Почему религии разные

На свете есть очень много религий, каждая из которых претендует на истину — с не меньшей уверенностью, чем вы. Чем мучиться вопросом о том, в какого из множества богов уверовать, не лучше ли оставаться атеистом?

Нет — потому что атеизм это тоже всего лишь один из претендентов на истину, не лучше других, у нас нет оснований принимать его как позицию по умолчанию. Действительно, у людей есть очень разные представления о том, как устроена реальность, какова конечная судьба человека, в чем причина нашего существования — и атеизм это просто одно из них. Многие из нас учились в советской школе, где нам внушили атеизм как своего рода стартовую позицию, но это уникальная особенность той культуры и эпохи, в большинстве стран мира это было не так.

Конечно, человек воспитанный в определенной религиозной традиции может оказаться перед вопросом «почему я привержен именно ей»; христианин должен быть готов ответить на вопрос о том, почему он привержен именно христианству. Но на такой же вопрос должен быть готов ответить и атеист. Атеизм — это тоже одно из человеческих верований, одна из традиций осмысления мира и места человека в нем. Иногда говорят, что атеизм — это просто воздержание от веры в Бога, но это не так — атеизм неизбежно делает позитивные утверждения об устройстве реальности, и мы их рассматривали, когда говорили о материализме. «Разум явился результатом длительного развития материи и сам полностью сводится к материальным процессам» – это определенное верование, которое, по меньшей мере, не очевидно. Даже если вас смущает разнообразие религий, это никак не повод становиться атеистом.

Но существует почти бесконечное число религий. Как предполагается делать правильный выбор из такого множества вариантов?

Ответ состоит в том, что мировоззрения довольно легко классифицировать. В наших религиозных поисках мы не хватаем произвольный предмет с полки – мы проходим через несколько развилок, на каждой из которых совершаем определенный выбор.

Нам стоит уточнить, из каких критериев мы исходим, делая тот или иной поворот. Если очень коротко – то из нашего опыта как людей, обладающих мышлением, свободной волей и нравственным чувством.

На первой развилке мы оказываемся перед вопросом – «существует ли духовная реальность, или все сводится к движению материи, подчиненной вечным, неизменным и безличным законам природы?» Если существует только материя, то Бога нет – но также нет свободной воли и мысли, поскольку в этом случае все наши акты мышления и произволения полностью детерминированы процессами, происходящими в головном мозге, которые, в свою очередь, детерминированы законами природы. Чтобы быть материалистами, нам пришлось бы объявить иллюзией (как последовательные материалисты это и делают) не только Бога, но и наш повседневный опыт свободной воли. Если мы считаем наше мышление и свободу реальностью, это уже выводит нас за рамки материализма. Существует духовная реальность.

Но (тут мы оказываемся перед второй развилкой) нам предстоит решить, является ли эта реальность безличной (как закон Кармы или «тонкая материя» оккультистов) или личностной. Тут мы можем обратиться к нравственному чувству – если существует подлинная, объективная разница между добром и злом, кто (или что) задает эту разницу? Какой-нибудь безличный закон Кармы не может справиться с этой задачей, потому что нравственные предпочтения бывают только у личности.

На третьей развилке мы выбираем между политеизмом и монотеизмом – богов много или есть только один Бог? В политеистических воззрениях боги могут иметь разные мнения и конфликтовать между собой – кто из них прав? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны предположить над ними какого-то третейского судью, который один является источником морального закона и, таким образом, Богом в собственном смысле. У нравственного Закона не может быть ряда конфликтующих источников – только один.

На четвертой развилке нам предстоит выбрать между тремя религиями, проповедующими единого Бога – Иудаизмом, Христианством и Исламом. И тут нам предстоит рассмотреть притязания Иисуса Христа на то, что Он – Бог и Спаситель, и свидетельство Апостолов о том, что Он – воскрес из мертвых. Выбор веры это дорога с немногими поворотами, а не выбор из бесконечного количества вариантов.

Разве притязания на уникальную спасительную истину, которую провозглашает религия, не ведет к попыткам принудить всех эту истину признать, и, таким образом, к нетерпимости и диктатуре?

Один из часто возникающих моментов в атеистической критике религии — это то, что проблемы и пороки, свойственные человеческому роду в целом, приписываются исключительно религии. Конечно, мы можем найти массу примеров, когда верующие люди пытались железной рукой загнать своих ближних в Царство Божие. Конечно, мы можем найти примеры грубого высокомерия и нетерпимости со стороны адептов тех или иных религий — и христианства в том числе.

Но является ли такое поведение проявлением именно религии? Это можно проверить по простой и испытанной методике — рассмотрим, как ведут себя люди, если этот фактор, религию, убрать. У нас был случай это проверить — я напомню еще раз о грандиозном социальном эксперименте, когда значительная часть человечества — в СССР и зависящих от него странах, в Китае, в Кампучии — жила в условиях полностью или почти отсутствующей религии. Породил ли этот эксперимент более терпимые и открытые к диалогу общества? Как раз наоборот – он породил общества более закрытые и нетерпимые. Нетерпимость, фанатизм, начетничество, жестокое принуждение к «правильным» взглядам — все это отлично обходится и без религии. Царство, в которое загоняют железной рукой, вполне может быть чисто светским — и даже решительно атеистическим.

На уровне отдельных людей мы, конечно, можем встретить благожелательных, культурных, терпимых атеистов — а можем встретить атеистов грубых, агрессивных и нетерпимых. Последние (как и скандалисты вообще) привлекают больше внимания. Увы, агрессия, нетерпимость и стремление принудить других к согласию — это общая черта человеческого рода.

Парадоксальным образом, даже люди, на знаменах которых написано «терпимость» и «разнообразие», склонны ненавидеть и преследовать тех, кто не разделяет именно их версии разнообразия и терпимости — как мы и видим на примере судебных процессов против христианских предпринимателей, которые уклонялись от обслуживания некоторых мероприятий.

То, что атеистические режимы были в большей степени склонны к принуждению, связано с принципиальным различием в картинах мира. Для христианина окончательная победа добра и установление Царства Божия на земле произойдет в результате сверхъестественного вмешательства Бога, причем это вмешательство произойдет именно тогда, когда победа сил зла будет более всего казаться очевидной и окончательной. Христиане спокойно относятся к тому факту, что человеческими усилиями в этом мире совершенно царства добра и справедливости построить невозможно, и не предпринимают таких попыток. Люди, отвергающие христианское возвещение, никак не могут помешать ни Царству Божию открыться, ни желающим покаянием и верой в него войти.

Для атеистических идеологий дело обстоит иначе — единственное царство, которое они предлагают, может быть создано только людьми и только по эту сторону истории, причем те, кто отказываются участвовать в его строительстве — или, тем более, исповедуют взгляды, с этим строительством несовместимые, могут ему реально помешать. Соблазн подавить тех, кто не хочет строить светлое царство силой, в этом случае сильнее, и мы видим, как люди ему поддавались.

Почему Бог один, а религий много?

В самом деле, даже людьми просвещенными монотеистические религии нередко интерпретируются как противоречащие друг другу и враждебные. Об этом замечательно сказано в Коране: «И говорят иудеи: «Христиане — ни на чем!» И говорят христиане: «Иудеи — ни на чем!» А они читают писание. Так говорят те, которые не знают писания. Аллах рассудит между ними в день воскресения относительно того, в чем они расходились» (Коран, сура 2, стих 107). А многие, менее просвещенные, даже уверены в том, что иудеи, христиане и мусульмане верят в разных богов.
Сравнительный анализ монотеистических религий не может быть проведен «внутри» какой-либо одной веры, отрицающей представления всех других, но вполне возможен «извне» — в русле философии религии или религиоведения. Он-то и позволяет установить удивительные универсальность и единство монотеистических представлений о сущности Бога, сотворенного им мира и человека.
Согласно любому монотеизму, существование мира определяется Божественным Бытием. В этом иудаизм, христианство и ислам полностью согласуются, чему способствует тот факт, что все они признают в качестве своего основания книги Ветхого Завета. Наиболее толерантным в этом смысле представляется ислам, который, имея свою священную книгу, не только признает Ветхий Завет и Евангелие богоданными, чтит всех ветхозаветных пророков и Иисуса Христа, но и не отрицает божественность иудаизма и христианства: «И ниспослал Он Тору и Евангелие раньше в руководство для людей» (Коран, сура 3, стих 2); «Скажите: «Мы уверовали в Аллаха и в то, что ниспослано Ибрахиму, Исмаилу, Исхаку, Йакубу и коленам, и что было даровано Мусе и Исе, и что было даровано пророками от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Ему мы предаемся» (Коран, сура 2, стих 130); «Поистине те, которые уверовали, и те, кто обратились в иудейство, и христиане, … которые уверовали в Аллаха…- им их награда у Господа их, нет над ними страха, и не будут они печальны» (Коран, сура 2, стих 59).
Общей фундаментальной идеей, генетической для всех трех монотеистических религий, является догмат о существовании единого Бога. «Я Господь Бог твой …», «Я Иегова, Бог твой… Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим»; «Аллах — нет божества, кроме Него». Идея единобожия, самая сложная и универсальная из всех, известных человечеству, признается богоданной, полученной в результате Божественного Откровения, поскольку полагается, что столь сложное, превосходящее сущность самого человека и окружающего его мира представление не может быть создано человеческим разумом самостоятельно, без Божественного участия.
Едины монотеистические религии и в своих представлениях о происхождении мира. Мир сотворен Божественной Волей, поскольку Бог не удовольствовался созерцанием Себя Самого и по переизбытку благости Своей захотел, чтобы возникло то, что в будущем пользовалось бы Его благодеяниями и было сопричастно Его Благу.
Согласны они и в том, что тварный мир структурирован, делится на природный (материальный) и духовные (идеальные) миры. Человек является особым видом творения, и он единственный из всего сотворенного имеет духовную и материальную составляющие. Природный мир относителен, преходящ, изучение его законов под силу человеку, и этим могут заниматься науки, но время, потраченное на его изучение, потрачено всуе, ибо с большей пользой могло бы пойти на изучение духовных миров. Суждения о духовном, нематериальном, мире в иудаизме, христианстве и исламе тоже не противоречат друг другу: Бог приводит из не-сущего в бытие и творит все без изъятия, как видимое, так и невидимое, он же и управляет всем.
Законы, управляющие тварным миром, тоже определяются монотеистическими религиями идентично. Существует представление о Божественном Предопределении: «Промысел есть Воля Божья, по которой все существующее целесообразным образом управляется» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 111). Однако существует свобода воли, дарованная человеку, «выбор того, что должно быть делаемо находится в нашей власти» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 113). Промысел Божий не может быть ни выражен словом, ни постигнут умом. Благо и зло, существующие в мире, представляются метафизическими сущностями, но Господь созидает лишь благо, которое представляется духовным светом. Зло же есть всего лишь удаление от Бога, лишение блага (христианство), тень, умаление Божественного света (иудаизм), т.е. является относительным, несамостоятельным.
Сходятся монотеистические религии и в отношении к познанию Божественного Бытия, практически повторяясь в Его описании. Непознаваемость внутренней природы Божественного постулируется Торой, Ветхим Заветом и Кораном. Тварную природу можно исследовать, Божественное Бытие сокрыто от человека. Но хотя Бог неизречен и непостижим, но знание о том, что Он существует естественным образом присуще всем. Однако о Себе открыл Он только то, «… что узнать нам было полезно, а что именно превышало наши силы и разумение, о том умолчал» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 2). Бог неизречим: «…должно ясно знать, что из относящегося учению о Боге и воплощении как не все неизреченно, так и не все может быть выражено речью; и не все недоступно познанию, и не все доступно ему… Поэтому многое из темно мыслимого о Боге не может быть соответственным образом выражено, но о предметах, превышающих нас, мы бываем принуждены говорить, прибегая к человеческому характеру речи, как, например, говорим о Боге: сон и гнев, нерадение и руки, и ноги, и подобными» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 3).
Итак, что представляет собой Бог по существу, по природе Своей, совершенно непостижимо. Невозможно сказать что-либо о Боге или вообще подумать что-либо вопреки тому, что по Божескому определению объявлено нам или сказано и открыто Божественными изречениями. Поэтому то, что «говорим о Боге утвердительно, показывает не природу Его, а то, что — около природы» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С.8), т.е. то, как он проявляет себя в мире благодаря этой природе, его околоприродные качества. «Назовешь ли ты Его благим или праведным, или мудрым, или чем бы то ни было другим, ты скажешь не о природе Бога, но о том, что около природы» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 9). Постулируется, что Бог «безначален, бесконечен, как вечен, так и постоянен, несотворен, непреложен, неизменяем, прост, несложен, бестелесен, невидим, неосязаем, неописуем, беспределен, недоступен для ума, необъятен, непостижим, благ, праведен, Творец всех тварей, всемогущ, Вседержитель, все надзирающий, Промыслитель обо всем, имеющий власть, Судья…» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 3.). Но любые мыслимые характеристики Божественного не показывают Существа Его, и сказать о Боге, что Он есть по существу, невозможно. А все то, что говорится о Боге, обозначает не то, что Он есть Сам по Себе, а всего лишь некоторое отношение к чему-либо; то, что сопровождает Его природу или деяния; то, что противопоставляется Его качествам.
Вот именно тут и начинаются расхождения монотеистических религий — они связаны с попытками христианства познать внутреннюю сущность Божественного Бытия, исследовать его «устройство». Если иудаизм и ислам не только в принципе отрицают возможность такого познания, но и не пытаются сделать это практически, то христианская теология, нарушая имеющийся запрет, пытается познать «структуру» Божественного, вводя и объясняя догмат о Божественной Троице.
Почему христианство, вопреки провозглашенному запрету, так сосредоточилось на «исследовании» Божественной «структуры»? Догмат о Троице, в первую очередь, направлен на обоснование факта богоявления Христа, на утверждение Его божественности и вечности, тождественности Его Отцу, Его боговоплощенности. Именно поэтому Сын отождествляется со Словом, Божественным законом, Откровением, и именно поэтому столь значительные усилия христианской теологии направлены на обоснование сложного триединства Божественных Ипостасей, гарантирующего соблюдение основного принципа монотеизма.
Согласно христианству, Бог есть единая сущность «в трех совершенных Ипостасях» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 14.), «неслитно соединенных и нераздельно различаемых» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 15.). Все три Ипостаси не сотворены, определяются как тождественные, причем каждая «не в меньшей степени имеет единство с другими, чем Сама с Собой» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 25.), однако, несмотря на тождественность, различаются своими качествами. «Ибо мы знаем единого Бога, но замечаем мыслию различие в свойстве отечества, сыновства и исхождения» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 25).
В православии различимые качества Ипостасей характеризуются так: Отец не рожден, потому что Его Бытие не происходит от другой Ипостаси; Сын рожден, безначально и безлетно происходит от существа Отца; Дух не рождается, а исходит из существа Отца, однако образ этого рождения и исхождения непостижим. Бог Отец не первенствует над Сыном или Святым Духом по времени или природе или в каком-либо другом отношении, кроме причины. Что касается «способа организации» этого тождественного Единства, то и здесь многое остается неясным и даже противоречивым. Согласно Иоанну Дамсакину, Ипостаси находятся одна в другой, но не в слиянии, а в соединении, в тесном примыкании.
Так описываемое единство трудно обосновать теологически, вот почему в интерпретациях сущности Ипостасей даже среди отцов церкви можно обнаружить заметные расхождения. Трудности в прояснении сущности Троицы оказались столь значительными, что послужили одним из важнейших оснований разделения христианства на католичество и православие.
Но характер единства Троицы, споры о котором породили многочисленные ереси и церковные расколы, напрямую не следует из Священного Писания и является результатом осмысления, интерпретаций христианских теологов. Тем самым нарушается другой принцип, декларированный Иоанном Дамаскином: «Он открыл знание о Себе: прежде чрез закон и Пророков, а потом и через единородного Сына Своего, Господа и Бога, и Спасителя нашего, Иисуса Христа. Поэтому все, переданное нам как через закон, так и Пророков, и Апостолов, и Евангелистов, принимаем и разумеем, и почитаем, не разыскивая ничего свыше этого… Да удовольствуемся этим и да пребудем в нем, не прелагая предел вечных» (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 2).
С точки зрения сравнительного анализа монотеизма и политеизма, введение в христианстве трех Ипостасей генетически связано с политеистическими представлениями о Божественном. Сам Иоанн Дамаскин так определял связь догмата о Троице с предшествующими религиями: «Через единство Их (Ипостасей — В.А.) по природе уничтожается признающее многих богов заблуждение эллинов; через принятие же Слова и Духа ниспровергается догмат иудеев и остается то, что в той или другой секте есть полезного: из иудейского мнения остается единство природы, из эллинского же учения — одно только разделение по ипостасям».
Отметим, что и в иудаизме существование Божественного Слова и Божественного Духа тоже не отрицается, о чем существуют многочисленные упоминания в тексте Ветхого Завета. С упоминания о Духе Божьем начинается Книга Бытия. А в псалмах Давида мы читаем: «Во веки, Господи, Слово Твое пребывает на небеси», «…посла Слово Свое, и исцели я», «Послеши духа твоего и созиждутся», «Словом Господним небеса утвердишася, и духом уст его сила их». Однако попыток проникнуть в природу соотнесения Божественного Слова и Духа, в их отношения с Богом иудаизм не предпринимает, избегая тем самым и непременных ошибок. Итак, самое существенное отличие в представлениях монотеистических религий сосредоточено именно в догмате о Троице, конкретизирующим скрытое Бытие Божие, причем с точки зрения, иудаизм и ислам оказываются более последовательными в соблюдении монотеистических представлений.
Таким образом, несмотря на то, что монотеистические религии значительно отличаются по канонам, культам, теологическим интерпретациям, они имеют очень близкие взгляды на все, что касается мироустройства. Главное — они едины в основном своем принципе, поскольку постулируют Единство Божественного Существования. Иудеи, христиане, мусульмане верят в единого (одного и того же!) Бога, даже называют его одними и теми же именами (достаточно сравнить: Элохим и Аллах). Все они почитают общую священную книгу Тору, Ветхий Завет. Они соглашаются в том, что касается происхождения мира и человека, законов и цели мирового развития, будущего мира, даже его конца.
Однако христианство, введя догмат о Троице, расходится с иудаизмом и исламом в представлениях о непостижимом Божественном «устройстве», а также в том, христианский Мессия, Спаситель, уже приходил в этот мир, в то время как иудеи еще только ждут своего Мошиаха, а мусульмане — своего Махди. Что касается теологических расхождений православия и католицизма, то любому не богослову, не фанатику, просто холлисту они могут показаться очень незначительными и даже не заслуживающими внимания.
Но откуда же берутся религиозные расхождения монотеистических религий? Неужели Господь, благословен Он, открыл истину только некоторым людям, а всех остальных оставил в заблуждении? О причинах этих расхождений проще всего сказано в Коране: «Люди были одной общиной, и послал Аллах пророков вестниками и увещевателями и ниспослал с ними писание, чтобы рассудить между людьми в том, в чем они разошлись. А разошлись только те, которым оно было даровано, после того, как пришли к ним ясные намерения, по злобе между собой. И Аллах вывел тех, которые уверовали, к той истине, относительно которой они разошлись по Его дозволению (курсив мой — В.А.)» (Коран, сура 2, стих 209).
Получается, что каждая из монотеистических религий, построенных на единых и универсальных основаниях, является особенной лишь потому, что Господь по-разному открыл знание о Себе в разное время и различным народам. И именно таким образом, каким Он посчитал благим, полезным и доступным эти людям и в этих условиях. Иудеи смогли принять идею единого и незримого, бестелесного, невоплощенного Бога. Для того, что римские язычники смогли уверовать, познать Божественное Единство, стать христианами, им, испорченным многобожием и неспособным принять незримое, необходимо было увидеть воплощенного Христа и жертву, которую Господь принес недоверчивому человечеству. Мусульмане, спустя века, имея опыт осмысления иудаизма и христианства, вновь смогли принять Бога незримого и непостижимого. Люди знают о Боге ровно столько, сколько Он им дозволил узнать о Себе. Злоба же между ними вызвала религиозную нетерпимость ко всем иным учениям, церковные расколы, религиозные войны, фанатизм, религиозный террор. Неразумения и недоразумения, заблуждения, а иногда и корыстные, связанные с властью, политикой и деньгами побуждения не дают людям принять Господа одинаково.
Но есть надежда — нет, вера. Рано или поздно люди, несмотря на тысячелетние религиозные разногласия, сойдутся в своем представлении о Божественном, ибо, как сказано в Коране: «Разве вы станете препираться с нами из-за Аллаха, когда Он — наш Господь и ваш Господь?» (Коран, сура 2, стих 209). И тогда станет так, как написано у пророка Захарии: «И Господь будет Царем над всею землей; в тот день будет Господь един, и имя Его едино» (Захария, 14:9). Надо только дождаться этого дня.

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Религия есть союз человека с Богом. Этот союз предполагает не только устремленность человека к своему Творцу, но и живое, реальное воздействие Бога на личность человека. Этого нет там, где нет истинного познания Бога, т.е. в религиях, которые принято называть естественными, потому что происхождение их связано с проявлением естественных человеческих сил (разума, воли и чувств). Все они являются выражением субъективного стремления человека к Богу, которое не привело к подлинному Богообщению (в смысле союза человека с Богом). Возникает подмена: сверхъестественные воздействия на человека демонических сил принимаются за Божественную благодать. Это хорошо наблюдается в различных видах восточного оккультизма и в харизматических сектах.

Первая неистинная массовая религия в истории человечества – язычество. Грехопадение повредило человеческую природу. Своим пренебрежением Божественной заповеди человек отдалился от Источника Жизни. Оставшись после падения при своих естественных, и притом испорченных, силах, люди неизбежно стали создавать искаженные образы сверхъестественного. Подлинно суетны по природе все люди, у которых не было ведения о Боге, которые из видимых совершенств не могли познать Сущего и, взирая на дела, не познали Виновника, а почитали за богов, правящих миром, или огонь, или ветер, или движущийся воздух, или звездный круг, или бурную воду, или небесные светила (Прем. Сол.13:1-2).

Происхождение буддизма связано с поверьями и легендами. Основателем его считается Сиддхартха Гаутама. Однажды ночью, сидя под деревом и погрузившись в глубокие мысли, Гаутама внезапно достигает «просветления». С этого момента он становится Буддой – Просветленным. Исторических сведений об основателе его нет. Жизнеописания Сиддхартхи Гаутамы (Будды) составлялись несколько столетий спустя после его смерти. Сведения древних источников являются весьма противоречивыми. Согласно южной (палийской) традиции он жил в 623-544 до н. э. Поэтому в 1956 отмечалось 2500-летие нирваны Будды, от дня которой ведется буддийское летосчисление. Северная (махаянская) традиция датирует нирвану от 420 до 290 до н.э. Однако большинство школ принимают 380 до н. э. Мнения западных исследователей разделяются. Существуют две датировки: долгая — 483 (+ 3) г. до н. э. и короткая — 380 (+ 30) г. до н. э. При такой противоречивости данных нельзя всерьез говорить о Божественном происхождении этой религии.

Из трех мировых религий ислам является самой поздней. В отличие от буддизма о происхождении его рассказывается достаточно определенно. Мухаммед спал в пещере на склоне горы Хира. В ночь 24-го числа месяца рамадана 610 года ему явился некто в человеческом облике. Это событие считается началом ислама. Рассказ о нем приводится по сунне: «К нему явился ангел и сказал: «Читай!» – на что он ответил: «Я не умею читать!». Пророк сказал: «Тогда он взял и сжал меня так, что я напрягся до предела, а затем он отпустил меня и сказал: «Читай!» Я снова сказал: «Я не умею читать!» Тогда он сжал меня во второй раз так, что я опять напрягся до предела, а потом отпустил меня и сказал: «Читай!» – и я в третий раз сказал ему в ответ: «Я не умею читать!» И он сжал меня в третий раз, а затем отпустил, сказав: «Читай!» Во имя Господа твоего, который сотворил человека из сгустка. Читай! И Господь твой щедрейший…» (Аль-Джами ас-Сахих). Мухаммед ночами и днями пребывал в состоянии мучительной неуверенности и тревоги. Явившийся на горе Хира приходил по ночам к нему в дом. Мухаммеда не оставляла тревога. Не сказав ни единого слова, этот некто покидал спальню. Жена его Хадиджа уговорила Мухаммеда разбудить ее, когда загадочный посетитель придет вновь. Когда в следующий приход ночного гостя, Мухаммед разбудил Хадиджу, она предложила мужу сесть у её левого бедра и спросила: продолжает ли он видеть гостя (сама она не видела). Мухаммед подтвердил. – Тогда обойди вокруг постели и сядь у моего правого бедра, – попросила Хадиджа и вновь спросила, видит ли его. Мухаммед подтвердил, что видит. Тогда незаметно для Мухаммеда Хадиджа обнажила себя, и ночной гость исчез. Жена стала уверять, что приходил ангел, а не дьявол, который не удалился бы, видя её наготу. Удивляет, как легко и, мягко говоря, наивно, решился вопрос, который в духовном плане является вопросом жизни или смерти. Прежде всего, ангел существо бесплотное и для его взора нет вещественных преград: он может видеть и через одежды. Одежды прикрывают наготу только от человеческих глаз. Да и само тело человеческое не является чем-то порочным. Оно есть творение Божие. Греховна человеческая похоть и плотское вожделение, а не тело. В раю прародители были наги и не стыдились (Быт.2:25). Природа ангела неповрежденная. Им чужды человеческие страсти. А если это был демон, то он легко мог прибегнуть к хитрости. Зная каким способом его испытывают, специально мог удалиться, чтобы его приняли за ангела.

При определении подлинности откровения важны не только обстоятельства, при которых оно было дано, но и содержание учение и личность создателя новой религии.

— Иисус Христос дал людям всесовершенный пример целомудрия. Святые же отцы, восприняв нравственный дух Евангелия, всегда смотрели на девство как на трудный, но высокий духовный подвиг. Мохаммед же имел много жен. «Общее число женщин, на которых женился Посланник Аллаха, было тринадцать… Пророк женился на Аише, дочери Абу Бакра ас-Сиддика в Мекке, когда ей было семь лет. А стал жить с ней в Медине, когда ей исполнилось девять или десять лет. Аиша была единственной девственницей, на которой женился Пророк …» (Ибн Хишам. Жизнеописания пророка Мухаммада). Мухаммед взял себе Зейнаб, жену своего приемного сына Зеида, заставив последнего развестись.

— Иисус Христос даже распинавших Его на Кресте простил. Своим ученикам Он заповедал: Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного (Мф.5:44-45). По учению Мухаммеда: «А когда вы встретите тех, которые не уверовали, то – удар мечом по шее; а когда произведете великое избиение их, то укрепляйте узы» (Коран. 47:4).

— Иисус Христос учит: Итак, не ищите, что вам есть, или что пить, и не беспокойтесь, потому что всего этого ищут люди мира сего; ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том; наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам (Лк.12:29-31). О Мухаммеде читаем: «Услышав о том, что Абу Суфьян возвращается из Сирии, Пророк призвал мусульман напасть на них, говоря: «Вот караван курайшитов. В нем – их богатства. Нападайте на них, и, может, с помощью Аллаха они вам достанутся!» В другой раз: «Потом Посланник Аллаха разделил имущество Бану Курайза, их женщин и детей среди мусульман. В этот день были определены доли всадников и пеших воинов, а также была выделена пятая часть добычи. Всаднику полагалось три доли: лошади – две доли, а всаднику – одна; пешему воину – одна доля. Во время осады Бану Курайза было тридцать шесть всадников. Это была первая добыча, разделенная на доли и выделенная из нее пятая часть. На основании этого обычая продолжался раздел добычи и в дальнейшем во время походов. Потом Пророк послал Саада ибн Зайда аль-Ансари из Бану Абд аль-Ашхаль с пленниками из Бану Курайза в Неджд и обменял их там на коней и оружие. Пророк выбрал для себя из пленниц Райхану бинт Амр – одну из женщин Бану Амр ибн Курайза. Она находилась у Посланника Аллаха до его кончины, была его собственностью» (Ибн Хишам. Жизнеописание Пророка Мухаммада).

— Иисус Христос сам себя отдал в Жертву за спасение людей и добровольно пошел на мучительнейшую смерть на Кресте. О Мухаммеде читаем: «Ибн Исхак передал: «Потом они сдались, и Пророк запер их в Медине в доме Бинт аль-Харис, женщины из Бану ан-Наджжар. Потом Пророк пошел на рынок Медины и вырыл там несколько рвов. Потом велел их привести, и отрубил им головы в этих рвах. Людей приводили к рвам группами. Среди них был враг Аллаха Хавай ибн Ахтаб, Кааб ибн Асад, глава племени – всего шестьсот или семьсот человек. Говорят также, что их было от восьмисот до девятисот человек».

Можно продолжить сравнение двух религий, но приведенного уже достаточно, чтобы увидеть разницу между Божественным и человеческим.

Почему Господь позволил некоторым из религий так распространиться? Потому, что Бог дал человеку свободу воли и не отнимает её, если даже человек заблуждается. Ведь и атеизм и неверие тоже распространились в мире и составляют как бы мировую псевдорелигию, основанную на вере в абсолютность материи. Почему? Потому что человек свободен, и насильственно заставить его верить и спасаться невозможно.

Брат по разуму! Почитай мои посты на Пикабу 😉
Также, отдельна тема по православию:
Какая первая часть Библии, обязательная к публикации и прочтению во всех ветвях христианства?
Правильно, Ветхий Завет. Также известный как иудйеский Танах.
Откуда происходят «10 заповедей», миф создания мира за 7 дней, миф грехопадения Адама и Евы, «поучительные» «исконно христианские» истории Вавилонской башни, Потопа, Содома и Гоморры, Хама и прочая лабуда для наивных последователей ЙешУа-Ийсуса?
Правильно, из Ветхого Завета = Танаха.
По Новому Завету, что говорил ЙешУа-Ийсус, человек, кстати, обрезанный по иудейской традиции бармицвы в Йерушалаиме, о «законе Моисея»=Танахе=Ветхом Завете?
Всё верно, Ийсус исполнял «закон Моисея» чётко и точно, о чём свидетельствуют его собственные слова в Новом Завете, как и херстиянские каноны
«Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона» (Матфея 5:17-18)
«Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие.» (Матфея 7:21-23)
«Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают» (Евангелие от Матфея 23:1-3)
Необходимость исполнения христианами заповедей Ветхого Завета – ОФИЦИАЛЬНО признана ВСЕМИ историческими христианскими церквями:
В Православном Катехизисе (пункт 592), созданном в Ватикане Римским Папой Иоанном Павлом II (русское издание: Москва, 2002, глава «Иисус и закон», стр. 146-149):
«Иисус не отменил Закон, данный на горе Синай, но исполнил его столь совершенно, что открыл его глубинный смысл и искупил преступления против него.»
В Вестминстерском исповедании веры 1648 года (глава 19, пункты 5-7), создававшимся протестантскими богословами всей Европы в знаменитом Вестминстерском Аббатстве в Лондоне, Англия на протяжении 5 лет Вестминстерского Собора (1643-1649 гг):
«19.5. Нравственный закон навечно обязывает всех, как оправданных, так и всех прочих, подчиняться ему, не только потому, что таковы его сущность и содержание, но и потому, что мы должны подчиняться власти Бога-Творца, Который дал его. Христос в Евангелии никоим образом не отменяет закон, но утверждает его.
19.7. Вышеуказанные назначения закона не являются противоположными благодати Евангелия, но гармонично подчиняются ей. Дух Христов, смиряющий волю человека, дает ей способность исполнять свободно и радостно то, что требует воля Божия, явленная в законе. «
Ознакомьтесь, ликбез по православию для скудоумных
К слову, корневое православие русским никогда не было ведомо. Оно сохранилось среди ассирийцев Сирии (даже современный ассирийский язык на 80% идентичен арамейскому, языку Ийсуса) и среди эфиопов.
Ортодоксальное православное христианство включает, например, следующие принципы:
— не есть свинину
— многожёнство
— не употреблять мяса по средам и пятницам
— строго запрещено изображать в церквях что-либо, позволительно только писать на стенах цитаты из Библии
и т.д.
Русское же православие откололось от греческого — именно греки выдумали «святую троицу» (в текстах Библии это понятие не упоминается ни разу) и множество прочих его аспектов, на основе греческой философии и язычества.
Например, само имя «Ийсус» — это греческая переделка иудейского имени «ЙешУа», означающего «избранник Яхвэ», иудейского божества; «Христос» — происходит из греческого «помазанник»; в оригинале Библии «Христос» не упоминается ни разу: до Ийсуса в Греции так именовали любых языческих жрецов.
Любимой молитвой, которую в Библии повторяет «Ийсус», является «Отче наш» на арамейском, в оригинале это иудейская же молитва из Танаха-Торы.
Таким образом, русское православие — современное ли кгбшно-бандитское путинославие, древнее ли «царское», с изначальным христианством не имеет ничего общего, являясь просто славянской переделкой греческой переделки доктрин позднеиудейской фарисействующей секты Йешуа.
Историк-кун

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *