Поддержка больного человека

11.03.2017 13:23:07 26905

Содержание

Говорить ли больному об онкологическом диагнозе?

Когда человека выбивает из колеи онкологическое заболевание, то в процесс обследования больного зачастую активно включаются его родственники. И это понятно – ведь близкие люди всегда переживают и стараются принять участие в решении проблем члена семьи. Кроме этого, многие больные обращаются к врачу тогда, когда симптомы заболевания оказываются достаточно сильно выражены и самочувствие человека оказывается подорвано настолько, что ему трудно самостоятельно проходить процедуру обследования и заботиться о себе. А потому часто именно родственники больного слышат диагноз «рак» прежде, чем сам пациент.
И тогда, конечно, встает серьезный и деликатный вопрос – говорить или нет больному о раке? Ведь диагноз «онкологическое заболевание» производит пугающее впечатление, и он способен шокировать пациента, здоровье которого и так ослаблено. Услышав слово «рак», многие люди начинают думать прежде всего о неблагоприятном исходе заболевания: тяжести лечения, стремительном ухудшении состояния и смерти. На настоящий момент слово «рак» окружено множеством социальных стереотипов, которые во многом влияют на восприятие больным факта заболевания и вызывают серьезное потрясение. Несмотря на то, что сейчас ряд онкологических заболеваний успешно поддается лечению, данный диагноз продолжает пугать и вызывать растерянность. А человеку, который оказался серьезно болен и которому предстоит пройти длительный путь лечения и реабилитации, потрясения и стресс оказываются дополнительным испытанием и могут еще сильнее подорвать его здоровье.
Так что же делать? Как общаться с онкологическим больным? Говорить ли ему о диагнозе «рак» или этот факт родственникам лучше хранить в тайне? Попробуем разобраться.

Какие реакции могут возникнуть у больного, которому сообщили о диагнозе «рак»?

Первое, что испытает человек, который узнал такой диагноз, будет шок. «Этого не может быть», «Врачи ошиблись», «Что теперь делать?», «Я скоро умру» – эти и подобные мысли возникнут в голове пациента в первую очередь. Потому что данная новость является внезапной и пугающей, а потому в первую очередь диагноз «рак» вызывает растерянность.
После того, как первая реакция на диагноз проходит, к больному постепенно приходит осознание того, что он болен, а потому появляется широкий спектр негативных эмоций. По сути, человек, который узнал диагноз, который звучит безнадежно, переживает настоящее горе.

Классической схемой стадий горя являются:

  • Отрицание – когда человек все еще не может поверить в то, что болен, или как будто не замечает симптомов болезни.
  • Гнев – когда человек чувствует злость на то, что такое случилось именно с ним, раздражается и ищет виноватых в происходящем.
  • Торги с судьбой – когда у больного появляется надежда, и он старается как бы заключить сделку с судьбой: «Если я начну вести здоровый образ жизни, стану честным и отзывчивым человеком, то я пойду на поправку».
  • Депрессия – которая характеризуется выраженной подавленностью больного, пессимистичным взглядом на ситуацию, сужением спектра интересов, снижением мотивации к общению и апатией.
  • Принятие – конечной стадией горя является способность осознать, смириться с ситуацией и искать дальнейшие способы решения проблемы, как бороться с болезнью и как жить дальше.

Таким образом, родственникам, перед которыми встает дилемма, говорить или нет больному о раке, следует быть готовыми к тому, что близкий человек пройдет через описанные стадии горя, каждая из которых характеризуется тяжелым эмоциональным состоянием. Данные реакции на факт наличия диагноза «рак» являются логичными и закономерными, но проблема заключается в том, что на всех этих стадиях (которые могут длиться долго) больной онкологическим заболеванием испытывает серьезный стресс и испытывает душевное страдание. Принятие как конечная стадия переживания горя является первым шагом к стабилизации эмоционального состояния, однако не все онкобольные способны психологически дойти до этой стадии. Зачастую многие из них «застревают» на этапе депрессии, которая является не просто тяжелым, но и опасным состоянием. Ведь человек, переживающий депрессию, оказывается неспособен жить полноценной жизнью и получать от нее удовольствие, в таком состоянии у него недостаточно ресурсов, чтобы бороться с заболеванием – а дополнительный стресс истощает организм. И, конечно, депрессивное состояние опасно тем, что может привести больного к суицидальным мыслям.
Наряду с описанными чувствами, больной, родственники которого приняли решение говорить о раке, может испытывать ряд сопутствующих психологических переживаний, таких как:

  • Тревога, навязчивый страх ухудшения состояния и смерти, фиксация на болезненных ощущениях и преувеличение симптомов заболевания.
  • Фиксация на болезненных переживаниях и неспособность абстрагироваться от них, что также понижает качество жизни.
  • Активный поиск иных методов лечения рака, которые могут оказаться не только бесполезными, но в некоторых случаях даже опасными. Больные, чьи родные решились сказать им о раке, часто прибегают к нетрадиционным методам лечения, ищут спасение в религии или разрабатывают самостоятельные методы лечения.

Так что же делать? Значит ли это, что не стоит говорить больному о раке? Посмотрим, к чему может привести сокрытие от онкобольного его диагноза.

Если от онкологического больного скрывают диагноз

В том случае, если родственники больного принимают решение не говорить человеку о том, что у него рак, можно ожидать от человека следующего поведения: Легкомысленного отношения к здоровью, вызванного недооценкой степени тяжести симптомов заболевания, что может привести к несоблюдению инструкций врачей по поводу лечения.
Возникновения иллюзий и оптимизма («Я боялся услышать страшный диагноз – хорошо, что все обошлось»), что приведет к тому, что больной раком начнет строить нереалистичные планы на жизнь и не сможет оценить свои ресурсы (выбор работы, рождение ребенка, заведение домашних животных и т.д.).
При этом в дальнейшем симптомы заболевания станут более заметными, и человек в конце концов догадается о том, что он тяжело болен. А это опять же вызовет шоковую реакцию, разрушение иллюзий и обиду на родственников за то, что они скрывали от него правду и приняли решение не говорить больному о раке.

Что же делать?

Таким образом, рассуждая о вопросе, говорить или нет больному об онкологическом диагнозе и прогнозе, важно уметь оценить состояние пациента, его психологическую готовность узнать правду, а также подобрать подходящий баланс в словах между «правдой» и «неправдой».
Соответственно, прежде всего близким больного стоит разобраться с такими вопросами, как:

  1. Готов ли больной сейчас услышать правду?
  2. Способен ли он впоследствии относиться к ситуации конструктивно или ему проще, чтобы родные взяли большую часть ответственности за его состояние и лечение на себя?
  3. Имеет ли он склонность к выраженным тревожным реакциям, депрессивным состояниям и замкнутости?

Ответить на эти вопросы сумеют только родственники – ведь кто, как не самые близкие люди, хорошо знают характерологические особенности больного и могут предсказать его реакции. Иными словами, важно учитывать особенности текущего психологического состояния пациента и его индивидуальные особенности – и в зависимости от этого подбирать слова, которыми можно объяснить ему суть его заболевания.

Как найти баланс между «правдой» и «неправдой»?

Таким образом, становится понятно, что внезапное предоставление онкологическому больному факта о диагнозе часто является нецелесообразным, равно как и сокрытие правды. А потому важно найти правильный баланс между правдой и ее сокрытием и осознать то, что говорить больному о раке следует очень деликатно.
А потому родственникам стоит принять во внимание следующие рекомендации:

  • Сообщая больному диагноз, лучше избегать слова «рак», заменяя его формулировками «недоброкачественная опухоль» и «онкологическое заболевание». Суть этих понятий одинакова, однако именно слово «рак» обычно психологически воспринимается наиболее пугающе и вызывает ощущение бесперспективности.
  • Прежде чем сообщить близкому человеку о диагнозе, лучше предварительно подготовить для него четкие сведения о его заболевании: тип рака, результаты анализов, объективные сведения о состоянии. Услышав слово «онкология», больного охватит страх, поскольку он, как и все, слышал о том, что от рака умирают. Если же близкий человек сможет сразу объяснить ему не только то, что у больного рак, но и специфику данного типа заболевания и объективные данные о его здоровье, больной получит определенность и сможет сразу представить картину заболевания в его индивидуальном случае, план лечения и прогноз. А значит, реакция страха будет не так сильна.
  • Если родственник принимает решение сказать больному о раке, то при разговоре важно, чтобы он смог объяснить онкобольному, что данное заболевание не подразумевает неминуемую смерть. Не стоит говорить, что рак – это неизлечимое заболевание. Лучше сказать, что рак – это хроническое заболевание. Эта болезнь является серьезной, но далеко не всегда от нее стремительно умирают. Рак – это то, с чем можно жить, при соблюдении определенных правил и мер предосторожности. В мире существует множество хронических заболеваний, которые поддаются контролю при условии ответственности пациента: сахарный диабет, гипертоническая болезнь, бронхиальная астма. И рак – это то, что можно поставить в один ряд с данными заболеваниями.

Таким образом, при рассуждении на тему того, говорить или нет больному о раке, наиболее целесообразно принять такое решение: правду стоит сказать, но сделать это следует грамотным образом, деликатно подобрав формулировки и верно расставив акценты.

Взрослый человек имеет право знать правду о своем здоровье. Взрослому человеку обычно хочется знать, болен ли он нас самом деле раком или нет. Больной человек способен взять на себя ответственность за свое лечение и принять решение о том, как ему жить с данным заболеванием. Рак – это серьезное испытание, порождающее ряд психологических проблем больного – но зачастую ему будет гораздо проще, если он пройдет через них сам, чем если он узнает правду очень поздно. И, конечно, на этом длительном пути борьбы с раком пациенту будет легче, если рядом будут находиться его близкие и любимые люди, готовые во всем поддержать, готовые помогать и верить. А потому близким людям больного раком можно посоветовать именно это: быть рядом, поддерживать и бороться вместе с больным. Бороться вместе, а не отдельно от больного, скрывая от него всю правду о диагнозе. Бороться уверенно, настойчиво и смело – без больших секретов, без иллюзий и лжи.

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку

— Мне звонит женщина и говорит: «Врачи поставили диагноз — у мамы рак. Как мне ей об этом сказать?! Она ничего не знает», — рассказывает о случае из своей практики психолог, онкопациентка, основатель группы помощи людям с раковыми заболеваниями «Жить» Инна Малаш.

Инна Малаш. Фото из архива героини публикации.

— Я спрашиваю: «Что вы сами чувствуете, как переживаете это событие?». В ответ — плачет. После паузы: «Я не думала, что столько чувствую. Главным было поддержать маму».

Но только после того как прикоснешься к своим переживаниям, появится ответ на вопрос: как и когда говорить с мамой.

Переживания родственников и онкопациентов одинаковые: страх, боль, отчаяние, бессилие… Они могут сменяться надеждой и решительностью, а потом возвращаться вновь. Но родные часто отказывают себе в праве на чувства: «Это моему близкому плохо — он болен, ему труднее, чем мне». Кажется, что свои эмоции проще контролировать и игнорировать. Ведь так трудно быть рядом, когда плачет близкий, родной и любимый человек. Когда он испуган и говорит о смерти. Хочется остановить его, успокоить, уверить, что все будет хорошо. И именно в этой точке начинается либо близость, либо отстранение.

Чего на самом деле ждут онкобольные от близких и как родным не разрушить свою жизнь в попытке спасти чужую — в нашем разговоре.

Самое правильное — быть собой

— Шок, отрицание, гнев, торги, депрессия — близкие и онкопациентка проходят одни и те же стадии принятия диагноза. Но периоды проживания стадий у онкопациентки и ее близких могут не совпадать. И тогда чувства входят в диссонанс. В этот момент, когда ресурсов для поддержки совсем нет или их очень мало, трудно понять и согласиться с желаниями другого.

Тогда родственники ищут информацию, как «правильно» говорить с человеком, у которого онкология. Это «правильно» необходимо близким как опора — хочется защитить родного человека, уберечь от болезненных переживаний, не столкнуться с собственным бессилием. Но парадокс в том, что «правильного» нет. Каждому придется искать в диалоге свой, уникальный путь понимания. И это непросто, потому что у онкопациентов появляется особая чувствительность, особое восприятие слов. Самое правильное — быть собой. Вероятно, это труднее всего.

«Я точно знаю: тебе надо изменить схему лечения/питание/отношение к жизни — и ты поправишься»

Для чего близкие любят давать такие советы? Ответ очевиден — чтобы сделать как лучше — удержать ситуацию под контролем, исправить ее. На самом деле: родные и близкие, которые столкнулись со страхом смерти и собственной уязвимостью, с помощью этих советов хотят проконтролировать завтрашний и все последующие дни. Это помогает справиться с собственной тревогой и бессилием.

Раздавая советы по лечению, образу жизни, питанию, родные подразумевают: «Я люблю тебя. Я боюсь тебя потерять. Я очень хочу тебе помочь, я ищу варианты и хочу, чтобы ты попробовал все, чтобы тебе стало легче». А онкопациентка слышит: «Я точно знаю, как надо тебе!». И тогда женщина чувствует, что ее желания никто не учитывает, все лучше знают, как ей быть… Как будто она неживой объект. В результате онкопациентка замыкается и отстраняется от близких.

«Крепись!»

Что мы подразумеваем, когда говорим онкобольной «держись!» или «крепись!»? Другими словами мы хотим ей сказать: «Мне хочется, чтобы ты жила и победила болезнь!». А она слышит эту фразу иначе: «Ты в этой борьбе одна. Ты не имеешь права бояться, быть слабой!». В этот момент она чувствует изоляцию, одиночество — ее переживания не принимают.

Фото: blog.donga.com

«Успокойся»

С раннего детства нас учат контролировать свои чувства: «Не радуйся слишком сильно, как бы плакать не пришлось», «Не бойся, ты уже большая». Но не учат быть рядом с тем, кто испытывает сильные переживания: плачет или гневается, говорит о своих страхах, особенно о страхе смерти.

И в этот момент обычно звучит: «Не плачь! Успокойся! Не говори ерунды! Чего ты себе в голову набрала?».

Мы хотим уклониться от лавины горя, а онкопациентка слышит: «Так нельзя себя вести, я тебя не принимаю такой, ты одинока». Она чувствует вину и стыд — зачем делиться этим, если близкие не принимают ее чувств.

«Хорошо выглядишь!»

«Хорошо выглядишь!», или «По тебе и не скажешь, что ты болеешь» — кажется естественным поддержать комплиментом женщину, которая проходит через испытание болезнью. Мы хотим сказать: «Ты отлично держишься, ты осталась собой! Я хочу тебя приободрить». А женщина, которая проходит химиотерапию, порой чувствует себя после этих слов как симулянтка, которой нужно доказывать свое плохое самочувствие. Было бы здорово говорить комплименты и при этом спрашивать о том, как она себя чувствует на самом деле.

«Все будет хорошо»

В этой фразе человеку, который болеет, легко почувствовать, что другому неинтересно, как дела на самом деле. Ведь у онкопациента другая реальность, его сегодня — неизвестность, непростое лечение, восстановительный период. Родным кажется, что нужны позитивные установки. Но они повторяют их из собственного страха и беспокойства. «Все будет хорошо» онкопациентка воспринимает с глубокой грустью, и ей не хочется делиться тем, что у нее на душе.

Говорите о своих страхах

Как говорил котенок по имени Гав: «Давай вместе бояться!». Быть откровенным очень трудно: «Да, мне тоже очень страшно. Но я рядом», «Я также чувствую боль и хочу разделить ее с тобой», «Я не знаю, как будет, но я надеюсь на наше будущее». Если это подруга: «Мне очень жаль, что так случилось. Скажи, будет ли тебе поддержкой, если я буду тебе звонить или писать? Мне можно поныть, пожаловаться».

Целительными могут быть не только слова, но и молчание. Вы только представьте, как это много: когда рядом есть тот, кто принимает всю вашу боль, сомнения, печали и все отчаяние, которое у вас есть. Не говорит «успокойся», не обещает, что «все будет хорошо», и не рассказывает, как оно у других. Он просто рядом, он держит за руку, и ты чувствуешь его искренность.

Фото: vesti.dp.ua

Говорить о смерти так же трудно, как говорить о любви

Да, очень страшно услышать от близкого человека фразу: «Я боюсь умереть». Первая реакция — возразить: «Ну что ты!». Или остановить: «Даже не говори об этом!». Или игнорировать: «Пойдем лучше дышать воздухом, есть здоровую еду и восстанавливать лейкоциты».

Но онкопациентка от этого не перестанет думать о смерти. Она просто будет переживать это в одиночестве, наедине с собой.

Естественнее спросить: «Что ты думаешь о смерти? Как ты это переживаешь? Чего тебе хочется и как ты это видишь?». Ведь мысли о смерти — это мысли о жизни, о времени, которое хочется потратить на самое ценное и важное.

В нашей культуре смерть и все, что с ней связано — похороны, подготовка к ним, — табуированная тема. Недавно одна из онкопациенток сказала: «Я, наверное, ненормальная, но мне хочется поговорить с мужем про то, какие я хочу похороны». Почему ненормальная? Я вижу в этом заботу о близких — живых. Ведь та самая «последняя воля» живым нужнее всего. В этом столько невысказанной любви — говорить о ней так же трудно, как о смерти.

И если близкий, у которого онкология, хочет поговорить с вами про смерть — сделайте это. Конечно, это невероятно трудно: в этот момент и ваш страх смерти очень силен — именно поэтому хочется уйти от такого разговора. Но все чувства, в том числе и страх, боль, отчаяние, имеют свой объем. И они заканчиваются, если проговорить их. Совместное проживание таких непростых чувств делает нашу жизнь подлинной.

Фото: pitstophealth.com

Рак и дети

Многим кажется, что дети ничего не понимают, когда близкие болеют. Понимают они действительно не все. Но зато все чувствуют, улавливают малейшие перемены в семье и очень нуждаются в пояснениях. А если объяснений нет, они начинают проявлять свое беспокойство: фобии, ночные кошмары, агрессия, снижение успеваемости в школе, уход в компьютерные игры. Часто это единственный способ для ребенка донести, что он тоже переживает. Но взрослые зачастую понимают это не сразу, потому что жизнь сильно изменилась — много забот, много эмоций. И тогда они начинают стыдить: «Да как ты себя ведешь, маме и так плохо, а ты…». Или винить: «Из-за того, что ты так поступил, маме стало еще хуже».

Взрослые могут отвлечься, поддержать себя своим хобби, походом в театр, встречей с друзьями. А дети этой возможности лишены в силу своего маленького жизненного опыта. Хорошо, если они хоть как-то отыгрывают свои страхи и одиночество: рисуют ужастики, могилы и кресты, играют в похороны… Но ведь и в этом случае как реагируют взрослые? Они напуганы, растеряны и не знают, что сказать ребенку.

«Мама просто уехала»

Знаю случай, когда ребенку-дошкольнику не объяснили, что происходит с мамой. Мама болела, и болезнь прогрессировала. Родители решили не травмировать ребенка, сняли квартиру — и ребенок стал жить с бабушкой. Объяснили ему просто — мама уехала. Пока мама была жива, она ему звонила, а потом, когда умерла, папа вернулся. Мальчик не был на похоронах, но он видит: бабушка плачет, папа не в состоянии с ним разговаривать, периодически все куда-то уезжают, о чем-то молчат, они переехали и сменили детский сад. Что он чувствует? Несмотря на все уверения в маминой любви — предательство с ее стороны, очень много злости. Сильную обиду, что его бросили. Потерю контакта со своими близкими — он чувствует: они от него что-то утаивают, и он им уже не доверяет. Изоляцию — не с кем поговорить о своих чувствах, потому что все погружены в свои переживания и никто не объясняет, что случилось. Я не знаю, как сложилась судьба этого мальчика, но мне так и не удалось убедить отца поговорить с ребенком о маме. Не удалось донести, что дети очень переживают и часто винят себя, когда в семье происходят непонятные перемены. Я знаю, что для маленького ребенка это очень тяжелая утрата. Но горе утихает, когда оно разделено. У него такой возможности не было.

Фото: gursesintour.com

«Нельзя веселиться — мама болеет»

Оттого, что взрослые не спрашивают у детей о том, что они чувствуют, не объясняют перемены дома, дети начинают искать причину в себе. Один мальчик, младший школьник, слышит только, что мама болеет — нужно вести себя тихо и ничем ее не расстраивать.

И вот этот мальчик рассказывает мне: «Я сегодня играл с друзьями в школе, было весело. А потом вспомнил — мама болеет, мне же нельзя веселиться!».

Что в этой ситуации стоит сказать ребенку? «Да, мама болеет — и это очень печально, но здорово, что у тебя есть друзья! Здорово, что тебе было весело и ты сможешь рассказать маме что-то хорошее, когда вернешься домой».

Мы говорили с ним, 10-летним, не только про радость, но про зависть, про злость к другим, когда они не понимают, что с ним и как дела у него дома. Про то, как ему бывает грустно и одиноко. Я чувствовала, что со мной не маленький мальчик, а мудрый взрослый.

Позитивные эмоции, полученные из внешнего мира — ресурс, который может очень поддержать онкопациентку. Но и взрослые, и дети отказывают себе в удовольствиях и радостях, когда болеет близкий. Но лишая себя эмоционального ресурса, вы не сможете поделиться энергией с родным человеком, который в ней нуждается.

«Как ты себя ведешь?!»

Помню мальчика-подростка, который где-то услышал, что рак передается воздушно-капельным путем. Никто из взрослых не поговорил с ним об этом, не сказал, что это не так. И когда мама захотела его обнять, он отшатнулся и сказал: «Не обнимай меня, я не хочу потом умереть».

И взрослые очень его осуждали: «Как ты себя ведешь! Какой ты малодушный! Это твоя мама!».

Мальчик остался один со всеми своими переживаниями. Сколько боли, вины перед мамой и невыраженной любви у него осталось.

Я объясняла родным: его реакция естественна. Он не ребенок, но еще не взрослый! Несмотря на мужской голос и усы! Очень трудно самостоятельно прожить такую большую утрату. Спрашиваю отца: «А что вы думаете о смерти?». И понимаю, что он сам боится даже произнести слово смерть. Что проще отрицать, чем признать ее существование, своё бессилие перед ней. В этом столько боли, столько страха, печали и отчаяния, что он хочет безмолвно опереться на сына. На испуганного подростка опереться невозможно — и поэтому вылетели такие слова. Я очень верю, что им удалось поговорить друг с другом и найти взаимную опору в их горе.

Рак и родители

Пожилые родители часто живут в своем информационном поле, где слово «рак» равносильно смерти. Они начинают оплакивать своего ребенка сразу после того, как узнают его диагноз — приходят, молчат и плачут.

Это вызывает сильную злость у заболевшей женщины — ведь она живая и нацелена на борьбу. Но чувствует, что мама не верит в ее выздоровление. Помню, одна из моих онкопациенток так и сказала матери: «Мама, уйди. Я не умерла. Ты меня оплакиваешь, как мертвую, а я живая».

Вторая крайность: если наступает ремиссия, родители уверены — рака не было. «Знаю, у Люси рак был — так сразу на тот свет, а ты тьфу-тьфу-тьфу, пять лет уже живешь — точно врачи ошиблись!». Это вызывает огромную обиду: мою борьбу обесценили. Я прошла трудный путь, а мама не может его оценить и принять это.

Рак и мужчины

Мальчиков с детства воспитывают сильными: не плакать, не жаловаться, быть опорой. Мужчины чувствуют себя бойцами на передовой: даже среди друзей им трудно говорить о том, что какие чувства они испытывают из-за болезни жены. Им хочется убежать — например, из палаты любимой женщины — потому что их собственный контейнер эмоций переполнен. Встретиться еще и с ее эмоциями — гнев, слезы, бессилие — им трудно.

Они пытаются контролировать свое состояние дистанцированием, уходом в работу, иногда — алкоголем. Женщина воспринимает это как равнодушие и предательство. Зачастую бывает, что это совсем не так. Глаза этих внешне спокойных мужчин выдают всю боль, которую они не могут выразить.

Мужчины проявляют любовь и заботу по-своему: они берут на себя все дела. Убрать дом, сделать с ребенком уроки, принести любимой продукты, съездить в другую страну за лекарством. Но просто сесть рядом, взять за руку и увидеть ее слезы, даже если это слезы благодарности — невыносимо трудно. У них как будто не хватает на это запаса прочности. Женщины так нуждаются в тепле и присутствии, что начинают их упрекать в черствости, говорить, что они отдалились, требовать внимания. И мужчина отдаляется еще больше.

Мужья онкопациенток приходят к психологу крайне редко. Зачастую просто спросить, как вести себя с женой в такой непростой ситуации. Иногда, прежде чем рассказать о болезни жены, могут говорить про что угодно — работу, детей, друзей. Чтобы начать рассказ о том, что действительно глубоко волнует, им нужно время. Я очень благодарна им за смелость: нет большего мужества, чем признаться в печали и бессилии.

Поступки мужей онкопациенток, которые хотели поддержать своих жен, вызывали у меня восхищение. Например, чтобы поддержать свою жену во время химиотерапии, мужья тоже стриглись наголо или сбривали усы, которые ценили больше, чем шевелюру, потому что не расставались с ними с 18 лет.

Фото: kinopoisk.ru, кадр из фильма «Ма Ма»

Вы не можете отвечать за чувства и жизнь других

Почему мы боимся эмоций онкопациентки? На самом деле мы боимся столкнуться со своими переживаниями, которые возникнут, когда близкий человек начнет говорить о боли, страдании, страхе. Каждый отзывается своей болью, а не болью чужого. Действительно, когда любимому и дорогому человеку больно, вы можете испытывать бессилие и отчаяние, стыд и вину. Но они ваши! И ваша ответственность, как с ними обращаться — подавить, игнорировать или прожить. Испытывать чувства — это способность быть живым. Другой не виноват, в том, что вы это чувствуете. И наоборот. Вы не можете отвечать за чувства других людей и за их жизнь.

Почему она молчит о диагнозе

Имеет ли право онкопациентка не говорить родным о своей болезни? Да. Это ее личное решение в настоящий момент. Потом она может и передумать, но сейчас это так. На это могут быть свои причины.

Забота и любовь. Страх ранить. Она не хочет причинять боль вам, дорогим и близким.

Чувство вины и стыда. Зачастую онкопациентки чувствуют вину за то, что заболели, за то, что все переживают, да мало ли еще за что!.. И еще чувствуют огромное чувство стыда: она оказалась «не такой, как надо, не такой, как другие — здоровые», и ей нужно время для проживания этих очень непростых чувств.

Страх, что не услышат и будут настаивать на своем. Конечно, можно было бы сказать честно: «Я болею, я очень переживаю и хочу сейчас побыть одна, но я ценю и люблю тебя». Но эта искренность для многих труднее, чем молчание, потому что зачастую есть негативный опыт.

Фото: i2.wp.com

Почему она отказывается от лечения

Смерть большой спаситель, когда мы не принимаем свою жизнь такой, какая она есть. Этот страх жизни может быть осознанным и неосознанным. И, возможно, это одна из причин, по которой женщины отказываются от лечения, когда шансы на ремиссию велики.

У одной знакомой мне женщины была 1 стадия рака молочной железы — и она отказалась от лечения. Смерть для нее была более предпочтительной, чем операция, шрамы, химия и потеря волос. Только так можно было решить непростые отношения с родителями и с близким мужчиной.

Иногда от лечения отказываются, потому что боятся трудностей и боли — начинают верить колдунам и шарлатанам, которые обещают гарантированный и более легкий способ прийти к ремиссии.

Понимаю, как невыносимо трудно в этом случае близким, но всё, что мы можем — это выражать свое несогласие, говорить о том, как нам печально и больно. Но при этом помнить: жизнь другого нам не принадлежит.

Почему страх не уходит, когда наступает ремиссия

Страх — это естественное чувство. И не в человеческих силах избавиться от него полностью, особенно если это касается страха смерти. Из страха смерти рождается и страх рецидива, когда вроде бы все в порядке — человек находится в ремиссии.

Но принимая смерть в расчет, начинаешь жить в согласии со своими желаниями. Найти свою собственную дозировку счастья — думаю, это один из способов лечения онкологии — в помощь официальной медицине. Вполне возможно, мы зря боимся смерти, потому что она обогащает нашу жизнь чем-то действительно стоящим — подлинной жизнью. Ведь жизнь — это то, что происходит прямой сейчас, в настоящем. В прошлом — воспоминания, в будущем — мечты.

Понимая собственную конечность, мы делаем выбор в пользу своей жизни, где мы называем вещи своими именами, не пытаемся изменить то, что изменить невозможно, и ничего не откладываем на потом. Не бойтесь того, что ваша жизнь окончится, бойтесь того, что она так и не начнется.

12:06 04 Февраль

Проблемы рака и онкобольных редко обсуждаются здоровыми людьми, ведь зачем без необходимости говорить о тяжёлой и смертельно опасной болезни? К счастью, здоровые люди могут выбирать, о чём говорить. Но как правильно общаться с человеком, который болен раком, когда и представить себе сложно его психологическое состояние?

Чтобы понять, поддержать и наладить адекватное общение с человеком, которому поставлен столь страшный диагноз, американские учёные даже создали целое научное направление – онкопсихологию, которая активно применяется в онкоцентрах Америки. По нормативам данной науки врач должен потратить не меньше 2 часов, чтобы рассказать пациенту об опасном диагнозе. Ведь рак – это, действительно, очень серьёзное заболевание, и каждому человеку нужно какое-то время, чтобы осознать, понять, успокоиться, расспросить о прогнозах и методиках лечения.

В нашей же стране нормативы совершенно другие, и онколог в рамках амбулаторного приёма не может потратить более 15 минут на пациента. А зачастую врачам приходится, что называется, на бегу сообщать диагноз. Причем, до недавнего времени врачи вообще не имели права говорить пациенту о том, что у него рак. Данная тактика поведения была утверждена на государственном уровне, поэтому даже медсёстры не могли раскрывать пациенту правду о его болезни. Сегодня, к счастью, уже нет таких требований, и пациент имеет право знать о состоянии своего здоровья. Но онкопсихология пока в нашей стране не практикуется. Да и в качестве психолога выступают зачастую просто родственники или знакомые. Поэтому если у Вас есть тревожные подозрения по поводу диагностики близкого человека, желательно не оставлять его одного и посетить врача вместе с ним. Пусть даже на всякий случай. Но Вы всегда сможете поддержать родственника в такой переломный момент его жизни, и в тоже время спокойно обсудить с врачом возможные варианты лечения.

Стадии реагирования пациента на страшный диагноз

Несмотря на то, что все люди разные, в шоковой ситуации мы действуем согласно запрограммированным типовым реакциям на стресс. Конечно, стадии реагирования могут различаться степенью интенсивности. Но в любом случае, каждый пациент, услышав диагноз рак, проходит все описанные ниже стадии переживаний:

• Шок – это, как правило, первая, бурная, но непродолжительная стадия. Ведь даже не воспринимая рак, как приговор, пациент уже представляет жизнь абсолютно в другом свете. Он может плакать, обвиняя себя в болезни, может желать себе скорейшей смерти в попытке избежать мучений – это всего лишь мощный эмоциональный взрыв, во время которого пациент не может адекватно воспринимать реальность. На этой стадии бесполезно взывать к здравому смыслу. И даже отсутствие угрозы для жизни пациента не всегда помогает купировать шоковую стадию. Лучше просто подождать, пока утихнут эмоции.

• Стадия отрицания – это этап психологической защиты, когда пациент отказывается признавать болезнь. Он искренне уверен сам и старается убедить близких, что всё поправимо и скоро пройдёт. В этот момент не только можно, но и нужно поддержать больного, но исключительно до того часа, когда он начнёт отрицать медицинское лечение. Многие пациенты на этой стадии готовы даже отказаться от врачебной помощи, веря, что болезнь не настолько опасная, чтобы не вылечить её народными средствами, заговорами и другими магическими процедурами. В этом случае нельзя идти на поводу у больного и нужно категорично настаивать на официальном лечении. Ведь эффективность народных методов научно не доказана, а на практическую проверку просто может и не хватить времени.

• Агрессия – одна из самых тяжёлых и опасных стадий, требующая больших усилий со стороны родных и близких пациента. Являясь также защитной реакцией, агрессия может быть направленной на всех: на врача, недосмотревшего болезнь; на близких, непонимающих его проблем; на себя, невнимательного к своему здоровью и даже на окружающих, наславших на него порчу и проклятия. Пациент может отказываться сотрудничать с врачом, поставившим диагноз. Лучшая тактика поведения для родственников больного – не вступать в конфликты, не провоцировать и разубеждать (даже при явных заблуждениях больного), потому как на этой стадии возможен суицид. Оптимальная модель поведения – отвлечение – как с детьми. Например, малыш обвиняет стол, ударивший его – а Вы отвлеките ребёнка птичками за окном. Конечно, переключить внимание взрослого намного сложнее, но тоже возможно, главное, терпеливо, спокойно и методично.

• Депрессия – логичная стадия реагирования, как результат перенесённых испытаний. В депрессивном состоянии пациент становится апатичным, его не интересует ни лечение, ни общение с родными и близкими. Возможны даже иллюзорные переживания в виде контактов с умершими или вещих снов. На этой стадии также высока опасность суицида, поэтому родственникам нельзя жёстко реагировать на кажущееся безразличие больного. Не нужно настаивать на общении, как и обвинять его в невнимательном отношении к лечебному процессу: «Мы делаем всё возможное и невозможное, а от тебя и благодарности не дождёшься!». Лучше действовать мягко, но настойчиво, например, не требовать диалога, но и не оставлять одного. Ему нужна поддержка, пусть он этого и не осознаёт. Достаточно вместе посмотреть кино, послушать музыку или просто находиться в одной комнате, занимаясь совершенно разными делами и ждать, когда больной таки захочет поговорить.

• Принятие – финальная стадия реагирования, об удивительных свойствах которой говорят онкологи, наблюдающие все стадии переживаний пациентов. Принимая факт болезни, пациент полностью меняет свою жизнь. Он примиряется с судьбой, его уже не привлекают долгосрочные перспективы, он живёт здесь и сейчас. Со слов пациентов, переживших эту стадию, замедляется время, каждая минута жизни без страха смерти становится насыщенной и значимой, наполненной удивительным чувством свободы. Принятие смертельной болезни изменяет и отношение пациента к смерти, и она уже — не страшный финал, а естественный процесс, запланированный природой. На этой стадии главная задача родных и близких – поддержать этот духовный рост и положительные эмоции больного, способствуя их развитию. А именно – знакомить его с новой музыкой, хорошими фильмами, театральными постановками, выезжать на природу, общаться с друзьями – наполнить каждый миг жизни больного новыми впечатлениями и позитивными эмоциями.

Правильная реакция пациента – залог успешного лечения

Интенсивность реагирования описанных выше стадий переживания в большей или меньшей степени зависит от характера конкретного человека. Ведь есть пациенты, которые очень тяжело переживают болезнь, обвиняя, при этом, себя, близких, врачей, весь мир. Но есть и больные, которые охотно контактируют с лечащим врачом, внимательно выполняют все предписания, принимают процесс лечения как обязательную необходимость и стремятся к выздоровлению. И даже учёные подтвердили, что первая категория намного сложнее поддаётся лечению, в то время как вторая быстрее и легче побеждает опасный недуг. Ведь именно от психологического настроя пациента зависит успешность лечебного процесса. И главная задача врача и близких больного – вовремя определить тип его характера, чтобы грамотно скорректировать возможное поведение.

• Синтонные пациенты — эмоционально открытый и позитивно настроенный тип людей, которые без особых усилий могут адаптироваться к стрессовой ситуации. Для таких людей рак – это не приговор, это всего лишь ответственный этап борьбы с опухолью, который непременно закончится победой. Почти во всех случаях между синтонным пациентом и врачом устанавливаются доверительные и открытые отношения, благодаря которым значительно ускоряется выздоровление.

• Циклотимный характер пациента присущ людям с быстро меняющимся настроением, когда за фазой активного позитива может быстро наступить апатичная депрессия. Сложно делать оптимистические прогнозы таким пациентам, но говорить с ними нужно исключительно о хорошем. Задача и врачей, и родственников – подбадривать больного, стараясь выровнять его эмоциональный фон.

• Пациенты с шизоидным типом характера склонны к интеллектуальному анализу своей болезни, причем, зачастую, отрицая опасность заболевания. Копаясь в причине возникновения болезни, они могут замыкаться, вплоть до аутизма. Поэтому, близким онкобольного шизоидного типа нужно помочь ему оценить и проанализировать ситуацию.

• Пациенты с чертами возбудимого (эпитептоидного) типа склонны к вспышкам ярости, наплывам угрюмо-раздражительного настроения. Они плохо контролируют своё состояние аффекта, поэтому, могут конфликтовать с врачом, медперсоналом и даже родными. Общаться с такими пациентами нужно очень терпеливо, не противореча им и не провоцируя вспышки агрессии. Информацию о заболевании желательно дозировать.

• Пациенты истероидного типа должны быть всегда в центре внимания. И даже их болезнь – проявление собственной исключительности. Эти черты характера можно легко использовать для успешного лечения, восхищаясь, например, его стойкостью и мужеством по отношению к болезни и процедурам. И ему действительно станет легче, причем не только морально, но и физически.

• Тревожно-мнительный тип пациентов требует особо бережного и внимательного отношения, так как склонен к истощению, депрессивным и паническим настроениям. Больные этого типа характера абсолютно не выносят критическо-агрессивное отношение окружающих. И если фраза: «Возьми себя в руки» поможет синтонному пациенту настроиться на оптимистический лад, то больной тревожно-мнительного типа еще больше «поникнет». А отвлечь его от тяжёлых мыслей можно с помощью прогулки, доступного творчества, увлекательного досуга.

Болезнь побеждена, а стресс остался…

Благодаря возможностям современной медицины сегодня многие виды онкологических болезней успешно поддаются лечению. Но всё коварство рака заключается в том, что победив болезнь на физическом уровне, пациент может еще долго выздоравливать психологически. Врачи выделяют три вида психологических проблем, с которыми сталкиваются люди после успешного лечения рака:

• «Дамоклов синдром», когда пациента не покидает чувство неопределенности в отношении собственного здоровья, подпитываемое опасением рецидива;

• «Синдром Лазаря», названный по аналогии с библейским персонажем, которого Иисус воскресил из мёртвых, и проявляющийся повышенной обеспокоенностью из-за внимания к себе окружающих. «Смогу ли я вернуться к прежней жизни? Как меня воспримут в мире здоровых и активных людей?» — такие вопросы остаются актуальными еще долго после выздоровления;

• «Остаточный стрессовый синдром» проявляется в виде постоянного чувства тревоги, зародившегося еще во время болезни и не проходящего после её устранения.

Согласно нормам онкопсихологии, такие последствия вполне обычны для пациентов, переживших онкологическую болезнь. И психологический «шрам» еще какое-то время будет беспокоить пациента, которому не помешает внимание и поддержка близких людей.

Сегодня практически во всех крупных онкологических центрах работают клинические психологи, которые готовы оказать психологическую помощь не только пациенту до и после лечения, но и его родственникам, разъяснив правильную линию поведения и объяснив, как лучше помощь близкому человеку.

Какие модели поведения родных онкологического больного пойдут ему на пользу?

  1. Адекватное отношение к заболеванию

Для достижения эмоционального комфорта больного и его близких важно осознать, что онкология является серьезным рецидивирующим заболеванием, которое необходимо взять под врачебный контроль, однако в ряде случаев оно поддается лечению – а значит, состояние здоровья не должно является единственным, чему стоит посвящать свое время и мысли.

  1. Эмоциональная поддержка и оптимистичный настрой

Узнав в своем диагнозе, больной испытывает потрясение. Человек, заболевший раком, находится в состоянии стресса, он чувствует страх и неуверенность, отчего становится уязвимым и оказывается подверженным депрессивным мыслям. А потому в такой ситуации он как никогда нуждается в эмоциональном тепле, ощущении нужности и вере близких в то, что лечение имеет смысл.

  1. Искренность в отношениях

Принимая решение о том, как вести себя с онкологическим больным, во многих случаях люди стараются скрывать от своих родных страхи и опасения, и это является обоснованным. Выше мы отмечали, что пессимистичный настрой и тревога человека передается и другим членам его семьи. Однако искренность – это то, что является неотъемлемой частью любых близких отношений, а потому все свои негативные мысли скрывать не имеет смысла. Если вы тревожитесь за человека и будущее вашей семьи, это стоит обсуждать – но делать это своевременно, не фиксируясь на негативных ожиданиях.

  1. Проявление внимания и заботы

Как мы уже отметили, онкологический пациент нуждается в заботе близких – причем не только эмоциональной, но и физической (куда-то отвезти, что-то купить, приготовить и т.д.), которая, в свою очередь, также является проявлением внимания и заботы. Люди с онкологическим диагнозом зачастую чувствуют сильную слабость, которая препятствует им полноценно удовлетворять свои потребности и порождает новую волну страха и печали. А потому очень важно, чтобы пациент видел, что его окружают люди, которые его любят и которые всегда готовы ему помочь и поддержать.

  1. Восприятие больного с онкологическим диагнозом как равного себе, полноценного человека

Выстраивая линию поведения с человеком, у которого обнаружили онкологическое заболевание, важно в любом случае общаться с ним как с полноценным, равным себе. Болеющий человек является ослабленным, но при этом он остается взрослым человеком, способным к самостоятельным действиям и решениям, который в свою очередь способен, как и прежде, в чем-то помогать своим близким. И в ситуации болезни ему важно получать подтверждения того, что к нему относятся так же, как и прежде.

  1. Поддержание в семье образа жизни, который не сводится только к проблеме болезни

Возвращаясь к вопросу фиксации на проблеме болезни, отметим то, что для эмоционального баланса всей семьи важно, чтобы каждый из ее членов мог заниматься делами, не имеющими отношения к болезни, и чтобы разговоры в кругу семьи не сводились к одной теме. Важно, чтобы, несмотря на наличие заболевания, человек мог сохранить свои интересы, которые будут помогать ему чувствовать себя полноценным человеком и поддерживать жажду жизни. При этом не менее важно, чтобы близкие тоже занимались тем, что необходимо лично для них – работали, уделяли время своим хобби, строили личную жизнь и т.д. Это поможет абстрагироваться от проблемы заболевания не только близким, но и самому больному, который будет находиться в «здоровой» обстановке.
В любом случае, при рассмотрении вопроса на тему того, как вести себя с онкологическим больным, важно учитывать, что эмоциональное состояние членов семьи непременно будет отражаться на состоянии самого пациента. Тяжелая болезнь занимает важное место в сознании человека, однако не менее важными для него останутся его близкие люди, его семья. Если он будет видеть, что люди, которые находятся рядом с ним, несчастны, то это будет расстраивать его и подрывать его психологические и физические ресурсы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *