Понятие о любви

В конце прошлого года Издательство Сретенского монастыря выпустило книгу «Пусть говорит Бог» — сборник бесед и писем греческих духовников. Предлагаем нашим читателям фрагмент этой книги — статьи архимандрита Андрея (Конаноса; род. 1970).

Отец Андрей — известный проповедник, в течение многих лет ведущий передачу «Невидимые переходы» («Αθέατα περάσματα») на радио Пирейской митрополии. Для чтения лекций о духовных проблемах нашего времени, о христианской жизни его приглашают во многие города Греции, Кипра и США; тексты его радиобесед публикуются ведущими православными сайтами разных стран, выходят отдельными сборниками.

Любовь, оскудевающая в нашем мире и неправильно понимаемая, — одна из главных тем лекций и бесед архимандрита Андрея.

Любить — желать блага другому

Каждому свое. То, что не нравится мне, совсем не обязательно не понравится никому. И напротив: вовсе не факт, что то, что нравится мне, обязательно понравится и тебе. Поэтому у нас есть право свободного выбора: что слушать, какую передачу, что любить, какую слушать музыку. Мы не в состоянии изменить других. Разве не так?

Но существует то, что должно объединять всех нас, несмотря на эти расхождения, различные взгляды и непохожесть друг на друга. Это любовь. И пусть она не иссякнет в наших душах. Пусть любовь всегда пребывает между нами и, словно соединяющая скрепа, удерживает нас вместе. Тогда мы не будем ощущать антагонизма ни в чем. Мы не станем враждовать ни с кем и ни по какому поводу в этой жизни. Ведь нас объединяют общая боль и общий враг: смерть. И общее стремление к жизни, воскресению, счастью и радости. Мы все, люди, в самом глубоком смысле связаны между собой через эти основополагающие понятия.

Давайте будем любить друг друга, несмотря на то, что мы разные. У каждого свой характер. Но что сказал Христос? «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13: 35). Он не сказал, к примеру: так узнают все, что вы Мои ученики, если вы все слушаете одинаковую музыку, если вы все имеете одни и те же взгляды или живете одинаково. У каждого из нас собственный характер: у тебя один, у меня другой. Ведь и во время Божественной Литургии каждый молится по-своему: твоя душа ликует, моя умиляется, каждый переживает молитву по-своему. Разве не так? Но все мы во время Литургии чувствуем любовь. «По тому узнают все, — говорит Христос, — что вы Мои ученики, если имеете любовь между собой». Это самое трудное. Самое трудное — сохранить любовь.

Это самое трудное – любить. Это подвиг

А как? Как можно любить, если прежде этому не научиться? Любить трудно. Ты любишь? Любишь. Ты держишь в уме тех, кого любишь, и говоришь: «Я люблю его, люблю ее, питаю слабость к этому или к тому человеку, умру за того-то…» И это считается любовью. Все это мы называем одним словом — любовь. Сказать же по-настоящему «я тебя люблю» очень трудно. Это подвиг.

Любовь есть вершина. Она — преодоление, а не что-то повседневное и обычное. Где-то я прочел о старце, игумене монастыря. В обители готовились к хиротонии одного из монахов. Его уже рукоположили в диакона. В день хиротонии игумен вышел за монастырские ворота и ожидал почетного гостя — митрополита, который собирался прибыть на торжество, и других приглашенных официальных лиц. Мимо игумена в обитель входило множество людей. Простые верующие, монахи и другие. На следующий день, когда все закончилось, игумен собрал братию и сказал:

— Мне, дорогие мои отцы, необходимо покинуть вас на некоторое время. Я должен уйти, чтобы лучше увидеть себя.

— Зачем вам уходить от нас? Мы так вас любим!

— Да, но вчера я кое-что осознал.

— Что вы осознали, — спросили они, — геронда?

— Когда я стоял у ворот и ждал гостей, прибывавших на хиротонию, то заметил, что, если заходил великоименитый человек, некое официальное лицо, я чувствовал, как мои руки становятся влажными от волнения. Когда же заходили простые паломники, мои руки оставались сухими, как обычно. Я по-разному реагировал на разных людей.

— Да, — сказали они, — а что здесь такого? Разве это не естественно?

— Быть может, это естественно для вас, но я, ваш пастырь, должен был бы уже научиться в своей жизни всех любить одинаково. И чувствовать себя равно комфортно с каждым. Любить всех и не бояться никого, не тушеваться перед одними и не быть смелым с другими. Я должен быть словно сердце Бога, пребывать в Боге. Поэтому я уйду ненадолго, чтобы лучше вглядеться в себя. Здесь, среди бытовых дел и управления, я разучился смотреть внутрь себя.

И он на время ушел из обители, чтобы вглядеться в себя, отыскать в себе ответы на вопросы: а любит ли он? и что он любит? прозрачен ли он для всех? искренен ли он со всеми? открыт ли он всем?

«Люблю” порой означает «я испытываю в тебе потребность”. И тогда это уже не любовь

К примеру, ты говоришь: я люблю. Но «люблю» порой означает «я испытываю в тебе потребность». И тогда это уже не любовь ради любви. Да, действительно, некоторые люди нам необходимы. Но это вовсе не означает того, что мы их любим. Любить — это желать блага тому, кого ты любишь. Заботиться о нем. Если я вижу, что в чем-то он может преуспеть, я желаю ему преуспеяния, даже если мне это «невыгодно».

Подумай так: «Я хочу, чтобы мой ребенок развивался, потому что я люблю его, и мне не важно, куда он отправится для этого. Пускай он едет учиться в любую страну мира, если хочет. Ведь я люблю его и желаю ему блага. А раз его благо — это расправить крылья и улететь от меня, я отнесусь к этому шагу с уважением. Потому что я его люблю. Но мне будет так его не хватать! Мои глаза не будут видеть его, мои руки не прикоснутся к нему, не приласкают, не обнимут. Моя кровинушка, дитя мое, не будет рядом со мной».

Когда ты любишь по-настоящему, ты, прежде всего, думаешь о том, кого любишь, о его благе. Это трудно. Вот что мне рассказал один молодой человек. Его отец очень хотел, чтобы сын поступил в университет. Он хотел этого «ради блага сына» (так он считал). Он ему говорил: «Я хочу, чтобы ты поступил. Я люблю тебя, мой мальчик. Мы говорим тебе это ради твоего же блага, мы беспокоимся о тебе». А юноша отвечал: «Ну разве я не делаю того, что могу? Делаю. Я постараюсь. Я приложу все усилия». Он старался, бедняга, готовился, но в конце концов провалился. Не прошел. И его отец в припадке гнева (ведь когда мы гневаемся, то порой открываем свое истинное лицо и выкладываем, что чувствуем на самом деле, показываем, кто мы на самом деле есть) ему говорит: «Ну все, пиши пропало! Ты будешь неудачником в жизни. Завтра я пойду на работу и что я скажу тем, чьи дети поступили? Дочь сослуживца по конторе поступила. Как я завтра покажусь им на глаза и скажу, что ты провалился?» Сын принял его посыл: «Мой отец всегда говорил, что любит меня, а теперь моя ценность в его глазах нивелировалась. Как только я не поступил, он сообщил мне, что меня не любит. Я срезался, и он уже сравнивает меня с дочерью сослуживца и попрекает тем, что ему завтра будет стыдно за меня на работе».

Но разве любовь ставит условия?! «Я тебя люблю, если ты поступишь», «я тебя люблю, если ты не заставишь меня краснеть». «Ну ладно тебе, — скажете вы, — мы же все равно любим нашего ребенка, не преувеличивай». Да, но ты ведь видел, что он сказал? «Как я завтра покажусь на глаза соседям? Что я скажу людям? Как я покажу истинное лицо своей семьи? И скажу о том, что мой сын в этом году не поступил?» А, собственно, что такого произошло? Неужели ценность человека проистекает из того, поступил ли он, имеет ли он диплом? Неужели для того, чтобы любить человека, нужно, чтобы он имел способности к наукам? Нет, мой дорогой. Я люблю человека, чем бы он ни занимался, как и нас любит Господь.

Я спросил одного ребенка: «Когда ты совершаешь грех, то как ты чувствуешь Бога?» И ребенок ответил: «Я чувствую, что Он смотрит на меня с удивлением, сожалением и сердится на меня». Кто-то другой сказал: «Я чувствую, что Бог меня накажет». А святые говорили: «Когда мы согрешаем и когда согрешали в нашей жизни, мы чувствовали, что Бог обнимает нас еще теплее, еще горячее, с большей любовью, потому что тогда мы нуждались в Нем сильнее».

Бог любит каждое Свое творение. Всегда, а не только когда мы живем добродетельно

Бог любит каждое Свое творение. Он любит и тебя, Он любит и меня. Не только когда мы живем добродетельно, но и тогда, когда мы живем неважно, совершаем ошибки и падаем.

Даже тогда, когда ты становишься блудным сыном, и тогда Бог любит тебя. Ты и тогда имеешь ценность в Его глазах не потому, что ты хороший или плохой, но потому, что ты — творение Его любви, творение Его рук. Ты имеешь ценность и идешь по пути, на котором борешься и сражаешься. И Бог не судит тебя за это, потому что Он знает, что то, что ты есть сегодня, — это лишь мгновение, некий этап в твоей жизни, а может быть, испытание, которое ты преодолеваешь и пытаешься исправиться. Тебе не удается. Но Бог все равно любит тебя. Ты подобен холсту, на который смотрит Христос и видит, как ты силишься соработничать Его благодати, взять Его кисть и живописать Его лик в своем сердце, лик Божий, лик Христовой любви. Но не можешь. Ты совершаешь ошибки: здесь мараешь холст, здесь стираешь мазню, тут все переворачиваешь вверх дном. И что говорит на это Господь? «Я жду законченную картину в конце. Я никуда не тороплюсь. Я знаю, что сегодня ты ошибся. Но Я знаю, что твое полотно еще в процессе создания, и не делаю никаких выводов относительно тебя. Я уважаю тебя. Я не сравниваю тебя ни с кем, — говорит Бог. — Я не напоминаю тебе, что у Меня есть святые, ангелы и архангелы, что рядом со Мной Богородица, имеющая изумительнейшую душу и прекраснейшее сердце. Не упрекаю тебя, не говорю: а ты, ну почему же ты такой да эдакий?» Нет. Бог этого не говорит. Он не сравнивает нас. Он любит каждого.

Пусть говорит Бог: Из бесед греческих духовников / Пер. с новогреч. Александры Никифоровой. М.: Сретенский монастырь, 2015 Я не знаю, видел ли ты, как художник создает картину, или, скорее, икону, проходя разные этапы? Сперва он кладет левкас, затем постепенно накладывает цвета, тени, румяна. Все это происходит на начальных стадиях работы, и видимого результата еще нет. Нельзя сразу же получить готовую икону и отнести ее в храм. Икона пока не окончена. Такой образ ты не можешь повесить даже у себя в комнате. Он не завершен. Но при этом его нельзя назвать бесполезным. Нельзя умалить его ценности, нельзя его выбросить. По нему нельзя сделать никаких выводов (он еще в пути). Но он имеет ценность, даже в незавершенном виде.

Так нас любит Господь. Потому что видит, что мы люди и стараемся потихоньку быть на Него похожими и стяжать любовь от Его любви, жизнь от Его жизни, свет от Его света. И Он знает это и знает нас. Поэтому Он нас любит. Когда ты не любишь человека, можно сказать, что ты его не знаешь. Кто знает, что на самом деле происходит с другим человеком, тот его любит. Тот, кто знает, что «другой мне не враг, а даже если он и враг, то вина — во мне», будет любить его, этого человека. Ты будешь любить ту, которая причинила тебе нестерпимую боль, которая ранила тебя, если поймешь, что проблема не в нем и не в ней, но в твоем внутреннем состоянии, которое еще не излечено. Это открытая рана, которая у тебя еще не заросла. Это твоя боль, которая пока не утихла.

У нас нет врагов. Нет такого врага, на которого стоит тратить силы и ненавидеть его. Нет такого врага в этом мире. Если ты всмотришься в жизнь того, кто причинил тебе большое зло, и попробуешь ответить, как и почему он сделал это, какими были его побудительные мотивы, как он ощущал себя, какими были его детские годы, почему он дошел до такой черты, то увидишь, что он не враг тебе и не противник.

Поэтому Христос говорит: «Не бойтесь того, кто может искусить вас внешне, ибо душу вашу никто не искусит». Никто не может навредить тебе. Когда ты чувствуешь, что кто-то навредил тебе, и ты его за это ненавидишь, в самом деле не он навредил тебе. Но что-то другое в тебе самом неладно, что-то другое тебя искушает.

В минуты гнева спроси Бога: «Боже, а вот этого человека, которого я ненавижу, Ты тоже ненавидишь?”

В эти минуты спроси Бога:

— Боже мой, а вот этого человека, которого я ненавижу, Ты тоже ненавидишь?

И Христос скажет тебе:

— Нет. Я его простил. На Голгофе. Но не только тогда, и сейчас Я всех прощаю и всех люблю.

— Но как же так, Господи? Как Ты можешь его любить?

А Бог тебе ответит:

— Я вижу другие вещи, те, которые ты, чадо мое, еще не разглядел. Я вижу, что и он очень страдает. Я вижу, что он поступил с тобой так не потому, что он плохой, но потому, что сам боится и защищается.

— Но как это — боится, Боже мой? Он сделал мне столько зла… Ты знаешь, сколько он причинил мне страданий. Я потерял из-за него место. Он мстил мне, пошел по судам…

— Да, — говорит Господь, — но поверь, если бы ты мог разглядеть страх его души, смятение его сердца, неуспокоенность его совести, ты бы не стал его ненавидеть. Ты бы его полюбил. Ты бы ощутил в себе то, что называется милосердием. Он, дитя мое, нуждается в твоей любви. Он нуждается в поддержке, а не в отмщении. Научись «мстить» так, как тебе «мстит» Бог. Он не «мстит», а всегда отвечает любовью, и это обезоруживает.

Даже тот, кого ты не перевариваешь, достоин твоей доброты и прощения. Нет плохих, пойми

Пойми, даже тот, кого ты не перевариваешь, достоин твоей доброты и прощения. Единственное: мы неискренны. И вместо того, чтобы показать свою рану, зачастую делаем гадости. Но нет плохих, пойми. Довольно нажать на соответствующую клавишу в душе негодяя, и из нее послышится мелодия любви. Кажется, ты нажимаешь не на ту клавишу. И поэтому выходит какофония, слышатся истеричные голоса, брань, колкости. Но внутри этого человека есть дивный мир, который мы еще не сумели раскрыть, сделать так, чтобы он стал виден людям вокруг. Я знаю, это трудно. Трудно, потому что мы сами не испытали в своей жизни большой любви. Я предлагаю тебе любить другого, а ты говоришь: «Как мне любить его! Ведь я сам не испытал большой любви в своей жизни». И так большинство из нас: мы подменили любовь своими личными потребностями.

Один парень сказал мне слова, которые на меня произвели сильное впечатление:

— Я очень люблю одну девушку, уважаю ее, восхищаюсь ею и очень хочу быть с ней.

— И что ты для этого делаешь? — спросил я его.

— Ничего. Она никогда не узнает о моих чувствах.

— Почему?

— Потому что она любит другого. А поскольку я действительно ее люблю, я ничего не говорю ей о своих чувствах и никогда не вторгнусь в ее жизнь. Сейчас мы заканчиваем университет, и я хотел приблизиться к ней, поговорить с ней, предложить создать семью. Но когда я понял, что она думает о другом, я оставил ее в покое. Я люблю ее и поэтому не говорю с ней. Я ее люблю и потому избегаю.

Вот это называется любовью! Думать о благе того, кого ты любишь. А поскольку в данном случае благо — это не бередить сердце, с уважением относиться к тому особому пути, по которому желает идти человек, то любовь ведет тебя к тому, что ты совершаешь немыслимые поступки, претворяешь свою любовь в слезу, в жемчужину, в боль, которая источит воду живую и омоет Божественной благодатью твое сердце. И пускай кажется, что ты не проявляешь свою любовь и не показываешь ее, но на самом деле твоя любовь становится глубже. Ты делаешься человеком чрезвычайно восприимчивым и подлинным, поэтичным и честным. И однажды это будет вознаграждено. Вне всяких сомнений!

(Окончание следует.)

Всего найдено: 36

Вопрос № 295895

Здравствуйте, я часто в документах употребляю слово «Любовь» в качестве женского имени. Пожалуйста ответьте мне как склоняется по падежам имя Любовь. С уважением, Наталия.

Ответ справочной службы русского языка

В род., дат. и предл. падежах – Любови, в твор. падеже – Любовью.

Вопрос № 289560

Здравствуйте моя фамилия Роот у меня много родственников с такой же фамилией и все утверждают что наша фамилия не склоняется так ли это?

Ответ справочной службы русского языка

Мужская фамилия Роот склоняется, женская не склоняется.

Мужские фамилии, оканчивающиеся на согласную, безразлично — мягкую или твердую, склоняются (энциклопедия Брокгауза, поэзия Мицкевича, словарь написан Далем). Женские фамилии, оканчивающиеся на согласную, не склоняются (к Любови Дмитриевне Блок, воспоминания Надежды Мандельштам).

Вопрос № 285215

Добрый день! Помогите разобраться. У меня и у мужа немецкая фамилия Струкштейн. Всю жизнь мою фамилию никто не склонял. На работе возникли трудности с гл.бухгалтером. Не могу доказать, что моя фамилия не склоняется.

Ответ справочной службы русского языка

Существует такое правило: мужские фамилии, оканчивающиеся на согласную, безразлично — мягкую или твердую, склоняются (энциклопедия Брокгауза, поэзия Мицкевича, словарь написан Далем); женские фамилии, оканчивающиеся на согласную, не склоняются (к Любови Дмитриевне Блок, воспоминания Надежды Мандельштам). Поэтому Ваша фамилия склоняется, когда относится к мужчине, и не склоняется, когда относится к женщине. Подробнее о склонении фамилий см. в «Письмовнике».

Вопрос № 278693

Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, если это имя, то нет Любви или Любови. Заранее спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Верно: нет Любови.

Вопрос № 270693

Склоняется ли женская фамилия Герань: Любови Герань или Любови Герани ???????????????????

Ответ справочной службы русского языка

Женские фамилии, оканчивающиеся на согласный, не склоняются. Правильно: Любови Герань.

Вопрос № 267979

Скажите, пожалуйста, нужно ли писать букву ё в такой фамилии, как, например, Чернышева? (Речь идет о балерине дягилевского балета Любови Чернышевой).

Ответ справочной службы русского языка

Да, в этом случае букву Ё желательно писать.

Вопрос № 264736

Подскажите пожалуйста!
Склонияется ли ФИО Вера Майорга Любовь Александровна? В родительном падеже: Веру Майоргу или Вера Майорга (не склоняется)?

Ответ справочной службы русского языка

Фамилию Вера Майорга нужно склонять. Родительный падеж: Веры Майогры Любови Александровны.

Вопрос № 263268

Правильно ли написано: Любови Ярославне

Ответ справочной службы русского языка

Да, верно.

Вопрос № 260932

Имя собственное Любовь Владимировна. Как правильно сказать: под руоводством 1)Любови Владимировны 2) Любви Владимировны 3) Любовь Владимировны

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: под руководством Любови Владимировны.

Вопрос № 260518

Добрый вечер! Подскажите, пожалуйста, как правильно: в кабинете нет Любови Андреевны или нет Любви Андреевны?
Спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: Любови.

Вопрос № 257711

Добрый день! Подскажите, как правильно звучит в дательном патеже имя Любовь? Любови Сергеевне или Любове Сергеевне?
Заранее благодарю.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: Любови Сергеевне.

Вопрос № 255829

Как правильно : для Любовь Андреевны или для Любви Андреевны?

Ответ справочной службы русского языка

Верно: для Любови Андреевны.

Вопрос № 252522

Добрый день. Подскажите, пожалуйста, как правильно писать имя Любовь в родительном падеже? Любови или Любви?

Ответ справочной службы русского языка

Форма р. п. имени Любовь — Любови.

Вопрос № 249087

Здравствуйте, подскажите пожалуйста как правильно написать :
Для Любви Михайловны или для Любови Михайловны

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: для Любови Михайловны.

Вопрос № 248056

Как правильно поставить имя Любовь в родительном и дательном падежах?

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: Любовь, Любови, Любови.

Страницы: 2 3 последняя

В центре сюжета находятся три семейных пары, каждая из которых решает свои проблемы. Они совершенно не похожи друг на друга, однако у них возникают похожие неурядицы. Андрей и Настя только недавно поженились. Они все еще наслаждаются романтическим периодом отношений, но уже будничная жизнь начинает показывать свои коготки. Аня и Паша живут уже давно вместе. У них есть ребенок и все складывается внешне благополучно, но отец Анны все еще не смерился с выбором дочери, поэтому постоянно его подкалывает по любому поводу. А отношения Димы и Ольги вообще еще не сложились. Они были друзьями, но неожиданно оказались в одной постели, поэтому не знают, как к этому относиться.

Каждая пара по-разному будет решать свои проблемы. Они будут совершать много ошибок, и даже их чувства окажутся под угрозой. Герои понимают любовь по-своему. Если молодые еще не могут отличить страсть и настоящие чувства, поэтому им приходиться идти дорогой проб и ошибок, то старшие пары поступают мудрее. Все они, в конце концов, понимают, что без любви счастья в личной жизни добиться невозможно, поэтому необходимо идти на уступки друг другу. Нужно оставить все упреки и конфликты в прошлом и следовать голосу своего сердца.

Свойства любви

Любовь долготерпит, милосердствет, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит…» 1Кор. 13, 4 — 7.

«Мы много поем гимнов Христу, а на стоящий гимн Ему есть жизнь, полная Его любви». Г. С. Петров

Любовь — это сложное духовное явление Оно так же сложно, как сложен луч солнечного света. В немногих словах апостола Павла мы имеем то, что можно назвать описанием любви. Посмотрите на составные части этого описания и вы увидите хорошо знакомые вам понятия, обыденные житейские добродетели. О них можно слышать каждый день, они доступны каждому человеку в любом жизненном положении. Не взирая на свою простоту, эти добродетели дают вместе полный, единый луч любви, то высшее благо, к которому устремлены наши желания, то есть составляют самое великое в мире.

Свойств любви по представлению апостола Павла девять

  1. терпение — любовь долготерпит,
  2. доброта — любовь милосердствует,
  3. великодушие — любовь не завидует,
  4. смирение — любовь не превозносится, не гордится,
  5. учтивость или приличие — любовь не бесчинствует;
  6. бескорыстие — любовь не ищет своего,
  7. благодушие — любовь не раздражается,
  8. простодушие — любовь не мыслит зла;
  9. искренность — любовь не радуется неправде, а сорадуется истине.

Терпение, милосердие, сочувствие, смирение, бескорыстие, кротость, искренность и простота сердца — вот слагаемые высшего блага, свойства и качества души возрожденного человека. Вы видите, что все эти светлые проявления души не есть достояние неведомой еще нам вечности, а настоящая наша жизнь на земле, наши обыденные отношения между собой, которые касаются настоящего дня и недалекого завтра.

Мы много говорим о любви к Богу. Христос же, поучая этой любви, много говорил о любви к людям. Преимущественно мы заботимся о примирении с небом, но Иисус Христос принес для этого небесный мир на землю, дал его людям и завещал его, как Свой мир (Иоан. 14, 27).Христианская религия не есть что-либо отрешенное от жизни, но есть вдохновение свыше для самой жизни. Это освящение нашей повседневной жизни, творимое в нас Духом Христа, приобретение образа вечного во временном нашем мире. Для нас высшее благо — это рост, это просвещение всего того, из чего слагается наша земная жизнь.

Скажем вкратце о каждой добродетели, составляющей часть любви.

1. Терпение. Это существенное свойство любви, без которого она и не может быть. Любовь долготерпит. Она не только всегда готова отозваться на первый призыв, но она и ждет. Она терпелива, не навязчива и носит на себе украшение кроткого и покойного духа. Любовь все переносит, всему верит, на все надеется, все покрывает. Любовь ждет, потому что все понимает.

2. Милосердие. Любовь деятельна. Вы, вероятно, замечали, на сколько жизнь Христа полна добрых дел. Проследите Его жизнь и вы увидите, что вся она прошла в делах милосердия. Большую часть Своего времени Христос употребил на то, чтобы делать людей счастливыми. Высшее счастье — святость. Но освятить человека не в наших силах. Тем не менее, счастье окружающих нас Бог в значительной мере отдал нам, отдал в руки милосердствующей любви. Случаи к милосердию, к деланию добра являются ежеминутно. Поэтому любите, творите дела любви, творите их без различия, без расчета, без замедления, и главное — любите, даруя любовь в изобилии каждому. В любви все победа, счастье, энергия, сила жизни, награда. Где любовь, там я Бог. Кто пребывает в любви, тот пребывает в Боге и Бог в нем. Бог есть любовь.

Особенно же дарите любовью равных себе, что часто бывает совсем нелегко для тех, с кем нам приходится жить, мы, может быть, менее всего делаем добра. Заметьте при этом, что угодливость не есть действительная забота о пользе и счастье ближнего. Живите же на радость других, не пропускайте ни одного случая доставить им счастье. Такая жизнь — одно из лучших украшений любви. Я только однажды пройду через этот мир. Поэтому, что для меня на этом пути возможно — здесь доброе дело, там доброе слово, — пусть я сделаю это теперь, вторично мне никогда не придется проходить этим путем.

3. Великодушие. Любовь не завидует. Любовь не соперничает, она бесстрастна, спокойна. Мы часто видим, делая добро, что-то же самое делают и другие и даже, может быть, лучше нас. Им завидовать не следует. Зависть есть чувство недоброжелательности к тем, которые идут таким же путем, как и мы. И как мало ограждает нас от этого чувства даже наш труд для Христа! Это самое презренное настроение, которое омрачает душу христианина. Совершив доброе дело, берегитесь этого недостойного поведения и подкрепитесь великодушием. Нужно ревновать об одном, о великой, богатой великодушием душе, которая не завидует, не ревнует.

4. Научась всему этому, надо позаботиться о смирении. Оно более совершенно. Любовь не превозносится, не гордится. Понимать это следует так положите печать на ваши уста и забудьте о том, что вы сделали доброго. Явили вы милосердие, оказали доброту, сделали свое чудное дело — скройте все это, останьтесь в тени, не говорите об этом. Истинная любовь даже сама себя скрывает. Любви чуждо чувство самодовольства она не тщеславится, не превозносится.

5. Может показаться несколько странным в ряду добродетелей пятое свойство любви — вежливость, приличие или уступчивость. Это любовь самая обыденная, любовь общежития, любовь по отношению к добрым нравам. Любовь не бесчинствует. Кто-то назвал учтивость, вежливость — любовью в мелочах. Единственная тайна учтивости, вся сила ее приветливости — в любви, в любящем сердце Любовь не может быть неучтива. Между прочим, есть разница между тонченным и сердечным обращениями.

6. Бескорыстие. Любовь не ищет своего. Заметьте любовь не ищет даже того, что принадлежит ей. Всякий из нас дорожит свои ми преимуществами и это совершенно естественно. Но бывают случаи когда мы обязаны отказаться от них для блага других людей. Однако, апостол Павел говорит не об отречении Любовь требует большего, проникает гораздо глубже, ей хочется научить нас совсем исключить свою личность из наших соображений Отдать себя трудно. Но еще труднее не искать для себя ничего. Ты просишь себе великого, не проси, — говорит пророк (Иер. 45, 5). Велика лишь одна бескорыстная любовь. Даже самоотвержение, если оно не имеет любви, само по себе ничто тогда оно не более, как заблуждение, ошибка. Только высокая цель, только могучая любовь могут оправдать и возвеличить жертву. Для любви нет ничего невозможного, нет трудностей, ничто для нее не составляет жертвы. Я верю, что бремя Христа легко (Матф. 11, 30). А что такое иго Христа, как не жизнь в Его Духе. Я уверен, что Его путь легче всякого другого пути. Я знаю также, что это более счастливый путь, чем всякий другой. И Христос ничего так ясно и отчетливо не показал нам, как-то, что счастье наше заключается не в обладании, а в даянии. Некоторые думают, что счастье состоит в обладании, в добывании денег и в том, чтобы пользоваться услугами других. Счастье же заключается в том, чтобы делиться своим с другими, в том, чтобы служить другим. Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою, — сказал Христос. Для счастья есть один только путь оказывать услуги другим и помогать им, а не самим пользоваться услугами их и получать что-нибудь от них. Блаженнее давать, нежели принимать.

7. Благодушие. Любовь не раздражается. Это свойство любви весьма замечательно Мы привыкли смотреть на вспыльчивый, раздражительный характер, как на невинную слабость и не придаем ему серьезного значения при оценке человека. В то же время эта слабость в Библии часто осуждается, как одно из самых вредных начал человеческой природы Замечательно, что эта слабость, это, так называемое, дурное расположение духа, нередко встречается именно у людей прекрасных во всех других отношениях. Совместимость дурного рас положения духа с высоким нравственным характером есть одно из самых странных и грустных явлений человеческой жизни, есть одна из загадок жизни.

Дело состоит в том, что существует два рода грехов — грехи плоти и грехи духа. Блудный сын может быть взят как представитель первого рода грехов, а старший брат как представитель второго. Обычно, без всяких пояснении, непременно заклеймят блудного сына. Но правильно ли это? Мы не можем взвешивать грехи друг друга, потому что нам только видно внешнее обращение людей, которое в одних грубее, в других благороднее. Но грехи духовные могут быть менее простительны, чем грехи плоти. А в глазах Того, Кто есть любовь, грех против любви может казаться в тысячу раз более низким, чем нам. Никакой порок — суетность, жажда к деньгам, даже пьянство не в coстоянии настолько повредить христианству, сколько именно дурной нрав, недостатки характера. Ничто не может так ожесточить жизнь, посеять вражду, разорвать священнейшие семейные узы, лишить детей ласкового слова, как дурное обращение, плод так называемого раздражительного нрава. Посмотрите на старшего брата блудного сына, нравственного, работящего, терпеливого, почтительного — мы не лишаем его заслуженных похвал. Но вот посмотрите на него в то время, когда он, как упрямый ребенок, полный досады, стоит у дверей отцовского дома. Он осердился и не хотел войти, — сказано в Евангелии (Лук. 15, 28). Посмотрите и на то действие, которое произвел этот по ступок на отца, на слуг, на веселое настроение приглашенных гостей,, и как дико оно должно было показаться блудному сыну! Судите же теперь, сколько таких заблудших сыновей не решаются вернуться под кров Отца, боясь суровой неприветливой встречи со стороны благочестивых братьев, открыто заявляющих, что они на пороге Царства Божия. Изучая характер старшего брата, бросьте взгляд на грозную тучу, собравшуюся вокруг его чела. Из чего составилась эта туча? Ревность, недоброжелательство, гнев, высокомерие, жестокость, самодовольство, упрямство — вот что вошло в эту темную, непривлекательную душу. Всякий дурной характер более или менее имеет все это, все это более или менее сказывается в каждом отдельном случае дурного расположения духа. Судите же, разве эти грехи не хуже грехов плоти? Сам Христос ответил на этот вопрос: Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие (Матф. 21, 31). И действительно, на небе нет места такому характеру — своим настроением он мог бы только омрачить небо. Если в душе своей такой человек не изменится — он просто не может войти в Царство Небесное, потому что для того, чтобы войти на небо, человек должен иметь его в себе. И не скажут: вот, оно здесь (Царство Божие), или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (Лук. 17, 21). Понятно, почему недостатки характера имеют такое важное значение: в них обнаруживается внутренний сокровенный мир человека. Надо заметить еще, что наш характер — своего рода пробный камень любви: по нему можно узнать, пребывает ли она в нас или отсутствует. Дурной характер требует об работки, но не внешней: следует обращать внимание на самые основы его. Сердце наше необходимо обновить и тогда дурные выходки характера прекратятся сами собой. Но мы можем смягчить душу не тем, что отнимем от нее горечь, а тем, что вложим в нее дух любви — Дух Христа: Он обновляет, очищает, перерождает все наше существо. Только Духом Христа могут быть искоренены дурные начала нашей природы, только Им может быть возрожден, восстановлен внутренний человек. Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе (Фил. 2, 5). Некоторым из нас может быть остается для этого преобразования очень немного времени.

8. Простодушие. Любовь не мыслит зла. Простодушие — благодатный дар и обладание этим свойством составляет великую тайну личного влияния. Подумав немного, вы найдете, что люди, которые влияют на вас, именно те, которые вам верят. Окруженный недоверчивыми людьми человек замыкается сам в себе. Но там, где ему верят — он раскрывается, изливает сердце, поддается влиянию простосердечия. Слава Богу, что в мире встречаются благородные души, которые не мыслят зла. О них можно сказать, что хотя они и в мире, но не от мира сего. Любовь не мыслит зла, она не доискивается ничего нехорошего, видит во всем одну хорошую сторону. Какое счастье жить в таком душевном мире! Как благотворно, благодатно встретить незлобивость в ближнем, хотя бы и на короткое время! Как побуждает это качество души ко всему доброму! Доверие — наше спасение. Если мы стараемся влиять на других, воспитывать других к лучшему, то успех наш зависит от взаимного доверия, потому что уважение личности есть начало восстановления утраченного человеком уважения к самому себе.

9. Искренность. Любовь не радуется неправде, а сорадуется истине. Искренностью я это назвал потому, что кто носит любовь в сердце, тот любит правду так же, как и своего ближнего, то есть сорадуется правде. Но словами: не радуется неправде, но сорадуется истине — указывается на известного рода самоограничение, не позволяющее извлекать выгод из слабостей других. Любовь не радуется, не наслаждается, когда согрешают другие. Желающий искренно добра радуется, находя поступки других лучшими, нежели их представляют люди под влиянием недоверчивости или клеветы.

Таково в общих чертах содержание любви, ее свойства. Но узнав эти свойства, делом нашим должно быть усвоение их душою, чтобы они отразились в нашем характере. Мы должны изучать любовь и это высшая наша обязанность в этом мире. Кстати, ежедневная жизнь представляет тысячи поводов научиться любви. Мир не место для игры, мир — школа. Наша жизнь — не праздник, а рабочий день, воспитание, и единственный вечный урок этой школы для нас всех — как научиться лучше любить. Но что нужно, чтобы научиться этому? — Нужно упражнение, нужен навык. Хороший живописец, скульптор, музыкант, чтобы сделаться искусными художникам, чтобы достичь успеха в своей специальности, упражняются, приобретают навыки. Точно так же и в от ношении религии. Если человек не упражняет свою душу, он не приобретает духовных сил не получает силы характера, нравственного роста. Любовь — не минутное возбуждение. Это — богатое, сильное, благородное и мужественное проявление цельного христианского характера в его развитии. Проявление это может быть создано только путем постепенного усовершенствования, непрестанного навыка. Что делал Иисус в доме на реченного отца Своего, Иосифа плотника! — Он приучал Себя к труду, и, Совершенный, учился послушанию, был в повиновении, преуспевал в премудрости и в любви у Бога и человеков (Лук, 2, 51 — 52). Поэтому не ропщите, не жалуйтесь на постоянные заботы жизни, на мелочность, окружающую вас, на низость людей, с которыми вам иногда приходится сталкиваться, — и самое главное — не ожесточайтесь против искушений, не тревожьтесь тем, что они, по-видимому, постоянно усиливаются, не уступая ни борьбе, ни страданиям, ни даже молитвам. Именно в этом и состоит предназначенный вам Господом подвиг, тут действие Духа Божия, Который хочет сделать вас терпеливыми, скромными, великодушными, бескорыстными, добрыми и учтивыми. Не ропщите на Того, Кто желает создать в вас Свое подобие, подобие Творца. Хотя слабы и бледны в вас очертания этого образа, но красота Его не видимо для вас растет, а каждое испытание может только способствовать его укоренению. Поэтому не уходите из мира со всеми его тревогами, не удаляйтесь от препятствий и трудностей жизни. Гёте сказал: Талант зреет в тишине, характер — в водовороте жизни. Дар веры, молитвы, дар созерцания невидимого развивается в уединении, характер же крепнет в потоке жизни мира. Тут именно люди научаются любить.

Хотя я для большей ясности и назвал некоторые составные части любви, но это не более, как части, сама же любовь не поддаются определению. Соединением в себе всех добродетелей человек, разумеется, становится добродетельным, но любви создать он не может, так же, как не может создать света соединением всех цветов. Как же можем мы перенести это возвышенное, чудное в наши души? Указать ли мне вам источник любви? — Апостол любви, Иоанн Богослов, говорит: Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас (Иоан. 4, 19). Потому чтo — обратите на это внимание. Слова потому что указывают на причину. Он прежде возлюбил нас, следствием чего является то, что мы любим Его и, любя Его, любим людей. Любовь Его имеет такую силу, что пробуждает в нас полную, взаимную любовь, — и потому сердце наше постепенно преобразуется. Вдумайтесь в любовь Христа — и вы научитесь любить! Станьте ко Христу так, чтобы в вашем сердце отражалось Его существо, чтобы вы сами сделались Его образом, и вы будете возрастать в любви — от любви, через любовь, к любви. Кроме этого нет другого средства, нет другого пути. Любить по приказанию нельзя. Любовь не предписывается, но можно, всматриваясь в любимое вами существо, развиться так, что вы уподобитесь ему. Поэтому созерцайте совершенного Человека, смотрите на совершенную жизнь Иисуса Христа. Созерцайте Его великую жертву, взирайте на то, как Он предавал Себя в течение всей Своей жизни до креста на Голгофе, и вы сознаете долг свой любить Его. Любя Его, вы сделаетесь Его подобием. Любовь порождает любовь это неизбежное следствие. Положите кусок железа возле магнита и этот кусок сам превратится в магнит. Оставаясь близ Того, Кто возлюбил нас и отдал Себя за нас, вы приобретете свойство, которое можно уподобить притягательной силе магнита подобно Ему вы будете привлекать всех людей к себе, подобно Ему вы будете привлечены ко всем людям. Таково неизбежное следствие божественной любви. Любовь приходит к нам не случайно, а по высокому закону: мы любим своего ближнего, по тому что Он прежде возлюбил нас.

Полностью читать в PDF формате — Журнал «Братский вестник» 1948, № 4

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *