Посох патриарха

Есть ещё три версии.
Одна из змей означает Иисуса Христа. Представьте, некоторые искусствоведы даже до такого договорились. А вторая, соответственно, дьявола. И вот они, значит, то ли в гляделки играют, то ли на крест шипят. Откуда пришла эта светлая мысль?

Поскольку отец греха назван в Писании змеем, и всё рождённое змеем тоже есть змей, то, следовательно, и грех носит такое же имя, как и его родитель. И по апостольскому свидетельству Господь ради нас стал грехом (2 Кор 5:21) … Итак, этот символ действительно подходит и Господу. (Св.Григорий Нисский)
То есть змей родил грех, грех называется змеем, Господь стал грехом, а значит и змеем тоже. Так здравый смысл стал заложником риторических упражнений одного из Отцов Церкви.
На самом деле смысловой перевод выражения апостола предполагает, что Иисус стал не грехом, а жертвой за грех, но неважно. Совершенно очевидно, что никто не воспринимал и не трактовал всерьёз змеиную голову на посохе в качестве образа Иисуса Христа. Тем более, что всё равно непонятно, какая голова чья — они же абсолютно одинаковые.
На этой картине довольно точно изображён посох патриарха Никона (сер. XVII в.) На самом деле эти два петушка — типичные василиски, крылатые змеи с птичьим клювом. Ну всё равно драконы, в общем.
Змеи обозначают хтонических чудовищ. Это основательная точка зрения, но и у неё есть свои минусы.
Справка: Хтонические существа (от греч. «хтон» — земля, почва) — это мифологическое олицетворение первозданного хаоса и дикой природной мощи земли. В иудео-христианской культуре обычно представляются в форме змей и драконов, населяющих водные глубины.
В Ветхом завете они иногда позволяют отождествлять себя с Левиафаном, в Новозаветной традиции их можно встретить в молитвах и иконографии. При этом и морские чудовища, и загадочный Левиафан всегда очень близко соприкасаются с сатаной и силами ада.
Море великое и пространное: там пресмыкающиеся, которым нет числа … там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нем (Пс 103:25-26)
Ты Иорданския струи́ освятил еси … и главы́ тамо гнездящихся сокрушил еси змие́в (Молитва водосвятная)
Богоявление (Крещение Господне). Греция, кон.XVI века. Водные гады фланкируют фигуру Иисуса точно так же, как крест на архиерейском жезле. Казалось бы — вот прямое указание и ответ на все вопросы.
Проблема здесь в том, что нет данных, будто змей на жезле изначально отождествляли с этими мифическими существами. Исключением были разве что противники никоновских реформ, нынешние старообрядцы (именно по Никону вползли греческие змеи в Русскую церковь). Эти как увидели змей на его посохе, так сразу объявили патриарха слугой сатаны. Подобное изображение змеев на иконе Крещения довольно редко и, вероятнее всего, перекликается с балканской традицией изображения змей (драконов) на иконостасе. А вот сами иконостасы со змеями, напротив, в Греции или Сербии чрезвычайно распространены.
Под крестом драконы теперь традиционно держат на себе иконы Богородицы и апостола Иоанна, стоявших у Креста на Голгофе. Таким образом христианские святые выступили в роли стражей, о которых см.ниже.

Обычно драконы там присутствуют либо в качестве детали самого тела иконостаса (иногда замаскировавшись под волюты — декоративные завитушки), либо в качестве подножия креста, венчающего иконостас.
Классическое навершие иконостаса в восточно-средиземноморской традиции. Эти гады могут притвориться змеями, рыбами, дельфинами, растительным орнаментом, но если приглядеться, это всё те же драконы.
И тут мы плавно переходим к следующей версии:
Змеи — стражи Древа жизни (кем бы они ни представлялись). В ряде древнейших культур (даже тех, что никак не повлияли на христианство) существует представление о некоем Древе жизни или Мировом древе. Это такое божество хтонического же характера, олицетворяющее жизнь вообще и плодородие в частности.
Традиционные изображения Древа жизни предполагают наличие двух его стражей (на роль которых драконы вполне годятся!). Но в ассирийской культуре, например, ими были два неких крылатых гения.
Фрагмент изображения на бронзовом шлеме (VIII в. до Р.Х.) Древо жизни в культуре Урарту изображалось на стенах крепостей и доспехах воинов. Возможно, именно из-за своего обязательного атрибута — пары мощных защитников, способных отогнать любого агрессора.
Формируя собственную культуру, христианство всегда смело заимствовало из других культур атрибуты, символы, традиции, понятия и т.д., переосмысливая их в собственном контексте. Соответственно, в христианстве древом жизни в силу понятных причин называется Крест Господень. Но как были переосмыслены стражи древа жизни? А вот посмотрим в следующий раз.
В руке у патриарха напрестольный крест в образе древа жизни вечной, с двумя гадами-охранниками. Посох, заметьте, тот самый — митрополита Петра. Потому что это фото с интронизации, когда новому патриарху он вручается как наследнику первого московского святителя, а так-то посох обычно в Оружейной палате хранится.
ОкончаниеTags: артефакты, интересно же

Церемония передачи патриарху Кириллу символов посоха


Источник
Жезл и Посох.
Патриарший жезл является внешним отличительным знаком Патриаршего сана. Жезл патриарха — это посох с рукояткой. Разновидностью жезла, употребляемого вне богослужения, является посох. Жезл служит «знаком власти над подчиненными и законного управления ими». Также жезл является символом апостольского преемства.
Архипастырский жезл имеет также сулок (четырехугольный вдвое сложенный плат). Только Святейший Патриарх Московский и всея Руси может употреблять за богослужением жезл без сулка и входить с ним в алтарь через Царские врата.(Из «Положения о наградах Русской Православной Церкви»).
Одна из святынь Русской Православной Церкви — посох митрополита Петра, который в 1308 году Константинопольский Патриарх Афанасий вручил свт. Петру, посвящая его в архиерейский сан. Деревянный посох митрополита Петра хранится как музейный экспонат в Оружейной палате Московского Кремля.

Посох митрополита Петра (ХIV век). Посох митрополита Петра является непременным атрибутом интронизаций предстоятелей РПЦ. Посох передавали в руки Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II — в день его интронизации 10 июня 1990 года. Во время интронизации Патриарха Кирилла (16-го Патриарха), состоявшейся 1 февраля 2009 года Посох митрополита Петра также был привнесен из Оружейной палаты в Храм Христа Спасителя.
Отметим, что посох вручается каждому епископу при посвящении. В древние времена Византийскому Патриарху посох передавал сам император. Первоначально, епископский жезл, подобно пастушескому посоху, имел изогнутую верхнюю частью. Позже верхняя часть посоха приобрели форму, напоминающую якорь, с верхней перекладиной, концы которой были слегка загнуты вниз. Корабль (ковчег) — символ христианства, а якорь — символизирует надежду на Бога.
Каждая из частей посоха имеет и символическое, и функциональное назначение. Латинская поговорка об архиерейском посохе гласит:
«Загнутый верх привлекает, собирает;
прямая часть правит, держит;
наконечник казнит»
Источник
Митрополит Петр (ум. 1326) — митрополит Киевский и всея Руси, первый из митрополитов Киевских, имевших (с 1325 г.) постоянное местопребывание в Москве. Именуется Ратенским.
Канонизирован Русской церковью как святитель, память совершается:
24 августа (7 сентября),
5 (18) октября (Собор Московских святителей),
21 декабря (3 января),
третья неделя по Пятидесятнице (Собор Галицких святых).
Патриарх Константинопольский Афанасий I с Синодом возвёл на Киевскую и всея Руси митрополию Петра, передав ему святительские облачения, жезл и икону, привезённые Геронтием. По возвращении на Русь в 1308 году митрополит Петр в течение года пребывал в Киеве, но беспокойства, угрожавшие этому городу, заставили его, по примеру предшественника его, Максима, жить во Владимире на Клязьме, куда он и переехал в 1309 году.
В 1325 году святитель Пётр по просьбе великого князя Ивана Даниловича Калиты (1328—1340) перенес митрополичью кафедру из Владимира в Москву. Это событие имело важное значение для всей Русской земли. Святитель Петр пророчески предсказал освобождение от татарского ига и будущее возвышение Москвы как центра всей России.
По желанию и совету святителя Петра великий князь Иван Данилович Калита заложил в 1326 году, августа 4-го, в Москве на площади первую церковь каменную во имя Успения Пресвятой Богородицы. «Если ты», — сказал святитель великому князю, — «успокоишь старость мою и возведешь здесь храм Богоматери, то будешь славнее всех иных князей, и род твой возвеличится, кости мои останутся в сем граде, святители захотят обитать в оном, и руки его взыдут на плещи врагов наших». Святой митрополит собственными руками построил себе каменный гроб в стене этого храма и желал видеть строительство оконченным, но церковь Успения была освящена после кончины святителя, в 1327 году, 4 августа.
21 декабря 1326 года святитель Петр отошёл к Богу. Святое тело Первосвятителя было погребено в Успенском соборе в каменном гробу, который он сам приготовил.

Епископский жезл, или посох, таким образом, с одной стороны, воплощает идею странничества, проповедничества, а с другой — является символом пастырства, мудрого руководства и власти.

Посох вручается каждому епископу при посвящении. Византийскому патриарху его передавал сам император. Вначале форма епископского жезла была подобна пастушескому посоху — с изогнутой верхней частью. Затем появились посохи с верхней перекладиной, концы которой были слегка загнуты вниз, что делало их похожими на якорь. Дело в том, что еще один очень распространенный символ христианства — это корабль. Он означает Церковь, которая в мире подобна надежному кораблю, с чьей помощью мы можем переплыть неспокойное море нашей жизни. Якорь этого корабля — надежда на Бога.

Жезл, которым епископ пользуется во время богослужения, издревле было принято украшать драгоценными камнями, узорами, инкрустациями. Повседневные посохи епископов гораздо скромнее. Обычно это длинные деревянные палки с набалдашником из резной кости, дерева, серебра или другого металла. Такое отличие существует потому, что по каноническим правилам епископам и другим священнослужителям запрещается в быту украшать себя дорогими и яркими одеждами и предметами. Торжественность и пышность уместны только за богослужением.

Особенностью русских архиерейских жезлов является сулок — два платка, вложенных один в другой и привязанных к жезлу у верхней перекладины рукояти. Сулок возник из-за русских морозов, во время которых приходилось совершать крестные ходы. Нижний платок при этом должен был предохранять руку от прикосновения к холодному металлу жезла, а верхний ‑ от внешнего холода.

Есть мнение, что благоговение пред святыней этого символического предмета побуждало русских иерархов не касаться его обнаженной рукой, так что сулок может считаться также знамением божией благодати, покрывающей человеческие немощи епископа в великом деле управления Церковью и в пользовании богодарованной властью над ней.

Сегодня жезл без сулка — исключительная привилегия Патриарха. Также особенностью Патриаршего богослужения является право Патриарха входить с жезлом в алтарь через Царские Врата, тогда как другие архиереи, входя в алтарь, отдают жезл иподиакону, который держит его в руках, стоя справа от Царских Врат.

Одна из главных святынь Русской Церкви, символ российских первосвятителей – посох митрополита Петра. Деревянный посох митрополита Петра (ХIV век) хранится как музейный экспонат в Оружейной палате Московского Кремля. Он является непременным атрибутом интронизаций предстоятелей РПЦ. Дважды этот раритет из Оружейной палаты передавали в руки Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II – в день его интронизации 10 июня 1990 года и на богослужение по случаю 70-летия со дня рождения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *