Пари паскаль

Пари Паскаля (AA055) — предложенный математиком и философом Блезом Паскалем аргумент для демонстрации рациональности религиозной веры. Текст аргументации является фрагментом размышлений, содержащихся в посмертно изданной работе «Мысли о религии и других предметах» (Pensées sur la religion et sur quelques autres sujets}, написанной в 1657 — 1658 годах.

Формулировка

Если человек верит в Бога, а его нет — он ничего не теряет. Но если он не верит в Бога, а он есть — человек теряет всё.

Контрапологетика

Данный аргумент ошибочен по некоторым причинам:

Во-первых, в мире существует очень много религий. В какую верить? Может быть, истинный Бог — «умерший»? Почему Бог, придуманный только что, не может быть истинным?

Во-вторых, а что, если Бог — деистический и ему безразличны все молитвы и то, атеист ты или верующий? Может быть, Бог решил проверить наш разум, подкинув идею религии? Сперва звучит абсурдно, но идея об испытании Адама и Евы разве не абсурднее?

В-третьих, разве человек, верящий в Бога, ничего не теряет? Деньги, часы, потраченные на молитвы, пренебрежение критическим анализом?

В-четвёртых, можно придумать аналогию Богу с подобной аргументацией, например:

Вампиры и чеснок:

  1. Вешая чеснок на стены, ты защищаешь себя от вампиров.
  2. Если вампиров нет, ты ничего не теряешь.
  3. Если они есть, ты теряешь всё.

Религия грязи:

  1. Не моясь и нося только грязные носки, ты уменьшаешь шанс гнева на тебя вонючего носка.
  2. Если носка нет, а ты не мылся — ты ничего не теряешь.
  3. Если носок есть — ты теряешь всё.

Логические ошибки

  1. добавить логические ошибки

Внешние ссылки

  • Страница аргумента на Iron Chariots .

Связанные аргументы

Смежные аргументы

  • AA060. Обращение к вере

Во все времена существовали люди, которые обладали незаурядным интеллектом и фантазией. Кто-то направлял свои таланты в искусство, музыку или живопись, кто-то в науку, принося всему человечеству невероятные открытия. Их фамилии известны всему миру, они – признанные гении, прославленные своими трудами. Но есть и такие личности, которые решили использовать свой недюжинный ум в преступных целях. Конечно, большинство из них, порой, несмотря даже на тщательно продуманные планы, оказывались за решеткой. Но ни форма в полоску, ни камеры не могли умерить их жажду свободы, и были не в силах притупить их умы. Именно благодаря наличию этих двух факторов, мир периодически сотрясали известия о грандиозных и дерзких побегах из всевозможных тюрем. Мы решили представить Вам топ-10 знаменитых побегов.

Побег из Мэйз

Эта тюрьма много лет в Европе считалась самой защищённой от побегов. Ведь и заборы там почти пять метров высотой, каждый блок окружала бетонная стена более пяти метров в высоту, стальные ворота и колючая проволока, но даже такие препоны не смутили заговорщиков. План разрабатывался несколько месяцев, в тюрьму переправили несколько единиц оружия и т.д. В половине третьего ночи, заключённые смогли захватить заложников, забрать у них одежду, облачиться в неё. Через час беглецы захватили продуктовый грузовик и на нём поехали навстречу свободе. З8 человек участвовали в этом побеге, он до сих пор считается самым массовым в Британии, так же это событие унесло несколько человеческих жизней, много было и пострадавших.

Билли Хэйс

В 1970 году Билли Хэйс был арестован при попытке перевести гашиш в Турцию. В те годы, Турция довольно сурово относилась к контрабандистам, что перевозили наркотики, и человек, являющийся гражданином другой страны, исключением не стал. Изначально, незадачливый наркокурьер получил четыре года, однако, после того, как их заменили тридцатилетним сроком, Хэйс решился бежать. Спровоцировав охранника, и, вступив с ним в драку, Хэйс одержал верх. Облачившись в его одежду. Билли покинул ненавистное учреждение. Но, несмотря на это, Турция все еще оставалась для него опасным местом. Для того, чтобы попытаться вырваться из враждебной страны, он крадет лодку, и, практически не имея никаких запасов, отправляется в весьма рискованное плавание. Но на счастье беглеца, в то время отношения Турции и соседней для нее Греции, находились на своем пике негатива. Вследствие этого, эллинские сотрудники пограничной службы не препятствовали Хэйсу. Более того, американцу была оказана содействие, его передали полиции, которая в свою очередь переправила беглого в посольство, и Билли удачно вернулся в Соединенные Штаты. По возвращению на родину, Билли Хэйс стал настоящей звездой. Книга, что описывала все его злоключения, приобрела статус национального бестселлера.

Паскаль Пайет

Француз Пайет – известный преступник и авантюрист. В 2001 г. он попал под стражу за попытку ограбления и убийство инкассатора. Осудили его к тридцати годам заключения, в течении которых Пайет умудрился три раза сбежать. Первая попытка была предпринята на первом же году лишения свободы. Тогда Паскаль смог сбежать на вертолете, забравшись в него по веревочной лестнице. Второй раз Паскаль Пайет решил сбежать… абсолютно таким же способом, да еще и с тремя сообщниками! Третий же побег, вновь пойманного француза, случился в 2007 г., и имел успех. Произошел он в тот день, когда Франция безмятежно отмечала праздник взятия небезызвестной Бастилии. А неунывающий Пайет опять повторил номер с лестницей и вертолётом, который удался и в третий раз! Три подельника Паскаля захватили вертолет с пилотом и приземлились прямо на крыше тюрьмы. Затем пилот был отпущен, а ни о Паскале, ни его трех сообщниках никто ничего больше не слышал.

Техасская семёрка

Новое тысячелетие (декабрь, 2000 г.) ознаменовалось для тюрьмы «John Connally Unit» дерзким побегом семерых заключённых, причём это исправительное учреждение считалось самым охраняемым в Техасе. Но, ум и смекалка уголовников помогли преодолеть им все заслоны на пути к свободе. Хорошо спланированный план включал в себя много тщательно продуманных этапов. Эти «семеро смелых» для начала операции выбрали самое спокойное время, когда вокруг было мало охраны. В этом побеге было всё – переодевание в спецодежду, захват гражданских служащих, воровство документов и кредиток, звонки по телефону для введения в заблуждение службы охраны, захват оружия и всё это происходило на территории тюрьмы. На последнем этапе они захватили машину обслуживающего персонала и вырвались на свободу. Началась беспрецедентная охота за беглецами. И вот тут-то неоценимую помощь оказало телевидение, после показа телешоу «Самые разыскиваемые преступники Америки» преступников удалось поймать. Все они были приговорены к высшей мере наказания.

Джулиан Шотард

Французский поджигатель, приговоренный к семи годам лишения свободы, он ухитрился сбежать из лондонской тюрьмы, не успев в ней побывать. Он отстал от группы вновь привезенных осужденных и спрятался за тюремным фургоном, на котором их всех привезли. А затем, уцепившись за днище этого же фургона, покинул территорию тюрьмы. Побег обнаружили лишь семь часов спустя, когда при просмотре изображений с видеокамер, один из охранников заметил необычную тень под грузовой машиной. Удивительно, но спустя три дня беглец добровольно пришёл в полицейский участок.

Альфред Хайндс

Британский преступник, который сумел трижды совершить побег. Родился он в семье вора, его отец погиб во время вооружённого ограбления, когда Алфи было всего семь лет. Наверное, выбора на тот момент у малыша не было, и он пошёл по стопам отца. Ещё ребёнком Альфред попал колонию для малолетних и оттуда же совершил свой первый побег. В годы Второй мировой войны Хайндса призвали в армию, но там он тоже долго не задержался, он бежал с фронта и продолжил воровскую жизнь. В 1953 году Хайндс ограбил ювелирный магазин, сорвав куш на $ 90000, впоследствии эти украшения так и не нашли. На суде он полностью отрицал свою вину, но, тем не менее, приговор был достаточно суров – 12 лет лишения свободы. Уже в начале срока Алфи исчез. До сих пор никто так и не понял, как ему удалось бежать из камеры, а потом преодолеть шестиметровую тюремную стену. Именно за этот фантастический побег он получил прозвище Гудини, в честь известного фокусника. На свободе Альфред стал примерным гражданином. Он перестал воровать, устроился на работу, причём по контрактам ездил по всей Европе. Но сыщики из Скотленд-Ярда спустя почти восемь месяцев, всё-таки выследили и поймали беглеца. Но Хайнцу настолько не хотелось обратно в тюрьму, что он подал иск на действия сотрудников полиции при аресте. В действительности же он решил прямо из суда вырваться на свободу. Пройдя в туалет, в сопровождении двух охранников, Альфи умудрился запихать обоих стражей в кабинку, закрыл их на замок, который был заранее подготовлен его друзьями. Но, увы, через пять часов, его поймали. Ещё раз неутомимый Альфред бежал из Челмсфордской тюрьмы, хотя еще не прошло и года. Вернувшись в Ирландию, он устроился продавать машины, схватили его по нелепой случайности – он ехал в незарегистрированном авто. И опять Хайндс утверждал свою невиновности, зная о пробелах в законодательстве и процессуальных нарушениях при аресте. Но, получив очередной срок, он отбыл его до конца.

Джон Диллинджер

Легендарный американский грабитель банков Джон Герберт Диллинджер, о жизни которого сегодня снимают фильмы, был головной болью всей полиции Америки. Являясь врагом общества номер 1, он дважды ухитрился сбежать из хорошо охраняемых тюрем. Дерзость второго побега из исправительной колонии, не знала границ. Пока прокуроры и судьи предвкушали удовольствие от предстоящего над ним правосудия, и, будучи в полной уверенности, что уж теперь-то подсудимый никуда не денется, Диллинджер продумывал свой план освобождения. Ему удалось сбежать из тюрьмы при помощи пистолета, причём оружие изготовил из… дерева, а для покраски использовали гуталин. Это «оружие» помогло захватить надзирателей и сотрудников охраны в своей камере, потом Джон запер их, а сам преспокойно вышел из тюрьмы. Больше Диллинджер в места заключения не возвращался, покинул он этот свет на очередном преступном деле, где полицейские открыли огонь.

Побег из Алькатраса

Около тридцати лет функционировала эта тюрьма с суперзащитой, для самых отпетых преступников и для тех, кто пытался бежать из других тюрем. Так как считалось, что из Алькатраса бежать невозможно. Тем не менее, желающих вырваться с этого острова на волю было предостаточно. Но, увы, все эти попытки были неудачными. И лишь 11.06.1962 года Джон Энглин, Кларенс Энглин и Фрэнк Моррис решились на дерзкий рывок. Причём спланировано было всё необычно и дерзко. Изготовив самодельную дрель, они раздалбливали куски бетона, стараясь добраться до служебного тоннеля. Работать им приходилось один час в день, когда в тюрьме включали музыку, чтобы шум инструмента не было слышно. Попав в тоннель, эта отчаянная троица пробралась на крышу, и спустились к воде. Внизу их ждал плот из прорезиненных плащей, накаченный воздухом с помощью маленькой гармоники. И вечером они отплыли от берега. Поиски беглецов начались только на следующее утро. Эта троица смогла обмануть сотрудников тюрьмы с помощью техники папье-маше. Заранее изготовив макеты своих голов, используя даже настоящие волосы, они оставили эти головы в своих кроватях. Глядя в глазок двери камеры казалось, что заключенные мирно спят. Беглецов не поймали, но и тела их не были обнаружены. До сих пор они находятся в розыске. Предполагают, что эта дерзкая троица сгинула в водах залива, но… зная ум Морриса, и опыт братьев Энглин шанс выбраться из этой передряги у них был вполне реальный.

Ричард Ли Макнейр

Американский уголовник Ричард Ли Макнейр — один из самых хитрых преступников в мире. Используя различные способы и уловки, он многократно совершал побеги из тюрем. Сын бывшего служителя закона, он и сам недолго служил в военной полиции Штатов, умело располагал к себе окружающих, был очень общителен, не лишен чувства юмора и сообразителен. Первый побег Макнейр совершает сразу после своего ареста. Смазав наручники бальзамом для губ, он в буквальном смысле выскальзывает прямо в полицейском участке из оков и прыгает с 3-го этажа. Однако был пойман в ходе преследования. Вторая его поимка совершена спустя 14 месяцев свободы после очередного побега с двумя другими узниками по вентиляционному трубопроводу. Спустя несколько лет тюремного заключения, Ричард Ли Макнейр вновь воспользовался случаем, чтобы сбежать. И ему пришла гениальная идея выслать себя из тюрьмы по почте. Дело в том, что в обязанности нашего «героя» на том момент входил ремонт порванных мешков с почтой. Он спрятался на транспортном поддоне, заваленном этими мешками и, дождавшись, когда охранники уйдут на обед, беглец-универсал в трусах и майке спокойно покинул склад. Но в тот же день был остановлен полицейским, однако опять сумел ускользнуть, убедив служителя порядка, что просто совершает пробежку. Так ему удавалось избегать поимки в течение года. Теперь же чемпион по побегам находится в тюрьме строго содержания под усиленным охранным режимом. Его выпускают только в наручниках и четко лимитировано по времени – на один час.

Ричард Мэтт и Дэвид Суэт

Совсем недавно по всем телеканалам гремели новости о побеге из тюрьмы, которая находится в штате Нью-Йорк. Бежать решили заключённые, которые отбывали сроки за убийства, один убил своего босса, а другой полицейского, и получил за это пожизненный срок, причём у первого зэка срок тоже был немалый – 25 лет. Примечательно, что побег был совершён из тюрьмы, которую построили ещё в 1865 году, и за всю полуторавековую историю этого заведения это стал первый случай. Никто до этого не смог реализовать свои мечты о свободе. Заключённые с помощью инструментов проделали отверстия в тюремной стене, ползком по трубе добрались до коллектора, а затем выбрались наружу. Осуществить задуманное им помогла женщина – сотрудница тюрьмы — Джойс Митчелл, она испытывала «особые» чувства к Мэтту. Снабдив их всем необходимым, в последний момент Джойс всё-таки испугалась и самоустранилась, но и руководству о готовившемся побеге она не сообщила. Сейчас ей грозит обвинение в контрабанде запрещённых предметов на территорию тюрьмы, а сбежавшие включены в список 15 самых разыскиваемых преступников страны.

Пари́ Паска́ля – практический аргумент для веры в Бога, сформулированный Блезом Паскалем, французским религиозным философом, математиком и физиком. В своих «Мыслях» (1657-58) Паскаль предложил следующий аргумент для демонстрации рациональности христианской веры:

  • Если Бог не существует, то атеист мало что теряет, веруя в него, и, соответственно, немногое приобретает, не веруя в него.
  • Если же Бог существует, то атеист приобретает вечную жизнь, уверовав в него, и теряет бесконечное благо, не веруя.

Цитата: «Взвесим наш возможный выигрыш или проигрыш, если вы поставите на орла, то есть на Бога. Сопоставим тот и другой: выиграв, вы выиграете все, проиграв, не потеряете ничего. Ставьте же, не колеблясь, на Бога!
Чем вы рискуете, сделав такой выбор? Вы станете верным, честным, смиренным, благодарным, творя­щим добро человеком, способным к ис­кренней, истинной дружбе. Да, разумеется, для вас будут заказаны низменные наслаждения — слава, сладострастие, — но разве вы ничего не получите взамен? Говорю вам, вы много выиграете даже в этой жизни, и с каждым шагом по избранному пути все несомненнее будет для вас выигрыш и все ничтожнее то, против чего вы поставили на несомненное и бесконечное, ничем при этом не пожертвовав».

Семен Франк, «С нами Бог», отрывки из главы «Вера как религиозный опыт» Пари Паскаля

Самым парадоксальным и острым выражением этого понимания веры и вытекающего из нее трагического положения человеческой души перед проблемой веры и неверия может почитаться знаменитое «Пари Паскаля». Я должен сказать откровенно: при всем моем восхищении правдивостью, силой и проницательностью религиозной мысли Паскаля я не могу видеть в этом «пари» ничего, кроме странного и притом кощунственного заблуждения. Ход мысли, как известно, таков: так как ставки игры на веру и неверие бесконечно различны по ценности – поставив на веру и ошибясь, мы потеряем только ничтожные блага краткой земной жизни, поставив же на неверие и ошибясь, мы вместо вечного блаженства рискуем быть обречены на вечные муки, – то даже при минимальном шансе на правоту веры расчет риска и удачи велит избрать ставку на веру. Я, конечно, знаю, что конкретный ход мыслей Паскаля гораздо тоньше этой грубой логической схемы, в нем, как всюду у Паскаля, есть гениальное прозрение. В нем можно уловить совершенно иную мысль, именно, что, пойдя сначала «наугад» по пути веры, потом обретаем на нем опытное удостоверение его истинности.

Но если оставить это в стороне и сосредоточиться на приведенном грубом логическом остове мысли, то получается впечатление чего-то противоестественного, какого-то духовного уродства. Мысля Святыню и не зная, есть ли она на самом деле, мы должны заняться расчетом, стоит ли наугад поклоняться ей, не имея никакого внутреннего основания для веры, мы должны следовать расчету, что для нас выгоднее вести себя, исходя из предположения, что утверждения веры все-таки окажутся правильными. Какую религиозную ценность имеет так мотивированная решимость верить? Какое представление о Боге и Его суде над душой лежит в основе этого расчета? Если бы я был неверующим, то я ответил бы Паскалю: «Я предпочитаю предстать перед судом Божиим – если он существует – и откровенно сказать Богу. «Я хотел верить, но не мог, не находя основания для веры; честно искал Тебя, но не мог найти и потому склонился к убеждению, что Тебя нет; а теперь суди меня, как знаешь, я не знаю, есть ли Бог, и даже думаю, что Его нет, но я точно знаю, что, если Он есть, Он милосерд и, кроме того, ценит выше всего правдивость и чистоту души и потому не осудит меня за искреннее заблуждение; поэтому у меня вообще нет риска проигрыша, и все ваше пари есть неубедительная выдумка».

Но все это трагически-мучительное состояние души перед лицом вопроса о вере и неверии, все это тягостное и бесполезное напряжение духа, когда мы заставляем себя верить и все же не можем заставить по той простой причине, что вера по самому ее существу может быть только свободным, непроизвольным, неудержимым движением души – радостным и легким, как все естественное и непроизвольное в нашей душе, – все это проистекает из указанного понимания веры как ничем не обоснованного суждения о трансцендентной, недоступной нам реальности. Отсюда, повторяю, готовность и склонность доверяться авторитету – обосновывать веру на сообщениях некоей высшей инстанции, о которой мы думаем, что она мудрее, более сведуща, чем наша бессильная человеческая мысль, т. е. что она уже действительно посвящена в недоступные нам тайны бытия, имеет в отличие от нас самих непосредственный доступ к ним. Но мы уже видели, что это только мнимый выход из отчаянного положения.

Можно и должно довериться авторитету, верить суждению тех, кто мудрее и опытнее нас. Но для этого надо уже знать, а не слепо верить, что они действительно мудрее нас, т. е. в данном случае что они действительно научены самим Богом; а для этого надо не только уже знать, что Бог есть, но и уметь самому различать, какие человеческие слова выражают подлинную Божию правду, а какие – нет. Но как возможно это двойное знание, если вера всегда и всюду есть только догадка, суждение о чем-то недоступном? Выше я пытался показать, что вера-доверие – непосредственно или через ряд промежуточных инстанций – опирается на веру-достоверность. Но как возможна вера-достоверность?

Достоверность во всех областях мысли и знания может означать только одно: реальное присутствие самого предмета знания или мысли в нашем сознании. Такое реальное присутствие самого предмета есть то, что в отличие от суждения как мысли о трансцендентной реальности называется опытом. Мысль, суждение требуют проверки, может быть истиной и заблуждением. Но опыт удостоверяет сам себя, ему достаточно просто быть, чтобы быть истиной. Когда я испытываю боль, я тем самым знаю, что боль действительно есть, что она – реальность; также я знаю, что испытанная мною радость есть в составе моей жизни подлинная реальность. Сомнение было бы здесь просто бессмысленно, ибо беспредметно. Достоверность в конечном счете носит всегда характер того непосредственно очевидного знания, в котором сама реальность наличествует, как бы предъявляет себя нам; именно это мы разумеем под словом «опыт». Опыт – такое обладание чем-либо, которое само есть свидетельство реальности обладаемого. Если возможна вера-достоверность, то это предполагает, что есть вера, имеющая характер опыта. (Отрывок из книги С.Л. Франка «С нами Бог»)

***

Из книги Б. П. Вышеславцева Вечное в русской философии Фрагмент Главы XII. Паскаль

Мы поставлены перед неким таинственным или – или: или Бог и бессмертие, или Ничто. Трансцендентность может означать или первое или второе – причем наука и разум не могут дать решение этой дилеммы, решение это дается сердцем, дается религией.
Своеобразное решение дилеммы находим мы в том аргументе, который известен под именем пари Паскаля. Аргумент можно считать парадоксальным, даже шуточным. Он имеет в виду тот салонный атеизм, который был распространен в высших кругах французского общества той эпохи, в которой жил Паскаль. Но в то же время в аргументе этом кроется глубокая и серьезная проблема. Вся человеческая жизнь подобна игре, в которой мы делаем ставки на различные открывающиеся перед нами возможности. На что же мы должны совершить жизненную ставку – на Бога и религию или на безбожие? Для ответа на этот вопрос Паскаль пользуется любимой наукой – математикой. Он предлагает решить вопрос при помощи теории вероятности. Он считает, что одинаково вероятно существование и несуществование Бога – математически выражаясь, половина шансов на существование, половина за несуществование.
Теперь сделаем ставку на первую вероятность и посмотрим, что мы можем при этой ставки потерять и что выиграть. Потерять мы ничего не можем (теряем ноль), а выигрываем все, бесконечность будущей жизни, блаженство, бессмертие.
Теперь сделаем ставку на второе предложение, на атеизм. При такой ставке мы ничего потерять не можем, так как обращаемся в прах, в ничто; но в то же время и приобрести ничего не можем, так как ничто, ноль не есть приобретение. Ясно, что при таком положении дел ставку следует сделать на существование Бога, а не на атеизм.
Что теряете вы, говорит Паскаль, если вы становитесь на христианский путь и признаете Бога и бессмертие? Что дурное ожидает вас, если вы выбираете этот путь? – Вы будете верными, честными, кроткими, благодарными, расположенными к другим людям, – искренними, истинными друзьями. По правде говоря, вы не будете заражены страстью к чувственным удовольствиям, – но разве вы не имеете никаких других? Я утверждаю, что вы только выиграете в этой жизни. – Глупо рисковать конечными величинами, если вы можете приобрести бесконечные.
Серьезность этого шуточного аргумента в том, что каждый мыслящий человек должен в конце концов решить, какую жизненную установку он должен принять, – от этого зависит весь образ его жизни, вся его судьба, весь характер. Если я стою перед ничто, то я должен сказать: Ешьте, пейте, друзья, во веки веков, и долой все сосуды. – Я построил мое дело на Ничто, – говорит абсолютный атеист Штирнер. – Потустороннее есть пустой призрак. – Но в таком случае все дозволено, всякое желание, всякое преступление. Нет никаких запретов, нет ничего должного и святого. Если я стою перед Богом и Его царством, то есть должное, есть высшее призвание для человека, есть любовь, есть вера и надежда. Лично для самого Паскаля не существовало никакого пари. Для него вопрос был решен через религиозно-мистическое переживание, через логику сердца. Но обо всем этом нельзя говорить в салонах.

***

Из книги протоиерея Андрея Ткачева «Почему я верю» Рассуждение и вера. Пари Паскаля

— Есть такой образ: карлики, сидящие на плечах гигантов. Эти карлики — мы. Нам очень многое может быть видно. Мы имеем возможность посмотреть назад с высоты прожитого. Там, в прошлом, были люди, которые удивляют нас умением сочетать то, что не все из нас сегодня умеют сочетать. Например, рассуждать и верить.

Один из лучших умов мира, Блез Паскаль, к счастью, написал очень мало книг. Почему к счастью — потому, что с ними легко ознакомиться. Его «Мысли» прочитываются за два вечера. И как раз у него можно подсмотреть сочетание двух, казалось бы, противоположных умений: рассуждать и верить.

Так, Паскаль выводит сногсшибательную формулу, так называемое «пари Паскаля», которое сводится к тому, что верить выгодно — рассуждая строго логически.

Паскаль говорит: что теряет верующий, если он ошибся? Ничего. Он живет моральной жизнью, находит наслаждение в своей совести от исполнения хороших, правильных вещей, проживает свою жизнь, как любой другой человек, болея, страдая, но находя утешение в том, во что он верит. Потом его постигает конец, он уходит из этого мира. Допустим, он ошибся — и он попадает в некое ничто, исчезает. В чем он стратегически ошибся? Ни в чем. Он прожил свою жизнь, как все, от рождения до смерти.

В случае, если он не ошибся, что он выигрывает? Паскаль говорит: все. Он находит утешение и вечную жизнь, встречу с ранее почившими родственниками, он находит в Царствии Небесном всех тех, кого любил и знал: апостолов, пророков, Богородицу. Он находит там того Бога, в Которого он детской верой верил. Он находит все!

Теперь посмотрим на человека, отказавшегося верить. Что выигрывает неверующий, если он прав, и что он теряет, если неправ? Если неверующий прав, и там ничего нет — он ничего не выигрывает. Он проживает свою жизнь и уходит в ничто. А если он, неверующий, ошибся, то что же он потерял? Все. Он абсолютно все потерял.

Это банальное рассуждение по законам формальной логики. И его приводит не учитель математики среднеобразовательной школы, а один из блестящих умов в мировой истории.

—Но можно ли по-настоящему верить «по расчету» — только потому, что это выгодно?

— Конечно, верить только потому, что ты, проиграв «пари Паскаля», рассудил и понял выгоду веры, никто не может. И сам Паскаль не так верил. Вера — это дар Божий. Огонь веры возгревается в душе благодатью Божией. Правильная вера непременно должна рождать из себя любовь, потому что без любви все обесценивается. За веру нужно бороться, вера имеет многие стадии: пассивная вера, вера деятельная, вера, движущая горами, — разная.

И Паскаль, конечно, все это понимал. Поэтому в своих записках он говорил, что к человеку приходит не Бог философов, а Бог Авраама, Исаака и Иакова.

Но это сказал философ — серьезный философ, одна из эпохальных личностей в истории человечества, и к нему невредно прислушаться.

Так что размышление вере отнюдь не противоречит. Открыть эту простейшую истину помогает знакомство с краткими биографиями верующих людей, которые в области ума — науки, прикладных, технических занятий — оставили заметнейший след. Ведь они могли рассуждать над какими-то головокружительными вещами, над такими математическими и философскими задачами, перед которыми простой человек просто отступает. И это умение не мешало им веровать. И веровать так, как верит простой человек.

Имеется в виду записка, найденная после смерти ученого в подкладке его камзола и известная как «Ме­мориал» Паскаля.

Однажды на занятие по философии в нефтегазовом университете пришла группа инженеров-заочников. Большинство студентов заглянуло, чтобы перезачесть когда-то сданный экзамен. И некоторые сразу с порога заявили: «Зачем нам, помощникам бурильщиков, эта философия?..»
До перемены, когда можно отпускать обладателей заполненных «зачеток», оставалось время. Необходимо было «заполнить паузу». Заполнить так, чтобы даже «технарю» стало ясно: философия не только поднимает культурный уровень человека, но и помогает ему решить важнейшую задачу – поиска смысла жизни. И лектор рассказал… о рассуждениях великого ученого-естествоиспытателя и богослова Блеза Паскаля. По смолкнувшей и озадаченной мужской аудитории стало понятно: «Пари Паскаля» «зацепило» даже суровых покорителей Севера. Так в чем же суть спора? Обо всем по порядку.
От науки – к Богу
Блез Паскаль (1623—1662) — французский математик, физик, писатель и религиозный философ. Он родился в богатой дворянской семье, с трех лет остался без матери. Отец не женился, всецело сосредоточился на воспитании троих детей, но именно сыну он уделял особое внимание. Как видный экономист своего времени он открывал свой дом для многих ученых. Мальчик с детства был погружен в увлекательную научную жизнь Парижа.
В 12 лет Блез сам доказал теорему Евклида о том, что сумма углов в треугольнике всегда 180 градусов. В 16 лет доказал теорему о шестиугольнике, вписанном в эллипс, параболу или гиперболу, которая сегодня называется «теоремой Паскаля». В юношеские годы написал основополагающие работы по исчислению вероятностей и гидростатике. Он изобретатель барометра, манометра, арифмометра, гидравлического пресса, многоместного омнибуса на конной тяге (прообраз городского автобуса). Рассчитал уравнение циклоиды (траектория точки обода колеса), что положило начало дифференциальному исчислению.
В какой-то момент жизни Паскаль увлекся азартными играми, стал посещать вечеринки… Однако в 1654 году произошел случай, когда ему чудом удалось избежать смерти: лошади понесли экипаж, сами погибли, а Блез остался целым и невредимым. Будучи убеждённым, что именно Бог спас его от смерти, Паскаль стал по-другому смотреть на свою жизнь. Последние годы он посвятил созданию произведений на духовные темы. Незадолго до смерти Паскаль писал: «Я простираю руки к моему Спасителю, который пришел на эту землю, чтобы пострадать и умереть за меня». Ученый умер в Париже 19 августа 1662 года после мучительнейшей болезни, которую он переносил без ропота и с благодарностью Богу. Перед смертью он исповедался и причастился.
От игр – к знаменитому пари
В произведении Паскаля «Мысли» есть текст, известный как «Пари Паскаля». Уже почти 400 лет философы и ученые дискутируют по поводу этого «спора», в котором ученый утверждает, что от ответа на вопрос «есть Бог или нет?» зависит вечная участь человека. Поскольку нет никаких рациональных доводов, окончательно утверждающих Его бытие или небытие, то выбор исключительно за нами. Чтобы ничего не проиграть и выиграть пари, по мысли Паскаля, «выгоднее» верить в Него и жить по заповедям.
Ш. Монтескье считал, что доказательства Бога, по Паскалю, вполне применимы и к исламу, и к христианству. А так как религии различны – пари бессмысленно. С. Франк считал, что верить «на всякий случай» из страха мучений, без свободы и любви к Богу – кощунство. П. Вышеславцев относил пари к спорам салонного атеизма 17 века… Наш современник атеист Р. Докинз, критикуя пари Паскаля, пишет: «Почему мы с такой готовностью верим в то, что самый лучший способ ублажить бога — это верить в него? Разве не может оказаться, что бог столь же охотно вознаградит доброту, щедрость или скромность? Или искренность? А что, если бог — учёный, который выше всего ценит целеустремлённый поиск истины? В конце концов, разве творец Вселенной не обязан быть учёным? Бертрана Рассела как-то спросили, что бы он сказал, если, умерев, оказался бы лицом к лицу с всевышним, вопрошающим, почему он в него не верил.
«Слишком мало доказательств, Господи, слишком мало доказательств», — был ответ Рассела». Такое ощущение, что у критиков «Мыслей» текст пари вырван из контекста книги, из контекста самой жизни этого необычного человека! Недаром русский религиозный философ В.Розанов в статье «Паскаль» писал: «»Мысли» Паскаля невозможно понимать, не зная его жизни: они — последний плод, который принесла эта жизнь, странные и глубокие слова, которые он не успел еще окончить, когда могильный холод уже навек закрыл его уста. Только 30 лет спустя после его смерти они были впервые изданы, до крайности разрозненные, местами представляя почти непонятные обрывки. Но их достоинство так велико, что даже и в этом виде они сделались одним из величайших сокровищ французской литературы и теперь переведены едва ли не на все европейские языки».
Ввиду обширной критики и множества искажающих интерпретаций, приведем текст «Пари» полностью.
«Да, но если это извиняет тех, кто говорит, что религия недоказываема, и снимает с них упрек в непредставлении доказательств, то это самое не оправдывает принимающих ее». Исследуем этот пункт и скажем: Бог есть или Бога нет. Но на которую сторону мы склонимся? Разум тут ничего решить не может. Нас разделяет бесконечный хаос. На краю этого бесконечного расстояния разыгрывается игра, исход которой не известен. На что вы будете ставить? Разум здесь ни при чем, он не может указать вам выбора. Поэтому не говорите, что сделавшие выбор заблуждаются, так как ничего об этом не знаете. «Нет; но я порицал бы их не за то, что они сделали тот или другой выбор, а за то, что они вообще решились на выбор; так как одинаково заблуждаются и выбравшие чет, как и выбравшие нечет. Самое верное — совсем не играть». Да, но делать ставку необходимо: не в вашей воле играть или не играть. На чем же вы остановитесь? Так как выбор сделать необходимо, то посмотрим, что представляет для вас меньше интереса: вы можете проиграть две вещи, истину и благо, и две вещи вам приходится ставить на карту, ваши разум и волю, ваше познание и ваше блаженство; природа же ваша должна избегать двух вещей: ошибки и бедствия. Раз выбирать необходимо, то ваш разум не потерпит ущерба ни при том, ни при другом выборе. Это бесспорно; ну, а ваше блаженство? Взвесим выигрыш и проигрыш, ставя на то, что Бог есть. Возьмем два случая: если выиграете, вы выиграете все; если проиграете, то не потеряете ничего. Поэтому, не колеблясь, ставьте на то, что Он есть (В. Паскаль. «Мысли» (М., 1902), Перевод с французского О. Долгова. Подбор произведен В. И. Кузнецовым, С. 64—65).
Апология «Апологии»
Паскаль часто называл свои «Мысли» апологией (защитой) христианства. Он доказывал истинность именно христианской веры многоразличными аргументами, среди которых пари – не логическое доказательство Бога, а лишь иллюстрация бессилия человеческого ума познать конечные причины, а выбор необходим. Здесь Паскаль не изобретает ничего нового. Сравните пари с текстом Пятикнижия: «Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло. которые заповедую тебе сегодня, любить Господа Бога твоего, ходить по путям Его и исполнять заповеди Его и постановления Его и законы Его, то будешь жить и размножишься, и благословит тебя Господь Бог твой на земле, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею; если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь, и станешь поклоняться иным богам и будешь служить им, то я возвещаю вам сегодня, что вы погибнете и не пробудете долго на земле, для овладения которою ты переходишь Иордан (Втор.30:15-18).
Человек находится как бы в середине познания – между материей и духом, и чистые начала в силу этого чисто различать не может. Великий ученый сравнивает человека с «мыслящим тростником». Он может легко поломаться и погибнуть, но он выше звезд и Вселенной, ибо он осознает свою гибель, а Вселенная – нет.
Автору этой статьи ближе позиция русских религиозных философов А.С. Хомякова, считавшего Паскаля своим учителем, и о. Павла Флоренского, который отмечал близость французского ученого к Православию. Близость, состоящая именно в том, что Богопознание осуществляется не столько рациональным способом, сколько благодатным мистическим озарением. Документом всей жизни можно назвать «Амулет Паскаля», найденный после его смерти в подкладке сюртука. В этом коротком произведении он рассказывает о своем чудесном обращении к Богу в ночь на 23 ноября 1654 года. Главная мысль «Амулета» в том, что Паскаль признает Господа «Богом Авраама, Богом Исаака и Богом Иакова, а не Богом философов и ученых».
В заключении хотелось бы привести иллюстрирующую схему, которую для наглядности изобразил преподаватель философии бурильщикам на занятии. Всех людей условно можно разделить на четыре категории и разместить их в одном квадрате. В левом верхнем (первом) углу — и верующих, и живущих по заповедям. В правом верхнем (втором) углу – верующих, но не живущих по заповедям.
В левом нижнем (третьем) – «моральных атеистов». В четвертом углу – «аморальных атеистов». Какой вывод следует из диаграммы? Самое Безопаснее состояние для нашей вечности – и веровать в Бога (1), и жить по Его заповедям (1). Это состояние соответствует левой верхней половине квадрата («11»). Оно прочнее и основательней неверия и неисполнения заповедей Божьих, грозящих нам вечной мукой. («10», «01», «00» – соответственно 2-я, 3-я, 4-я часть квадрата).
Это графическое изображение «пари Паскаля» для взрослых студентов, людей мыслящих строгими инженерными понятиями, оказалось настолько наглядным, что возражений о сути спора с их стороны не последовало. Они признали гений великого ученого и мыслителя

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *