаяся в XVI в., либо блестящая подделка, выполненная в конце XVIII в. Отряд скептиков, отрицавших древность «Слова», стал формироваться вскоре после публикации памятника. По мнению деятелей «скептической школы» (М. Т. Каченовский, О. И. Сенковский, М. Н. Катков и др.), идейно-художественное богатство «Слова» не соответствовало эпохе «варварства и невежества», каким представлялось русское Средневековье. Даже защитникам подлинности памятника, в число которых входил А. С. Пушкин, «Слово о полку Игореве» долгое время казалось «оазисом» в «пустыне» древнерусской словесности.

В конце XIX в. французский исследователь Луи Леже вновь подверг пересмотру вопрос о древности «Слова о полку Игореве», пытаясь доказать, что оно не современно описанным событиям и, возможно, является переделкой открытой к тому времени «Задонщины». Эта гипотеза получила развитие в работах скептиков XX в.: французского слависта

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *