Послание апостола Павла

В последние годы появились многочисленные публикации, в которых затрагивается тема пророчеств монаха Авеля, сделанных в царствование императора Павла I, и описывается посещение императором Николаем II Гатчинского дворца в марте 1901 года1. Причем, сведения, сообщаемые всеми современными авторами, основаны на книге известного духовного писателя Сергея Александровича Нилуса (1862 – 1929) «На берегу Божьей реки»2, а также на «историческом сказании» «Вещий инок» другого писателя П.Н. Шабельского-Борк (1896 – 1952), писавшего под псевдонимами Кирибеевич и Старый Кирибей.3
Обратимся, прежде всего, к книге С.А. Нилуса, который писал: «При особе Ее Императорского Величества, Государыни Императрицы Александры Феодоровны состояла на должности обер-камерфрау, Мария Феодоровна Герингер, урожденная Аделунг, внучка генерала Аделунг, воспитателя Императора Александра II во время его детских и отроческих лет. По должности своей, как некогда при царицах были «спальные боярыни», ей была близко известна сама интимная сторона царской семейной жизни, и потому представляет чрезвычайно ценным то, что мне известно от уст этой достойной женщины.
В Гатчинском дворце, постоянном местопребывании Императора Павла I, когда он был наследником, в анфиладе зал была одна небольшая зала, и в ней посредине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец с затейливыми украшениями. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг ларца, на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый, красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ зрителю. Было известно, что в этом ларце хранится нечто, что было положено вдовой Павла I, императрицей Марией Феодоровной, и что ею было завещано открыть ларец и вынуть в нем хранящееся только тогда, когда исполнится сто лет со дня кончины Императора Павла I и притом только тому, кто в тот год будет занимать царский престол России. Павел Петрович скончался в ночь с 11-го на 12-е марта 1801-го года. Государю Николаю Александровичу и выпал, таким образом, жребий вскрыть таинственный ларец и узнать, что в нем столь тщательно и таинственно охранялось от всяких, не исключая и царственных взоров.
«В утро 12-го марта 1901-го года, — сказывала Мария Феодоровна Герингер, — и Государь и Государыня были очень оживлены, веселы, собираясь из Царского Александровского дворца ехать в Гатчино вскрывать вековую тайну. К этой поездке они готовились, как к праздничной интересной прогулке, обещавшей им доставить незаурядное развлечение. Поехали они веселые, но возвратились задумчивые и печальные, и о том, что обрели они в том ларце, то никому, даже мне, с которой имели привычку делиться своими впечатлениями, ничего не сказали. После этой поездки я заметила, что при случае, Государь стал поминать о 1918-ом годе, как о роковом годе и для него лично, и для династии»4.
П.Н. Шабельский-Борк расцвечивает сообщение С.А. Нилуса красочными подробностями. По его утверждению император Павел I распорядился доставить Авеля в Гатчинский дворец. После беседы с ним Павел Петрович сказал: «Почитаю и я за благо о всем, что ныне прорек мне о потомке моем Николае Втором, предварить его, дабы перед ним открылась Книга судеб. Да ведает праправнук свой крестный путь, славу страстей и долготерпения своего…
Запечатлей же, преподобный отец, реченное тобою, изложи все письменно, я же вложу предсказание твое в нарочитый ларец, положу мою печать, и до праправнука моего писание твое будет нерушимо храниться здесь, в кабинете Гатчинского дворца моего. Иди, Авель, и молись неустанно в келье своей обо мне, Роде моем и счастье нашей Державы.
И, вложив представленное писание Авелево в конверт, на оном собственноручно начертать соизволил: «Вскрыть Потомку Нашему в столетний день моей кончины». Далее П.Н. Шабельский-Борк пишет: «11 марта 1901 года, в столетнюю годовщину мученической кончины державного прапрадеда своего, блаженной памяти Императора Павла Петровича, после заупокойной литургии в Петропавловском соборе у его гробницы, Государь Император Николай Александрович в сопровождении министра Императорского двора генерал-адъютанта барона Фредерикса (вскоре пожалованного графским титулом) и других лиц Свиты, изволил прибыть в Гатчинский дворец для исполнения воли своего в Бозе почивающего предка.
Умилительна была панихида. Петропавловский собор был полон молящихся. Не только сверкало здесь шитье мундиров, присутствовали не только сановные лица. Тут были во множестве и мужицкие сермяги, и простые платки, а гробница Императора Павла Петровича была вся в свечах и живых цветах. Эти свечи, эти цветы были от верующих в чудесную помощь и предстательство почившего Царя за потомков своих и весь народ русский. Воочию сбылось предсказание вещего Авеля, что народ будет особо чтить память Царя-Мученика и притекать будет к Гробнице Его, прося заступничества, прося о смягчении сердец неправедных и жестоких.
Государь Император вскрыл ларец и несколько раз прочитал сказание Авеля Вещего о судьбе своей и России. Он уже знал свою терновую судьбу, знал, что недаром родился в день Иова Многострадального. Знал, как много придется ему вынести на своих державных плечах, знал про близ грядущие кровавые войны, смуту и великие потрясения Государства Российского. Его сердце чуяло и тот проклятый черный год, когда он будет обманут, предан и оставлен всеми…»5
Таким образом, если суммировать приведенные выше сообщения, выявляется следующая картина: то ли 11, то ли 12 марта 1901 г. в Гатчинский дворец то ли из Александровского дворца, то ли из Петропавловской крепости приехал император Николай II, где познакомился с пророчеством монаха Авеля, которое было положено в ларец то ли императором Павлом I, то ли его вдовой императрицей Марией Федоровной. Легко заметить, что, совпадая в главном (посещении Николаем II Гатчинского дворца), в деталях С.А. Нилус и П.Н. Шабельский-Борк сильно расходятся. Отметим также, что все современные авторы, писавшие на эту тему в последнее десятилетие, либо цитируют, либо пересказывают информацию С.А. Нилуса и П.Н. Шабельского-Борк, не внося ничего нового. Причем, некоторые авторы, дословно списывая текст С.А. Нилуса, ссылаются на мемуары М.Ф. Герингер, хотя на самом деле, у С.А. Нилуса речь идет об ее устном рассказе.
Для того чтобы проверить приведенные высказывания обратимся, прежде всего, к официальным документам: камер-фурьерским журналам за 1901 г. Запись за 11 марта гласит:
«11 марта. Воскресенье.
Присутствие Их Величеств в Александровском Царскосельском дворце.
По утру Государь Император прогуливался в саду.
? 11 часа утра в присутствии Их Величеств, великой княжны Ольги Александровны и сменившегося флигель-адъютанта великого князя Сергея Михайловича совершалась литургия в походной церкви, поставленной в угловой гостиной Александровского дворца.
По окончании богослужения Его Величество принимал принца Константина Петровича Ольденбургского.
В 12 час К завтраку Их Величеств в 12 ч. приглашались великий князь Сергей Михайлович, великая княжна Ольга Александровна, статс дама княгиня Голицина, фрейлина кн. Орбелиани, в. д. шталмейстера Жуковский, протопресвитер Янышев, дежурный флигель-адъютант гр. Шереметев6
В 4 часу Их Величества катались в экипажах и затем прогуливались в саду.
В 8 часов за обеденным столом и Их Величеств кушали Государь Наследник, великая княгиня Ольга Александровна, принц Петр Александрович, дежурный флигель-адъютант гр. Шереметев».
Обращает на себя внимание заметка на полях страницы журнала:
«Столетие со дня кончины в Бозе почивающего Императора Павла I. Никаких распоряжений со стороны Высочайшего двора не было и повесток о панихиде не рассылалось.
При литургии присутствовали свитские дамы Ее Величества, проживающие в Царском Селе и дежурный флигель-адъютант»7.
Запись за 12 марта также весьма лаконична:
«12 марта. Понедельник.
Его Величество изволил принимать с докладами в 10 часов утра дворцового коменданта генерал-адъютанта Гессе, а по возвращении с прогулки Его Высочество генерал-адъютанта великого князя Алексея Александровича с управляющим морским министерством Тыртовым, министра земледелия и государственных имуществ Ермолова и великого князя Николая Николаевича.
В 11-м часу Ее Величество принимала с докладом в д. гофмаршала гр. Бенкендорфа.
В 12 часов имели счастье представиться государю императору по прилагаемому списку .
В 1 ч. За завтраком у Их Величеств кушали: Дежурный флигель-адъютант Государь, Наследник, Великий князь Алексей Александрович, Великий князь Николай Николаевич, Великий князь Николай Михайлович, Великая княгиня Ольга Александровна.
В 4 часу Их Величества выезд имели кататься, по возвращении Государь Император прогуливался в саду.
В 8 часов за обеденным столом у Их Величеств кушали Государь Наследник, Великая княгиня Ольга Александровна, принц Петр Александрович.
Во время обеда играл придворный струнный оркестр»8.
Таким образом, согласно камер-фурьерскому журналу Николай II ни 11, ни 12 марта в Гатчине не был.
Равно, как не было высочайшего присутствия на литургии в Петропавловском соборе. Официальные данные камер-фурьерского журнала мы можем проверить по дневнику императора Николая II, который сохранился в Государственном архиве Российской Федерации. Приведем полностью записи за эти дни:
«11го Марта. Воскресенье.
Такая же дивная погода.
Ходили к обедне в 10 ? в красную гостиную, где стояла наша походная церковь. Завтракали: дамы, Сергей, Жуковский, Янышев и Дмитрий (деж.).
Гулял и катал Аликс и Ольгу в санях. Занимался до 8 час. Обедали: Петя и Дмитрий.
12-го Марта. Понедельник.
Серый день, шел снег при ветре. Завтракали: д. Алексей, Николаша и Николай. Поехали покататься в санях, но погода для катанья была неприятная. Вечером наслаждались игрою нашего оркестра»9.
Как видим, в дневнике также нет никаких упоминаний о посещении Гатчины 11 и 12 марта 1901 г. Как, впрочем, нет их и в течение всего марта 1901 г.
Согласно камер-фурьерскому журналу в 1901 г. Николай II впервые посетил Гатчину 4 февраля, когда он выезжал на охоту. Этот выезд находит отражение в дневнике:
«4-го Февраля. Воскресенье.
Ясный нехолодный день.
После обедни отправился с Ерни и другими охотниками в Гатчину. Охотились в фазаннике. Я убил: 51 штуку, 9 куропаток, 41 фазана и беляка. Всего убито 291.
Вернулись в город в 5 1/2 ч.»10
Следующий же раз, согласно камер-фурьерскому журналу, Николай II посетил Гатчину, причем вновь выехав только на охоту без посещения дворца, в ночь с 6 на 7 апреля. Этот факт также находит отражение в дневнике:
«7 го Апреля. Суббота.
В 2 ч. Ночи отправился в Гатчино на мой глухариный ток. Пели они отлично. Я убил одного, кот. токовал на земле. Много снега лежало в лесу. Вернулся домой в 6 ч.»11 .
Во дворце же первый раз Николай II в 1901 г. побывал 8 апреля. Запись в камер-фурьерском журнале гласит:
«В 7 час. 15 мин. Их Величества изволили проследовать по железной дороге в Гатчину, кушали за обеденным столом у императрицы матушки»12.
В дневнике Николая в записи за это число читаем: «Поехали к обеду в Гатчино, куда Мама только что переехала. Провел с нею весь вечер»13.
Кроме того, в апреле 1901 г. император, как следует из камер-фурьерского журнала, посетил Гатчину еще четыре раза: 12, 15, 19 и 27 числа. Все эти сведения подтверждаются записями в дневнике.
Таким образом, в «пограничный» период к интересующим нас датам (11 – 12 марта 1901 г.) можно отметить семь случаев посещения Гатчины Николаем II. Все они зафиксированы как в камер-фурьерском журнале, так и в дневнике. Поэтому крайне маловероятно (можно сказать, вообще невероятно), чтобы посещение 11 или 12 марта не нашло бы отражения в камер-фурьерском журнале и дневнике или хотя бы в одном из этих источников. Следовательно, сведения, приводимые С.А. Нилусом со слов М.Ф. Герингер, ошибочны. Что же касается П.Н. Шабельского-Борк, к его «историческим сказаниям» не следует относиться как к серьезной исторической литературе, поскольку этот автор с неимоверной легкостью обращается с историческим материалом и дает полный простор своей фантазии, с чем нам уже приходилось сталкиваться14.
Отметим еще одно обстоятельство: 4 марта 1901 г. вдовствующая императрица Мария Федоровна из Аничкова дворца отбыла в Копенгаген, откуда вернулась только 29 марта. Конечно, этот факт сам по себе ничего не доказывает. Однако весьма странно, что императрица-мать, наверняка зная о столь важном предстоящем событии для императорской семьи, уезжает не только из Петербурга, но и из России. Это тем более странно в связи с тем, что после смерти императора Александра III Гатчинский дворец в неизмеримо большей степени был резиденцией Марии Федоровны, чем Николая II.
Обратимся теперь к другой стороне проблемы. В нашем распоряжении имеется целый ряд описей Гатчинского дворца, составленных в XIX веке. И ни в одной из них не отмечено наличие запечатанного ларца, стоящего на пьедестале и содержащего какие бы то ни было таинственные послания. Описи в то время составлялись довольно тщательно (мы не затрагиваем в данный момент их научный уровень), поэтому наличие в Гатчинском дворце подобного ларца маловероятно. Тем более, что 28 марта 1872 г. в Гатчинское дворцовое правление поступило письмо из канцелярии великого князя Николая Константиновича, в котором говорилось о его пожелании иметь список вещей, принадлежавших императору Павлу I и хранившихся в Гатчинском дворце. В связи с этим была составлена подробная опись, включавшая 1035 предметов15. В этой описи никаких упоминаний о ларце также нет, хотя, к примеру, упоминаются такие мелочи как:
…»Тонкой белой бумаги – 11 листов
Засушенный цветок – 1
4-х угольных карточек чистых из белой бумаги – 44
Конвертов распечатанных – 13″16 и т.д.
Что же могло послужить источником информации для М.Ф. Герингер и, соответственно, могло дать толчок возникновению легенды?
1 марта 1901 г. исполнилось двадцать лет со дня гибели императора Александра II, когда в высочайшем присутствии действительно проходила поминальная служба в Петропавловской крепости. Это событие нашло отражение, как в камер-фурьерском журнале, так и в дневнике Николая II, который записал: «20 лет прошло с того ужасного события. В 11 час. поехали в крепость на заупокойную обедню»17. Быть может, впечатления от этого события врезались в память М.Ф. Герингер, и произошло определенное смешение событий.
Кроме того, в анфиладе парадных залов Гатчинского дворца действительно был предмет, который с некоторой натяжкой мог быть назван пьедесталом. Речь идет о тумбе, находившейся в начале XX века в Парадной опочивальне Центрального корпуса дворца. Эта тумба хорошо видна на фотографии опочивальни в выпуске журнала «Старые годы», посвященном Гатчине18. Правда, стоял на ней не ларец, а ваза, и не было никакого шнура вокруг. Но, тем не менее, она явно бросалась в глаза (в первую очередь своим несоответствием интерьеру зала) и, наверное, запоминалась посетителям.
Быть может, впечатления от этого события и от посещений Гатчинского дворца, где М.Ф. Герингер наверняка бывала, оставили свой след в ее памяти, а стремление к «чуду» и фантазия писателей довершили остальное.
У нас нет оснований ставить сегодня под сомнение наличие пророчеств Авеля, однако, несомненно, на наш взгляд, что если Николай II и познакомился с ними, то это произошло не 11 или 12 марта 1901 г., и уж точно не в Гатчинском дворце.

В.А. Семенов
зам. директора ГМЗ «Гатчина» по научной работе

Приветствуем вас! Мы — лирианцы и нам хотелось бы рассказать вам кое-что о жизни, которая протекает вне ведения ваших физических органов восприятия, но при этом интуитивно улавливается вами и с каждым днём начинает интересовать вас всё сильнее.
Мы появились очень давно как разум, который искал воплощения через физический инструмент. Конечно же физический инструмент — это тело. Когда-то мы находились на очень высокой частоте и нам не требовалось ничего для проявления себя на физических планах. Мы существовали в пространстве, в котором вся материя образовывалась по желанию самого разума, постепенно множась и расширяясь. Фактически, в одном волновом поле возникало нечто, что либо очень быстро исчезало, либо, если это нравилось самому полю, сохранялось, изменяя форму или оставляя её в первозданном виде. У этого первичного Абсолюта не имелось разделительной черты между предметом и его наблюдателем, поэтому индивидуальность как таковая отсутствовала, и когда внимание с одних предметов переключалось на другие — те, предыдущие, начинали вибрировать, постепенно превращаясь в фон, как заставка на ваших мониторах. Постепенно разум погружался в игру самого себя и стал разделяться на составляющие, образуя из себя — единого всё большее количество предметов. Предмет появлялся вместе с его наблюдателем, и становился душой или индивидуальным разумом, продолжавшим свои исследования уже обособленно от первичного поля. Так в пространстве Абсолюта (вы позволите нам так назвать наше и ваше далёкое прошлое?) возникали энергетические пространства или ячейки, уже по отдельности продолжавшие игру воспроизведения и уничтожения предметов и форм из собственной волновой «ауры». Эти ячейки были разумны и могли менять собственную внешность, то расширяясь до невообразимых размеров, то сужаясь до размера атома. Никто не контролировал первичные проявления собственной индивидуальности у этих разумов, поэтому они могли экспериментировать так, как им заблагорассудится. Бесконечно создавая и разрушая всё более усложнённые формы — они, со временем, тоже разделилась на множество компонентов каждая, сделав часть себя как бы заматеревшей константой, программой, которая имела постоянные величина: такие, как объём, форма и состав. Эта относительно постоянная составляющая индивидуальных разумов превратилась в материю, из которой остальная часть, ставшая сознанием, вылепливала огромное тело, становившиеся галактикой. В это тело, разделённое на солнечные системы, разум приходил в разных ипостасях, изначально программируя ту или иную звезду на выполнение того или иного плана. Спускаясь ниже, частички первоначального разума появлялись на планетах в форме растений, животных, а в последствии — более разумных видов, образованных эволюционным путём от более примитивных. Погружаясь в игру планетных стихий и химических элементов, разум распространялся по всей планете, всем её частицам одновременно, при этом продолжая двигать вперёд доминирующий биологический вид, который населяли индивидуальные осколки изначального единого поля: души.
Фактически, разворачивающиеся сюжеты в цивилизациях на тех или иных планетах повторяли то, что происходило в индивидуальном поле каждого разума, проявленного из Абсолюта, только с учётом огромного количества деталей и тонкостей, которые, воображаемые разумом, теперь также имели большее количество возможностей. Такая ситуация напоминала книгу, придуманную автором, но при этом, со временем, каждый персонаж книги ожил и погрузился в детальное изучения развёрнутого на её страницах сюжета. При этом, если сюжет менялся с уровня душ, вовлечённых в материальные игры и лишённых памяти — это фиксировалось душами, находящимися за сценой, но либо поддерживающими изначальный сюжет, либо старающимся изменить сценарий на уровне грубых материальных форм. Последний метод активно применяла одна из душ, занимающаяся творчеством в рамках бОльшего Разума, из которого она произошла. На Земле эта душа получила имя Люцифер и, хотите вы этого или нет, данная душа смогла переписать сценарий для планеты Земля. Правда, это привело лишь к тому, что вся планета была оторвана от божественного источника, фактически, вычеркнута из книги, что отразилось в отношении других планет к ней, как к карантинной. Многие другие планеты подняли свои вибрации и населяющие их существа смогли добиться больших успехов в познании своего Единого Первоисточника, чего трудно сказать о Земле. Раз за разом ваш мир оказывался втянут в различные драмы, затягивающие своим разнообразием осколки изначального, которые населяли её обитателей. При этом регресс при погружении в материю необходим для того, чтобы осколок от души ячейки поля Абсолюта набрал свой уникальный опыт, который, со временем, возможно будет применить уже на других планетах.
Наша коллективная Сверхдуша, вышедшая из одной ячейки Абсолюта, обратила свой взор на несколько солнечных систем, с которых и начала своё дальнейшее погружение в написанный ею же сюжет. Наши звёзды имели рассеянный свет, что равномерно окрашивало атмосферу одной из наших планет, на которой, спустя много тысячелетий, появились те, кто сегодня навещает вашу Землю на аппаратах, называемых вами НЛО. После того, как души, отколовшиеся от нашей Сверхдуши ушли ещё ниже — в физическую материю — мы, подобно вам, рождались и умирали на своей планете десятки и сотни раз, покидая умерший организм, в затем занимая новый. Пока мы были в развоплощённом состоянии — мы продолжали активно познавать наши возможности, то и дело вовлекаясь в новые игры, правда, уже в менее ограниченной материи. Эта материя также имеется и у вас и она сохраняет весь опыт всех прошлых цивилизаций. Фактически, ваше посмертное существование будет являть собой возвращение в вашу память, которая оформлена в программу. Эта программа есть дух-Хранитель или, иначе, ангел, который будет помогать вам вернуть утраченные при погружении в физический мир навыки и воспоминания. Поначалу вы будете перемещаться по тем местам, в которых вы бывали когда-то, проживая в своём последнем теле, а после, постепенно, вы побываете и там, где оказывались ваши прошлые тела, которые вы населяли раннее. При этом у вас появится возможность просмотреть с нового ракурса пережитые вами события и испытать вновь те эмоции, по которым вы так скучаете, ошибочно принимая их за желание возвратить само спровоцировавшее этот эмоциональный выплеск событие.
Мы, лирианцы, научились очень точно настраивать наш плотный физический мир на вибрации мира более тонкого. Мы считаемся большими эстетами и, в сущности, давно покинули нашу родную планету, расселившись по галактике в разных её концах. Мы смогли положить начало физической жизни в разных солнечных системах, при этом сделав так, чтобы они не соприкасались до поры до времени друг с другом. Ведь это — наш эксперимент: нам тоже хочется изучить разные версии сюжета книги Абсолюта, поэтому в этом стремлении нас можно понять. Ведь вы точно также изучаете разные грани себя, совершая поступок, который до этого никогда не пробовали совершить и одновременно с интересом наблюдая за тем, что данный поступок изменяет внутри или снаружи вас, как он влияет на ситуацию и чем, в итоге, оборачивается.
Сегодня карантин с вашей планеты оказался снят, поэтому в физические организмы вашей планеты порой спускаются души, которые прошли опыт материального погружения в разные другие миры, похожие на ваш земной. Эти души помнят о событиях, происходивших с ними, и им хочется делиться с вами своими знаниями. Они могут это делать различными методами, в том числе и помогая остальным заинтересованным оторваться от своих временных тел, выйти за границы обусловленного физического восприятия. Мы хотели бы поддержать такие инновации и благословить вас на постижение скрытых ресурсов вас самих. Мы хотели бы пожелать вам удачи в ваших Астральных путешествиях, а также выразить намерение на скорое знакомство с каждым из вас в отдельности. Эти знакомства уже сегодня начали активно завязываться и пока, в своей основе, они проходят во внетелесном для вас состоянии. Мы рады вашему пробуждению и верим в скорейшую трансформацию всей вашей планеты как частички этой галактики и одного из множества нейронов в мозгу Абсолюта. До встречи!
Любящие вас лирианцы

Из послания к римлянам

Св. апостол Павел. Мозаика константинопольского монастыря Хора, XIV в.

В Послании к римлянам святой апостол Павел выражает желание свое прийти к ним, увидеть их, чтобы преподать всем находящимся в Риме «возлюбленным Божиим, призванным святым» «некое дарование духовное к утверждению их, то есть утешиться с ними верою общею» — их верою и его верою. Намеревался апостол благовествовать римлянам, знакомым уже с истинами христианства, имея целью доказать, что благовествование есть «сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, иудею, потом и еллину».

О христианской жизни пишет в своем послании апостол Павел: «Будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте; в усердии не ослабевайте; в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны; в нуждах святых принимайте участие. Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте. Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими. Не мечтайте о себе; никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь (см. Втор. 32, 35). Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его… Не будь побежден злом, но побеждай зло добром». (Рим. 1, 7, 10–12, 16; 12, 10–21)

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро. Если же делаешь зло, бойся. Повиноваться же надобно не только из страха наказания, но и по совести. Итак отдавайте всякому должное. Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона». (Рим. 13, 1, 3–5, 7–8, 10)

Из посланий к коринфянам

«Умоляю вас, — взывает письменно апостол Павел к коринфянам, о которых он узнал, что между ними происходят споры, несогласия и разные уклонения от учения Христова, которое он преподал им, — подражайте мне, как я Христу». «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого. Так, как и я угождаю всем во всем, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись». (1 Кор. 4, 16; 10, 24, 33)

О свойстве и значении любви христианской поучает святой апостол Павел: «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, то нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает». (1 Кор. 13, 3–8).

Разрешая сомнения, возникшие между коринфянами под влиянием лжеучителей, появившихся между ними, апостол Павел пишет им: «Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию», и что Он являлся многим по Своем воскресении, «а после всех явился и мне, как некоему извергу».

«Ибо я наименьший из апостолов, и недостоин называться апостолом, потому что гнал церковь Божию. Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною. Итак я ли, они ли, мы так проповедуем, и вы так уверовали». (1 Кор. 15, 1–4, 8–11)

«Мы же, как споспешники, умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами. Ибо сказано: во время благоприятное Я услышал тебя и в день спасения помог тебе (см. Ис. 49, 8). Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения. Мы никому ни в чем не полагаем претыкания, чтобы не было порицаемо служение, но во всем являем себя, как служители Божии, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах, в чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви, в слове истины, в силе Божией, с оружием правды в правой и левой руке, в чести и бесчестии, при порицаниях и похвалах: нас почитают обманщиками, но мы верны; мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот, мы живы; нас наказывают, но мы не умираем; нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем». (2 Кор. 6, 1–10)

Возвышая таким образом собственное апостольское достоинство в глазах коринфян, смущаемых разными лжеучениями, святому апостолу Павлу было доступнее устранить их недоразумения и облегчить себе возможность расположить их подчиниться благому влиянию. Вместе с тем выражает он и доверие к их послушанию и вниманию к его предостережениям и радость свою, что во всем может положиться на них (см. 2 Кор. 7, 16). При этом напоминает им об их расположении помогать бедным от избытков своих и советует делом доказать это расположение: «Совершите же теперь самое дело, — пишет он им. — Ибо если есть усердие, то оно принимается смотря по тому, кто что имеет, а не по тому, чего не имеет. Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тягость, но чтобы была равномерность, как написано: кто собрал много, не имел лишнего; и кто мало, не имел недостатка (см. Исх. 16, 18). При сем скажу: кто сеет скупо, для того и жатва скупа; а кто сеет щедро, для того щедра и жатва. Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог.

Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело, как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век (см. Пс. 111, 9).

Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей, так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу. Ибо дело служения сего производит во многих обильные благодарения Богу, так как, видя опыт сего служения, они прославляют Бога за покорность исповедуемому вами Евангелию Христову и за искреннее общение с ними и со всеми, молясь за вас, по расположению к вам, за преизбыточествующую в вас благодать Божию». (2 Кор. 8, 11–13, 15; 9, 6–14)

«Впрочем, братия, — оканчивает святой апостол Павел свое Второе послание к коринфянам, — радуйтесь, усовершайтесь, утешайтесь, будьте единомысленны, мирны, — и Бог любви и мира будет с вами». (2 Кор. 13, 11)

Из послания к галатам

В своем Послании к галатам, воспринявшим учение посетившего их святого апостола Павла, но отпавших от учения его под влиянием лжеучителей, возбудивших в них недоверие к благовестителю учения Христа, святой апостол пишет им: «Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию, которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое, ибо и я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа. Вы шли хорошо: кто остановил вас, чтобы вы не покорялись истине? Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати, а мы духом ожидаем и надеемся праведности от веры. Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя (см. Лев. 19, 18)».

«О, если бы удалены были возмущающие вас! (то есть те, которые внушали, что спасение — в исполнении внешних обрядов Моисеева закона, теряя из вида смысл и дух его, вложенный в него Христом, без веры в учение Которого, проповеданное им Павлом, не спасет и исполнение временного, ветхого закона)».

И вот святой апостол напоминает им, что спасение не в одном только исполнении внешних обрядов, которое не препятствует им «угрызать и съедать друг друга», но и в постижении и усвоении себе Духа Христова. «Плод же духа, — вразумляет святой апостол Павел, — любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. Если мы живем духом, то по духу и поступать должны. Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать. Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте его в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере». (Гал. 1, 6–7, 11–12; 5, 7, 4–6, 14, 12, 15, 22–23, 25–26; 6, 1–2, 9–10)

Из послания к ефесянам

В Послании к ефесянам апостол Павел также руководствует в борьбе с иудействующими лжеучителями, которые смущали неокрепших в вере христиан и язычников. И также увещевает он новообращенных не придерживаться только буквы закона, но действовать сообразно духу его, вникая во внутренний смысл его, раскрытый учением Христовым. Напоминая им, что ему, «узнику в Господе», «дана благодать благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово», он продолжает письменно: «Умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира. Один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас». Убеждает апостол «облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины».

«И посему, — пишет он, — отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу».

«Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места диаволу. Кто крал, вперед не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся. Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, чтобы оно доставляло благодать слушающим. Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас.

Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле (см. Исх. 20, 12).

Из послания к филиппийцам

К филиппийцам, как воспринявшим с верой и соблюдающим учение, преподанное им апостолом Павлом, он пишет: «Благодарю Бога моего при всяком воспоминании о вас. Дополните мою радость: имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны; ничего не делайте по тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя. Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других. Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение. Всё делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире, содержа слово жизни, к похвале моей в день Христов, что я не тщетно подвизался и не тщетно трудился».

Предостерегал также апостол Павел филиппийцев и от иудействующих лжеучителей: «Подражайте, братия, мне и смотрите на тех, которые поступают по образу, какой имеете в нас. Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова. Их конец — погибель, их бог — чрево, и слава их — в сраме, они мыслят о земном. Наше же жительство — на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все.

Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь. Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко. Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом, и мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе.

Из послания к колоссянам

Укрепляя и колоссян в том знании и душевном настроении, которое возбудил в них благовестием своим святой апостол Павел, он вместе с тем и предостерегает их, как пылких и способных к увлечениям людей: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу». «О горнем помышляйте, а не о земном». «Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу. И всё, что вы делаете, словом или делом, всё делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства». (Кол. 2, 8; 3, 2, 16–17, 14)

Из посланий к фессалоникийцам

В своем Первом послании к фессалоникийцам апостол Павел успокаивает их среди смущавших их недоумений о загробной жизни: «Не хочу же оставить вас, братия, в неведении об умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды. Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним. Ибо сие говорим вам словом Господним, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших, потому что Сам Господь при возвещении, при гласе архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак утешайте друг друга сими словами».

«Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе. Удерживайтесь от всякого рода зла». (1 Фес. 4, 13–18; 5, 16–18, 22)

«Когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь.

Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся. Таковых увещеваем и убеждаем Господом нашим Иисусом Христом, чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб. Вы же, братия, не унывайте, делая добро. Если же кто не послушает слова нашего в сем послании, того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его. Но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата». (2 Фес. 3, 10–15)

Из посланий к Тимофею и Титу

Послания святого апостола Павла к Тимофею и к Титу называются пастырскими, потому что в них содержатся наставления для проходящих пастырское служение или готовящихся к нему. В них предупреждает апостол и о предстоящих гонениях и утверждает в борьбе с лжеучителями:

«Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы. Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь. А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен. Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.

Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен». (2 Тим. 3, 12–17)

Из послания к Филимону

В своем Послании к Филимону, обращенном к преданному вере Христовой знатному гражданину колосскому, святой апостол Павел просит его простить и принять бежавшего некогда от него раба Онисима, обращенного теперь апостолом в веру Христову.

«Он был некогда негоден для тебя, — пишет Павел Филимону, — а теперь годен тебе и мне; я возвращаю его; ты же прими его, как мое сердце. Я хотел при себе удержать его, дабы он вместо тебя послужил мне в узах за благовествование; но без твоего согласия ничего не хотел сделать, чтобы доброе дело твое было не вынужденно, а добровольно. Ибо, может быть, он для того на время отлучился, чтобы тебе принять его навсегда, не как уже раба, но выше раба, брата возлюбленного, особенно мне, а тем больше тебе, и по плоти и в Господе».

«Так, брат, — просит святой миротворец, — дай мне воспользоваться от тебя в Господе; успокой мое сердце в Господе». При этом, благодаря Филимона за его благотворительность вообще, радуясь любви и вере его к Господу Иисусу и ко всем святым, апостол Павел прибавляет: «Надеясь на послушание твое, я написал к тебе, зная, что ты сделаешь и более, нежели говорю». (Флм. 1, 11–16, 20–21)

И действительно, Филимон отозвался не только прощением, но и отпустил на свободу раба своего Онисима, так что он мог возвратиться в Рим к Павлу и служить ему, усердно исполняя поручения его, и впоследствии принял мученическую смерть, быв побит камнями (в 109 году) за ревностное содействие к распространению веры Христовой. За то же и такой же участи подвергся и святой апостол Филимон, бывший господин раба своего, святого апостола Онисима.

Из послания к евреям

Послание к евреям было написано апостолом Павлом, когда, по смерти апостола Иакова, положение палестинских христиан из иудеев, ожесточенно гонимых своими же неуверовавшими иудеями, стало угрожать ослаблением в них веры в воскресшего Христа, так что некоторые из них стали оставлять свои христианские собрания и готовы были возвратиться в иудейство. На это и не замедлил написать им Павел из своего заключения. Объясняя им все превосходство новозаветного учения перед ветхозаветным, называя прежний закон только «тенью будущих благ», утверждая, что «отменение прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности, ибо закон ничего не довел до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу», апостол повторяет: Бог дал нам «способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит». (Евр. 10, 1; 7, 18–19. 2 Кор. 3, 6)

«Един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус», «Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари». (1 Тим. 2, 5. Кол. 1, 15)

И при этом напоминает, в чем должно состоять поведение последователей Христа:

«Братолюбие между вами да пребывает. Страннолюбия не забывайте. Помните узников, как бы и вы с ними были в узах, и страждущих, как и сами находитесь в теле. Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя (см. Нав. 1, 5), так что мы смело говорим: Господь мне помощник, и не убоюсь: что сделает мне человек? (см. Пс. 117, 6).

Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их. Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же. Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь. Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковые жертвы благоугодны Богу. Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет; чтобы они делали это с радостью, а не воздыхая, ибо это для вас неполезно.

Прошу вас, братия, примите это слово увещания. Благодать со всеми вами. Аминь». (Евр. 13, 1–3, 5–9, 16–17, 22, 25)

«Я наименьший из апостолов, и недостоин называться апостолом, потому что гнал церковь Божию; но благодатию Божиею есмь то, что есмь, и благодать Его во мне не была тщетна» (1Кор. 15:9, 10). Так характеризуется себя сам Апостол Павел! Наделенный от природы богатыми умственными способностями, он воспитан и обучен был в строгих правилах фарисейских, и, по его же опять собственному отзыву, преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде своем, ибо был неумеренным ревнителем отеческих своих преданий (Гал. 1:14). Когда же Господь, избравший его от чрева матери, призвал впоследствии к апостольскому служению; то всю энергию и все силы своего великого духа он перенес и посвятил на проповедь имени Христова среди языческого мира, а также и среди своих слепотсвующих и ожесточенных против Христа родичей. Изучая жизнь и апостольские труды Св. Ап. Павла по книге «Деяний Апостольских», по истине можно прийти в изумление от несокрушимой энергии великого Апостола языков. Трудно представить, чтобы человек, не обладавший мощным организмом и крепкими физическими силами, как Святой Павел (Гал. 4:13, 14), мог перенести столько невероятных трудностей и опасностей, сколько пришлось перенести и перетерпеть их Апостолу Павлу ради славы имени Христова. Но по мере этих трудностей и опасностей в нем не только не умалялась его ревность и энергия, а напротив, возрастала и закалялась, как сталь. Вынужденные вспомнить для Коринфян о своих подвигах, он так их исчисляет. «Я гораздо более (моих соперников) быть в трудах, безмерно в ранах, более в темницах, и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного. Три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской. Много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями. В труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе и проч.» (2Кор. 11:23–27). Так что сравнивая себя с прочими Апостолами и по смирению называя себя меньшим их, Св. Ап. Павел по всей справедливости мог заявить: «но я более всех их потрудился: не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1Кор. 15:10). Ибо, действительно, без благодатной помощи нельзя человеку совершить подвигов Павловых. Ту же силу духа, неизменную прямоту слова и непоколебимость в убеждениях, которую обнаруживал Св. Ап. Павел пред царями и владыками, равно как и пред целыми толпами своих противников и недругов, он проявлял также и в сношениях с своими собратьями Апостолами. Так, однажды, не усомнился он обличить в лице пред всеми самого Апостола Петра, когда тот оказался зазорен, т. е. дал повод к нареканию в малоазийской столице язычества – Антиохии (Гал. 2:11–14).

Как священный писатель, Св. Ап. Павел превосходит всех прочих Апостолов по количеству своих писаний. Насаждая повсюду отдельные церкви христианские на обширном пространстве Малой Азии и Европы, он не ограничивался устроением их посредственно или непосредственно только во время личного своего присутствия, но не прерывал с ними духовного общения и во время своего отсутствия, разъясняя их недоумения и вопросы, укрепляя их веру, утешая в скорбях и т. п. Совокупность посланий Павловых по объему своему равняется почти трети всего состава новозаветных священных книг. В них отразилась обширная ученость и знакомство Апостола Павла со священным писанием ветхого завета, а равно и глубина в раскрытии новозаветного Христова учения, плодом коего был целый ряд новых слов и речений догматического свойства или нравоучительного характера, принадлежащих исключительно Апостолу Павлу, например: совоскреснуть, спогребстися Христу, облечься во Христа, совлечься ветхого человека, спастися банею пакибытия, закон духа жизни, ин закон во удех, противовоюющ закону ума и проч. В слоге Павловых посланий отразились как сила его мысли, так и энергический его характер. При живости выражения «сжатость речи, сравнительно частое употребление отрывочных предложений, эллипсисы и парентезы (т. е. то опущения, то скобочные вставки) вместе с оживляющими речь противоположениями, вопросами, усилениями – вот отличительные принадлежности языка Павлова» (Введ. в новозав. книги Архим. Мих. т. 2, 1869 г.).

Иннокентий VIII начал этот процесс, отправив Фердинанду и Изабелле бреве от 16 декабря 1487 года, в котором сообщал, что его уведомили о приезде Джованни Пико в Испанию с намерением поддерживать в университетах и других школах королевства ложную доктрину, некоторые тезисы которой уже успел опубликовать в Риме; принц тем более виновен, так как уже раз был изобличен и отрекся от этих ложных тезисов.

Ученый историк Флери не знал о существовании папского бреве, поскольку утверждал, что дело принца де ла Мирандолы закончилось уничтожением его тезисов в Риме в 1486 году.

Папа Бонифаций IX, в бреве (кратком послании) от 1-го апреля 1398 года, проповедовал крестовый поход против турецкой опасности.

Однако кормить вшей в окопах под Мурмелоном ему явно не улыбалось, и потому американец, не долго думая завербовался в авиацию и уже 12 октября окончил летную школу, получив свой «бреве» и нашивки капрала впридачу.

Спустя всего несколько дней мечта молодого человека осуществилась: 1 марта, успешно сдав экзамен, Адольф Пегу получил «бреве» (brevet de pilote — пилотское удостоверение) Аэроклуба Франции № 1243.

Когда же в понедельник состав Синьории, о котором вы, вероятно, хорошо осведомлены, был объявлен, он увидел, что две с лишним трети враждебны ему, а так как папа в своем бреве под угрозой интердикта требовал его выдачи, и доминиканец боялся, как бы Синьория ему не подчинилась, то он решил, возможно, по совету друзей, прекратить проповеди у святой Репараты и перебраться в Сан Марко.

Когда хотели воспрепятствовать его желанию короноваться в Болонье, а не ехать, по обычаю, в Рим и Милан и приводили в качестве доводов бреве папы Стефана, не разрешавшего золотой короне покидать Ватикан, и указ Карла Великого, запрещавший вывозить железную корону из Монцы, то победитель Франциска I, Сулеймана и Лютера высокомерно ответил, что он привык не к тому, чтобы бегать за коронами, а к тому, чтобы короны бегали за ним.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *