Постриг

По ударении в малое древо, начинающим братиям часы, приводим бывает в церковь екклисиархом и своим старцем много время в монастырстем искусе и старчестем послушании добре пребывый, хотяй пострищися, и ставше посреде церкве, покланяются обычно, потом же абие шедше ко игумену и поклоншеся, лобызают десницу его, и вземше благословение от него, творят поклонения три до земли прямо Святых врат, таже лобызают святыя иконы, и паки ставше пред Святыми враты, покланяются единощи до земли, и обращшеся к ликом, такожде творят по единому поклонению. Абие же посем изшедшым им в притвор, новоначальный отлагает обычную свою одежду, и сапоги, и хитон, и облачается во власяницу едину точию.

Вестно же буди, яко подобает всяко пострищися хотящему в первых, прежде даже приити ему в церковь, исповедати вся грехи своя пред духовником, и от него совершенное прияти разрешение, и готову быти ко причащению Пресвятых Таин Тела и Крове Христовы. Сице бо повелевает божественный Дионисий Ареопагит, в книзе своей о священноначалии церковнем, во главе 6, и тайне иноческаго совершения.

Наченшей же ся Божественней литургии, стоит в притворе, певаемым же обычным антифоном, по входе со Евангелием чтется кондак дневный на Славе, на И ныне же поется тропарь сей, глас 1.

Подобен: Гроб Твой, Спасе:

Обятия Отча отверсти ми потшщися, блудно мое иждих житие, на богатство неиждиваемое взираяй щедрот Твоих, Спасе, ныне обнищавшее мое не презри сердце. Тебе бо, Господи, во умилении зову: согреших, Отче, на небо и пред Тобою.

Сему же поему, братия вси исходят в притвор, и вземше свещы, пред’идут два два, тихо поюще вышеписанный тропарь, хотяй же пострищися созади послежде всех между старцем и екклисиархом, и во единей власянице токмо, не опоясан, не обувен, и главою откровенною идет, руце имый согбенне к персем аки связане, вшед же в церковь, покланяется главою низко к востоку единощи, таже пришед пред амвон, паки покланяется такожде, пред святыя же врата пришед, пад на землю ниц лежит, моляся в себе прилежно Господеви о прощении своих грехов, и о еже прияти его в чин кающихся.

По скончании же пения тропаря, настоятель велегласно

глаголет к лежащему:

Бог милосердый, яко Отец чадолюбивый, зря твое смирение и истинное покаяние, чадо, яко блуднаго сына приемлет тя кающагося и к Нему от сердца припадающаго.

И абие преклонься воздвизает ниц лежащаго, взем под десную руку. Он же востав и стоя, просто, долу зря и руце согбенне к персем имый, покланяется главою благоговейно к божественному олтарю.

Игумен же вопрошает его, глаголя:

Что пришел еси, брате, припадая ко святому жертвеннику, и ко святей дружине сей?

Он же кланяяся отвещавает:

Желая жития постническаго, честный отче.

Вопрошает его паки игумен:

Желаеши ли сподобитися ангельскому образу, и вчинен быти лику инокующих?

Он же отвещавает:

Ей, Богу содействующу, честный отче.

Игумен же глаголет:

Воистинну добро дело и блаженно избрал еси, но аще и совершиши е: добрая бo дела трудом стяжаваются, и болезнию исправляются.

Абие же оглашает его игумен сицевыми словесы, глаголя:

Отверзи твоего сердца yшeca, о брате, и услыши глас Господень глаголющь: Приидите ко Мне, вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы; возмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашым. Ныне убо, противу коемуждо вопрошению, подобающий ответ со страхом и радостию отдаждь Богу, известно же веждь, яко Сам Спаситель наш, со Препетою Своею Материю, и святыми Ангелы, и всеми святыми Своими зде прииде, внушая исходящая от Тебе словеса: да егда приидет судити живым и мертвым, воздаст тебе, не по емуже имаши обещатися и исповедати, но по емуже аще сохраниши, яже исповеси. Темже ныне, аще воистинну приступаеши к Богу, со всяким вниманием отвещай нам, противу ихже нами вопрошен быти имаши.

И абие посем вопрошает его, глаголя:

Вольным ли своим разумом, и вольною ли своею волею, приступаеши ко Господу?

Отвещает: Ей, Богу содействующу, честный отче.

Вопрошает: Не от некия ли нужды, или насилия?

Отвещает: Ни, честный отче.

Вопрошает: Отрицаеши ли ся мира и сущих в мире по заповеди Господней?

Отвещает: Ей, честный отче.

Вопрошает: Пребудеши ли в монастыри сем, или в немже ти от святаго послушания повелено будет, и в постничестве, даже до последняго твоего издыхания?

Отвещает: Ей, Богу содействующу, честный отче.

Вопрошает: Сохраниши ли ся в девстве и целомудрии и благоговении даже до смерти?

Отвещает: Ей, Богу содействующу, честный отче.

Вопрошает: Сохраниши ли даже до смерти послушание ко игумену и ко всей о Христе братии?

Отвещает: Ей, Богу содействующу, честный отче.

Вопрошает: Пребудеши ли до смерти в нестяжании и вольней Христа ради во общем житии сущей нищете, ничтоже себе самому стяжавая, или храня, разве яже на общую потребу, и се от послушания, а не от своего произволения?

Отвещает: Ей, честный отче, пребуду Богу споспешствующу.

Вопрошает: Приемлеши ли вся иноческаго общежительнаго жития уставы, и правила от святых отец составленная, и от настоятеля тебе подаемая?

Отвещает: Ей, честный отче, приемлю, и с любовию лобызаю я.

Вопрошает: Претерпиши ли всякую тесноту, и скорбь иноческаго жития, Царствия ради Небеснаго?

Отвещает: Ей, Богу споспешствующу, честный отче.

Посем игумен глаголет к нему оглашение сие:

Виждь, чадо, какова обетования даеши Владыце Христу, Ангели бо предстоят невидимо, написующе исповедание твое сие, о немже и истязан будеши во Второе Пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Сказую убо ти совершенное житие, в немже по подобию Господне жительство является, засвидетельствуя яже подобает ти приимати и ихже подобает отбегати; се бо предложил еси, чадо, еже приступити и работати Господеви. Аще убо хощеши инок быти, прежде всех очисти себе от всякия скверны плоти и духа, совершая святыню в страсе Божии, стяжи смиреномудрие, имже наследник будеши вечных благ, отложи житейскаго обычая шатание, послушание имей ко всем, безроптив буди в заповеданных ти службах, в молитве терпелив, во бдениих неленостив, во искушениих не печалуй, в постех не разслабляйся, веждь же, яко молитвою и постом подобает ти умолити Бога, в немощех не пренемогай, поразумевай же лукавыя помыслы: не имать бо престати враг, предлагая тебе память перваго жития мирскаго и ненависть к добродетельному жительству. Подобает убо тебе наченшу путь, ведущий в Царство Небесное, не возвратитися вспять, не будеши бо управлен в Царство Небесное. Да не предпочтеши убо чего паче Бога, да не возлюбиши ниже отца, ниже матерь, ниже братию, ниже коего от своих, ниже сам себе возлюбиши паче Бога, ниже царствия мира, или упокоения коеголибо буди, или чести. Нищеты да не отвращаешися, но в ней до смерти да пребываеши, ни озлобления, ни уничижения человеческаго, ниже инаго чесого, еже непщевати будеши быти неудобно, и возбранен будеши тещи за Христом, но присно взирай на яже во упованиих по Бозе живших благая, и вся от века помышляй мученики и преподобныя, иже многими поты и труды, и безчисленными кровьми и смертьми сия стяжаша. Над вся же сия, всегда во уме своем имей спасительныя страсти и животворную смерть Господа нашего Иисуса Христа, яже волею спасения нашего ради претерпе, яко да и ты вся беды иноческаго жития и тесноту сладце Его ради претерпиши. Трезвися убо во всем, злопостражди яко добрый воин Христов: Сам бо Господь и Бог наш, богат сый в милости, нас ради обнища, яко да мы обогатимся Царствием Его. Подобает убо и нам подражателем Его быти, и Его ради вся претерпети, преспевающым в заповедех Его день и нощь. Сам бо Господь рече: аще кто хощет в’след Мене ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и в’след Мене да идет, еже есть готову присно быти, даже до смерти, на всякое исполнение заповедий Его. Ибо алкати имаши и жаждати, досаду же под’яти и укоризну, поношение же и гонение, и инеми многими отяготитися скорбьми, имиже сущий по Бозе живот начертавается. Егда же сия вся постраждеши, радуйся, рече Господь, яко мзда твоя многа есть на небесех; Емуже слава во веки. Аминь.

Вопрос: Сия вся тако ли исповедаеши упованием силы Божия, и в сих обетех пребывати обещаеши ли ся даже до кончины живота твоего, благодатию Христовою?

Ответ: Ей, Богу содействующу, честный отче.

По сих же абие игумен глаголет к нему сие:

Всещедрый убо Бог и Многомилостивый, пречистыя утробы Своея неизследимыя благости отверзаяй всякому приходящему к Нему с желанием и любовию теплою, рекий: аще бы и жена забыла изчадие свое, Аз же не забуду тебе, и твое ведый желание, и ко предложению твоему прилагая сущую от Него силу ко исполнению Своих заповедий, да восприимет, и об’имет, и защитит, и да будет ти стена тверда от лица вражия, камень терпения, утешения вина, крепости податель, благодушия снискание, мужеству сподвижник, возлегая и востая с тобою, услаждая и веселя сердце твое утешением Святаго Своего Духа, сподобляя тя и части святых и преподобных отец наших Антониа, Евфимиа, Саввы, и Антониа и Феодосиа Печерских, Сергиа Радонежскаго и всех прочих преподобных отец, во иночестве Христови благоугодивших (о женах же: святыя первомученицы Феклы, Евпраксии, Олимпиады, и всех прочих преподобных матерей, во иночестве Христови благоугодивших), с нимиже и ты Царство Небесное да наследиши, о Христе Иисусе Господе нашем; Емуже слава и держава, Царство и сила, со Отцем и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков.

Братия: Аминь.

По сих же преклоншу новоначальному главу, и диакону рекшу: Господу помолимся. И братиям: Господи, помилуй.

Полагает настоятель верху главы его книгу, и чтет

молитву сию во услышание всем:

Господи Боже наш, достойных Тебе быти узаконивый, житейская вся оставльших, и сродники и други, и последовавших Тебе: приими и раба Твоего сего, имярек, отвергшагося всех сих, по святым Твоим заповедем, и настави его на истину Твою, припадающаго Ти неуклонно: огради его силою Святаго Твоего Духа, во еже не мощи действовати над ним всякой сопротивней козни, терпение ему даруя ко благоугождению Твоему выну, молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и всех святых, от века Тебе благоугодивших.

Яко благословися и прославися пречестное и великолепое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков.

Братиям же рекшим: Аминь.

Диакон абие полагает ножницы на святем Евангелии, игумен же глаголет: Мир всем. Диакон: Главы ваша Господеви приклоните. Братия: Тебе, Господи.

Игумен же чтет молитву сию:

Господи Боже наш, упование и прибежище всем уповающым на Тя, различныя пути спасения нам показавый вочеловечением Христа Твоего, приими раба Твоего, имярек, оставльшаго мирския похоти, и себе принесшаго Тебе Владыце жертву живу, благоугодну, отими от него всякую плотскую похоть, и безсловесная приимания, яко да отложением нечувственных власов соотложит и безсловесныя мысли же и деяния, и сподобится прияти иго Твое благое и легкое Твое бремя, и взяти крест, и последовати Тебе Владыце. Соблюди его во Твоей святыни, и даруй ему предложение благое в соблюдении святых Твоих заповедий, сочетавая его во время благопотребно лику избранных Твоих; благодатию и человеколюбием Единороднаго Сына Твоего, с Нимже благословен еси, со Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков.

Братиям же рекшым: Аминь.

Настоятель простер десницу свою ко святому Евангелию, глаголет:

Се Христос невидимо зде предстоит: виждь, яко никтоже тя принуждает приити к сему образу, виждь, яко ты от своего произволения хощеши обручение великаго ангельскаго образа.

Отвещает:

Ей, честный отче, от своего произволения.

По отвещании же настоятель, показуя десницею на ножницы,

глаголет трижды:

Возми ножницы и подаждь ми я.

По коемждо изречении, трижды новоначальный, взем ножницы, подает я настоятелю, лобызая десницу его. Он же взем на святем Евангелии

полагает я, и глаголет к нему:

Се от руки Христовы премлеши я: виждь, Кому обещаваешися, и к Кому приступаеши, и кого отрицаешися.

Взем же настоятель ножницы от святаго Евангелия,

паки конечнее глаголет:

Благословен Бог, хотяй всем человеком спастися и в познание истины приити, Сый благословен во веки веков.

Братия: Аминь.

Абие же настоятель постризает верх главы его крестообразно, глаголя:

Брат наш, имярек, постризает власы главы своея, в знамение отрицания мира, и всех яже в мире, и во отвержение своея воли и всех плотских похотей, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

Братия же поют трижды: Господи, помилуй.

Настоятель же, десницею коснувся власяницы, еюже одеян есть новоначальный, и держа за ню, глаголет:

Брат наш, имярек, облачится в хитон вольныя нищеты и нестяжания, и всяких бед и теснот претерпения, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

И знаменает его крестообразно, он же лобызает власяницу и десницу настоятелеву, братия же поют трижды: Господи, помилуй.

Настоятель же, взем параман и крест и держа я шуйцею, глаголет:

Брат наш, имярек, приемлет параман во обручение ангельскаго образа, во всегдашнее воспоминание благаго ига Христова взятия на себе, и легкаго бремени его ношения, и во обуздание и связание всех похотей плоти своея; приемлет же и знамение креста Господня на своя перси, во всегдашнее воспоминание злострадания и уничижения, оплевания, поношения, ран, заушения, распятия и смерти Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, яже волею нас ради претерпе, и во еже по елику мощно сия подражати тщатися, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

И знаменав я десницею крестообразно, возлагает на рамена и перси новоначальнаго, братиям поющым трижды: Господи, помилуй.

Посем взем рясу, глаголет:

Брат наш, имярек, облачится во одежду веселия и радости духовныя, во отложение и попрание всех печалей и смущений от бесов, от плоти и от мира находящих; во всегдашнее же его о Христе веселие и радование, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

И знаменав десницею рясу, облачит ею новоначальнаго, братиям поющым трижды: Господи, помилуй.

Взем же усмяный пояс и держа и шуйцею, глаголет:

Брат наш, имярек, препоясует бедре свои силою истины, во умерщвление тела и обновление духа, в бодрость же и опасство, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

Десницею же знаменав его, препоясует им новоначальнаго, поющым братиям трижды: Господи, помилуй.

Посем взем мантию и держа ю шуйцею, глаголет:

Брат наш, имярек, облачится в ризу спасения и в броню правды, во еже ошаяватися от всякия неправды, и со тщанием своего разума измышления и своея воли мудрования отлагати, смерти же память всегда во уме своем имети, распята же себе быти мирови вменяти, и мертва на всякое дело зло имети, жива же присно на всяку добродетель Христови неленостно представляти, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

Десницею же знаменав ю, облачит новоначальнаго, братиям поющым трижды: Господи, помилуй.

Таже взем клобук и держа его шуйцею, глаголет:

Брат наш, имярек, приемлет шлем спасения и непостыднаго упования, во еже мощи ему стати противу всем кознем диавольским и покрывает главу свою покрывалом смирения и всегдашняго послушания, в знамение духовнаго любомудрия, и во еже отвратити очи свои еже не видети суеты, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

И благословив и, покрывает главу новоначальнаго, поющым братиям трижды: Господи, помилуй.

Взем же сандалия и шуйцею держа я, глаголет:

Брат наш, имярек, обувается в сандалия, во уготование благовествования мира, во еже скору быти ему и тщаливу на всякое послушание и на всяко дело благое, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

Десницею же благословив, обувает его, братиям поющым трижды: Господи, помилуй.

По сих же приим вервицу и шуйцею держа ю, глаголет:

Приими, брате, имярек, мечь духовный, иже есть глагол Божий, ко всегдашней молитве Иисусове, всегда бо имя Господа Иисуса во уме, в сердцы и во устех своих имети должен еси, глаголя присно: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

И благословив вервицу десницею, подает новоначальному, поющым братиям трижды: Господи, помилуй. Он же приемля, лобызает вервицу и десницу настоятелеву.

Настоятель же, взем ручный крест и держа и десницею, глаголет:

Приими, брате, имярек, щит веры, крест Христов, в немже возможеши вся стрелы лукаваго разжженныя угасити, и памятствуй всегда, яко рече Господь: иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и последует ми; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

И знаменав новоначальнаго крестом крестообразно, подает ему; он же, приемля десною рукою, лобызает крест и десницу настоятелеву, братия же поют трижды: Господи, помилуй.

Наконец же, взем свещу горящую, настоятель подает глаголя:

Приими, брате, свещу сию, и виждь, яко отселе должен еси чистым и добродетельным житием, и благими нравы, свет быти миру. Рече бо Господь: тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, иже на небесех; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

Новоначальный же, взем свещу, лобызает десницу его.

По всех же сих, десницею благословляя новоначальнаго,

настоятель глаголет:

Брат наш, имярек, восприял есть обручение ангельскаго образа, и оболкся есть во вся оружия Божия, во еже мощи ему победити всю силу и брани начал и властей и миродержителей тмы века сего, духов злобы поднебесных, во имя Отца и Сына и Святаго Духа; рцем вси о нем: Господи, помилуй.

Братия же вси поют трижды: Господи, помилуй.

Таже диакон глаголет: Господу помолимся.

Братия же: Господи, помилуй.

Настоятель же чтет молитву сию:

Господи Боже наш, введи раба Твоего сего, имярек, в духовный Твой двор и сопричти его словесному Твоему стаду, очисти его мудрование от плотских похотей и тщетныя прелести жития сего, и даждь ему незабытно памятовати уготованная благая любящым Тя и распеншым себе житию сему, Царствия ради Твоего. Ты бо еси Пастырь и Посетитель душ наших, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков.

Братия глаголют: Аминь.

И аще литургия Божественная совершается, тогда служай иерей, абие по конечней молитве пострига, возглашает: Яко свят еси, Боже наш: Лицы же поют: Святый Боже: Прокимен же пострижения и Апостол и Евангелие по дневнем абие чтутся, прочее же божественная служба совершается вся по ряду обычно. Причастившу же ся новоначальному Божественным Таинам Тела и Крове Господни, по заамвонней молитве и по: Благословлю Господа, братия поют стихиру сию, глас 1:

Познаим, братие, таинства силу, от греха бо ко отеческому дому востекшаго блуднаго сына Преблагий Отец пред’усрет лобзает, и паки Своея славы познание дарует, и таинственное Вышним совершает веселие, закалая тельца упитаннаго, да и мы достойно сожительствуем заклавшему Человеколюбному Отцу, и славному Заколению, Спасу душ наших.

Поему же сему братия вси, два два, приходяще по ряду, целуют крест и новоначальнаго брата, вопрошающе его сице: Что ти есть имя, брате? Новоначальный же отвещает, поведая свое новое имя, глаголя: Антоний, или иное, каковем либо ново именован будет. Братия же, кийждо их кланяяся, и отходя, глаголет к нему: Спасайся во ангельстем чине. По скончании же пения бывает отпуст.

Аще же кроме литургии сие бывает, абие по молитве конечней ектению сию диакон глаголет:

Миром Господу помолимся.

Братия: Господи, помилуй.

О свышнем мире и спасении душ наших, Господу помолимся.

О мире всего мира, благостоянии святых Божиих Церквей и соединении всех, Господу помолимся.

О брате нашем, имярек, и яже от Бога покрове и помощи ему, Господу помолимся.

О еже без порока, неосужденно и непреткновенно исправити ему намерение монашескаго образа, Господу помолимся.

О еже пребыти ему во всяком благочестии и благоговении и чистоте, Господу помолимся.

О еже отложити ему ветхаго человека, и облещися в новаго по Бозе созданнаго, Господу помолимся.

О оставлении и прощении грехов его, Господу помолимся.

О еже избавитися ему и нам от всякия скорби, гнева и нужды, Господу помолимся.

Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, со всеми святыми помянувше, сами себе и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим.

Братия: Тебе, Господи.

Иерей:

Яко свят еси, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков.

Братия: Аминь.

И поют: Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся. Аллилуиа.

Диакон: Вонмем.

Настоятель: Мир всем. Чтец: И духови твоему.

Диакон: Премудрость, вонмем.

Чтец: Прокимен, глас 3

Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся?

Стих: Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся?

Диакон: Премудрость.

Чтец: Ко Ефесеом Послания святаго апостола Павла чтение.

Диакон: Вонмем.

Чтец же чтет апостол ко Ефесеом, глава 6, зачало 233:

Братие, возмогайте во Господе и в державе крепости Его, облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавольским, яко несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным. Сего ради приимите вся оружия Божия, да возможете противитися в день лют и вся содеявше стати. Станите убо препоясани чресла ваша истиною, и оболкшеся в броня правды, и обувше нозе во уготование благовествования мира, над всеми же восприимше щит веры, в немже возможете вся стрелы лукаваго разжженныя угасити, и шлем спасения восприимите, и мечь духовный, иже есть глагол Божий.

Настоятель глаголет: Мир ти. Чтец: И духови твоему. Диакон: Премудрость, вонмем.

Чтец, псалом Давидов, Аллилуиа.

Стих: Сей нищий воззва, и Господь услыша и, и от всех скорбей его спасе и.

Диакон:

Премудрость, прости, услышим святаго Евангелиа.

Настоятель: Мир всем. Братия: И духови твоему.

Настоятель: От Матфеа святаго Евангелия чтение.

Диакон: Вонмем.

Настоятель же чтет Евангелие от Матфеа, глава 10, зачало 39 и 43:

Рече Господь: иже любит отца, или матерь паче Мене, несть Мене достоин, и иже любит сына, или дщерь паче Мене, несть Мене достоин, и иже не приимет креста своего, и в’след Мене грядет, несть Мене достоин. Приидите ко Мне, вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Возмите иго Мое на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашым, иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть.

По Евангелии же диакон глаголет ектению сию:

Помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей, молим ти ся, услыши и помилуй.

Еще молимся о оставлении и прощении грехов раба Божия, имярек.

Настоятель же возглашает:

Яко Милостив и Человеколюбец Бог еси, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков.

Братия: Аминь.

И абие братия целуют крест и новопостриженнаго, поют же стихиру вышеписанную: Познаим, братие, таинства силу: И по стихире диакон глаголет: Премудрость. Братия же: Честнейшую Херувим:

Настоятель: Слава Тебе, Христе Боже, упование наше, слава Тебе.

Братия: Слава, и ныне: Господи, помилуй, трижды. Благослови.

Настоятель же отпуст:

Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, и святых славных и всехвальных апостол, и преподобных и богоносных отец наших Антониа и Феодосиа Печерских, и прочих в постничестве просиявших, и всех святых Своих, спасет и помилует нас, яко Благ и Человеколюбец.

Ведати же подобает, яко таковый новопостриженный инок должен есть приседети в церкви дний пять, упражняяся от всякаго дела, кроме чтения, аще умети будет, в духовных же размышлениих и во умней молитве пребывая.

Здравствуйте уважаемые.
Уверен, что не раз и не два, Вы, читая различные исторические книги об истории сталкивались с такой фразой как «пострижен в монахи (-ини)» или уж тем более «насильно пострижен». Сталкивались ведь, верно? Самый яркий пример — тот же дипломат, военачальник и боярин Фёдор Никитич Романов, которого силой заставили стать монахом, и который впоследствии стал 3 Патриархом Руси, а его сын Михаил — первым царем из династии Романовых. ну или несчастная первая жена Петра I Евдокия Лопухина.
А Вам было интересно, что за постриг такой и как именно он проходит? Мне вот — да. Поэтому я сегодня немного расскажу об этом. Если не интересно — дальше лучше и не читать. А кто глубоко погружен в тему (а я знаю, что среди моих френдов таковые имеются), то прошу подправлять, если в чем-то и где-то ошибусь.
Итак, пострижение — это это очень древняя процедура в христианстве (да и не только в нем, как мы посмотрим чуть погодя). Причем, иногда имеющая, так сказать, внешнее проявление. Вплоть до 1973 года любой католический священник или монах выбривал себе макушку головы и подобная прическа называлась тонзура. Уверен, Вы видели подобное в кино, иллюстрациях к книгам, а может быть и даже лично. Выглядело это примерно вот так вот:
ну или так:
Интересно, что где-то до середины 17 столетия и у нас в Православии что-то подобное было. Только называлось гуменцо
Одна из русских икон.
Никто не скажем с чем именно была связано такая традиция и столь странный метод прически. Практиковаться в христианской церкви это началось где-то с 3-4 века и связано, скорее всего, с жертвенностью Богу. Волосы всегда носили сакральный и мистический характер — это знак величия человека и его красоты. Лишиться волос — лишиться силы и удачи (вспомним хотя бы библейский мотив с Самсоном). Добровольное же острижение части волос — это жертва Богу свой красоты и удачи, ради служения ему и восславления его. Думаю, как то так..
Однако в Православии от подобного отошли очень давно.
Самсон и Далила.
Именно православная традиция нас интересует больше всего, ибо напрямую связано с отечественной историей. Все течет, все меняется, и даже такой консервативный институт как Церковь, вносит изменения в свои, казалось установленные веками, процедуры.
Начнем с того, что насколько я понимаю, ныне под постригом подразумевается не одна а целых 5 процедур, которые несколько отличаются и по смыслу и по значению. главное в том, что сейчас «насильно постричь» больше невозможно. В принципе 🙂

Е.Ф. Лопухина
Первые 2 из этих процедур Вы, наверняка, видели воочию. При крещении и сразу же после миропомазания священник срезает часть волос с особыми молитвами. То же самое происходит во время постановки в чин кого то из младшего клира, например чтеца.
Третий уровень — это уже серьезно. Это так называемый иноческий постриг. Инокини обоего пола на этом уровне называются рясофоры. Это самый первый, начальный уровень монашества. Человек осознано переходи из статуса послушника в статус инока (-ини). Происходит процедура примерно так:
При посвящении новоначальных, после чтения покаянных тропарей и молитв о постригаемом, совершается крестообразное Пострижение посвящаемого, с произнесением слов: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа». Далее постриженный облачается в рясу и камилавку. Этот обряд называется «последованием в одеяние рясы и камилавки».Про камлавку мы с Вами говорили вот тут вот: http://id77.livejournal.com/204223.html
Следующий уровень — это мантийный или по-иному малая схима. Принимая постриг и обеты малой схимы, человек полностью отрекается от мирской жизни и становится монахом. Напомню, что про чины монашества мы говорили вот тут вот немного: http://id77.livejournal.com/206372.html
На этом этапе неофит получает новое имя (как бы рождаясь заново) и даёт четыре монашеских (аскетических) обета:
Послушания (отказ от своей личной воли и послушание духовнику);
Безбрачия (или целомудрия);
Нестяжания (нищеты, или отказа от владения личной собственностью);
Непрестанной молитвы.
Тут особая процедура — более сложная. Постриг проводит игумен, который испытывает желание постригаемого служить Богу троекратным повелением подать ножницы и двукратным отвержением их. Каждый раз постригаемый смиренно подает их и целует руку игумена. Приняв ножницы в третий раз, игумен крестовидно постригает посвящаемого и нарекает ему новое имя, знаменуя тем окончательное отречение постригаемого от мира.
После этой процедуры монаха торжественно облачают в хитон, параман, пояс, рясу, паллий, клобук, сандалии и дают в руку чётки (обо всем этому мы с Вами уже говорили).
Самая последняя стадия пострижение — это так называемая Великая Схима или же Великий ангельский образ. Не во всех Православных церквях она есть, но в РПЦ существует. Это крайняя степень аскезы и послушания Богу. В древности и вовсе еще один обет давали — вселиться в затвор, сиречь закрыться в одинокой пещере как в гробу и тем самым полностью умереть для мира, оставшись с единым Богом. Ныне все немного попроще, но чаще всего, те, кто принял Великую Схиму обычно живут отдельно ото всех и не занимаются никакими послушаниями, кроме непрестанной молитвы.
Помните, как там было у Бориса Акунина в одном из его самых лучших произведений «Пелагия и Черный Монах»? Вот как то так…
Процедура Большой схимы более длительная и торжественная. Великосхимнику (так их иногда называют) дают еще одно монашеское имя (как бы еще одного небесного покровителя) и облекается в великосхимнические одежды (куколь и параман)о коих мы уже говорили вот тут вот: http://id77.livejournal.com/212384.html
Так что насильно ныне не пострижешь, а вот расстрижение можно получить очень даже легко. Это самое жестокие прещение (наказание) в Русской православной церкви. Правильнее говорить, не расстрижение, а извержение из сана. Просто в давние времена процедура выглядела примерно так: что по прочтении изверженному лицу указа о присуждении его к лишению духовного сана, с него снимали усвоенные этому сану одежды — рясу, подрясник, камилавку, клобук и т. д., остригали у него волосы на голове и бороду, облачали в простое мирское платье и отнимали «ставленую грамоту» (документ-свидетельство о рукоположении в священство).Весь процесс мог происходить в храме, под возгласы «Анаксиос!» («недостоин!») или же в консистории(епархиальное управление), в завершение чего расстриженного священнослужителя жезлом изгоняли из храма или из консистории. В Российской империи такой священнослужитель в обиходе назывался расстригой и подвергался значительному поражению в гражданских правах в течение многих лет после извержения из сана. Отсюда и выражения «поп-расстрига» или расстрижение.
Филарет (А. Денисенко)
Суть в острижении волос с бороды есть определенная традиция. Насколько я понимаю, дело в том, что в верованиях русского народа, Господь Бог будет забирать на небо женщин и девок хватая за косу, а мужчин за бороду. Вот поэтому такой скрежет зубовный стоял про Петре Великом, которого считали Антихристом в том числе и за то, что он заставлял бороды брить.
Ныне же, все это упрощено, и никто никому бороду не отстригает. Поэтому то и название ныне извержение из сана. Хотя по традиции часто таких священников называют расстригами. С точки зрения РПЦ (и это весомо в Христианской церкви) таковым расстригой является Филарет (А. Денисенко) ныне возглавляющий УПЦ Киевского патриархата. Георгий Гапон тоже был расстригой. Вот как то так…

Г. Гапон
Но самое забавное, что постриг связан не только с христианством, о чем мы уже начали говорить в начале этого поста. В Древней еще дохристанской Руси, постригали молодых благородных мальчиков (обычно в возрасте 4-5 лет) — и это было, своего рода, посвящение в будущего воина.
Надеюсь, Вам было интересно.
Приятного времени суток.

Tags: Православие, Религии мира

Тонзура Тонзура (лат. tonsura) — остриженное место на макушке у католическихдуховных лиц, символ отречения их от мирских интересов. С давних порсуществовал обычай, по которому кающиеся остригали себе голову наголо;затем этот обычай переняли монахи, а в VI в. и все христианские духовныелица; это было узаконено четвертым толедским собором 633 г. Т.различалась двух родов: Т. апостола Павла, когда наголо остригаласьпередняя часть головы, и Т. апостола Петра, делавшаяся на макушке вформе кружка. Первый род Т. был обычен в греческой церкви, а в несколькоизмененной форме (Т. апост. Иакова) — также у британцев и ирландцев;второй род Т. общепринят в западной церкви у монахов и священников. Внастоящее время Т. обыкновенно производится одновременно с посвящением внизший духовный сан, причем она бывает величиною с небольшую монету; усвященников она величиной с гостию, у епископов — еще большие, а у папыоставляется лишь узкая полоса волос над лбом.

Энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *