Петрановская привязанность

РАСШИФРОВКА ПОВЕДЕНИЯ В ОТНОШЕНИЯХ

Всего лишь две недели встреч с этим парнем и я уже мучаю себя, беспокоясь что он не находит меня достаточно привлекательной, и переживая, позвонит ли он! Я знаю что снова умудрюсь превратить свои страхи того, что я недостаточно хороша в само-реализующееся предсказание и разрушу в который раз шанс в отношениях!

Что со мной не так? Я умный парень с приятной внешностью и успешной карьерой. У меня есть что предложить девушке. Я встречался с роскошными женщинами, но неизбежно после нескольких недель я теряю интерес и начинаю чувствовать себя словно в ловушке. Найти кого-то подходящего для меня не должно быть настолько сложной задачей.
Я уже много лет замужем, но тем не менее чувствую себя очень одиноко. Он никогда не обсуждал свои эмоции или отношения, но все стало еще хуже. В будни он допоздна на работе, а по выходным он либо играет в гольф с друзьями, либо смотрит спортивные каналы. Нет ничего, что бы нас объединяло. Возможно, лучше бы я была одна.

Каждая из этих болезненных проблем затрагивает самую основу человеческих жизней. И тем не менее ни одно объяснение или решение не найдено. Каждый случай кажется уникальным и очень личным; каждый является результатом бесконечного списка возможных причин. Для того чтобы выяснить их, потребовалось бы близкое знакомство со всеми участниками каждой ситуации. Прошлые отношения, история, и тип личности – всего лишь несколько путей, по которым нужно было бы пройти психотерапевту. Это, по крайней мере, то, чему нас научили, как психологов, и во что мы верили, пока мы не сделали новое открытие – оно дало нам простое объяснение для всех трех проблем, описанных выше, а также многих других.
В этой книге мы расскажем историю этого открытия и что было после него.
ДОСТАТОЧНО ЛИ ОДНОЙ ЛЮБВИ?

Несколько лет назад, наш близкий друг Тамара начала встречаться с новым парнем:

Впервые я заметила Грега на вечеринке дома у моего друга. Он был невероятно привлекателен, и мне очень польстил тот факт, что он обратил на меня внимание. Пару дней спустя мы пошли на ужин с другими людьми и я не могла устоять перед блеском в его взгляде, когда он смотрел на меня. Но больше всего меня привлекли его слова и неявное обещание быть вместе. Обещание избавления от одиночества. Он говорил вещи, вроде: «Тамара, тебе необязательно сидеть дома одной, ты можешь прийти и поработать у меня дома», «Ты можешь звонить мне в любое время». В этих его словах звучала поддержка, что я связана с кем-то, не одна в этом мире. Если бы только я слушала внимательно, я могла бы легко услышать и другой посыл, который не соответствовал обещанию, посыл, который давал понять, что Грег боялся слишком сильно сближаться и ему было некомфортно в серьезных отношениях. Несколько раз он упоминал, что у него никогда не было стабильных отношений – что по какой-то причине он уставал от своих девушек и чувствовал необходимость уйти от них.

Несмотря на то что я смогла распознать эти проблемы как потенциально опасные, в то время я не знала как правильно оценить последствия. Я могла лишь руководствоваться общей верой, с которой многие из нас выросли: вера в то, что любовь побеждает все. И поэтому я позволила любви победить меня. Для меня не было ничего важнее, чем быть с ним. Хотя в то же время другие посылы указывали на то, что он неспособен быть в серьезных отношениях. Я отбрасывала их, уверенная, что со мной все будет по-другому. Конечно, я была неправа. По мере нашего сближения, его слова и действия становились все более непредсказуемыми, и все стало распадаться; он начал говорит мне что он слишком занят для встречи тем или иным вечером. Иногда он говорил, что вся его рабочая неделя будет «сумасшедшей», и спрашивал можем ли встретиться на выходных. Я соглашалась, но внутри чувствовался осадок, что что-то не так, но что именно?

С той поры я постоянно ощущала тревогу. Я думала о том где он находится и стала сверх-чувствительной по отношению ко всем возможным признакам расставания. Поведение Грега явно свидетельство о его неудовлетворенности, но он умел разнообразить отталкивание меня с достаточным количеством ласки и извинений, удерживая меня от расставания с ним.
Через некоторое время эти взлеты и падения дали о себе знать и я уже не могла контролировать свои эмоции. Я не знала как себя вести, и несмотря на свои убеждения, я старалась ничего не планировать с друзьями, на случай если он позвонит. Я абсолютно потеряла интерес ко всему что было важно для меня. Вскоре отношения не могли выдержать напряжения и скоро все со скрипом прекратилось.

Как друзья, вначале мы были счастливы, что Тамара встретила кого-то, кто ей очень понравился. Но с развитием отношений нас все больше беспокоила её поглощенность Грегом. Её живость сменилась тревожностью и комплексами. Большую часть времени она либо ждала звонка от Грега, либо слишком волновалась об отношениях и не могла наслаждаться проведенным с нами временем как раньше.
Стало ясно, что её работа тоже страдает, и она беспокоилась, что её могут уволить. Мы всегда считали Тамару гармоничной и жизнерадостной, и нам стало казаться, что мы ошибались по поводу её силы. Несмотря на то, что Тамара указывала на прошлые неудачные попытки Грега построить серьезные отношение, и его непредсказуемость. и даже признавала, что скорее всего она была бы счастливее без него, она не могла найти в себе силы уйти от него.
Как опытные психологи, мы никак не могли поверить в то что такая умная и рассудительная женщина как Тамара была настолько далека от своего привычного образа. Почему такая успешная женщина была так беспомощна? Почему человек с такой способностью преодолевать большинство жизненных трудностей стал бессилен перед этой? Другая часть уравнения тоже была загадкой. Почему поведение Грега было таким противоречивым, несмотря на то что даже нам было ясно, что он любит её? На эти вопросы можно найти много комплексных психологических ответов, но внезапно к нам пришло простое озарение, способное объяснить многое.
ИЗ АКАДЕМИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В ПОЛЕЗНУЮ НАУКУ О ВЗРОСЛОЙ ЛЮБВИ

Примерно в то же время, как Тамара встречалась с Грегом, Амир работал в Колумбийском Университете на факультете психологии. Здесь он использовал терапию, основанную на привязанности, чтобы помочь матерям создать более надежную связь со своими детьми. Мощное влияние этой терапии на отношения между матерью и ребенком, вдохновили Амира углубить свои знания о теории привязанности. Со временем это привело его к захватывающему открытию: как показали исследования проведенные Синди Хазан и Филипом Шейвером, паттерны привязанности взрослых людей к своим партнерам похожи на привязанность детей к своим родителям. По мере того как он читал больше о взрослой привязанности, Амир начал замечать основанное на привязанности поведение во взрослых, окружавших его. Он понял, что его открытие может иметь изумительные последствия для повседневной жизни.
Первым делом, как только Амир понял далеко-идущие последствия теории о привязанности, – он позвонил своей давней подруге Рэйчел. Он описал ей насколько эффективно теория о привязанности объясняет целый ряд поведенческих паттернов в отношениях между взрослыми, и попросил её помощи с переводом академических знаний и научных данных в практические указания и советы, которыми люди могли бы пользоваться чтобы действительно изменить ход своей жизни. Так и появилась эта книга.
НАДЕЖНЫЙ, ТРЕВОЖНЫЙ И ИЗБЕГАЮЩИЙ
Теория привязанности различает три главных «типа привязанности», – то, каким образом люди отвечают на близость в романтических отношениях. Эти типы соответствуют тем, что были установлены для детей: Надежный, Тревожный и Избегающий. По сути, надежные люды чувствуют себя комфортно в плане близких отношений, и обычно проявляют теплое и любящее отношение; тревожные люди требуют близости и часто беспокоятся о своих отношениях, а также о способности своего партнера к взаимной любви; избегающие люди приравнивают близость к потере независимости и постоянно стараются свести интимность к минимуму. К тому же, люди с каждым из этих типов привязанности различаются в следующем:
— взгляд на близость и совместную жизнь
— то, как они решают конфликты
— отношение к сексу
— способность проговаривать свои желания и потребности
— ожидания от своего партнера и отношений

Все люди в нашем обществе, как те, которые только начали встречаться с кем-то, так и те, кто был женат 40 лет, делятся на эти категории, или, в редких случаях, сочетают в себе признаки двух последних типов (тревожный и избегающий).
Чуть более 50% – надежные, около 20% – тревожные, 25% избегающие, и оставшиеся 3-5% попадают в четвертую, менее общую, неорганизованную категорию.
На протяжении последних 20 лет, исследования по взрослой привязанности произвели сотни научных работ и десятки книг, который осторожно описывают образ поведения взрослых в тесных романтических связях. Эти исследования многократно подтвердили существование этих типов привязанности у взрослых в широком спектре стран и культур, включая США, Австралию, Канаду, Германию, Израиль, Италию, Португалию, Голландию, и Великобританию.
Понимание типов привязанности – легкий и надежный способ понять и предсказать поведение людей в любой романтической ситуации. На самом деле, один из основных посылов этой теории заключается в том, что в романтических ситуациях, мы запрограммированы действовать предопределенным образом.
ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ ТИПЫ ПРИВЯЗАННОСТИ?

Изначально предполагалось, что типы привязанности в основном были результатом вашего воспитания. Поэтому возникла гипотеза, что ваш текущий тип привязанности определяется тем, как о вас заботились в детском возрасте: если ваши родители были чувствительны, доступны и отзывчивы, вы будете относиться к надежному типу; если они были непостоянны в своей отзывчивости, ваш тип будет тревожным; если они были холодны, не отзывчивы и проявляли жесткость, у вас должен быть избегающий тип привязанности. Сегодня, однако. мы знаем что типы привязанности во взрослом возрасте подвержены влиянию разных факторов, один из которых – то, как родители заботились о нас, но в игру вступают и другие факторы, включая наши гены и жизненный опыт. Подробнее об этом рассказывается в 7-ой главе.
ТАМАРА И ГРЕГ: СВЕЖИЙ ВЗГЛЯД

Мы пересмотрели историю нашей подруги Тамары, и увидели её в абсолютно новом свете. Исследования о привязанности содержали прототип Грега – у которого был избегающий тип привязанности – в аккурат до последней детали. Описание этого типа подытоживало то, как Грег думал, вел себя, и реагировал на окружающий мир. Можно было предсказать, что он отдалится, находя недостатки в Тамаре, что он будет инициировать ссоры, которые препятствовали прогрессу в их отношениях, и то, насколько сложно ему было сказать «Я люблю тебя». Интересным образом исследование объясняло, что несмотря на то, что он хотел с ней серьезных отношений, его охватывало непреодолимое желание оттолкнуть её – не потому что она его не привлекала, или потому что он думал «она недостаточно хороша» (как решила Тамара). Наоборот, он отталкивал её потому что чувствовал что увеличивается их близость и интимность.
Также оказалось, что и Тамара не уникальна. Теория с удивительной точностью объясняла её поведение, мысли, и реакции, типичные для тревожных людей. Исследования предсказывали её постоянно нарастающую потребность во внимании, несмотря на его дистанцирование; они предсказывали её неспособность концентрироваться на работе, её постоянные мысли об отношениях, и её сверхчувствительность ко всему, что делал Грег. Они также предсказывали, что несмотря на то, что она решила расстаться с ним, она никак не могла набраться смелости сделать это. Они показывали почему, несмотря на её здравомыслие и советы её близких друзей, она всё равно делала всё что угодно, лишь бы стать ближе к нему. И самое главное, эта теория объясняла почему Тамаре и Грегу было так трудно поладить, несмотря на то, что они действительно любили друг друга. Они говорили на разных языках и обостряли склонности друг друга – её стремление в поиске физической и эмоциональной близости, и его предпочтение независимости и уклонение от близости. Точность, с которой теория описывала их пару, была поразительной. Складывалось впечатление, что исследователи были осведомлены о наиболее интимных моментах и мыслях каждого из них. Психологические подходы могут быть нечеткими, оставляя пространство для интерпретации, но эта теория умудрилась точно и доказательно проникнуть в суть отношений (казалось бы, уникальных).
Несмотря на то, что существует возможность изменить свой тип привязанности – в среднем, один из четырёх человек делает так каждые 4 года – большинство людей не знают об этой проблеме, поэтому эти изменения происходят без из понимания что случилось (или почему). Было бы здорово, подумали мы, если бы мы могли помочь людям контролировать эти жизненно-важные изменения. Какое бы это оказало положительное влияние, если бы они могли сознательно работать в направлении более надежных отношений вместо того, чтобы жизнь их колбасила в разные стороны!
Изучение этих трех типов привязанности было настоящим откровением для нас; мы обнаружили, что поведение, основанное на привязанности было повсюду. Мы смогли увидеть в новом свете наши собственные романтические отношения и отношения окружающих. Определяя типы привязанности у пациентов, коллег, и друзей, мы смогли по-другому объяснять их отношения и получить намного больше ясности. Их поведение больше не казалось загадочным и сложным, а скорее предсказуемым – в зависимости от обстоятельств.
ЭВОЛЮЦИОННЫЕ СВЯЗИ

Теория о привязанности основана на утверждении, что потребность в близких отношениях заложена в наших генах. Джона Боулби осенило, что мы в своей жизни запрограммированы эволюцией на то, чтобы выбрать несколько особенных людей и очень сильно ценить их. Мы были отобраны так, чтобы ценить свою вторую половинку. Эта потребность начинается из утробы матери и заканчивается, когда мы умираем. Боулби предположил, что на протяжение эволюции генетический отбор предпочитал людей, которые привязывались, потому что это обеспечивало преимущество выживания. В доисторические времена люди, которые полагались только на себя и у которых не на кого было положиться, чаще становились жертвой. Те же, кто был с кем-то, кто заботился о них, выживали, чтобы передать своему потомству свое предпочтение к тесным связям.
На самом деле, потребность быть возле любимого настолько важна, что у мозга есть биологический механизм, ответственный конкретно за создание и регуляцию связи с людьми, к которым мы привязаны (родители, дети и партнеры). Этот механизм под названием система привязанности состоит из эмоций и поведенческих паттернов, которые обеспечивают нашу безопасность и защищенность, благодаря тому, что мы остаемся близки с нашими любимыми. Этот механизм объясняет почему ребенок, оторванный от матери, сильно волнуется, ищет её, или плачет, пока не восстановит контакт с ней. Эти реакции – шаблоны протестного поведения, и мы продолжаем проявлять их во взрослом возрасте. В доисторические времена, близкие отношения с партнером были вопросом жизни и смерти, и с развитием, наша система привязанности начала воспринимать эту близость как абсолютную необходимость.
Представьте, что вы услышали новости о крушении самолёта над Атлантическим океаном в тот вечер, когда ваш партнёр летит из Нью-Йорка в Лондон. Это тянущее чувство в вашем животе и сопровождающая его истерия – это и есть проявления системы привязанности. Ваши отчаянные звонки в аэропорт были бы проявлением протестного поведения.
Гетерогенность – невероятно важный аспект эволюции. Люди – очень гетерогенный вид, сильно различающиеся внешне, в отношениях, суждениях и поведении. Это в большей степени объясняется тем, что нас так много, а также нашей способностью подстроиться под почти любую экологическую нишу на Земле. Любое осложнение в окружающей среде могло бы полностью нас уничтожить, если бы мы все были одинаковы.
Наше разнообразие увеличивает шансы, что какая-то по-своему уникальная часть населения может выжить, в то время как остальные не справятся. Тип привязанности ничем не отличается от любой другой характеристики человека. Несмотря на то, что у каждого из нас есть базовая потребность формировать близкие связи, делаем мы это по-разному. В очень опасном окружении, было бы меньше преимуществ от инвестирования времени и энергии в одного человека, потому что вероятно его или её вскоре могло не оказаться рядом; разумнее было бы меньше привязываться и скорее переходить к новым отношениям (то есть, избегающий тип привязанности). Другим выбором в жестких окружающих условиях было бы наоборот, быть настойчивым и сверх-бдительным, оставаясь рядом с объектом своей привязанности (то есть, тревожный тип привязанности). В более мирных условиях, близкие связи, сформированные вложением в определенного человека, принесут больше пользы как для человека, так и для его/её потомства (то есть, безопасный тип привязанности).
На самом деле, в современном обществе на нас не нападают хищники, как это было с нашими предками, но с точки зрения эволюции мы всего лишь в доле секунды от прежнего порядка вещей. Наш эмоциональный мозг был дан нам Homo sapiens, которые жили в совершенно другой эре, и наши эмоции были созданы для их образ жизни и опасностей, с которыми они сталкивались. Наши чувства и поведение в отношениях сегодня не сильно отличаются от тех, что были у наших давних предков.

ПРОТЕСТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ В ЦИФРОВОМ ВЕКЕ

Вооруженные нашими открытиями о последствиях типов привязанности в ежедневной жизни, мы начали воспринимать действия людей по-другому. Поведение, которое мы раньше определяли как чью-то черту характера, или называли его сложным, теперь можно было ясно и точно понять, рассматривая сквозь призму теории о типе привязанности.
Наши выводы пролили новый свет на трудности, с которыми сталкивалась Тамара, пытаясь расстаться с таким бойфрендом как Грег, который делал её несчастной. Это не было признаком слабости. Это было вызвано базовой потребностью поддерживать контакт с объектом привязанности любой ценой и было очень усилено тревожным типом привязанности.
Для Тамары любое чувство опасности – тревоги, что её любовник недосягаем, не отвечал или в беде – провоцировало потребность быть с Грегом. С точки зрения эволюции, отпустить ситуацию и расслабиться, было бы сумасшествием. Если ситуацию рассматривать под таким углом, то использование протестного поведения, например, звонки ему или попытки вызвать его ревность, были бы вполне логичны. Нам очень понравилось, что теория о привязанности была основана на базе населения в целом. В отличие от многих других психологических теорий, которые были созданы, основываясь на парах, которые приходили на прием к психологу, этот подход обучался на всех – тех у кого есть счастливые отношения, тех, у кого их нет, тех, кто не проходил терапию, и тех кто постоянно нуждается в ней.
Это позволило нам понять не только, что пошло «неправильно» в отношениях, но и что идёт «правильно», и это позволило нам найти и выделить целую группу людей, которые едва упоминаются в большинстве книг по отношениям. Более того, теория не определяет поведения как здоровые или нездоровые. Ни один их типов привязанности не является «паталогией». Наоборот, романтическое поведение, которое раньше виделось как неправильное, теперь стало понятным, предсказуемым и даже ожидаемым. Вы остаетесь с кем-то, даже если не уверены, что он вас любит? Вас можно понять. Вы говорите, что хотите уйти, и через несколько минут передумываете и решаете, что вы отчаянно хотите остаться? Тоже можно понять. Но явлеяется ли такое поведение эффективным или стоящим? Это уже другая история. Люди с безопасным типом привязанности знают как проговаривать свои собственные ожидания и отвечать на потребности партнера без того, чтобы прибегать к протестному поведению. Для всех остальных, понимание – лишь начало пути.
ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ – ВЫРАБОТКА ИНТЕРВЕНЦИИ ОСНОВАННЫХ НА ПРИВЯЗОННОСТИ
Благодаря пониманию, что люди сильно отличаются в своей необходимости близости и интимности, и что эти отличия создают столкновения, открытие привязанности дало нам новый способ анализа романтических отношений. Но в то время как исследования облегчили понимание романтических связей, как мы можем что-то изменить в этом отношении? Теория обещала улучшить близкие связи людей, но не существовало перевода из лабаротории в ежедневную жизнь. Веря, что мы нашли ключ, с помощью которого мы могли вести людей к лучшим отношениям, мы захотели выучить как можно больше о трех типах привязанности и способах, которыми они пользовались в ежедневной жизни.
Мы начали разговаривать с людьми разных профессий. Мы говорили с коллегами и пациентами, с обычными людьми разных социальных ролей и возрастов. Мы записывали вкратце истории их отношений и романтических событий, которыми они делились с нами. Мы проводили наблюдения за парами в процессе их общения. Мы изучали их тип привязанности, анализируя их комментарии, отношение и поведение, и иногда предлагали специальные интервенции, в зависимости от типа привязанности. Мы выработали технику, которая позволяла людям определять чей-то тип привязанности в достаточно короткий срок. Мы учили людей как они могут использовать свои инстинкты привязанности, вместо того, чтобы бороться с ними, не только для того чтобы избегать несчастливых отношений, но также и для того, чтобы находить скрытые «жемчужины”, которые стоит развивать – и это сработало!
Мы создали так называемую Прикладную Взрослую Привязанность, методологию, которая подходит для самых разных отношений. Мы обнаружили, что в отличие от других вмешательств в отношения, которые в основном фокусируются либо на одиноких людях, либо на существующих парах, теория о привязанности представляет собой всеобъемлющую теорию романтических отношений, которая позволяет разрабатывать полезные применения для людей в самых разных этапах их личной жизни. Есть определенные применения этой теории для тех, кто только начал встречаться, находятся в ранних стадиях взаимоотношений, для тех, кто в долгосрочных отношениях, для людей, которые проходят через расставание или тех, кто оплакивает потерю любимого человека.
Общий смысл состоит в том, что теория о привязанности может быть мощным инструментом во всех этих ситуациях и может помочь людям прийти к лучшим отношениям в своей жизни.
ПЕРЕХОД ОТ ОТКРЫТИЙ К ДЕЙСТВИЮ
Через некоторое время, люди вокруг нас стали естественным образом использовать термины из теории о привязанности. Мы начали слышать во время приема или за ужином: «Я не могу ходить с ним на свидания, он явно избегающий”, или «Ты знаешь меня, я тревожный. Мне сейчас только интрижки не хватало.” Кто бы мог подумать, что они даже не знали об этих трёх типах привязанности до недавнего времени.
Тамара, конечно, изучила всё, что возможно о теории привязанности и о тех открытиях, которые мы сделали – она поднимала эту тему почти при каждой беседе с нами. Она наконец-то собралась с силами, чтобы разорвать свои слабую связь с Грегом. Вскоре после этого, она снова начала ходить на свидания. Вооруженная новыми знаниями, Тамара смогла аккуратно уворачиваться от потенциальных партнеров с избегающим типом привязанности, которые, как она знала, не подходили ей. Люди, которых она пыталась раньше понять, анализируя что они думают, позвонят ли они ей, достаточно ли они серьезно к ней относятся – отпадали без особых усилий с её стороны. Вместо этого, мысли Тамары были сфокусированы на том, насколько люди, которых она встречала, были способны быть близкими с ней и любить ее настолько, насколько она хотела.
Через некоторое время Тамара встретила Тома, однозначно надежного мужчину, и их отношения построились так плавно, что она едва ли обсуждала их. Дело было не в том, что она не хотела делиться интимными деталями с нами, а в том, что у нее появилась надежная основа и просто не было кризисов или драм, которые нужно было обсудить. Большинство наших разговоров сводилось к забавным вещам, которыми они занимались, их планам на будущее, или ее карьере, которая снова была в расцвете.
ПРОДОЛЖЕНИЕ
Эта книга – результат нашего преобразования теории о привязанности в действие. Мы надеемся что вы, как и многие наши коллеги, друзья и пациенты, используете ее для принятия лучших решений в вашей личной жизни. В следующих главах вы узнаете больше о каждом из трех типов привязанности и о том, как они определяют ваше поведение и реакции во взаимоотношениях. Прошлые неудачи будут представлены в новом свете и ваши мотивации – так же, как и мотивации других людей – будут более понятны. Вы узнаете о своих потребностях и с кем вам нужно быть, чтобы состоять в счастливых взаимоотношениях. Если вы уже в отношениях с партнером, тип привязанности которого конфликтует с вашим, – вы узнаете о том почему каждый из вас так себя ведёт, и научитесь как увеличить степень своей удовлетворенности. В любом случае, вы начнёте ощущать изменения – к лучшему, безусловно.

22 Мар05461

Психолог Людмила Петрановская рассуждает о том, что скрывается, за казалось бы, простым словосочетанием: «Уступи маленькому».

Дети могут довольно сильно конкурировать между собой, ссориться, драться, делить игрушки, скандалить, качать права и так далее. Это само по себе не страшно, это может быть утомительно для родителей, если это постоянно, но само по себе это — не конец света. В конце концов, они должны где-то на ком-то научиться кооперации и конкуренции.

И в этом отношении дети, у которых есть братья и сестры, в выигрыше, потому что у них есть «живые тренажеры», на которых они могут потренироваться, поссориться-помириться, поделить что-то, договориться. Все эти стратегии они могут отработать, заявить о своих правах, о своем согласии, несогласии, поругаться, но потом найти какой-то взаимоприемлемый вариант. То есть это хорошее развитие событий: они никогда не научатся конкурировать, если они никогда в жизни не поругаются или не подерутся. Это нормально.

Если ваш старший шпыняет дома младшего и разговаривает с ним не так вежливо и ласково, как вам хотелось бы, но при этом вы видите, что если на прогулке младший упал, ударил коленку, старший бросает все и бежит к нему, чтобы убедиться, что с ним все хорошо, — все нормально. Если младшего кто-то обижает, и старший встает на защиту — все нормально. Можно перестать беспокоится, потому что главное в порядке. Можно с ними обсуждать как лучше общаться, как лучше решать вопросы, как меньше ссориться и больше сотрудничать. Это все уже будет стремление от хорошего к лучшему.

Но здесь есть типичные ошибки, которые могут эту ситуацию поломать. Очень часто вопрос про отношения между братьями и сестрами исходит от людей, которые сами имеют по этой части травму. И людей, травмированных по этой части, очень много. Чаще всего это старшие братья и сестры.

Как мы все помним, у нас были и есть времена, когда родители должны были всегда много работать. Младшим ребенком не могли заниматься полностью, в достаточной степени. Младшие дети поручались старшим. И очень много людей взрослых, которые сейчас являются родителями, имеют подобную травму. Травма состоит в том, что как только появлялся младший, их собственное детство заканчивалось. Старшему предлагалось отвечать за младшего буквально с 6-7 лет, сидеть с ним, всегда уступать ему, всегда входить в его положение, всегда действовать в его интересах, игнорируя свои.

При этом в отношениях между родителем и старшим ребенком оставался иногда только один чистый абьюз: вся забота убиралась, вся защита убиралась, вся ласка убиралась — оставались только требования, требования, требования. И старшему «прилетало» за то, что младший плачет, за то, что младший упал, за то, что младший испачкался, за то, что младший не убрал игрушки и т.д. Понятно, что отношения после этого далеко не всегда складывались блестяще. Когда в отношениях с каким-то человеком для нас столько боли в воспоминаниях, связанных с ним, то десять раз подумаешь, стоит ли с ним дальше продлевать отношения.

Часто бывает, что старшему настолько вбивается модель ответственности за младшего, что он потом так всю жизнь этого младшего по жизни и тащит, а у младшего не происходит взросление, не происходит самостоятельности. Потому что он тоже вместо родительской заботы получает суррогат. Не может 6-летний ребенок заменить родителя, какой бы он ни был послушной девочкой или мальчиком, или как бы он не хотел соответствовать ожиданиям родителей.

Поэтому младший тоже не оказывается достаточно наполненным, он довольствуется суррогатом и не наполняется, не сепарируется, часто остается инфантильным, с какими-то зависимостями, проблемами в жизни, с неспособностью создать прочные отношения и т.д. А старший бывает как раз достаточно успешным, самостоятельным и ответственным, но с большой проблемой доверия к людям: ему тяжело обращаться за помощью, получать поддержку, получать помощь. Что тоже в жизни очень важно и отражается как на супружеских отношениях, так и на дружеских. И человек очень часто приходит к среднему возрасту с состоянием истощения, усталости от постоянного груза, без возможности восполнить этот ресурс за счет обращения к другим людям за помощью.

На самом деле за «уступи маленькому» в реальности стоит «не создавай нам проблем, сделай так, чтоб нам не пришлось заниматься младшим ребенком. Ты ему уступаешь, ты с ним играешь, ты делаешь все, как он хочет, он не плачет, и мы не должны им заниматься». Это от родительского недостаточного ресурса, иногда от усталости родителей, от истощения родителей, когда их не хватает на младшего, и они эту ответственность спихивают на старшего.

О книге «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»

Петрановская Людмила – автор книги «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка», известный психолог, педагог. Она проводит лекции и вебинары, посвящённые психологии семейных отношений. Писательница обращает большое внимание не только на научные факты, но и на случаи из практики множества людей, руководствуется собственным опытом. Всё это помогает ей наиболее полно понять особенности психики детей и взрослых и дать нужные рекомендации.

Автор книги помогает родителям разобраться в сложных отношениях с детьми. С этой информацией будет полезно познакомиться даже тем, кто ещё только планирует создать семью. Здесь подробно описаны важнейшие периоды в жизни ребёнка, например, кризис трёхлетнего возраста. Психолог даёт советы, как вести себя в той или иной ситуации, когда ребёнок только начинает ходить в школу, когда у него начинается подростковый кризис.

Все родители хотят построить хорошие и доверительные отношения со своими детьми. Именно в этой книге можно узнать, как это сделать, как сохранить привязанность и тёплые отношения со своим чадом даже спустя много лет, при этом не делая такую связь зависимостью. Автор рассуждает о роли детских садиков, общения с другими детьми. Она заставляет задуматься о том, как может повлиять воспитание в излишней строгости либо в абсолютной вседозволенности.

После прочтения книги можно будет задуматься о многом. Например, многие родители смогут увидеть, что то, что им кажется баловством или глупостью, является закономерным этапом в развитии детей. Они делают это не со злости или желания навредить, а таким образом узнают реакцию других на свои поступки, исследуют этот удивительный и неизведанный мир. Возможно, стоит дать им некоторую свободу в этом познании, не пытаясь навязать свои правила, не подгоняя под какие-то свои взрослые рамки. Тогда ребёнок сможет почувствовать, что ему доверяют и безусловно любят, а это очень важно для того, чтобы он стал уверенным и счастливым.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» Петрановская Людмила Владимировна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *