Патерики святых

Аудио

Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов

Древний патерик в переводе свт. Феофана Затворника →

К читателям

Предисловие составителя Патерика

Глава 1. Увещание святых отцев к преуспеванию в совершенстве Глава 2. О том, что со всем старанием должно искать безмолвия Глава 3. О сокрушении Глава 4. О воздержании, и о том, что должно соблюдать его не только относительно пищи, но и относительно движения души Глава 5. Разные повести к укреплению против восстающих на нас блудных браней Глава 6. О нестяжательности, и о том, что должно хранить себя от лихоимства Глава 7. Разные повести, поощряюшие нас терпению и мужеству Глава 8. О том, что ничего не должно делать напоказ Глава 9. О том, что должно остерегаться, чтобы никого не осуждать Глава 10. О рассудительности Глава 11. О том, что должно всегда бодрствовать Глава 12. О том, что должно непрерывно и бодрственно молиться Глава 13. О том, что должно быть страннолюбивым и творить милостыню с радушием Глава 14. О послушании Глава 15. О смиренномудрии Глава 16. О терпении зла Глава 17. О любви Глава 18. О прозорливых Глава 19. О чудотворцах, Святых старцах Глава 20. О боголюбезной жизни различных отцев Рассказы двенадцати отцев, собравшихся вместе, о собственных подвигах Глава 21. Изречения старцев, состарившихся в подвижничестве Глава 22. Собеседования старцев друг с другом о помыслах Глава 23. Вопросы юного к старцу Фивеянину о том, как должно пребывать в келии, и о созерцании Приложение. Преподобного отца нашего Макария Египетского слово о совершенстве духовном

К читателям

Пути праведных, то есть их жизнь и учение, по слову Премудрого (Притч.4, 18), «подобно свету светятся:» они «предходят» нам «и просвещают» путь к спасению. В особенности сие надо сказать о святых Церкви новозаветной, принявших от полноты Христа благодать на благодать (Иоан. 1, 16). Христианские подвижники хотя и скрывались от мира, подобно ветхозаветным, «скитаясь в пустынях, и в горах, и вертепах и в пропастях земных» (Евр. 11, 38): но как «свет» мира, как «град» величественный, поставленный на горе Божией, не могли укрыться от мира, тем менее от верующих (Матф. 5, 14). Свет подвигов и учения их так сияет, по изречению Спасителя, пред всеми человеками, что, видя добрые дела их, мы невольно «прославляем Отца небеснаго», благоговеем к святым Его и «соуслаждаемся» им по «внутреннему человеку» (Римл. 7, 22).

Избранные черты из жизни христианских подвижников, особенно же их мудрые изречения, ведущие «к животу и благочестию» (2Петр. 1, 3), вкратце и для всякого вразумительно представляются в так называемых Патериках или повестях и изречениях отцов. Эти повести и изречения справедливо называются перлами и бисером многоценным из духовной сокровищницы Богоносных отцов. Здесь не посторонний свидетель повествует и не разум по науке богословствующий даёт наставления, но говорят о себе и поучают от своего долговременного опыта и просвещения свыше мужи, всю жизнь проведшие по Богу, своими безпрерывными трудами, молитвою, пощением и всяким истощанием очистившиеся и просветлившиеся, – мужи, достигшие ангельского жития и созерцания.

Чтение этих глубоких, но и удобнопонятных сказаний и наставлений отеческих, тому, кто отверзает сердце своё Богу и хочет поучаться в законе Его, доставляет неизреченное удовольствие и пользу. «Сотове медовнии словеса добрая: сладость же их исцеление души» (Притч. 16, 24). «Словеса мудрых, якоже остны воловыя и якоже гвоздие вонзенно» в жезл погонщика (Еккл. 12, 11): так они уязвляют и побуждают к добродетели самого ленивого и грубого человека. Как для всякого назидательно чтение подвижнических изречений, показывают сами подвижники.

«Авва Аммон», говорится в одном Патерике, «спросил однажды старца Пимена: если будет нужно говорить с ближним: то как тебе кажется – лучше ли говорить с ним о Священном Писании, или лучше об изречениях и мыслях старцев? Старец сказал ему в ответ, если нельзя молчать, то лучше говорить об изречениях старцев, нежели о Свящ. Писании. Ибо говорить о Свящ. Писании не мало опасности.»

Блаженный Иоанн Мосх рассказывает, как однажды чтение из Патерика «Рая» о нестяжательности старца, приведшей к покаянию разбойников, побудило другаго старца сделать, – и он сделал, – такой же опыт терпения и нестяжательности. Старец этот, прибавляет Иоанн Мосх, особенно любил припоминать изречения святых отцов, и они были всегда в устах его и в сердце, от чего он и приобрёл величайший плод добродетели.

Отеческие повести и изречения, примеры самих отцов и окружающих их лиц открывают нам сокровенную глубину природы нашей в различных её состояниях: в естественном – её растление, немощи, пороки, в состоянии благодатном – её обновление, крепость и высоту духовную, до коих верующий достигает силою Христовою; открывают разнообразные и вернейшие способы врачевания и духовного совершенствования человека.

Заметим наконец: внимательный читатель, сравнивая жизнь древних святых подвижников с жизнью нашего времени, невольно усматривает и чувствует, до какой степени в духовной жизни мы отстали от жизни христиан древнего времени. Это предвидели св. подвижники, и в постепенном упадке веры и добродетели указывали постепенное приближение страшного дня Господня. «Святые отцы скитские пророчествовали и о последнем роде, говоря: что сделали мы? На это отвечал один из них великой жизни Авва, по имени Сирион: мы сохранили заповеди Божии. Его спросили: а что сделают люди, которые будут жить после нас? Авва отвечал: они сделают половину нашего дела. Его спросили ещё: а которые будут жить после них, те что сделают? Они совсем ничего не сделают. Придут на них искушения, и те, которые в то время окажутся добрыми, будут больше нас и отцев наших».

Такое предостережение св. отцов, согласное с словами Спасителя (Матф. 24:7–13, 21–26, 37–39 и др.), явно обличает обольщения мудрецов нашего века, мечтающих о нравственном превосходстве руководимого ими общества. Там, где «испраздняется крест Христов» (1Кор. 1, 17), сего и быть не может. «Яко без Мене не можете творити ничесоже» (Иоан. 15, 5).

Мы предлагаем читателям Патерик, переведённый с греческого из Синоидальной рукописи № 452 (по каталогу Маттея между типографскими in quarto № XLIII), на пергаменте, XI-XII века, на 182 листах. Патерик, занимающий всю эту рукопись, был уже известен патриарху Константинопольскому Фотию, который и описал его в своей Библиотеке по главам (cod. 198). Подлинный греческий текст сего Патерика не издан, и даже по рукописям не известен. Известен только латинский его перевод, сделанный ещё в VI веке Пелагием и Иоанном, диаконами Римскими; он издан Росвейдою (De vita et verbis Seniorum, Antwerpiae, 1628), и недавно Минем (Patrologiae cursus, Paris. 1849. T. LXXIII. p. 855 et sq.).

Перевод сей однако имеет некоторые отступления от описанного Фотием Патерика, равно как и от нашей греческой рукописи. Известен также, по Описанию Синоидальных рукописей (гг. Горского и Новоструева, Москва, 1859, отд II. 2.стр. 247 и след.), Славянский перевод сего Патерика, содержащийся в рукописи конца XIV, или начала XV века, № 153 (по катал. 1823 г. № 3), л. 126 об. – 248 об., и в другой, ещё не вошедший в упомянутое Описание Синоидальных рукописей, № 265 (по катал. 1823 г.). Он же находится и в Чудовской пергаментной рукописи № 104. XIV в. Но в Славянском переводе являются значительные дополнения, взятые из разных других Патериков, и нарушающие иногда связь и порядок статей греческого Патерика.

В списке № 265, кроме дополнений в содержании глав, сами главы расположены в другом порядке. Оба обозначенные перевода, латинский и славянский, были у нас в виду, и сверх того часто мы соображались с изданием Котельера «Monumenta Eclcesiae Graecae», где в Apophthegmata встречается в разных местах довольно сказаний из Фотиева Патерика. Фотий в своём Патерике показал 22 главы, но в нашей греческой рукописи содержится 23 главы; это потому, что у Фотия опущена 3-я глава «о сокрушении». Но эта глава есть и в латинском переводе у Миня (p. 860. de compunctione), и в славянской рукописи № 3 (л. 144 об. о умилении). Так как в нашей греческой рукописи № 452, за утратою листов, последних 5-ти глав недостаёт, то для восполнения сего мы употребим другую Синоидальную греческую рукопись, № 163 (у Маттея № 164), на пергаменте XII или XIII в., содержащую тот же самый патерик, только со значительными дополнениями, а по местам с сокращениями.

Описанный патриархом Фотием Патерик, по его замечанию, есть сокращение и свод по главам, так называемого, «Великого Лиминария» (Луга духовнаго), в котором описываются жизнь и деяния Антония Великаго и последующих подвижников (VI и V веков). «Это, говорит умнейший и учёнейший Фотий, из всех книг есть полезнейшая для тех, кои хотят вести жизнь свою так, чтобы наследовать царство небесное. Она имеет и обещанную ясность; впрочем, в некоторых отношениях более прилична мужам, ищущим не изречений, а полагающим весь свой труд и старание на дела подвижническия.»

В списке № 163, в начале помещено предисловие неизвестного составителя этого Патерика, в котором он объясняет пользу, цель и план сделанного им выбора из подвижнических сказаний. Это предисловие, которое как видно, имел пред глазами и патриарх Фотий, мы вполне за сим помещаем.

Предисловие составителя Патерика

В сей книге описаны доблестные подвиги, образ чудной жизни и изречения святых и блаженных отцев, дабы соревновали им, учились у них, и подражали им те, которые желают вести жизнь небесную, и идти путем, ведущим в царство небесное. Впрочем надобно знать, что святые отцы, ревнители и наставники блаженнаго жития монашеского, однажды воспламенившись Божественною и небесною любовию, и ни во что вменив все мирские блага и почести, более всего старались о том, чтобы ничего не делать на показ. По преизбытку смиренномудрия, они сами скрывались и скрывали наибольшую часть своих подвигов: так они совершали свой путь по Христу. Посему никто не мог подробно описать нам доблестной жизни их. Но только некоторые краткие их изречения и деяния описали мужи, особенно занимавшиеся сим делом, не с тем, чтобы воздать им какую-либо честь, но чтобы возбудить потомков к соревнованию.

В разные времена они записали таким образом очень многие изречения и подвиги святых старцев, простым и безыскуственным языком, в виде повествования, имея в виду единственно пользу многих читателей. поелику же смешанное и безпорядочное повествование о множестве предметов довольно затрудняет соображение читателя, когда нельзя обнять памятию содержание книги, безпорядочно разбросанного в ней, то мы избрали изложение по предметам, или главам, которое, по своему порядку и совмещению изречений одного содержания, желающим может принести действительнейшую и скорую пользу. Ибо не мало склоняет к добродетели слово, в одном смысле о ней произнесенное многими добродетельными мужами. Когда, например, авва Антоний говорит: «смиренномудрие избегает всех сетей диавола;» а другой авва говорит: «смиренномудрие есть древо жизни, растущее в высоту;» третий: «смирение не гневается и не раздражает другого;» и еще один говорит: «если кто скажет кому со смирением: прости меня, тот попаляет демонов:» то из всего этого разум читающего получает полное убеждение к тому, чтобы со всем старанием искать смиренномудрия. Тоже самое находится и в других главах.

Порядок всех глав в совокупности и каждой порознь весьма много помогает приступающему к чтению книги. поелику же каждая глава содержит в себе различные слова и действия известных и неизвестных отцев: то, сколько мы нашли сказаний с именами отцев, таковые сказания мы поместили сперва в каждой главе, по алфавитному порядку имен, и только в последующих безымянных сказаниях не могли держаться сего порядка. Но и общая связь глав, не случайно как-нибудь положенная, также способствует читателю к уразумению содержания книги.

После увещаний (к совершенству) книга начинается частнейшими добродетелями и преимущественно нужными инокам, каковы суть: безмолвие, сокрушение и воздержание. Потом, мало по малу восходя как бы по некоторой лестнице, изображает более совершенное, и наконец переходит к общеполезным добродетелям, обнимающим вышепоказанные и возводящим к совершенству, устрояющим общежитие, каковы суть: послушание, смиренномудрие и любовь; ибо что может быть важнее и полезнее послушания, или выше смиренномудрия, и что совершеннее любви? К этому присоединяются некоторые великие дарования: откровения и истолкования Божественных словес, дар знамений и чудес: это суть дарования от Бога, а не дела человеческие.

Может быть, не погрешит кто-либо, если причислит к Ангелам человека, совершенно удаляющегося от общества людей, или постоянно ходящаго нагим, или питающегося травою. Все это предложено в сей книге с тою целью, чтобы мы всячески искали означенных добродетелей, и чтобы знали, какую любовь к Богу имели святые отцы наши, и какими почестями Сам Он прославлял искренно прилепляющихся к Нему (таковы вышеозначенные более дарования Божии, нежели добродетели человеческие). Заключается вся книга достопамятными изречениями святых отцев, венчающими конец и изображающими вкратце обязанности иноков.

Православие.fm

Священно Предание знает множество чудесных историй, происходивших в жизни христианских святых или с другими людьми по их молитвам. Несколько таких душеполезных и интересных рассказов мы приготовили для вас.

Святые, стяжавшие благодать Духа Святого, нередко сподоблялись особенной помощи Божией в различных тяжёлых жизненных ситуациях. Кроме того, многие из них получали от Бога разнообразные дарования: могли исцелять людей от болезней, пророчествовать, творить чудеса, подчинять себе диких животных и даже воскрешать мёртвых. Некоторые чудесные истории о святых мы хотели бы рассказать сегодня нашим читателям.

Паломничество на бесе в Святую Землю

В XII веке одним из архиепископов Новгорода Великого привелось быть святителю Иоанну.

С юных лет по­свя­тил он се­бя на слу­же­ние Бо­гу. В начале служил священником при храме святого Власия, а позже при­нял ино­че­ство с име­нем Илия в ос­но­ван­ной им са­мим оби­те­ли и, в 1165 году был возведён на архиерейскую кафедру.

Его молитвами и за­ступ­ле­ни­ем Пресвятой Богородицы со­вер­ши­лось чу­дес­ное спа­се­ние Нов­го­ро­да от на­ше­ствия суз­даль­цев в 1170 году. За­бо­тясь о ду­хов­ных нуж­дах сво­ей паст­вы, святой по­стро­ил в Нов­го­ро­де семь хра­мов, а также был весь­ма ми­ло­стив и внимателен к своей пастве, от­ли­чал­ся кро­то­стью и нели­це­мер­ной лю­бо­вью.

Однажды святой архиепископ Иоанн творил ночную молитву в своей келье. А бес забрался в его умывальницу. Святой перед омовением перекрестил этот сосуд с водой, и бес не смог из него выйти. Тогда он взмолился к святителю, чтобы тот выпустил его.

Святой Иоанн согласился, но с тем условием, что бес отвезёт его этой же ночью в Иерусалим и привезёт обратно. Нечистый пообещал выполнить волю чудотворца.

Бес принял вид осёдланного коня, и святой сел на него и был чудесно перенесён по воздуху во Святой город. Угодник Божий повелел бесу стоять на месте, а сам пошел в храм Воскресения Христова.

Подойдя, он стал молиться, и неожиданно запертые двери храма отворились перед ним, а у Гроба Господня зажглись свечи и лампады. Поклонившись святыне, исполнив свое желание, святой Иоанн вышел из храма Иоанн в ту же ночь вернулся в Новгород на своём импровизированном «коне».

Позже святой рассказал эту историю своей пастве, по смирению не сообщив, что она происходила с ним самим и указывая некоего подвижника. Тогда бес начал возводить клевету на святого. Он стал превращаться в женщину, и люди видели, что из кельи Иоанна выходит блудница. По бесовскому наваждению глазам посетителей в его келье представлялась женская одежда и обувь.

Горожане решили изгнать архиепископа Иоанна из Новгорода, схватили святого и ошельмовали, как блудника. Его вывели на Великий мост на реке Волхве, и посадили на плот, чтобы он выплыл из города вниз по реке.

Но плот поплыл против течения, вверх по реке к монастырю святого Георгия. А святой тем временем молился о новгородцах. Увидев это чудо, люди поняли, что осудили святого Иоанна напрасно, по бесовскому наваждению, покаялись и упросили вернуться на кафедру.

Перед кончиной свя­ти­тель при­нял схи­му с преж­ним име­нем Иоанн и мир­но ото­шел ко Гос­по­ду 7 сен­тяб­ря 1186 года, а в 1439 были обретены его нетлен­ные мо­щи.

Предсказанный сын

Ксения, впоследствии известная как святая блаженная Ксения Петербургская была женой полковника Андрея Федоровича Петрова, служившего придворным певчим.

Двадцати шести лет Ксения овдовела и, казалось, лишилась ума от горя. Она раздала свое имущество бедным, оделась в одежды покойного мужа и, как бы забыв свое имя, называла себя именем своего покойного мужа — Андреем Федоровичем. На самом деле святая приняла на себя подвиг юродства Христа ради.

Святая не имела постоянного приюта, но скиталась среди бедняков Петербурга, а по ночам уходила в поле, где проводила время в горячей молитве.

Со временем, люди стали замечать благодатные дары, которыми наградил святую Господь: блаженная Ксения нередко предсказывала будущее, по её молитвам исцелялись болящие, а следовавшие её советам люди чудесным образом устраивали свою судьбу.

Известен случай, когда блаженная Ксения позаботилась о благе и спасении еще не родившегося младенца. Пришла она как-то к давнишней знакомой Параскеве Антоновой, которой подарила свой дом, и говорит: «Вот ты тут сидишь да чулки штопаешь, а не знаешь, что тебе Бог сына послал! Иди скорее на Смоленское кладбище!» Параскева была весьма смущена этой нелепицей, однако послушалась блаженную и пошла.

У самого кладбища увидела она толпу народа и, подойдя, узнала, что какой-то извозчик сбил с ног беременную женщину. Здесь же на земле женщина родила мальчика, а сама скончалась. Все пытались узнать, кто это женщина и где ее родственники, но не преуспели в этом.

Увидев в случившемся перст Божий, Параскева взяла мальчика к себе, усыновила и воспитала во всей строгости христианской жизни. Сын ее до глубокой старости содержал свою мать и весьма почитал ее. Параскева же благодарила Бога и рабу Божию Ксению за ее повеление принять на воспитание сына.

Блаженная Ксения подвизалась в подвиге юродства около сорока пяти лет, можно утверждать, что она отошла ко Господу в самом начале девятнадцатого века.

Медведь, кормившийся с руки Пламенного

Особо почитаемый в России преподобный Серафим Саровский долго жил в уединении, местом которого избрал приволжские леса.

С детства благочестивый отрок Прохор был отмечен особым покровительством Пресвятой Богородицы, сохранившей ему жизнь при падении со строящейся колокольни. Прохор всегда очень любил молитву и стремился к монашеской жизни. В юности он поступил в Саровский мужской монастырь и принял священнический сан.

Через некоторое время святой решил стать отшельником и ушёл в леса. Около трех с половиной лет преподобный отец Серафим питался только одной травой снытью, которая росла вокруг его кельи. Тысячу дней и тысячу ночей он провел в подвиге столпничества на каменном валуне. Рассказывают, что старца в его уединении посещали птицы и дикие звери.

Полянку и свою келью на ней он называл «пустынькой», в память об отшельниках, живших в пустыне. Чудотворец Серафим дарил свою любовь каждому живому существу, будь то человек или животное. «Радость моя», — так обращался он ко всякому, кто приходил к нему.

Часто в лесную «пустыньку» святого наведывался медведь. Отец Серафим обращался с ним как с кроткой овечкой, и кормил из своих рук хлебом, а гордый хозяин леса принимал угощение, подставляя огромную голову для ласки и, довольный, ложился у ног старца, как верный пес.

«Вот послал мне Господь зверя в утешение!», — говорил святой Серафим, поглаживая медведя по лохматой шкуре.

Однажды это увидела одна из монахинь, пришедшая к старцу за советом и была поражена чудом. А он сказал ей: «Помнишь, матушка, у преподобного Герасима на Иордане лев служил, а убогому Серафиму (как он смиренно себя называл) медведь служит».

Чудесное спасение из плена великомучеником

Святой великомученик Георгий Победоносец всегда считался покровителем православного воинства и особо почитался военнослужащими.

Святой родился во II веке, в Каппадокии (Малая Азия), в глубоко верующей христианской семье. Его отец принял мученическую кончину за Христа, когда Георгий был еще в детском возрасте, а мать, владевшая имениями в Палестине, переселилась с сыном на родину и воспитала его в строгом благочестии.

В юности он поступил на службу в римское войско, где проявил себя мужественным воином и был замечен и приближен императором Диоклитианом.

Император-язычник особенно ненавидел христиан и устроил на них гонения. Святой Георгий, узнав о решении императора, раздал нищим свое наследство, отпустил на волю рабов, явился в Сенат и исповедовал себя христианином.

Разгневанный Диоклитиан повелел подвергнуть Георгия самым изощренным пыткам. Великомученика колесовали, засыпали в яме негашёной известью, обували в железные сапоги с гвоздями, били воловьими жилами и подвергали другим пыткам, но святой Георгий каждый раз чудесным образом оказывался исцелён Богом.

Наконец, 23 апреля 303 года святого великомученика Георгия усекли мечом. Но и после смерти его чудеса и подвиги не прекратились, а только усилились. Так, однажды в некоей местности он спас от смерти знатную девицу, убив копьём змия — ужасное чудовище, которому местные жители приносили человеческие жертвы. Этот подвиг изображают на русских копейках и в гербе Москвы.

Но чудеса святого Георгия продолжаются и поныне. Одно из них произошло в начале XX столетия во время Первой мировой войны, о чём свидетельствовал Георгий Кокцидис из города Драма:

«Мой отец Анастасий Кокцидис родился в 1884 в понтийском селении Язлакиой, располагавшемся в 35 километрах от Амисо (Сампсунты). У него было семеро детей.

В 1914 году была объявлена всеобщая мобилизация в связи с началом Русско-турецкой войны.
Отец не захотел сражаться за турок против России и вместе с семьёй ушёл в горы. До 1922 года он оставался в партизанском отряде капитана Христоса Авраамидиса.

В Грецию он бежать не успел, был пойман турецкими властями и помещён в одиночную камеру. Он находился в постоянном страхе. Однажды вдруг что-то сверкнуло как молния и послышался какой-то шум.

«Вперёд!» — это были первые слова, которые услышал отец, проснувшись. Перед ним стоял Георгий Победоносец — святой, которого он особо почитал.
Отец увидел, что путь перед ним открыт. Так он вышел из лагеря. Вокруг стояла полная тишина. Быстрым шагом отец уже на рассвете достиг населённой местности. Сориентировался и смог найти свою семью.

Папа часто рассказывал о своём спасении и всегда подчёркивал, что всё произошло не во сне, а наяву».

Воскрешение мёртвого младенца в утробе матери

Святой праведный Иоанн Кронштадтский родился 19 октября 1829 года в селе Суре Архангельской губернии и с детства отличался особым благочестием.

В 1851 году Иоанн Сергиев окончил с отличием семинарию и поступил в Петербургскую духовную академию, закончив которую, женился и принял священнический сан. При этом, они с супругой решили добровольно возложить на себя обет девства и все свои совместные силы посвятить служению Богу и помощи ближним.

Святой праведный Иоанн служил священником Андреевского морского собора в городе Кронштадте и его паствой в основном являлись моряки и весьма небогатые местные жители, среди которых от бедности процветали пороки: проституция, пьянство, воровство и т.п.

Святой создал для местных жителей школы и работные дома, в которых они могли бы трудиться и зарабатывать себе на пропитание честным трудом. Он постоянно молился и помогал нуждающимся, зачастую раздавая им даже собственные одежду и обувь и приходя домой босяком.

За праведную жизнь Господь благословил своего праведника даром исцеления и совершения чудес. Однажды отец Иоанн воскресил малыша, умершего в утробе матери:

Жена некоего чинoвникa Елизавета должна была родить, но доктора обнаружили, что младенец умер во чреве — сердце его не билось, a сама женщина с каждым часом чувствовала себя всё хуже. Былo решено делать кecapeвo сечение. Ждали отца Иоанна, он приехал, выставил всех прочь и начал молиться у её постели.

По свидетельству домашних, внезапно дверь распахнулась, и отец Иоанн крикнул: «Господь Бог соблаговолил сотворить чудо! Он соблаговолил воскресить мёртвое дитя вoчреве! Лизa родит сына!..»

Приехавшие на операцию медики были поражены. Oни знали, что ребёнок был мёртв, a y женщины уже началось заражение крови, и что её шансы выжить даже в случае успешной операции были мизерными. Через сутки женщина родила здорового мальчика.

Так же можно прочитать первую часть: ТОП-10 Чудесных историй из жизни святых (Часть первая)

Андрей Сегеда

1234567…135 religion_rel Древний патерик

Православие, Отцы Церкви, патрология, молитвы, наставления, Христос, спасение ru Nazar Vasiuchyn FB Editor v2.0, MS Word, XML Spy, FictionBook Editor Release 2.6 Июль 2013 г. http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=101 08731EA9-9F61-425E-9F0C-AF0E58167D03 2.1 Древний патерик Киево-Печерская Успенская Лавра 2008

ДРЕВНИЙ ПАТЕРИК

К читателям

Пути праведных, то есть их жизнь и учение, по слову Премудрого (Притч. 4, 18), подобно свету светятся: они предходят нам и просвещают путь к спасению. В особенности сие надо сказать о святых Церкви новозаветной, принявших от полноты Христа благодать на благодать (Иоан. 1, 16). Христианские подвижники хотя и скрывались от мира, подобно ветхозаветным, скитаясь в пустынях, и в горах, и вертепах и в пропастях земных (Евр. 11, 38): но как свет мира, как град величественный, поставленный на горе Божией, не могли укрыться от мира, тем менее от верующих (Матф. 5, 14). Свет подвигов и учения их так сияет, по изречению Спасителя, пред всеми человеками, что, видя добрые дела их, мы невольно прославляем Отца небеснаго, благоговеем к святым Его и соуслаждаемся им по внутреннему человеку (Римл. 7, 22).

Избранные черты из жизни христианских подвижников, особенно же их мудрые изречения, ведущие к животу и благочестию (2 Петр. 1, 3), вкратце и для всякого вразумительно представляются в так называемых Патериках или повестях и изречениях отцов. Эти повести и изречения справедливо называются перлами и бисером многоценным из духовной сокровищницы Богоносных отцов. Здесь не посторонний свидетель повествует и не разум по науке богословствующий даёт наставления, но говорят о себе и поучают от своего долговременного опыта и просвещения свыше мужи, всю жизнь проведшие по Богу, своими беспрерывными трудами, молитвою, пощением и всяким истощанием очистившиеся и просветлившиеся, — мужи, достигшие ангельского жития и созерцания.

Чтение этих глубоких, но и удобнопонятных сказаний и наставлений отеческих, тому, кто отверзает сердце своё Богу и хочет поучаться в законе Его, доставляет неизреченное удовольствие и пользу. Сотове медовнии словеса добрая: сладость же их исцеление души (Притч. 16, 24). Словеса мудрых, якоже остны воловыя и якоже гвоздие вонзенно в жезл погонщика (Екклес. 12, 11): так они уязвляют и побуждают к добродетели самого ленивого и грубого человека. Как для всякого назидательно чтение подвижнеческих изречений, показывают сами подвижники.

«Авва Аммон», говорится в одном Патерике, «спросил однажды старца Пимена: если будет нужно говорить с ближним: то как тебе кажется — лучше ли говорить с ним о Священном Писании, или лучше об изречениях и мыслях старцев? Старец сказал ему в ответ, если нельзя молчать, то лучше говорить об изречениях старцев, нежели о Свящ. Писании. Ибо говорить о Свящ. Писании не мало опасности».

Блаженный Иоанн Мосх рассказывает, как однажды чтение из Патерика «Рая» о нестяжательности старца, приведшей к покаянию разбойников, побудило другого старца сделать, — и он сделал, — такой же опыт терпения и нестяжательности. Старец этот, прибавляет Иоанн Мосх, особенно любил припоминать изречения святых отцов, и они были всегда в устах его и в сердце, от чего он и приобрёл величайший плод добродетели.

Отеческие повести и изречения, примеры самих отцов и окружающих их лиц открывают нам сокровенную глубину природы нашей в различных её состояниях: в естественном — её растление, немощи, пороки, в состоянии благодатном — её обновление, крепость и высоту духовную, до коих верующий достигает силою Христовою; открывают разнообразные и вернейшие способы врачевания и духовного совершенствования человека.


Покайтесь, ибо Господь грядет судить

Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты

Древний Патерик

К читателям 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Глава 1. Увещание святых отцев к преуспеванию в совершенстве

1. Некто спросил авву Антония: что мне нужно соблюдать, чтобы угодить Богу? Старец сказал в ответ: соблюдай, что заповедаю тебе. Куда бы ты ни ходил, всегда имей Бога пред своими очами; что бы ты ни делал, имей на это основание в Божественном Писании, и в каком бы месте ни находился, не скоро отходи оттуда. Соблюдай сии три заповеди, и спасешься.

2. Авва Памво спросил авву Антония: что мне нужно делать, чтобы спастись? Старец сказал ему: не надейся на свою праведность, не жалей о том, что прошло, и обуздывай язык и чрево.

3. Блаженный Григорий говорил, что от всякого человека, получившего крещение, Бог требует следующих трех условий: правой веры от души, истины от языка и целомудрия от тела.

4. Авва Евагрий говорил: один из отцев сказал, что постническая правильная жизнь, соединенная с любовью, скоро вводит монаха в пристань безстрастия.

5. Еще говорил: одного инока известили о смерти отца его; он сказал известившему: перестань говорить хулу: ибо Отец мой бессмертен.

6. Авва Макарий спросил авву Захария: скажи мне, какое дело монаха? Сей отвечал: тебе ли спрашивать меня, отец? На это авва Макарий сказал ему: на тебя мне указали, сын мой, Захария! Есть некто желающий, чтоб я спросил тебя. Тогда авва Захария говорит ему: по мне, кто делает себе во всем принуждение, тот монах.

7. Авва Исаия, пресвитер, говорил, что некто из отцев сказал: каждый человек должен прежде всего стяжать веру в Бога и непрерывное стремление к Нему; потом незлобие и невоздаяние злом за зло, благодушное перенесение зла, смиренномудрие, чистоту, человеколюбие и любовь ко всем, покорность, кротость и долготерпение, постоянство и любовь к Богу; должен непрестанно призывать Бога с сокрушением сердца и с истинною любовью; не надобно ему смотреть на прошедшее, но обращать внимание на будущее, не надобно надеяться на добрые дела свои, или служение, но просить непрестанно помощи Божией, по причине находящих каждодневно искушений.

8. Один брат просил авву Исаию сказать слово. Старец говорит ему: если хочешь последовать Господу нашему Иисусу Христу, то сохраняй Его слово и умерщвляй ветхого человека; если хочешь прилепиться к нему, то должен до самой смерти отсекать всех, удаляющих тебя от креста, и приготовить себя к понесению уничижения и к спокойствию в отношении к злотворящим тебе, должен смирить себя пред желающими властвовать над тобою, должен соблюдать безмолвие и никого не осуждать в сердце своем.

9. Еще сказал: труд, бедность, странническая жизнь, постоянство и молчание рождают смиренномудрие; а смиренномудрие заглаждает многие грехи. И того, кто не имеет сих качеств, тщетно бывает отречение от мира.

10. Еще сказал: возненавидь все в мире, и спокойствие телесное: ибо это сделало тебя врагом Бога. Как человек, имеющий врага, сражается с ним; так и мы должны сражаться с телом, а не покоить его.

11. Один брат спросил авву Исаию о словах молитвы евангельской: что значит да святится имя Твое? (Матф. 6, 9). Авва сказал в ответ: это относится к совершенным; ибо имя Божие не может святиться в нас, преобладаемых страстями.

12. Сказывали об авве Феодоре Фермейском, что он превосходил многих сими тремя главными добродетелями: нестяжанием, подвижничеством и удалением от людей.

13. Авва Иоанн Колов говорил: я желаю, чтобы человек искал всех добродетелей со смиренномудрием. Так, каждый день, вставая рано, приступай к каждой добродетели и заповеди божией с величайшею твердостию, со страхом и терпением, в любви к Богу, со всякою готовностию души и тела, с глубоким смирением, в постоянной скорби сердца и хранении его, в продолжительной молитве и прошениях с воздыханием, в чистоте языка и хранении очей. Если безчестят тебя, не гневайся; будь миролюбив, и не воздавай злом за зло; не обращай внимания на оскорбления других; не думай высоко о себе, но будь ниже всякой твари; презирай все телесное и плотское; будь под крестом, в борьбе, в нищете духовной, в духе и деле аскета; пребывай в посте, в покаянии, плаче и в подвиге воинствования, в разсуждении, в чистоте души, в добром расположении духа; работай в безмолвии, пребывай в ночных бдениях, в голоде и жажде, в холоде, в наготе и трудах. Закрой гроб твой, как бы ты уже умер, каждый час имея смерть пред своими глазами.

14. Авва Иосиф Фивейский говорил: три подвига драгоценны пред Богом. Во-первых, — когда человек, впадши в духовную немощь, приступающие к нему при этом искушения принимает с благодарением. Во-вторых, — когда кто старается, чтобы все дела его были чисты пред Богом, и не имели ничего человеческого. В-третьих, — когда кто пребывает в послушании своему духовному отцу, и отказывается от всех своих желаний.

15. Авва Кассиан рассказывал об одном отце Иоанне, начальнике киновии, что он велик был в жизни сей. Когда он приближался к смерти, и отходил к Господу спокойно и радостно, его окружили братья, и просили, вместо наследства, оставить им какое-нибудь краткое и спасительное наставление, по которому можно было достигнуть совершенства во Христе. Авва, вздохнув, сказал: я никогда не творил своей воли, никого не учил тому, чего сам прежде не исполнил.

16. Один брат спросил авву Макария великого: в чем состоит совершенство? Старец отвечал: человек не может быть совершенным, если не приобретет смирения в душе и в теле, столь великого, чтобы не ценить себя ни за какое дело, но смиренно считать себя ниже всякой твари; чтобы никогда не осуждать никого, кроме себя самого; чтобы переносить обиды и безчестия, исторгнуть из сердца своего всякую нечистоту; заставить себя быть долготерпеливым, благим, братолюбивым, целомудренным, воздержанным, — ибо в писании сказано: досель царствие небесное нудится, и нуждницы восхищають е (Мф. 11, 12); чтобы прямо смотреть глазами своими, обуздывать язык, удаляться от всякого пустого и душевновредного слуха, соблюдать правоту рук, чистоту сердца пред Богом и непорочность тела; постоянно иметь представление и память о смерти; чтобы отложить всякий гнев и злобу, отречься от всего вещественного и плотских удовольствий, т.е. от диавола и всех дел его; совершенно покориться Всецарю Богу и всем Его заповедям, и непрестанно, во всякое время, во всякой вещи и во всяком деле иметь Его пред собою.

17. Брат спросил старца: какое бы мне делать доброе дело и жить с ним? Старец отвечал: Бог знает, что добро. — Я слышал, что некто из отцев спрашивал великого авву Нистероя, друга аввы Антония: какое бы доброе дело делать мне? Авва отвечал ему: не все ли дела равны? Писание говорит: Авраам был страннолюбив, — и Бог был с ним; Давид был кроток, — и Бог был с ним. Итак смотри: чего желает по Богу душа твоя, то и делай и блюди сердце твое.

18. Авва Пимен говорил об авве Нистерое Великом: как медный змий в пустыне исцелял всякого, кто посмотрит на него; таков был и сей старец: он имел всякую добродетель, и молча врачевал всех.

19. Сказал еще: Бог дал Израильтянам закон — воздерживаться от противоестественного, то есть, от гнева, ярости, зависти, ненависти, клеветы на брата, и прочего, что принадлежит ветхому человеку.

20. Авва Пимен сказал: хранение самого себя, внимание к самому себе и разсуждение, — вот три добродетели, путеводительницы души.

21. Его же брат спросил: как должно жить человеку? Старец отвечал: посмотрим на Даниила: не нашлось на него инаго обвинения, как только в служении Богу его.

22. Еще сказал авва Пимен: нищета, скорбь и разсуждение, — вот работные орудия монашеской жизни. Ибо сказано в Писании: аще будут сии трие мужи: Ное, и Даниил, и Иов… (Иезек. 14, 14). Ной изображает собою нестяжательность, Иов — терпение, Даниил — разсудительный суд. Если сии три добродетели есть в человеке, то Бог обитает в нем.

23. Еще сказал авва Пимен: если монах возненавидит две вещи, то может быть свободен от мира. Брат спросил его: какие? Плотоугодие и тщеславие, — отвечал старец.

24. Рассказывали об авве Памво, что он, приближаясь к смерти, в самый час кончины своей говорил предстоящим ему святым отцам: с того времени, как пришел я в эту пустыню, построил себе келью и поселился в ней, не помню, чтобы когда-либо ел я иной хлеб, кроме приобретенного руками моими, и никогда не раскаивался в словах, которые говорил я когда-либо, даже до сего часа. А теперь отхожу к Богу, как бы еще не начинал служить Ему.

25. Авва Сисой говорил: будь смиренным, отвергайся своей воли, не имей земных попечений, — и обрящешь покой (Матф. 11, 29).

26. Авва Хома, приближаясь к смерти, сказал детям своим: не живите с еретиками; не знакомтесь с людьми знаменитыми; не простирайте рук ваших, чтобы собирать, но охотнее простирайте их, чтобы раздавать.

27. Брат спросил старца: каким образом рождается в душе страх Божий? Старец отвечал: если человек имеет смирение, нестяжание и никого не осуждает, то рождается в нем страх Божий.

28. Старец сказал: страх, смирение, воздержание от пищи и печаль — да будут с вами.

29. Старец сказал: что сам ненавидишь, того не делай другому. Если ты не любишь, когда на тебя клевещут, то и сам ни на кого не клевещи; если ты не любишь, когда тебя поносят, то и сам никого не поноси; если не любишь, когда тебя унижают, обижают, похищают твою собственность, и другое подобное причиняют тебе, то и ты никому сего не делай. Кто может сохранить это слово, тому оно достаточно ко спасению.

30. Старец сказал: вот основания жизни монашеской: труд, послушание, заботливость, неосуждение, неоклеветание и нероптание. Ибо в Писании сказано: любящии Господа ненавидите злая (Пс. 96, 10). Жизнь монаха должна состоять в том, чтобы не нападать ни на кого, не обижать, не смотреть глазами на злое, не любопытствовать, не слушать чужих речей, не похищать руками, но лучше отдавать, не превозноситься в сердце своем, не пресыщать чрева своего, но во всем поступать с разсуждением. Вот в чем должна состоять жизнь монаха!

31. Старец сказал: кто не принимает каждого, как брата, но различает (одного от другого), тот несовершенен.

32. Старец сказал: моли Бога, чтобы Он даровал сердцу твоему скорбь и смирение, наблюдай постоянно за грехами своими, и не осуждай других, но считай себя ниже всех; не имей дружбы с женою, ни с отроком, ни с еретиками. Удали от себя страсть говорить, обуздай твой язык и чрево, и воздерживайся от вина. Если ктот будет разсуждать с тобою о каком-либо предмете, не спорь с ним. Если кто говорит хорошо, говори: «да!» Если кто говорит худо, говори: «ты сам знаешь, что говоришь», и не спорь с ним о том, что сказал он, — и тогда умирится помысл твой.

33. Брат спросил одного старца: в чем должна состоять жизнь монаха? Старец отвечал: в том, чтобы иметь уста истинныя, тело святое, сердце чистое, помысл не блуждающий по предметам мира, псалмопение с сокрушением; в том, чтобы пребывать в молчании, и ни о чем другом не думать, как только о чаянии Господа.

34. Старец сказал: будем мы заботиться о кротости, злострадании, долготерпении и любви. В этом состоит монашество.

35. Еще сказал: назначение христианина — подражать Христу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *