Пиковая дама 18

Пиковая дама означает тайную недоброжелательность.

Новейшая гадательная книга.

А в ненастные дни

Собирались они

Часто;

Гнули — бог их прости! —

От пятидесяти

На сто,

И выигрывали,

И отписывали

Мелом.

Так, в ненастные дни,

Занимались они

Делом.

Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова. Долгая зимняя ночь прошла незаметно; сели ужинать в пятом часу утра. Те, которые остались в выигрыше, ели с большим аппетитом, прочие, в рассеянности, сидели перед пустыми своими приборами. Но шампанское явилось, разговор оживился, и все приняли в нем участие.

— Что ты сделал, Сурин? — спросил хозяин.

— Проиграл, по обыкновению. Надобно признаться, что я несчастлив: играю мирандолем, никогда не горячусь, ничем меня с толку не собьешь, а все проигрываюсь!

— И ты ни разу не соблазнился? ни разу не поставил на руте?.. Твердость твоя для меня удивительна.

— А каков Германн! — сказал один из гостей, указывая на молодого инженера, — отроду не брал он карты в руки, отроду не загнул ни одного пароли, а до пяти часов сидит с нами и смотрит на нашу игру!

— Игра занимает меня сильно, — сказал Германн, — но я не в состоянии жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее.

— Как? что? — закричали гости.

— Не могу постигнуть, — продолжал Томский, — каким образом бабушка моя не понтирует!

— Да что ж тут удивительного, — сказал Нарумов, — что осьмидесятилетняя старуха не понтирует?

— Так вы ничего про нее не знаете?

— Нет! право, ничего!

— О, так послушайте:

Надобно знать, что бабушка моя, лет шестьдесят тому назад, ездила в Париж и была там в большой моде. Народ бегал за нею, чтоб увидеть la Venus moscovite;1) Ришелье за нею волочился, и бабушка уверяет, что он чуть было не застрелился от ее жестокости.

В то время дамы играли в фараон. Однажды при дворе она проиграла на слово герцогу Орлеанскому что-то очень много. Приехав домой, бабушка, отлепливая мушки с лица и отвязывая фижмы, объявила дедушке о своем проигрыше и приказала заплатить.

Покойный дедушка, сколько я помню, был род бабушкина дворецкого. Он ее боялся, как огня; однако, услышав о таком ужасном проигрыше, он вышел из себя, принес счеты, доказал ей, что в полгода они издержали полмиллиона, что под Парижем нет у них ни подмосковной, ни саратовской деревни, и начисто отказался от платежа. Бабушка дала ему пощечину и легла спать одна, в знак своей немилости.

На другой день она велела позвать мужа, надеясь, что домашнее наказание над ним подействовало, но нашла его непоколебимым. В первый раз в жизни она дошла с ним до рассуждений и объяснений; думала усовестить его, снисходительно доказывая, что долг долгу розь и что есть разница между принцем и каретником.

Поэма неизвестного автора, пересказанная Валери Бором, отредактированная и по возможности улучшенная им с тем, чтобы ея можно было читать в обществе дам.
Глава 1.
Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он кольт к виску себе приставил,
Вот только выстрелить не смог.
Его пример другим наука:
Стреляй с обреза прямо в рот! —
Не то придет не смерть, а мука, —
Иль уцепи под током дрот.
Спасибо, дворник дело справил,
И топором его хватил…
А дядя деньг сундук оставил
Всего лишь четверть прокутил.
Его пример – урок, не спорю.
Что жизнь? И чем поможешь горю?
Всю жизнь работаешь, копишь,
И не доешь, и не доспишь,
И, кажется, достиг всего ты,
Пора оставить все заботы,
Жить в удовольствие начать
И прибалдеть, и приторчать…
Ан нет, готовит снова рок
Суровый новый свой урок.
Итак, песец приходит дяде.
Навек прощайте водка, бл*ди…
И в мрачны мысли погружен
Притих на одре смерти он.
А в этот столь печальный час
В деревню вихрем к дяде мчась,
Ртом жадным к горлышку приник
Наследник всех его сберкниг —
Племянник.
Звать его Евгений.
Он, не имея сбережений,
В какой-то должности служил
И дяди милостею жил.
Евгения почтенный папа
Каким-то важным чином был.
Он осторожно, в меру хапал,
И много тратить не любил.
Но всё же как-то раз увлекся,
Всплыло что было и что нет…
Как говорится, папа спекся —
И загудел на десять лет.
А будучи в годах преклонных,
Не вынеся волнений оных,
В одну неделю захирел,
Пошел на двор — и околел.
Мамаша долго не страдала —
Такой уж женщины народ.
«Я не стара еще», — сказала,-
«Я жить хочу — холера в дрот»!
И с тем дала от сына ходу,
Уж он один живет два года.
Евгений был практичен с детства:
Свое неверное наследство
Не тратил он по пустякам.
Пятак слагая к пятакам.
Он был глубокий эконом:
То есть, умел судить о том,
Зачем все пьют и там, и тут,
Хоть цены все у нас растут.
Любил он трахаться — и в этом
Не знал ни меры, ни числа.
Друзья к нему взывали — где там!
А спех имел как у осла.
Бывало, на балу, танцуя,
В смущеньи должен был бежать:
Его трико… смолчу, рифмуя…
Не в силах было удержать.
И ладно б, если б все сходило
Без шума, тихо по ночам,
А то ведь получал, вредило,
За баб не раз уже по щам.
Да только все без проку было:
Лишь оклемается едва —
И ну пихать свой мотовило
Всем: будь то девка ли, вдова.
Мы все пихаемся помногу
Уж где-нибудь, да как-нибудь,
Так что чудями, слава Богу,
У нас не мудрено блеснуть.
Но поберечь не вредно семя,
Уд к нам одним концом прирос!
Тем боле, что в и наше время
Так на него немерен спрос!
Но — ша.
Я, кажется, заврался.
У вас прощения прошу.
И к дяде, что один остался,
Вернуться снова поспешу.
Ах, опоздали мы немного —
Старик уже в бозе опочил.
Ну, мир ему. И слава Богу,
Что завещанье настрочил.
Вот и наследник мчится лихо,
Как за блондинкою грузин…
Его теперь оставим тихо —
Пускай раскатит мысль один.
Ну, а пока у нас есть время,
Поговорим на злобу дня.
Так что я там втирал про семя?..
Забыл.
Но это все фигня!
Не в этом зла и бед причина —
От баб страдаем мы, мужчины.
Что в бабах прок? — едина зда!
И та, скажу, не без вреда!
И так не только на Московье,
В любой стране, кругом, везде,
Где бабы зду имут сокровью:
«Шерше ля фам! — ищи во зде!».
Где бабы — ругань, пьянь и драка.
Но лишь ея поставишь знаком,
Лупцом ея перекрестишь —
И все забудешь, все простишь.
А только худ прижмешь к ноге —
И се облом уже…
Эге!..
А ежль «Проверено, мин нет!»,
А ежль еще чего…
Но нет.
Черед и этому придет,
А нас пока Евгений ждет.
Но тут насмешливый читатель
Возможно, мне вопрос задаст:
«Ты с бабой сам лежал в кровати?
Иль, может быть, ты педераст?
Иль, может, в бабах не везло,
Коль говоришь, что в них все зло?»…
Его без гнева, без миндаль,
Пошлю интеллигентно вдаль,
Коль он умен — меня поймет,
А коли глуп — так пусть идет.
Я сам люблю, к чему скрывать,
С хорошей бабою кровать.
Но баба бабой остается,
Пускай хоть в дрызги разобьется!
Глава 2.
Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уголок.
Он в первый день, без рассуждений
В кусты крестьянку поволок.
И, преуспев там в деле скором,
Спокойно вылез из куста,
Обвел свое именье взором,
Посьцал и молвил: «Красота!»
Один среди своих владений,
Чтоб время с пользой проводить
Решил в то время наш Евгений
Такой порядок учредить:
Велел он бабам всем собраться,
Пересчитал их лично сам,
Чтоб легче было разобраться,
Переписал их по часам.
Бывало, он еще в постели
Спросонья чешет два яйца,
А под окном уж баба в теле,
Ждет, не дождется, у крыльца.
В обед — еще, и в ужин тоже.
Да кто ж такое стерпит, Боже!
А наш герой, хоть и ослаб,
Долбит и днем, и ночью баб.
В соседстве с ним, и в ту же пору
Другой помещик проживал.
Но он такого бабам пору,
Как наш приятель, не давал.
Звался сосед Владимир Ленский,
Приезжий был, не деревенский.
Красавец, в полном цвете лет —
Но тоже свой имел привет:
Похуже баб, похуже водки,
Не дай вам Бог такой находки,
Какую сей лихой орел,
В блатной Москве себе обрел.
Он, избежав разврата света,
Затянут был в разврат иной —
Его душа была согрета
Нарк’оты струйкою шальной.
Ширялся Вова понемногу,
Но парнем славным был, ей-Богу,
И на природы тихий лон
Явился очень кстати он.
Ведь наш Онегин в эту пору,
От гребли частой изнемог.
Лежал один, задернув шторы,
И уж смотреть на баб не мог.
Привычки с детства не имея
Без дел подолгу пребывать,
Нашел он новую затею:
И начал крепко выпивать.
Что ж, выпить в меру – худа нету,
Но наш герой был пьян до свету…
Из пистолета в туз лупил,
И как верблюд в пустыне пил!
О, вина, вина! Вы давно ли,
Служили идолом и мне.
Я пил подряд: нектар, говно ли
И думал: истина — в вине.
Её там не нашел покуда,
И сколько не пил – все еще…
Но пусть не прячется, паскуда –
Найду, коль есть она вообще.
Онегин с Ленским стали други:
В часы свирепой зимней вьюги,
Подолгу у огня сидят,
Ликеры пьют, за жизнь галдят.
Но тут Онегин замечает,
Что Ленский как-то отвечает
На все вопросы невпопад,
И уж давно смотаться рад,
И пьет уже едва-едва.
Послушаем-ка их слова:
-Куда, Владимир, ты уходишь?
-О да, Евгений, мне пора!
-Постой, с кем время ты проводишь?
Скажи, ужель нашлась дыра?
-О да! Ты прав. Но только, только…
-Ну, шуровые, ну народ!
Как звать чувиху эту? Ольга?
Что? Не дает? Как не дает?!
Знать, ты неверно, братец, просишь.
Постой, ведь ты меня не бросишь
На целый вечер одного?
Не сьцы! Добьемся своего!
Скажи, там есть еще одна?
Родная Ольгина сестра?!
Сведи меня.
-Базара нету!
-Ты будешь трахать ту, я — эту.
Так что ж, мне можно собираться?..
И вот друзья уж рядом мчатся.
Но в этот день мои друзья,
Не получили ни … ,
Короче,
Чтобы успеть вернуться к ночи,
Наскор простясь, в свои края
Летят домой дорогой краткой.
Мы их послушаем украдкой:
-Ну, как у Лариных?
-Фигня!
Напрасно поднял ты меня.
Ловить там ничего не стану,
Тебе ж советую Татьяну.
-Но почему?..
Эх, друг мой Вова!
Баб понимаешь ты хреново!..
Владимир сухо отвечал,
И всю дорогу промолчал.
Домой приехал, принял дозу…
Читатель ждет уж в рифмы «розу» —
Хватай ея!..
Ну, а Вован
Ширнулся, грохнул на диван…
Одной рукой стихи строчил,
Другой… – поведать нету сил.
Меж тем двух гребарей явленье
У Лариных произвело
На баб такое впечатленье,
Что зды их набок повело.
Итак, она звалась Татьяной.
Грудь, ноги, стан – все без изъяна,
И этих ног счастливый плен
Мужской еще не ведал ген.
А как ты думал, не хотела
Она попробовать гребца?
-Хотела так, что аж потела
И изменилася с лица.
Романы про любовь искала,
Читала ночью, как могла,
И все попу пересказала…
А щелку – строго берегла.
Не спится Тане, враг не дремлет,
Любовный жар её объемлет:
-Ах, няня, няня, не могу Я,
Открой окно, зажги свечу…
-Ты что, дитя?
-Хочу, хочу Я,
Хочу Онегина, хочу!
Наутро рано Таня встала,
Себя об лавку почесала,
И села у окошка сечь,
Как Бобик Жучку будет влечь.
А Бобик Жучку шпарит раком!
Чего бояться им, собакам?
Лишь ветерок в листве шуршит,
А там, глядишь, и он спешит…
И думает во мленьи Таня:
«Как это Бобик не устанет
Работать в этих скоростях»?
(Так нам приходится в гостях
Или на лестничной площадке
Кого-то трахать без оглядки…).
Вот Бобик кончил, с Жучки слез
И вместе с ней умчался в лес…
Татьяна ж у окна одна,
Осталась, горьких дум полна.
Глава 3.
А что ж Онегин? С похмелюги
Рассола выпил целый жбан.
Нет средства лучше. Верно, други?
И курит стоптанный долбан.
О долбаны, бычки, окурки —
Порой вы слаще сигарет.
Мы ведь не ценим вас, придурки,
Иль ценим вас, когда вас нет.
Во рту говно, курить охота
В кармане только пятачок,
И тут в углу находит кто-то
Полураздавленный бычок.
И крики радости по праву
Из глоток страждущих слышны
Я честь пою, пою вам славу
Бычки, окурки, долбаны!
Еще кувшин рассолу просит.
И тут письмо служанка вносит.
Письмо Онегин прочитал —
И удалец мгновенно встал.
Себя не долго Женя мучил
Раздумьем тягостным, и вновь,
Так как покой ему наскучил,
Вином в нем заиграла кровь.
В мечтах Татьяну он представил,
И так, и сяк ея поставил…
Решил: «Сегодня ввечеру
Сию Татьяну отдеру!»
День пролетел, как миг единый.
И вот Онегин уж идет
Как и условлено, в старинный
Тенистый парк. Татьяна ждет.
Минуты две они молчали…
Подумал Женя: «Ну, держись»!
Он ей шепнул: «Вы мне писали…»
И рявкнул вдруг: «А ну, ложись»!..
Орех, могучий и суровый,
Стыдливо ветви отводил,
Еще горел закат багровый
И день, чуть морщась, уходил…
От ласк Онегина небрежных
Татьяна как в бреду была.
Шуршанье платьев белоснежных…
И после стонов неизбежных
Свою невинность пролила.
Ну, а невинность — это, братцы,
Воистину, и смех, и грех.
Хоть надо, если разобраться,
Сперва разгрызть, чтоб съесть орех.
Но тут меня вы извините —
Изгрыз, поверьте, сколько мог.
Теперь увольте и простите —
Я больше девок не ломок…
И вот, пока мы тут болтали,
Свою Онегин сбавил прыть,
И нам придется с ним и с Таней
На бал немедля поспешить.
О, бал давно уже в разгаре!
В гостиной жмутся пара к паре,
И взгляд мужей всех напряжен
На баб, окромя личных жён…
Да и примерныя супруги
В отместку брачному кольцу,
Кружась с партнером в бальном круге,
К чужому тянутся свинцу…
В соседней комнате — смотри-ка! —
На скатерти зеленой — сика.
А за портьерою в углу —
Уже кого-то на полу…
Лакеи быстрые снуют.
В бильярдной — так уже блюют,
Там хлопают бутылок пробки…
Татьяна же после этой трепки
Наверх тихонько поднялась,
Закрыла дверь и улеглась.
В сортир летит Евгений с ходу.
Имел он за собою моду
Усталость быстро душем снять,
Что нам не вредно б перенять.
Затем к столу Евгений мчится.
И надо же беде случиться:
Владимир с Ольгой за столом.
А Тани нету, вот облом..
Он к ним идет походкой чинной,
Целует руку ей легко;
— Здорово, Вова, друг старинный!
— Жуан пили! Бокал, Клико!
Бутылочку «Клико» сначала,
Потом «Зубровку», «Хванчкару»,
И через час уже шатало
Друзей, как листья на ветру.
А за бутылкою «Особой»
Онегин, плюнув вверх икрой,
Назвал Владимира разгребой,
А Ольгу — «сьцаною дырой».
Владимир, поблевав немного,
Чего-то стал орать в пылу,
Но, бровь свою насупив строго,
Спросил Евгений: «По хлеблу..?»
Хозяину, что бегал рядом,
Сказал: «А ты — иди посьцы!»
Попал случайно в Ольгу взглядом,
И снять решил с нея трусы.
Сбежались гости. Наш кутила,
Чтобы толпа не подходила,
Карманный вынул пистолет —
Толпы простыл мгновенно след.
А он — могуч и строен, смел —
Ее меж рюмок поимел.
Потом побил зеркал немножко,
Прожег сигарою диван,
На площадь, выйдя, крикнул: «Прошка!
Гони скорей домой, болван!»
Глава 4.
Meтельный вихрь во тьме кружится,
В усадьбе светится окно.
Владимир Ленский не ложится,
Хотя уж спать пора давно.
Он в голове полухмельной
Был занят мыслию одной,
И, под метельный ураган,
Дуэльный чистил свой наган.
-Онегин, сука, бл*дь, зараза,
Скот недоделанный, говно!
Лишь солнце выйдет — драться сразу,
Дуэль до смерти, решено!..
Халупой красной солнце встало,
Во рту с похмелья стыд и срам.
Онегин встал, раскрыл хлебало
И выпил водки 200 грамм.
Звонит. Слуга к нему вбегает,
Сорочку, галстук предлагает,
На шею вяжет черный бант,
Дверь настежь — входит секундант.
Не стану приводить слова,
Не дав ему в мурло едва,
Сказал Онегин, что придет.
-У мельницы пусть, сука, ждет!
Поляна белым снегом крыта.
Да, здесь все будет шито-крыто…
-Мой секундант,- сказал Евгений,
-Вот он мой друг, мсье Шаpтpёз.
И вот друзья без рассуждений
Становятся между берез.
-Мириться? На фиг эти штуки!
Наганы взять прошу я в руки!
Онегин молча скинул плед
И также поднял пистолет.
Он на врага глядит сквозь мушку,
Владимир тоже поднял пушку,
И не куда-нибудь, а в глаз
Наводит дуло, ононас.
Евгения меньжа хватила,
Мелькнула мысль: «Свиное рыло!
Ну, подожди, дружок, дай срок!»…
И первым свой нажал курок.
Упал Владимир. Взгляд уж мутный,
Как будто полон сладких гpёз.
И, после паузы минутной,
-Песец! — сказал мсье Шаpтpёз.
Что ж делать, знать натуры женской
Не знал один, должно быть, Ленский.
Ведь не прошел еще и год,
А с Ольгой уж другой живет.
Оговорюсь, другой стал мужем,
Но не о том, друзья, мы тужим.
А что Евгений? Без ответа
Письмо к Татьяне. Прочь, слова!..
И вот, запряжена карета,
И впереди — Москва, Москва…
Глава 5. Путешествие Онегина.
Дороги! Мать твою налево!
Кошмарный сон, верста к версте,
О, Александр Сергеич, где Вы?
У нас дороги еще те…
Чрез двести лет дороги, верно,
У нас изменятся безмерно…
Так ведь писали, верно, Вы?
Увы! Вы точно не правы.
Писали Вы — дороги плохи,
Мосты забытые гниют,
На станциях клопы и блохи
Уснуть спокойно не дают.
Но к Черту их!
Весна!..
О мука!
И будь ты хром или горбат,
Лишь снег сойдет — и к Солнцу штука!
А в яйцах звон,
Не звон — набат!
Евгений наш уже в столице,
А нам пора проститься с ним…
Ну что, дружок? Опять не спится?
Все думы заняты одним…
Ах, поздно. Тихо спит столица.
Ночь бездыханна и тепла.
Мне тоже жалко с ним проститься,
Но что поделаешь, дела…
Эпилог.
Как вянут первые цветы,
Морозом скошены весенним,
Так станем скоро Я и Ты,
Судьбы седой обыкновеньем.
Нас скосят годы, о, друзья! —
Закон природы бытия…
Рабы страстей, рабы порока,
Стремимся мы по воле рока,
Туда, куда бросает путь,
Где, по возможности, все даром…
Спешим мы сделать все пожаром,
И поскорее улизнуть…
Но время между тем летит,
И ничего нам не простит.
******THE END******
Пересказ 2016 года.
Оригинальная редакция здесь.

Внимание! Данный документ содержит ненормативную лексику.
От себя.
Когда-то в детстве я знал строфу из такого вот варианта Онегина:
В трамвай садится наш Евгений.
О, бедный милый человек!
Не знал таких передвижений
Его непросвещенный век.
Судьба Онегина хранила,
Ему лишь ногу отдавило,
И только раз, толкнув в живот,
Ему сказали: «Идиот!»;
Он, вспомнив древние порядки,
Решил дуэлью кончить спор,
Полез в карман… Но кто-то спер
Уже давно его перчатки,
За неименьем таковых
Онегин смолкнул и притих.
Потом, в перестройку, Я узнал, что эти замечательные строки написал Александр Хазин.
А еще по магнитофонам ходила порнопоэма «Евгений Онегин» неизвестного автора под псевдонимом А.С.Пышкина. Она была удивительно веселой, но слушать ее при дамах было как-то неудобно. И вот, недавно обнаружив ея в Инете, Я не решил сделать свою кавер-версию для дам, убрав маты и смягчив отдельные моменты. Кое-что вообще убрал, добавил несколько своих строф, сократил Эпилог и преобразовал его в 5-ю Главу, убрал Пролог, и переделав и сократив его, поместил в Эпилог. Кажется, стало лучше.
Надеюсь, меня не сочтут за плагиатора.
Валери Бор.

Упражнение 269 (повторительное). Перепишите, ставя нужные знаки препинания.

I. 1. Намедни ночью бессонница моя меня томила и в голову пришли мне две-три мысли (П.). 2. Принес он смертную смолу да ветвь с увядшими листами (П.). 3. Все ее гнали и никто не замечал (Я.). 4. Еще одна минута объяснения и давнишняя вражда готова была погаснуть (Г.). 5. Плохо ли вам было у Плюшкина или просто по своей охоте гуляете по лесам да дерете прохожих? (Г.). 6. У Ивана Ивановича большие выразительные глаза табачного цвета и рот несколько похож на букву ижицу (Г.). 7. У судьи губы находились под самым носом и оттого нос его мог нюхать верхнюю губу сколько душе угодно было (Г.). 8. Из окошка далеко блестят горы и виден Днепр (Г.). 9. Во сне ль все это снится мне или гляжу я в самом деле на что при этой же луне с тобой живые мы глядели? (Тютч.). 10. У Евсеича сорвалась какая-то большая рыба и вдобавок щука оторвала удочку (Акс.). 11. Вдали поле с рожью точно горит огнем да речка блестит и сверкает на солнце (Гонч.). 12. Но вот опять хлынули играющие лучи и весело и величаво поднимается могучее светило (Л.). 13. Берег обрывом спускался морю почти у самых стен лачужки и внизу с беспрерывным рокотом плескались темно-синие волны (Л). 14. Он на вопрос не отвечал и с каждым днем приметай вял и близок стал его конец(Л.). 15. В такие дни жар бывает иногда весьма силен иногда даже парит по скатам полей но ветер разгоняет раздвигает накопившийся зной и вихри-круговороты несомненный признак постоянной погоды высокими белыми столбами гуляют по дорогам через пашню (Т.). 16. Лишь изредка в близкой роще с внезапной звучностью плеснет бойкая рыба и прибрежный тростник слабо зашумит едва колеблемый набежавшей волной (Т.). 17. Бесчисленные золотые звезды казалось тихо текли все наперерыв мерцая по направлению Млечного Пути и право глядя на них вы как будто смутно чувствовали сами стремительный безостановочный бег земли (Т.). 18. Звезды уже начинали бледнеть и небо серело когда коляска подъехала к крыльцу домика в Васильевском (Т.). 19. Ты всегда был строг ко мне и ты был справедлив (Т.). 20. Выспится Саша поднимется рано черные косы завяжет у стана и убежит и в просторе полей сладко и вольно так дышится ей (Я.).
II. 1. Мужская комнатная прислуга была доведена у нас до минимума а именно для всего дома полагалось достаточным не больше двух лакеев (С.-Щ.). 2. Я ему верю да суд-то ему на слово не верит (Дост.). 3. Кругом по песку валялись безо всякого порядка обручи и торчали порожние бочки (Григ.). 4. И действительно как бы в подтверждение их ожидания в середине их разговора влево от дороги послышался бодрящий красивый звук винтовочного выстрела и пулька весело посвистывая пролетела где-то в туманном воздухе и щелкнулась в дерево (Л. Т.). 5. Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили и это-то не понравилось Анне Павловне (Л. Т.). 6. Все лица нахмурились и в тишине слышалось сердитое кряхтенье и покашливание Кутузова (Л. Т.). 7. С утра был туман но к завтраку погода разгулялась и солнце блестело и на только что распустившейся листве и на молодой девственной траве и на всходах хлебов и на ряби быстрой реки видневшейся налево от пороги (Л. Т.). 8. Прощание с приятелями растрогало Оленина и ему стала вспоминаться вся последняя зима проведенная в Москве и образы этого прошедшего перебиваемые неясными мыслями и упреками стали непрошено возникать в его воображении (Л. Т.). 9. Ученье и обед делали дни очень интересными вечера же проходили скучновато (Ч.). 10. Вот откуда-то доносится отрывистый тревожный крик неуснувшей птицы или раздается неопределенный звук (Ч.). 11. Она мне нравилась все больше и больше я тоже по-видимому был симпатичен ей (У.). 12. Вавила бросил что-то в костер притоптал и тотчас же стало очень темно (Ч.). 13. Слышался ли в открытые окна трезвон городских и монастырских колоколов кричал ли во дворе павлин или кашлял кто-нибудь в передней всем невольно приходило на ум, что Михаил Ильич серьезно болен (Ч.). 14. В селе не переводилась лихорадка и была топкая грязь (Ч.). 15. Когда Аню провожали домой то уже светало и кухарки шли на рынок (Ч.). 16. Я видел только верхушку лозняка да извилистый край противоположного берега (У.). 17. Дикие и даже страшные в своем величии горы выступали резко из тумана да вдали тянулась едва заметная белая струйка дыма (Кор.). 18. Мгновение и все опять тонуло во мраке (Кор.). 19. На равнинах перерезанных кое-где оврагами лежали утопая в садах села и кое-где по горизонту давно запаханные и охваченные желтыми нивами рисовались высокие могилы (Кор.). 20. Треск разрываемой рубахи — и Гаврила лежал на песке безумно вытаращив глаза (М. Г.).

III. 1. В окна с улицы лился глухой шум и летела пыль (М. Г.). 2. Сквозь серый камень вода сочилась и было душно в ущелье темном и пахло гнилью (М. Г.). 3. В давно забытые времена быть может так же на кургане чернела конная фигура и носился орлиный клекот и рыскал степной зверь и смутно волновался седой ковыль и вольно над степным простором неслись победные гортанные крики (Сераф.). 4. Последние тени сливались да мгла синела да за курганом тускнело мертвое зарево (Сераф.). 5. Как будто кто-то задумчиво без слов пел и не было слышно голоса и только представлялась потонувшая в ночной синеве река и костер и смутный обрыв и в темной глубине чуть зыблемые звезды (Сераф.). 6. Сквозь грохот слышался иногда дикий вскрик да вместе с комьями рванувшейся земли взлетало тележное колесо и дымящаяся солдатская шинель (А. Н. Т.). 7. Решение Лих сняло с его сердца камень да и весь дом сразу ожил, точно от ниспосланного мира (Фед.). 8. По утрам кумысный домик привлекал людей со слабыми легкими и пятна солнца прорвавшиеся сквозь листву на столики освещали около недопитых стаканов, неподвижно лежащие длиннопалые руки (Фед.). 9. По крыше выложили жесть и дом готов и крыша есть (Маяк.). 10. В два пальца по-боцмански ветер свистит и тучи сколочены плотно. И ерзает руль и обшивка трещит и забраны в рифы полотна (Багр.). 11. Ровный мягкий свет струился по опавшей листве и яблони отсвеченные по краям стояли у окна странные и золотые (Фад.). 12. Иногда после слабенького отрывистого выстрела слышался звон разбитой бутылки или начинал шуметь механизм движущейся мишени (Кат.). 13. Мы спустились с горы и въехали в село (Фурм.). 14. В такие ночи даже широко раскрытые зрачки не могут одолеть темноты и люди движутся ощупью вслепую рискуя в любой канаве свернуть голову (Н. О.). 15. Бело вспыхнула молния и ворон уронив горловой баритонистый клекот вдруг стремительно ринулся вниз (Шол.). 16. Конь глухо звякая подковами по устилавшим дно колышкам на ходу потянулся было пить но всадник заторопил его и конь екая селезенкой выскочил на пологий берег (Шол.). 17. То ли шелест колоса трепет ветерка то ли гладит волосы теплая рука (Сурк.). 18. Короткая команда пущенные на полный ход моторы стремительно с ближней дистанции торпедный залп и с одним немецким транспортом а через пятнадцать секунд со вторым было покончено (Сим.). 19. Ржавеют в арсеналах пушки зато сияют кивера (Сим.). 20. То тут то там легонько шелестел ручеек и вздыхал оседая оттаявший за день крупитчатый снег

(Полев.).

Для справок.

I. Запятая ставится между частями сложного предложения, связанными союзами с о е д и н и

т е л ь н ы м и (и, да в значении «и»), п р о

Если части сложносочиненного предложения значительно распространены или имеют внутри себя запятые, то между ними ставится точка с запятой (перед союзами и, да в значении «и» лишь в том случае, когда они соединяют два предложения, которые без них были бы разделены точкой), например: Шесть лет комиссия возилась около здания; но климат что ли мешал, или материал уж был такой, только никак не шло казенное здание выше фундамента (Г.); Он держал ее за талию, говорил так ласково, скромно, так был счастлив, расхаживая по этой своей квартире; а она видела во всем одну только пошлость, глупую, наивную, невыносимую пошлость (Ч.); На другой день к завтраку подавали очень вкусные пирожки, раков и бараньи котлеты; и пока ели, приходил наверх повар Никанор справиться, что гости желают к обеду (Ч.).

II. Если во второй части сложносочиненного предложения содержится неожиданное присоединение или резкое противопоставление по отношению к первой части, то между ними вместо запятой ставится тире, например: Я спешу туда ж — а там уже весь город (П.); Один прыжок — и лев уже на спине буйвола (Купр.).

III. Запятая перед союзами и, да (в значении), или, либо в сложносочиненном предложении не ставится:

а) если части сложносочиненного предложения имеют общий второстепенный член,например: В такую бурю волк не рыщет и медведь не вылезает из берлоги;

б) если части сложносочиненного предложения имеют общее придаточное предложение, например: Когда началась гроза, игра прекратилась и дети бросились бежать домой;

в) между двумя назывными предложениями, например: Прогулка в лесу и катанье на лодках;

г) между двумя вопросительными предложениями, например: Который теперь час и сколько времени осталось до отхода поезда?

д)Запятая не ставится также между двумя безличными предложениями, имеющими синонимичные слова в составе сказуемых, например: Нужно переписать работу и надо объяснить допущенные в ней ошибки.

Запятая ставится между частями сложносочиненного предложения, имеющими общий второстепенный член или общее придаточное предложение, если эти части соединены повторяющимся союзом, например: По улицам двигались тяжелые грузовики, и мчались легковые машины, и торопливо шли пешеходы.

Стилистика

СЛОЖНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Упражнение 360. Укажите, правильно ли построены приводимые ниже предложения.

1. Докладчик пытался убедить своих слушателей в том, что будто бы выдвинутые им положения проверены на практике. 2. Человечество охвачено страстным стремлением к тому, чтобы война в силу своей чудовищности изжила бы самое себя. 3. Лошади казаков, которые были покрыты пеной, с трудом взбирались по горной тропе. 4. Ученик сказал, что я еще не подготовился к ответу. 5. Казалось, что опасность настолько близка, что избежать ее не удастся.6. Волчиха осторожно пробиралась по дороге, ведущей к хлеву и которая была ей уже знакома. 7. Мы посетили выставку, на которую нам посоветовали сходить и посвященную творчеству Горького. 8. На улице началось сильное движение, во время которого автомобилем был сбит старик, которого отправили в больницу. 9. На собрании группы обсуждались вопросы дисциплины и нет ли возможности досрочно сдать зачеты. 10, Новая книга, казалось, что будет иметь большой успех.

Пиковая дама — персонаж городских легенд и историй-страшилок. Перекликается с западными легендами о Кровавой Мэри и отчасти является калькой на них.

Информация о происхождении самой Пиковой дамы разнится. Согласно одной версии — это дух из некоего Карточного Мира, разделенного на четыре державы (согласно количеству мастей в колоде карт). По старинной традиции Карточной империи, Дама Пик должна выйти замуж за валета аналогичной масти, но она была тайно влюблена в Червонного. Возлюбленный подговорил ее убить соперницу, на которой должен был жениться, — Червонную Даму. Пиковая Дама согласилась, но вернувшись под покровом ночи во дворец, узнала, что возлюбленный обманул ее и планирует свадьбу с Дамой Сердец. Скрыться Пиковой Даме не удалось, женщину взяли под стражу. Пиковое государство было опозорено. Легенда не рассказывает, как и когда умерла Дама Пик, но известно, что после Червонные Валет и Дама найдены задушенными. С тех пор дух Дамы Пик, не нашедший покоя, помогает женщинам, желающим зла соперницам. В каждой вызывающей девушке Пиковая Дама видит Червонную Даму, а в парне — Валета-предателя, требуя мести за позор рода и обман.

В фильмах «Пиковая дама: Черный обряд» и «Пиковая дама: Зазеркалье» представлена менее «сказочная» версия возникновения легенды о Даме: в старые времена некая графиня содержала приют для детей-сирот, но, обезумев, начала убивать своих подопечных; когда про ее страшные деяния стало известно, народ учинил над маньячкой жестокую расправу — и с тех пор Дама преследует детей, но уже в виде призрака, которого можно призвать при помощи специального ритуала с зеркалом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *